Читать онлайн Жених из Бела-Виста, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жених из Бела-Виста - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жених из Бела-Виста - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жених из Бела-Виста - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Жених из Бела-Виста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Несмотря на неспокойное состояние духа, Доминик спала хорошо. Около восьми утра ее разбудил шум уличного движения. Утро было чудесным. Верхние склоны гор были окутаны легкой дымкой, предвещающей еще один жаркий день.
Она приняла душ и надела хлопчатое платье, в котором была накануне днем, — надеясь, что оно не окажется чересчур измятым, но у нее не было другой одежды, не считая вчерашнего ярко-синего платья, а ей почему-то не хотелось его сейчас надевать. Она подкрасилась, причесалась и спустилась в ресторан незадолго до девяти. Она поела лимонных оладий, выпила несколько чашек кофе и закурила первую — и самую приятную — сигарету.
Без пятнадцати десять Доминик вернулась в свой номер, собрала вещи и отнесла сумку в фойе. Там она уселась на красную банкетку и приготовилась ждать. Однако всего через несколько секунд к ней подошел администратор.
— Ах, доброе утро, мисс Мэллори, — сказал он. — Вас на улице ждет машина. Не выйдете ли?
Доминик медлила.
— Мой счет… — начала было она.
— Об этом уже позаботились, — любезно ответил администратор. — Я надеюсь, что вы благополучно завершите последнюю часть пути.
— Спасибо. Мне здесь было очень удобно. До свидания.
Чуть нахмурившись, она вышла через вращающиеся двери на ступени отеля. Внизу, у лестницы, ее дожидался темный «седан». При ее появлении из него вышел мужчина в форме шофера и открыл для нее заднюю дверцу.
— Это… это машина мистера Сантоса? — озадаченно спросила она.
— Си, сеньорита, — вежливо кивнул шофер.
Доминик чуть слышно вздохнула и спустилась по лестнице, чтобы сесть на заднее сиденье лимузина.
— А где мистер Сантос? — спросила она как можно небрежнее.
Шофер уселся за руль.
— Сеньор Сантос приносит вам свои извинения, сеньорита, но у него несколько срочных дел. Он попросил меня проводить вас в Бела-Виста.
Доминик так сжала руки, что ногти впились в ладони.
— Понятно.
Машина плавно отъехала от обочины, и она откинулась на мягкую обивку сиденья. Она испытывала смущение и недоумение. Почему он решил все же не ехать с ней? Имеет ли это какую-то связь с тем, что произошло вчера? Но что все-таки произошло?
Она зажгла еще одну сигарету, пытаясь успокоиться. Забыть о Винсенте Сантосе, сердито приказала она себе. Через час она уже будет с Джоном. Она приехала сюда, чтобы быть с ним, а не с Винсенте Сантосом.
Шофер вел машину осторожнее, чем его наниматель, но все равно они довольно быстро оказались на маленьком местном аэродроме. Доминик церемонно помогли выйти из автомобиля и усадили в сверкающий, серебряный с синим вертолет, ожидавший их. Шофер оставил машину на попечение одного из стюардов аэропорта и, сняв кепку, забрался на место пилота вертолета. Доминик бросила взгляд в его сторону. Ему было лет за сорок, решила она. Он был очень смуглый, а его голубые глаза казались довольно дружелюбными.
Винт начал вращаться, и через несколько мгновений они уже были в воздухе. Доминик никогда раньше не летала на вертолете и некоторое время очень нервничала. Круговое окно в кабине создавало такое впечатление, будто можно вот-вот вывалиться в никуда, но через пару минут она поняла, что находится в полной безопасности, и начала получать удовольствие от полета. Тем не менее лететь над такой дикой и пустынной местностью все равно было страшновато. Зубчатые вершины Серры, казалось, манили, как дьявольские знаки, увлекая человека к погибели.
— Как вас зовут? — спросила она чуть позже, немного успокоившись. Он улыбнулся.
— Сальвадор, сеньорита.
— И вы работаете у мистера Сантоса?
— Си, сеньорита. Доминик кивнула.
— Вы давно с ним знакомы?
— Двадцать лет, сеньорита. Сеньор Сантос был еще мальчиком, когда я пришел к нему на работу.
Это было интересно, и, хотя она понимала, что ей не следует так интересоваться Винсенте Сантосом, она чувствовала: это возможность узнать о нем немного больше — разгадать этого загадочного человека.
Она обдумывала, как бы ей расспросить Сальвадора так, чтобы он этого не заметил, когда он сказал:
— Вы приехали в Бразилию, чтобы выйти замуж за сеньора Хардинга, да, сеньорита?
Доминик почувствовала, как ее щеки заливает горячий румянец.
— Да, — отрывисто ответила она. — Да, это так.
Сальвадор удовлетворенно кивнул, и у Доминик создалось впечатление, будто он решил, что чего-то достиг. Слуга весь в господина, не без раздражения подумала она.
Но он успешно предотвратил все ее дальнейшие расспросы. Она понимала, что, о чем бы ни попыталась сейчас спросить, ее вопросы будут звучать лишь как неуместное любопытство.
— Нам еще долго лететь? — спросила она, стараясь говорить хладнокровно и равнодушно.
— Сорок, может, пятьдесят минут, — ответил Сальвадор. — Вам не терпится оказаться на месте, сеньорита?
— Конечно, — коротко ответила Доминик. Потом спросила:
— А вы знакомы с моим женихом?
— С сеньором Хардингом? Да, сеньорита. Я его знаю. — Ответы Сальвадора никак нельзя было назвать подробными.
Доминик вздохнула, потом достала сигареты. Она явно курит больше, чем следовало бы, но надо же хоть чем-то занять себя. Когда она закурила, Сальвадор сказал:
— Что вы знаете о Бела-Виста, сеньорита? Доминик посмотрела на него:
— Что вы имеете в виду?
— Ничего особенного, сеньорита Это красивый городок. Расположен среди всех этих гор, как… так сказать… роза среди шипов. В нем много новых кварталов жилых домов, которые правительство построило для рабочих, есть парки и культурные центры. Я уверен, что вам понравится жить в нем.
Доминик слушала его с интересом.
— Вы живете в Бела-Виста, Сальвадор?
— Я живу там, где живет сеньор Сантос, — ответил он просто. — Иногда в Бела-Виста, иногда в Рио, иногда в Европе. Сеньор Сантос — человек беспокойный, сеньора.
— В это легко поверить, — суховато отозвалась Доминик.
— Так было не всегда, — сказал Сальвадор, как будто считал необходимым дать какое-то объяснение. — Но сеньора Сантоса нелегко понять. Я еще помню его, когда он был юношей пятнадцати, может, шестнадцати лет, — ему не терпелось жить, получать новые впечатления. Теперь он знает, что не впечатления губят человека, а другие люди!
Доминик пристально рассматривала горящий кончик сигареты.
— Вы очень преданы ему, Сальвадор? — с любопытством проговорила она.
— Сеньор Сантос дал мне все, — горячо ответил Сальвадор. — Образование, работу, место в жизни! Я не забывчив, сеньорита.
Доминик подняла свои темные брови. Сальвадор совершенно явно рассматривает Винсенте Сантоса не просто как нанимателя. Потом она постаралась переключить внимание на лежащую под ними картину. Она слишком много думает о делах, которые не должны ее касаться.
В утреннем свете в горах видны были все оттенки серого, синего и коричневого. Иногда они казались темными и опасными, иногда зеленели листвой. В ущельях непрестанно вскипала вода, то здесь, то там видны были группы домиков, от которых к небу поднимались колонны голубого дыма. Дорога извивалась среди гор наподобие бежевой змеи, иногда скрываясь под нависающими уступами скал. Тень от вертолета все двигалась вперед, и она стала уже думать, долго ли еще им предстоит лететь. Тут неожиданно Сальвадор направил машину вниз, и она увидела зеленую долину, которая казалась все больше по мере того, как вертолет снижался. Долина эта резко контрастировала со всем окружением. И в ней она увидела город Бела-Виста.
На окраинах города стояли отдельные дома — огромные, с плавательными бассейнами и теннисными кортами, ближе к центру видны были высокие жилые дома, здания офисов, школы. В дальней части города громоздились какие-то механизмы и промышленные сооружения, и Доминик решила, что это по-видимому, и есть нефтеочистительный завод и лаборатория, где работает Джон.
Вертолет спустился еще ниже, и Доминик увидела прямо внизу какой-то парк с достаточно просторной зеленой лужайкой, на которой могли поместиться мощные лопасти вертолетного винта. Сальвадор выровнял летательный аппарат, уравновесил его и аккуратно приземлялся на лужайке неподалеку от запруженной машинами главной улицы Бела-Виста.
— Вот мы и здесь! — сказал он, чуть улыбнувшись Доминик. — Мы благополучно приземлились, и вон ваш жених нетерпеливо вас дожидается.
Доминик посмотрела, куда он показал, и увидела на краю лужайки несколько человек. Все они показались ей чужими и незнакомыми, и на мгновение сердце ее сжалось. Потом она узнала Джона, но он страшно изменился. Теперь у него были густая борода и усы, и волосы отросли очень сильно. Наверное, он все же подстригал их, но они спускались до самого воротника рубашки. Высокий и широкий, в синих джинсах и ярко-оранжевой рубашке, он показался ей совершенно незнакомым.
Она осторожно выбралась из вертолета с помощью Сальвадора, а потом, прежде чем ее неуверенность стала заметна, Джон уже был рядом, с энтузиазмом обнимая ее, прижимаясь к ее лицу своими заросшими щеками.
— Доминик, Доминик, Доминик! — возбужденно повторял он. — Ох, до чего же великолепно видеть тебя, Доминик!
Она постаралась освободиться, чувствуя на себе взгляды незнакомых ей людей. Сальвадор тоже наблюдал за ними со странным выражением лица.
— Джон! — наконец запротестовала она. — Дай же мне прийти в себя!
Джон в последний раз сжал ее в объятиях, а потом, все еще обнимая за плечи, подвел к Сальвадору.
— Спасибо, Сальвадор. — небрежно сказал он. — Извини за неразбериху. Но такое случается, правда?
— Это пустяки, сеньор, — осторожно ответил Сальвадор.
Доминик заметила, что голос его звучит холодно. Очевидно, ему, как и его нанимателю, Джон не слишком нравился.
Теперь они могли уходить. Джон подвел ее к приземистой синей машине и бросил ее сумку на заднее сиденье.
— Ну? — спросил он, широко разводя руки. — Как тебе все это?
Доминик затрясла головой. Она все еще не пришла в себя от встречи с Джоном, и его вопрос показал ей, насколько она была поглощена своими ощущениями: она даже не заметила ничего вокруг себя.
— Я… я еще не успела ничего рассмотреть! — воскликнула она. — Но с воздуха все так красиво! Удивительно, что здесь, среди гор, могло возникнуть такое поселение.
— Да, правда. Однако ты скоро привыкнешь. Мне предложили здесь постоянную работу, и я серьезно подумываю, не согласиться ли.
Доминик слабо улыбнулась.
— Да? Я думала, ты собирался пробыть здесь всего года два.
— Точно, — ответил Джон, поворачивая ключ в зажигании и включая двигатель. — Но, как я уже сказал, они предлагают мне место получше, и мне здесь понравилось после того, как я привык. А, я знаю, мы немного отрезаны от мира, и некоторым не нравится Бразилия, но мне нравится. Мне бы хотелось узнать ее гораздо лучше. Я подумал, может, мы воспользуемся медовым месяцем, чтобы немного посмотреть центральные районы страны? Мы могли бы взять напрокат практически все, что нужно: палатки, спальные мешки, кухонную утварь и тому подобное.
Доминик сморщила нос.
— Я думала, мы планировали поехать в Петрополис.
— Планировали. Но это интереснее, правда?
— Не знаю, — неуверенно сказала Доминик, и на этом разговор закончился.
Они ехали по Руа-Кариока в сторону пригорода, и Доминик спросила:
— Где твоя квартира?
— Неподалеку. Но мы едем не туда. У Роулингсов дом сразу же за городом, и они пригласили нас обоих на ленч. Это у них ты будешь жить, помнишь?
— Конечно, — кивнула Доминик.
Она постаралась подавить разочарование, охватившее ее при мысли о том, что она еще некоторое время не сможет быть с Джоном наедине. Им нужно было поговорить очень о многом, и ей казалось, что она заново должна с ним познакомиться. Он оказался таким непохожим на хорошо одетого, мягкого молодого человека, с которым она познакомилась в Англии. Становится немного не по себе, когда понимаешь вдруг, что через пять недель тебе предстоит выйти замуж за человека, который стал незнакомцем. Однако, успокаивала она себя, они это быстро поправят, когда окажутся вдвоем.
Дом Роулингсов оказался неброским особняком, без тех дорогостоящих излишеств, которые она заметила у некоторых здешних домов с воздуха. Изнутри он произвел впечатление скучного и лишенного воображения, и, познакомившись с Марион Роулингс, Доминик поняла, почему.
Марион Роулингс было лет тридцать пять. Эта женщина с пшеничного цвета волосами могла бы казаться очень привлекательной, но почему-то не казалась. На ней всегда были очень старомодные платья, с подолом, свисавшим ниже колен, отчего Доминик чувствовала себя неловко в коротких юбках, которые отнюдь не считала чересчур смелыми в Лондоне — как, впрочем, и в Рио.
Она приветствовала Доминик с полным отсутствием всякого энтузиазма, что было довольно неприятно, однако ее муж, Гарри, более чем компенсировал это, энергично пожимая ее руку, пока его несколько близко поставленные глаза неприятно-пристально рассматривали их привлекательную гостью.
У Роулингсов было трое детей: девочки тринадцати и четырнадцати лет и мальчик шестнадцати. Они были достаточно дружелюбны, и их расспросы о Лондоне помогли Доминик почувствовать себя свободнее.
На ленч подали салат и холодное мясо. Латук оказался увядшим и неаппетитным, мясо тепловатым, так что Доминик едва справилась с отвращением. Однако поданные потом свежие фрукты были чудесными, так же как и бразильский кофе.
Завязался общий разговор. Марион Роулингс спросила Доминик:
— Как вам кажется, вам здесь понравится? Доминик улыбнулась:
— Надеюсь. По-моему, это захватывающе интересная страна, а как по-вашему? Марион Роулингс ахнула:
— Милочка, я здесь уже семь лет, и я ее ненавижу! Жара, мухи, ночные насекомые… Это отвратительно! Когда Джон сказал нам, что вы приезжаете сюда, чтобы выйти за него замуж, ну, честно говоря, я решила, что вы просто сумасшедшая!
Гарри Роулингс фыркнул:
— Ну-ну, Марион, нечего портить девушке впечатление от города. Тебе здесь не нравится, потому что здесь нет приличных магазинов и ты не можешь каждые десять минут делать новую прическу в парикмахерской. Если бы ты нашла чем занять время — как Элис Лэтимер, например…
— Если ты думаешь, что я пойду в эти грязные трущобы присматривать за еще более грязными детьми, то ты сильно ошибаешься! — громко воскликнула Марион. — У меня есть занятия получше.
— Какие, например? — воинственно спросил Гарри.
— Шитье, вязание, чтение…
— Ха! — Гарри Роулингс говорил недоверчиво. — Мне кажется, ты слишком много времени просиживаешь, сплетничая со своими приятельницами. Ты и эта Педлер! Вы никому ни минуты покоя не даете!
— Не смей критиковать меня, Гарри Роулингс! — разъяренно отрезала она, а Джон виновато посмотрел на Доминик.
— Боюсь, что нам пора, — сказал он, вставая. — Я хочу показать Доминик нашу квартиру, и, естественно, нам надо о многом поговорить.
— Не сомневаюсь, — довольно неприятно осклабился Гарри, и Доминик с облегчением поднялась, спеша уйти.
Уже сидя в машине, по дороге обратно в город она сказала:
— Право же, Джон, неужели они — единственные, кого можно было попросить приютить меня?
— Ну, старина Гарри предложил сам, и мне не хотелось отказываться, — смущенно объяснил Джон. — Я знаю, что Марион довольно сварлива, но ей нелегко приходится. Гарри — отнюдь не ангел, так что ей не позавидуешь.
— Ох, ладно, пять недель — это не так уж много, — расстроенно сказала Доминик, не понимая, почему ее так угнетает такой в сущности пустяк. В конце концов она ведь здесь, не так ли? Она снова с Джоном! Чего ей еще нужно?
Квартира, которую подыскал Джон, была, как он и обещал, просторная. В ней было много света и воздуха, и Доминик решила, что из нее можно сделать прекрасное жилье..
— Марион говорит, что ты можешь пользоваться ее швейной машинкой для занавесок, покрывал и тому подобного, — сказал Джон, внимательно наблюдая за реакцией Доминик. — Ты ведь не жалеешь, что приехала, Дом?
Доминик взглянула в его обеспокоенное лицо и вдруг бросилась в его объятия.
— Ах, нет, нет, конечно же нет! — вскричала она, обнимая его, и запретила посторонним мыслям беспокоить ее.


В следующие несколько дней Доминик полностью акклиматизировалась. На самом деле жара в горах была не слишком сильна, и она хорошо ее переносила. Кожа ее покрылась вскоре загаром цвета меда, а волосы чуть выгорели. Ее дни были заняты обживанием квартиры. Ей хотелось многое сделать. Она заставила Джона купить краски и принялась решать вопросы колорита. Потом она отправилась за покупками и купила в супермаркете материал для занавесок и подушек в тон стенам. Для столовой Джон купил только стол и несколько табуреток, и она решила подождать и выяснить, в каком состоянии окажутся их финансы после свадьбы и медового месяца, прежде чем начать транжирить. В главной спальне была двуспальная кровать, на которой сейчас спал Джон, и пара шезлонгов. В целом он купил достаточно и в то же время предоставил Доминик массу возможностей самой решить, как будет выглядеть их жилище.
У Роулингсов она ночевала и завтракала, но большую часть дня проводила вне их дома. Не то чтобы Марион была с ней неприветлива, наоборот, но Доминик не оставляло чувство, что они с Джоном — всего лишь еще одна тема для пересудов с ее приятельницами.
Доминик встретилась с тремя женщинами, с которыми Марион проводила большую часть времени, и они ей не понравились. Они все были примерно одного возраста, и интересы у них были одни и те же: они жили только жизнью своих соседей, которые, по их мнению, были абсолютно аморальны. Доминик не могла понять ход их мыслей. Неужели они не видят, что жизнь идет своим чередом, проходя мимо них?
Их отношения с Джоном вернулись в прежнее русло. Конечно, на это потребовалось время, и Доминик казалось, что в этом виновата она. Но с того времени, как Джон уехал из Англии, она привыкла все решать самостоятельно и уже не была настолько готова во всем слушаться его, как это было сразу после смерти ее отца. Впрочем, ей нравилось работать в квартире, а по вечерам, когда Джон возвращался с работы и она подавала ужин, она уже почти чувствовала себя замужней женщиной. Не то чтобы Джон пытался опередить события — он уважал ее желание сохранить до свадьбы теплые, дружеские отношения, избежав таким образом трений, которые могли бы возникнуть.
Корпорация «Сантос» позаботилась об отдыхе своих служащих: для них были созданы теннисный и гольф-клубы, и иногда по вечерам Джон водил Доминик в клуб, где они сидели у бассейна, попивая холодное пиво и болтая с коллегами Джона и их женами. Помимо Гарри и Марион, Доминик познакомилась с несколькими супружескими парами, хотя близкие подруги Марион были ей несимпатичны.
Она прожила в Бела-Виста уже десять дней, когда снова услышала имя Винсенте.
В то утро она была в доме Роулингсов — подшивала занавески на швейной машинке Марион. Там же были Линн Мэтьюз, Сьюзен Уилер и Мэри Педлер. Они сели пить кофе с Марион, и Доминик оказалась в одной комнате с ними. Первым его имя назвала Мэри Педлер.
— Я слышала, Сантос вернулся, — заговорщическим тоном заметила она. — Боб вчера говорил с ним на заводе.
— Вот как? — ответила Марион. — А я и не знала. Интересно, сколько он; пробудет на этот раз. Он один?
— Понятия не имею, — тряхнула головой Мэри. — Боб сказал что-то насчет собрания директоров через пару дней. Наверное, он из-за этого и приехал.
— Скорее всего, — согласилась Сьюзен Уилер. — Вы уже видели нашего председателя совета директоров, Доминик?
Доминик подняла глаза от шитья, притворившись, что не слышала, о чем они говорили.
— Что? — переспросила она. — Вашего председателя? Кто он такой? Марион прищелкнула языком.
— Конечно, она его видела! — воскликнула она. — Господи, разве он не встретил ее в аэропорту?
Лицо Доминик залилось предательским румянцем, который она так ненавидела.
— Вы имеете в виду мистера Сантоса? — спросила она.
— Конечно.
— Как это получилось, что Сантос встречал невесту Джона? — изумленно вопросила Линн Мэтьюз. — Господи, казалось бы… — Встретив предупреждающий взгляд Марион, она добавила, оправдываясь:
— Ну, я хотела сказать, ведь он же председатель.
Марион облизала губы, готовясь рассказывать историю.
— Был же оползень, разве ты не помнишь? — сказала она, подаваясь вперед. — Джон позвонил на нефтеочистительный завод, надеясь, что сможет связаться с кем-нибудь из сотрудников в Рио, чтобы они встретили Доминик. Ну вот, оказалось, что в это время там почти никого не было, и его по ошибке соединили с кабинетом Сантоса. Оказалось, что он по делу направился в Рио, и он предложил встретить там Доминик. В конце концов это было вполне разумно. Нельзя же было оставить девушку в Галеао, правда?
— Да, но все же… — Линн по-прежнему была изумлена.
— Знаю, но Сантос иногда совершает непредсказуемые поступки, так ведь?
Это подтвердили все сплетницы, и Доминик сосредоточилась на своем шитье, надеясь, что тем дело и кончится. Но конечно же она ошиблась.
— Э-э… И что вы о нем думаете, Доминик? — спросила Марион, дав наконец волю своему любопытству. — Я хочу сказать — он ведь проводил вас до отеля, да? Вас ведь не Сальвадор встретил?
Доминик расправила материю под лапкой.
— Да, — согласилась она. — Меня встретил именно мистер Сантос.
— Ну? — Они все хотели узнать какую-нибудь сплетню, но Доминик почувствовала отвращение при виде их жадных лиц.
— Он был очень вежлив, — осторожно ответила она. — Что еще могло быть?
Марион казалась обиженной, как будто ее лишили обманом чего-то, что она считала своим по праву. Потом она фыркнула.
— Говорят, у него в Рио сказочная квартира, — заметила она, переключая внимание на своих приятельниц. — Я даже слышала, что там у него живет каждый месяц новая женщина.
Уставившись на Марион, Доминик открыла было рот, чтобы что-то сказать, но тут же снова закрыла его.
— Нет! В такой разговор она вступать не будет.
Марион снова посмотрела на Доминик.
— У него дурная репутация, знаете ли, — сказала она буднично. — Он — настоящий плейбой.
Доминик почувствовала раздражение.
— А почему вы мне все это сообщаете? — прямо спросила она. Марион опешила.
— Просто так, конечно. Мы просто вполне естественно обеспокоены вашим благополучием.
— Моим благополучием? А какое отношение к моему благополучию имеет Винсенте Сантос?
Все четыре сплетницы многозначительно переглянулись. Доминик готова была убить себя за то, что произнесла не только его фамилию, но и имя. В их извращенном уме это будет истолковано как нечто многозначительное.
— Ну, милочка, — смущенно улыбнулась Сьюзен, — вы довольно привлекательны, и в конце концов… — Она замолчала. Доминик поднялась на ноги.
— Вы не будете возражать, если я дошью это попозже, Марион? — спросила она. Марион пожала плечами.
— Конечно, как хотите.
— Спасибо.
Доминик быстро вышла из комнаты и достаточно громко закрыла за собой дверь. Остановившись за дверью, она глубоко вздохнула. Эти женщины! Ее просто тошнило от их извращенного любопытства. Неужели у них нет других занятий, кроме как заниматься такого рода сплетнями, сочиняя собственные слухи, если нет других?
Она вышла из дома и уселась на веранде в тени увитого розами навеса. Закурив, она постаралась ни о чем не думать, прекрасно зная, что в этот момент предметом их сплетен стала она сама.
Тем не менее их сообщение о том, что Винсенте Сантос в Бела-Виста, немного ее обеспокоило. Существует ли вероятность того, что она его встретит, и что ей говорить в этом случае? Если бы только она не согласилась тогда провести с ним вечер, ее не тревожила бы возможность встречи с ним, смешанная с чувством вины за то, что она обманула Джона.
Доминик взглянула на часы. Было около одиннадцати. Джон должен был вернуться к ленчу, чтобы отвезти ее в городскую квартиру, но это будет около часа. Что ей делать до этого времени? Она не могла вернуться в дом. Она не имела ни малейшего желания присоединяться к Марион и ее подругам, хотя и не, притронулась к кофе и сейчас хотела бы чего-нибудь попить.
Зайдя в свою комнату, она взяла солнечные очки, сменила платье на хлопчатые брюки и блузку без рукавов, а туфли — на легкие сандалии и, выйдя на улицу, пошла прочь от города, в сторону холмов.
Было не слишком жарко, легкий ветерок обвевал ее разгоряченное лицо. Только волосы тяжелой волной лежали на плечах, и она подумала, не следует ли их обрезать. С короткими волосами не так жарко, и ухаживать за ними будет легче.
Вздрогнув, Доминик осмотрелась. Она постепенно поднималась все выше, дома Роулингсов и их соседей виднелись уже в некотором отдалении внизу. В этом месте дорога разветвлялась — одно из ответвлений уходило выше в горы, второе снова начало спускаться вниз, в долину, туда, где вдали видна была река.
Она решила выбрать вторую дорогу и рада была, когда на спуске идти стали легче. Здесь дорогу окружали густые лиственные насаждения, затеняли гигантские стволы деревьев. Здесь было тише, и, хотя Доминик это понравилось, она невольно вспомнила, что Бразилия — это родина смертельно опасных гремучих змей и что пустынная пыльная дорога — их излюбленное место обитания.
Невольно она ускорила шаги. Тут деревья раздвинулись, и она увидела внизу ту часть долины, которую до сих пор видела только с вертолета. Здесь находились самые большие частные дома города, окруженные высокими стенами, увитые лианами и бугенвилеей.
Она остановилась, вздохнув. Здесь, видимо, живет и Винсенте Сантос, в одном из этих роскошных обиталищ. Их было немного, но все они были очень внушительны. Доминик повернула обратно. Она не имела желания встретить самого Сантоса. И без того ее мысли уже были возмущены словами Марион.
Доминик взбиралась вверх по крутой дороге и уже достигла деревьев. Услышав звук автомобильного двигателя, она чуть не подскочила от неожиданности. Она прислушивалась к лесным шумам и так сосредоточилась на этом, что не сразу смогла определить, что за звук до нее донесся.
Так она и стояла, прижав пальцы к губам, когда из-за поворота показалась машина и резко затормозила рядом с нею.
— Привет, — произнес ленивый голос, и лицо ее снова порозовело.
— Вин… то есть — вы! — воскликнула она. Улыбнувшись, он выскользнул из-за руля. На нем были облегающие кремовые брюки и кремовый шелковый кардиган, расстегнутый почти до пояса, открывающий широкую грудь, густо заросшую темными волосами. Он показался ей удивительно гибким и в то же время мужественным, и она наклонила голову, стараясь не показать, что рада его видеть.
Он взял ее за подбородок и заставил поднять голову.
— Ну? Вы ведь собирались сказать «Винсенте», правда?
Он прислонился спиной к капоту машины.
— Где вы были? Я вас искал.
— Вы… вы меня искали? — ахнула она. — Вы… вы же не были у Роулингсов?
— А почему бы и нет? Марион сказала мне, что вы, наверное, пошли пройтись. А как бы я иначе так быстро вас нашел?
— О, Господи! — воскликнула Доминик, с досадой гладя на него. — Зачем вам это понадобилось? Зачем вы хотели меня видеть?
— Я уже и сам начинаю удивляться, — ответил он суховато.
— Да, — Доминик беспокойно двинула головой, — вы же жили здесь. Вы должны знать, что за человек Марион! Боже, да меня запишут в блудницы за один только разговор с вами! — Она закусила губу.
Рука Винсенте Сантоса на мгновение сжалась на капоте. Потом он спросил напряженным голосом:
— И это вас беспокоит? Почему? Из-за Хардинга?
Доминик вздохнула.
— Почему вы приехали?
— Потому что захотел, — резко ответил он. — Садитесь в машину. Я хочу с вами поговорить.
Доминик помедлила, потом, как это было уже и прежде, сдалась. Он сел радом с нею и повернулся к ней лицом, положив руку на спинку сиденья позади нее. Его пальцы играли прядями ее волос.
— Ну? — пробормотал он. — Любовь царит? Доминик не могла успокоиться.
— Что вы хотите сказать?
— Ну, вы притворяетесь, что не поняли, — тихо сказал он. — Конечно, я имею в виду Хардинга.
— Это не ваше дело, — ответила она чопорно.
— Конечно, мое. Я хочу, чтобы вы были счастливы.
Доминик искоса посмотрела на него.
— Почему вас должны интересовать мои чувства? — спросила она неровным голосом.
Он чуть щурил глаза на ярком солнце, и она обратила внимание на то, какие у него длинные и густые ресницы. Свободной рукой он снял с нес темные очки и бросил их к заднему стеклу.
— И это вы тоже не знаете? — лениво пробормотал он.
— Нет! Нет, конечно! — Ответ Доминик прозвучал сразу же.
. Он поднял горсть ее волос и обвил их вокруг своих пальцев, притягивая ее к себе медленно и настойчиво.
— Ваши волосы прекрасны, — хрипловато проговорил он.
— Пожалуйста, — нетвердым голосом начала она, — мне… мне надо возвращаться.
— А может, не надо?
Его пальцы стянули ее блузку с одного плеча, и она ощутила нежное прикосновение его теплых губ к своему телу. Казалось, всю ее охватила буря неизведанных чувств, и самым сильным было желание, чтобы его ласки не прекращались.
— Винсенте, — с болью прошептала она, — это безумие!
Ее дыхание стало быстрым и неровным.
— Да, не правда ля? — согласился он негромко, гладя ее обнаженную руку сильным»; пальцами. Губы его тем временем устремились к ее шее. — Вы дивно пахнете, Доминик. Обнимите меня.
— Нет, — ответила она, огромным усилием воли заставив себя отвернуться.
— Да, — приказал он чуть севшим голосом и твердыми неумолимыми руками притянул ее губы к своим, утонув пальцами в шелковой волне ее волос. Она попыталась оттолкнуть его, но руки ее замерли на его твердой и сильной обнаженной груди и отказались повиноваться приказам ее мозга. Вместо этого они обвились вокруг его шеи, притягивая его еще ближе. Она почувствовала, что прильнула к нему, позволяя силе его страсти преодолеть все ее предрассудки.
Джон никогда не целовал ее так. Ей казалось, что она тонет в приливе чувств, чувственного наслаждения. По правде говоря, она была не уверена, способен ли Джон так целоваться. В эмоциях Винсенте Сантоса было что-то совершенно изначальное, что, казалось, проникало в самую глубину ее существа, заставляя полностью отдаться его воле.
Потом он твердо отстранил ее и сидел неподвижно, лениво наблюдая, как она смятенно застегивала пуговички блузки и пыталась привести хоть в какой-то порядок растрепанные волосы.
— Нет, не надо, — проговорил он хрипловато. — Оставьте их так. Вы очень соблазнительны. Вернемся сейчас домой — ко мне домой.
Доминик не пыталась говорить. Она только молча замотала головой, сознавая, что произошло что-то ужасное и что она не должна допустить, чтобы это продолжалось.
— Доминик, — убеждал он ее, — не бойтесь! Вы же знаете, что хотите этого.
— Нет, — выдавила она, — нет, вы ошиблись!
— Докажите, — сказал он, и голос его зазвучал жестче.
— Как? — спросила она. Глаза ее были еще чуть подернуты дымкой страсти.
— Поедем ко мне на ленч! Она снова покачала головой:
— Нет! Нет!
Открыв дверцу автомобиля, она выскользнула из него и, не сказав больше ни слова, бросилась бежать полдороге к дому Роулингсов. Жара теперь стояла сильнейшая, и от непривычных усилий все тело ее покрылось потом, но ей надо было вырваться, а она знала, что Сантос не отпустит ее так просто. Трудность заключалась в том, что ей надо было бороться еще и с собой. Она хотела бы поехать с ним, он был прав!
Один раз она оглянулась, но его машина по-прежнему стояла там, где она из нее выскочила. Чтобы развернуться в этом месте дороги, ему надо было бы не раз подавать ее вперед и назад, и она поняла, что он не станет утруждаться. Он уверен, что рано или поздно она уступит.
И больше всего ее испугало то, что она сама тоже так думает.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жених из Бела-Виста - Мэтер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Жених из Бела-Виста - Мэтер Энн



Какая-то дурь и героиня нафталиновая истеричка...
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннМая
21.10.2010, 22.07





Да немножко мутновато и неистественно
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннИрина
13.09.2011, 22.40





А мне понравилось
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннТатьяна из Донецка
20.04.2012, 18.11





В качестве легкого чтива - пойдет.
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннЕлена
6.07.2012, 19.22





Какая-то сплошная истерика... Не советую читать...
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннНадежда
24.04.2014, 15.05





Мдааа... Типо не пьет героиня, как она это заявляет, а в итоге то одно, то другое выпьет. Он какой-то шизанутый, она ненормальная. И повторения слов героини в каждом диалоге ну копец как ни к месту. В итоге давно такого месива не читала, в плохом смысле!!!
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннКристина
15.09.2014, 17.11





Так себе.
Жених из Бела-Виста - Мэтер ЭннКэт
20.04.2015, 14.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100