Читать онлайн Таинственный венецианец, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный венецианец - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный венецианец - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный венецианец - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Таинственный венецианец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Несколько утомившись от упаковки вещей, Эмма присела на краешек кровати, решив устроить себе небольшой отдых. Ее удивило, что Селеста, не успев переступить порог гостиничного номера, немедленно распаковала чемоданы и выставила наружу все их содержимое: ведь они не собирались надолго задерживаться в гостинице. Впрочем, Эмма удивлялась зря, зная страсть Селесты окружать себя своими любимыми вещами и ощущать себя их собственницей. Это Эмма помнила достаточно хорошо.
Глубоко вздохнув, Эмма поднялась с кровати и подошла к висевшему на стене огромному зеркалу, которое отобразило ее во весь рост. То, что она увидела в нем, радости ей не доставило: бледное лицо, бледные щеки, бледные губы и светлые тяжелые волосы.
Как резко отличалась она от своей мачехи с ее яркой красотой, золотисто-рыжей гривой волос и голубыми глазами. Эмма не обманывалась в том, что мачеха была красавица, а она — нет. Тем более, что она только что перенесла тяжелейший грипп, после которого чувствовала себя ослабленной не только физически, но и духовно.
Она была глубоко благодарна Селесте за то, что та увезла ее из холодной, влажной майской Англии в теплый, пьянящий климат весенней Венеции.
Однако благодарность благодарностью, но Эмма не могла разобраться в причинах этого благородного поступка Селесты, потому что знала, что ее мачеха просто так ничего не делает. Какую-то цель она этим преследовала, но какую — это для Эммы пока оставалось тайной.
После смерти матери, маленькая осиротевшая Эмма была сильно потрясена, когда обнаружила, что ее овдовевший отец, человек уже не молодой, вдруг воспылал страстью к юной девушке, которая была не намного старше ее. Прошло несколько месяцев после смерти матери Эммы, и отец женился на Селесте. Эмме стоило большого труда, чтобы скрывать свою неприязнь к мачехе и стараться понравиться ей.
У юной Селесты не было ни времени, ни желания заниматься воспитанием падчерицы, и она убедила мужа отправить Эмму в пансион, где, как она утверждала, девочка получит прекрасное образование. Отец сдался на ее уговоры, несмотря на то, что его зарплаты бухгалтера с грехом пополам хватало на эти расходы.
Эмме нравилось жить в пансионе, ее там любили, и она быстро обрела подруг. Когда наступали каникулы, Эмму посылали гостить к различным тетушкам и двоюродным сестрам, что сокращало расходы на ее воспитание. Но когда Эмма подросла и ее уже стало неудобно «подкидывать» родственникам, ей пришлось проводить каникулы дома, всячески стараясь никак не вмешиваться в жизнь мачехи.
Ее огорчало то, что отец с каждым годом выглядел все хуже, испытывал разного рода недомогания. Она догадалась, что это происходило оттого, что у Селесты были большие запросы, она постоянно требовала денег, которых отец дать ей не мог. Отец погиб в тот год, когда Эмма училась в последнем классе. Селеста тотчас забрала ее из школы.
После смерти отца выяснилось, что из имущества не осталось ничего, кроме дома, в котором они жили, и он был завещан Селесте. Ознакомившись с состоянием дел, Селеста заявила, что этот дом она намерена продать, а Эмме следует поступить на работу и подыскать себе какую-нибудь комнату. В этот момент Эмма возненавидела мачеху, именно ее она считала виновницей смерти отца.
Но время залечивает раны. Во время своей учебы Эмме очень редко доводилось встречаться с отцом, она плохо знала его и не слишком долго тосковала после его смерти.
С Селестой они расстались, та уехала в Соединенные Штаты, и Эмма не думала, что когда-нибудь им еще доведется встретиться. Изредка от Селесты приходили коротенькие открыточки. В одной из них она сообщала, что вышла замуж за Клиффорда Вогана, в другой она писала, что снова овдовела и собирается вернуться в Лондон.
Эти сообщения не вызвали у Эммы ни интереса, ни зависти. У нее было такое ощущение, что эти новости ей сообщила совершенно незнакомая и неинтересная ей женщина. Ее гораздо больше интересовала ее учеба в медицинском колледже и работа в качестве медицинской няни в больнице.
Она вдруг обнаружила, что совершенно забыла ту часть своей жизни, которую прожила с Селестой, а помнила лишь то, что было до встречи с ней, когда она жила с родителями, которые не чаяли в ней души. Пожалуй, только теперь Эмма поняла, что отец ее был добрый, но совершенно бесхарактерный человек, и что ей не стоит обвинять мачеху во всех грехах. И за то, что она после смерти отца выгнала ее из дома. Ведь если бы ее отец был другим человеком, она никогда не посмела бы так поступить.
В то время, когда Селеста жила в Соединенных Штатах, Эмма училась на втором курсе медицинского колледжа, у нее было много друзей, и они заменяли ей недостающий семейный очаг. Ее с радостью встречали в доме всех ее подруг.
Она усердно работала, врачи хвалили ее, и она считала, что нашла ту нишу, в которой тихо и целеустремленно проживет свою жизнь.
Однако шесть недель назад она тяжело заболела гриппом, который просто чудом не превратился в воспаление легких. Когда миновал кризис, Эмма настолько ослабла и так была истощена, что ни о какой работе не могло быть и речи. Ей нужен был хороший отдых.
Старшая медсестра привела ее к себе в кабинет и стала расспрашивать о том, есть ли у нее какие-нибудь родственники, которые могли бы приютить ее на некоторое время и поухаживать за ней до полного выздоровления. И, конечно же, они должны жить подальше от промозглых и загрязненных лондонских улиц.
Эмме не удалось припомнить таких родственников. Те из них, к которым на школьные каникулы сплавляла ее Селеста, хотя и были родней ее матери, вряд ли обрадовались бы перспективе заполучить ее снова в гости.
Конечно, если бы Эмма обратилась к ним с просьбой, отказа она бы не получила, но ей ужасно не хотелось себя никому навязывать.
Старшая медсестра тоже не смогла ничего придумать, и проблема повисла в воздухе. Но тут неожиданно из Нью-Йорка пришло известие от Селесты. Она писала, что друзья пригласили ее погостить в Италию, и поэтому она хотела бы, чтобы Эмма сопровождала ее в этом путешествии. Селеста также сообщала, что на следующий день прилетает в Лондон, и просила Эмму встретить ее в аэропорту.
В первый момент девушка почувствовала себя оскорбленной: столько времени Селеста даже не вспоминала о ее существовании, а теперь как ни в чем не бывало дает ей указания, словно прислуге. Но тут она вспомнила о своем плачевном финансовом положении, кроме того, ее одолевало обыкновенное женское любопытство. Она решила выполнить просьбу мачехи. В аэропорт Эмма поехала на автобусе, а вернулась на такси, которое битком было набито чемоданами Селесты.
У мачехи был забронирован номер в гостинице «Савойя».
Когда они вошли в холл, Эмма в своем белом потрепанном клеенчатом плаще, с растрепанными ветром волосами почувствовала себя скорее горничной Селесты, нежели падчерицей богатой дамы.
Эмма подумала, что у Селесты есть какие-то очень важные причины, если она при своей скупости не пожалела денег на оплату номера для падчерицы.
Но Селеста вела себя безукоризненно. Она была очень благосклонна к Эмме, огорчилась, что девушка перенесла такую тяжелую болезнь, проявила вполне искреннюю заботу о ее здоровье. Когда старшая сестра сказала, что девушка нуждается, по крайней мере, в шестинедельном отдыхе, Селеста сказала, что раз у Эммы такие серьезные проблемы со здоровьем, то им нет смысла надолго задерживаться в Англии.
Она дала Эмме денег и велела приобрести соответствующие туалеты, которые подошли бы для теплого климата Италии и соответствовали положению дочери богатой дамы. Приехав в Италию, молодые женщины провели два дня в отеле «Даниэли».
Все это время Эмма была предоставлена самой себе и могла полностью распоряжаться своим досугом. После этого мачеха сообщила, что они покидают отель и теперь будут жить в палаццо, принадлежащем крестной матери Селесты — графине Чезаре.
Поспешно складывая имущество Селесты в ее бесконечные чемоданы, Эмма снова пыталась понять причину, из-за которой мачеха решила взять Эмму с собой в Италию. Если Селесте уж так необходимо было повидаться с этой графиней, то для какой цели ей нужна компаньонка? Именно компаньонка, а не горничная, которая обошлась бы Селесте намного дешевле. Ведь она при своей скупости потратила немало денег на Эмму, чтобы ее внешний вид соответствовал богатству Селесты?
И еще Эмма никак не могла понять, зачем Селесте нужно переезжать из роскошного, снабженного всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами отеля в душное старомодное палаццо, которое вряд ли может соперничать с гостиницей своими удобствами? Эмма была уверена, что Селеста не захочет долго жить вместе с графиней Чезаре из-за каких-то альтруистических побуждений, которую она описала как восьмидесятилетнюю старуху. Не таков был характер у Селесты!
«Так зачем же она переезжает туда? — ломала голову Эмма. — Может быть, у графини есть сын? Если это так, тогда можно объяснить стремление Селесты подружиться с графиней. У ее мачехи сейчас есть все, кроме громкого титула».
Только этим и могла Эмма объяснить себе возможный интерес мачехи к восьмидесятилетней графине. Но и в этом случае Эмма не могла понять, зачем мачехе понадобилось тащить ее с собой.
Дверь распахнулась, и в номер вошла Селеста. У нее было прекрасное настроение, глаза возбужденно горели. Молодая женщина была прекрасно сложена, и платье цвета изумруда великолепно облегало ее стройную фигуру.
— Эмма! — весело спросила она. — Ты упаковала чемоданы?
Девушка поднялась со стула, она была намного выше мачехи (ее рост достигал 170 см), но это не портило ее пропорциональной фигуры, что так часто случается с высокими женщинами.
— Еще не все, — сообщила Эмма. — Я решила немного передохнуть. Послушай, Селеста, а ты уверена в том, что хочешь, чтобы я переехала с тобой в это палаццо? Я могла бы остаться жить в гостинице, если ты снимешь мне не большой и недорогой номер.
Селеста нахмурилась, и Эмма вдруг почувствовала давно забытое чувство страха, которое испытывала в те далекие времена, когда мачеха гневалась или собиралась сообщить ей что-то крайне неприятное. Но несмотря на то, что Селеста по-прежнему смотрела на Эмму со странным выражением на лице, она улыбнулась и твердо сказала: — Конечно, ты поедешь со мной.
Правда, ее улыбка не скрыла холодного взгляда, который она бросила на Эмму.
— Нас пригласили обеих, и то, что ты будешь сопровождать меня, — это естественно.
— Не понимаю, — пробормотала Эмма. — Зачем я-то понадобилась графине. Она же совершенно не знает меня.
— Ты задаешь слишком много ненужных вопросов, — раздраженно сказала Селеста. — Кстати, где мое желтое шифоновое платье? Я надену его вечером, когда мы пойдем на обед. Сегодня графиня обедает у нас, а завтра утром мы переедем из отеля в палаццо.
Селеста подошла к высокому трюмо и с удовольствием оглядела себя.
— Учти, кстати, Эмма, сегодня вечером ты обедаешь вместе с нами, — сообщила она. С тех пор, как Селеста с падчерицей поселилась в отеле, Эмма обедала в своем номере, а Селеста в своем. Мачеха делала это специально, создавая вокруг себя легенду о таинственной прекрасной вдове, которая каждый вечер проводит в глубоком одиночестве.
Эмма удивилась, но промолчала. Все становилось еще более таинственным. Она подумала, что Селеста хочет произвести на графиню впечатление тем, как она привязана к падчерице. Но зачем? Ведь графиня и так должна предполагать, что после смерти Чарльза Максвелла Селеста будет продолжать заботиться о падчерице.
В тот вечер Эмма надела розовое льняное платье, которое купила ей Селеста. Оно, хотя и было простого фасона, стоило довольно дорого, однако совершенно не шло Эмме.
Разглядывая себя в зеркало, Эмма подумала, что Селеста сделала это преднамеренно. Она знала, что Эмме не шли пастельные тона, и, наверное, желала, чтобы девушка выглядела «по возможности» менее привлекательной.
Правда, у Эммы никогда не было достаточно денег, чтобы покупать себе те наряды, которые хотелось. Но имея и небольшие суммы, она умудрялась приобретать туалеты недорогие, но такие, которые шли ей и делали достаточно симпатичной.
Графиня Чезаре появилась в холле отеля ровно в восемь. Селеста и Эмма встречали ее. Эмма подумала, что за всю свою жизнь она не видела более царственной особы. Оттого, что Селеста и графиня были приблизительно одного роста, Эмма чувствовала себя между ними нелепой дылдой.
Графиня держалась очаровательно. Когда закончились приветствия и представление Эммы, дамы заказали аперитив. Поговорив минуту-две с Селестой, графиня обратилась к Эмме.
— Дорогая, — проговорила она, — а как вы относитесь к изменениям в своей судьбе?
Эмма бросила быстрый взгляд на Селесту и беспомощно пожала плечами.
— Я? — пробормотала она. — Конечно, это очень сильно отличается от больницы.
Селеста предупреждающе сжала ее колено.
— Больницы? — недоумевая спросила графиня, нахмурив брови. — Вы лежали в больнице, моя дорогая? Но в вашем возрасте это очень плохо.
— Я… Я… ра… — начала было Эмма, но мачеха пребольно сжала ей колено.
— Дорогая моя, разве я не писала вам, что Эмма перенесла очень тяжелый грипп, который едва не кончился воспалением легких? — быстро проговорила Селеста. — И, конечно, больница была самым надежным местом, где ой могли помочь.
Эмма с удивлением посмотрела на мачеху. Если до сих пор ее мучили какие-то тайны, то сейчас все стало на свои места. Селеста оставалась верна себе.
— Нет, моя дорогая Селеста, — сказала графиня, когда мачеха убрала руку с коленки Эммы. — Ничего такого ты мне не писала. Но это не имеет абсолютно никакого значения. Я очень рада, что вы обе приехали в Италию. Вы гораздо быстрее и лучше восстановите здесь свои силы, нежели в Лондоне. Я должна заметить, что я очень хорошо знаю Англию, но ее климат просто устрашает меня.
Эмма чуть не задохнулась от изумления.
— Дорогая графиня, — пробормотала она, — ваш английский язык — само совершенство.
Она понимала, что должна поддерживать светскую беседу, но, кроме похвалы английскому графини, ни одна мутная вещь ей в голову не приходила.
— Спасибо, моя дорогая, — улыбнулась графиня. — Мне и самой кажется, что я достаточно хорошо говорю по-английски. Ну что же, давайте допьем наш мартини, я думаю, что уже пора приступить к обеду.
Графиня поднялась из-за стола и взяла под руку Селесту.
— А сейчас, дорогая, ты должна мне все в подробностях рассказать о твоих покойных мужьях. И скажи, а ты не собираешься вступить в новый брак? Ведь тебе всего тридцать три года. Твоя жизнь только начинается. Ах, мне так хочется, чтобы ваше пребывание в Италии стало не забываемым!
Все это время Эмма чувствовала себя не в своей тарелке. У нее разболелась голова, и ей очень хотелось, сославшись на это, оставить светских дам вдвоем хотя бы на какое-то время, чтобы собраться с мыслями. Но она была слишком хорошо воспитана, чтобы не понимать, что такой поступок может оскорбить графиню. Кроме того, она прекрасно знала, какова будет реакция Селесты, если та догадается, что ее падчерица намерена пренебречь званым обедом.
В конце концов Эмма решила отобедать с дамами и насладиться едой, которая, как она полагала, будет изысканной, а заодно и послушать, о чем будут беседовать графиня и ее хитроумная мачеха.
Еда была действительно изысканнейшая, но Эмма едва замечала, что лежало у нее в тарелке. Даже десерт не вывел девушку из глубокой задумчивости.
К счастью, графиня разговаривала, главным образом, с Селестой, так что Эмме почти не приходилось врать, зато Селеста разливалась соловьем. Лгала она виртуозно, если это давало ей возможность возвысить собственную особу.
— Мой бедный Чарльз, — с горечью говорила Селеста. — Он был еще совсем молод, когда умер! Пятьдесят три года — разве это возраст для мужчины? Ах, какой это был чудный человек! — воскликнула Селеста и скосила глаза на Эмму. — Мы с моей девочкой очень глубоко пережили эту утрату и помогали друг другу как могли. Только то, что мы были вместе, и помогло нам пережить наше горе. — И Селеста глубоко вздохнула.
— Да, да, моя дорогая, — понимающе кивнула графиня. — Это очень тяжелая утрата. И тебе повезло, что рядом с тобой была подруга, близкий тебе человек, почти одного с тобой возраста. Но тем не менее тебя никак нельзя принять за мать этой девочки, — продолжала болтать графиня. — Ты выглядишь удивительно молодо, и вас можно принять за сестер.
Взгляд графини, устремленный на Эмму, когда она произносила свою тираду, говорил о том, что она считала Селесту слишком красивой, изящной и тонкой, чтобы иметь такую дочь, как Эмма.
— Да, — вздохнула Селеста, — мы с Эммой очень хорошие друзья. Она искоса взглянула на падчерицу, как бы предупреждая не отрицать ее слов. Однако Эмма даже не заметила ее взгляда, так как была поглощена собственными мыслями.
Обед подходил к концу.
Эмма почти все время молчала, думая о том, какое ей дело до чувств, которые испытывает к ней Селеста. Она узнала о них еще в те далекие дни, когда ее отлучили от дома и отправили в пансион. И сейчас она нужна Селесте как своего рода горничная-компаньонка. Не с добрыми намерениями она вытащила ее из прозаического существования в элегантный мир дворцов, графинь и богачей. Скорее всего, думала Эмма, Селесте надо было предстать перед графиней женщиной добросердечной, которая не бросила падчерицу, а несмотря ни на что, продолжает заботиться о ней. Это поднимало ее престиж в глазах старой графини.
Что бы ни думала Селеста об Эмме, девушка была отнюдь не глупа, и она не видела резона отказаться от бесплатных каникул, которые не так уж часто нам выпадают. Эмма поняла, что для Селесты она служила чем-то вроде защиты, если та собралась выйти замуж за наследника графини или еще за какого-нибудь титулованного мужчину.
Возраст будущего жениха скорее всего не имел значения, если учесть тот факт, что в Соединенных Штатах она вышла замуж за миллионера, которому было далеко за семьдесят.
Эмма чувствовала себя больной, ей было стыдно выслушивать вранье, которым Селеста услаждала слух старой графини. Ей было стыдно, что за удовольствие побывать в Италии, вынуждена платить ложью и потому после обеда, когда они с Селестой вернутся в свои номера, она скажет ей, что не хочет участвовать в обмане, и поэтому решила вернуться в Англию. Ну, а что касается мачехи, то может перебираться в палаццо и делать то, что ей хочется.
Неожиданно старая графиня перенесла свое внимание на Эмму. Некоторое время, она внимательно разглядывала ее, потом, улыбнувшись, спросила:
— Как вам понравилась Венеция, моя дорогая? Скажите, вас интересуют старые замки, музеи, картинные галереи? Или вас больше увлекает Лидо и тихие голубые воды Адриатики?
Эмма на мгновение задумалась.
— Знаете, графиня, — вежливо проговорила она, скрывая восторг, которым она до этого поделилась с Селестой. Графиня с любопытством глядела на девушку. — Я еще очень мало видела. Конечно, я уже побывала во Дворце Дожей, а сегодня утром выпила чашечку кофе на площади Святого Марка.
— А в Базилику вы еще не ходили?
Эмма покачала головой.
— К сожалению, у меня было очень мало времени, чтобы осмотреть все как следует, а просто пробежаться и ничего не разглядеть, мне не хотелось.
Графиня похлопала о край стола.
— Я вижу, что вы умеете ценить прекрасные вещи, и мне это приятно. В моей семье была огромная коллекция картин и скульптур; к сожалению, судьба распорядилась так, что многие из них пришлось продать. Но это не удерживает меня от желания посещать галереи и церкви, где хранятся бесценные произведения искусства. Их непременно надо осмотреть — это доставляет огромную радость! — Графиня рассмеялась и повернулась к Селесте.
— Когда я и твоя мать были студентками, мы обычно целые часы проводили в Лувре. Она, наверное, рассказывала тебе об этом.
— Конечно, дорогая тетя Франческа, — чуть поколебавшись, проговорила Селеста.
Однако Эмма почему-то была уверена, что она говорит неправду. Уж слишком безразличен был ее тон, а о таких вещах нельзя говорить без волнения. Она знала это по себе. Жаль, что завтра Эмме придется вернуться в Лондон и вряд ли когда-нибудь ей снова удастся повидать Италию.
Когда обед был закончен, Эмма, извинившись, попросила разрешения уйти. Сейчас она была уверена, что у Селесты это не вызовет раздражения, так как ей захочется многое обсудить с графиней в отсутствии падчерицы.
Эмма поднялась к себе в номер, взяла легкую накидку и снова спустилась вниз. Поскольку она решила, что утром покинет Италию, ей хотелось побольше насладиться вечером в этой прекрасной стране. Она не особенно беспокоилась о том, что ей придется путешествовать в одиночестве, хотя и знала, что молодые итальянцы, считая себя неотразимыми, не упускают случая пристать к одинокой молодой девушке. Эмма чувствовала себя способной отшить любого нахала. Она холодно встречала пылкие взгляды, которые бросали на нее мужчины, и пропускала мимо ушей самые изысканные комплименты.
Даже сейчас, в начале сезона, Рива дель Чевона была полна гуляющей публики. Отплывали от берегов гондолы, увозя веселые парочки в незабываемое путешествие. Фонарики на гондолах раскрашивали каналы в разные цвета.
Магазины, кафе еще были открыты, и Эмма решила посидеть за столиком и выпить чашечку кофе. Но тут она вспомнила, что забыла взять кошелек, а это значило, что ни чашечки кофе, ни поездку в гондоле она позволить себе не может. Погуляв еще немного, Эмма вернулась в отель. И едва она переступила его порог, настроение у нее начало портиться.
Так или иначе ей предстояла встреча и объяснение с Селестой, и этот разговор не обещал быть приятным. Эмма слишком хорошо помнила злобный характер своей мачехи, особенно если что-нибудь получалось не так, как она того желала.
Погруженная в свои невеселые мысли, Эмма шла, не замечая ничего вокруг, и неожиданно с размаху уткнулась в грудь мужчины, который задумчиво вышел из бара. Она резко отпрянула от него, лицо ее залила краска стыда, она открыла рот, чтобы пробормотать какие-то извинения, но мужчина опередил ее.
— Ради Бога, извините меня, синьорита, — проговорил он. — Я задумался и не заметил вас.
— Ничего страшного, синьор, — ответила Эмма по-итальянски. Улыбка тронула ее губы.
Их глаза встретились, и Эмма почувствовала, что его опытный взгляд быстро оценил ее внешность. Она тоже с интересом оглядела его. Что-то в нем было такое, что резко отличало его от других итальянских мужчин, которых она встречала сегодня вечером. Не вызывало никакого сомнения то, что он был итальянцем. Он был очень высокого роста, строен, с широкими плечами. Одет он в исключительно элегантный вечерний костюм. Лицо незнакомца было очень загорелым, вероятно, он много времени проводил на открытом воздухе. Эмму поразили его ресницы. Они были такие длинные и густые, что позавидовать им могла любая красавица.
Она подумала, что многие женщины наверняка считают его симпатичным, но ей показалось, что главное в нем какое-то магнетическое обаяние и что именно такие мужчины заставляют женщину чувствовать себя женщиной.
Судя по всему, он был гораздо старше Эммы, она подумала, что его возраст где-то между тридцатью пятью и сорока пятью, а вообще он скорее всего напоминал человека без возраста. Это почему-то несколько огорчило Эмму, потому что она знала, что никогда не была привлекательной для мужчин, которые были старше ее. Кроме того, ее ровесники всегда казались ей более интересными, чем те, кто был взрослее, например, врачи в больнице, в которой она работала.
Но внезапно, стоя в холле напротив этого незнакомого мужчины, она пересмотрела свои прежние убеждения и поняла, что у нее слишком маленький жизненный опыт. Улыбнувшись, незнакомец спросил: — Вы говорите по-итальянски?
— Нет, — пожала плечами Эмма, — только в пределах итальянского разговорника.
— Отлично! — заметил мужчина по-английски с очень легким акцентом. — Значит, вы англичанка! Скажите, вы очень сильно стукнулись об меня?
Эмма покачала головой, умолчав о том, что, когда она так резко отшатнулась от него, кто-то сильно наступил ей на ногу и она болит до сих пор.
— Превосходно! Вы проводите здесь свои каникулы, синьорита?
— Да, синьор, — кивнула Эмма и вдруг поняла, что она позволила «подцепить» себя, как выражались у них в Англии. Она шагнула вперед, пытаясь обойти незнакомца, но он легко положил свою руку на ее и чуть сжал сильными прохладными пальцами.
— Не уходите, синьорита, — проговорил он, — позвольте предложить вам кампару и вы тем самым докажете, что извинили меня.
Эмма покачала головой:
— Спасибо, синьор. Но в этом нет нужды. Мои… мои друзья ждут меня, и я должна поторопиться. Я, конечно, принимаю ваши извинения. Ведь если разобраться, мы виноваты в одинаковой степени.
Глаза незнакомца повеселели.
— Понимаю, но тогда скажите мне, по крайней мере, как вас зовут!
Эмма улыбнулась:
— Хорошо. Мое имя Эмма Максвелл.
— Отлично. До свидания, сеньорита.
— До свидания, — кивнула Эмма.
Она решительно двинулась через холл к лифту, чувствуя, что он смотрит ей вслед, и испытывая какое-то необъяснимое волнение, Эмма поняла, что ей хотелось бы еще повстречаться с ним.
Лишь вернувшись к себе в номер, она вспомнила, что собиралась сегодня объясниться с Селестой и объявить ей, что завтра возвращается в Лондон. Эмма неуверенно подошла к зеркалу, желая увидеть свое отражение, оценить и подумать о том, как глупо она себя вела.
Зачем такому интересному и элегантному мужчине нужен такой идиотский подросток как она? Если бы она была так красива, как Селеста, то могла бы рассчитывать на кусочек счастья. Но ведь в ней не было ровным счетом ничего, что могло бы заинтересовать незнакомца: блондинка, прямые волосы спускаются ниже плеч, кожа на лице бледная, правда, она быстро загорает. Самое лучшее, с точки зрения Эммы, у нее были глаза. Огромные, широко раскрытые, какого-то таинственного зеленоватого цвета и еще ресницы. Вот они, пожалуй, не уступают ресницам незнакомца.
Потом Эмма посмотрела на свое розовое платье, которое с ее точки зрения уродовало ее, и подумала, что завтра с утра ей надо сбегать на один из небольших базарчиков, которых полно в Венеции, и купить пару платьев тех цветов, которые, как она знала, идут ей. Возможно, одно из них будет красное, а другое сине-голубое. Но самым главным было то, что предстоящий разговор с Селестой об отъезде в Лондон почему-то потерял для Эммы свою актуальность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Таинственный венецианец - Мэтер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Таинственный венецианец - Мэтер Энн



полный бред. не читайте.
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннЛюбительница
30.07.2011, 2.21





Согласна с предыдущим комментарием
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннЧитательница
19.11.2011, 14.25





Можно сказать книга без конца, хотя сюжет понравился
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннВалентина
20.02.2012, 11.16





"Ерунда полная.Время потеряно зря...Не рекомендую.."
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннНИКА
22.02.2012, 22.32





Мне безумно понравилась эта книга. Я с огромным удовольствием прочитала её. Нет слов. Великолепно.
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннЭльвира
16.07.2012, 16.28





И кстати в интернете только 13 глав, а на самом деле 14, здесь нет конца!
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннЭльвира
16.07.2012, 16.29





прочла 1 главу, бьюсь об заклад к концу книги граф найдет клад...... но я этого не прочту. Скучно
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннВинитар
16.07.2012, 16.41





Просто нет слова...убитое попусту время...
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннМария
12.12.2012, 9.37





Не очень и конец сжатый и не зконченный как в наших фильмах,что будет далше дагадайся мол сама
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннАнна
24.07.2013, 21.01





Мне тоже не понравился ,я искала 14 главу так и не нашла
Таинственный венецианец - Мэтер Эннчика
30.01.2014, 13.25





Мне очень понравился этот роман . А 14 глава действительно есть . Только под другим названием - Смуглый венецианец .
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннЮлия
16.02.2014, 9.28





Бред
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннАнастасия
13.06.2014, 11.37





Сюжет книги хороший, да и читать одно удовольствие.....правда где конец так и не поняла, с ним полная неразбериха
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннЛена
15.11.2014, 18.01





А конец, уважаемые, придумываем сами!
Таинственный венецианец - Мэтер ЭннВалерия
15.11.2014, 21.34





какой-то ужас!!!!Полный бред))))
Таинственный венецианец - Мэтер Эннэля
14.10.2015, 9.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100