Читать онлайн Прелюдия к очарованию, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелюдия к очарованию - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелюдия к очарованию - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелюдия к очарованию - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Прелюдия к очарованию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

Вечером во вторник Санча вышла из здания редакции вместе с Марией Перони, одной из девушек, с которой проживала в квартире. Другая девушка, Тереза Бастини, задержалась на работе, и подруги отправились домой вдвоем.
Тени на тротуарах постепенно увеличивались, приближались сумерки. Но переулок был ярко освещен неоновыми огнями вывесок множества торговых предприятий. Графа Малатесту Санча увидела почти сразу, как только закрыла за собой дверь редакционного подъезда.
Вовсе не рассчитывая на его появление, она тем не менее после той последней встречи всякий раз, покидая работу, пребывала в напряжении и страхе. И вот граф здесь. Санча коротко взглянула на Марию, желая убедиться, заметила ли та, как она внезапно вздрогнула.
Он стоял, прислонившись к бетонной чаше фонтана, расположенного у входа на площадь, на которую выходил переулок, где помещалась редакция журнала «Парита». Граф выглядел потрясающе красивым в своем темном костюме; белая рубашка выгодно подчеркивала ровный загар лица. Но Санче он во многих отношениях казался необычным, каким-то неземным существом, и его присутствие здесь вызывало тревогу. Конечно, совсем не исключалось, что Санча заблуждалась. Граф мог ждать кого-то, никак не связанного с журналом, но она и сама не очень верила в эту версию.
Мария внезапно заметила, что Санча замедлила шаги.
– В чем дело? – спросила она. – Ты что-нибудь забыла?
– Да… Да, забыла, – ухватилась Санча за эту отговорку. – Свою… э-э-э… косметику.
– Разве она тебе еще понадобится?
– О, наверное, – проговорила смущенная Санча, сознавая, что все косметические принадлежности лежат в ее дамской сумочке.
– Ну, ты ведь знаешь, сегодня вечером у меня свидание, – вздохнула Мария.
– Не беспокойся, Мария, – сказала Санча. – Ты иди себе, а я скоро догоню. Если мы разминемся, то увидимся дома.
– Ну… если ты так считаешь, – с сомнением проговорила Мария.
– Конечно, так будет лучше, – улыбнулась Санча. – А пока до свидания.
Поколебавшись лишь секунду, Мария кивнула в знак согласия и поспешила по узкому переулку к главной улице. Санча посмотрела на графа, успела увидеть, как он встрепенулся, заметив одиноко идущую в его сторону Марию, затем повернулась и быстро скрылась в здании редакции.
Привратник встретил ее удивленным взглядом, но поскольку он почти не говорил по-английски, то ограничился коротким итальянским приветствием и исчез в своей тесной комнатушке.
Санча на лифте поднялась на свой этаж и по коридору прошла в рабочее помещение, где царил полумрак. Лишь на другом конце в кабинете Эдуарде горел свет.
Санча заторопилась туда, но затем замерла на месте: до нее донеслись голоса, причем выделялся резкий голос Элеоноры Фабриоли. И хотя, казалось, в этом не было для нее ничего неожиданного, открытие все-таки потрясло ее.
Прижав руку к горлу, Санча заторопилась снова к выходу.
В коридоре она устало прислонилась к стене. Как глупо она себя повела, подумалось Санче. Зачем-то побежала назад в редакцию, будто ей угрожала опасность. Что с ней происходит? Разве у нее не хватит смелости противостоять графу, если он в самом деле подкарауливал ее?
Выпрямившись, Санча проследовала к лифту и спустилась на первый этаж. В вестибюле было безлюдно, старый привратник что-то тихо напевал в своей каморке за закрытой дверью. Упрямо стиснув губы, Санча вышла из здания.
Наступили сумерки, и яркий искусственный свет резал глаза. Стараясь не глядеть в сторону фонтана, она пошла, наклонив голову, по пешеходной дорожке через разбитый перед домом цветник.
Но уже никто не стоял, прислонившись к ограде фонтана, только дети забавлялись, плеская холодную воду себе в лицо и при этом радостно взвизгивая. И Санча почувствовала, как внутреннее напряжение сменилось ощущением сильного утомления. И хотя она убеждала себя, что рада его исчезновению, ей было бы приятнее, если бы граф оказался на прежнем месте. Вероятно, он ушел в тот самый момент, когда Санча вернулась в редакцию. И она мысленно укоряла себя за чувство подавленности, которое почему-то вдруг охватило ее. Санча попыталась уверить себя, что возникло оно из-за дяди и Элеоноры, но в глубине души Санча знала, что это не так.
Владевшее ею какой-то момент возбуждение прошло, и Санча постепенно начала немного успокаиваться.
Несколько свистков прозвучало ей вслед, когда она быстрым шагом миновала торговый центр, направляясь к пристани, откуда на водном трамвайчике могла доехать до дому. Марии уже не было, и Санча присоединилась к длинной очереди, смиренно ожидавшей прибытия транспорта. Когда она доберется до квартиры, Мария будет носиться как угорелая по всем комнатам, готовясь к предстоящему свиданию, и до прихода Терезы, которая могла появиться довольно поздно, так как иногда после работы ужинала в каком-нибудь ресторане со своим начальником, Санче придется скучать одной. Со времени приезда в Венецию она уже неоднократно имела свидания с молодыми людьми, но все эти встречи не получили серьезного продолжения. Санча до сих пор не страдала от одиночества и не ощущала потребности в компании, но сегодня внезапно она почувствовала себя чужой в совершенно чужом городе, и ей стало одиноко и тоскливо.
Но вот подошел водный трамвайчик, и началась посадка. Санча пристроилась в углу между отталкивающего вида парнем, который бесцеремонно, с нескрываемым интересом разглядывал ее, и необыкновенно толстой старухой, нагруженной сумками и распространявшей сильный запах лука и потного тела.
Удрученная Санча ожидала отправления, и тут она заметила, что за ней наблюдают. Внимание ее привлек один из стоявших около выхода людей. От изумления глаза у Санчи сделались совсем круглыми: она узнала графа Малатесту, который, подавшись в сторону, в этот момент пропускал какого-то пассажира, в глазах – знакомая Санче ирония. Затем трамвайчик тронулся, и Санча, поспешно отведя взгляд, уставилась на темную воду канала.
«Что ему нужно на этом суденышке?» – спрашивала она себя в отчаянии.
Вне всякого сомнения, граф обычно не пользовался этим средством передвижения, а между тем, если судить по поведению, его нельзя было отличить от обыкновенного пассажира. Но раз он здесь, быть может, он преследует ее? И если это в самом деле так, то – с какой целью? Не решаясь строить догадки относительно наиболее очевидных возможностей, она тем не менее не могла отрицать, что открытие вновь взволновало ее. И не удивительно. Ведь она была всего-навсего слабой женщиной, а он – очень красивым мужчиной.
На следующей остановке много пассажиров сошло, а вместе с ними и жирная старуха, сидевшая рядом, после чего Санча, воспользовавшись тем, что никто не занял освободившееся место, отодвинулась от неприятного парня. Но, к ее замешательству, тот, проделав аналогичный маневр, вновь оказался рядом и бесцеремонно положил ладонь ей на голое колено.
Санчу всю покоробило. Ей и раньше приходилось сталкиваться с молодыми итальянцами, но никто из них никогда не позволял себе подобных вольностей. Она резким движением сбросила его ладонь, но парень только улыбнулся и закинул руку на спинку ее сиденья.
Санча возмутилась. На каком основании он мог вообразить себе, что она благосклонно отнесется к его знакам внимания? Затем Санча подумала, как парень отреагирует, если она шлепнет по нахально ухмыляющейся роже.
Однако до этого дело не дошло. Парня внезапно поставили на ноги и сказали ему по-итальянски несколько резких фраз, и тот, трусливо заморгав, быстро отошел в сторону. Санча сперва почувствовала облегчение, но потом вновь вся поджалась, когда рядом сел граф Малатеста, только что сурово отчитавший наглеца. Его действия лишь подтверждали прежние опасения Санчи. Граф мог быть очень обходительным, но под внешней оболочкой из обаяния и кажущегося добродушия скрывался другой, непредсказуемый человек, обладавший неукротимым высокомерием дикого зверя.
– Итак, синьорина, – тихо проговорил он, наклоняясь к ней, – на этот раз вы рады моему появлению, не правда ли?
– Ну… да, конечно, – ответила Санча неуверенно. – Благодарю вас.
Граф нахмурился и небрежно откинулся на спинку сиденья.
– Скажите, синьорина, что во мне вызывает у вас отвращение?
Санча с трудом подняла на него глаза.
– Я вовсе не нахожу вас отвратительным, граф Малатеста.
– Разве? – щелкнул он пальцами. – Тогда позвольте заметить, что вы очень искусно делаете вид, будто вас что-то отталкивает.
– Нет… то есть… – Санча вздохнула и стала рассматривать свою сумочку. – Почему вы преследуете меня, граф Малатеста?
– Я преследую вас? А вам не приходило в голову, что я, быть может, направляюсь куда-то по своим личным делам?
– Конечно, утверждать обратное я не могу, – тряхнула головой Санча. – Просто я никогда не видела вас на водном трамвайчике прежде, иначе… – она недоговорила.
– Иначе? Иначе – что, синьорина? Вы хотели сказать: иначе бы вы запомнили меня?
– Да… нет… я хотела… да, наверное, вы правы.
Санча привычным движением заложила пряди волос за уши и, взглянув на графа почти с вызовом, добавила:
– Вы преследуете меня! И вы это делаете преднамеренно.
Губы графа искривила довольно циничная усмешка.
– Хорошо, признаюсь. Я следовал за вами от самой редакции.
– Но зачем? – Санча беспомощно развела руками.
– Я не привык, чтобы молодые девушки прятались, увидев, что я их жду. Мне захотелось узнать, почему вы так поступили.
– Вы ждали меня?
Глаза графа внезапно сузились, взгляд сделался жестким.
– К сожалению, ждал.
– К сожалению?
Без всякого смущения граф смотрел на Санчу.
– Да, к сожалению, синьорина. Поверьте, мне вовсе не доставляет удовольствия находиться на этой посудине.
– Тогда зачем вы здесь? – удивилась Санча, широко раскрывая глаза.
Граф окинул ее оценивающим взглядом, невольно заставляя Санчу думать о том, что на ней довольно короткая белая плиссированная юбка и верхние пуговки блузки расстегнуты из-за жары.
– Вы заинтриговали меня, – проговорил он наконец. – В вас весьма странным образом сочетаются широта взглядов с детской наивностью. И мне захотелось встретиться с вами снова.
Санча, казалось, затаила дыхание.
– Ну, вот мы и встретились, – произнесла она, запинаясь. – И я… и я вас разочаровала?
Глаза графа сразу же потемнели, и Санча быстро отвернулась, поняв, что ее вопрос прозвучал как приглашение к откровению.
– И какой ответ вы хотели бы от меня услышать? – поинтересовался он слегка охрипшим голосом. – Независимо от вашего желания на этот счет, здесь не место для подобного разговора. Пошли!
Резко поднявшись, граф, не ожидая согласия, взял Санчу за руку. Какое-то мгновение она не двигалась, но любопытство и предвкушение новых впечатлений оказались сильнее любых сомнений, и на следующей остановке она без возражения сошла на пристань. На этом месте ей еще не приходилось высаживаться, и Санча с беспокойством посмотрела вслед уплывающему судну, хорошо сознавая, что сделала первый в своей жизни рискованный шаг.
Видя отразившуюся на лице тревогу, граф спросил:
– В чем дело? Вы уже раскаиваетесь, что сошли здесь?
– Не знаю, – честно призналась Санча, крепче сжав пальцами сумочку.
– Позвольте вашу руку, – слегка улыбнувшись, сказал граф. – Обещаю не набрасываться на вас в первом же темном переулке.
Санча понимала – граф шутит, и когда он вновь взял ее за руку, все ее страхи исчезли. От твердого прикосновения его прохладных пальцев по спине пробежала дрожь, и Санче вдруг стало ясно, что нет смысла скрывать от самой себя: ей хотелось от него большего, чем простое прикосновение.
Они шли сквозь лабиринт улиц и мостов. Граф, видимо, знал город как свои пять пальцев и без труда находил дорогу, несмотря на отсутствие вывесок и дорожных указателей. Хотя Санча была без куртки, она не чувствовала холода в темных узких улочках, куда не проникал луч солнца даже в самые ясные дни. Во-первых, воздух был сравнительно теплый, и во-вторых, было жарко от волновавших ее странных ощущений. Если бы кто-нибудь сказал Санче днем, что она этим вечером будет прогуливаться с графом Малатестой по улицам Венеции, то она ни за что бы не поверила. И вот она не только шла с ним, но и делала это с явным удовольствием.
По пути граф указывал Санче на различные интересные места, на которые она иначе не обратила бы внимания, и ей подумалось: насколько все кажется интересней и загадочней с наступлением темноты. Его непринужденный разговор убаюкивал, порождая обманчивое чувство полной безопасности, но когда граф остановился у лестницы, ведущей в расположенный в подвале бар, беспокойство вновь овладело ею, и она поспешно отдернула руку.
– Ну, что еще? – спросил граф с легким раздражением.
Санча с трудом проглотила застрявший в горле комок.
– Куда вы меня ведете? – спросила она с тревогой.
Граф погладил рукой затылок, под распахнувшимся пиджаком виднелась белая шелковая рубашка.
– Вполне приличный бар, его владелец – мой приятель, – коротко информировал граф. – Здесь не бывает женщин легкого поведения или наркоманов. Обыкновенный бар… и все. – Граф холодно взглянул на Санчу. – Когда у меня появляется потребность в подобном стимулировании, я не беру с собой женщин!
Санча ужаснулась, но, как она понимала, именно этого граф и добивался. Без дальнейших слов он взял Санчу за руку и потянул по ступенькам вниз, в подвал.
Они очутились в полутемном помещении, где находились бар и ресторан. Было тепло, слегка пахло табачным дымом, но общая атмосфера была приятной. Бар освещали разноцветные лампочки, вдоль стен стояли деревянные полированные столы, между ними решетки с вьющимися растениями. В центре – небольшая площадка с деревянной мозаикой, на которой, по всей видимости, танцевали. В другом конце помещения группа из трех музыкантов исполняла легкие мелодии, которые вполне соответствовали хорошей пище и располагали к задушевной беседе.
Санча взглянула на графа Малатесту, который отпустил ее руку, но он смотрел в другом направлении. К ним приближался приземистый юркий человечек с закрученными усами. По-видимому, сам хозяин.
– Чезаре! Чезаре! – повторял он. – Чезаре! Е meraviglioso, come sta?
type="note" l:href="#n_2">[2]
Граф ответил на родном языке, причем говорил так быстро, что Санча с ее скудным знанием итальянского ровным счетом ничего не поняла. Судя по тому, как владелец бара-ресторана называл графа Малатесту по имени, они были большими приятелями. И Санче на какой-то момент показалось, что они не заметят, если она потихоньку уйдет; однако тут же она убедилась в ошибочности своих выводов; не успела она повернуться, чтобы немного осмотреться, как граф снова взял ее за руку.
– Джулио, – проговорил граф, – хочу представить тебя моему другу, синьорине Форрест. Она приехала из Англии.
Просиявший Джулио, понявший намек графа, тоже перешел на английский язык.
– Очень счастлив познакомиться с вами, синьорина, – воскликнул он, сжимая ее ладонь обеими руками.
– Джулио – хозяин этого заведения, – объяснил граф, – и очень уважаемый гражданин, не правда ли, Джулио?
– О, ты совершенно прав, Чезаре, – ответил, усмехнувшись, Джулио. – А теперь столик, да?
– Конечно.
Не интересуясь мнением Санчи, граф слегка подтолкнул ее, и она была вынуждена следовать за Джулио через все помещение к столику между решетчатыми ширмами, густо поросшими вьющейся зеленью. Оба сели на скамейку, и Санча постаралась отодвинуться от графа подальше. Прислуживать им взялся сам Джулио.
В качестве аперитива граф Малатеста заказал «Кампари», предварительно не спросив Санчу, нравится ей это вино или нет, и затем некоторое время изучал обширное меню, которое ему подал Джулио.
Маленький итальянец время от времени вставлял свои замечания относительно конкретных блюд, но решал главным образом граф. Санча молча наблюдала за ним, без особой охоты попивая вино и содовую воду, и могло показаться, что граф совсем забыл о ее существовании.
Но вот, однако, с меню было покончено, и Джулио отправился передать заказ повару. Отхлебнув из бокала, граф положил руки на стол и искоса взглянул на Санчу.
– Ну как, синьорина, ведь здесь вовсе не так уж и страшно? – пробормотал он вполголоса.
– А я и не говорила, что мне страшно! – с возмущением отвергла упрек Санча. Она торопливо пила вино, чувствуя, как под его пристальным взглядом усиливается ее смущение. – Про… Просто я не ожидала ужина в ресторане. Мой туалет…
– Ваш туалет я нахожу очаровательным, синьорина, – заметил граф, прищурившись так, что густые черные ресницы скрыли от Санчи выражение его голубых глаз.
Санча глубоко вздохнула.
– Мне трудно поверить, что у графа Чезаре Альберто Вентуро ди Малатеста нет более серьезного дела, чем приглашать самого заурядного младшего репортера на ужин в ресторан, – заявила она с пылающими щеками.
– Вы вовсе не самый заурядный младший репортер, – возразил он, мягко улыбаясь. – И очень рад слышать, что вы запомнили мой полный титул.
Санче сразу же стало стыдно за свою грубую реплику, и, стараясь скрыть смущение, она сказала:
– Вы забываете, граф, что я пишу статью о вашей книге, и мне, естественно, приходится иметь дело с подобными деталями.
– Ах, вот как. – Граф приподнял бокал, с рассеянным видом поглаживая стройными пальцами его край, и Санча совершенно неожиданно для себя всем существом ощутила чувственный характер их движений. – И никаких других причин, мисс Форрест?
У нее пересохло в горле.
– Какие еще могут быть причины?
Граф перевел взгляд на ее полные губы.
– Вы, должно быть, очень жалели, что отказались пообедать со мной на прошлой неделе, – вкрадчиво заметил граф. – Возможно, я невольно заинтересовал вас. – Его глаза оставили губы и перекочевали ниже, на выступающую из открытого ворота блузки белую шею. – Я уверен, что пробудил ваш интерес, Санча. Вас и сейчас мучает любопытство. Именно поэтому вы здесь.
Санча заставила себя сосредоточить внимание на движениях виолончелиста, одного из трех музыкантов, игравших в ресторане. Граф впервые назвал ее по имени, и в его произношении, с едва уловимым, но вполне определенным акцентом, оно приобрело какое-то непривычное, чужеземное звучание. Санча почувствовала облегчение, когда вновь появился Джулио, который принес заказанный графом очень аппетитный рыбный суп.
Санча с притворным рвением принялась за еду и убедилась, что суп вполне приемлем для ее желудка. Сперва она не думала, что сможет вообще что-нибудь проглотить в том состоянии, в котором находилась, но, к счастью, граф, погруженный в свои мысли, перестал смотреть на нее с выражением оскорбительной снисходительности и чрезмерной доверительности.
За супом последовал фазан, начиненный овощами и ветчиной. Санче, которая еще никогда не пробовала фазаньего мяса, оно показалось очень нежным и вкусным. Ужин завершили фрукты, но Санча лишь отведала немного винограда и, подперев подбородок ладонями, опять сконцентрировала внимание на музыкантах.
– У меня, кажется, появился соперник, пользующийся вашей благосклонностью, – заметил граф Малатеста, положив руку на спинку скамейки сзади Санчи.
Официант принес кофе и коньяк для графа. Санча от коньяка отказалась.
Граф поднес бокал к губам, с наслаждением вдохнул тонкий аромат янтарной жидкости, пригубил и продолжал:
– Если вы и дальше будете так упорно смотреть на молодых музыкантов, они, чего доброго, вообразят, что вы желаете с ними познакомиться.
Санча резко отвернулась и уставилась, как слепая, на пустую кофейную чашку. Графу снова удалось заставить ее почувствовать себя в роли школьницы, которой сделали выговор.
Но вот он вздохнул, и Санча подумала, что ему, по-видимому, становится скучно в ее компании. Ведь в конце концов она не обладала ни опытом, ни утонченностью тех женщин, с которыми он, безусловно, привык проводить вечера, а ее наивность должна была показаться ему чем-то детским, неинтересным. Украдкой Санча взглянула на графа. Он как раз раскуривал манильскую сигару, лицо было невозмутимо. О чем он думал? Сожалел, быть может, о том порыве, который побудил его ждать ее у фонтана?
Санча подергала себя за прядь волос, и это нервное движение привлекло внимание графа.
– Если вы желаете… э-э-э… вымыть руки, дамская комната вон там, – проговорил он серьезно, и Санча ухватилась за эту возможность, чтобы побыть одной хотя бы короткое время. Пересекая помещение, она почувствовала на себе пристальный взгляд графа и надеялась, что юбка у нее не помята, а на колготках нет спустившихся петель.
В дамской комнате никого не было, и Санча, помыв руки, наложила свежую губную помаду – бесцветную и блестящую, – которая особо подчеркивала мягкое очертание полных губ. Затем она критически оглядела себя в зеркале. В глазах светилась едва заметная тревога, и у нее появилось смутное желание отыскать заднюю дверь, через которую можно было бы незаметно ускользнуть. Санча уже не сомневалась, что граф скучал, а ведь ничто не задевает так женского самолюбия, как очевидное свидетельство собственной непривлекательности и невыразительности.
Но сколько бы Санча ни фантазировала, вернуться в зал было необходимо, и она, смирившись с неизбежным, вышла из дамской комнаты.
Однако, минуя танцплощадку, она невольно замедлила шаги. Графа на прежнем месте уже не было. Только грязные кофейные приборы указывали на то, что они еще недавно сидели за этим столом.
Сердце у нее упало, краска, выступившая на щеках, когда она увидела, что граф исчез, пропала, лицо побледнело и как-то осунулось. Разве не сочувствие читала она во взглядах других посетителей ресторана? И не сострадание ли светилось в глазах двух молодых людей, сидевших там в углу? Санча чувствовала себя ужасно: прижав крепче сумочку, она пошла по проходу.
Оплатил ли граф Малатеста счет? Или ей придется самой это сделать? Лихорадочно она прикидывала в уме, сколько лир у нее может находиться в кошельке.
– Санча! – услышала она свое имя, произнесенное до боли знакомым, слегка грубоватым тоном, и, резко повернувшись, Санча с удивлением увидела графа, который, очевидно, догонял ее.
– Санча! Куда это вы направились? – возбужденно спросил он.
Радость ее при виде графа была так велика, что у нее даже немного закружилась голова, и она покачнулась. Желая поддержать, граф протянул руку, и Санча изо всех сил за нее ухватилась.
– Я… я подумала… вы ушли, – едва слышно прошептала она.
– О Санча! – Голос звучал жестко, но глаза были полны самых искренних чувств.
Без дальнейших слов граф повел ее к выходу. За дверью он не стал подниматься по лестнице, а, прижав Санчу к боковой стенке, стиснул руками ее талию.
– Вы хотели сбежать от меня! – проговорил он странно-напряженным тоном.
Санча только отрицательно покачала головой, его близость буквально парализовала ее. Весь вечер они постоянно, но, может быть, не с такой силой осознавали присутствие друг друга, и Санча чувствовала, что ей ужасно хочется, чтобы граф касался ее с той же страстностью, которая слышалась в его голосе.
– Куда вы направлялись, когда я вас остановил? – спросил граф. В этот момент он еще ближе придвинулся к Санче, пропуская сходившую по ступенькам группу молодых людей, которые, не обратив на обоих ни малейшего внимания, скрылись за дверью бара.
– На… Наверное, домой, – призналась Санча тихо.
– О Санча! – снова произнес он хрипло. – Вы ведь не подумали, что я вас бросил? Мне нужно было поговорить на кухне с Джулио, и это все. Когда я вышел и увидел, как вы куда-то спешите, я должен был вас остановить!
– Это… было… э-э-э… недоразумение, – выговорила, задыхаясь, Санча, с трудом подавляя желание положить ладони на шелковую рубашку и почувствовать, как под пальцами бьется его сердце.
– А если бы я действительно ушел, вас бы это огорчило? – глухо спросил граф.
Ухватив рукой два конца воротничка блузки, Санча стянула их вместе у горла. Она не знала, что ему ответить, и опасалась еще больше усугубить ситуацию, которая и без того сделалась угрожающей. Санча лишь как-то беспомощно покачала головой, а граф, внезапно взяв ее за плечи, наклонил голову и страстно прильнул губами к ее шее. Затем, разжав ее пальцы, все еще судорожно цеплявшиеся за воротничок кофточки, и оголив плечо, он стал целовать нежную кожу.
Санча одновременно почувствовала и радость и ужас. Пьянила мысль, что она у такого человека, как граф Малатеста, возбуждала желание целовать ее, но в то же время было страшно думать, что она имела дело с мужчиной, возможно, вдвое старше ее, который, вероятно, был уверен, что она охотно уступит его домогательствам.
Однако по мере того, как его губы продолжали ласкать нежную кожу плеча и шеи, руки Санчи соприкоснулись с шелковой тканью его рубашки, а потом ощутили упругость росших на груди волос.
Сила пробудившейся чувственности, вызванной этим прикосновением, напугала Санчу, и она, подобно пловцу, вынырнувшему на поверхность после слишком длительного пребывания под водой, отшатнулась, судорожно ловя открытым ртом воздух и застегивая блузку дрожащими пальцами.
– Пожалуйста, – проговорила она с пылающими щеками, – пожалуйста, я хочу домой!
Граф, не говоря ни слова, отступил. При тусклом свете уличного фонаря она заметила судорожно сжатые губы и напряженный взгляд графа, который избегал смотреть на нее, когда она прошла мимо и стала подниматься по ступенькам.
Упорно сохраняя дистанцию, Санча вместе с графом проследовала по лабиринту улиц и переулков назад к каналу. К ее удивлению, они вышли туда, где их ожидал в моторной лодке Паоло, слуга и телохранитель.
Увидев Санчу с графом, он привычно вытянулся – весь внимание.
– Доставь, пожалуйста, мисс Форрест, куда ей надо, Паоло, – проговорил граф ровным голосом. – Я доберусь домой самостоятельно.
– Разве вы не собираетесь возвращаться в палаццо, синьор? – вопросительно сдвинул брови Паоло.
Глаза графа потемнели.
– Я сказал, чтобы ты отвез мисс Форрест домой, – отрезал он. – До свидания, синьорина, – поклонился он Санче и растворился в ночной темноте, очевидно, нисколько не беспокоясь о собственной безопасности…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелюдия к очарованию - Мэтер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Прелюдия к очарованию - Мэтер Энн



Какой-то мутный роман. Вроде и чувства сильные, и преграды непреодолимые, а не впечатляет.rnНе понравилось.
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннЛюбительница
1.03.2012, 0.10





Чушь!!!
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннЮлия
21.05.2012, 1.23





Прочла, но так и не поняла о чем сюжет.
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннПоли
16.06.2012, 18.00





Странное впечатление от романа, остается ощущение незавершенности....
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннСветик
19.06.2012, 16.52





Это все об отношениях.Тема большой любви конечно не раскрыта.Чего-то не хватает.Одно понятно взрослый мужчина не смог упустить юную особу
Прелюдия к очарованию - Мэтер Эннкрасавица
1.07.2013, 12.09





Муть одним словом!
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннАнет.Б.
5.07.2013, 0.08





Бог знает какая муть! Думала, что хоть в конце немного получшеет ... Жаль потраченного времени.
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннЕлена
10.07.2014, 13.22





Какая ерунда!!! Не стоило тратить время
Прелюдия к очарованию - Мэтер ЭннЕлена
31.07.2014, 14.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100