Читать онлайн Наследие прошлого, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследие прошлого - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследие прошлого - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследие прошлого - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Наследие прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

В воскресенье Эдриан приехал к чаю и познакомился с Джеффом. Они прекрасно поладили. Умный и начитанный молодой человек совершенно очаровал Маделин. Кроме привлекательности, юноша обладал тактом и самостоятельностью.
В обеденный перерыв Маделин отправилась в центр. Она решила, что к вечеру ей совершенно необходимо новое платье. Конечно, пришлось долго оправдываться перед собой за непредвиденные расходы, но даже Диана согласилась, что такой вечер — событие из ряда вон выходящее и необходим новый наряд. Она нашла то, что искала, в маленьком магазине женской одежды в Галсгейт. Стоило оно несколько больше той суммы, на которую Маделин рассчитывала, но невозможно было устоять перед искушением. Длинное, до лодыжек, шифоновое платье цвета зеленой листвы с корсажем, отделанным стразами, ее очаровало.
Когда Эдриан попросил показать ему, какой наряд она приобрела, Маделин ответила отказом.
— Подожди до вечера, — таинственно сказала она. — Я хочу удивить тебя.
Эдриан засмеялся:
— Хорошо, дорогая. Но надеюсь увидеть его раньше, чем мы приедем на вечеринку.
Маделин улыбнулась и со вздохом подумала, что Эдриан очень милый и почему только она не может решиться выйти за него замуж.
У Мастерсонов их ждали к девяти. Эдриан заехал за ней в десять минут девятого, предварительно прихватив Хезерингтона.
Поверх платья Маделин надела пушистое шерстяное пальто кремового цвета, волосы оставила распущенными, и они каскадом падали на плечи. Диана едко заметила:
— О господи, мама, никто не поверит, что твоей дочери уже шестнадцать!
— Это ведь хорошо, правда? — блеснула глазами Маделин, и девушка пришлось воздержаться от комментариев.
Возможно, ее дружба с Эдрианом наводила девушку на мысль, что этот зрелый мужчина сможет хоть немного изменить Маделин, чтобы она стала больше похожа на мать Дианы, а не на ее сестру. Может быть, она должна осчастливить Диану и Эдриана и выйти за него замуж? Но Эдриан очень дорожит своей ненаглядной коллекцией, а Маделин — да, этот так! — для Маделин это скучно и неинтересно. Ничто, даже обеспеченность и уверенность в завтрашнем дне, не стоит того.
При ее появлении Хезерингтон разразился потоком комплиментов. Эдриан уже сказал ей, что в новом платье она выглядит просто восхитительно, так что Маделин почувствовала уверенность в себе и совсем расслабилась.
Когда они подъехали к воротам, во дворе у дома уже припарковалось несколько автомобилей. Шикарные сверкающие экземпляры явно принадлежали членам руководства завода «Шеридан». Эти машины были похожи на лимузин, в который она недавно врезалась на своем мотороллере.
Дом шестнадцатого столетия, прекрасно отреставрированный, Отнюдь не утратил очарования елизаветинской эпохи, хотя здесь была обустроена центральная система отопления, проведено электричество, а ковры, устилавшие полы, совсем не соответствовали духу старины. Встречал гостей величественный мажордом и принимал их верхнюю одежду.
Зал, широкий, с высоким резным потолком, освещался огромной электрической люстрой, в свете ламп сверкали великолепные дубовые панели, которыми были отделаны стены, зеркальный паркетный пол идеально подходил для ганцев. Большинство гостей собрались в просторной гостиной справа от зала.
Навстречу зачарованной великолепием дома Маделин и ее спутникам из гостиной вышла невысокая миниатюрная женщина в фиолетовых брючках и блузке. Представившись как Люси Мастерсон, она сказала, что ее муж присоединиться к ним немного позже.
— Он на несколько минут уединился с Николасом, э-э… с Николасом Витали, — пояснила она. — Последние несколько дней они только и говорят что о делах. Надеюсь, вы не воспримите это как невежливость с его стороны. Но Николас босс, так что, пока он здесь, им необходимо обсудить множество важных вопросов.
— О, ну что вы, не беспокойтесь, миссис Мастерсон, — расплылся в улыбке Хезерингтон. — Мы все прекрасно понимаем.
— Вот и хорошо, — просияла хозяйка неопределенного возраста, но ухоженная и изящная.
Люси проводила их в гостиную, здесь уже собралось около тридцати гостей, все группками стояли у столиков для коктейля и негромко беседовали. Играла спокойная музыка, воздух насыщен ароматами французских духов и гаванского табака. Пол устилал роскошный ковер, прекрасно сочетавшийся с тяжелыми бархатными портьерами. В комнате было расставлено несколько кожаных диванов и кресел, ослепительно белые стены украшали гравюры.
Большинство гостей были супружескими парами, и Люси быстро познакомила Маделин и ее спутников практически со всеми присутствующими. Они оказывались либо американцами, либо итальянцами, и хозяйка объяснила, что завод «Шеридан» принадлежит обеим странам. Когда Эдриан и мистер Хезерингтон углубились в техническую дискуссию с несколькими пожилыми мужчинами, Маделин обнаружила, что стоит рядом с молодой американской парой — Фрэн и Дэйвом Мэдисон.
— Вы живете в Оттербери? — с интересом поинтересовалась Фрэн, когда Маделин приняла от Дэйва предложенную сигарету.
— Да. У меня квартирка неподалеку отсюда, — ответила Маделин. — А вы?
— Да. У нас тоже здесь квартира, — откликнулся Дэйв. — Но мы хотим вскоре обзавестись собственным домом в новом районе поблизости от завода, наверное, в этом году.
— О, понимаю. Вы сами из Америки?
— Точно, — усмехнулся Дэйв. — Полагаю, что по нашему акценту определить это можно безошибочно.
Маделин засмеялась:
— Я подумала, что, возможно, вы просто приехали в гости к Мастерсонам. Ну и как, нравится вам Англия?
— В общем-то да, — безо всякого энтузиазма ответила Фрэн. — Но тут особенно нечем заняться, правда? Чуть позже мы надеемся поехать в Италию. Вы были когда-нибудь за границей?
— Только во Франции, — с сожалением в голосе ответила Маделин. — С тех пор как умер мой муж, мы с дочерью мало путешествуем.
— У вас есть дочь? — удивленно воскликнул Дэйв. — Малышка?
— Нет, ей уже шестнадцать, — улыбнулась Маделин. — Но спасибо вам на добром слове.
— Это вовсе не добрые слова, — усмехнулся Дэйв. — Я не дал бы вам больше двадцати пяти — двадцати шести лет.
Фрэн как-то выпала из беседы, так что Маделин была рада, когда к их группке присоединился еще один мужчина. Он был чем-то похож Дэйва: высокий, привлекательный, с милыми веснушками.
— Приветствую вас, — легко влился он в разговор. — Мы заполучили нового члена организации?
— Нет, — ответил Дэйв, поворачиваясь к нему. — Маделин, это Харви Каммингс — член клана «Шеридан».
— Как поживаете? — вежливо осведомилась Маделин.
— Прекрасно, — усмехнувшись, ответствовал он. — Особенно когда мной интересуется красивая женщина.
Маделин рассмеялась, от души наслаждаясь этой непринужденной дружеской болтовней, ведь она так давно не была в молодой жизнерадостной компании. С Эдрианом, конечно, было по-своему легко, но он был не способен шутить над "самим собой. У Джо тоже не было времени на шутки, так что, рано выйдя замуж, Маделин долго начисто была лишена возможности поучаствовать в легкой веселой приятельской перепалке.
— О, да здесь Кон, — вдруг заметил Дэйв. — И наш прославленный шеф. Должно быть, закончили свои деловые переговоры.
Маделин и все остальные оглянулись. В комнату вошли двое мужчин, оба высокие, но один был худощавее и шире в плечах. На обоих были темные костюмы, у широкоплечего была более смуглая кожа, чем у его спутника, и Маделин немедленно узнала в нем мужчину из злополучного красного автомобиля. Кто же он? Конрад Мастерсон или Николас Витали? Вряд ли он последний!
— Который из них мистер Мастерсон? — тихо поинтересовалась она у Фрэн.
— Тот, который слева, дорогая. Вы не знаете его?
— Боюсь, что нет. Так тот брюнет, значит, Николас Витали?
— Да — красавец, правда? Конечно, он ведь итальянец. Поэтому у него такая смуглая кожа. Он очень много времени провел в Штатах. Естественно, что все мы от него без ума, но, как видите, я довольствуюсь Дэйвом. — Она рассмеялась, заметив гнев на лице мужа. — Дорогой, Николас самый неуловимый мужчина со времен Адама!
У Маделин сжалось сердце. Она умудрилась врезаться в автомобиль владельца «Шеридан»! Неудивительно, что он был так раздосадован! Николас Витали циничным, скучающим взглядом окинул людей, заполонивших гостиную Мастерсонов. Такие сборища всегда претили ему. На них всегда слишком много спиртного и слишком много хищниц в обличье милых дам. Не будь у него важных дел с Конрадом Мастерсоном, он бы не появился здесь этим вечером.
Его острый глаз быстро отыскал в комнате Харви Каммингса, своего личного помощника, который отвечал за взаимоотношения с другими компаниями этой же отрасли. Харви нравилось заниматься этим делом, и они часто проводили свободное время вместе.
Извинившись перед хозяином, он через гомонящую толпу направился в сторону Харви. По пути он здоровался со знакомыми ему гостями, но, к величайшему сожалению женской части присутствующих, не остановился, чтобы с кем-то побеседовать отдельно. Его знали все, но свою частную жизнь Николас умело прятал в тени и этим заработал себе репутацию безжалостного сердцееда. Женщины, которые входили в его жизнь, ожидали от него не большего, чем он давал им. Если им удавалось играть по правилам Николаса, то прекрасно — он был не тем человеком, который отказывается от того, что дают. Единственным, кто знал истинное лицо Николаса, скрывавшееся под светской маской, был Харви.
Харви и его подружка увлеченно беседовали, когда он подошел к ним. Девушка была высокой, стройной, со светлыми волосами очень необычного оттенка, они тяжелыми кольцами лежали на ее плечах, и он подумал о том, что Харви везет на привлекательных женщин.
Положив руку на плечо друга, он сказал:
— Не против, если я нарушу ваш тет-а-тет?
Харви обернулся и простонал:
— Господи, обязательно, что ли, так подкрадываться?
Николас усмехнулся и прищурил глаза. Девушка, стоящая рядом с Харви, была ему знакома. Это она ехала на мотороллере и врезалась в задний бампер его машины в прошлую пятницу. Судя по тому, как ее лицо внезапно залилось краской смущения, девушка его узнала.
— Так, так, — протянул он. — Мир тесен.
Харви выглядел до крайности удивленным:
— Это что такое? Вы что, знакомы?
— Миссис… э-э… Скотт и я столкнулись в прошлую пятницу, — сухо пояснил он. — Я был на машине, а она ехала на мотороллере.
— Правда? — Харви изумленно поднял брови. — Скажи, пожалуйста! Маделин, ты не говорила, что знаешь Ника.
— Я не… это… — Маделин чувствовала себя до крайности смущенной школьницей. — Мистер Витали любезно помог мне подняться, вот и все.
Николас был приятно удивлен. На прошлой неделе он подумал, что у нее очень интересное лицо, но сегодня она была просто обворожительна. Ему захотелось узнать о ней побольше. Он тогда успел запомнить номер ее мотороллера, и потом ему удалось кое-что разузнать. А что это она делает здесь с Харви? Особенно если она замужем?
Он не мучился угрызениями совести по поводу замужних женщин, с которыми общался, они, как правило, были связаны с одним, а то и еще с несколькими мужчинами, но эта, очевидно, была не такого поля ягода. Она явно не гналась за его расположением. У нее было открытое, честное лицо, искренние и чистые глаза.
— Будь другом, Харви, принеси мне выпить, — попросил он, игнорируя досаду на лице приятеля.
Харви скривился:
— Ну зачем, зачем ты приволокся сюда, мой старый друг? — с притворной агрессивностью осведомился он.
— Мне хочется выпить, — любезно повторил Николас. — Давай бегом… старый мой друг.
Харви вздохнул и с сожалением посмотрел на Маделин.
— Вот так всегда. Все должны подчиняться этому грубияну, — печально прокомментировал он, заставив Маделин рассмеяться.
После того как он ушел, Маделин принялась нервно катать стакан между пальцев, не зная, о чем говорить. Она прекрасно видела, что он беззастенчиво долго разглядывает ее. Наконец он сказал:
— Вы не очень огорчились, что я прервал вашу беседу с Харви?
Маделин отрицательно покачала головой:
— Я познакомилась с ним полчаса назад.
— Понимаю. А я уж подумал, что вы, возможно, его очередная победа.
Маделин улыбнулась:
— Ничего подобного.
Николас с серьезным видом вытащил пачку сигарет:
— Вы курите? — После того как она взяла сигарету, продолжил: — А ваш муж? Он здесь сегодня вечером?
— Нет. Он умер девять лет назад.
— Девять? — Он был всерьез удивлен. — Простите, но я думал, что вы только недавно вышли замуж.
— Мне тридцать три, — вздохнула Маделин.
— Моя жена тоже умерла, — пояснил он. — Умерла при родах, Марии теперь пятнадцать.
— Понимаю. — Маделин склонила голову. — У меня тоже есть дочь. Она чуть постарше вашей, ей шестнадцать.
— В самом деле? — Он был изумлен. — Мария все еще в Риме. Она очень хочет приехать ко мне. Конечно, из-за нее мне приходится частенько ездить в Италию, так как она живет с моей матерью. Та ее чересчур избаловала, и девочка обычно получает все, что хочет.
— И как долго вы намерены пробыть здесь? — осведомилась Маделин, поднимая на него глаза.
Он нерешительно развел руками:
— Пару месяцев, может быть, три. Я здесь пока только десять дней. Не могу сказать точно. Если мне понравится, то останусь подольше.
В этот момент вернулся Харви, неся в руках поднос с бокалами. Несмотря на то, что он был довольно высокий мужчина, все же он уступал в росте Николасу, а вот по сравнению со всеми знакомыми Маделин мужчинами эти оба казались просто гигантами.
Так они стояли и болтали, чуть позже к ним присоединился Кон Мастерсон и еще одна молодая пара, которые представились как Пол и Мэри-Ли Лукас. Мэри-Ли сразу же нашла общий язык с Маделин, поинтересовавшись, есть ли у нее дети, объявив, что у нее самой их четверо. Маделин позавидовала полному отсутствию у собеседницы смущения и неловкости.
Чуть позже к ним присоединился Эдриан. Маделин удивилась, что практически позабыла и о нем, и о мистере Хезерингтоне.
Эдриан получил возможность пообщаться с владельцем завода. По выражению его лица Маделин поняла, что он чрезвычайно польщен и мысленно уже подсчитывает выгоду, которую может принести ему знакомство с этим баснословно богатым человеком.
— Скажите, — говорил Николас Витали. — С какого возраста вы принимаете в вашу школу? Это, вообще, большая школа?
— У нас учатся дети от одиннадцати до восемнадцати лет, — ответил Эдриан, было совершенно ясно, о своем любимом детище он готов говорить бесконечно. — Всего восемьсот учеников.
— Понимаю. Моей дочери Марии пятнадцати. К сожалению, она не слишком интересуется учебой, и мне пришло в голову, что английская школа не такая плохая вещь. Школа с пансионом, я имею в виду.
— Конечно, — уныло ответил Эдриан. А он-то было подумал, что Витали собирается привезти Марию, чтобы она училась в Оттербери.
— У вас есть еще какие-нибудь школы, которые вы могли бы порекомендовать? — зорко наблюдая за Эдрианом, поинтересовался Николас.
Тот широко развел руками:
— Боюсь, что я очень мало знаю о школах с пансионом. Вы хотели бы послать ее в одну из лучших школ для девушек или вы предпочитаете смешанные?
Николас улыбнулся.
— Думаю, об этом лучше сказала бы сама Мария, — заметил он. — Если она согласится приехать учиться сюда, то уж школу, по крайней мере, вправе выбрать сама, так ведь?
— О, в таком случае… естественно. — Эдриан поджал губы. Маделин, наблюдавшая за ним, предположила, что он считает такой путь общения с собственным ребенком совершенно ошибочным. Эдриан всегда говорил, что дети никогда сами не знают, что для них лучше, так что принимать решения — удел взрослых.
— Не станет ли она скучать, если будет учиться здесь, а вы уедете в Италию? — не удержавшись, спросила Маделин.
На мгновение синие глаза Николаса встретились с ее, и она вдруг почувствовала, что ей хочется убежать. Она не могла отвести от него взгляд и справилась с собой только тогда, когда он снова заговорил. Почему же она чувствовала себя ребенком и никак не могла заставить себя посмотреть на него опять?
Это было ужасно трудно, и если честно, то она была очарована всем, что он говорил, и всем, что он делал!
— Ну, я бы нашел время приезжать и видеться с ней, — сказал он, отвечая на вопрос Маделин. — К тому же моя мама хочет в этом году поехать на несколько месяцев в Америку, так что ей будет гораздо проще, если Мария тоже уедет.
Эдриан согласно закивал, а Маделин сплела пальцы. Если Мария приедет учиться в Англию, то, значит, и Николас Витали будет часто бывать здесь. И тогда она снова сможет увидеть его!
Она бранила себя за полное отсутствие опыта в сердечных делах, но внешне выглядела невозмутимой. Смешно даже представить себя объектом его интереса. К тому же он настолько богат и влиятелен, что наверняка только увлекается женщинами, но отнюдь не подпускает к себе слишком близко. С его стороны интерес к ней может быть всего лишь мимолетным, так что он только сильно ранит ее, вот и все.
Мало того, она ведь респектабельная вдова и у нее дочь, которая вошла в очень восприимчивый и ранимый возраст. Можно представить себе, какова была бы реакция Дианы, если бы она объявила ей о том, что завела близкое знакомство с итальянским миллионером! В самом деле, это все просто смешно, ведь он даже не попросил ее о свидании! Но в его взгляде, несомненно, было что-то говорящее о том, что он собирается это сделать!
К ним присоединился Хезерингтон и вступил в беседу. Он лучше Эдриана мог дать Николасу Витали полезный совет по выбору школы для Марии, так что он, не упуская момента, вставил в разговор свое веское слово.
Мужчины продолжали беседовать, оставив Маделин наедине с ее собственными мыслями. Она не подозревала, что Николас Витали частенько посматривал в ее сторону и желал, чтобы остальные отошли от них, оставив поговорить наедине. Уже несколько лет он не встречал на своем пути женщину, которая так сразу увлекла бы его, и это был отнюдь не мимолетный интерес. Обычно женщины исполняли свою роль и уходили. Беседовать с ними было особенно не о чем: мода, стиль, последние прически, новейшие коктейли… Маделин Скотт была совсем не такая, в этом он был уверен.
Маделин, слушая его голос, нашла, что он определенно волнует. Глубокий, сильный, он обладал такой интимностью, что ей казалось, будто все его речи предназначены лишь для ее ушей.
По правде говоря, Николасу уже до смерти наскучили собеседники со всеми их делами. Ему хотелось получше узнать Маделин, а круг беседующих неуклонно расширялся, голоса начинали раздражать, так что ему захотелось, чтобы все они немедленно провалились в тартарары.
Затушив в пепельнице окурок, он прервал беседу словами:
— Благодарю вас за ваш ценный совет. Я поговорю с Марией о школе, как только увижу ее.
При этих словах Маделин очнулась от охватившей ее летаргии.
— Вы… вы возвращаетесь в Италию? — не сумев сдержаться, воскликнула она.
Он смотрел на нее, и глаза его лучились светом.
— Нет. Мария приедет сюда. Моя мама останется в Риме, пока не завершит все неотложные дела, а потом присоединится к нам.
— О! — Маделин снова замкнулась.
— У вас, наверное, здесь дом? — удивленно поинтересовался Хезерингтон.
— Нет. У меня многокомнатный номер в «Стаге», — сухо ответил Николас. Расспросы уже начали походить на допрос с пристрастием.
«Стаг» — самый большой отель в Оттербери. Роскошный, комфортабельный, он предназначался для людей, подобных Витали, и был выстроен в то же время, что и завод.
К ним подошла Люси Мастерсон и, к большому облегчению Николаса, окончательно закрыла тему о его личной жизни. Она застенчиво взглянула на него и сказала:
— Ник, дорогой, тебе надо больше общаться с людьми. Так приятно видеть тебя в нашем доме. Мы за эти дни совсем не виделись… — Последнюю фразу она произнесла с укоризной.
Маделин, наблюдавшей за реакцией Николаса, очень хотелось бы знать, насколько жена Кона Мастерсона близка с начальником мужа и есть ли между ними какая-нибудь связь. В обращении Люси было что-то наводящее ее на эти мысли, и Маделин почувствовала неожиданный прилив отвращения.
Николас пожал широкими плечами и быстро взглянул на часы.
— Мне очень жаль, Люси, — холодно сказал он. — Но я чрезвычайно занятой человек.
— Ты слишком много работаешь, — несколько раздраженно возразила она. — Отдохни и расслабься.
Он взглянул на женщину сверху вниз, и Маделин заметила, как его глаза сузились.
— Откуда тебе знать, что я этого не делаю? — независимым тоном сказал он, и Люси вздрогнула. Маделин отвела глаза; она увидела достаточно.
Николас заметил, что Маделин отвернулась, в ее волосах вспыхнули золотистые огоньки под мягким освещением. Он был твердо намерен переговорить с ней, прежде чем уйти.
— Ты невозможен! — сердито воскликнула Люси, понизив голос.
— Да, совершено верно, я такой, — равнодушно откликнулся он и добавил: — Прости. Я хочу кое с кем перекинуться словечком.
Николас подошел к Маделин. Та стояла в глубокой задумчивости.
— Вы позволите мне подвезти вас домой? — мягко осведомился он, но глаза его были полны решимости. Маделин развернулась к нему лицом. Она вновь почувствовала, что заливается краской. Это было очень неприятно и крайне досадно знать, что ты не можешь держать под контролем цвет своего лица. Его глаза с густыми длинными ресницами, казалось, гипнотизировали ее, и отвращение, которое она почувствовала к нему в связи с Люси, моментально улетучилось. Женщина была уверена, что он прекрасно осведомлен о том впечатлении, которое производит на нее, и невольно передернулась. Сложив вместе ладони, она решительно заявила:
— Я приехала сюда с Эдрианом Синклером.
— Я не спрашиваю вас, с кем вы приехали, — сухо пояснил он, — просто интересуюсь, могу ли довезти вас до дома.
— Но… но Эдриан думает, что я… что я поеду с ним, — забормотала она, чувствуя себя полной дурой.
— Понимаю. Это для вас важно?
Было ли это важно? Маделин почувствовала себя в ловушке. Она могла бы с чистой совестью заявить, что Эдриан важен для нее по-дружески, она обязана ему. Маделин замялась в нерешительности, ужасно нервничая. Ей хотело плюнуть на все и сказать, что ей было бы чрезвычайно приятно, если бы он довез ее до дома, но что-то останавливало ее. Все равно что стоять на распутье двух одинаково манящих дорог. Но были ли они так уж одинаково манящими? Будь она честной перед самой собой, она бы признала, что идея отправиться куда-то с Николасом Витали была сама по себе крайне возбуждающей, совсем не так, как с Эдрианом!
Николас изучающе серьезно смотрел на нее, пока она лихорадочно размышляла, что предпринять. Потом сказал обманчиво-любезным голосом:
— Думаю, раз такой простой вопрос поверг вас в пучину столь долгого раздумья, то ответ будет «нет».
Маделин безуспешно пыталась подобрать слова, чтобы объяснить ему ситуацию.
— Возможно, вы правы, — в конце концов согласилась она. — Мы с Эдрианом старые друзья, и я не должна ранить его чувства.
— Вы имеете в виду, что он проявляет к вам интерес, — резко отметил Николас.
— Ну думаю, да, — спокойно согласилась она. — Мы знаем друг друга уже пять лет.
— И все это время вы уже были вдовой?
— Да.
— Тогда я думаю, либо он кретин, либо вы очень упрямы.
Маделин улыбнулась:
— Последнее. Никто не может сказать, что Эдриан кретин.
Николас пожал плечами:
— Ну и что? Нас это не касается? Вам хотелось бы поехать со мной? Если бы Синклер, конечно, не возражал.
Маделин нервно провела рукой по волосам.
— Я… о… думаю, да, — вздохнула она. Николас был явно удовлетворен.
— Хорошо. Тогда я переговорю с Синклером.
— О нет, пожалуйста, не надо. — Маделин умоляюще посмотрела на него. — Это будет ему очень неприятно.
— Вот как? — Он вытащил из кармана пачку сигарет и предложил ей. Маделин взяла одну и, закурив, начала:
— Эдриан никогда бы не понял…
В этот момент объект их беседы присоединился к ним лично.
— Ты готова уехать, Маделин? — осведомился он. — Хезерингтон не хочет оставаться допоздна, потому что его жена дома одна.
Николас несколько секунд внимательно смотрел на Эдриана, потом сказал:
— Если я правильно понял, вы собираетесь отвезти домой Хезерингтона?
Эдриан нахмурился:
— Совершенно верно.
Николас повернулся к Маделин:
— Как я вижу, миссис Скотт в данный момент не торопится уезжать, так что я позабочусь о том, чтобы она добралась до дома в целости и сохранности, освободив вас от этой ответственности.
Эдриан был сбит с толку, и это было видно. Он не хотел обижать итальянца, и в то же время Витали не оставил ему выбора, так что он был вынужден согласиться на его предложение. Разрешить ситуацию могла только Маделин, так что он вопросительно воззрился на нее.
Та чувствовала себя виноватой перед старым другом. Мероприятие было очень рискованное, и она боялась последствий. Но даже при всем при этом она не могла заставить себя сказать слова, которые хотел услышать Эдриан: что она поедет с ним сию же минуту.
— Что ж, хорошо, — сухо произнес Эдриан, когда стало совершенно очевидно, что Маделин намерена остаться. — Ты уверена, что хочешь остаться, Маделин?
Она выдавила жалкое подобие улыбки.
— Я не против, — пробормотала она. — Очень великодушно со стороны мистера Витали предложить отвезти меня домой.
— Понимаю. — Голос Эдриана звучал крайне неубедительно. Он видел, как они беседовали, и ему ужасно хотелось знать, что же между ними происходило. Теперь он знал. На мгновение он был введен в заблуждение и очень удивился, что Маделин, которую, как он думал, знает очень хорошо, может повести себя так глупо. Едва познакомилась с мужчиной, да еще с такой репутацией, как у Николаса Витали… А поскольку он не знал о их предыдущей встрече, то для него все это выглядело еще хуже. Он никогда бы не поверил, что его секретарша может быть такой лицемерной.
Секунду он помедлил, потом резко развернулся и направился туда, где его ждал Хезерингтон. Маделин немедленно почувствовала себя абсолютной предательницей. Со вздохом она повернулась к Николасу:
— Мне очень жаль, мистер Витали, но я лучше поеду с ним. Он будет думать, что я ужасно неблагодарная. Ведь если бы не он, я бы не смогла приехать на этот вечер.
Николас протянул руку и удержал Маделин.
— Может быть, и нет, — спокойно сказал он, — но сейчас вы здесь, и я хочу отвезти вас домой, а я обычно добиваюсь того, чего хочу. А он переживет. — Его голос был таким надменным, что она даже слегка рассердилась.
— Я привыкла действовать по собственному усмотрению, спасибо, — ответила она сухо.
— Правда? Интересно. В любом случае уже поздно, он ушел.
Распрощавшись с хозяевами, Эдриан, не оглядываясь, покинул гостиную.
Исполнившись мрачных предчувствий, Маделин огляделась. Изысканно обставленная комната была полна незнакомых людей. Даже мужчина, стоявший рядом, был чужаком. Должно быть, она сошла с ума! Эдриан, без сомнения, так и подумал.
Осознав, что Николас все еще держит ее за руку, она вопросительно посмотрела на него. Словно в ответ на ее взгляд, к ним повернулся Харви, и она немедленно освободилась от цепкой руки.
— Я правильно расслышал? — Харви понизил голос. — Ник действительно предложил отвезти вас домой?
— Да. — Она пожала плечами. — А почему вы спрашиваете?
Харви тихонько присвистнул.
— Вот это да! — восхищенно произнес он. — Вы действительно отважная маленькая девочка. Следите за каждым своим шагом. Ник ест маленьких девочек на завтрак.
— О, не будьте смешным! — воскликнула Маделин, с каждым мгновением все больше убеждаясь в том, что повела себя глупо, не уехав с Эдрианом. Здесь, с людьми не ее круга, она чувствовала себя не в своей тарелке. Да еще Харви досаждал ей своими подначками.
Словно почувствовав ее состояние, Николас тихонько проговорил:
— Хотите уехать сейчас?
Маделин беспомощно взглянула на него:
— Ну… я… не стоит из-за меня отвлекаться от вашей беседы. Я могу взять такси. — Она ощутила желание бежать отсюда и как можно быстрее!
Николас нахмурился, и его брови сошлись в поперечную линию.
— В этом нет необходимости, — холодно произнес он. — Харви, расскажешь Белмоту о новом дистрибьюторском направлении?
Тот пожал плечами:
— Хорошо, Ник. Увидимся утром?
— Конечно. Я буду рано. Потом мне надо будет поехать в аэропорт встретить Марию.
— Ладно. — Харви усмехнулся и подмигнул Маделин, но она была не в состоянии воспринимать юмор. В сложившейся ситуации ей было не до смеха.
Мастерсоны удивленно смотрели им вслед, когда они уходили. Маделин подумала о том, как Люси злобно попрощалась с ней. Она была близка с Николасом, но теперь он абсолютно потерял к ней интерес.
Маделин была рада, когда они наконец вышли из этого дома. На улице шел сильный дождь, и они поспешили через двор туда, где был припаркован длинный белый автомобиль, это, без сомнения, тоже был «шеридан», но теперь не красный и другой модели.
Он помог ей забраться внутрь, потом обошел машину и скользнул на водительское место.
— Почему вы сказали, что взяли бы такси? — внезапно повернувшись, спросил он.
Маделин охватило нервное беспокойство.
— Я подумала, что вы заняты важным разговором, и не хотела беспокоить вас, — ответила она.
Он включил внутренний свет и скептически посмотрел на нее.
— Ну что ж, если честно, — решилась она. — Обыкновенная вдова с дочерью-подростком, какой интерес могу я для вас представлять?
Николас почти незаметно пожал плечами и выключил свет.
— А почему вы решили, что вами интересуются? — медленно проговорил он.
У Маделин задрожали колени. Его замечание настолько сбило ее с толку, что она никак не могла придумать, что ответить. В конце концов, решив проигнорировать этот вопрос, она сказала:
— Я живу неподалеку отсюда. Следующий поворот направо. Так что если вы остановитесь в конце этой дороги, то я легко смогу дойти…
Он молча продолжал вести машину.
— Вон тот дом, — тихо указала она, и он остановился. На улице было совсем пусто; ливень разогнал всех по уютным домам и квартирам.
Маделин взяла было сумочку и перчатки, намереваясь выйти, но он остановил ее:
— Вы не ответили на мой вопрос.
Она порадовалась, что в этот момент ее лицо находилось в глубокой тени; она заботливо скрыла ее малиновые щеки.
— Нет… а вы надеялись получить ответ?
— Конечно. — Он повернулся к ней, коснувшись бедром ноги. — Я хочу знать.
Маделин была совсем сконфужена. Этот мужчина оказывал на нее странное действие — она чувствовала себя маленькой глупой девочкой. От его близости перехватывало дыхание, а сердце бешено стучало, она пыталась убедить себя, что должна разозлиться, но взгляд этих синих глаз обезоруживал и повергал ее в трепет.
— Не дразните меня, — наконец выдавила она, безуспешно стараясь взять себя в руки.
— Вовсе нет.
Никогда в жизни она не думала, что мужчина может так волновать ее. Многие годы ее душевное равновесие находилось под надежной защитой, но вот появился Николас Витали, и она не знает, как себя вести и что делать.
— Скажи мне, — нежно прошептал он. — Ты боишься? Почему так дрожишь? Что такого наговорил тебе Харви?
Его пальцы коснулись плеча Маделин, и по телу молодой женщины прошел трепет.
— Н-н… ничего, — заикаясь, выдавила она. Все ее чувства сосредоточились на этом легком прикосновении.
— Я уверен, что он что-то наговорил, — настаивал Николас, разглядывая ее строгий профиль.
Он был так близко, и его чистый мужской аромат, смесь хорошего табака и крема для бритья, сбивал ее с толку, заставляя чувствовать только то, что она женщина.
— Я должна идти, — твердо заявила Маделин, взявшись за дверную ручку. Николас наклонился и предотвратил ее движение. Он явно был намерен не позволить ей выйти. В этот короткий промежуток времени дремавшие в ней чувства внезапно окончательно вырвались на волю.
— Пока нет, — нежно прошептал он. — Я хочу знать, когда увижу тебя снова.
Маделин в изумлении уставилась на него:
— Вы это серьезно?
Он тотчас же нахмурился:
— Конечно серьезно. Ты думаешь, что я подвез тебя домой и теперь так просто исчезну из твоей жизни?
— Я не знаю. Вы могли подумать, что я… ну…
— Уступчивая? — подсказал он мягко. — Никогда я так не думал. Так когда же?
— Я не думаю, что вы действительно хотите увидеть меня.
— Ты не думаешь? — Он усмехнулся. — Возможно, нет. Для женщины, которая была замужем, ты до крайности наивна.
— Благодарю. — Голос Маделин прозвучал резковато. — Я обычная домохозяйка, которая вынуждена была пойти работать, — вздохнула она.
— Не для меня, — прошептал он, играя прядками ее волос. — Ну же, милая. Завтра вечером, м-м?
— Я не знаю, — с трудом ответила молодая женщина.
— Почему нет? Не уходи от ответа, Маделин. Не надо. Я хочу продолжить наши отношения и знаю, что ты тоже этого хочешь. Ведь все так просто. Я волную тебя также, как ты волнуешь меня.
— Я… я волную вас? — Она неотрывно смотрела на него.
Его глаза потемнели — два непроницаемых омута, но голос звучал властно и уверенно. На мгновение его пальцы сжали ее плечо.
— Хватит дразнить меня. Значит, завтра вечером. Во сколько?
— Моя дочь может не одобрить, — забормотала она, чувствуя неспособность к сопротивлению.
— Это очень плохо. — Голос его стал надменным. — Я заеду за тобой в половине восьмого, договорились?
— О… хорошо. — Маделин склонила голову. Она была совершенно обессилена.
— Не опаздывай.
Губы Маделин раскрылись, словно цветок в знойный день, и он простонал:
— Не дай мне дотронуться до тебя, милая, а то я не отпущу тебя.
Маделин молниеносно высвободилась и выскользнула из машины. К ее удивлению, он последовал за ней, и несколько секунд они вместе стояли под дождем.
— Не забудь, — тихо напомнил он; теперь в его голосе не было и намека на высокомерие.
— Как я смогу! — беспомощно прошептала она и быстро побежала к дому.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследие прошлого - Мэтер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Наследие прошлого - Мэтер Энн



очень рада за героев.
Наследие прошлого - Мэтер Эннириша
15.07.2011, 14.26





Чудесный роман.Красивые отношения(сказочные конечно).Приятное чтиво.Советую
Наследие прошлого - Мэтер ЭннЛеля
20.03.2013, 23.49





Да, я героиня, я дочитала ЭТО до конца... Как можно вести себя так с девочкой-подростком?? Ни разговоров, ни объяснений, о чем вообще этот роман? Уж явно не про отношения, ничему не учит. А концовка? Мама миа... НЕ СОВЕТУЮ, что бы не писали предыдущие дамы. 2/10
Наследие прошлого - Мэтер ЭннЛиловый Жираф
25.04.2015, 12.12





Роман на любителя. На 6 главе бросила чтиво. Не понравилось.
Наследие прошлого - Мэтер ЭннСкептик
20.08.2015, 22.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100