Читать онлайн Имение Аконит, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Имение Аконит - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Имение Аконит - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Имение Аконит - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Имение Аконит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Мелани тщательно одевалась к обеду этим вечером. По некоторым соображениям ей хотелось показать Шону Босуэлу, что его раздражительность не беспокоит ее ни в малейшей степени и что она намерена сохранять безразличное настроение в его присутствии.
Она надела платье из бархата винного цвета, длинное и прямое, решительно подчеркивавшее грудь, а затем ниспадавшее складками до лодыжек. Ее волосы, разделенные пробором, мягко спадали на щеки и придавали ей скромный вид, а небольшое количество косметики сделало ее светло-фиолетовые глаза более яркими.
Удовлетворенная своим внешним видом, она направилась в столовую и была встречена восхищенными взглядами нескольких мужчин. Иэн Макдональд поднялся со своего места у камина при ее появлении и сказал:
– Элен сказала нам, что вы решили остаться еще на несколько дней.
– Элен? – Мелани наморщила лоб. – О, так зовут регистраторшу? Да, да. Я остаюсь еще примерно на неделю.
– Что заставило вас передумать? – с интересом спросила Элизабет Салливан. – Мистер Босуэл говорил, что вы поселились здесь всего на пару дней.
Мелани едва удалось сдержать эмоции.
– Думаю, мне просто понравилось здесь, – ответила она осторожно. – А что, снег все еще идет?
Снег прекратился, небо было чистым и ясным первый раз с тех пор, как она выехала из Форт-Уильяма позавчера, но ее вопрос удачно переменил тему разговора и когда Алистер поднял вопрос о возможности сильного мороза и ледостава на лохе, причины задержки Мелани в Кейрнсайде были преданы забвению.
Когда обед закончился, Мелани решила зайти в комнату при баре. Она не пила ничего крепче кофе с тех пор, как покинула Лондон, и мысль о ликере показалась ей привлекательной.
Дверь в бар открывалась из приемного холла, и войдя, она увидела, что там почти пусто. Как и остальная часть отеля, помещение было со вкусом украшено и обставлено. Здесь была закругленная стойка из полированного дерева, подсвеченная разноцветными лампочками. Молодого человека за стойкой бара она не видела раньше, и ей было приятно увидеть здесь еще одно молодое лицо. Мелани улыбнулась и, взобравшись на табурет возле стойки бара, попросила шартрез.
Молодой человек повернулся, чтобы налить ей напиток, а затем, пуская стаканчик в ее сторону, спросил:
– Вы – мисс Стюарт, не так ли?
Мелани кивнула и, подперев подбородок рукой, спросила с любопытством:
– А вы кто?
– Джеффри Босуэл, – незамедлительно ответил он. – Я брат Шона.
– О! – его слова застали Мелани врасплох. – Я... я и не знала, что у него есть брат...
– А откуда вам было знать? Вы приехали только вчера, а я в тот вечер не работал. Я был у друзей и вернулся только к ленчу.
Мелани задумчиво повертела стакан в руке.
– Я не заходила в бар вчера вечером, – призналась она и снова посмотрела на него. – Вам нравится работать в отеле?
– Да, здесь неплохо. Но я занят в баре неполную неделю. Я учусь в колледже в Глазго, а сейчас у меня каникулы и я подрабатываю в отеле.
Он взял стакан и принялся протирать его.
– Отель – это наше семейное дело. Думаю, что вы видели и мою сестру.
– Вашу сестру?
– Ну да, Элен. Она обычно стоит за конторкой в приемном холле.
– Ах да, разумеется. – Для Мелани это было еще одно открытие.
Джеффри поставил стакан и взялся за следующий.
– У нас каждый делает свою долю работы, – продолжал он. – Отель сейчас принадлежит, разумеется, Шону. Он старший сын.
– Старший сын!
Мелани не могла удержаться и, как недоверчивое эхо, повторила эти слова, а произнеся их, сразу же почувствовала, что в баре они не одни. Вошел мужчина, высокий черноволосый мужчина, выглядевший в вечернем костюме и сияющей белой рубашке еще более безупречно лощеным и мрачным, чем всегда.
– Добрый вечер, мисс Стюарт, – сказал он вежливо, остановившись рядом с ней. – Я так понял, что вы оставили для меня сообщение через Элен.
Мелани сделала над собой усилие, чтобы остаться на своем месте, в то время как все ее чувства понуждали занять как можно более дальнюю дистанцию от Шона Босуэла. Она не могла не ощутить присутствия этой неприятной личности, особенно когда он принялся осматривать ее, откровенно оценивающим взглядом своих странных светлых глаз, от которых не ускользали ни достоинства ее платья, ни молочная белизна шеи, открытой круглым вырезом. Она поймала себя на том, что тоже смотрит на него, пытаясь противостоять его самоуверенности тем же оружием, но мощная ширина плеч и сила крепких мышц, проступающих под дорогой тканью его костюма, попросту вызвали у нее пятна жаркого румянца на щеках и только усиливали неприятное внутреннее ощущение, вызванное его приходом.
В замешательстве она быстро подняла стакан и сделала большой глоток, чуть не поперхнувшись при этом. Он подождал, пока она снова овладеет собой, если не внутренне, то хотя бы внешне, а затем сказал:
– Элен передала мне, что вы решили остаться здесь еще на неделю.
Мелани была вынуждена снова взглянуть на него.
– Да, это так, – осторожно согласилась она, – при условии, что мои желания не войдут в противоречие с вашими.
Глаза Босуэла сузились и, к ее досаде, он уселся на соседний табурет.
– Так что же я предпринимаю? – спросил он с издевкой, и пальцы Мелани конвульсивно сжались вокруг донышка стакана.
По каким-то соображениям он решил вывести ее из себя, и это ей очень не нравилось. Она предпочла бы его высокомерную кипучесть этой, более опасной стороне его характера. Наверное, он понял, что, задирая ее, ничего не добьется, и избрал другую тактику, чтобы заставить ее уехать. Джеффри отошел, чтобы обслужить двух мужчин, которые только что вошли в бар, и они остались наедине, к большому огорчению Мелани. Она потягивала свой ликер и старалась сосредоточиться на цветных огоньках позади стойки, но все время ощущала на себе его внимательный взгляд, и ей хотелось, чтобы он ушел и уделил внимание другим гостям, а ее оставил в покое. В гневе она решительно повернулась к нему и спросила:
– А чего, собственно, вы хотите от меня, мистер Босуэл? Я сказала вам то же самое, что и Элен. По-моему, тут больше не о чем говорить.
Босуэл оперся спиной на стойку и положил на нее локти. Он чувствовал себя абсолютно непринужденно, и это приводило ее в бешенство.
– Я думаю, мы могли бы поговорить, – сказал он, наклонив голову и сосредоточенно глядя на нее.
Мелани нахмурилась:
– О чем же?
– О наших взаимоотношениях, к примеру. Или, может быть, об Аконите.
Мелани наклонила голову.
– Вам следовало бы поднять эту тему раньше. Почему вы вдруг решили заговорить об этом именно сейчас?
Он прищурил глаза, и она снова поразилась длине его ресниц.
– Может быть, я только сейчас начинаю сознавать, какая вы решительная женщина, мисс Стюарт. – Он повернулся на табурете лицом к стойке и, снова положив на нее локти, подпер подбородок руками. – Ну, так что вы говорили?
Мелани закусила губу. Она разрывалась между желанием убраться как можно дальше от этого беспокоящего ее человека и столь же сильным желанием попытаться заставить его понять ее эмоции по отношению к Акониту. В конце концов, они не должны быть врагами, да и нет абсолютно никакой причины для этого. Только одно маленькое сомнение в целесообразности совместного проведения длительного времени с Босуэлом заставляло ее колебаться. Но наконец она решилась и сказала:
– Что ж, хорошо, давайте поговорим об Аконите. Может быть, мы все-таки придем к какому-то компромиссу.
Босуэл соскользнул с табурета.
– Не здесь, – сказал он, – я предпочитаю разговор с глазу на глаз.
Мелани широко открыла глаза.
– О, но я не думаю...
– Да ладно, мисс Стюарт, вы ведь не побоитесь выпить вместе со мною? – Он обошел конец стойки. – Что вы предпочитаете? Виски? Ром? Бренди? Джин?
– Ничего, благодарю вас. – Теперь Мелани стало совсем не по себе.
– О, бросьте, вам же должно что-нибудь нравиться. – Босуэл усмехнулся несколько кривовато. – Думаю, маленькая порция виски с сухим имбирным подойдет?
Мелани тяжело вздохнула.
– Я, пожалуй, устала, мистер Босуэл. По-моему, нам надо перенести нашу беседу на какое-нибудь другое время...
Босуэл остановился перед ней с бутылкой виски и двумя бутылочками имбирного эля в руках.
– Вы что, боитесь меня, мисс Стюарт? – спросил он мягко, но с вызовом.
Мелани допила свой шартрез.
– Разумеется, нет.
– Прекрасно. Тогда пойдем?
Он сделал знак, пропуская ее вперед, и они вышли в приемный холл. Кто-то оставил входную дверь открытой, и холодный ветер дул прямо через коридор в холл. Босуэл поставил виски и две бутылки имбирного на конторку и ушел закрывать дверь, а Мелани осталась, дрожа, как от холода, так и от дурного предчувствия.
Вернувшись, он отреагировал на сомнение, выразившееся во взгляде Мелани, сардонической усмешкой.
– Я уж подумал, что вы сбежали от меня, – пробормотал он. – У вас был шанс.
– О, пожалуйста, мистер Босуэл, перестаньте играть со мной в кошки-мышки, – воскликнула она. – Я верю, что вы очень опытный противник, но меня эти игры не развлекают!
– Неужели, мисс Стюарт? Вы меня разочаровываете. Я думал, что все изысканные молодые леди любят словесные набеги на мужскую территорию.
Мелани осмотрелась вокруг.
– Куда вы меня ведете? – спросила она, не желая идти дальше.
Босуэл обошел конторку, подхватил бутылки и, повернув ручку двери за конторкой, толкнул ее.
– Сюда, мисс Стюарт, – спокойно сказал он, – будьте добры, обойдите кругом.
Он подождал, когда она обойдет конторку и войдет в комнату, освещенную огнем камина. Услышав звук захлопывающейся двери, она нервно оглянулась. Но он не предпринял больше ничего подозрительного, лишь поставил бутылки, бывшие у него в руках, и зажег высокую лампу, которая залила комнату золотистым светом.
Это была удобная комната, маленькая и аккуратная, конторская мебель сочеталась в ней с менее деловым убранством.
Кроме письменного стола и двух шкафов с документами, здесь стояли два глубоких кресла, обитых темно-красной кожей, несколько потертые, но явно удобные, а также немного старомодный диван в чехле из зеленого бархата со свернутым подголовником на одном из концов. На столе было разложено множество бумаг, но в этом беспорядке чувствовалась определенная упорядоченность, а единственным выпадающим по стилю предметом был телефон, кричаще современный.
Мелани задержалась в центре комнаты, поворачиваясь и чувствуя, как ее охватывает тепло от поленьев, пылающих в очаге, а тем временем Шон Босуэл достал стаканы из маленького застекленного шкафчика и откупорил бутылку виски. Налив небольшое количество виски в один стакан, он отмерил более щедрую дозу в другой, а затем добавил эль в первый стакан и протянул его Мелани. Она с неохотой приняла стакан и продолжала неуверенно стоять, пока Босуэл не обошел ее, направляясь к камину.
– Садитесь, – указал он на одно из кресел и выпил половину напитка одним глотком.
Мелани после некоторого колебания последовала его совету, но свой стакан поставила на каминную полку рядом с собой, даже не пригубив. Босуэл прикончил свою дозу и лениво пошел налить следующую.
– Скажите, – сказал он, поворачиваясь к ней со стаканом в руке, – какую цену, по вашему мнению, могут дать за Аконит на открытом рынке?
Вопрос застал Мелани врасплох.
– Не знаю, – сказала она. – Я не думала об этом. Наверное, недорого.
– Тысяч пять?
Мелани нахмурилась.
– Может быть, хотя я считаю, что это слишком щедро. Думаю, может быть, – четыре тысячи.
– Хмм. – Босуэл некоторое время изучал виски в своем стакане, а затем снова опрокинул половину себе в глотку. – Четыре тысячи, а? – Он снова уставился на свой стакан. – А что если бы кто-то предложил вам, скажем, восемь тысяч за него, вы сочли бы это щедрым предложением?
Мелани недоверчиво посмотрела на него.
– Восемь тысяч! Никто не даст восемь тысяч за Аконит!
– Я дам.
– Что!? – изумилась она. – Вы это серьезно?
– О, да, конечно. – Босуэл пристально посмотрел на нее. – Поэтому-то я и пригласил вас сюда. Я собирался сделать вам это предложение.
Мелани сняла с каминной полки свой стакан с виски и спешно отхлебнула. Она почувствовала, что ей нужна такая поддержка. Она не верила своим ушам. Босуэл предлагал ей восемь тысяч фунтов за дом, который не стоил и половины!
Она осушила свой стакан и рассеянно держала его в руке, пока он не взял у нее и не возвратил наполненным. Она взяла его машинально, но не стала подносить к губам.
– Но почему вам так нужен Аконит? – промолвила она наконец. – Мне кажется, что в этих местах есть и другие дома, которые вы могли бы купить. Почему именно Аконит?
– У меня есть свои причины, – коротко ответил он, заканчивая второй стакан виски. – Аконит удобен, и это единственный такой дом в округе. И, в конце концов, он единственный сейчас свободен!
У Мелани комок застрял в горле.
– Вы ставите меня в очень трудное положение, мистер Босуэл.
– Почему?
– Потому что я не хочу продавать Аконит.
– Но, Бога ради, почему?! – Босуэл хлопнул себя кулаком по лбу. – Почему? С восемью тысячами вы купите себе сельский коттедж возле Лондона, более подходящий к вашим требованиям, чем Аконит.
Мелани потягивала вторую порцию, тщательно выбирая слова.
– Я не понимаю, в чем проблема, мистер Босуэл. Мне нравится дом. Мне нравится место. Я же сказала вам – я не хочу жить рядом с Лондоном.
– Вы с ума сошли! – яростно пробормотал он, поворачиваясь, чтобы налить себе еще виски. – Что может значить для вас Аконит!
Мелани неуверенно поднялась на ноги.
– Он означает для меня место, которое я могу назвать своим впервые в жизни! – с горячностью заявила она.
– Но это может быть и любой другой дом! – раздраженно воскликнул Босуэл. – У вас не было достаточно времени, чтобы сформировалось особое отношение к этому месту! И если бы я завтра сказал вам, что это вовсе не Аконит, и привел бы вас к другому дому, вы бы этому поверили!
– Нет, не поверила бы, – мгновенно ответила она. – Вот у вас есть семья – брат и сестра рядом с вами, – а у меня нет никого. Родители мои умерли, а я была единственным ребенком! Для меня Аконит казался звеном, связывающим меня с прошлым, с моей матерью, если хотите. И потом, он принадлежал кому-то, кто был моим родственником, неважно, насколько отдаленным!
– Сентиментальная чушь! – сердито отрезал он. – За всю мою жизнь я не слышал такой бессмыслицы! И вы надеетесь, что ваш бесценный жених с его фешенебельной лондонской практикой кинется по вашему слову и желанию в дом, расположенный в Шотландских горах, в сотнях миль от утонченной цивилизации?
Теперь на Мелани напала дрожь.
– Майкл, может быть, и не хочет жить в Шотландии, я уже почти готова признать это, но это вовсе не означает, что я должна продать дом. Мы вполне могли бы пользоваться им во время отпуска и...
– И остальную часть года он будет пустовать, – огрызнулся он.
– Да. И поэтому я хотела поговорить с вами. Я собиралась убедить вас пойти на компромисс, чтобы мы с вами разделили...
– Э, избавьте меня от этих бредней! – яростно прорычал он. – Я не желаю вашего компромисса. Мне нужен Аконит, и, клянусь Богом, я его намерен получить!
У Мелани подкосились ноги. Задев его, она прошмыгнула мимо, к двери, и выбежала в холл. Там было значительно прохладнее, но она не заметила этого. Ее щеки пылали, и вся она горела, как в огне. Как она могла подумать, что сможет договориться с этим человеком? Он невозможен, абсолютно невыносим!
Оставив свой недопитый стакан на конторке, она поднялась наверх и, добравшись до своей комнаты, почувствовала себя в убежище и расслабленно опустилась на кровать. Всегда, расставшись с Босуэлом, она чувствовала себя как выжатый лимон, и этот раз не был исключением. Он умел все ее аргументы сводить к детским попыткам быть взрослой, и никому, даже Майклу с его искусным юридическим умом, не удавалось этого добиться.
Выключив свет, она подошла к окну и раздвинула шторы. На черном как смоль небе сияли звезды. Вся масса гор была иллюминирована снегом. Она подумала, что замкнутые пространства не беспокоили ее прежде, но эти горы сегодня ночью вызвали какое-то клаустрофобическое ощущение
type="note" l:href="#n_4">[4]
, а может быть, память о том, что произошло, заставляла ее воспринимать все таким образом. В любом случае, она готова была расплакаться, хотя и не было никакой убедительной причины думать о том, о чем ей хотелось думать.
На следующее утро все выглядело, разумеется, оптимистичнее. Снег не возобновлялся более, и воздух был морозный и бодрящий. После завтрака Мелани тепло оделась и пошла посмотреть свою машину. После ее прибытия вчера она бросила на нее беглый взгляд, но этим утром она решила запустить двигатель и убедиться, что он все еще работоспособен.
Она безуспешно давила не стартер, когда из отеля вышел Джеффри Босуэл. Он был одет в красную парку и темные брюки, темные волосы его слегка развевались на ветру, и на секунду она подумала, что это Шон Босуэл, но в следующий момент поняла, что это не он. В действительности в них было мало похожего, кроме темной шевелюры. Она выбралась из машины и спросила:
– Скажите, вы разбираетесь в двигателях?
Джеффри свернул в ее сторону.
– У вас проблемы?
– Да, пожалуй, можно и так сказать, – иронически согласилась она.
Джеффри усмехнулся.
– Откройте капот, я взгляну.
Мелани вернулась в машину, потянула рычаг, который открывал капот, и Джеффри поднял его. Затем он стал разглядывать двигатель с напускной самоуверенностью. Мелани стояла рядом, притопывая ногами, чтобы восстановить в них тепло, и терпеливо ждала его приговора.
– Контакты подмокли, – сказал он, наконец. – Шон говорил, что машина простояла ночь в сугробе, это так?
– Боюсь, что так.
– Значит, влага проникла в двигатель, – сказал Джеффри. – Вам надо подождать, когда солнце просушит его. Может быть, завтра все будет в порядке. А если вы будете продолжать давить на стартер, то посадите аккумуляторы.
– Спасибо! – Мелани захлопнула капот и продолжала стоять рядом, беспокойно покусывая губы.
– Что-то не так? Вы непременно хотите воспользоваться автомобилем?
– Разумеется. – Мелани задумчиво посмотрела на рэйндж-ровер, стоящий по соседству с ее маленькой машиной. – Я хотела поехать вниз, к деревне, у меня там кое-какие дела.
Джеффри ссутулился.
– Не смотрите так на меня. У меня нет никакого транспорта.
– Нет? И вы не водите машину? – вздохнула Мелани.
– Разумеется, вожу. Но если вы думаете, что я могу взять рэйндж-ровер, то ошибаетесь. Шон не разрешает мне брать его.
Мелани еще раз вздохнула.
– Понимаю. А как вы думаете, мне он позволил бы его взять?
– Никто не имеет права брать рэйндж-ровер! – громогласно заявил Джеффри. – Вам придется пойти пешком. Здесь недалеко.
– Дело не в расстоянии, – объяснила Мелани. – Дело в вещах, которые я хотела взять. Я думаю, они слишком тяжелы, чтобы нести их так далеко.
– А зачем? Что вы собираетесь купить?
Мелани прикусила губу.
– Ну, для начала немного краски. И какие-нибудь принадлежности для уборки.
Краску? Принадлежности для уборки? Ее слова поставили Джеффри в тупик, но как раз в этот момент спортивный автомобиль, за рулем которого Мелани вчера видела Дженнифер Крэйг, стал не спеша сворачивать с дороги в сторону отеля.
Дженнифер поставила машину на стоянке рядом с ними и вышла из нее, дружелюбно улыбаясь.
– Привет, – сказала она. – Вы какие-то мрачные. Что случилось?
Мелани заставила себя улыбнуться.
– Машина не заводится, – объяснила она. – Мистер Босуэл говорит, что подмокли контакты.
– О, пожалуйста, зовите меня просто Джеффри! – с усмешкой воскликнул Джеффри. – Вы соображаете в механике, Дженни?
Дженнифер рассмеялась.
– Не особенно, – призналась она.
Сегодня на ней были твидовая юбка и меховая куртка, а на ногах спортивные ботинки, и она выглядела более неуклюже, чем в прошлый раз, но вела себя очень симпатично, и Мелани решила, что Дженнифер ей нравится.
– Может быть, я могу чем-нибудь помочь? – продолжала Дженнифер. – Куда вы собрались?
Мелани засмеялась.
– Это ужасно мило с вашей стороны, мисс Крэйг, но я только хотела закупить кое-какие вещи в деревне – и все.
Дженнифер хлопнула по капоту своей машины.
– О'кей, запрыгивайте! Я вас подброшу.
– А как же я?! – взвился Джеффри, и Мелани подумала, уж не было ли у него назначено здесь свидание с Дженнифер?
Дженнифер подняла брови.
– Это двухместная машина, Джеффри, – напомнила она. – А к тому же ты вовсе не собирался в деревню, не так ли?
Джеффри снова ссутулился.
– Нет, не собирался, – согласился он.
– Тогда жди нас здесь. Мы сразу же вернемся. Пойди и попроси Джози, чтобы она приготовила тебе чашечку кофе. Я уверена, что она с удовольствием окажет тебе эту услугу.
Джеффри сделал игривое угрожающее движение в сторону Дженнифер, и она с визгом, смеясь, вскочила в машину и распахнула противоположную дверцу перед Мелани.
Мелани бросила на Джеффри сочувственный взгляд и залезла в спортивный автомобиль. Двигатель взревел и, брызгая снежной кашей из-под колес, машина помчалась.
Дженнифер вела машину мягко и умело, почти как Шон Босуэл, подумала Мелани, прикидывая, что бы сказать в оправдание своих закупок, но Дженнифер опередила ее своим вопросом.
– А много тебе всего нужно купить в деревне? Должна предупредить тебя, что кроме универмага и почты нам по пути мало что из лавок может попасться.
Мелани улыбнулась ей.
– Универмага мне вполне будет достаточно, – сказала она. – Мне нужны только жидкости для чистки и тряпки, что-нибудь в этом роде. О, и немного эмульсионной краски!
Дженнифер бросила на нее быстрый взгляд.
– Извини за любопытство, но все эти вещи для Аконита?
– Да, – вздохнула Мелани.
К ее удивлению, Дженнифер только пожала плечами и коротко сказала:
– Хорошо.
У Мелани расширились глаза.
– Значит, ты не возражаешь? Я имею в виду... я подумала было... это... – Она неуверенно запнулась, сознавая, что при любом высказывании слишком много на себя берет.
Но Дженнифер вовсе не казалась выбитой из колеи.
– Ты думаешь, если Шон хочет получить Аконит, я должна мешать тебе улучшить состояние дома, не так ли?
Мелани ответила кивком, и она продолжала:
– Большей ошибки ты не могла бы совершить. Я сама несколько раз собиралась сделать там уборку, но Шон мне не позволил. Так что я считаю это замечательной идеей.
У Мелани отлегло от сердца.
– Слава Богу! А то мне казалось, что принимая твое предложение подвезти меня, я совершаю обман.
Дженнифер покачала головой.
– Не будь глупой. Я рада помочь. Думаю, что твоя собственная машина завтра будет в порядке. Ты уже решила, сколько здесь пробудешь?
– Да, я собираюсь оставаться здесь, пока Аконит не сделается пригодным для обитания, – ответила Мелани. – Думаю, на это потребуется около недели...
– Понимаю. – Дженнифер кивнула.
Теперь они подъезжали к деревне, и Мелани увидела, насколько она мала. Это была всего одна главная улица с узкими домами по обе стороны, маленькой школой, церковью и несколькими лавками, о которых упоминала Дженнифер. Слева от главной улицы через просвет между домами Мелани впервые увидела проблеск Лох-Кейрнросса и с любопытством взглянула на дом Дженнифер, который виднелся на той стороне водного пространства.
– Ты должна приехать сюда летом, – со вздохом промолвила Дженнифер, – Мы сможем поплавать и покататься на водных лыжах, а у Шона есть парусный ялик.
Мелани поджала губы. Она хотела сказать, что собирается приезжать в Аконит в любое время года, но это могло показаться невежливым в свете того, что говорила Дженнифер.
Женщина, которая держала универсальный магазин, была очень предупредительна, и, хотя она очень любопытствовала, кто такая Мелани и зачем ей порошки для чистки и эмульсионная краска, присутствие Дженнифер удерживало ее от слишком большого количества уместных в этом случае вопросов.
Обе девушки были настолько нагружены своими покупками на обратном пути к машине, что Мелани, со смехом выглядывая из-за коробки с порошками, призналась:
– Не знаю, как бы я управилась без твоей помощи. Еще раз спасибо.
Дженнифер протестующе покрутила головой.
– Это ерунда! На самом деле я только развлеклась. Меня всегда забавляет, когда миссис Макферсон теряет дар слова. Ей было до смерти любопытно, почему ты, гостья в городе, покупаешь порошки для чистки. Она, наверное, распустит по деревне слух, что отель Шона в таком состоянии, что постояльцам приходится самим отмывать свои комнаты.
Мелани открыла рот.
– О, ты, наверное, шутишь!
Дженнифер рассмеялась.
– Возможно, и нет. Ну, вот и добрались. – С этими словами она открыла дверцу машины. – Просто забрасывай все за сиденье. Распакуем уже в доме.
– В доме? – нахмурилась Мелани, скользнув на сиденье.
Дженнифер кивнула.
– Разумеется. Мы ведь можем завезти все это в Аконит. Ты ведь не хочешь везти эти вещи обратно из отеля сама?
– Конечно же, нет! – Мелани задумалась. – Однако это вызовет неприятные эмоции у мистера Босуэла.
– Ну и что? – Дженнифер пожала плечами и тронула машину с места. – Он ведь мне не опекун.
Мелани испытывала сильное искушение спросить, какие же на самом деле связи существуют между ними, но ее, как и миссис Макферсон, удержала от этих вопросов манера поведения Дженнифер. Поэтому она с удовольствием вернулась к мыслям о предстоящей уборке старого дома.
Ворота были открыты. Дженнифер проехала прямо по дорожке к Акониту и остановила машину возле передней двери.
– У тебя есть ключи? – вдруг спросила она.
– Ключи? – Мелани порылась в карманах. – Ах, да, – сказала она, вытаскивая связку ключей, которую оставил накануне Шон Босуэл на кухонном столе, и которую она машинально сунула в карман. – Вот они. Ты знаешь, который из них отпирает переднюю дверь?
– Дай-ка посмотреть. – Дженнифер вылезла из машины с ключами в руке, и Мелани последовала ее примеру, сняв, как и она, меховую шапку. Дженнифер поразительно легко нашла нужный ключ, и дверь со скрипом распахнулась внутрь на ржавых петлях.
– Жуть, правда? – скривилась Дженнифер, возвращаясь, чтобы помочь Мелани вытащить коробки из машины. – Старый Ангус не потратил бы и пенни на ремонт, потому что считал это абсолютно ненужным. Дому надо было начать валиться ему на голову, чтобы он позаботился пригласить кого-нибудь навести порядок. – Она вздохнула. – Представь себе, он был совершенно прикован к постели последние два года, так что, я думаю, тебе не стоит в самом деле слишком уж винить его.
– Он действительно был так болен? – Мелани заинтригованно посмотрела на Дженнифер. – Ну, продолжай. Расскажи мне о нем. Я, в сущности, так мало знаю.
Пока они разгрузили машину и сложили покупки в кучу на кухонном столе, Дженнифер успела многое сообщить о двоюродном брате матери Мелани. Здесь в Аконите он родился, жил всю свою жизнь, кроме периода второй мировой войны, которую провел на море.
– Ты знаешь, он служил на флоте, – продолжала Дженнифер. – И по всем статьям он был дамский угодник. Мой отец рассказывал, что ему удивительно шла морская форма. Я думаю, что так оно и было, потому что... – Ее голос замер, и Мелани с любопытством взглянула в ее сторону.
– Почему? – спросила она. Дженнифер, сжав губы, дернула плечом.
– Да так просто думаю. Что, все коробки уже здесь?
Мелани вздохнула.
– Да. Я принесла три последние.
Дженнифер кивнула чуть ли не с сожалением и задумчиво посмотрела на потолок кухни.
– Так с какой комнаты ты собираешься начать уборку?
– Думаю, начну прямо отсюда, – ответила Мелани, вернувшись мыслями к работе. – Это, по-моему, будет логичнее всего. Специалист сказал бы, что я должна начать с самого верха и вести уборку, спускаясь вниз. Но я хочу начать с кухни, потому что хочу наладить обогрев. Ты знаешь, как разжигать эту плиту?
Дженнифер подошла к огромной плите и критически посмотрела на нее.
– О да, – сказала она, кивая, – когда-то мы пользовались таким чудищем. Думаю, что смогу ее растопить как надо. – Затем, словно воодушевившись, она воскликнула: – Я, конечно, не предполагаю, что ты мечтаешь воспользоваться моей помощью, но я думаю, что две пары рук справятся с этим быстрее, чем одна, а я могла бы вполне заняться той работой, на которую у тебя не хватит времени.
Мелани уставилась на нее.
– О, Боже! – вскричала она. – Твои родители или Босуэл никогда не позволили бы тебе помогать мне здесь! Это же будет исключительно ручная, грязная работа!
Дженнифер рассмеялась.
– Я не боюсь черной работы. Как и ты, я получу большое удовлетворение от того, что это место снова станет привлекательным.
Мелани развела руками.
– Но – однако...
– Однако – ничего! – улыбнулась Дженнифер. – Так ты хочешь, чтобы я тебе помогла или нет?
– Конечно, хочу. – Мелани ответила с непроизвольной жестикуляцией. – Я в высшей степени буду довольна, если ты составишь мне компанию. Одной здесь жутковато, как ты уже говорила.
– Тогда замечательно. С Шоном и моими родителями я как-нибудь объяснюсь. – Она посмотрела на часы. – Еще только чуть позже одиннадцати, так почему бы нам сразу не начать? – Она принялась стаскивать перчатки. – Кстати, зови меня Дженни, а я тебя буду звать просто Мелани. Обращаться по фамилии – это так по-обывательски.
Мелани растерянно кивнула.
– Я прямо не знаю, что и сказать, – начала она с улыбкой.
– Тогда ничего и не говори, – молниеносно ответила Дженнифер. – Ну, начали!
Было замечательно, что такое согласие было достигнуто за столь короткий срок. Пока Дженнифер занималась расчисткой плиты, Мелани покопалась в шкафах и возвратилась с двумя ведрами, которые вымыла, прежде чем пустить в ход. Затем она скинула теплую одежду и, оттащив кухонный стол на другую сторону помещения, начала отмывать потолок жидким детергентом. Это была утомительная работа, ей постоянно приходилось держать руки поднятыми, и Дженнифер с сочувствием смотрела на нее, заканчивая отмывать наружные стенки плиты.
– Думаю, мне досталась более легкая работа, – заметила она, вытирая грязные руки старой тряпкой. – Мне помочь тебе или затопить сначала плиту?
Мелани опустила руки.
– Я смогу управиться сама, – твердо заявила она. – А если бы ты нашла что-нибудь, чем можно было бы разжечь бойлер, я была бы тебе очень благодарна. Сейчас я разогрелась, но на самом деле здесь изрядный холод.
Дженнифер кивнула, поднялась и задумчиво посмотрела кругом.
– Я не знаю, где я могла бы здесь найти сухие дрова, – сказала она. – Весь деревянный мусор, валяющийся на участке, наверняка сырой. Я гораздо быстрее управлюсь с задачей, если поеду в деревню и куплю дрова.
– Какая досада, – огорчилась Мелани. – Об этом я и не подумала.
Дженнифер усмехнулась.
– Не расстраивайся. Я сейчас, только сполосну руки и пойду.
Когда она ушла, Мелани слезла со стола, чтобы набрать чистой воды, и пока ее ведро наполнялось, она критически смотрела наверх, оценивая свои достижения. Та часть потолка, которую она отмыла, начинала принимать пристойный вид, и после того, как она покроет весь потолок белой эмульсией, он будет выглядеть вполне чистым. Разумеется, трудно было проделать все это, пользуясь только холодной водой, и ее пальцы озябли до костей, но как только Дженнифер пустит в ход плиту, она согреет для них воду.
Она услышала шум машины Дженнифер, возвращающейся по дорожке, и пошла в холл, чтобы встретить ее. Однако, когда Дженнифер открыла входную дверь, по выражению ее лица Мелани сразу поняла, что что-то не в порядке.
– Что случилось? – начала она с опаской, но тут позади девушки появилась еще одна фигура. Еще раньше, чем она могла различить лицо в полутемном коридоре, Мелани почувствовала, кто это был, и сердце у нее упало.
Дженнифер с беспомощной гримасой покорно произнесла:
– Шон искал меня. Мы встретились в деревне.
– Я понимаю. – Мелани провела кончиком языка по пересохшим губам. – Здравствуйте, мистер Босуэл, вы пришли посмотреть, как продвигается наша работа?
– Нет! – Шон был непреклонен, и Дженнифер, хотя на лице ее выразилось сожаление, по-видимому, была готова ему подчиниться. Она с легкой завистью посмотрела на Мелани и сказала:
– Прости, Мелани, я хотела помочь...
Мелани сжала кулаки, подавляя ощущение несправедливости, зревшее в ее душе.
– Все в порядке, Дженни, – коротко ответила она, – я все понимаю.
– Я в этом сомневаюсь, – мрачно отрезал Шон Босуэл и, пропустив Дженнифер вперед себя, вышел из дома, захлопнув за собой тяжелую старую дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Имение Аконит - Мэтер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Имение Аконит - Мэтер Энн


Комментарии к роману "Имение Аконит - Мэтер Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100