Читать онлайн Имение Аконит, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Имение Аконит - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Имение Аконит - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Имение Аконит - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Имение Аконит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава одиннадцатая

Без преувеличения можно сказать, что Мелани была поражена. Она смотрела на эту женщину, словно не веря своим глазам, и едва заметила сама, что обменялась с нею вежливым рукопожатием.
– Так это вы – Мелани, – сказала миссис Босуэл с легкой улыбкой, – Дженнифер много говорила о вас.
Мелани с трудом сосредоточилась на происходящем и с виноватой улыбкой ответила:
– Простите. Да... да, я Мелани. Я... простите мне мой ошеломленный вид. Я думала, что вы мать Дженнифер.
– Мать Дженнифер умерла много лет назад, – спокойно ответила миссис Босуэл. – Джеффри, мистер Крэйг внизу, в лодочном сарае. Он просил, чтобы ты зашел к нему.
Джеффри сунул руки в карманы парки.
– Хорошо. Увидимся позже, Мелани.
– Да, – кивнула Мелани и после того, как Джеффри исчез в дверях, они вместе с миссис Босуэл прошли в кабинет, уставленный по стенам книжными шкафами.
– Я думаю, мы сможем выпить по чашечке кофе перед тем, как вы увидитесь с Дженнифер, – мягко предложила пожилая женщина. – Подождите минутку, я схожу за подносом.
Мелани снова улыбнулась, и женщина вышла. И только тогда долгим вздохом Мелани перевела дыхание. Она никогда не думала, что мать Шона жива. Она как-то не представляла себе такой возможности и полагала ее умершей. То, что она обнаружилась тут, в доме Крэйгов, несколько смутило Мелани. В каком качестве она жила здесь? И как давно?
Ее размышления были прерваны появлением миссис Босуэл с подносом, на котором стояли кофейник и две чашки. Мелани расчистила место на письменном столе, заваленном бумагами, который стоял под окном, и миссис Босуэл, поблагодарив ее, спросила:
– С сахаром и сливками?
Мелани покачала головой.
– Только со сливками, спасибо.
– Прошу.
Мелани взяла чашку и приняла приглашение миссис Босуэл сесть. Она почувствовала, что в этом разговоре есть нечто большее, чем желание миссис Босуэл. попотчевать ее утренним напитком, и ее нервы напряглись. После той сцены с Шоном Мелани была не в состоянии вынести еще одну с его матерью.
Но она тут же отбросила эти мысли. Она становилась мнительной. То, что она приглашена на чашку кофе его матерью, означало не более чем простую вежливость.
– Шон сказал мне, что вы надеетесь заново открыть Аконит.
Мелани стукнула чашкой о блюдечко.
– Да, – осторожно сказала она, – я пишу, знаете ли. В настоящее время это не главное мое занятие, но я возлагаю на это большие надежды. Мне повезло, что я могу работать практически везде.
– Я понимаю, – миссис Босуэл нахмурилась, – и вы хотите использовать Аконит для этих целей?
– Да.
– А вы уверены, что вам понравится жить здесь одной? Это слишком большой дом для такой молодой девушки, как вы.
Мелани без необходимости помешала свой кофе.
– Одиночество не беспокоит меня. В самом деле, я впервые буду жить в своем доме. И я просто не могу этого дождаться.
– Вы знали своего двоюродного дядю?
– Нет, боюсь, что нет, – с сожалением сказала Мелани.
– Но вы кое-что слышали о нем с тех пор, как приехали сюда?
– О, да, – Мелани беспокойно посмотрела по сторонам. – Это милая комната. Мистер Крэйг здесь работает?
– Да. Это его кабинет. Здесь он занимается делами своих арендаторов. У него довольно большое поместье. – Миссис Босуэл говорила автоматически, но Мелани чувствовала, что мысли ее заняты вовсе не тем, о чем она рассказывала. Мелани с тревогой поняла, что ее первые предположения о характере предстоящей беседы подтверждаются.
Допив кофе, она решительно встала.
– Это было замечательно, миссис Босуэл. А теперь могу ли я повидаться с Дженнифер?
Миссис Босуэл также поднялась, поставив свою чашку.
– Я... я полагаю, да, – согласилась она. – Пойдемте.
Они поднялись по лестнице, которая изящным изгибом вела из холла наверх, и подошли к комнате на первой ее площадке. Внутри царила больничная атмосфера, насыщенная запахами антисептиков и мазей. Несколько пузырьков стояли на столике рядом с большой кроватью, на которой, почти затерявшись среди жестких белых простыней, лежала Дженнифер.
С того времени, как Мелани видела ее в последний раз, она, казалось заметно постарела, а худоба, которая и тогда была заметна, усилилась, достигнув почти полного истощения.
Однако, когда она увидела Мелани, ее глаза загорелись, и она предприняла попытку приподняться на локте, чтобы лучше рассмотреть гостью.
– Мелани! – слабым голосом воскликнула она. – Ты пришла навестить меня! Как это мило с твоей стороны. Садись, садись. Нейоми, дай стул для Мелани, пожалуйста.
– Не напрягайся, Дженнифер, а то опять начнешь кашлять, – ласково проговорила миссис Босуэл, – я принесу стул мисс Стюарт. Тебе еще что-нибудь нужно?
Дженнифер покачала головой, и миссис Босуэл тут же коснулась плеча Мелани, жестом показав ей на стул, стоящий за ее спиной. Затем, бросив взгляд на больную, она неохотно вышла, плотно прикрыв за собой дверь.
– Ну как ты? – спросила Мелани, наклонившись к девушке поближе.
Дженнифер пожала плечами.
– Настолько хорошо, насколько можно ожидать, конечно. А ты? Ты хорошо выглядишь. Я удивилась и обрадовалась, когда Шон сказал мне, что ты вернулась. Ты хочешь поселиться в Аконите?
Мелани прикусила губу.
– Нет... нет, в отеле. Я... э... я хотела убедиться, что все здесь в порядке.
– Я понимаю, – кивнула Дженнифер. – А твой жених с тобой?
Мелани вздохнула. Что она могла сказать?
– Нет, – ответила она. – Нет, Майкл в Лондоне. Мы... э... у нас в настоящее время кое-какие трудности. Я... я даже не знаю, поженимся мы или нет, – проще было сказать об этом неопределенно, потому что известие о принятом решении вызвало бы только новые вопросы.
– О, мне очень жаль. – Дженнифер сочувственно сжала ее руку. – Но я уверена, что все у вас поправится.
Мелани улыбнулась. Это было легче, чем произнести слова сожаления.
– Ты думаешь оставить за собой Аконит? – Дженнифер неожиданно вернулась к предмету, которого Мелани более всего хотела избежать в беседе. – Я хотела с тобой об этом поговорить.
– Ты думаешь, это нужно? Ты и так слишком много говоришь, мне кажется. – Мелани неловко расправила затекшие пальцы. – Расскажи мне о себе. Чем ты занимаешься?
Дженнифер вздохнула.
– Да ничем особенно. Мелани, я прошу тебя, я хочу поговорить об Аконите. Кто-то все-таки должен тебе об этом рассказать. – Мелани беспомощно повернулась к ней, а Дженнифер продолжала:
– Шон никогда не расскажет, а Нейоми, хотя и может попытаться, но не сумеет всего объяснить.
Мелани прикусила губу.
– Я знаю о том, что мой двоюродный дядя был отцом Шона.
Дженнифер кивнула.
– Я знаю, что тебе это известно. Шон сказал мне. – Она принялась теребить покрывало. – Но я не думаю, что ты знаешь всю эту историю.
Мелани хотела бы узнать ее назло себе, но все же ей мешала нерешительность.
– Ты думаешь, что тебе следует рассказывать мне о делах, которые... которые, ну, в общем, не касаются меня?
– Но они как раз касаются тебя, – воскликнула Дженнифер. – В этом-то все и дело. Во-первых, мать Шона – это не та женщина, которая встретила тебя внизу.
– Что?! – Теперь Мелани пришла в полное замешательство.
– Нейоми – мать Джеффри и Элен. Она была второй женой Эндрю Босуэла. Он развелся с матерью Шона после того, как он родился на свет. Она жива, но живет не здесь, а в Эдинбурге.
Теперь Мелани была полностью поглощена этой историей.
– Ты хочешь сказать, что Эндрю Босуэл развелся с первой женой из-за Шона?
– И да, и нет. – Дженнифер слегка закашлялась, и Мелани подала ей воды, прежде чем она продолжила рассказ. – Понимаешь, была война, а Ангус Кейрни был морским офицером. Он приехал домой лишь ненадолго, в отпуск, встретил мать Шона и полюбил ее. Но она была замужем, правда, детей у нее не было, и она была еще привязана к Эндрю Босуэлу.
Дженнифер сильно прикусила нижнюю губу.
– Когда Ангус вернулся на свой корабль, Линда – так зовут мать Шона – Линда обнаружила, что беременна. Она испугалась, я полагаю, как и любая другая женщина в такой ситуации, особенно если учесть, что Эндрю был довольно суровый человек и думал, что отцом быть уже не мог, ты понимаешь меня?
Мелани кивнула, сдвинув брови.
– Ну, может быть, она поступила глупо, что не написала Ангусу, только она не сделала этого. А со временем, когда Эндрю обо всем узнал, он заставил всех в деревне поверить, что ребенок его. Потом родился Шон. И когда Эндрю увидел ребенка, который должен был считаться его сыном, он чуть не сошел с ума. Он самым жестоким образом обвинил Линду в прелюбодеянии и отобрал у нее ребенка. А она не могла доказать, что он не отец, не впутывая сюда Ангуса, который был за тысячи миль отсюда и, может быть, мертв, поскольку в то время много говорили о морских битвах и военных потерях.
Мелани растерянно посмотрела на Дженнифер.
– Так Эндрю Босуэл оставил ребенка себе?
– Да. – Тонкие пальцы Дженнифер взволнованно двигались. – В то время любой суд принял бы такое же решение. Линда была практически заклеймлена как блудница, и ей пришлось покинуть Кейрнсайд.
– А когда Ангус вернулся, он узнал?
Дженнифер вздохнула с сожалением.
– Ангус вернулся через шесть лет, когда Линда стала дипломированной сестрой в Эдинбургском госпитале, а Шон стал общепризнанным сыном Эндрю. Тогда он ничего не узнал. Он узнал обо всем значительно позже.
– Но как же ему стало известно?
Дженнифер улыбнулась печальной, задумчивой улыбкой.
– Похожесть стала наводить людей на мысли. Ангус и Шон были буквально на одно лицо, у них и фигуры были одинаковые, и начались пересуды. Эндрю не выдержал – и все вышло наружу.
– Понятно, – Мелани покачала головой, – а после этого его отец женился еще раз, и у него было еще двое детей?
– Если говорить о его приемном отце, то да. – Дженнифер пожала худыми плечами. – Можешь себе представить, каково было Шону. Он был совершенно потрясен. Он поехал повидаться с матерью и, несмотря на многолетнюю разлуку, сын и мать сразу же полюбили друг друга.
– А Эндрю Босуэл?
– Ну, он по-прежнему считал Шона своим сыном, и когда через три года он умер, то Шон сделался его наследником. При всем этом Ангус и Шон оставались хорошими друзьями, и хотя безусловно Ангус и Линда всегда были не более чем знакомыми, между ними тремя постоянно сохранялась определенная родственная связь.
– Так вот почему Ангус собирался сделать это завещание. Он должен был написать его до того... до того, как узнал...
– Он сделал это. Мелани, ты можешь представить себе страдания, через которые прошла Линда? Оказаться лишенной своего единственного сына таким ужасным образом, почти при его рождении!
Мелани покачала головой.
– Это, должно быть, произвело на нее губительное воздействие.
– Так оно и было. И Шон хорошо это знает. Обладая врожденным чувством ситуации, он сочувствует тому ужасному выбору, который ей пришлось сделать. – Дженнифер теребила угол своей подушки. – Я хотела, чтобы ты знала, из-за чего Шон так хочет получить Аконит. – Она вздохнула. – Линда не могла вернуться сюда, когда Эндрю был жив, и даже после его смерти она не могла поселиться в отеле. Но дом Ангуса – дом, в котором был зачат Шон, – это совсем другое дело.
Мелани нерешительно поднялась.
– Ты хочешь сказать, что Шону дом нужен для его матери?
– Это так.
– Да, но если бы он только сказал мне...
– Он никогда не сказал бы. Я это знаю, – слабым голосом ответила Дженнифер, – он никогда не стал бы просить, это не его путь. Он хотел, чтобы решение было принято без всяких сентиментальных воздействий на твою психику. Но я... я не могу этого позволить, не попытавшись объяснить.
Мелани была смущена.
– Я так счастлива, что ты сделала это, – горячо сказала она. – Я должна была догадаться, что за его предложением крылось нечто большее, чем просто желание обладать домом. – Она снова повернулась к Дженнифер. – Не беспокойся, Шон получит этот дом.
– Но ты же не собираешься... я хочу сказать... – Дженнифер, казалось, совсем обессилела.
– Проговориться ему, что это ты сказала мне? Нет. – Мелани покачала головой. – Я не обману твоего доверия.
– Спасибо, – с облегчением сказала Дженнифер.
– Кстати. – Мелани провела пальцами по спинке стула, на котором только что сидела. – А почему здесь миссис Босуэл?
– Мать Джеффа? – Дженнифер подняла плечи. – Она домоправительница у моего отца. Когда Эндрю умер и Шон унаследовал отель, ей надо было куда-то пристроиться, и, поскольку моя мать умерла, а нам нужна была домоправительница, это оказалось идеальным решением.
– А она сама?..
– Знает ли она эту историю? О, да. – Дженнифер кивнула. – Она и Линда уже в возрасте. Я думаю, порой она тоже сильно это ощущает.
Мелани могла это понять. Ее собственный мозг гудел от этой путаницы, о которой она только что узнала.
Неожиданно отворилась дверь, и появилась Нейоми.
– Я думаю, что мисс Стюарт побыла здесь достаточно долго, Дженнифер, – мягко напомнила она, – в конце концов, доктор сказал, что время посещений должно быть ограничено.
Дженнифер улыбнулась вполне удовлетворенно.
– Все в порядке, Нейоми, – сказала она. – Мы с Мелани успели обо всем поговорить, не так ли, Мелани?
Мелани кивнула.
– Да. Да, разумеется. Я лучше пойду. Я зайду еще, Дженнифер!
– Да, заходи, – откликнулась она устало, и Мелани в сопровождении пожилой домоправительницы вышла из комнаты и спустилась по лестнице в холл.
Там их уже ожидал Джеффри, и если Нейоми была расстроена, что ей не удалось поподробнее расспросить гостью, то Мелани этим была обрадована. У нее не было никакого желания разговаривать об Аконите в этот момент.
В машине, по дороге в отель, Джеффри смотрел на нее вопросительно.
– У вас потрясенный вид, – заметил он. – Что случилось? Дженнифер стало хуже? Наверное, мне тоже надо было подняться наверх и навестить ее, но у меня плохо получаются такие визиты.
Мелани собралась с мыслями.
– Нет, нет, у Дженнифер никаких изменений, – сказала она. – Думаю, что я простудилась, вот и все.
После ленча Мелани сразу же укрылась в своей комнате. Непринужденная беседа с четырьмя пожилыми обитателями отеля потребовала огромного напряжения всех ее сил, и она чувствовала себя измученной как физически, так и умственно. Ей также требовалось время, чтобы подумать, что ей делать и куда ехать, если она покинет Кейрнсайд.
Она стояла у окна и напряженно, сосредоточенно смотрела на площадку перед отелем. Единственным способом избежать презрения к самой себе в течение всей оставшейся жизни было немедленное возвращение в Лондон, Больше ехать было некуда. Она прибыла сюда, чтобы отделаться от настойчивости Майкла, но в сравнении с ситуацией, создавшейся здесь, урегулирование конфликта с Майклом казалось мелочью.
Во многих отношениях такое решение было для нее счастливым исходом. В конце концов, после того, как обнаружилась сила ее влечения к Шону Босуэлу, для обоих невозможным стало находиться рядом. Даже в Аконите она была бы слишком близко. Что он имел в виду, когда понуждал ее уехать? То, что он находил ее физически привлекательной и больше ничего? Что он по этой причине не может доверять себе? Или он просто использовал все средства, имеющиеся в его распоряжении, чтобы заставить ее покинуть дом?
Она не знала этого. И не знала, как это выяснить. Но теперь в любом случае она не могла оставить Дженнифер.
Под конец этого ужасного дня Мелани позвонила поверенным в Форт-Уильям и назначила им встречу на следующее утро. Затем она упаковала все свои вещи за исключением тех, которые ей понадобятся перед отъездом, и спустилась на обед. Она должна уехать рано утром, до завтрака, и таким образом избежать ненужных объяснений. Поверенные все объяснят за нее.
Она едва прикоснулась к еде и оставалась за столом в состоянии летаргии, пока не подошла Джози и не убрала со стола. Тогда, улыбнувшись девушке, она встала и вышла в холл. В этот момент в отель вошел Шон, одетый в большую голубую парку. Его волосы были слегка припорошены снегом.
Мелани захотелось съежиться под его взглядом, который он бросил на нее, прежде чем сказал:
– Опять пошел снег. Не хотите ли поставить свою машину в гараж?
Мелани прокашлялась.
– Э... нет, благодарю, – ответила она. Ей вряд ли удалось бы уехать незамеченной, если бы она стала утром извлекать свою машину из гаража.
Шон нахмурился.
– Я советую вам переменить решение. Ее легко можно будет вывести наружу, если она вам понадобится снова.
Мелани сцепила руки за спиной и крепко сжала их.
– Не беспокойтесь, мистер Босуэл, дома я оставляю ее довольно часто под открытым небом без особого для нее вреда, – сказала она и стала подниматься по лестнице.
– Мелани! – Его голос заставил ее остановиться, она медленно повернулась и взглянула на него.
– Да?
– Вы виделись с Дженнифер сегодня утром?
– Да, Джеффри проводил меня.
– Я знаю. Я спрашивал его. – Лицо Шона было напряжено, все его мускулы резко обрисовались. – Как она вам показалась?
Мелани зарделась.
– Я... она... Я была шокирована ее видом.
– Она упоминала Аконит?
Румянец Мелани стал гуще.
– Да.
– И что вы сказали ей?
Мелани издала дрожащий вздох.
– Я... я сказала, что приехала посмотреть имение. Как вы советовали.
– Вы говорили ей о разрыве вашей помолвки?
– Не совсем. – Мелани ухватилась за перила. – Послушайте, успокойтесь. Я не сказала ничего неуместного.
Шон расстегнул молнию парки.
– Пойдемте выпьем чего-нибудь вместе.
Мелани сдержалась.
– Мне что-то не хочется.
– Почему?
– Я не думаю, что это будет правильно.
– Почему? – Он пошел через холл по направлению к ней. – У меня нет скрытых причин задавать эти вопросы. – Он впился в нее взглядом, – Я столь во многом отказываю себе. Почему я всегда должен просить о том, чего я хочу?
Мелани отвернулась.
– Мне нужно уладить кое-какие дела.
– Вы сегодня уже побывали в доме?
– Нет!
Он все-таки вырвал это слово из нее.
– Он что, вас больше не интересует?
– О, Шон, пожалуйста! – Мелани не могла больше выдерживать это, не противопоставив ему своего нового знания, не выкрикнув всю безнадежность своей любви к нему и не заработав раз и навсегда наихудшего мнения о себе.
Поэтому, не говоря больше ни слова, она взбежала по ступенькам, а он остался в холле, глядя ей вслед.
Утром, в холодное предрассветное время, Мелани покинула отель. К огромному ее облегчению, машина завелась без затруднений, а ночной снегопад уступил место крепкому морозцу.
Она отъехала, не оглядываясь. Стесненность в груди чуть не задушила ее.
– Мелани! Где рисунки для алфавитной серии?
Десмонд Грэм вошел в мастерскую Мелани несколько месяцев спустя поутру в сильном возбуждении.
Мелани соскользнула со своего табурета и хлопнула по стопке рисунков, лежащих на краю ее стола.
– Вот они, – сказала она, вручая их ему. – Ты какой-то взволнованный! Что случилось?
Десмонду понадобилось время, чтобы усмехнуться.
– Да, ничего страшного, конфетка моя. Это сам мистер Харуэлл собственной персоной. Он хочет видеть их. Похоже, что тебе удалось создать себе кое-какую репутацию.
Джеймс Харуэлл был директор-распорядитель группы компаний, среди которых «Десмонд Грэм паблишинг» считалась одной из второстепенных.
– Как это мило! – Мелани попыталась изобразить энтузиазм, которого от нее ожидал Десмонд. Хотя это известие должно было привести ее в восторг, так как означало, что ее работа, наконец, замечена, но в последнее время работа сделалась для нее всего лишь способом заглушить в голове все остальные мысли.
Десмонд исчез, унося пачку рисунков, а Мелани вернулась к прежнему занятию, то есть к иллюстрированию серии надписей, которые после съемки на пленку в определенной последовательности станут ее первым мультфильмом – новая затея, предпринятая Десмондом, находилась в процессе исследования. Всегда готовый вступить на новый путь развития, он посоветовал Мелани опробовать новинку, и она согласилась использовать один из собственных рассказов для этого эксперимента. Ничтожные различия в каждом последующем рисунке требовали чрезвычайной внимательности к деталям, и за работой она забывала об эмоциональном напряжении, которое порой грозило погубить ее.
Но даже здесь, в тишине ее мастерской, для нее не было забвения, и она понимала, что только время может облегчить невыносимое чувство одиночества, охватившее ее.
С тех пор, как она уехала из Шотландии, она ничего не слышала о Кейрнсайде. По пути обратно на юг она встретилась с поверенными в Форт-Уильямс и оформила передачу Аконита Шону, поручив поверенным заняться всеми мелкими формальностями. Она была уверена, что они сочли ее сумасшедшей, узнав о том, что она передает такое имение человеку, который даже не является родственником, но свое мнение они оставили при себе. Она думала, что Шон напишет ей, когда узнает, что она это сделала, но когда он не написал, она сказала себе, что легко отделалась. Таким образом между ними не осталось ни малейшей связи, и она могла выкинуть из головы все воспоминания.
С Майклом она почти не встречалась. Обедая с Десмондом, она иногда видела его, обедающего с клиентом, а однажды даже с Вирджинией Бредбери.
На следующий день он встретил ее после работы, и пригласил вместе выпить, и Мелани поняла, что он хотел объяснить ей, почему он обедал с другой женщиной. Она не проявила к этому абсолютно никакого интереса и дала ему раз и навсегда понять, что между ними все кончено.
Во время уик-энда зашел Десмонд и сообщил, что ее работы произвели на мистера Харуэлла очень большое впечатление.
– Он хочет, чтобы ты попробовала силы еще кое в чем, – сказал он. – Реклама, например, тебя привлекает?
– Реклама? – Мелани покачала головой.
– Да. Мультипликационная реклама. Что-то вроде того, что ты делаешь сейчас, но вместо рассказов – информация о товарах.
– Понимаю, – вздохнула Мелани.
– Тебя это не вдохновляет? – разочарованно спросил Десмонд.
– О, ты же знаешь меня, Десмонд, – воскликнула Мелани, – в последнее время меня вообще ничто не интересует.
Десмонд нетерпеливо пожевал кончик сигары. Он давно догадался, почему Мелани так угрюма.
– Тебе надо собраться, девочка. При такой неопределенности дело дальше не пойдет. Этот мужчина – этот Шон Босуэл – он уже женился?
– Ты думаешь, я знаю? – болезненно вскрикнула Мелани.
– Ну ладно... Мелани, ради Бога, никто не поможет тебе, кроме тебя самой. Никакое количество жалости к себе не вернет его. Если ты хочешь бороться с неуверенностью, поезжай в Шотландию, поговори с ним, женатым или неженатым, наведи мир и порядок в своей душе.
– Нет! – с ужасом воскликнула Мелани. – Я не могу этого сделать!
– Ну, хорошо, хорошо. Но тебе надо собраться. – Лицо Десмонда смягчилось. – Голубушка, я был с тобой жесток, желая тебе добра. Ты знаешь.
– Да, знаю. – Мелани с сожалением сжала губы. – Все в порядке, Десмонд. Я подумаю об этом. О рекламе, я хочу сказать.
– Хорошо.
Десмонд похлопал ее по плечу и вышел, а Мелани слезла со своего табурета и потянулась за пальто. Ее ждал одинокий вечер в квартире, и она было открыла рот, чтобы вернуть Десмонда. Она провела несколько вечеров в доме у Грэмов, и сегодня вечером нуждалась в компании, но Десмонд уже зашел в свой кабинет, и момент был упущен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Имение Аконит - Мэтер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Имение Аконит - Мэтер Энн


Комментарии к роману "Имение Аконит - Мэтер Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100