Читать онлайн Соперницы, автора - Мэннинг Джессика, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соперницы - Мэннинг Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соперницы - Мэннинг Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соперницы - Мэннинг Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэннинг Джессика

Соперницы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Ройал оставил вещи в своем номере «Плантатора», а остаток дня провел у портного, делая заказ на одежду, подобающую сельскому образу жизни. В гостиницу он вернулся только под вечер, принял ванну и после недолгого размышления решил влиться в ночную жизнь Нового Орлеана.
Спустившись в холл, Ройал отметил, что не видал еще своей знакомой цветочницы Миретты. Он удивился, поскольку привык покупать цветы только у нее, и в этом городе она была для Ройала островком стабильности, неизменности бытия. Он решил справиться о ней у портье. За столом сидел новенький, он не узнал Ройала и крайне удивился, что кому-то есть дело до какой-то цветочницы.
– Менеджер отеля, месье, приказал дать ей расчет. Посетители жаловались на нее.
– Не может быть! Что она натворила?
– Да, в общем, ничего, месье. Негры отказывались проходить мимо нее, уверяя, что у нее дурной глаз. Ну, в один прекрасный момент управляющему надоели жалобы, и он выгнал девушку. – Он наклонился вперед и перешел на шепот: – По мне, так напрасно, она была совершенно безобидным маленьким созданием.
Ройал отошел от стола портье, качая головой. Какая несправедливость! Куда она могла податься, маленькое дитя улиц? По крайней мере здесь, в холле отеля, она была защищена от непогоды. Ройал пытался выкинуть мысли о Миретте из головы, в конце концов, она для него никто, просто еще одно бездомное, нищее существо, обреченное погибнуть в этом жестоком мире.
Просторная веранда «Плантатора» была излюбленным местом встречи местных буржуа и постояльцев отеля. Они сидели за небольшими низкими столиками, вокруг сновали рабы и прислуга отеля, разнося напитки и выполняя приказания. А белые предавались своему излюбленному занятию – сплетничали. И делали они это с упоением. Он прошел через веранду, физически ощущая взгляды на себе. Выйдя на улицу, Бранниган понял, что и здесь он является предметом всеобщего интереса. Те, кто еще недавно презирал американца за его ремесло и национальность, сейчас раскланивались с ним и любезничали. Еще бы, ведь, несмотря на то, что он американец, он стал плантатором, а значит, попал в их круг и, следовательно, стал потенциальным мужем для их дочерей.
В конце квартала Ройал заметил группу монахинь, которые шли ему навстречу. В центре процессии находилась девушка, закутанная с ног до головы в ткань, словно турецкая принцесса. Ройал не сразу понял, в чем дело, лишь когда прохожие стали переходить на другую сторону, кто крестясь, а кто и сплевывая через левое плечо, он догадался, что эта группа направляется в лепрозорий, а девушка неизлечимо больна каким-то страшным заразным заболеванием. Ройал не стал переходить улицу, напротив, он дождался, когда процессия поравняется с ним.
– Сестра, – обратился он к одной из монахинь, – могу я помочь вашему монастырю материально?
– Конечно, брат, мы принимаем пожертвования, ты поможешь многим больным людям, и Бог не забудет твоей доброты.
Ройал дал ей денег и проводил их взглядом. Девушка, закутанная в ткань, обернулась и пристально посмотрела на Браннигана. У нее были удивительные глаза, словно две вишни в миндалевидном разрезе век. Они пронзили Ройала до глубины души, столько в них было боли и страсти. Он долго не мог забыть встречи, пока не увидел еще более странную компанию. Пестрая толпа вудуистов вышагивала по улице под предводительством некоронованного короля Жака. Ройал знал этого человека, но никогда не сталкивался с ним, кроме как на улицах Нового Орлеана. Жак тащил на необъятном плече молодого козла с завязанными ногами. Не иначе как они решили справить какой-то обряд и сейчас направлялись к реке. На короле висел черный балахон до пят и желтая накидка поверх него. На голове его красовалась высокая бобровая шапка с пришитыми к ней хвостами змей. Впечатляющее зрелище, ничего не скажешь. Король остановился у лавочки с пирожками, купил себе и всей своей братии по штуке, затем перешел к лотку с кофе и попросил сварить кувшин. Дождавшись, когда заказ исполнят, он поблагодарил рабов за прилавком, щедро накинул им сверху и пошел дальше, сопровождаемый пестрой толпой.
Вдалеке раздался пушечный залп, что означало девять часов вечера. Рабы и свободные торговцы начали быстро собирать свой скарб и остатки товара. В Новом Орлеане любой черный на улице после девяти тридцати подлежал аресту, если у него не было специального разрешения. Мера, предпринятая мэром города для снижения преступности. Вот только происшествий меньше не стало.
Через несколько минут улицы опустели. Люди религиозные были на вечерней молитве в храмах, люди семейные уже давно сидели по домам, рабы разошлись по своим конурам, и на улицах стало неуютно.
Ноги сами понесли Ройала по знакомым переулкам к каналу, где на углу Мэйн-роуд и Бурбон-драйв стоял салун Одалиски. Дойдя до места, Ройал с удивлением увидел под навесом рядом с вывеской знакомое лицо.
– Миретта, ты здесь?
– Ой, месье Бранниган, как я рада вас видеть! Не желаете цветочек?
– Конечно, девочка моя, как всегда, на твое усмотрение.
Миретта выбрала полураскрытый бутон алой розы и прицепила его к петлице пиджака Ройала.
– Что это значит, Миретта?
– Алая роза означает, что вам одиноко и вы хотите познакомиться с кем-нибудь.
– Ты просто волшебница. Кстати, как ты здесь очутилась? Я спрашивал о тебе в «Плантаторе», но там мне ничего вразумительного не ответили.
– О, я знакома с мадам Одалиской, она разрешила мне торговать здесь.
– Ладно, как я выгляжу?
– Чудесно, месье, цветок будет гармонировать с декором салуна.
– А откуда ты знаешь, как там внутри?
Миретта зарделась и опустила глаза.
– Рассказывали, месье.
– Ну что ж, я пойду, пожелай мне удачи.
– Удачи вам, месье.
Когда Ройал оказался внутри, воспоминания о ночной гостье нахлынули на него помимо его воли. Все вокруг было пропитано ароматом секса и разврата. Любовь здесь была доступна всем мужчинам старше восемнадцати и в любом ее проявлении.
Воздух в салуне стал свежее, Одалиска разорилась на паровые вентиляторы, мерно гудевшие под потолком, но жара все равно стояла тяжелая. За барной стойкой протирал стаканы новый бармен.
– Эй, приятель, налей-ка мне стаканчик лучшего ирландского виски.
Бармен разочарованно посмотрел на Ройала и налил ему виски. Креолы чаще всего заказывали коктейли, но Ройал по старой привычке либо не пил вовсе, либо пил крепкое виски.
– Ничего себе, – услышал он за спиной сочный голос Одалиски. – Неужели великий Ройал Бранниган осчастливил нас своим присутствием?
Ройал обернулся и улыбнулся тучной рыжеволосой хозяйке заведения, которую катил на кресле неизменный великан Маташе. Рядом шел негритенок с вазой шоколадных конфет. Ройал был искренне рад встрече, поэтому обнял Одалиску как родную.
– Сколько лет, сколько зим, Одалиска, ты все хорошеешь.
– Да брось ты, дамский угодник, – сказала польщенная Одалиска. – Лучше скажи мне, ты пришел сюда проиграть свои денежки или просто взял перерыв от своей сельской жизни?
– Скорее второе, а с картами я завязал.
– Тем лучше для тебя, красавчик. – Одалиска подалась вперед и перешла на шепот: – Я рада, что твоя симпатичная ирландская задница нашла уютное место в этом мире. Хоть кому-то из наших повезло.
– Из наших?
– А ты как думал? Я урожденная Мэри О'Брайен. Но кто бы мне позволил открыть салун в центре Нового Орлеана, знай они мою настоящую фамилию? Вот так и появилась на свет мадам Одалиска. Но помни, Бранниган, об этом, кроме Бога и меня, сейчас знаешь только ты.
– Спасибо за доверие, Одалиска, я не проболтаюсь. – Ройал был польщен.
– Кстати, тебя тут спрашивал такой длинный старик с рыжей бородой и рыжим гнездом на голове, которое он назвал бы прической.
– Неужели Святоша Сэм?
– Точно.
– Ну и ну! А я и не знал, что он еще жив, не видел его с похорон Шанса.
– Ладно, плантатор, наслаждайся жизнью. Кстати, когда соберешь урожай, не забудь привезти мне бочонок сахара.
– Это не бочонок, Одалиска, это хогсхед, но за мной не заржавеет.
Ройал стал высматривать Святошу Сэма среди посетителей заведения. Но старого игрока нигде не было видно: ни за карточными столами, ни за игрой в кости. Бранниган добрался до зала с рулеткой. Толпа окружала стол, приглушенный свет не давал разглядеть лица.
– Восемнадцать, красные, – объявил крупье.
– Ах ты, черт подери! – услышал Ройал знакомый голос, а затем и, когда Сэм разогнулся, увидел рыжую шевелюру.
– Эй, Сэм! – закричал Ройал, махая обеими руками. Сэм заметил его, лицо старика расплылось в улыбке до ушей.
– Эй, малыш Бранниган.
Они встретились посреди зала, обнялись и долго рассматривали друг друга.
– Ты поправился Сэм, да и одежонки прикупил.
– А ты думал! Умница-фортуна снова благоволит мне. После того раза, когда ты оставил мне денег, я начал с самых грязных притонов Питсбурга и уже через пару месяцев вышел на Миссисипи. Я снова на коне, Ройал. Ну а ты-то как я слышал, ты стал плантатором?
– Точно, только насухо это не рассказать, пойдем пропустим по стаканчику.
– Идет, только на этот раз я угощаю.
Через полчаса, прилично заправившись виски, друзья все еще болтали.
– Слушай, Ройал, может, посидим за зеленым сукном, обчистим чьи-нибудь карманы?
– Нет, старина, прости, но я больше не играю… после того случая с самоубийством.
– Что ж, я тебя понимаю. Ладно, черт с ним, я и так сегодня выиграл. Ну а с женщинами ты, надеюсь, не завязал?!
Друзья уже собирались уходить из салуна, когда на сцену вышел молодой мулат, ударил в гонг, привлекая всеобщее внимание, и объявил о начале аукциона.
– Что за аукцион, Ройал?
– Когда Одалиска покупает новую проститутку, обычно это молодая, красивая и предположительно непорочная девушка, то она устраивает аукцион за право обладания ею, чтобы сорвать побольше денег. Где еще найдешь в наше время девственницу?
– А давай посмотрим, никогда ничего подобного не видел.
– Как хочешь, старина. – Ройал не хотел наблюдать за этим унизительным зрелищем, но решил не обижать друга.
Народ начал собираться перед сценой. Из-за кулис вышел человек в черном сюртуке с молотком в руках. Два раба вынесли кафедру, и человек в сюртуке встал за нее.
– Итак, господа, – начал он сочным баритоном, – сегодняшний лот – молодая пуэрториканская девственница. – Из-за кулис вышла молоденькая девушка, скорее даже девочка лет четырнадцати. – Рост метр шестьдесят два, – продолжал человек во фраке. – Посмотрите на ее чудесные волосы до талии. А талия! Вы видели где-нибудь такую талию?
– Да, – раздался пьяный возглас из зала, – у твоей мамаши. Хватит трепаться, я уже ее хочу.
Толпа рассмеялась, а человек во фраке невозмутимо продолжал расхваливать девочку, которой было не по себе. На ней было полупрозрачное платьице, открывающее взору вполне взрослые прелести.
– Посмотрите на стройные ножки Николь, – увещевал человек во фраке, – посмотрите на ее огромные глаза.
– Хорош болтать, – раздалось из другого угла зала, – у всех уже слюни текут.
– Итак, – продолжал Фрак, как его окрестил Бранниган, – начальная цена лота – пятьдесят долларов. Кто предложит пятьдесят?
Раздалось несколько предложений о пятидесяти долларах, перемежаемых язвительными ремарками по поводу девственности Николь, затем Ройал услышал знакомый голос:
– Сто долларов.
Обернувшись на голос, Ройал увидел Филиппа Дювалона. Филипп был сильно пьян. Он смотрел в глаза Ройала с ненавистью.
– Твой дружок? – спросил Сэм.
– Скорее наоборот.
В спор за обладание молодой проституткой вступил еще один креол – толстый здоровенный мужик лет пятидесяти с багровым лицом. Ройал окрестил его Багровым.
– Сто пятьдесят, – сказал Багровый.
– Я слышу сто пятьдесят долларов! – воскликнул Фрак, указывая молотком в сторону Багрового.
– Сто восемьдесят, – ответил ему невысокий парень с выдающимися зубами.
– Двести, – возразил Филипп.
– Интересно, – сказал Сэм, – как высоко пойдет твой дружок?
– Посмотрим, я ему в этом помогу, – ответил Ройал, затем поднял руку и громко сказал: – Двести пятьдесят.
– Старина, – удивленно воскликнул Сэм, – я надеюсь, ты не педофил, она же еще ребенок!
– Нет, приятель, все в порядке, я старый добрый Ройал Бранниган, но у меня личные счеты с этим сосунком, и я хочу, чтобы он дорого заплатил за эту девочку.
– А ты уверен, что он перебьет тебя?
– Двести шестьдесят, – ответил на его сомнения Филипп.
Багровый присвистнул, но все же поднял ставку:
– Двести восемьдесят.
– Триста, – услышал Ройал голос Дювалона.
– Триста двадцать! – выкрикнул парень с зубами.
Так продолжалось какое-то время, ставки поднимались, и торговавшиеся постепенно отсеивались, пока Ройал не остался один на один с Филиппом.
– Пятьсот долларов, – сказал Филипп дрогнувшим голосом. Деньги были немыслимые, но он уже не мог остановиться, и Ройал чувствовал это.
– Слушай, – сказал Сэм, – парень на грани, если он сдастся, то даже моего, сегодняшнего выигрыша не хватит.
– Нет, старина, я знаю его, он еще не созрел. Пусть действительно дорого заплатит за то, чего так хочет, – ответил Ройал и громко сказал: – Пятьсот пятьдесят.
– Я слышу пятьсот пятьдесят! – воскликнул Фрак восторженно, указывая на Ройала молоточком.
Николь улыбалась. Ей, глупенькой, казалось, что это забавно, когда люди торгуются за обладание ее телом. Наивное создание, скоро ей предстояло разочароваться. У нее было два пути: либо сломаться, стать настоящей шлюхой, либо, затаив злобу на весь мир, ждать своего часа, чтобы однажды добиться таких же высот, как Одалиска. Но чаще девушки сдавались очень быстро.
– Шестьсот, черт возьми, шестьсот долларов за эту чертову непорочную куклу! – взревел Филипп, ударив кулаком по столу. Его лицо побелело от ненависти, которую он испытывал к Ройалу.
– Итак, мы имеем шестьсот долларов за наш лот, услышу ли я больше… шестьсот – раз, шестьсот – два, шестьсот – три! – Удар молоточка. – Продано месье Дювалону.
– Ройал, – Сэм предостерег друга, – он идет сюда.
Бранниган развернулся своим мощным торсом навстречу молодому креолу.
– Поздравляю, месье, – сказал он едко, – вы купили не только самую молодую проститутку Нового Орлеана, но и самую дорогую. Надеюсь, она вам понравится.
– Ты поплатишься за это, Бранниган, клянусь, ты поплатишься!
Ройал достал свои золотые карманные часы и демонстративно посмотрел на циферблат.
– Уже почти двенадцать, молодой человек. – Он посмотрел на сцену, где Николъ ожидала своего владельца на ночь, затем заглянул в глаза Филиппа. – Детское время вышло, пора собирать игрушки и идти в постельку.
Лилиан смотрела на большие напольные часы, не отрывая жадного взгляда, и считала удары напряженным голосом:
– Девять… десять… одиннадцать… двенадцать!
Она быстро сняла халат, повесив его на спинку стула. Следуя инструкциям короля Жака, она прошла по кухне, гася лампы и зажигая свечи, коих насчитывалось двадцать две штуки, по количеству исполнившихся ей лет. Иногда она поглядывала через холл на дверь спальни, где Азби видел уже пятнадцатый сон. Ей казалось, что за ней наблюдают, но тут она вспомнила слова колдуна: «Духи и демоны присмотрят за тобой, сестра».
Лилиан нацарапала полное имя Филиппа на клочке бумаги. Это заняло много времени, поскольку почерк обязательно должен был быть ее, а писать она не умела. Пришлось скопировать буквы одну за другой с конверта, адресованного Филиппу.
Отложив в сторону клочок бумаги с именем, она растопила маленькую белую свечку в тарелку, Вытащила фитиль вилкой, затем положила кусок материи от простыни, где осталось семя Филиппа, в воск, перемешала все и начала лепить фигурку человека. Когда мужчина, а это был именно мужчина, приобрел все необходимые формы, она завернула куклу в клочок бумаги с именем, точно в одежду.
При помощи своих иголок для вышивания Лилиан аккуратно выцарапала черты лица. Она работала уже около часа над куклой, когда поняла, что глаза не болят. Она мысленно поблагодарила короля Жака за чудесное выздоровление и продолжила работу. Когда кукла приняла вполне узнаваемые черты Филиппа Дювалона, Лилиан положила ее на красную тряпицу. Встав на колени, Лилиан начала призывать покровителей Вуду, древних богов и демонов. Неровный свет свечей плясал на ее обнаженном красивом теле. Волосы спадали спереди и сзади. Лилиан начала читать заклинание на древнем языке Ямайского побережья. Она не понимала ни слова, но король Жак заставил ее выучить заклинание наизусть.
От внезапного порыва ветра, ворвавшегося на кухню, язычки пламени на свечах затрепетали. Лилиан испуганно оглянулась. Двери были закрыты, окна занавешены. Это были древние боги Вуду, Лилиан не видела их, но знала, что они отозвались на ее призыв. На всякий случай она повторила заклинание. Закончив, она разворошила в печи угли и выбрала один поярче. Она взяла его голой рукой, не боясь обжечься, ведь колдун сказал ей, что она не почувствует боли. Она поднесла уголь к кукле, раздула его и положила на промежность. Уголь начал шипеть и плавить воск. Вскоре от куклы осталась лишь лужица расплавленного воска.
Лилиан соскребла остатки с тарелки, завернула в тряпицу, закрепив семью булавками, направленными в одну сторону. Она надела халат, задула свечи и отнесла остатки куклы в спальню, где положила их под свою кровать. Она подошла к Азби и поцеловала его в лоб. Он благополучно проспал весь ритуал, ну и слава Богу. Завернувшись в простыни, Лилиан почувствовала себя так комфортно и уверенно, как не чувствовала еще никогда в жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соперницы - Мэннинг Джессика



Роман прекрасный, все персонажи тоже, за исключением возлюбленной гг.оя, которая осталась в стороне от повествования. Но прочитать это роман приятно
Соперницы - Мэннинг ДжессикаOlga
26.07.2014, 17.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100