Читать онлайн Соперницы, автора - Мэннинг Джессика, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соперницы - Мэннинг Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соперницы - Мэннинг Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соперницы - Мэннинг Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэннинг Джессика

Соперницы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Солнце медленно заваливалось за кромку леса на том берегу. Нежная дымка тумана поднималась от реки, добираясь почти до ног музыкантов немецкого духового оркестра, который встречал гостей у причала.
Вскоре показался первый пароход. Несомненно, это была «Прекрасная креолка», на которой плыли самые важные гости, среди которых были губернатор штата Луизиана, мэр Нового Орлеана и их жены. Пассажиры этого парохода были в числе первых приглашенных и намеревались погостить в Саль-д'Ор несколько дней.
Капитан Калабозо прогуливался по верхней палубе, поправляя желтые и зеленые ленты, украшавшие латунные поручни. Он был чрезвычайно горд тем, что оказался в числе первых, кто увидит грандиозный бал. Конечно, он был в третьем списке Дювалона, но ведь никто не оспорит, что он будет в числе первых?!
Когда из-за излучины реки показался причал Пристани Магнолий, Бартоломи поспешил на штормовой мостик, где стояли самые знатные пассажиры, в надежде на то, что кто-нибудь пригласит его разделить карету до поместья. Среди этой небольшой группы были губернатор Валентин Дюпрэ, его жена Эмми, мэр Денис Прай со своей половиной Лизетт и вдова одного из богатейших жителей Нового Орлеана, Вербена Шевро. Именно она была центром внимания и задавала тон беседе. Все остальные не интересовали капитана Калабозо, ибо они, как и он сам, лишь грелись в лучах славы и величия сильных мира сего. Прислушавшись, Бартоломи понял, что судачат в основном по поводу Ройала Браннигана, которого капитан «Прекрасной креолки» знал как облупленного.
– Что до меня, – говорила Вербена, – то пусть эти америкашки держатся подальше от нас, настоящих владельцев этой земли.
– Я слышала, что он очень хорош собой, Вербена, – подзадорила ее Лизетт.
– Пресвятые угодники! Дамы, о чем вы говорите, рядом с нами двое самых красивых мужчин в Луизиане, – сладко пропела мадам Шевро, одаривая мэра и губернатора лучезарной улыбкой.
Губернатор Дюпрэ поперхнулся. Хотя если говорить серьезно, то Вербена не сильно лукавила. Дюпрэ был высок, подтянут, с галльскими чертами лица: высоким лбом, карими, глубоко посаженными глазами, длинным прямым носом, черными блестящими волосами и узким, выдающимся вперед подбородком. Практичный темно-зеленый костюм хоть и выглядел не новым, но зато идеально сидел на его мощной фигуре.
Его жена, маленькая, но очень симпатичная брюнетка, довольно выгодно смотрелась в обтягивающем светло-зеленом платье. Губернаторской чете герцог Дювалон не сильно нравился, но они видели в этом возможность отдохнуть и пообщаться с приятными людьми, что так редко удается политикам.
Мэр Прай надел костюм из золотистого шелка. В отличие от губернатора он был невысокого роста и с незапоминающимися чертами лица. Его жена Лизетт, женщина полная и несколько неуклюжая, надела простое платье салатного цвета. Они не критиковали герцога открыто, как это делала Вербена, но в душе были полностью согласны с ее ремарками.
Что до Вербены Шевро, то она, бесспорно, была самой яркой и экстравагантной женщиной на борту. Тяжелая блестящая копна каштановых волос обрамляла лицо с чертами, словно выточенными из мрамора, настолько они были яркими и четко очерченными. Ее нежная шелковистая кожа притягивала взгляд, а ярко-синие глаза будоражили кровь. Ее губы были тонкими, но такими яркими и фигурными, словно небесный скульптор вложил в них все сластолюбие.
Не было ничего удивительного в том, что все мужчины были без ума от нее, за ней тянулся шлейф разбитых сердец. Ей было двадцать семь, и она была баснословно богата. Ее муж Оливер, когда они поженились, был почти в три раза старше ее и умер от инфаркта. Как поговаривали злые языки, умер он прямо на ней. Их союз породил пятерых детей, что совершенно невозможно было предположить, глядя на ее точеную фигуру, аккуратно завернутую в сверкающий зеленый шелк, выкроенный в платье в имперском стиле. Платье было весьма фривольное, и досужий наблюдатель мог насладиться полускрытыми от глаз прелестями красотки.
– Судя по всему, – продолжала язвить Вербена, – Александр нашел общий язык с матушкой-природой. Интересно, будет ли его убогая женушка смотреться лучше в желтом или зеленом? Пресвятые угодники, я даже имени ее не помню. Как же ее… Горстена, Гермея…
– Анриетта, – пришел на помощь капитан Калабозо, высунув голову из-за чьего-то плеча.
– Да какая разница! – нетерпеливо воскликнула мадам Шевро. – Что за глупые цвета – зеленый и золотой. Мы будем выглядеть, точно вавилонские блудницы. Ненавижу эти цвета.
– Бросьте, дорогуша, вы выглядите бесподобно. Зеленый, бесспорно, ваш цвет.
– Весьма признательна вам за комплимент, сударь, но, к сожалению, это не так. В прошлом году, если вы помните, это были белый и черный – просто похороны какие-то. Нужно поговорить с Александром, чтобы в следующем он сделал бал в красных тонах. В красном я действительно выгляжу неплохо. А кроме того, мне так редко удается носить мои рубины.
Когда причальные концы были закреплены, сотни белых голубей взлетели с земли, отпущенные на свободу, заиграл немецкий духовой оркестр, а со стороны поместья герцога раздался пушечный выстрел. И все это произошло одновременно. Испуганные птицы метались вдоль причала, украшая потеющий оркестр пометом.
– Боже мой! – воскликнула Вербена. – Да он стреляет по нам, Александр! Я беру назад свои слова о твоей цветовой гамме.
В соответствии с протоколом губернатор и мэр в сопровождении дам сели в первую, самую красивую карету, огромные негры с мачете на поясах закрыли дверки и встали позади. Лишь после этого остальные гости смогли занять свои места, и процессия двинулась в сторону Саль-д'Ор. У парадного входа экипажи встречали негритята в зелено-золотых балахонах. Они открывали дверки карет, затем перебегали назад, чтобы открыть следующие.
Герцог во главе всего семейства стоял на огромной веранде с мраморными колоннами, встречая гостей. После приветственных речей Дювалон проводил пассажиров первой кареты через просторный холл в бальный зал. Несмотря на свой скептический настрой, даже Вербена была потрясена размахом декораций и фантазией герцога. Видимо, это было написано на ее лице, поскольку Дювалон расплылся в самодовольной улыбке. Играл лучший оркестр из новоорлеанской оперы, горела роскошная люстра (та самая), всюду сновали негры с бокалами шампанского, заказанного из Франции.
– Чудесно, Александр, просто чудесно! – воскликнула Вербена. – Но когда же ты познакомишь нас с американцем?
Глядя на себя в зеркало, Марго не могла не понимать, что выглядит она неважно. Платье сильно потрепано, зеленые кружева, которые она приметала накануне, сидели неровно и смотрелись не лучшим образом на белой ткани. Вчера она вымыла волосы в растворе кофейных зерен, закрепив их на затылке черепаховой заколкой, но сейчас она видела, что корни все-таки не прокрасились, а кое-где пробивалась седина. Бледная кожа под цвет платья оттенялась покрасневшим лицом. Каблук на правой туфле шатался, готовый отвалиться в любую минуту.
Она подошла к комнате Мишель и Леона и подергала за ручки. Дверь не открывалась. Она начала стучать. Ответили ей лишь пару минут спустя.
– Ну что там? – услышала она сонный голос Мишель.
– Что там?! Вообще-то мы опаздываем на бал. Вы что, еще не готовы?
– Мы освободимся минут через сорок, тетя, – сказал ей Леон. – Почему бы тебе не поехать без нас? А мы присоединимся чуть попозже.
– Но мы же сдали Дювалонам в аренду все кареты, кроме одной. Как я должна, по-вашему, ехать, на собачьей упряжке, что ли?
– Ну так поезжай, а потом пошлешь кучера за нами.
– Нет уж, одна я не поеду, – упрямо заявила Марго.
– В таком случае тебе, придется подождать нас! – отрезал Леон.
– Стервец, – сквозь зубы бросила Марго. – Я буду в холле, постарайтесь не задерживаться, – сказала она громче, чтобы Леон услышал ее.
Леон и Мишель лежали на толстом ковре. Между ними стоял поднос с полупустой бутылкой красного вина и кальян, от которого исходил дурманящий аромат опия.
– Уже подействовало? – спросил Леон.
– О да, – томно ответила ему Мишель, бросив на мужа сладострастный взгляд из-под опущенных ресниц. – Все как будто в тумане, звуки приглушены, и голова кружится. И сладость во всем теле.
– Я знал, что тебе понравится. Это поможет нам выдержать этот нудный бал.
– Где ты взял опий, Леон?
– Где и все, у однорукого китайца. Говорят, он возит его прямо из Гонконга.
– А мы не привыкнем к нему? – спросила она детским голосом.
– Только если постоянно его употреблять, но мы же ничего не повторяем дважды, верно?
– Верно. Ладно, Леон, давай собираться, а то тетя Марго заждалась.
– К черту Марго! Она мне надоела.
– Ну и что, она же родная тетя, а потом все равно придется отправляться на этот бал.
– М-м-м, даже не знаю, может, вообще не ходить?
– Нет Леон, нас будут ждать, а потом, не зря же мы шили свои наряды. Я лично хочу показаться, чтобы все тебе завидовали.
– Ах ты, хитрюга, хорошо, но только я ничего не стану надевать под свой костюм.
– Тогда и я тоже.
Их наряды были сделаны из одной материи – невесомого муслина с вплетенными золотыми нитями.
– Леон, ты выглядишь великолепно, – сказала Мишель, восхищенно глядя на мужа. – Если приглядеться, то ты как будто голый.
Наряд Мишель был сшит в египетском стиле, с голой спиной и огромным вырезом на груди. А учитывая, что прелести ее молодого тела имели весьма внушительные размеры, то она тоже выглядела практически голой.
Леон с вожделением посмотрел на жену.
– Ты уверена, что хочешь пойти на бал? Может, сорвем с себя все и никуда не поедем?
В этот момент раздался назойливый стук в дверь.
– Вы двое собираетесь ехать, или как? – спросила взбешенная Марго.
– Идем, тетя, – неохотно отозвался Леон, застегиваясь. – Уже идем.
Теофил сам сидел на облучке и управлял своей каретой. Он сдал в аренду своего кучера герцогу на время бала. В общем-то он не занимался самопожертвованием, просто ему нравилось управлять каретой. Он заметно нервничал при мысли о том, что ему, возможно, удастся увидеть Джулию Таффарел.
Когда он подкатил к парадному входу в дом, негритята начали толкаться, борясь за право открыть ему дверцу. Его любили дети. Польщенный таким вниманием, он каждому дал по мелкой монете и прошел в дом.
Теофил кивал едва знакомым лицам, пробираясь к центру зала, где стоял герцог, окруженный важными персонами. На самом деле, Дювалон пригласил его только из соседских чувств, между ними не было ничего общего. Но несмотря на несколько негативное отношение к герцогу, он, как и другие гости, не мог не оценить великолепие декораций.
Вдруг на его пути выросла пара людей с лицами, прикрытыми масками.
– Теофил Бошемэн? – сказал мужской голос. – Бьюсь об заклад, вы не узнали нас.
Не узнать их было весьма трудно, поскольку уродливый скошенный подбородок Гадоберов знали все.
– Добрый вечер, месье и мадам Гадобер, – вздохнул Тео, понимая, что быстро ускользнуть от этих зануд ему не удастся.
– Ах, вы угадали? Как у вас получилось?
Теофил знал Эмиля и его жену Амираиду по рынку сахарного тростника, поскольку их семья не один год занималась скупкой, фасовкой и перепродажей сахара. Кроме того, они владели приличным куском земли к северу от Нового Орлеана.
– Мы думали, что будет маскарад, вот и прихватили маски, – продолжали Гадоберы.
У Теофила на лице застыла улыбка. Больше всего сейчас он хотел сбежать от них куда подальше. Но каждый раз, как только он порывался оставить надоедливую пару, они задавали ему какой-нибудь вопрос.
– Знаете, Теофил, в этом году нас внесли в первый список, – с нескрываемой гордостью сказала Амираида. – А вот и наш сын, вы ведь знакомы с Жильбером?
– Да-да, здравствуй, Жильбер, как ты подрос.
Отпрыск Гадобера был, пожалуй, симпатичнее своих родителей, да и повыше почти на полголовы, но до красавчика ему было далеко, поскольку он унаследовал самую отвратительную семейную черту – ужасный скошенный подбородок. А если ему передалось еще и семейное занудство, то как не повезет той девушке, что станет его женой. Однако что заставило Дювалона включить их в первый список, непонятно.
– А вы не видели Алису? – спросила его Амираида.
– Нет, я еще никого не видел.
«Благодаря вам», – хотел добавить Бошемэн, но, конечно, сдержался. Он с любопытством взглянул на Жильбера, начиная догадываться, зачем Гадоберов включили в первый список. Бедная девочка.
– Простите, господа, меня зовут, – сказал он, решившись наконец ретироваться.
Дювалон всегда претендовал на большее, чем представлял собой. Вот и сейчас он был разодет, словно какой-то принц. Ярко-зеленый длинный фрак с бриллиантовыми запонками и импровизированный трон, на котором он восседал, окруженный губернатором, мэром и дамами.
– Добрый вечер, дамы, господа. – Теофил поклонился в знак приветствия. Ему ответили тем же, но без особого энтузиазма.
– Теофил, ты выглядишь шикарно в этой униформе. Только гляньте, как он сохранился, – обратилась Вербена к остальным, затем сказала Бошемэну: – Ах, если бы вы были помоложе, Теофил!
– Я не ищу жену, Вербена, – прервал ее Бошемэн.
– Хм, – фыркнула та. – Я тоже не ищу себе мужа.
Внезапно все замолчали, и даже оркестр перестал играть.
Все смотрели на вход, где Леон и Мишель Мартино сняли свои плащи и предстали перед публикой в экстравагантных нарядах. Большинство мужчин не могли оторвать взгляда от откровенного платья Мишель. Женщины же возмущенно перешептывались, а то и вовсе закрывали глаза веерами. Музыка вновь заиграла, первый шок от появления парочки прошел, и все вернулись к своим разговорам, а чета Мартино подошла к трону, чтобы приветствовать хозяев бала. Вербена наклонилась к уху Теофила.
– Святые угодники, у нее соски видны в вырезе платья, а на нем, похоже, даже белья нижнего нет.
– Ах, увольте меня от этих пошлостей, – прошептал Теофил. – Простите меня, мадам, но мне просто необходим глоток шампанского.
Пробираясь к выходу, Теофил думал о том бале, что давали в Новом Орлеане в честь великой победы. Но тогда люди праздновали свободу и честь, доблесть и храбрость, а что праздновали здесь? Власть и богатство? Боже, куда катится мир?
На веранде, где уже становилось свежо, Теофил заметил Блеза с подносом, на котором стояли бокалы охлажденного шампанского.
– Блез, я возьму один, – взяв бокал, он его тут же осушил.
– Мне кажется, месье Тео, вы и со вторым вполне справитесь.
– Пожалуй, ты прав.
Филипп стоял на веранде, глядя, как Теофил Бошемэн, взяв у Блеза еще один стакан шампанского, отправился гулять по саду. Молодые креолки, ради которых он так разоделся сегодня, не обращали на него внимания, оглядывая с ног до головы гибкое молодое тело мулата и его красивое лицо. Филипп был взбешен. Он вообще недолюбливал этого раба, а сейчас, когда он был уже крепко пьян…
– Эй, ниггер! – налетел он на Блеза. – Какого черта ты здесь делаешь? Ты же должен обслуживать гостей в саду, а не на веранде.
– Но меня позвали, месье.
– Не смей отвечать мне, черномазый ублюдок, просто проваливай отсюда, пока я не приказал тебя выпороть.
Блез ретировался, и Филипп проводил его недобрым взглядом. Но его злоба прошла, как только он увидел Мишель Мартино на веранде. Девушка была одна, и ей явно было скучно.
– Добро пожаловать в Саль-д'Ор, Мишель, ты выглядишь… – взгляд его упал на грудь женщины в вырезе платья, – божественно.
Мишель ответила весьма холодно, но молодой донжуан решил, что это просто игра на публику.
– Не желаешь еще шампанского?
Глаза девушки прищурились презрительно.
– Нет, спасибо.
Но Филиппа уже понесло, он не мог остановиться.
– Пойдем прогуляемся по саду, я покажу тебе самые дальние уголки, нам никто там не помешает.
– О Боже, Филипп, я же сказала «нет», что тут непонятного?!
– Мишель, – решился Дювалон-младший на последнюю попытку, – я знаю, что ты хочешь меня так же сильно, как и я тебя.
Глаза девушки вспыхнули злым огоньком.
– Разве? – сказала она с издевкой, достаточно громко, чтобы слышали окружающие. – А я думала, что тебе нравятся женщины с более смуглой кожей.
Девушки за спиной Филиппа захихикали. Он бросил на них жалкий взгляд, а когда обернулся, Мишель уже не было.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соперницы - Мэннинг Джессика



Роман прекрасный, все персонажи тоже, за исключением возлюбленной гг.оя, которая осталась в стороне от повествования. Но прочитать это роман приятно
Соперницы - Мэннинг ДжессикаOlga
26.07.2014, 17.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100