Читать онлайн Соперницы, автора - Мэннинг Джессика, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соперницы - Мэннинг Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соперницы - Мэннинг Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соперницы - Мэннинг Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэннинг Джессика

Соперницы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Пришел июнь, и мир вокруг подвергся удивительным метаморфозам. Светало раньше, и воздух наполнялся ароматами лета и пением птиц. А когда вставало солнце, то его лучи тысячами золотых иголочек пронзали листву деревьев. Кустарники и трава на лужайках зазеленели вовсю. Кисточки на острых стеблях сахарного тростника окрасились в нежный желтый цвет. Лето в этом году пришло в Пристань Магнолий раньше, чем ожидалось, и, судя по всему, стоило ждать настоящей жары.
Сюзанна затянула корсаж одного из своих траурных платьев, сшитых еще на похороны тетушки Аннет. Платье было темно-серым, мешкообразным и совершенно не шло ей. На голову она надела светлый льняной платок. Очевидное внимание со стороны Ройала было столь болезненным для нее, что она твердо решила выглядеть как можно хуже. Мысль о том, что убийца ее мужа увивается за ней, сводила ее с ума. Он разрушил ее мечты и поплатится за это, но не сейчас, нет. Она выждет удобного момента, чтобы нанести ему удар, от которого он не сможет оправиться. Она была уверена, что рано или поздно Бранниган устанет от скучной жизни плантатора и вернется к картам и женщинам, как Жан Луи.
Сюзанна посмотрелась в зеркало и горько усмехнулась. Она выглядела измотанной, лишенной жизненных сил и старой. Да, да, старой. А ведь какой-то год назад она была так молода и так счастлива. Ей вспомнился день ее свадьбы. Все было так замечательно, даже свадебный торт из Нового Орлеана прибыл в целости и сохранности. Да, почти все было замечательно, кроме…
«Дорогой, ну пожалуйста, не пей так много. Дорогой, ты не сможешь танцевать… Жан Луи, по-моему, ты не в состоянии удержать бокал шампанского… Кто-нибудь, пожалуйста, помогите донести мне мужа до спальни…»
Сюзанна моргнула и вновь увидела свое серое отражение в зеркале. Из уголка глаза стекала слезинка. Сюзанна удивленно смахнула ее, вздернула подбородок и спустилась по лестнице вниз, где у нее была назначена встреча с Ройалом Бранниганом.
Вдова громко постучала в дверь. Она была почти уверена, что он еще даже не вставал.
– Входите, мадам Журден, – раздался бодрый голос из-за двери, – я буду через минуту.
Сюзанна вошла внутрь и села на стул. Ройал вышел к ней, одетый в белую рубашку и бежевые брюки.
– Как видите, я воспользовался вашим советом и черное больше не ношу. Это все, что у меня есть, но я думаю заказать подходящую одежду в Новом Орлеане.
Сюзанна не могла не заметить, что светлая одежда ничуть не скрывала достоинств его мощной фигуры. Ройал сел в кресло и начал надевать ботинки. При этом мышцы на его ногах и ягодицах напряглись, выделяясь под обтягивающей тканью. У Сюзанны перехватило дыхание.
– Вы уже позавтракали, месье Бранниган? – спросила она, отводя взгляд.
– Да, спасибо. У вас очень хорошо готовят. Я много путешествовал, но так хорошо, пожалуй, нигде не ел.
Сюзанна поняла, что ничего не знает про Браннигана, но удержалась от расспросов. Ройал встал и потянулся.
– Что ж, я готов для утреннего инструктажа.
Сюзанне показалось, что он уж слишком откровенно с ней заигрывает. Неужели он не понимает, как для нее тяжело стать практически служанкой после того, как она была госпожой дома?
Ройал подошел к комоду и достал какой-то сверток из верхнего ящика.
– Я хочу, чтобы вы взяли это, – сказал он, протягивая сверток Сюзанне. – Мне они ни к чему.
Девушка развернула материю и увидела часы и кольца мужа. Она удивленно посмотрела на Ройала.
– Я выиграл их у вашего мужа в карты.
– Но я не могу…
– Пожалуйста, возьмите их. Для меня они слишком вычурные, да и не смогу я носить их, как-то все это неправильно. Нужно было отдать их вам раньше, быть может, вы захотели бы захоронить их вместе с мужем.
– Нет, я не стала бы этого делать. Могилы оскверняют и за меньшее.
– Здесь? В Пристани Магнолий?
– Это богатое сообщество. Здесь богатые наживаются на бедных, равно как и бедные стараются нажиться на богатых. – Она завернула часы и кольца и положила сверток в карман. – Хорошо, я принимаю их. Давайте не будем терять время и начнем детальный обход дома; затем я отведу вас в свой офис и покажу финансовые и регистрационные книги по управлению домом и землей. Позже я познакомлю вас с рабами, которые работают в доме. Проявите терпение к ним, они растерянны, и их обязанности поделены между вами и мной с Анжеликой. Но я непременно поговорю с ними.
– Спасибо, – сказал Ройал. – Мадам Журден, я знаю, мы не можем быть друзьями, но давайте постараемся не быть врагами. Так будет легче всем. – Сюзанна промолчала, и Ройал добавил: – Я бы хотел расширить свое жизненное пространство, если вы не возражаете, одной комнаты мне маловато. Что находится по обе стороны от моей спальни?
– Эти комнаты используются только после больших званых обедов. Справа дамская комната отдыха, а слева комната для курения.
– Пожалуй, из комнаты для курения я сделаю кабинет, а из дамской комнаты – столовую.
– Как вам будет угодно. Только не устраивайте шумных вечеринок.
– Мне не с кем их устраивать.
Сюзанне захотелось спросить Ройала о его друзьях, семье и о многом другом, но она снова сдержалась. Она дала себе зарок не сближаться с американцем.
– Я позову Зенобию, чтобы она слышала наш разговор, а уж она распорядится о том, чтобы рабы вынесли ненужную вам мебель и поставили то, что вам потребуется.
С этими словами Сюзанна подошла к шнуру, идущему на уровне глаз вдоль стены, и дернула за него. Раздался звон, и спустя минуту появилась Зенобия. Сюзанна объяснила ей все.
Герцог Дювалон, видимо, по поводу наступления календарного лета надел костюм лимонного цвета в рыжую полоску и такие же перчатки. Разнообразия ради он приказал подать завтрак за домом на поляне, окруженной могучими дубами и розовыми кустами. Для рабов это было очередной трудностью, поскольку нужно было не только выскоблить добела летнюю столовую мебель, но и таскать блюда из дома. А ведь по дороге они могли остыть, и если герцог не в настроении, то он заставит готовить заново. Дорожку, ведущую на полянку, в свое время выложили кирпичом. В том месте, где ставили обеденный гарнитур, росли два дуба. Они были настолько старыми, что ветви их местами сплелись, а две нижние срослись воедино. Но герцогу это не понравилось, и он приказал спилить ветви. С тех пор обитатели Саль-д'Ор называли их «разлученные».
Все в парке возле дома было подчинено здравому смыслу и прямолинейной логике. Дорожки были прямыми, а кусты постригали так, чтобы они выглядели одинаково. Стоило какой-нибудь магнолии или азалии выбиться из общей картинки – под нож ее! С корнем!
Этим утром, прогуливаясь перед завтраком, Дювалон, как это часто случалось по утрам, думал о своих наполеоновских планах в отношении Пристани Магнолий. Он хотел, чтобы вся земля принадлежала ему, и достичь этого он надеялся через своих детей. Он жаждал, чтобы Алиса вышла замуж за Жана Луи, но тот привез чертову Сюзанну. Затем он хотел свести ее с Леоном Мартино, но и тут его ждала неудача. Позже он хотел женить Филиппа на Анжелике Журден, но та оказалась совсем неприступной. Оставались, конечно, внуки Теофила Бошемэна, но уж слишком велика была разница в возрасте. Что ж, значит, придется действовать иначе. Ведь удалось же ему заполучить Вильнев, женившись на Анриетте, и это была единственная причина, уж поверьте! Жаль, что она не родила ему больше детей, но тут уж ничего не попишешь. В настоящее время имело смысл подбить клинья к Джулии Таффарел. Старушенция явно дышит на ладан, поместье ее постоянно в долгах, а наследников нет. Он постарается заполучить землю Джулии во что бы то ни стало.
Герцог сжал губы в глубоком раздумье. Ведь есть еще и Бельшас. Он знал, что Леон и Мишель не очень-то любят «сельскую жизнь», как они сами это называют.
Им не терпится уехать в Европу. Дювалон свято верил, что в ближайшем будущем он сможет выкупить Бельшас.
Эритаж оставался проблемой, Журдены упрямо не желали слушать его предложений. Но сейчас, когда этот глупый мальчишка застрелился, шансы возросли. Ведь американцу поместье ни к чему. Он быстро наиграется в плантатора и вернется к своим картам. Вот тут-то герцог и выкупит поместье. Дювалон аж подпрыгнул от радости.
– Ну, где этот чертов завтрак? – накинулся он на рабов. – Сколько можно ждать.
Первой к завтраку вышла, как всегда, Алиса. Она подошла к столу, поцеловала отца в щеку и села по левую руку от него. Вскоре появился Филипп, пожелал всем доброго утра, извинился перед отцом за опоздание и сел справа. Анриетта появилась только несколько минут спустя. К этому моменту герцог уже исходил сиропом.
– Ну наконец-то! – зло сказал он. – Где вас носит, душа моя?
– Я молилась, Александр.
Бросив на жену сердитый взгляд, герцог дал рабам команду подавать на стол.
– Итак, – начал он свою речь, – вся семья в сборе, можно обсудить наши планы на предстоящий летний бал.
– Ты все еще хочешь проводить свой бал, Александр? – удивилась Анриетта.
– Что значит все еще хочу?
– Ну как же, ведь дата бала назначена на середину июля, а учитывая все, что произошло в Эритаже…
– А нам-то какое до этого дело?
– Вот именно, – вставил Филипп. – Почему папа должен менять планы из-за идиота Жан Луи? Это же надо, проиграть все в карты, а потом еще и пулю в голову пустить?!
– Как вы можете! – не выдержала Алиса. – Какие вы жестокие! А как же Анжелика и Сюзанна?
– Я и не собирался исключать их из списка приглашенных из-за бедственного положения, – парировал герцог. – Но вернемся к нашему плану. Я жду от каждого из вас четкого исполнения моих распоряжений. Мы должны сделать этот бал настоящим событием. Алиса, ты будешь помогать мне составлять меню. Ты уже заказала платье?
– Нет, папочка.
Герцог негодующе посмотрел на жену.
– Анриетта, неужели так сложно оторваться от своих бестолковых икон и помочь дочери выбрать платье?
– Портной приезжает завтра, Александр.
– Прежде чем он начнет раскрой, покажите мне эскизы.
– Как скажешь, Александр.
– И еще, Анриетта, напиши приглашения на другие плантации и распорядись о дополнительных каретах для гостей. Филипп, – обратился он к сыну, – с тебя лучший в Новом Свете фейерверк.
– Я поеду в Новый Орлеан?
– В этом нет нужды, просто закажи все необходимое у Асперсонов и пошли раба посмышленее. И еще позаботься об охране. Выбери рабов покрепче, я не хочу, чтобы моих гостей пугала всякая придорожная шантрапа. А что до меня, то я займусь декором.
Анриетта вскинула брови, а Алиса подавила хохот. Вкус Александра Дювалона, а точнее, его полное отсутствие было притчей во языцех по всей Миссисипи. Но обе промолчали – кто же посмеет перечить герцогу?
– Замечательно, – продолжил Дювалон. – Значит, договоримся так: будем встречаться здесь каждое утро, и я буду заслушивать ваши отчеты о проделанной работе. Договорились?
– Договорились! – хором произнесли три голоса.
Солнце было в самом зените, но Леон и Мишель совершали моцион по саду Бельшас в одних ночных рубашках. Они решили не одеваться в дневные наряды в отместку на язвительное замечание Марго о том, что они ведут претенциозный образ жизни.
– Интересно, где она сейчас? – спросила Мишель. – Небось шпионит за нами.
– Тогда я дам ей повод для сплетен, – сказал Леон, притягивая Мишель к себе для поцелуя. – У меня есть идея, дорогая. Давай соберемся на пикник.
– Пикник! – Мишель захлопала в ладоши. – Как здорово!
– Точно, пойдем в лабиринт.
– В лабиринт?
– Да, и если ты будешь особо нежна со мной, то я, так и быть, расскажу тебе, как из него выбираться. Пойдем на кухню, попросим дядюшку Проспера собрать нам корзину с едой. В подвале должна еще остаться охлажденная бутылка шампанского. Хоть один день проведем вдали от тетушки Марго.
– А она знает, как дойти до центра?
– Когда-то она знала все комбинации, но сейчас не помнит.
Через некоторое время они стояли перед впечатляющим входом в лабиринт с полной корзиной продуктов в руках.
– На самом деле все просто, – сказал Леон, – нужно только напрячь голову. Чтобы пройти к центру, надо свернуть направо, затем налево, затем снова направо и снова налево, затем два раза направо и два раза налево, а затем повторить все сначала. Правда, это единственная комбинация, которую я знаю, а их чертова дюжина.
Лабиринт из розовых кустов вырастила мать Леона, и на протяжении многих лет он служил источником забавы и пересудов среди гостей и обитателей Бельшаса. Кусты выросли выше двух метров и сейчас были в полном цвету.
Смеясь и заигрывая друг с другом, Леон и Мишель дошли до центра лабиринта – открытой площадки метров двадцати в поперечнике. Посреди площадки был выкопан неглубокий квадратный бассейн, по углам которого красовались обнаженные нимфы с кувшинами в руках. Из кувшинов в бассейн всегда текла вода.
Леон поставил корзину на траву и, рыча от возбуждения, сорвал с себя рубашку, оставшись в чем мать родила.
– Не дразни меня, любимый.
Леон прыгнул в бассейн, чтобы успокоить разгоряченную плоть. Вынырнув, он подплыл к краю бассейна и поманил жену пальцем.
– Ни за что, – ответила ему Мишель, улыбаясь.
– Иди сюда, дуреха, вода теплая.
– Да, а почему тогда ты весь покрылся гусиной кожей?
– Иди ко мне, я хочу тебя.
Мишель никогда не отказывала мужу. Она медленно, чтобы он смог насладиться каждой секундой, каждым сантиметром ее нежной кожи, сняла с себя ночнушку. Она приоткрыла рот и улыбнулась улыбкой, от которой Леон сходил с ума. Ее лицо выражало одновременно похоть и целомудрие.
– Мишель, если что-нибудь случится со мной, ты всегда сможешь устроиться к Одалиске.
Мишель выглядела польщенной и шокированной одновременно.
– Ты имеешь в виду публичный дом? И что же я буду там делать?
– Иди ко мне, и я покажу тебе.
– Ой, вода холодная!
– Я согрею тебя.
– Любимый.
– Любимая…
Ройал в одиночестве вкушал обед в своей новой столовой. Из мебели здесь были оставлены только дубовый стол с четырьмя стульями и обширный сервант. Приятные полосатые обои радовали глаз. И даже люстра понравилась Ройалу, поскольку не была сделана его отцом. Вообще он заметил, что в Эритаже ни одна люстра не несла на себе клеймо Бранниганов. Когда он спросил об этом Сюзанну, она ответила ему, что Журдены все заказывали из Франции и Италии. Лишь несколько незначительных мелочей приобрели у местных умельцев из креольского сообщества. Еда была отменная, и прислуживали ему поочередно Сет и молодая негритянка по имени Ниса. Правда, в отличие от Сета Ниса по большей части молчала, выполняя свои обязанности, опустив глаза к полу.
Сегодня после обеда Анжелика должна была показать ему плантацию и объяснить, что к чему. Выйдя из дому, Ройал увидел, что девушка уже ждет его, нетерпеливо поглядывая па часы.
– Вы опаздываете, месье Бранниган, – сказала она голосом, лишенным теплых ноток.
Ройал, раздраженный ее поведением, хотел уже было ответить ей резко, что в доме, где все часы остановлены в память о прежнем хозяине, сложно следить за временем. Но в последний момент он заметил Сета, который подошел к ним, и сдержался.
– Добрый день, месье Ройал. Вы возьмете сегодня Звездочку?
– Да, Сет, дружище, ее, и только ее.
– А мне оседлай Араба, Сет, – сказала Анжелика и добавила, обращаясь к Ройалу: – Я поеду на лошади брата.
Бранниган стерпел и это.
– Хорошо, мадемуазель Журден. Месье, а можно я поеду с вами?
– Нет! – отрезала Анжелика, не дав Ройалу и рта раскрыть. – Тебе разве нечем заняться?
– Почему бы не взять парнишку с собой? – спросил Ройал удивленно.
– Мы с вами не на прогулку едем, месье, и я не хочу, чтобы его болтовня постоянно мне мешала.
Ройал развел руками и виновато посмотрел на Сета:
– Ничего, я тебя обязательно возьму покататься в следующий раз.
Пока Сет седлал лошадей, Анжелика рассказывала ему все о конюшнях, словно лекцию читала. Она поведала ему о количестве и типе лошадей, о возможных болезнях и травмах, о корме и уходе за ними.
Затем они взобрались на лошадей и поскакали на поля.
– Эритаж занимает почти пятьсот акров земли, – продолжила Анжелика лекцию лишенным эмоций голосом. – Двадцать акров отведены под дом и хозяйственные постройки, включая бараки для рабов. На сегодняшний день у нас работают двести шестьдесят рабов. Они поделены на команды, у каждой команды есть бригадир; тоже раб, но с более широкими полномочиями. Бригадиры следят за рабами, а наш управляющий Раф Бастиль, в свою очередь, следит за бригадирами.
– Есть кто-нибудь на подходе? – спросил Ройал.
– Что вы имеете в виду?
– Кто-нибудь из рабынь беременны?
– Двадцать три.
– Я полагаю, эти двадцать три раба тоже станут собственностью Эритажа?
– Те, кто доживет, да. Смертность среди детей рабов очень высока, поэтому их записывают в учетную книгу, только когда им исполняется два года.
– Кто-нибудь посещает рабов? У вас есть доктор?
– У нас есть повитухи, а доктор приходит из Саль-д'Ор.
– Почему оттуда?
– Герцог Дювалон держит больше рабов, чем все остальные, вместе взятые, да и доктор там нужнее…
– А вы тоже бьете своих рабов, мадемуазель Журден? – спросил Ройал, сразу догадавшись о чем идет речь.
– Не лично, конечно. Для этого есть надсмотрщики. И только тогда, когда это действительно необходимо.
– И как часто возникает такая необходимость?
Анжелика посмотрела Ройалу прямо в глаза.
– Мы не монстры, месье Бранниган, но дисциплину нужно поддерживать.
– Я не верю в целесообразность телесных наказаний применительно к человеческим существам.
– Человеческим существам? Уж не равняете ли вы негров с белыми, месье? Что ж, в этом вопросе вы точно сойдетесь с месье Бастилем.
Она поддала коню пятками по ребрам, и он перешел на галоп. Анжелика прекрасно ездила на лошади, и Ройал прилично отстал от нее. Рабы поднимали головы, отрываясь от прополки, и некоторые едва успевали отпрыгнуть в сторону с дороги, по которой неслись лошади. Он нагнал ее только около цеха очистки тростника, где она поджидала его, спешившись.
– Что, не можете угнаться за женщиной? – спросила она издевательски.
– Я просто нахожу крайне нерациональным калечить моих рабов, мадемуазель.
– «Моих рабов»! А вы быстро вошли в роль, месье Бранниган. Вот только ваши высокопарные слова здесь ни к чему.
– Я не могу изменить устоявшуюся модель вашего общества, мадемуазель, но по крайней мере я могу проследить, чтобы рабы были сыты и одеты.
– Да что вы говорите, месье Бранниган! А вам кажется, что они плохо накормлены и ходят в лохмотьях? Вы зря так думаете, месье, более того, смею вас заверить, они живут гораздо лучше, чем их свободные собратья на вашем Севере.
– Но они выглядят напуганными, – не сдавался Ройал.
– Ну естественно, они же боятся вас. Вы для них варвар, месье Бранниган, многие из них на полном серьезе считают, что вы съедите их детей. Я, конечно, не думаю, что вы людоед, но в том, что вы неотесанный варвар, я просто уверена! Но не будем отвлекаться. Вы хотите, чтобы я рассказала вам о выращивании сахарного тростника?
– Непременно, – агрессивно сказал Ройал.
– Извольте. Сахарный тростник – тропическое растение, хотя климат в Луизиане субтропический. Обычный срок созревания сахарного тростника в природе более двенадцати месяцев, здесь – девять. Многие плантаторы из ранних погорели, так как не смогли разработать способ изготовления сахара из недозрелого тростника. Впервые это удалось Жану Этьену Буре, первому мэру Нового Орлеана.
– Когда начинается посадка?
– В середине января. Мы выкапываем узкие глубокие бороздки и закладываем туда семена, мы используем дробленые семена, поскольку так они лучше всходят. К весне ростки появляются из земли. Урожай дозревает на корню с начала июля. В этот период мы даем отдых рабам, затем они начинают заготовку дров на зимний сезон.
– Когда начинается сбор урожая?
– Сбор урожая и непосредственно производство сахара начинаются обычно в конце октября – начале ноября. Это самая трудная пора на плантации. Отдыха нет ни рабам, ни хозяевам. Работа ведется круглосуточно, хотя, конечно, урожай собирается при свете дня. Мы разбиваем смены на восьмичасовой рабочий день. Взрослые рабы работают по две смены в сутки, молодые по одной.
Анжелика остановилась у двери.
– Мы называем это здание «сахарный дом». – Она зашла внутрь и вынесла странной формы нож. – Это резак. Им удобнее всего срезать тростник. Когда тростник срезан, его приносят сюда, в «сахарный дом», где стоит паровая мельница. Тростник размалывается, превращаясь в сок. То, что остается в итоге от тростника, называется багасс
type="note" l:href="#n_7">[7]
и используется как топливо. Мы ничего не выбрасываем.
– А как же получается сам сахар? – спросил Ройал, не отрывая взгляда от жилки на шее Анжелики.
– Это сложный процесс, но если в двух словах, то сок кипятят, чтобы выпарить воду. В оставшемся сиропе наибольшее содержание сахара. Из этого сиропа мы и делаем кристаллический сахар.
– А как получают черную патоку?
– Патока – это остатки при производстве, хотя и это тоже вполне ходовой товар. Следуйте за мной. – Они зашли в «сахарный дом», и Анжелика указала ему на несколько огромных дубовых бочек. – Сахар загружается в эти бочки-хогсхеды
type="note" l:href="#n_8">[8]
и затем отправляется по реке в Новый Орлеан.
– А сколько входит сахара в эти бочки?
– Чуть больше двухсот килограммов, и это хогсхеды, а не бочки. Если вам интересно, то на новоорлеанском рынке за один хогсхед дают пятьдесят долларов.
– Ого! – присвистнул Ройал. – А после этого рабам дают отдых?
– Мы все отдыхаем после рабочего сезона. Рабам устраивается праздник со спиртным и сладостями для детей.
В дом вошел невысокий человек, тот самый, которого Ройал видел в день похорон на полях.
– А вот и Раф Бастиль, наш управляющий.
Анжелика представила мужчин друг другу.
– Мадемуазель Журден рассказывала мне о производстве сахарного тростника.
– Что ж, для женщины она неплохо в этом разбирается, – ответил Бастиль.
– Месье Бранниган не одобряет телесные наказания рабов, – сказала она Рафу.
– Вот как? – Глаза Бастиля не выдали ни намека на какие-либо эмоции.
– Я устала, – заявила Анжелика. Раф Бастиль, судя по всему, нравился ей немногим больше, чем Ройал Бранниган. – Месье Бранниган, мы продолжим завтра.
– Но как же так, я хочу продолжить сейчас.
– Послушайте, месье, – сказала Анжелика с нескрываемой ненавистью в голосе, – вы можете владеть моим поместьем и моими рабами, но вы не можете владеть мной.
С этими словами Анжелика вскочила на Араба и умчалась прочь. Ройал долго смотрел ей вслед не в силах понять, что он предпочитает – нескрываемую ненависть Анжелики или высокомерие Сюзанны.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соперницы - Мэннинг Джессика



Роман прекрасный, все персонажи тоже, за исключением возлюбленной гг.оя, которая осталась в стороне от повествования. Но прочитать это роман приятно
Соперницы - Мэннинг ДжессикаOlga
26.07.2014, 17.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100