Читать онлайн Месть моя сладка, автора - Мэнби Крис, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть моя сладка - Мэнби Крис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть моя сладка - Мэнби Крис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть моя сладка - Мэнби Крис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэнби Крис

Месть моя сладка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Второй день нашего отдыха пришелся на 14 февраля. В предотьездной спешке и суете я вконец утратила счет времени. Так вот, проснувшись самым солнечным за всю свою жизнь утром Дня святого Валентина, я не увидела рядом Джереми. Вместо его головы на соседней подушке покоился маленький конверт, на котором было начертано мое имя.
Я резко приподнялась и села. До сих пор мне никогда не доводилось находить в постели адресованных мне же конвертов. Более того, мне и записок-то никогда не писали. Разве что я получала их от босса в компании «Хаддерстон хеви инжиниринг». Он однажды оставил мне записку с требованием купить побольше скрепок. С колотящимся сердцем я вскрыла конверт и ахнула.
«Я понимаю, что с тех пор прошло двадцать лет, но отвечу: да, я согласен быть твоим Валентином».
Я счастливо захихикала, вспомнив открытку, которую подсунула Джереми 14 февраля 1979 года. В тот же миг дверь распахнулась, и вошел Джереми. Он только что искупался, вода с него стекала ручьями, а в руке он держал огромную коническую раковину размером, должно быть, с половину моей головы. Увидев, что я проснулась, Джереми поднес раковину к моему уху, чтобы я послушала, как шумит прибой.
— Поздравляю, — промолвил он, целуя меня.
Не знаю, что на меня нашло, но я вдруг расплакалась. От счастья — порой подобное со мной случается. Такая уж я дуреха. Почему-то сразу начинаю представлять, что настанут времена, когда от моего счастья останутся одни воспоминания. Это уже в привычку вошло. И еще я начинаю скучать по близким мне людям заранее, примерно за неделю до их отъезда. Потом, правда, почти не замечаю их отсутствия.
— А я вот ничего тебе не купила, — призналась я, всхлипывая и вытирая слезы. — Так торопилась, что праздник совсем из головы вылетел.
Вложив мне в руки раковину, Джереми ласково улыбнулся и сказал:
— Мне нужно лишь одно — быть рядом с тобой.
Слова эти поразили меня в самое сердце. О таком счастье я даже мечтать не смела. Мне захотелось петь и смеяться от радости.
А тем временем за стеной пробудились наши соседи. Сначала я услышала радостный визг Шелли, а потом многозначительное поскрипывание матраса.
За завтраком прекрасная половина самой романтичной пары Соединенных Штатов была с ног до головы разодета в сердечки. Розовые сердечки в ушах. Розовое же платье, расшитое сердечками. Сердечки красовались даже на белых носках Шелли.
— Очаровательно, да? — проворковала она, поздоровавшись со мной. — Люк сам выбрал для меня этот наряд. Поразительный вкус для мужчины, да?
Вкус Люка и в самом деле поражал, но не в том смысле, который вкладывала в это слово его невеста. Однако я улыбнулась в ответ. Во-первых, оказавшись на Антигуа, можно позволить себе быть великодушной, во-вторых, преподнеси мне утром Джереми вместо ракушки розовые пляжные тапочки с сердечками, я бы их обязательно нацепила.
После завтрака я уселась писать домой открытки. Хотя после нашего приезда на остров не прошло и суток, впечатлений у меня уже было хоть отбавляй. Поглядывая в сторону моря, я то и дело протирала глаза, до сих пор не в силах поверить, что вода бывает настолько синей. Да что там открытка, я могла бы про местные красоты поэму сочинить!
«Милая Эмма! — написала я. — Жизнь прекрасна. Утром Джереми подарил мне потрясающую ракушку, которую нашел в море. Живу в настоящей сказке. Поцелуй за меня Пушистика».
Открытка, отправленная родителям, содержала стандартный набор банальностей. В конце я приписала: «Страшно жаль, что здесь нет вас». Мамочка разобиделась бы насмерть, не напиши я, как скучаю без нее. Я попыталась представить, как идет подготовка к празднованию дня рождения бабушки. Впрочем, я не долго ломала над этим голову.
Прилепив последнюю марку, я вдруг обнаружила, что у меня осталась еще одна открытка с маркой.
— Тебе есть кому домой открытку послать? — спросила я Джереми, который валялся на лоджии, прикрыв от солнца нос только что купленным детективным романом.
— Нет, — лениво ответил он. — Мне даже вспоминать про дом не хочется, не то что открытки отправлять.
Но мне было жалко открытку. Тем более что марку я успела облизать.
Сама не знаю, что на меня нашло, но вдруг я поняла, что должна отправить эту открытку Дэвиду. Но вовсе не для того, чтобы над ним поизмываться, поймите меня правильно. По крайней мере так я себе сказала. Просто я хотела объяснить ему, что зла на него не держу и согласна по возвращении с Антигуа рассмотреть вопрос о том, чтобы мы вновь стали друзьями. Если, конечно, он не станет меня обижать.
«Милый Дэвид! — написала я. — Шлю тебе привет со знойного Антигуа. В тени здесь восемьдесят градусов
type="note" l:href="#note_14">[14]
, пекло страшное! Одно спасение — коктейли, которыми тут без конца всех членов клуба пичкают. До скорой встречи. Твоя Эли». Поначалу я решила было поцелуев не присовокуплять, но затем все-таки парочку приписала. Чтобы не вредничать.
Отнесла открытки в вестибюль и передала портье. Потом с чувством добросовестно выполненного долга разоблачилась, оставшись в розовом бикини (в конечном итоге меня все-таки выручила Эмма), и с радостным визгом плюхнулась в бассейн. Плескалась я с таким усердием, что забрызгала детектив, прикрывавший нос Джереми.
— Эй, кто там резвится, как влюбленный дельфин? — окликнул меня Джереми.
А почему бы мне и не резвиться? Я и спросила Джереми, когда еще резвиться, если не сейчас? Кругом такая красотища, а в старой доброй Англии сыро и промозгло. Достаточно лишь пальцем щелкнуть, и тебе принесут тропический коктейль «Пина-колада» или «Куба-либра». Если здесь не резвиться, то отдыхать надо в спокойных и тихих местах. Вроде морга.
Осознав свое поражение, Джереми отложил книжку в сторону и, в свою очередь, рыбкой нырнул в бассейн. Я и оглянуться не успела, как он подплыл ко мне и заключил в медвежьи объятия. Игриво чмокнул в нос, и я тут же почувствовала, что в мое лоно упирается нечто твердое.
— Ну-ка кончай!.. — прикрикнула я.
Я хотела сказать «кончай хулиганить», но Джереми помешал, впившись в мои губы жадным поцелуем.
— Через полчаса, — ответил он наконец, вытаскивая меня из бассейна и увлекая в бунгало.


И вот настал наш второй вечер на тропическом острове. Войдя в ресторан, мы собрались было занять свои привычные места за круглым столом, когда к нам подскочил метрдотель и извиняющимся тоном сообщил, что, к превеликому его сожалению, места с видом на море сегодня обещаны другим. Я обрадовалась, так как мечтала уединиться с Джереми за тихим угловым столиком, но не тут-то было. Самые романтичные американцы вскипели и накинулись на беднягу.
— Как это — другим?! — завизжала Шелли. — Какого черта? Мы — самая романтическая пара Соединенных Штатов! И кто, хотела бы я знать, больше нас заслуживает столика с видом на море?
— Кандида Бьянка, — спокойно ответил метрдотель.
Я не сразу расслышала, что именно он сказал, но по реакции Шелли догадаться было несложно. Челюсть ее так отвисла, что Шелли сделалась похожей на огромного окуня, которого мы с Джереми видели днем, плавая с маской и трубкой среди рифов.
— Кандида Бьянка? — переспросила она.
Тут и я изумилась. Да и глаза всех окружающих полезли на лоб.
— Как, здесь Кандида Бьянка? — тупо спросил Люк. — В нашем отеле?
С таким благоговейным лицом моя мама говорила разве что про папу римского.
— Она приезжает сюда каждый год, — пояснил метрдотель. — И сидеть предпочитает именно за этим столом.
— Да Бога ради! — восторженно воскликнула Шелли. — По мне, так пусть хоть на коленях у моего жениха сидит, если захочет. Такая потрясающая актриса! Настоящая звезда. Господи, просто не верится, что мы ее увидим. Передайте, что мы ее страстные поклонники.
— И мы тоже, — вставил Джереми, глаза которого заблестели, как у ребенка, увидевшего живого Сайта-Клауса. Затем он достал из кармана какую-то бумажку и протянул метрдотелю со словами, чтобы тот попросил мисс Бьянку подписать ее для Джереми. Если она будет в настроении, конечно.
— Говорят, она никогда не дает автографов, — сказала Шелли. — По крайней мере с тех пор, как один чокнутый пригрозил убить себя, а заодно расправиться с президентом Клинтоном, если она не выйдет за него замуж.
— Да, это был настоящий кошмар, — подтвердила я, вспоминая репортажи об этом эпизоде.
Кандида Бьянка выходила из модного голливудского ресторана под руку с Кевином Костнером, как вдруг к ним подскочил какой-то псих и подсунул ей под нос листок бумаги. На нем были начертаны его требования: «Станьте моей женой, или я убью президента». Затем он распахнул пиджак и продемонстрировал взрывчатку, прилепленную к его груди липкой лентой. В количестве, вполне достаточном, чтобы взорвать весь Лос-Анджелес.
— Просто не представляю, как она это выдержала! — с придыханием промолвила Шелли.
— Она гениальная актриса, — добавил Люк.
— Вы уже видели, как она сыграла в «Двенадцати рождественских днях»? — спросила Шелли.
В Англии этот фильм вышел на экраны в конце ноября. Кандида играла в нем кроткого ангелочка, пытающегося наставить всех падших и заблудших на путь истины. Мне стоило превеликих трудов уговорить Дэвида посмотреть этот фильм вместе со мной. Интересно, как сложились бы наши дальнейшие отношения, согласись я тогда на его предложение сходить на новый кровавый боевик с участием Жан-Клода Ван Дамма?
Тем временем нас препроводили за стол, который оказался у самой двери на кухню. Едва мы расселись, как в зале воцарилась гробовая тишина, а метрдотель согнулся в глубоком поклоне, встречая знатную гостью — суперзвезду последнего сезона и самую высокооплачиваемую голливудскую актрису. По сравнению с ее головокружительным успехом померк даже наделавший в свое время столько шума взлет Джулии Робертс.
— Боже, как она прекрасна! — промолвила Шелли, завороженно пожирая Бьянку глазами.
— А мне казалось, что ростом она выше, — заметила я, но никто на мою реплику внимания не обратил.
Тем временем Кандида Бьянка величественно проплыла по залу. На ногах у нее были сверкающие золотистые туфельки на немыслимо высоких каблуках, а искрящееся платье облегало ее гибкое, статное тело подобно второй коже. Эффект был сногсшибательный. Особенно в сочетании со светло-бронзовым загаром, подчеркивавшим ослепительную белизну зубов. Длинные черные волосы, которые она носила распущенными в роли латиноамериканской соблазнительницы из фильма «Августовская луна», сейчас были зачесаны наверх и уложены на затылке. Как в последнем фильме, где Кандида сыграла несгибаемую женщину-адвоката. Ей дали прозвище Хамелеон за способность одинаково убедительно изображать белую босячку с рабовладельческого Юга или иудейскую принцессу. Причем в любой роли она казалась одинаково обворожительной.
Всех поразило, что в ресторан она вошла одна, без сопровождения. Ни на кого не глядя, прошествовала Кандида за свой стол и уселась лицом к морю. Еле слышным шепотом сделала заказ и любовалась сказочным видом на бухту до тех пор, пока официанты не принесли блюда.
Вокруг меня все пожирали ее глазами.
— Хочешь, поменяемся местами? — предложил мне Джереми. — А то тебе шею на сквозняке продует.
Я с благодарностью приняла его предложение и лишь потом сообразила, что с моего места ему было куда удобнее глазеть на Кандиду Бьянку.


Ужин уже подходил к концу, и мы с трепетом следили, как метрдотель робко пытается сдержать данное Джереми обещание и взять у звезды автограф. Когда метрдотель протянул ей клочок бумаги и указал на Джереми, Кандида сначала нахмурилась, но затем, посмотрев на моего кавалера, даже улыбнулась. Затем нацарапала что-то на бумаге, встала и быстро направилась к выходу, но перед самой дверью остановилась и приветливо помахала Джереми рукой.
В ожидании метрдотеля Джереми нетерпеливо ерзал на стуле, словно пушистый кот, которого одолели блохи. Вокруг нас сгрудились романтические пары. Шелли, не скрывая волнения, заявила, что изучала графологию и с удовольствием проанализирует для нас автограф с профессиональной точки зрения.
— Каким цветом воспользовалась Кандида? — спросила она.
— Красным, — ответил Джереми.
— О, это свидетельство страсти, — с серьезным видом констатировала она. — Красный цвет самый эротичный. Вам повезло.
— Но она просто взяла ручку, которую дал ей метрдотель, — возразила я.
— Так что там написано? — вмешался Марк, самый романтичный австралиец по определению, хотя, на мой взгляд, он куда больше преуспел бы, если бы пас овец или разводил кенгуру.
— Э-э… здесь только ее имя, — робко проблеял Джереми, в то время как мы все, расталкивая друг друга, пытались разглядеть священный автограф.
— И номер ее комнаты! — вдруг прогудел Марк. — Вот это да! Вы ее покорили, дружище!
— Постой-ка! — строго одернула его Маргарита, кивком указывая на меня. — Ты на что это намекаешь?
— Ой, извините, Элисон, — пролепетал Марк, краснея до ушей.
— Джереми, это правда номер ее комнаты? — спросила я, тщетно пытаясь скрыть ревность.
— Нет, — поспешно ответил Джереми. — С какой стати? Это просто дата. Видишь — «четырнадцать» и «шесть»? Это значит — четырнадцатое июня.
— Но ведь сейчас февраль, — напомнила Шелли.
— Как, она написала «шесть»? — Голос Джереми предательски дрогнул. — Она просто ошиблась.
Не знаю, как остальные, но я Джереми поверила. В конце концов, каким бы красавцем он ни был для меня, вряд ли он мог показаться Кандиде настолько уж лакомым кусочком. Ну кто, согласитесь, будучи в здравом уме, может поверить, что суперзвезда, способная отведать на завтрак самого Брэда Питта, вдруг вздумает покуситься на ничтожного программиста из английского захолустья? Пусть даже он и отвечает за компьютеризацию всей Восточной Европы…
— Что ж, похоже, она вовсе не стерва, — провозгласил Люк. — Завтра я тоже попробую взять у нее автограф.
— Это исключено, — жестко отрезала Шелли. — Не приставай к ней. Она сюда отдыхать приехала.
— Ха-ха! — в один голос воскликнули Пенни, Маргарита и я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Месть моя сладка - Мэнби Крис



такая замечательная ....весёлая книга ...я хохотала так ,что даже люди рядом заинт. что это я там читаю ...последние главы читала вслух ..хихикал весь отдел ...
Месть моя сладка - Мэнби Крисастра
4.06.2012, 10.46





извините,товарищи.на эту муру меня хватило только до 2 главы...
Месть моя сладка - Мэнби Крискатерина
4.06.2012, 12.41





не обычно!
Месть моя сладка - Мэнби КрисАнара
4.06.2012, 21.44





Было интересно читать, потому что не знала чем в итоге все закончится. Бедная героиня, в конце такая куча проблем навалилась: женихи бросили, суд, клевета и т. д. Молодец, выстояла до конца, а вскольз упомянутого ветеринара я вспоминала не спроста! Интересно!
Месть моя сладка - Мэнби КрисКристина
17.09.2014, 18.19





затянуто и нудновато...не могла дождаться конца
Месть моя сладка - Мэнби КрисКесс
18.09.2014, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100