Читать онлайн Чудесная реликвия, автора - Мэллори Тэсс, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэллори Тэсс

Чудесная реликвия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

– Джейк.
Джейк Камерон немедленно вскочил на ноги. Три часа назад он прилег на полу в комнате, где лежал полковник Рид, чтобы отдохнуть и еще раз мысленно проверить план захвата Монтгомери, но вместо этого думал о Торри.
Что с ней сейчас? Вернулась ли она домой или заблудилась где-то в бескрайних просторах времени и сражается за свою жизнь? А вдруг Монтгомери удалось выследить ее? Ученые Кмера добились больших успехов в исследованиях путешествий во времени, и сейчас трудно было сказать, какими возможностями обладал Лукас Монтгомери. Может, именно с помощью последних достижений науки двадцать пятого века он и сумел выследить их сначала в 1941 году, а потом в 1863-м. Может, и сейчас Монтгомери нашел Торри и забрал с собой в будущее как заложницу.
И зачем только он предупредил Торри, что собирается вернуть ее в 1994 год? Потому что ему была нужна ее помощь, ее мыслительная энергия, чтобы наверняка попасть в 1994 год.
Устав от тревожных мыслей, Джейк Камерон наконец уснул… И вот сейчас, увидев взволнованное лицо доктора Гамильтона, он вскочил на ноги.
– Что случилось? – Впервые Джейк увидел в глазах доктора настоящий страх. – Доктор, что случилось?
– Он… Торри у него.
Джейк судорожно вздохнул.
– Что? У кого Торри?
– У Монтгомери… Торри у него. – Доктор сжал кулаки. – Сегодня он нанес визит миссис Мерривезер и сказал, что приедет на бал с моей внучкой. Я… я заглянул к миссис, чтобы осмотреть ее дочь. Она простыла. Когда миссис Мерривезер рассказала мне об этом, я чуть не упал со стула.
– Но это невозможно! – Джейк резко отвернулся, его руки вяло повисли, пальцы сжались в кулаки. – Торри исчезла… она воспользовалась кулоном, чтобы… – Он повернулся к доктору. – А почему я так уверен, что воспользовалась? Может, она написала записку, чтобы сбить меня с толку, а сама отправилась к Монтгомери.
– Но зачем ей делать это? – Рандольф Гамильтон в замешательстве потер затылок. – С какой стати ей одной искать такого опасного человека, особенно если учесть, что она знает о его желании уничтожить тебя?
– Очень хороший вопрос, доктор, – кивнул Джейк, поджав губы. – Может, наша маленькая невинная Торри не такая уж и невинная, как притворяется?
– Что ты хочешь этим сказать? Неужели ты думаешь…
– Я не знаю, что и думать, – оборвал Джейк Камерон старика. Потом нагнулся за портупеей, на которой висела сабля, и надел ее. Мысли метались в голове с такой скоростью, что сливались воедино. Торри с Монтгомери… Ее прощальная записка… Ее гнев, когда он сказал о скором расставании…
– Ты же знаешь, что Торри любит тебя, – тихо произнес доктор Гамильтон. – Она никогда не станет помогать Монтгомери.
Джейк посмотрел во встревоженные глаза доктора, потом на неподвижного полковника Рида, который по-прежнему без сознания лежал на койке в углу комнаты.
– Если только, – спокойно произнес он, – она не помогала ему с самого начала.


– Что-то ты молчишь всю дорогу, моя дорогая. – Голос Лукаса Монтгомери был таким же назойливым, как и его рука, которой он уверенно по-хозяйски обнимал Торри Гамильтон за талию. Торри попыталась отодвинуться, но наткнулась на огромную тушу, расположившуюся с другой стороны.
– Если вы намерены устроить словесную дуэль, капитан, то, боюсь, выбрали не ту женщину.
Торри потерла глаза. Последствия приема лекарства, которое он ей дал, были хуже похмелья. За веками пульсировала тупая боль, постоянно тошнило.
После допроса Монтгомери привел ее в чувство с помощью нашатырного спирта и горячего кофе, однако смутные воспоминания о том, как он дотрагивался до нее, заставили девушку немедленно расстаться с содержимым желудка. Монтгомери весело рассмеялся и предложил фляжку с водой.
Сейчас он сжал ее запястье.
– Жаль, что у меня в настоящий момент нет времени на большее, чем просто погладить ваши прелести, моя дорогая. Но после у нас будет много времени, не так ли? Если уж на то пошло, все время на белом свете принадлежит мне.
От звонкого смеха капитана Торри почувствовала озноб. Она съежилась. Торри сидела в центре. С одной стороны от нее расположился Лукас Монтгомери с вожжами в руках, а с другой – Хайрам Эванс. Вонь от громадного солдата была настолько сильной, что Торри машинально отодвинула край платья подальше от его грязных сапог.
– Что-то не так, моя дорогая? – с притворной заботой на лице поинтересовался Монтгомери. – Неужели Хайрам слишком грубоват для ваших утонченных манер? Вам пора начинать привыкать к таким людям, поскольку, если вы не поможете мне захватить Кмерона, я осуществлю свою угрозу и отвезу вас в будущее. Очутившись там, вы быстро поймете, что переспать с Хайрамом – невинная забава по сравнению с тем, что я приготовил для вас в двадцать пятом веке.
Вместо ответа Торри нервно теребила перчатки, которые лежали у нее на коленях. Монтгомери все устроил, снял комнату в небольшом отеле, который, как подозревала Торри, являлся самым настоящим борделем, ванну с горячей водой и в конце концов достал прекрасное платье, сделанное по последней парижской моде.
Как и где он все это достал, девушка решила, что лучше ей этого не знать. Было достаточно того, что с ней обращались, как с призовой кобылой. Торри старалась побороть отчаяние, охватившее ее.
«О Джейк! И зачем я только сделала это? Почему не послушалась тебя и не заставила тебя послушать меня? И вот сейчас у нас нет ни единого шанса».
Торри приложила руку к горлу. Она сама находилась в ловушке у сумасшедшего и его отборных помощников. Его фантастические планы по захвату власти над миром, которые он собирался осуществить, когда достанет необходимое количество камней, вызывали ужас.
Если только найти возможность уничтожить Монтгомери, не исключено, что со временем и владычеству Кмера будет положен конец. И сейчас Торри поняла больше, чем когда-либо понимал Джейк с его отчаянными попытками уничтожить своего безжалостного отца и других, ему подобных. Она думала о необходимости достать УПВ Монтгомери. Но как это сделать?
– Ваше УПВ похоже на мое? – спросила девушка, почувствовав некоторый подъем.
– У меня есть такой же как у вас кулон, однако он усовершенствован и выполняет значительно больше функций, чем ваш.
– Вы всегда носите его?
Монтгомери насмешливо приподнял брови:
– Откуда, мисс Гамильтон, такой внезапный интерес к моему кулону? Зачем вам знать, со мной он в данную минуту или нет? – Не дождавшись ответа, Лукас пожал плечами. – Помните, после того как мы приедем на бал, вы должны вести себя как самая настоящая леди с Юга. Если поступите иначе, то тем самым подпишете себе приговор.
– Я его уже подписала, не так ли? – парировала Торри. – Единственная причина, по которой я согласилась поехать с вами, это ваши угрозы в адрес доктора Гамильтона.
– Ах да, наш дорогой доктор Гамильтон. Я выяснил, что доктор Гамильтон рассказывает своим друзьям, будто его маленькая восхитительная внучка отправилась домой на Запад. Но я предпринял меры, чтобы доктор обязательно появился сегодня на балу. Уверен, увидев вас, Рандольф Гамильтон сильно обрадуется, особенно после того, как увидит вашего кавалера.
– Откуда такая уверенность, что он будет там? – с подозрением спросила Торри.
– У меня немало влиятельных знакомых во множестве разных времен и мест. Здесь, в Ричмонде, я сделал важное открытие. Старым Югом на самом деле управляют престарелые дамы с аристократическими манерами. Я не скупился на комплименты, расточал лесть и завоевал расположение всех влиятельных старух в этом городе. Так что теперь стоит мне попросить о каком-нибудь одолжении, и они немедля выполняют все мои просьбы… Старушки боятся, что если вызовут мое неудовольствие, то я могу не привезти им конфеты из следующей поездки в Чарлстон.
– А вы, я смотрю, тот еще негодяй! Лукас Монтгомери в притворном ужасе открыл рот.
– Разве так годится говорить молодым воспитанным леди! Хайрам, кажется, наша Торри нуждается в маленьком уроке. Напомни ей, пожалуйста, что я требую строгого повиновения.
Эванс повернулся к девушке, и на его безобразном лице расплылась злобная довольная ухмылка. Огромная рука солдата скользнула к лифу платья Торри.
– Прекратите! – испуганно закричала Торри, отталкивая его руку. – Я все понимаю… только не разрешайте ему дотрагиваться до меня!
– А если и напоминаний Хайрама окажется недостаточно, может, этого будет достаточно. – Монтгомери достал из внутреннего кармана маленький пузырек и показал девушке. – Здесь находится наркотик, которого вы так боитесь. Думаю, вы не очень захотите шокировать деликатные чувства южных леди, собравшихся на балу, своей распущенностью и вызывающим сексуальным поведением. Если я применю наркотик, то быть скандалу. Однако, если это будет необходимо, чтобы заставить вас покориться…
– Не надо! – в панике воскликнула Торри Гамильтон, вся воинственность которой мигом исчезла. – Я буду хорошо себя вести, обещаю. – Одна мысль о том, что Монтгомери может снова испробовать на ней свой наркотик, заставила взбунтоваться ее желудок, и она почувствовала дурноту.
«Но если он возьмет меня в будущее, – в ужасе подумала девушка, – то скорее всего феронемепид будет наименьшим из зол, которые будут мне грозить».
Капитан Монтгомери, словно прочитав ее мысли, засмеялся и убрал руку с талии. Торри плотнее запахнулась в бархатный плащ, который где-то достал Монтгомери.
Торри Гамильтон порадовалась, что оставила записку. По крайней мере, как думала она, Джейк не станет подвергать свою жизнь безумному риску, пытаясь спасти ее. Конечно, если доктор приедет на бал и увидит ее, то обязательно расскажет Джейку, а именно этого и добивался Монтгомери. Он хотел дать знать Джейку, что она у него в руках. Сегодняшний вечер – это лишь вступление к тому, что ждало ее в будущем. Торри закрыла глаза.
Особняк, в котором должен был состояться бал, находился в нескольких милях от Ричмонда. Размеренный негромкий стук лошадиных копыт почти усыпил Торри, и к тому времени, когда они подъехали к огромному ярко освещенному дому, она уже сонно кивала головой.
Торри встрепенулась и удивленно посмотрела на белый особняк с колоннами, ей показалось, что она попала на съемочную площадку, где снимали фильм «Унесенные ветром». Перед огромным особняком уже стояли по крайней мере десятка два колясок и фургонов. Торри охватило дурное предчувствие. К коляске подошел слуга-негр, одетый во фрак, и взял у капитана вожжи.
Монтгомери спрыгнул на землю и обеими руками поднял ее из коляски и медленно опустил на землю. Торри глубоко вздохнула. Эта сцена очень ярко напомнила ей о другом эпизоде, когда сильные мужские руки тоже сняли ее с деревянного сиденья фургона. Только на этот раз сильные руки принадлежали не Джейку, а Лукасу. Торри вся напряглась и постаралась держаться подальше от него. Он нагнулся к ней и тихо прошептал на ухо, пощекотав усами кожу:
– Помните, что я вам сказал.
Торри быстро кивнула. Капитан отпустил ее и с приятной улыбкой галантно подал руку. Торри взяла его под руку и увидела удовлетворенную ухмылку, пробежавшую по красивому лицу.
Теплый ветерок доносил звуки скрипок. Они направились по каменной дорожке к крыльцу парадного входа. Лукас Монтгомери дал сигнал Эвансу, и тот, кивнув капитану, растворился в ночи. Воздух благоухал магнолиями. Торри начала подниматься по ступенькам. Она шла, высоко подняв подбородок и как бы бросая вызов Монтгомери.
Когда они вошли в холл, к ним бросились слуги, чтобы забрать плащи. Потом Торри и Монтгомери прошли в огромную, освещенную множеством свечей бальную залу. Торри огляделась по сторонам и увидела, что комната уже наполнена гостями. Деланная улыбка слетела с ее губ, когда она заметила, что большинство мужчин были на костылях или с повязками на головах, руках и ногах. Здоровые же производили впечатление очень уставших людей. Торри спросила себя, в своем ли уме люди, которые воюют со своими братьями?
Они подошли к хозяйке, миссис Мерривезер, которая окинула Торри понимающим взглядом. Девушка зарделась от смущения. Она прекрасно понимала, что ее новое платье выглядит чересчур вызывающим среди старых платьев южанок. Мысленно Торри прокляла Лукаса Монтгомери за то, что он и в этом оказал ей медвежью услугу.
– Очень рада возможности познакомиться с вами, моя дорогая, – вежливо произнесла хозяйка, подавляя вспышку гнева, которая не укрылась от Торри. – Я так много слышала о вас от вашего дедушки. Кстати, что-то я не вижу сегодня вечером этого славного пожилого джентльмена.
Торри растерянно посмотрела на Монтгомери, не зная, что ответить.
Заметив колебания девушки, миссис Мерривезер в ужасе открыла рот.
– Уж не хотите ли вы сказать, что вас сюда привез капитан Монтгомери без сопровождения мистера Гамильтона? – спросила она.
Торри понимала, что если она подтвердит опасения хозяйки, то результатом скорее всего будет ее позорное изгнание с этого общественного мероприятия. Она любезно улыбнулась и открыла рот, чтобы сообщить церемонной хозяйке, что на самом деле приехала вдвоем с капитаном.
– Моя дорогая миссис Мерривезер, – поторопился вмешаться в разговор капитан Монтгомери. – Неужели я способен на столь неприличный поступок? Конечно, доктор Гамильтон приехал с нами. Когда мы входили в дом, его кто-то задержал. Уверен, он скоро появится.
Удовлетворенная объяснением, вдова кивнула и перенесла свое внимание на следующего гостя, который ждал своей очереди, чтобы приветствовать хозяйку. Монтгомери повел Торри через всю комнату к банкетному столу, заставленному кушаньями и всевозможными напитками. Он сунул Торри стакан вина, но девушка отказалась.
– Я не хочу пить, – процедила она сквозь стиснутые зубы.
– Не хотите? – Лукас забрал у нее стакан и поставил на стол. – Хорошо. Если не хотите пить, тогда давайте танцевать. – Он подарил ей обворожительную улыбку. – По-моему, ганцы самый лучший способ привлечь внимание вашего дорогого дедушки!
Не дожидаясь ответа, Монтгомери обнял Торри за талию и повел на танцевальную площадку. Капитан принялся кружить ее в вальсе по огромной комнате. Торри лихорадочно искала в толпе гостей доктора Рандольфа Гамильтона или Джейка Камерона. Она страстно молилась, чтобы ни тот, ни другой не приехали на бал. В глубине души Торри надеялась, что, если его план захвата Джейка Камерона не удастся, Монтгомери отправит ее в двадцатый век, а сам вернется в свое время. Хотя, зная этого человека, такое развитие событий казалось маловероятным.
После третьего тура вальса Торри пожаловалась на усталость, и Монтгомери проводил ее сквозь толпу гостей на веранду, протянувшуюся позади дома.
Там прогуливалась только одна пара. Они разглядывали звезды, уже появившиеся на быстро темнеющем небе. Низкая каменная стена окружала внутренний двор, выложенный огромными плоскими камнями. Особняк был построен на холме, возвышающемся над рекой, которая блестела в лунном свете.
– Смотрите, – сказал Монтгомери, прислонившись к ограде и скрестив руки на груди. – Не правда ли, очаровательный вид?
– Вижу, – ответила Торри, – это действительно прекрасно, но сейчас меня волнует другое. Я вам уже сказала, что, если вы мне поможете вернуться домой, я отдам вам свой кулон. Пойдемте отсюда.
– Уйти отсюда, с такого прелестного бала? – в притворном изумлении воскликнул Лукас Монтгомери. – Но мне в голову не могло прийти такое, моя дорогая. Я знаю, что вы очень хотите остаться со мной наедине, но вам придется немного попридержать ваши ненасытные сексуальные аппетиты.
Торри собралась с духом. Если раньше она не очень-то и старалась очаровать галантного капитана, то сейчас обстоятельства коренным образом изменились. На другой чаше весов лежала жизнь Джейка. Самое малое, что она могла попытаться сделать для любимого мужчины, – это отвлечь внимание Монтгомери на тот случай, если Джейк вдруг появится. Торри решительно подошла к Лукасу Монтгомери и обняла его за шею. Брови капитана удивленно поползли вверх.
– А знаете, все, что вы вытянули из меня с помощью своей сыворотки правды, было на самом деле правдой. Но вы не поинтересовались у меня, какие чувства я испытываю к Джейку Камерону. Могли бы и спросить, как я отношусь к тому, что он воспользовался мной и бросил в прошлом дожидаться, когда соизволит помочь мне выбраться отсюда. – Девушка игриво постучала веером Лукаса Монтгомери по подбородку. – Почему вы думаете, что я по-прежнему хочу помочь ему?
Карие глаза Монтгомери заблестели в лунном свете.
– Ну-ка попробуйте убедить меня, – кивнул капитан и обнял ее за талию. – Я очень хочу, чтобы вы убедили меня в том, что не любите его.
«Готова поспорить, на что хочешь», – подумала Торри с застывшей на лице улыбкой.
– Ну давайте, убеждайте, – принялся дразнить ее Монтгомери.
Торри оглянулась по сторонам. Сейчас они с Монтгомери остались одни на веранде. Она взяла дрожащими руками лицо капитана и поцеловала в губы. Лукас грубо притянул девушку к себе и стал целовать лицо и шею, пытаясь рукой забраться за лиф. Торри заскрипела зубами от отвращения, но знала, что надо вытерпеть пытку до конца.
– Какая трогательная сцена!
Торри Гамильтон отпрянула от капитана и резко обернулась. Лукас Монтгомери немедленно прижал ее к груди, но ей было наплевать. Она была так рада видеть Джейка, что от радости чуть не разрыдалась. Джейк стоял перед верандой. Его светло-каштановые волосы вились, как львиная грива, серые глаза пристально смотрели на них. Он окинул девушку внимательным взглядом, задержавшись на долю секунды на глубоком вырезе платья.
– Какое замечательное платье! С одним я полностью согласен. Вне всяких сомнений – шлюхи Монтгомери всегда получают все только самое лучшее.
– Джейк, – прошептала Торри, – это вовсе не то, что ты думаешь.
Джейк Камерон посмотрел на нее, больше всего на свете сейчас желая успокоить Торри и прогнать ее страх. Одного взгляда на девушку, когда она вышла с Монтгомери на веранду, было более чем достаточно, чтобы убедиться, что она здесь не по собственной воле. Он с самого начала разговора спрятался около стены и подслушивал.
Какое-то мгновение Джейку на самом деле показалось, что она на стороне Монтгомери. Но когда подонок схватил Торри и зарылся лицом в ее груди, Камерон увидел, как лицо девушки выразило отвращение и ужас. Она пошла на все это только ради него. Джейк поверил в это, так как впервые в жизни поверил в кого-то, кроме себя самого. Но он должен был убедить Монтгомери в обратном, чтобы заставить поверить, что она ничего для него не значит. Сейчас в первую очередь необходимо как-то убрать Торри с линии огня.
– Нет? – Джейк поднял бровь. – А что же это тогда, моя дорогая женушка? Маленький прощальный поцелуй двух старых друзей? – Его глаза сузились. – Ты держала меня за дурака, Торри, и поэтому ты умрешь. – Он взвел курок пистолета. – Отойди от него. Я расправлюсь с вами по очереди.
– Не думаю, лейтенант, что вы расправитесь с нами, – покачал головой Лукас Монтгомери. – Пожалуйста, бросьте свой пистолет.
Угол рта Джейка пополз вверх.
– Неужели вы думаете, что я стану из-за нее рисковать и упускать такую прекрасную возможность разделаться с вами? Хватит с меня! Я сыт по горло этим спектаклем, Монтгомери! Она с самого начала водила меня за нос, а сама работала на вас! Я знаю, что она один из агентов Кмера и так же, как вся остальная его шваль, легко заменима.
– Меня абсолютно не тронула ваша история о предательстве. Я просто приказываю вам отдать пистолет, пока мой человек не уложил вас наповал. Нет, нет, только не бросайте его! Осторожно положите на землю. Не хочу рисковать. Вдруг он случайно выстрелит.
Джейк похолодел, когда услышал, как у него за спиной кто-то взвел курок ружья. Он медленно опустил взведенный курок пистолета, опустился на колени и положил его на веранду. Хайрам Эванс, стоявший у него за спиной, воспользовался моментом и сильно толкнул противника. Джейк упал. Торри хотела подбежать к нему и помочь встать, но Монтгомери остановил ее.
– Помягче, Хайрам, помягче, – предупредил Лукас Монтгомери. – Мы ведь не хотим до смерти перепугать гостей, не так ли? Вставайте, лейтенант. Мы с вами и леди сейчас совершим прекрасную прогулку по берегу реки.
Джейк встал. Эванс направил на них с Торри ружье и потребовал, чтоб они перелезли через стену. Торри пришлось дважды поднимать подол длинного платья, чтобы влезть на ограду. Наконец Джейк взял ее на руки и перенес на другую сторону стены. Они двинулись по узкой тропинке, ведущей от веранды с длинного холма вниз к реке. Капитан остановился около скального обрыва у водопада.
Они далеко отошли от дома, и Торри с ужасом догадалась, что расстояние и шум водопада заглушат звук одного или двух выстрелов. Но даже не попытка скрыть шум выстрелов заставила Монтгомери отойти так далеко от дома. Лазер Монтгомери мог легко и бесшумно уничтожить их обоих и не оставить никаких следов.
– Ну вот мы наконец и встретились, – удовлетворенно проговорил Монтгомери. – Четверо коллег – путешественников во времени. – Торри бросила удивленный взгляд на огромную фигуру Хайрама Эванса, и капитан кивнул: – О да, Хайрам один из нас. Один из моих лучших людей и намного умнее, чем выглядит. Правда, Хайрам?
Эванс только фыркнул в ответ.
– А сейчас, мисс Гамильтон, пожалуйста, присоединитесь к своему возлюбленному, – приказал Лукас Монтгомери.
Торри торопливо подошла к Джейку и удивилась, когда он обнял ее. Она обняла его за талию и со страхом посмотрела на него.
– О, Джейк… я ничего не сделала… я не была…
– Ш-ш-ш, котенок, – прошептал Камерон. – Я знаю. Это было частью игры.
– Неужели вы надеялись, что я хотя бы на минуту поверю, будто вы считаете свою драгоценную маленькую женушку агентом Кмера и ненавидите ее? – с легкой обидой в голосе поинтересовался Монтгомери. – Я был лучшего мнения, лейтенант, о вашем уме и надеялся, что и вы более высокого мнения о моем. Даже во время вашего маленького спектакля вам ни на секунду не удалось одурачить меня и скрыть любовь, которую вы испытываете к этой женщине. – Монтгомери громко вздохнул. – Но вы правы. Это было частью игры, и сейчас игра закончена. Жаль, но ничего не поделаешь. По крайней мере вы можете утешиться мыслью, что в этой юдоли слез вы с мисс Гамильтон обретете настоящую любовь. – Его губы тронула угрожающая улыбка. – Ведь это самое главное, не так ли? Или я ошибаюсь?
Как и боялась Торри, Монтгомери достал из кармана маленькую черную коробочку.
– Я не хотел, чтобы кто-нибудь из участников бала вышел на веранду и увидел, как два человека исчезают в воздухе.
Торри посмотрела на Джейка, ее мысли лихорадочно метались. Должен же существовать какой-то выход… обязательно должен! Не могло все так бесславно закончиться, особенно сейчас, когда она знала, что Джейк верит ей. Она увидела, как он нахмурился. Конечно же, он что-нибудь придумает, он не позволит им так просто умереть.
– Вы по-прежнему не знаете, где полковник Рид.
– Мой дорогой лейтенант, ваша очаровательная супруга оказалась бесценным источником информации в то время, которое мы провели вместе. Так что, пожалуйста, не беспокойтесь больше обо мне.
Джейк посмотрел на Торри. Девушка крепче сжала его руку.
– Он опять дал мне какое-то лекарство… какую-то сыворотку правды, – прошептала Торри Гамильтон.
Джейк успокаивающе пожал ее пальцы, и Торри захлестнула волна любви к нему. Даже сейчас он защищал ее и намеревался пожертвовать собой ради нее.
Торри Гамильтон благодарно сжала его руку, но неожиданно Джейк резко развернулся и столкнул ее в реку. Девушка немедленно ушла под воду, с трудом всплыла на поверхность и успела увидеть тонкий луч света и услышать еще один громкий всплеск. Времени для раздумий у нее не было, так как намокшее платье потянуло вниз, и бурлящие воды Раппаханнока сомкнулись у нее над головой.
Торри боролась с запутавшейся между ног юбкой, которая тащила ее на дно. Она уже в отчаянии подумала, что у нее не хватит сил выплыть на поверхность, когда сильные руки обхватили ее за талию и потянули наверх. Девушка судорожно схватила ртом воздух и закашлялась. Из легких потекла вода. Потом от холода и шока она потеряла сознание.
Джейк обнимал Торри одной рукой и плыл сильными гребками к берегу. Он бросился в реку, но Монтгомери успел выстрелить, не целясь. К несчастью, этот выстрел угодил ему в заднюю часть бедра. Сейчас из раны текла кровь, но это было не самой большой из его тревог.
Течение отнесло их на несколько сот ярдов от Монтгомери и Эванса, но люди Кмера скоро найдут беглецов. Джейк понимал, что должен спасти Торри и спрятать в безопасном месте. Он вытащил ее и сам вылез на берег, стараясь поменьше наступать на раненую ногу. Потом взял Торри на руки и облегченно вздохнул, убедившись, что она дышит. Бескровное лицо девушки блестело в лунном свете, и он вновь обругал себя за то, что не отправил Торри в двадцатый век, когда у него была такая возможность. Потом, сморщившись от боли, поудобнее взял легкую ношу и исчез в ночи.


– Он направится прямиком в дом доктора, – процедил Джейк сквозь зубы, пока Торри Гамильтон перевязывала ему рану на бедре полосой, оторванной от ее нижней юбки.
Осмотр показал, что луч лазера едва задел бедро и рана легкая.
– К счастью, – пробормотала Торри и разрыдалась.
Сейчас она уже успокоилась и быстро накладывала повязку на рану. Услышав слова Джейка, девушка подняла голову:
– И все это из-за меня.
– Не говори глупости, – возразил он, прислоняясь к дереву, которое росло в густом лесу, где они прятались. Торри била дрожь, и он обнял ее. – Извини.
– За что? – спросила Торри, прислоня голову к его груди и стуча зубами. Они с Джейком промокли до нитки, но, даже мокрая насквозь, она чувствовала тепло его рук, нежно обнимающих ее, и покой, который они несли. Скоро озноб прошел, и она довольно вздохнула.
– За то, что рявкнул на тебя. За то, что не отправил домой в ту самую минуту, когда впервые увидел, – сказал Джейк. – За то, что втянул тебя во все это. За то, что напугал до смерти своей угрозой отправить в двадцатый век и заставил бороться с Монтгомери в одиночку.
– Это не твоя вина.
– Ты права. – Джейк приподнял ее лицо и провел большим пальцем по щеке. – Это твоя ошибка.
Торри начала было что-то говорить, но он прервал ее пылким поцелуем. Когда они наконец через несколько минут отодвинулись друг от друга, Торри учащенно дышала.
– Это твоя ошибка, – повторил Джейк, – потому что ты заставила меня полюбить тебя, Виктория Камерон. А когда я влюбился в тебя, то стал эгоистом. Мне захотелось совсем уж невероятного: спокойно жить, иметь жену и семью, свой дом. Да, в этом несомненно виновата ты.
– Признаю себя виновной в предъявленном обвинении, – прошептала Торри Гамильтон и прижалась к его губам. Она нежно поцеловала Джейка и положила голову ему на грудь. – И ни капельки не раскаиваюсь в том, что заставила тебя полюбить себя, и в том, что не позволила тебе расстаться со своей жизнью, не говоря уже о жизни полковника Рида. Мне жаль лишь одного: что я все испортила, в одиночку отправившись к Монтгомери. Мне невыносима была мысль, что должна буду жить без тебя, Джейк. – Она положила подбородок на плечо к Камерону и посмотрела на него. – Я подумала, что, если смогу достать УПВ Монтгомери, – а ведь оно более точное, чем твое, – у тебя появится шанс не ошибаться во времени.
– Знаю, котенок, знаю. Не беспокойся, все в порядке.
Какое-то время они лежали молча, потом Джейк шумно вздохнул и встал:
– Ну что же, отдых закончен. Пора идти.
Камерон поднял девушку, тела их соприкоснулись, между ними вспыхнул огонь страсти.
– Позже, – сказал Джейк и нагнулся, чтобы поцеловать ее лоб.
– А у нас будет позже, Джейк? – печально осведомилась Торри.
Он взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал.
– Не знаю, – покачал головой Джейк Камерон. – Только знаю, что впереди вечность, поскольку я буду любить тебя, Торри Камерон, целую вечность. Я буду любить тебя всегда. – Он взял ее за руку и повел из леса.


Джейк и Торри приблизились к временному жилищу доктора Гамильтона. С каждой минутой рана на ноге Джейка все больше давала о себе знать, и он хромал все сильнее. Торри с трудом скрывала беспокойство. Если им не удастся помешать Монтгомери расправиться с полковником Ридом, то рана Джейка уже не будет иметь никакого значения. Какая разница, ранен он или нет, если он просто перестанет существовать.
В небе висела очень яркая луна, и во дворе было светло, почти как днем.
– Что дальше? – спросила Торри. – Мы же не можем просто постучать в дверь и войти.
Вместо ответа Джейк осторожно бросил камешек в окно кухни.
Задняя дверь дома открылась, и на пороге показалась зевающая Ханна с ведром в руке. Она сонно направилась к маленькому сараю, где доктор держал корову.
Торри и Джейк осторожно обогнули опушку леса, который почти вплотную подходил к дому, и очутились у задней стены сарая. Здесь их не было видно из дома.
Они слышали, как Ханна что-то сонно напевает вполголоса. Потом негритянка громко звякнула ведром и села рядом со старой коровой.
– Ханна! – хриплым шепотом позвала Торри.
Сначала негритянка замолчала, но через несколько секунд продолжила тихо петь:
– Да, о Господи, никто не знает, какие бывают неприятности. Мой дом, о Господи, ты должен увидеть, какие в нем неприятности, какая приключилась беда.
– Монтгомери? – прошипел Джейк, прижав губы к тонким доскам сарая. – Он в доме?
– О Господи, да. Вы еще не видели те неприятности, которые видела я. – Она вновь замолчала, и Джейк крепко схватил Торри за руку.
– Он нашел полковника Рида? – обеспокоенно спросил Джейк и в ответ услышал еще один напевный куплет.
– Но добрый Господь немного сжалился надо мной, о да, сжалился. Дьявол хочет взобраться по ступенькам на небеса, о да, прямо в пристанище нашего Господа.
– Монтгомери поднимается на чердак. Оставайся здесь, Торри.
– Нет, Джейк, я иду с тобой.
Джейк яростно набросился на нее:
– Черт побери, Торри, хоть раз сделай так, как я прошу. Сиди здесь и смотри не попадайся под ноги.
Не успел Джейк Камерон отойти и на десять футов, как услышал за спиной ее быстрые шаги. Он повернулся и схватил ее за руку:
– Если бы у меня было время, я бы задал тебе трепку, которой ты заслуживаешь. Хочешь, чтобы меня убили?
Торри побледнела.
– Нет, конечно не хочу.
– Тогда не лезь!
– Хорошо, – согласилась Торри, облизывая пересохшие губы. – Но я все равно не отпущу тебя туда одного. – Девушка крепко схватила его за руку. – Я люблю тебя, Джейк, и, что бы там ни случилось, это случится с нами обоими.
Джейк закрыл глаза и в отчаянии покачал головой, потом неожиданно притянул ее к себе, крепко обнял и поцеловал в лоб.
– У меня нет времени спорить, котенок, но, послушай, если ты любишь меня, сделай то, что я тебе скажу.
– Сделаю. Обещаю.
– Тогда пошли.
Они вошли в дом через заднюю дверь. Внутри царила такая тишина, что на какую-то долю секунды Торри даже испугалась, – может, они неправильно истолковали слова Ханны. Но в этот миг над головой раздались шаги.
– Они в моей комнате, – прошептала девушка, прислушиваясь к шагам. – Нет, идут по коридору к лестнице, ведущей на чердак.
– Ладно, слушай, что мы сделаем. Поднимемся вместе, но я хочу, чтобы ты ждала у лестницы. Я поднимусь наверх, и, как только войду в комнату, где лежит Рид, ты должна погромче зашуметь. Хочу хоть как-то отвлечь их. Может, удастся этим воспользоваться.
– Это весь твой план? – недоверчиво спросила Торри. – Ты что, смеешься надо мной?
– А у тебя есть лучший? – обиженно поинтересовался Джейк и, не дождавшись ответа, пожал плечами. – Иди следом за мной, – проворчал он. Сначала он вошел на кухню, где взял со стола нож и сунул за пояс.
Потом дал знак Торри двигаться за собой, подошел к лестнице и бесшумно, как дикая кошка, начал подниматься. Торри изумленно смотрела, как он так ловко двигается с раненой ногой. Она поторопилась за ним, но не могла идти так же быстро и тихо. Когда Торри добралась до верха лестницы, Джейк уже стоял у открытой двери на чердак. Он поднял палец, и она остановилась.
Камерон осторожно вошел на чердак и дал Торри знак следовать за собой. Она подошла к маленькой лестнице, ведущей в комнатушку Рида, и остановилась, а он осторожно поднялся наверх.
Сейчас были слышны голоса капитана Монтгомери и доктора Гамильтона. Еще Торри показалось, будто она услышала голос Дэвида Рейнольдса, С ужасным чувством неминуемой катастрофы Торри смотрела, как Джейк осторожно вошел в комнату, досчитала до десяти и испустила самый душераздирающий вопль, на какой была способна. Она не стала ждать результатов, а, перепрыгивая через две ступеньки, взлетела по лестнице и ворвалась в маленькую комнату.
Джейк боролся с капитаном Монтгомери, пытаясь отнять у того лазер. Доктор Гамильтон, похоже, только что сломал стул о голову Хайрама Эванса. Когда Торри вбежала в комнату, громила с выражением изумления на лице сидел на полу. Он поднялся и, заревев от ярости, набросился на Рандольфа Гамильтона. Дэвид Рейнольдс лежал на полу и не шевелился.
Торри быстро огляделась вокруг себя в поисках какого-нибудь оружия, но не увидела ничего, кроме стеклянного кувшина в тазу на маленьком умывальнике. Она схватила его и изо всех сил ударила Эванса по голове. На этот раз солдат упал и больше не поднялся.
– Стоять.
Девушка быстро повернулась и увидела Лукаса Монтгомери, направившего на нее лазер. Джейк согнулся пополам. Окровавленный нож лежал на полу. Торри сделала было шаг к ножу, но Монтгомери жестом велел отойти. Он грубо поднял Джейка и толкнул его к ней и доктору. Торри подхватила Камерона и не дала упасть. Джейк хрипло дышал, и Торри увидела кровь у него на груди.
Она разорвала его рубашку и увидела, что еще не успевшая толком зажить рана вновь кровоточит, а вокруг сморщенных швов темнеют синяки.
– Мерзавец! – закричала девушка Монтгомери. – Ты ударил его по ране!
Впервые Лукас Монтгомери не улыбнулся, и Торри только сейчас заметила темное пятно, быстро расползающееся у него по животу.
– Боюсь, это довольно спорный вопрос, мисс Гамильтон, – наконец ответил капитан Монтгомери. – Как только я убью полковника Рида, Кмерон исчезнет, как будто никогда и не существовал. Но не отчаивайтесь, – закашлялся он, и лицо его исказила боль, – вы скоро присоединитесь к нему.
– Брось эту штуковину, Лукас.
Монтгомери замер как вкопанный, потом, словно не веря своим ушам, медленно повернулся к койке. Полковник Рид направил на него пистолет.
– Я сказал, брось!
– Но ты же был без сознания, – недоверчиво проговорил Монтгомери, тупо глядя на полковника. – Я сам проверял тебя.
– Я со вчерашнего дня в сознании. – Рид встал с койки и забрал у Лукаса Монтгомери лазер. Полковник по-прежнему был очень бледен, но Торри решила, что силы его немного восстановились. – Доктор перестал давать мне успокоительное, и я пришел в себя. Он рассказал всю историю в надежде, что я ему поверю.
Брент Рид улыбнулся, и этой улыбкой сразу завоевал расположение Торри Гамильтон.
– Я поверил. Как это ни безумно звучит, но я ему поверил. Вчера доктор дал мне пистолет, поскольку опасался, что ты можешь выкинуть какой-нибудь фокус вроде этого. Когда я услышал, как ты вошел в дом, то спрятал пистолет под одеяло. – Улыбка исчезла с лица полковника. – А сейчас, капитан, отдайте лейтенанту Камерону свое устройство для путешествия во времени. После этого доктор осмотрит вашу рану.
Рука Монтгомери скользнула в карман кителя, но Джейк, прихрамывая, бросился к нему и схватил за запястье.
– Держи руки за спиной. – Он завел руки Монтгомери за спину и сказал капралу: – Рейнольдс, дай-ка мне свой пояс.
Одноногий юноша с трудом поднялся с пола, снял пояс и протянул лейтенанту. Джейк связал руки Лукасу Монтгомери и рывком усадил на пол, потом обыскал карманы. Через несколько секунд он с победным видом поднял и показал два кулона с драгоценными камнями.
– Какой из них твой, котенок?
– Никакой. – Торри бросила на Джейка высокомерный взгляд. – Неужели ты считаешь меня такой дурой, чтобы я взяла его с собой, когда отправилась к Монтгомери? Мой лежит внизу в комоде.
– Пойди и принеси его, – приказал Камерон.
Торри нахмурилась и вышла из комнаты. Через несколько минут она вернулась с кулоном.
– Значит, эти два принадлежат мне и Монтгомери. – Джейк подошел к девушке и забрал у нее кулон.
– А что произошло с моим кулоном? – спросил доктор Гамильтон, закончив осматривать Лукаса Монтгомери. – Сейчас я уже знаю, что ты забрал этот из моего сейфа, но что случилось с моим?
– Это и есть ваш кулон, – объяснил Джейк. – Я не уверен, но боюсь, что если не оставить его вам, то он никогда не попадет к Торри и всего этого не будет.
Доктор приподнял седую бровь:
– Неужели все может оказаться так плохо? Джейк Камерон обнял Торри за плечи и прижал к себе.
– Не знаю, как вы, а я очень рад, что у Торри есть этот кулон. – Он нагнулся и поцеловал девушку в кончик носа. – В противном случае я бы никогда не встретился с ней, никогда бы не узнал, что такое любовь и жизнь.
Доктор Гамильтон улыбнулся.
– Верно, – пробормотал он и взял у Камерона кулон. – Моя жизнь тоже никогда не стала бы такой без тебя, моя дорогая.
Рид заговорил из своего угла комнаты:
– Я тоже, мисс Гамильтон, в большом долгу перед вами. Лейтенант Камерон рассказал, что ваше влияние на него спасло мне жизнь.
– Может быть, вначале так оно и было, – кивнула Торри. – Но Джейк рано или поздно пришел бы к правильному решению. – Она смотрела, как доктор Гамильтон спрягал кулон в карман, и неожиданно почувствовала необъяснимую печаль. – Но как же я теперь вернусь обратно? – спросила она Джейка. – Если кулон останется у доктора…
Джейк Камерон повернулся к ней, обнял и прервал тревожные слова:
– Не бойся, я позабочусь о тебе, Торри. Доверься мне. – Он улыбнулся и поцеловал морщинку между бровями, потом прикоснулся к ее губам.
Всякий раз, когда он обнимал и целовал ее, тревоги Торри бесследно исчезали.
– Гх-м-м! – откашлялся Рандольф Гамильтон.
У полковника Рида начался приступ кашля, и Торри отпрянула от Джейка, покраснев от смущения.
– Как… как Монтгомери? – быстро спросила она.
– Ничего страшного, все будет в порядке, – ответил доктор. – Джейк нанес ему скользящий удар по ребрам. Я остановил кровь. Пойду схожу за медицинским чемоданчиком. Хочу осмотреть и грудь Джейка. Дэвид, пошли со мной.
– Подождите минуточку, – остановил его Джейк у двери. – Откуда вы знаете, что ему можно доверять?
– Джейк, Дэвид помог нам, – запротестовала Торри, хотя рыжеволосый парень покачал головой.
– Я не осуждаю его, мисс Торри, – спокойно сказал капрал, и его румяное лицо покраснело. – Он не из тех, кто легко доверяет людям. Доктор прятал меня здесь, потому что после того, как я помог вам бежать, капитан Монтгомери хотел убить меня.
– Ему можно доверять, – мягко сказал доктор Гамильтон, потом жестом велел парню следовать за собой. Дэвид пошел за доктором, но у двери остановился и оглянулся на Джейка.
– Я думал, что пойду на все, лишь бы вернуть ногу… и я почти пошел на все, – признался Дэвид. – Но когда дело дошло до убийства невинных людей… пусть даже это было единственным способом… у меня не поднялась рука. Вы можете это понять, сэр?
Торри быстро перевела взгляд на Джейка. Ее сердце сжалось от боли, когда она увидела печаль на его лице.
– Да, – ответил Джейк, и из его голоса исчезла враждебность. – Да, я могу понять это. Спасибо за помощь, Дэвид.
Торри подошла к Джейку и взяла за руку. Она не стала скрывать гордость за доброту Камерона и нежно сжала его пальцы.
– Значит, это и есть источник всех неприятностей, – задумчиво произнес полковник, разглядывая кулоны, которые держал Джейк. – Можно взглянуть, лейтенант?
– Конечно. – Джейк подошел к полковнику Риду, посмотрел на его пепельное лицо и показал на койку. – Но сначала я бы предложил вам сесть. – Он забрал из дрожащей руки Рида пистолет и направил на Монтгомери, который сейчас сидел, опираясь на стену. Затем протянул Риду один из кулонов. – И пока мы не разберемся, где чей, прошу вас, держите их очень осторожно за края. Устройство Монтгомери может перенести кого угодно куда угодно во времени, и не думаю, что вам понравится мой двадцать пятый век.
Полковник пристально посмотрел на него:
– А тебе самому нравится там, Джейк? Джейк Камерон невесело рассмеялся:
– Конечно же нет, черт возьми!
– Тогда зачем тебе возвращаться туда? Возьмите устройство Монтгомери и оставьте этого негодяя здесь. Я с ним сам разберусь. – Рид посмотрел на Торри. – Судьба предоставила вам шанс обрести счастье, и я предлагаю вам воспользоваться им.
– Довольно щедрое предложение от человека, которого я пытался убить, – буркнул Джейк, глядя в сторону.
– Один мудрец однажды сказал, что отчаянное время порождает отчаянные меры. – Полковник Рид улыбнулся и вернул УПВ Камерону. – Мне кажется, что ты живешь в отчаянное время, Джейк. Вот твой шанс бежать от этого отчаяния и обрести новую жизнь.
Джейк Камерон увидел, что Торри не сводит с него пристального взгляда. Он заглянул в ее глаза, и его сердце будто сжала чья-то безжалостная рука: столько любви он в них увидел. «Не смотри, – мысленно попытался приказать он себе, понимая, что в любую секунду может сдаться собственной любви к девушке. – Ты не можешь остаться с ней. Ты должен убедить Трию и остальных не убивать Рида и потом уничтожить УПВ. Ты должен остановить безумие».
– Не могу, – печально прошептал Джейк Камерон. – Я не доделал еще свое дело.
На смену нежности в глаза Торри пришла боль, и она отвернулась.
Джейк подошел к капитану Монтгомери и бесцеремонно поднял его на ноги.
– Я доставлю тебя домой, Торри, а потом отправлюсь с нашим другом, чтобы заставить его посмотреть в лицо людям, которых он помогал обратить в рабов.
В комнату вошел доктор Гамильтон с саквояжем. За ним по пятам следовал Дэвид.
– Дедушка… я хочу сказать… – Торри улыбнулась старику, – доктор Гамильтон, после того как осмотрите грудь Джейка, пожалуйста, взгляните на его ногу. Его опять ранили.
– Неужели ты до сих пор так и не научился нырять, сынок? – добродушно спросил доктор, опускаясь на колени перед Монтгомери. – Я осмотрю ногу и, Торри, – он посмотрел на девушку глазами, полными любви, – я всегда буду твоим дедушкой. Не забывай этого.
От избытка чувств у Торри перехватило дыхание, и она на мгновение лишилась дара речи. Потом девушка быстро нагнулась и поцеловала старика в голову. Повернувшись к Джейку, она какое-то время молча смотрела на него, наконец сказала с тяжелым вздохом, стараясь скрыть дрожь:
– После осмотра я хочу поговорить с тобой. Приходи ко мне в комнату. Я буду тебя там ждать. – С этими словами девушка молча повернулась, вышла и торопливо спустилась по лестнице.


Торри открыла дверь в свою спальню, огляделась и вспомнила свою первую ночь в 1863 году… вернее, первую ночь, которую помнила. Джейк Камерон пришел к ней, освещенный серебряным лунным светом. Он забрался в комнату через окно, как какой-то громадный Питер Пэн, захватывающе поведал о путешествиях во времени и навсегда завоевал ее сердце… Торри опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Сейчас Джейк хочет покинуть ее, отправить в двадцатый век и навсегда раствориться в своем времени, как будто они никогда не любили друг друга, никогда не были вместе, никогда вообще не существовали.
Торри легла и закрыла глаза. Она не могла вынести даже мысли о расставании. Это было выше ее человеческих сил – найти свою единственную и вечную любовь и потом спокойно выслушать слова, что вы никогда не сможете быть с любимым человеком… никогда не сможете существовать в его время. Это было горько и несправедливо. Ну что-то должно убедить Джейка в противном, заставить его…
Нет! Она никогда не захочет навязывать Джейку свою волю. Если он и отправится с ней в ее двадцатый век, то только потому, что сам захочет быть с ней так же сильно, как она с ним. У них не должно быть никаких принуждений и обманов. Между ними должна быть только любовь.
Когда скрипнула дверь, Торри подняла голову. Джейк Камерон на мгновение задержался на пороге, потом медленно вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Лейтенант собрал светло-каштановые волосы в косичку и надел чистую рубашку. Камерон не подошел к кровати, а пересек комнату и остановился у высокого окна. У Торри появилось ощущение, что все это уже было, и у нее закружилась голова. Он стоял у окна, мечтательно смотрел на луну и рассказывал о путешествиях во времени, пойманный в ловушку силами, которые он не мог контролировать.
В лунном свете его глаза казались серебристо-серыми, как у какого-то неземного существа, так же, как тогда.
«Мы прошли полный круг, – подумала Торри, – и наконец вернулись туда же, откуда начали».
– Сядь, – сказала девушка, – я хочу сама посмотреть на твою грудь.
Джейк криво усмехнулся, подошел к стулу, стоящему у кровати, и сел. Торри расстегнула рубашку и увидела свежие бинты, на которых розовела кровь. Убедившись, что с ним все в порядке, Торри начала застегивать рубашку, но Джейк поймал ее руку и поднес к своим губам. Девушка пристально посмотрела на него. Лунный свет падал на лицо Джейка Камерона, превращая его в фарфоровую маску. Джейк нагнулся и прижался к девичьим губам, и Торри неуверенно обняла его и ответила на поцелуй.
– Торри, – хрипло проговорил он, – я не имею права просить. Я знаю все лучше всех. Я люблю тебя и хочу провести эту ночь любя тебя. Хочу, чтобы после нее у нас остались воспоминания, которые мы сможем взять с собой. Пусть они согревают нас в одинокие ночи, которые ждут нас впереди.
– Джейк, – попросила Торри, прижавшись щекой к его щеке, – пожалуйста, останься со мной… А если этого никак нельзя сделать, то хотя бы вернись ко мне. – Она слегка отодвинулась и заглянула в его серебряные глаза. – Доставь Монтгомери в свое время, но потом вернись в мой двадцатый век. Не отказывайся так легко от нашей любви. Не отбрасывай ее!
– О, котенок… – печально пробормотал он и беспомощно покачал головой. – Ты многого не знаешь. Когда я вернусь в будущее, мне не только придется найти доводы для Совета не убивать Рида… и, кстати, меня самого. После того как я решу эту «маленькую» задачу, я должен буду убедить Совет в необходимости уничтожить все УПВ!
Торри Гамильтон посмотрела на Джейка:
– Но если ты сделаешь это, то уже никогда…
– …не вернусь к тебе и никогда больше не отправлюсь в путешествие во времени.
– Нет! – воскликнула Торри и крепко схватила его за рубашку. – Не делай этого, Джейк! Не уничтожай собственными руками возможность вернуться ко мне.
Джейк Камерон грустно покачал головой:
– Неужели ты не видишь, что это единственный выход. УПВ не просто устройство, это оружие. Мы с тобой воочию убедились, как оно может изменить жизни невинных людей.
– Да, но…
Джейк прижал палец к ее губам.
– Извини, но другого выхода нет… А сейчас я люблю тебя и хочу провести остаток этой ночи с тобой. Ты хочешь быть со мной?
В голове у Торри все спуталось. Как она могла заниматься с ним любовью, зная, что больше они не смогут быть вместе? Как она могла обнимать его, любить всем сердцем и знать, что ей придется жить одними воспоминаниями… до самой смерти?
– Нет, – прошептала девушка. Она встала, подошла к окну и оперлась на подоконник. – Мне кажется, что я не выдержу этого.
Она услышала, как Джейк направился к двери.
– Я тебя понимаю, – спокойно сказал он. – Я… я вернусь попрощаться, когда соберусь в дорогу.
Торри кивнула, не оглядываясь. Она смотрела на яркую луну, повисшую над верхушками деревьев, и перед ее мысленным взором быстро промелькнуло мучительное будущее, которое ждало ее.
Никогда больше не видеть его. Никогда не обнимать. Никогда не разговаривать, не смеяться, не помогать друг другу. Никогда… Глаза защипало от горячих сердитых слез. Когда дверь закрылась, Торри громко вскрикнула и бросилась к ней. Девушка распахнула дверь, и Джейк остановился, с надеждой глядя на нее. Его руки, сжатые в кулаки, свободно висели. Торри молча покачала головой и увидела, как печаль вернулась в его глаза. Она всхлипнула и протянула руки.
Джейк Камерон двумя длинными шагами преодолел разделяющее их пространство, схватил Торри и прижал к себе.
– Я люблю тебя, Торри Камерон, – прошептал он. – И буду любить всю вечность.
Торри взяла его лицо в ладони. Она увидела, как по его щеке ползет одинокая слеза, и ее сердце сжалось от боли.
– Вечность и время – несовместимые понятия. В вечности нет времени, – мягко напомнила она ему.
– Тогда там мы и встретимся с тобой, моя любовь, – хрипло проговорил Джейк. – Встретимся там, где время больше не сможет разлучить нас.
Торри страстно ответила на его пылкий поцелуй. Джейк внес ее в комнату и закрыл дверь. Он осторожно положил девушку на большую удобную кровать и опустился рядом. Торри была уверена, то в течение нескольких последних часов она найдет способ заставить его остаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс



роман немного затянут, гг черезчур наивна.
Чудесная реликвия - Мэллори Тэссмарина
14.10.2012, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100