Читать онлайн Чудесная реликвия, автора - Мэллори Тэсс, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэллори Тэсс

Чудесная реликвия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Кухонная дверь вновь открылась, и на пороге показалась самая красивая женщина, которую когда-либо видела Торри Гамильтон. У нее были золотистые волосы, уложенные в сложную прическу, темные ресницы и пугающе голубые глаза. Однако выражение высокомерия портило общее впечатление, и Торри сразу же невзлюбила Лавиду.
Марта вошла вслед за ней, держа за руку маленькую белокурую девочку с опущенными глазами и надутыми губами.
– Лавида, – сказала Марта Гамильтон, – это Триша, племянница миссис Якобс. А это Кристина, дочь Лавиды.
Лавида окинула Торри презрительным взглядом и поплотнее закуталась в норковую шубу, словно боялась, что Торри сделает ей что-нибудь плохое.
– Здравствуйте, – холодно поздоровалась она и повернулась к Марте. – Марта, я благодарна тебе за то, что ты согласилась взять Кристину на такой длительный срок. Доктор говорит, что мне необходимо поехать отдохнуть. Развод отнял столько сил…
– Да, – кивнула Марта и посмотрела на маленькую девочку, которая стояла рядом с ней. – Я знаю, как тебе было тяжело… Я рада, что Кристина побудет у нас. – Она опустилась на колени рядом с девочкой. – Мы отлично проведем время, правда, Крис?
Малышка с надеждой посмотрела на Марту. Ее лицо было маленькой копией лица матери: те же голубые глаза и золотистые волосы. Слабая улыбка появилась на ее лице, но услышав строгий голос Лавиды, опять опустила глаза и надулась.
– Пожалуйста, Марта, не называй ее этим ужасным именем!.. Ну, Кристина, – она погрозила дочери пальцем, – ты будешь слушать миссис Гамильтон, правда? Мама уезжает ненадолго. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как она вернется.
Услышав эти слова, Кристина обхватила мать за ноги и испустила такой крик, который, по мнению Торри, был слышен за многие мили вокруг.
Лавида раздраженно нахмурилась:
– Кристина, немедленно перестань. Это возмутительно! – Она оторвала девочку от себя и сильно встряхнула. – Говорю тебе, я скоро вернусь и привезу с островов много красивых подарков. – Она нагнулась к дочери. – Ты же хочешь получить подарки, правда, дорогая?
– Я н-е х-о-ч-у, ч-т-о-б-ы т-ы у-е-з-ж-а-л-а! – взвыла Кристина.
Лавида выпрямилась.
– Я пошла! – резко произнесла она. – Тебе с Мартой будет очень хорошо. А сейчас поцелуй меня. Я должна идти, чтобы не опоздать на поезд.
Маленькая девочка привстала на цыпочки и поцеловала мать, после чего опять залилась горькими слезами. Лавида сняла со своей шеи маленькие ручки, взяла девочку на руки и передала Марте.
– Не знаю, что с ней такое… Ну, до свидания, Марта. У тебя есть адрес, где меня можно найти в случае необходимости. До свидания, Кристина веди себя хорошо. Договорились? – И с этими словами холодная красивая Лавида вышла из дома.
Марта прижала малышку к себе и погладила по головке, пытаясь успокоить.
– Ну, ну, Крис, не расстраивайся. Вот увидишь, мама быстро вернется. А мы с тобой, пока ее не будет, отлично проведем время. Джереми и Натан очень хотят поиграть с тобой.
– Не хочу играть с ними, – послышался приглушенный ответ.
– А хочешь коврижку и стакан молока? – Кристина кивнула белокурой головкой. – Ну хорошо. Иди в детскую, а я туда принесу коврижку и молоко. Будешь сидеть и смотреть, как играют ребята. Согласна?
Марта Гамильтон вывела Кристину из кухни. Через несколько минут она вернулась, печально качая головой, и начала резать коврижку.
– Бедная девочка! – вздохнула Марта. – Вот уж не повезло с матерью. Лавида такая эгоистка думает только о себе! Я ведь знаю, что, если не возьму Кристину, Лавида наймет какую-нибудь незнакомую женщину, чтобы смотреть за девочкой. Она уезжает второй раз за последние шесть месяцев, и оба раза поездки длились больше месяца!
– Какая у нее фамилия? – спросила Торри, со страхом ожидая ответа.
– У Лавиды? – Марта ненадолго задумалась, положила кусок коврижки на тарелку и протянула Торри. Потом начала отрезать следующий кусок. – Сейчас вспомню… Сначала была Нельсон. Потом Коннорс, сейчас Хамфри. Да, отец Кристины – Хамфри.
Пока Марта наливала стакан молока, Торри задумалась. Хозяйка понесла коврижку и молоко в детскую, и Торри услышала, как она разговаривает с девочкой спокойным мягким голосом.
Кристина Хамфри! Да, все правильно, это ее тетя Кристина!
Неудивительно, что она выросла такой ведьмой, было первой мыслью Торри. С такой матерью просто невозможно вырасти нормальным человеком! Торри вспомнила свою мать, добрую, веселую и немного вспыльчивую, но быстро отходчивую, и вновь подумала, что, наверное, нельзя вырасти доброй и мягкой, когда мать холодна с дочерью и каждые несколько месяцев бросает ее и отправляется на охоту за очередным мужем.
– Лавида никогда не хотела ребенка, – сказала Марта, вернувшись в кухню из детской. – Мы не родственницы, но мы крепко дружили с ее матерью, когда та была еще жива. – Она вздохнула. – Мать у Лавиды была доброй женщиной, зато отец – настоящее чудовище. Наверное, Лавида в него.
– Мой дедушка всегда говорил, что события, которые происходят с человеком в детстве, накладывают отпечаток на всю его жизнь, – пробормотала Торри, жуя огромный кусок коврижки. Зардевшись от смущения, она стыдливо извинилась: – Простите, но она такая вкусная.
Марта ласково улыбнулась:
– Я рада, что она вам понравилась. Пожалуй, вы правы насчет событий и детства. Лавида даже намекнула пару раз, что не прочь бы передать Крис нам с Натаниэлем в опеку, но что-то мне не очень приглянулась эта идея. Я боюсь привязаться к малышке, а Лавида потом явится и заберет ее!
– Извините меня, миссис Гамильтон, – сказала Торри, отряхивая крошки с коленей. – но вы уже и так довольно сильно привязались к Кристине.
Марта Гамильтон кивнула и поставила перед собой чашку горячего чаю, потом села на стул.
– Да, конечно, вы правы, но я не знаю, правильно ли забирать чужого ребенка? Может, я ошибаюсь в Лавиде. Может, она не такая уж и плохая. Конечно же, она по-своему любит Кристину.
Торри, как это ни странно, сейчас жалела маленькую Кристину.
– Знаете, мои родители погибли, когда мне было шесть лет. Я приехала жить к своему дедушке, и это было замечательно. – Она посмотрела на озадаченную бабушку. – Но у меня есть тетя, страшная эгоистка и большая злюка. Я часто спрашивала себя, что бы со мной было, как бы изменилась моя жизнь, если бы моим опекуном была она, а не дедушка?
– Ваши родители погибли, когда вам было шесть лет? – недоуменно переспросила Марта. – Но ведь я встречалась с ними прошлой осенью, когда они приезжали на ярмарку. Они сказали, что вы живете с подругой.
Торри вздрогнула и от волнения чуть не сбросила со стола тарелку с коврижкой.
– Да, – согласилась она, лихорадочно стараясь найти выход, – это мои приемные родители. Я… меня удочерили. – Она улыбнулась. – Ну, пожалуй, мне пора.
– О, неужели вы уже должны уходить? – Ее бабушка искренне расстроилась, и вновь у Торри промелькнула мысль, как было бы здорово иметь такую добрую мать. – Мне очень понравилось болтать с вами, дорогая. Приходите к нам в гости, когда будет время.
– Мне тоже показалось, что мы с вами хорошо поговорили, – искренне согласилась девушка. – И спасибо за коврижку. Она потрясающе вкусная. Я… – Она смущенно замолчала и опустила глаза.
Марта улыбнулась:
– Хотите съесть еще кусочек на дорогу. Торри рассмеялась:
– Нет. У меня в больнице лежит друг. Я собиралась навестить его и хотела бы отнести ему кусок.
– Конечно! – Марта встала и принялась отрезать огромный кусок. – Ваш друг очень болен?
Торри мгновенно пожалела, что упомянула о Джейке, но деваться было некуда. Она сказала, что Джейку удалили аппендицит. «Очередная ложь», – прошептал честный внутренний голос. «Заткнись», – прошипела она в ответ, взяла кусок коврижки и быстро вышла на крыльцо.
– Приходите к нам в любое время, – пригласила Марта. – Очень жаль, что вы не встретились с Натаниэлем… Ну вы только подумайте. Легок на помине!
Торри испуганно оглянулась и увидела высокого худого мужчину с газетой под мышкой, который шагал к дому. Она не сразу узнала в нем своего деда.
– Деда… – прошептала девушка, когда он поднимался по ступенькам.
На приятном лице Натаниэля Гамильтона застыла усталость.
– Как поживает моя любимая девочка? – спросил он, останавливаясь около Марты и целуя ее в щеку.
Сердце Торри взволнованно забилось, когда она услышала эти слова. Потом она поняла, что он говорит с женой, а не с ней, и успокоилась. «Но эти же слова ты говорил… я хочу сказать, будешь говорить мне каждый день, когда я буду приходить домой после школы.
– О, деда, как я по тебе скучаю! – подумала она.
– И кто эта очаровательная юная леди? – Натаниэль повернулся к Торри, которая растерянно смотрела на него. Этот молодой, такой молодой мужчина, был ее дедушкой. Каким же красивым он был и как сильно был похож на ее отца!
– Я… Я… – забормотала она, не что ответить, но к ней на помощь пришла Марта.
– Это племянница Лиз Якобс – Триша. Она приходила ко мне в гости.
– Вот как? – Натаниэль Гамильтон странно посмотрел на нее, и Торри увидела, как напряженно он о чем-то думает. Через несколько секунд его строгое лицо расправилось. – Это замечательно! Марте даже не с кем поговорить.
Торри пожалела, что сказала, будто ей нужно идти. Как ей хотелось поговорить с дедушкой и даже… ее сердце взволнованно заколотилось… рассказать ему правду. Имела ли она право предупредить его, что случится через сорок или пятьдесят лет? Или это будет тем же самым, в чем она обвиняла Джейка? Попытка контролировать судьбу.


Ладони Торри Гамильтон вспотели, и она была рада, что дедушка не протянул руку. Последовало неловкое молчание, во время которого они все смотрели друг на друга, потом Торри нарушила тишину.
– Мне пора, – сказала она. – Было очень приятно познакомиться с вами.
– Если вы уходите из-за меня, то совершенно напрасно, – сказал Натаниэль. – Останьтесь на ужин.
Торри очень хотелось остаться, но она вспомнила Джейка, скучающего в палате, и эта картина пересилила ее желание принять приглашение.
– Нет, – с сожалением покачала головой девушка. – Мне пора в Ричмонд. Я должна навестить больного друга, он лежит в больнице.
Натаниэль Гамильтон огляделся по сторонам.
– Я не вижу ни машины, ни велосипеда.
– Я пойду пешком.
Марта удивленно развела руками:
– Пешком в Ричмонд? Даже слышать об этом не хочу. Натаниэль, ты ведь сможешь подвезти ее, да?
– О, нет! – быстро возразила Торри, хотя в глубине души надеялась, что он уговорит ее. – Мне не хочется беспокоить вас.
– Я знаю, что Якобсы еще не починили свой грузовик, – сказала Марта, – но я отругаю Лиз Якобс за то, что она разрешила вам прийти сюда пешком… К тому же скоро начнет темнеть!
– Пожалуйста, не сердитесь на нее, – попросила Торри и подумала, что бедной Лиз Якобс придется многое объяснить после ее ухода. – Я привыкла ходить пешком. – Она быстро спустилась с крыльца.
– Подождите минуту! – остановил Торри повелительный голос ее дедушки. Она испуганно оглянулась. – Вам вовсе необязательно идти пешком. Я только что вспомнил, что забыл кое-что в конторе. – Он обнял Марту и показал на машину. – Поехали, Триша. Я с удовольствием отвезу вас в больницу.
Торри посмотрела на Марту Гамильтон, стоящую на крыльце, и ей страшно захотелось обнять бабушку на прощание. Завтра Марта узнает, что она никакая не Триша Якобс. Это будет означать, что дорога для нее к Гамильтонам с завтрашнего дня закрыта. Сейчас Торри пожалела, что не поправила Марту, когда та подумала, что она племянница Якобсов. Могла бы представиться под каким-нибудь другим именем и придумать, что у нее отпуск и она вышла прогуляться. «Что горевать, – подумала девушка, – сейчас уже ничего не исправишь».
– До свидания, – попрощалась Торри с бабушкой. – Я рада, что познакомилась с вами. – Она замолчала, затем быстро добавила: – Боюсь, вы этого не поймете, но сегодня у меня особый день. Вы… вы помогли мне.
Бабушка Марта слегка нахмурилась, словно пыталась понять, о чем говорила Торри, потом улыбнулась:
– Я рада, дорогая. Мы вам всегда рады. Торри Гамильтон отвернулась от нее и быстро села в машину рядом с дедушкой, борясь со слезами. К счастью, Натаниэль не заметил ее взволнованности. Машина тронулась с места. Он молчал до тех пор, пока они не выехали на дорогу, ведущую в Ричмонд.
– Кто вы на самом деле? – спросил Натаниэль, искоса бросая на нее взгляд.
Торри изумленно уставилась на него.
– Ч… что вы хотите сказать? – спросила она, пытаясь выгадать время и придумать правдоподобный ответ.
– Я хочу сказать, что вчера встретил в городе племянницу миссис Якобс. Она низенькая и полная девушка, и у нее короткие черные волосы. – Он нагнул голову и посмотрел на спутницу. – Вы мне показались искренней… я говорю о последнем коротком разговоре с Мартой… так что не думаю, будто вы хотели сделать что-то нехорошее. Но зачем нужно было притворяться, будто вы Триша?
– Я… я… мне жаль, но я не могу вам объяснить, – сказала Торри. – Боюсь, вы мне не поверите.
– А вы попробуйте.
«Не делай этого, – предупредил Торри ее внутренний голосок. – Ты или очутишься в смирительной рубашке, или выболтаешь, что произойдет в будущем. В любом случае ты доставишь себе и своему деду уйму неприятностей».
Девушка быстро придумала правдоподобную ложь и снова почувствовала укол совести из-за того, что вновь приходилось лгать.
– Дело в том, – ответила Торри, – что мы с женихом попали в автомобильную аварию. Он сейчас лежит в больнице. Я вышла прогуляться… обдумать ситуацию и решить, что делать дальше… и забрела к вам в дом.
– Такая длинная прогулка? – Натаниэль Гамильтон подозрительно посмотрел на внучку.
– Да. Я люблю ходить пешком, а город мне надоел. – Торри посмотрела на него широко раскрытыми глазами, надеясь, что они полны искренности. – Когда я встретила вашу жену и она подумала, будто я Триша, мне показалось, что будет легче, если я не стану возражать.
– Почему?
Торри выглянула из окна. Она попыталась говорить печальным голосом, и это оказалось совсем нетрудно.
– Я… я не знаю. Наверное, мне нужен был человек, с которым можно поговорить.
Я… я пыталась решить, стоит мне выходить замуж или не стоит. Шла, думала и тут повстречалась с вашей Мартой. Она у вас такая добрая, и открытая, и… Вы понимаете меня, да?
«Ты несешь чушь собачью, – мрачно подумала Торри. – Лучший выход для тебя сейчас – замолчать». Последовало долгое молчание, и Торри почувствовала, что у нее по шее стекает струйка пота. Внутри ее кричал громкий голос: «Деда! Деда! Это я! Я так много хочу тебе рассказать. Я хочу предупредить тебя о том, что ждет впереди! Но если я сделаю это… Если я расскажу правду, откуда мне знать, не изменит ли это что-нибудь в будущем, то, чего ни в коем случае нельзя менять?» Девушка посмотрела на Натаниэля Гамильтона.
Он потер очень знакомым жестом подбородок, и у нее запершило в горле.
– Не очень, – наконец проговорил он. – Но полагаю, вы не сделали ничего плохого. Надеюсь, с вашим женихом все в порядке?
– Да, слава Богу, ничего страшного. Дедушка кивнул, и на его лице появилось искреннее облегчение. «Какой же ты добрый! – подумала Торри. – Ты не знаешь, кто я, но все равно тебе не наплевать на мои проблемы. И Марте тоже будет не наплевать, когда ты ей все расскажешь. Уверена, она ни капельки не рассердится на то, что я обманула ее. Как мне хочется остаться здесь с вами! Остаться и не возвращаться в ту путаницу, которая ждет в Ричмонде».
Торри закрыла глаза и прижалась лицом к стеклу. «Когда вернусь домой, – подумала она, – обязательно спрошу деду, помнит ли он этот эпизод. Если помнит, то попрошу прощения за то, что солгала».
– Ну вот мы и приехали, – сказал Натаниэль Гамильтон, останавливая машину перед входом в больницу.
Торри минуту сидела неподвижно. Сейчас был ее последний шанс, если она хотела сказать правду, если хотела хотя бы намекнуть, кто она. Может быть, хотя бы сказать ему свое имя?
– Спасибо, – поблагодарила девушка и медленно открыла дверцу. – Я хочу, чтобы вы знали одно: я не хотела сделать ничего плохого.
– Я вам верю. Вы… когда я расскажу обо всем Марте, думаю, для нее будет очень важно, если я смогу назвать ей ваше настоящее имя.
Торри улыбнулась, обрадовавшись, что не пришлось принимать трудное решение.
– Виктория. Меня зовут Виктория Гамильтон. Друзья называют меня Торри.
Натаниэль удивленно вскинул брови.
– Как странно. Моя фамилия тоже Гамильтон. Впрочем, Гамильтоны – распространенная фамилия. – Он протянул визитную карточку. – Это моя визитная карточка. Если задержитесь в городе дольше, чем рассчитываете, позвоните нам. Мне кажется, вы очень понравились Марте.
Торри почувствовала, как слезы наворачиваются у нее на глаза.
– Она мне тоже понравилась. – Девушка вышла из машины и оглянулась. – Спасибо, деда, – поблагодарила она и раскрыла от страха рот, заметив ошибку. Потом захлопнула дверцу и взбежала на крыльцо.
Войдя в больницу, девушка прислонилась к двери и закрыла глаза. Желание вернуться домой нахлынуло так сильно, как никогда раньше. Она должна вернуться домой и спасти своего дедушку.
Увидев в холле знакомое лицо, Торри Гамильтон открыла от изумления рот. Доктор Галлахер беседовал с… Лукасом Монтгомери! Правда, на Монтгомери не было формы капитана армии Конфедерации. На нем были темные брюки и белый халат, а в руках он держал журнал по уходу за больными.
Торри сделала непроизвольный шаг назад. Как он нашел их? Ах да, Монтгомери хвастался достижениями ученых. Может, они изобрели способ, с помощью которого через другие УПВ можно проследить путь путешественников во времени? И тут же возник вопрос: а была ли вчерашняя остановка сердца у Джейка случайной? Даже доктору она показалась странной. Ей стало страшно. А что, если Монтгомери переоделся доктором, чтобы пройти в палату к Джейку и убить его?
Нужно во что бы то ни стало попасть в палату к Джейку!
Она раскрыла входную дверь. Торри действовала автоматически, сбежала с крыльца и бегом свернула за угол.
Лавируя между мусорными ящиками и перепрыгивая через какие-то коробки, Торри добралась наконец до служебного входа. Она пригнулась за огромным мусорным ящиком и подумала, что Монтгомери мог быть не один. У него могли быть сообщники, которые следили за больницей. Девушка осторожно выглянула из-за ящика, но никого не увидела. Быстро поднялась на заднее крыльцо и вошла в больницу.
Ее шаги громко раздавались в тихом коридоре. Тогда Торри побежала на цыпочках, потом нырнула в шкаф с надписью «Белье». Она опустилась рядом с горой аккуратно сложенных полотенец и положила голову на руки.
Чтобы хоть немного успокоиться, Торри дотронулась до кулона под тенниской, затем осторожно приоткрыла дверцу. Никого не увидев, девушка выскользнула в коридор и бесшумно двинулась дальше. Время от времени она останавливалась и осторожно оглядывалась. До лестницы Торри добралась без происшествий.
Джейк лежал на четвертом этаже, и Торри начала быстро подниматься по лестнице, едва касаясь ступенек. На площадке второго этажа она на секунду остановилась, чтобы отдышаться, и начала было подниматься дальше.
– Очень торопитесь, мисс Гамильтон? – раздался низкий мужской голос у нее за спиной.
Торри остановилась посредине пролета лестницы и оглянулась. Ее сердце чуть не выскочило из груди, когда она увидела Лукаса Монтгомери. Он вышел из тени. В руках держал маленькую черную коробочку.
– Очень рад снова вас видеть, – галантно произнес Монтгомери.
Торри испустила звук, что-то среднее между смехом и фырканьем.
– Извините, но я не могу сказать о себе то же самое. Что вам нужно?
– Думаю, вы прекрасно знаете, что мне нужно. Ваш кулон и ваша помощь, в том порядке, как я перечислил.
– Идите к черту! – решительно заявила Торри, поднимаясь на одну ступеньку.
Лукас злобно рассмеялся:
– Ад – очаровательное место, просто изумительное. И вы сможете убедиться, что танцы с дьяволом все же предпочтительнее смерти.
Торри поднялась еще на одну ступеньку.
– Это вы попытались убить Джейка, когда он лежал в послеоперационной палате?
– Да, и я бы добился успеха, если бы вы не проснулись и не позвали на помощь сестер. Вы все больше и больше мешаете мне, моя дорогая.
– Удовлетворите мое любопытство, пожалуйста. Что вы ему сделали? – Единственная надежда на спасение заключалась в том, чтобы заставить его говорить. Только так она могла надеяться выгадать время и скрыться от этого смертельно опасного сумасшедшего.
– Я впрыснул одно вещество в его внутривенный раствор, после чего у него и начался сердечный приступ. Все очень просто! Наркотики обладают замечательными свойствами! Да что я вам рассказываю, вы не хуже меня знаете об этом, не правда ли, моя красавица?
Пока Монтгомери объяснял, как вызвал остановку сердца у Джейка, Торри поднялась еще на одну ступеньку. Она смотрела на коробочку, которую он держал в руке.
– Что это? – спросила она и вспомнила виденные в детстве эпизоды из «Звездного пути». – Какой-нибудь лазер?
Лукас Монтгомери рассмеялся:
– Как будто не знаете. Вы прекрасно знаете, что это такое, просто притворяетесь глупенькой. Должен признать, вы отличная актриса.
– Вы им ранили Джейка в 1863 году? – спросила Торри, вспомнив слова доктора Гамильтона о странной ране Джейка.
– Да, и если вы сейчас же не станете мне помогать, вас ожидает та же участь.
Торри Гамильтон облизнула пересохшие губы. В ушах раздавался глухой стук сердца, мешая думать.
– Только на этот раз, – пояснил Монтгомери, – я переключу его на самый высокий уровень, и вы, моя дорогая мисс Гамильтон, просто исчезнете, растворитесь в пустоте. Камерон никогда даже не узнает, что с вами случилось. Он решит, что вы бросили его и отправились в свое время.
– Как вы нашли нас?
– О да, это интересная маленькая информация, о которой вы еще не знаете. Когда путешествия совершаются внутри временного промежутка в сто лет, УПВ позволяет переместиться в это же время другому человеку, только с гораздо большей точностью. Примерно так же река притягивает обломки обратным прибойным потоком.
– Какое удачное сравнение! – заметила Торри.
– Самое главное понятно. Но вы, конечно, понимаете, что я имею в виду. Энергия вашего кулона и привела меня к вам. Мне оставалось только включить свое устройство и разрешить камням поймать ваш сигнал… А сейчас, мисс Гамильтон, к делу. Мы и так потратили слишком много времени на разговоры.
Монтгомери посмотрел на лазер и повернул циферблат на более высокий уровень. Торри воспользовалась секундным отвлечением и бросилась на него. Она обхватила ногами его талию и выбила из рук черную коробочку. Они с грохотом упали, и Торри оказалась сверху.
Монтгомери закричал от боли, и его руки на мгновение разжались. Этого мгновения оказалось достаточно для Торри, чтобы освободиться. Она бросилась наверх, перепрыгивая через три ступеньки. Девушка знала, что у нее совсем мало времени. Монтгомери с минуты на минуту предупредит сообщников или сам поднимется в палату Джейка. Торри выскочила в пустой, к счастью, коридор четвертого этажа. Она вбежала в палату Джейка, который испуганно посмотрел на нее, бросилась на койку и сунула кулон ему в руки.
– Перенеси нас в 1863 год, Джейк! Немедленно! – велела девушка.
Джейк не стал тратить драгоценное время на вопросы. Дверь в комнату распахнулась, но вокруг Джейка и Торри уже кружился разноцветный вихрь. Лукас Монтгомери был бессилен помешать им.
Цвета кружились, и в Торри начала расти знакомая паника. И только пальцы Джейка, нежно сжимающие ее руку, напоминали ей, что она не одна. Куда бы их ни забросила судьба, Джейк будет рядом. «Прощайте, доктор Галлахер, – молча попрощалась Торри. – Вы хороший человек. До свидания, бабушка. До свидания, деда… еще раз до свидания…» Наконец мелькание цветов остановилось, и темнота потянула ее вниз, в вечность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс



роман немного затянут, гг черезчур наивна.
Чудесная реликвия - Мэллори Тэссмарина
14.10.2012, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100