Читать онлайн Чудесная реликвия, автора - Мэллори Тэсс, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэллори Тэсс

Чудесная реликвия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Торри успела оседлать кобылу. Она подтягивала подпругу, когда за спиной раздалось знакомое покашливание.
– Куда это вы направляетесь, мисс, да еще в таком странном наряде? – поинтересовался Рандольф Гамильтон.
Торри посмотрела на себя. После приезда Ханны в Ричмонд она нашла в одном из сундуков свои джинсы, тенниску, куртку, туфли и нижнее белье. Найдя свои вещи, девушка облегченно вздохнула. Привычная одежда успокоила ее. По крайней мере она получила очередное доказательство, что не сошла с ума. Девушка виновато повернулась к Рандольфу Гамильтону.
Взгляд голубых глаз старика, казалось, прожигал насквозь. Но следующие слова доктора оказались еще более болезненными.
– Наступило время ответить на кое-какие вопросы, Виктория Гамильтон, – строго обратился к ней Рандольф. – А может, ты вовсе не Виктория Гамильтон? И на этот раз лейтенант Джейк Камерон не сможет помочь тебе выкрутиться и подтвердить твою ложь. Я так уверен, поскольку сам видел, как он недавно вылез из окна твоей спальни.
Во взгляде прапрапрадеда Торри увидела обвинение, но не гнев. Она глубоко вздохнула, собираясь ответить.
– Подожди минуточку, – остановил ее доктор Гамильтон, поднимая руку. – Только очень прошу, чтобы больше не было вранья, юная леди. На этот раз я хочу услышать правду.
Торри кивнула.
– Хорошо, доктор Гамильтон, – мягко ответила она. – Слушайте правду.


– Я отвезу тебя домой, – решительно заявил доктор Гамильтон и ударил маленьким кнутом кобылу. Лошадь не прибавила шагу, и Торри в отчаянии сжала руки. – Он может сейчас быть где угодно. Может, сражается со своими людьми, а может, дезертировал и уже находится на полпути в Мексику.
Торри даже не стала задумываться ни над одной из версий, приведенных доктором. Джейк спрятался, стараясь выгадать время. Наверняка он находится где-то поблизости и ждет возможности убить полковника Рида… возможности, которую она так глупо ему предоставила, не сумев совладать со своими чувствами.
Краем глаза Торри посмотрела на доктора, сидящего рядом, и увидела строго поджатые губы. Ее рассказ даже ей самой казался неубедительным, но она не сумела придумать ничего лучше за столь короткое время. Девушка объяснила, что до Джейка дошли слухи, будто ее видели в обществе капитана Монтгомери. Кипя от ревности и гнева, лейтенант Камерон на рассвете пробрался к ней в комнату и после долгого мучительного объяснения в ярости выскочил в окно, поклявшись убить Монтгомери. Большую часть утра Торри уговаривала доктора помочь ей найти мужа. Она просила Рандольфа Гамильтона помочь ей остановить ревнивого супруга и не позволить ему выполнить страшное обещание или по крайней мере не мешать ей самой остановить его.
– Пусть только попробует что-нибудь сделать с капитаном Монтгомери, – мрачно усмехнулся Рандольф Гамильтон. Они стояли и спорили рядом с кобылой. – Неужели, ты думаешь, он сможет что-нибудь сделать в лагере, полном солдат?
– Но, доктор, вы не понимаете… вы не знаете, на что он способен в таком состоянии! Сейчас он способен совершить самые безумные поступки! Ему все равно, что его поймают, – лишь бы отомстить.
– В его безумие я верю, – проворчал доктор. – Но даже если он попробует убить Монтгомери, это ему не сойдет с рук. Твоего мужа повесят, и, по-моему, он получит по заслугам.
– Нет! – Торри побледнела, представив жуткую картину: виселица и на ней Джейк, и с ее губ непроизвольно слетела очередная ложь. – Вы хотите, чтобы мой ребенок остался без отца?
Челюсть у Рандольфа Гамильтона отвисла, и он пораженно уставился на девушку, потеряв дар речи. Он резко развернулся и быстро направился в дом.
Торри покраснела от стыда за свою ложь. Она уже собиралась последовать за Рандольфом и сказать, что просто пошутила, когда доктор неожиданно вышел из дома, держа на руке сюртук и завязывая на ходу галстук. Когда он молча кивнул в сторону фургона, Торри с радостным криком крепко обняла старика и помчалась расседлывать лошадь и помогать запрягать ее в фургон. Рандольф Гамильтон мрачно наблюдал за прапраправнучкой и неодобрительно цокал языком.
Сначала они отправились в лагерь и осторожно, стараясь не вызвать подозрений, его обыскали. Торри уговорила доктора заглянуть в палатку полковника и с облегчением увидела, что Брент Рид жив и даже, судя по всему, начал поправляться. Нет, он не видел лейтенанта Камерона, но скорее всего только потому, что рота Джейка вместе с остальными подразделениями отправились к Ченслорсвиллю сражаться с Джо Хукером.
Торри решила не сдаваться. Она предложила Рандольфу остаться и поболтать с полковником, а сама отправилась на дальнейшие поиски.
Вечером, когда солнце уже начало садиться, доктор Гамильтон нашел ее у повозки из кухонного обоза и приказал сесть в свой фургон. Сначала девушка спорила, потом поняла, что спорами делу не поможешь. Она покорно забралась в фургон, решив вернуться домой со своим «дедушкой», а потом выбраться тайком в лагерь. Торри должна охранять полковника Рида. Она должна спасти Джейка от самого себя.
Джейк Камерон наблюдал за их отъездом с вершины высокого дерева, которое росло рядом с палаткой полковника. Джейк подумал, что доктор скорее всего повез ее домой, но он был уверен, что Торри попытается как можно быстрее тайком вернуться в лагерь.
Камерон слез с дерева и в третий раз проверил, заряжен ли пистолет. Он вытер потные ладони о поношенные серые брюки, переложив пистолет из одной руки в другую. Весь день Джейк прятался в лесу. Он видел, как выстроилась его рота и отправилась в северном направлении к местечку под названием Ченслорсвилль, где проходило сражение южан с северянами под командованием генерала Хукера. Сейчас почти стемнело. Решительная минута приближалась. Днем Джейк побоялся действовать, так как был риск, что ему кто-нибудь помешает, но сейчас…
Лейтенант Камерон закрыл глаза и прижал голову к стволу дерева, за которым прятался. Он чувствовал, как бьется его сердце под кулоном с драгоценными камнями, который находился сейчас под рубашкой. Он был дураком, Трия была права. Такое несложное задание любой человек из его времени выполнил бы в течение нескольких дней и избавил бы двадцать пятый век от жестокого тирана Кмера.
Джейк открыл глаза. В темном небе поднималась бледная луна. В этот вечер опять было полнолуние. Он вспомнил первую ночь в доме доктора Гамильтона, когда влез через окно в спальню Торри. В ту ночь тоже было полнолуние. Неужели с той ночи минуло только два месяца? Джейк тряхнул головой. Он не мог позволить себе тратить время на бесплодные воспоминания. Камерон печально вздохнул и подумал: «Как жаль, что вместо этого прохладного ночного ветерка мое лицо не ласкают нежные пальцы Торри Гамильтон.
Ах, Торри… подумать только: я пересек время и пространство и нашел в далеком прошлом единственную женщину, которую смогу любить, единственную женщину, с которой не хочу никогда расставаться, но ты никогда не станешь моей!»
Джейк вздохнул полной грудью и сделал глубокий выдох, посмотрел по сторонам, чтобы убедиться, что поблизости никого нет, вышел из укрытия и направился к палатке, где спал раненый полковник Рид.
Джейк открыл вход в палатку и заглянул внутрь. На перевернутом деревянном ящике, стоявшем рядом с койкой полковника, горела керосиновая лампа. Грудь Брента Рида едва заметно поднималась и опускалась, лицо было очень бледным. Джейк тихо подошел к койке и сел на складной стул.
Он внимательно посмотрел на человека, за которым следовал в сражениях и который не раз спасал ему жизнь. От волнения у лейтенанта закружилась голова, и он был вынужден протянуть руки и опереться на край маленького столика. Кобура задела деревянный стол, и в тишине прозвучал громкий, словно выстрел, скрип.
– Здесь кто-то есть? – раздался хриплый шепот.
Джейк открыл глаза и увидел, что Брент Рид проснулся.
– Да, – тихо ответил он. – Это я.
– Ты, Джейк?
– Да, сэр, – кивнул Джейк Камерон, перекладывая пистолет из правой руки в левую и снова вытирая потные ладони. – Камерон.
– Мне сказали, что я буду жить, – прошептал Рид. – Что там говорить, конечно я безумно рад! Лилли… моя смерть была бы для нее слишком сильным потрясением… – Его ресницы закрылись.
Джейк посмотрел на пистолет в своей руке. Лилли была невестой полковника Рида, той самой женщиной, которая родит ему детей и начнет род, который через пятьсот с лишним лет произведет на свет Кмера и Кмерона.
Глаза Брента Рида вновь открылись, и он заговорил нормальным голосом, словно был здоров:
– Джейк? Да, я так и думал, что это ты. Ты должен извинить меня. Я постоянно засыпаю на несколько минут и быстро просыпаюсь… это все лекарства.
– Ничего страшного, полковник, – успокоил его Джейк. – Поберегите силы.
– Мы вовремя доставили пакет с планами северян? – озабоченно спросил Рид. – Ли?..
– Да, Ли обо всем позаботился. Мы готовы к нападению Хукера. Не беспокойтесь.
Бледное, озабоченное лицо Брента Рида немного просветлело.
– Хотя это не имеет ни малейшего значения, – пробормотал он так тихо, будто разговаривал сам с собой. – Все это бессмысленно и тщетно.
Джейк нахмурился. Такие рассуждения не были похожи на его решительного командира, которого он успел хорошо узнать.
– Что вы имеете в виду? Сейчас северяне не застанут Ли врасплох, и война…
– Война будет тянуться и тянуться, – устало прервал его полковник, – до тех пор, пока на Юге или Севере не закончатся молодые люди, которых можно будет принести в жертву на алтарь Правого Дела. – Он посмотрел на Джейка. – Извини, ты, наверное, не ждал от меня таких странных слов, да? Но это правда. И самое печальное во всем то, что, если даже мы закончим эту войну, начнется другая. Может, она произойдет и не в наше время, но она обязательно будет.
Джейк Камерон пристально посмотрел на полковника Рида и выпалил, не сдержавшись:
– А что было бы, если бы вы могли остановить эту войну? Представьте, вам нужно совершить один-единственный, хотя и трудный, поступок, чтобы все изменить.
Усталые глаза Брента Рида вновь посмотрели на Джейка.
– Один-единственный поступок? – Полковник покачал головой. – Но это невозможно.
– Предположим, – попытался объяснить Камерон, с каждой минутой все больше и больше отчаиваясь, – что вы смогли бы вернуться в прошлое… – Рид улыбнулся, и Джейк торопливо продолжил: – Я знаю, это звучит смешно, но, допустим, вы могли бы вернуться в прошлое и, убив каких-нибудь предков Линкольна, не позволили ему появиться на свет.
Улыбка Рида исчезла.
– Джейк, неужели ты дожил до своих лет, так ничего и не поняв? Во-первых, я считаю Авраама Линкольна одним из самых благородных людей нашего времени. А во-вторых, если бы даже я был в состоянии совершить такой отвратительный поступок, он бы ничего не дал.
Джейк Камерон покачал головой, и его брови сошлись на переносице.
– Ну как же не дал? Без Линкольна…
– Если бы не было Линкольна, его место занял бы другой. Мистер Линкольн не несет никакой ответственности за эту войну. В ней виновата сама политическая атмосфера, которая привела его к президентскому креслу, и множество отдельных личностей, использующих власть иногда на пользу делу, а иногда – нет. Соединение великого множества самых разнообразных факторов и позволило произойти этим печальным событиям в то время, в которое мы живем.
На лбу лейтенанта заблестели капли пота. Лагерь проснулся к жизни. Джейк понял, что у него остались считанные минуты, чтобы закончить дело, ради которого его и прислали в девятнадцатый век. Но слова Брента Рида словно загипнотизировали его и отняли способность действовать.
– Тогда представьте себе следующую ситуацию. Допустим, Линкольн не был хорошим человеком. Допустим, он не попал в плен обстоятельств, которых не мог изменить, а сам их создал, – стоял Джейк на своем. – Ведь теоретически он вполне мог быть плохим человеком, из-за которого и произошло это кровопролитие?
– Ты спрашиваешь меня, что бы я сделал в таком случае? – уточнил Рид и посмотрел пронзительными серыми глазами в глаза Джейка. Тот смог только молча кивнуть. – Если бы он был таким, как ты сказал, то, наверное, я бы сделал все, чтобы остановить его. – В глубинах мягких глаз полковника промелькнуло слабое понимание. – Что ты пытаешься сказать, Джейк? Зачем затеял этот разговор?
Джейк Камерон вновь посмотрел на пистолет в своей руке. Если бы Рид помог ему, все было бы намного легче, но сначала Джейк хотел объяснить, заставить его понять.
– Джейк, – пробормотал Рид и выдавил из себя подобие улыбки, – к чему ты клонишь?
Джейк не слышал вопроса. Лучше шанса выполнить задание у него не будет. Ему осталось направить пистолет на Рида и нажать на курок. И тогда для Брента Рида все будет кончено. Так же, впрочем, как для Кмера и… Джейка Камерона.
– Я так и думал, что найду вас здесь, лейтенант Камерон. Бросьте свое оружие, если хотите остаться в живых, – раздался у него за спиной мужской голос.
Джейк Камерон медленно повернул голову к входу в палатку и увидел офицера. Судя по погонам, это был капитан. Его лицо показалось Джейку смутно знакомым, но он не мог вспомнить, где они встречались. «Мне нечего бояться, – подумал лейтенант Камерон. – Я не совершил ничего предосудительного, просто навестил раненого командира. К тому же капитан безоружен».
– Что-то случилось, капитан? – спокойно спросил он. – Я просто показывал полковнику свой новый…
В это самое мгновение капитан поднял руку. Какая-то невидимая сила ударила Джейка в грудь и обожгла страшным огнем.
Вскрикнув от боли, Камерон выронил пистолет и упал на пол. Он испуганно посмотрел на возвышающегося над ним мужчину. Что это было? Кто был этот человек?..
Темно-каштановые волосы и рыжевато-коричневые усы, карие глаза… Ну конечно же, это Лукас Монтгомери, соблазнитель Торри.
Грудь Джейка пронзила боль, но вместе с болью пришли и воспоминания. За мгновение до того, как он ударил этого негодяя в комнате Торри той ночью, ему удалось мельком увидеть его лицо. Джейк был уверен, что сейчас именно это лицо злобно улыбалось ему. Камерон прижал руку к груди, стараясь унять острую боль. Он лихорадочно искал путь к спасению. Лейтенант бросил взгляд на койку и увидел, что полковник Рид вновь потерял сознание или задремал. Если бы ему удалось достать пистолет, упавший на пол, у него бы еще оставались шансы на спасение. Джейк очень медленно пополз к нему.
Лукас Монтгомери, стоявший над ним, рассмеялся.
– Я восхищаюсь вашим хладнокровием. Камерон. Честное слово, восхищаюсь. Или мне следует называть вас Кмероном?
Джейк вновь посмотрел на Монтгомери и наконец разглядел предмет, который тот держал в руке. Серебристо-черная коробочка в три дюйма длиной и два шириной. Капитан сейчас слегка отвернулся от него и что-то делал со своим оружием. От изумления Джейк судорожно вздохнул. Это был лазер. Лукас Монтгомери держал в руках ручную лазерную установку, способную разрушить целое здание. Скорее всего она была оборудована нейтрализатором света, делающим лазерный луч невидимым.
– Позвольте представиться, лейтенант. Я Лукас Монтгомери. Вас послали в девятнадцатый век убить полковника Брента Рида, а меня… убить вас.
– Вот уж не думал, что у моего старика еще осталась хоть капля мозгов и он сумеет во всем разобраться, – удивленно пробормотал Джейк.
– О, у нас есть источники информации, – загадочно сообщил Монтгомери. – Один из этих источников и привел меня к мисс Гамильтон и позже к вам.
– Какие источники?
Лукас Монтгомери махнул рукой, как бы отмахиваясь от глупого вопроса.
– Неважно какие. Достаточно сказать, что до меня дошли слухи о таинственной молодой леди, которую ранили. В дом доктора Гамильтона ее доставил человек, который соответствовал данному мне описанию… – капитан поклонился Джейку, – …Кмерона. Еще мое внимание привлек тот факт, что она сжимала в руке очень необычный кулон в форме ромба с четырьмя потрясающе красивыми драгоценными камнями. Вижу, у вас очаровательная маленькая помощница. Очень мило со стороны подполья было прислать ее сюда.
– Торри не связана с подпольем. Она вообще не имеет ко всему этому никакого отношения. – Джейк судорожно хватал ртом воздух. Ему показалось, что ожог очень глубокий, и, когда сквозь грудь промчалась новая волна боли, он понял, что в девятнадцатом веке такую рану не вылечить.
– Вот как? А я думаю, что она имеет к этому самое прямое отношение, – насмешливо покачал головой Монтгомери и снова навел на него лазер. – И вы сейчас скажете мне, какое.
На мгновение в глазах Джейка Камерона потемнело, и он испугался, что потеряет сознание. Глаза закрылись сами собой, и он с трудом открыл их вновь.
– Торри ничего не знает. Говорю вам, она не имеет ко всему этому абсолютно никакого отношения. А если вы попытаетесь еще раз соблазнить ее, я убью вас.
Капитан Монтгомери рассмеялся:
– Вижу, вы заделались настоящим джентльменом-южанином. Как жаль, что вы прервали нас той ночью! Торри Гамильтон лакомый кусочек. – Он пригладил кончик уса. – После того как я избавлюсь от вас, я вновь займусь ею. Уверен, я сумею заставить ее еще раз захотеть моей ласки.
Джейк с трудом подавил вспыхнувший в нем гнев. Нужно во что бы то ни стало сохранять спокойствие и ждать подходящего момента, чтобы попытаться спастись.
– Что вы ей дали? – процедил сквозь зубы Камерон, морщась от очередной волны боли. – Зачем вам вообще захотелось соблазнять ее? Мне казалось, что вы предпочитаете порядочным женщинам проституток.
Лукас Монтгомери рассмеялся:
– Зачем я захотел соблазнять ее? Я думаю, по той же самой причине, по которой вы захотели ее соблазнить. Чтобы захватить кулон! Что же касается вашего первого вопроса, то я дал ей одно из новых и самых любимых творений вашего отца: «феронемепид».
type="note" l:href="#n_4">[4]
– Афродисиак?
– Да. – Монтгомери обошел Джейка и приблизился к кровати. Полковник Рид лежал без сознания. Капитан безразлично поднял веки раненого полковника и снова повернулся к Джейку. – Знаете, очень хочется позволить вам жить до тех пор, чтобы вы своими глазами увидели действие этого препарата и ту страсть, которую он разбудит в мисс Гамильтон. Однако, боюсь, вы чересчур опасны, чтобы можно было пойти на такой риск. Только не беспокойтесь, я обязательно позабочусь о вашей прекрасной жене… о да, я слышал о вашей женитьбе. Я буду заботиться о ней по крайней мере до тех пор, пока она будет полезна. – В свете лампы сверкнула белозубая улыбка капитана Монтгомери.
Джейк заставил себя подняться на колени. Если он собирался броситься на врага, то это следовало сделать или сейчас, или никогда.
– Но зачем… зачем вам понадобился ее кулон? У вас же есть ваш собственный.
Лукас Монтгомери бросил на него странный взгляд, и Джейк понял, что попал не в бровь, а в глаз.
– У вас нет УПВ, да? – спросил он, поднимаясь на одну ногу. Сейчас он замер в позе, готовый к прыжку. Ему было очень больно, но он заставил себя дышать медленно. – Вы оказались в безвыходном положении, не так ли?
Губы Лукаса Монтгомери медленно раздвинулись в улыбке. Он сунул свободную руку под рубашку и достал цепь, на которой качался кулон с драгоценными камнями.
– Нет, лейтенант, я не оказался в безвыходном положении. В безвыходном положении находитесь как раз вы! И сейчас наступило время сказать «адью».
– Полковник Рид, я принес вашу… – В палатку вошел капрал Дэвид Рейнольдс, балансируя на костылях. Под мышкой он держал газету. Увидев истекающего кровью лейтенанта Камерона, парень изумленно открыл рот.
– Лейтенант Камерон, что…
Монтгомери быстро спрятал лазер в карман и повернулся к нему.
– Не беспокойтесь, капрал. Этот человек под арестом. Он ударил ножом полковника Рида и сейчас вернулся, чтобы доделать свое темное дело.
В эти считанные секунды, пока Монтгомери стоял, слегка отвернувшись, и его внимание отвлеклось на капрала, Джейк вскочил на ноги и резким движением бросил Монтгомери на капрала. Потеряв равновесие, Рейнольдс упал, увлекая за собой и Монтгомери. Джейк выскочил из палатки и побежал со всех ног.


Фонарь, висящий на фургоне, освещал дорогу перед кобылой. Рандольф Гамильтон пристально смотрел на дорогу и старался собраться с мыслями. Они возвращались домой, и у него было время проанализировать события этого дня. Гамильтон ни на минуту не поверил Торри. Он уже тридцать лет работал доктором и кое в чем разбирался. Если она была беременна, то он был готов съесть колеса фургона. Рандольф не мог поверить, что Торри способна на что-то плохое. Очевидно, они с Джейком Камероном замешаны в какой-то авантюре. Что касается наглого лейтенанта, то, по мнению Гамильтона, он мог болтаться на виселице, сколько ему вздумается, но с Торри все обстояло иначе. Доктор нахмурился и немного громче, чем нужно, прикрикнул на старую кобылу. Торри Гамильтон казалась загадкой. Лгунья из нее была никудышная. Но он полюбил ее, как собственную дочь.
Что его заставило полюбить эту странную девушку, он не знал. Нет, пожалуй, это было неправдой. Он полюбил Торри за то, что она была отзывчивой и доброй девушкой и любила больше отдавать, чем брать. Если у него и оставались относительно нее какие-то сомнения, то помощь, оказанная Торри ему в госпитале, их развеяла. Никто не ухаживал за ранеными с такой теплотой, как ухаживала она. Торри делала это от всей души. Только обладающая сильным характером и смелостью женщина стала бы помогать ему зашивать одну за другой ужасные рваные раны.
Рандольф Гамильтон посмотрел на свою спутницу. Она сидела, стиснув руки, темные брови хмурились. Он знал, что ее смелость потерпела поражение. Она боролась изо всех сил, чтобы не сбросить его с фургона, взять вожжи и загнать в случае необходимости бедную старую лошадь, лишь бы найти Джейка Камерона. Они безрезультатно обыскали лагерь, и ему с трудом удалось в конце концов убедить ее вернуться домой. Рандольф Гамильтон так до сих пор и не знал истинную причину, заставлявшую ее искать Камерона. Ну что ж, он намеревался найти ответ на эту загадку, как только они доберутся до своего временного жилища.
– Остановите лошадь!
Услышав донесшийся из темноты грубый знакомый голос, Рандольф Гамильтон обругал себя за мечтательность.
– Пожалуйста, – попросила Торри, дотронувшись до его руки. – Пожалуйста, остановитесь.
Рандольф натянул поводья и сунул руку под деревянное сиденье.
Над фонарем показалось лицо Джейка Камерона, который навел пистолет прямо в грудь доктора Гамильтона. Лейтенант напряженно и угрюмо улыбался.
– Добрый вечер, доктор! – небрежно поздоровался он. – Мне необходимо, чтобы меня подвезли.
– Не сомневаюсь, – буркнул доктор Гамильтон, обхватывая левой рукой дуло старого ружья, которое он предусмотрительно спрятал под сиденье. – Кто за вами гонится, лейтенант?
Джейк положил руку на крестец старой кобылы. Его пистолет по-прежнему был направлен в грудь доктора.
– Скорее всего вся армия конфедератов, – признался он.
– Почему? Что вы натворили?
Глаза Джейка на мгновение закрылись, потом он резко открыл их, будто боролся с дремотой или старался не потерять сознания. «Неужели молекулярная болезнь до сих пор не прошла?» – со страхом подумала Торри.
– Все думают, будто я пытался убить своего командира… А сейчас подвиньтесь и дайте мне вожжи.
Доктор Гамильтон неожиданно выхватил ружье, застав Джейка врасплох.
– Отойди от фургона, жалкий трус! – решительно приказал доктор.
Джейк рассмеялся, и Торри бросила на него испуганный взгляд. Его смех казался каким-то странным, будто у него в горле булькала жидкость.
– Я могу застрелить вас, прежде чем вы спустите курок, доктор. – Лунный свет заставил его серые глаза блестеть.
Торри Гамильтон поняла, что надо немедленно что-то предпринять. Иначе кто-то обязательно пострадает, причем этим пострадавшим скорее всего окажется седой доктор. Она положила руку на ствол его древнего ружья.
– Он не собирается никого убивать, – тихо сказала девушка и посмотрела на Джейка. Потом повернулась к доктору. – Пожалуйста, доктор Гамильтон… дедушка… помните, вы сами разрешили мне называть вас дедушкой. Пожалуйста, помогите ему.
Свет лампы падал сейчас на усталое лицо Джейка Камерона, и доктор Гамильтон тоже посмотрел на него.
– Камерон, – сказал старик, бросив вожжи Торри и спускаясь с твердого сиденья. – Почему вы не сказали, что ранены? Садитесь в фургон.
С тревожным криком Торри вскочила на ноги, и лошадь испуганно шарахнулась в сторону.
– Джейк!..
– Сядь, Торри, – велел доктор Гамильтон, – пока лошадь не понесла. Мы должны поторапливаться, если хотим отвезти его домой. Скоро могут появиться патрули, его наверняка ищут. Хотя, с какой стати я должен рисковать своей шеей…
– Спасибо, – прошептала Торри. Потом села и постаралась успокоить кобылу. – Поехали домой.
Без дальнейших споров доктор усадил Джейка в фургон. Лейтенант опустился на твердое сиденье и прижался к Торри, которая сидела слева от него. Пистолет вывалился у него из рук. Торри обняла Джейка и попыталась поддержать его.
– О, Джейк, – прошептала она, – как ты мог солгать мне?
– Сдается мне, что ты сама не особенно много правды рассказала, – заметил доктор Гамильтон. Он взял вожжи и даже ухитрился заставить лошадь пуститься быстрой рысью. – Если хочешь, чтобы я помог этому мошеннику, то сейчас тебе придется придумать что-нибудь более правдоподобное.
– Молчи, Торри, – потребовал Джейк Камерон, поднимая голову. – Ничего не рассказывай.
Доктор Гамильтон не произнес больше ни слова, и последнюю милю пути до дома они проехали в молчании. Страх Торри усиливался с каждой минутой. А вдруг солдаты надумают искать Джейка у доктора Гамильтона? «Но ведь сейчас идет сражение, – сказала она сама себе. – Откуда им взять людей для поисков? По крайней мере сражение затруднит поиски Джейка Камерона».
Торри сводила с ума одна мысль, действительно ли был виноват Джейк? Убил ли он полковника Рида? Она не могла заставить себя задать ему этот вопрос, не могла выслушать ответ, поскольку очень боялась, что он окажется утвердительным.


– Зажги лампу.
Торри взяла про тянутые доктором Гамильтоном спички и повернулась к керосиновой лампе, стоявшей на маленьком столе в кабинете. Руки у нее дрожали так сильно, что ей пришлось потратить три спички, прежде чем она смогла зажечь лампу. Мягкий свет упал на серое лицо Джейка Камерона. Торри отвернулась, и ее плечи задрожали от едва сдерживаемых рыданий.
– Ну-ка перестань! – хриплым голосом прикрикнул на нее доктор Гамильтон. – Сейчас не время для слез, малышка Торри. Ты должна помочь мне. – Он сунул ей в руки эмалированную кастрюлю. – Поди разбуди Ханну и попроси ее вскипятить воды. Пусть она нальет в эту кастрюлю кипятка и принесет сюда. Только, пожалуйста, поторопись!
Торри выбежала из комнаты, быстро поднялась на второй этаж и бросилась к маленькой комнате Ханны, которая находилась в конце коридора. Она не стала тратить время на стук, а, распахнув дверь, подбежала к кровати и обеими руками принялась трясти экономку.
– Ханна, Ханна, проснись! Доктор велел побыстрее вскипятить воды.
Не прошло и секунды, как толстая негритянка была на ногах. Она не выразила никакого удивления, так как, очевидно, привыкла к подобным просьбам в любое время дня и ночи. Ханна набросила старенький халат.
– Что стряслось, девочка? – сонным голосом поинтересовалась негритянка, неторопливо завязывая платок на седых волосах. – Кому-то плохо?
Торри ответила дрожащим голосом:
– Джейку плохо, Ханна. Боюсь, он умирает.
Ханна перестала застегивать пуговицы на халате и посмотрела на девушку.
– Тот самый Джейк? Не бойся, девочка, Всемогущий Бог не возьмет к себе этого парня. Он подарил его тебе. Он мне сам сказал.
Торри была так взволнована и встревожена, что не обратила на подбадривающие слова экономки внимания.
– Пожалуйста, поторопись! – воскликнула она и сунула кастрюлю в руки Ханне. – Налей в кастрюлю побольше кипятка и принеси в кабинет… пожалуйста! Я должна находиться рядом с ним!
Торри скатилась по лестнице и вбежала в кабинет. Доктор Гамильтон уже очистил стол и положил на него Джейка. Доктор как раз закончил разрезать рубашку Камерона, когда Торри вбежала в кабинет. Рубашка упала на пол, и девушка увидела на груди любимого мужчины рваную рану. У нее закружилась голова, и она судорожно хватила ртом воздух.
– О Господи! – прошептала Торри и быстро подошла к столу. – О Господи, не дай ему умереть.
Ее страх усилился, когда она увидела растерянность на лице доктора Гамильтона.
– Никогда еще не доводилось встречаться с такой раной, – признался он. – Совсем не похожа на рану от пули. У нее такой вид, как будто его… обожгли каким-то направленным потоком тепловой энергии и… – Он замолчал и растерянно закончил. – …Но это невозможно!
– Он выживет? – прошептала Торри, беря холодную руку Джейка.
Доктор Гамильтон покачал головой:
– Не знаю. Не знаю даже, как лечить такую рану. – Он угрюмо поджал губы. – Но все следует делать по порядку. Он в шоке. Если он очнется и если в рану не попадет инфекция, тогда… тогда и посмотрим.
– Слишком много «если», – покачала головой Торри и убрала со лба Джейка спутанную прядь волос.
Доктор кивнул:
– Именно в такие минуты мне и хочется бросить медицину. Бывают моменты, когда доктор не может ничего сделать, чтобы облегчить страдания больного. Надеюсь, в будущем медицина добьется больших успехов.
В будущем! Сердце Торри взволнованно заколотилось.
– Джейк, – позвала она, низко наклонившись над столом. – Джейк, ты меня слышишь? Джейк, ты очень серьезно ранен. Может, ты умираешь. Хочешь, мы перенесемся куда-нибудь в будущее? Помоги мне, Джейк. Скажи, как пользоваться кулоном?
Доктор выпрямился и хмуро покачал головой:
– Его нельзя никуда переносить. Если отвезти в город, то там его арестуют. К тому же, сомневаюсь, что в городском госпитале ему окажут большую помощь, чем окажу я.
– Вы не понимаете… – начала было Торри, потом замолчала, увидев, что Джейк открыл глаза и растерянно огляделся по сторонам. – О, Джейк!
– Торри, – пробормотал Камерон и поднял руку. Девушка взяла его руку и нежно прижала к своему лицу. – Что-то ударило меня… горит… в груди как будто огонь пылает…
– В тебя стреляли, помнишь? Доктор Гамильтон сказал, что рана очень странная и что он впервые встречается с такой. Джейк, что случилось?
– Монтгомери… – прошептал Джейк. – Держись подальше от этого негодяя, Торри…
– Джейк, послушай. Монтгомери ничего для меня не значит. – Когда доктор отвернулся, чтобы разложить на столе инструменты, девушка нагнулась ниже. – Доктор Гамильтон попытается что-нибудь сделать… Но, Джейк, где кулон? Я могу переправить тебя в другое время, если ты…
– Я принесла воду, – громко сказала Ханна, входя в кабинет. Она аккуратно несла перед собой кастрюлю, из которой валил пар. – Куда ее поставить, доктор Рандольф?
– Сюда. Вот на этот столик.
Доктор Гамильтон бросил на Торри странный взгляд, но ей было все равно, услышал он их разговор или не услышал. Какое это имело сейчас значение, когда Джейк скорее всего умирал.
– А сейчас мы заглянем внутрь и посмотрим, что там, – заявил Рандольф.
Каждая частичка Торри кричала: «Ну сделай же что-нибудь!»
Джейк неожиданно скорчился от боли, согнувшись почти пополам, и доктор Гамильтон схватил его за плечи, чтобы удержать на столе. Наконец спазм прошел, и Джейк опять лег на спину. По его лицу ручьями струился пот.
– Ну, сынок, – сказал доктор, поднося к его губам маленькую чашечку, – выпей-ка это. – Он посмотрел на Торри и объяснил: – Настойка опия… последняя из моих запасов.
– Торри… – прошептал Джейк. – Ты здесь, Торри?
Девушка погладила его лоб и нежно ответила:
– Здесь. Я всегда здесь.
– Ты должна… убираться отсюда… небезопасно… Монтгомери… человек Кмера…
Торри показалось, что у нее перестало биться сердце. Кровь в ее венах остановилась. Джейк сказал, что капитан Лукас Монтгомери агент Кмера. Она никак не могла понять, зачем капитан пытался соблазнить ее, но сейчас, узнав страшную новость, догадалась, что причина должна быть намного хуже простой похоти. После разговора с Джейком в лагере Торри вспомнила еще кое-какие эпизоды той ночи и сейчас всякий раз краснела, когда думала о капитане Монтгомери. Ее сильно пугала та страсть, которую как-то внушил ей капитан.
– Ты меня слышишь? – Джейк приподнялся на столе и с душераздирающим стоном вновь упал.
Доктор Гамильтон начал быстро готовить Джейка к операции.
Торри закусила губу и изо всех сил старалась сдержать слезы.
– Да, дорогой, я тебя слышу. Я все поняла. Я буду осторожна.
– Поцелуй меня, Торри… – попросил Джейк. – Поцелуй меня… на всякий случай.
Торри нагнулась к его губам, и поцелуй был соленым от ее горячих слез.
– Все будет хорошо, Джейк, – горячо проговорила она. – Ты не должен сейчас умереть.
Джейк Камерон облизал сухие потрескавшиеся губы, и Торри чуть не зарыдала от жалости.
– Я… думал… – судорожно хватая ртом воздух, пробормотал он. – Мы можем… остаться здесь… устроиться…
– Остаться здесь и навсегда отказаться от путешествий во времени? – тихо, чтобы не услышал доктор, спросила девушка со слезами на глазах.
– Ради тебя? Готов отказаться в любую минуту, котенок, – едва слышно прохрипел Джейк. Торри с трудом проглотила подступивший к горлу ком. – Что ты говоришь?
По ее щекам катились слезы.
– Я говорю, что ты не должен произносить слова, о которых позже пожалеешь. А сейчас лежи спокойно. Доктор тебе поможет.
Она дотронулась до его руки, и он слабо пожал ее пальцы.
– Я не солгал… – сказал Джейк, с трудом выговаривая слова. – Хочу, чтобы ты знала… – Он потряс головой. – Рид… я пытался… подумал, он спрячется… если Совет пришлет кого-нибудь вместо меня.
Торри затаила дыхание, прислушиваясь к его бессвязным словам. Говорил ли Джейк правду? Может, он действительно старался помочь Риду и хотел спрятать его от нового убийцы, которого может прислать Совет, если Джейк не выполнит задание или не сумеет убедить товарищей по борьбе сохранить Риду жизнь?
Джейк тепло посмотрел на Торри.
– Я люблю тебя, – прошептал он, и его глаза закрылись.
Торри поцеловала неподвижные губы мужа и не стала больше сдерживать слезы. Он любил ее. Джейк любил ее. Он не пытался убить Рида, сейчас она в этом не сомневалась. Джейк Камерон не мог любить ее и одновременно пытаться выполнить задание.
Доктор Гамильтон закатал рукава рубашки и окунул руки в таз с горячей водой. Торри обрадовалась, что он наконец помыл руки. Из истории девятнадцатого века она знала достаточно случаев, когда больные умирали после операции из-за инфекций, занесенных грязными руками. Опий подействовал, и Джейк сейчас крепко спал. Торри вспомнила свой небогатый опыт медицинской сестры, приобретенный в госпитале, и подумала, что сон продлится недолго. Значит, доктору Гамильтону необходимо поторопиться.
Гамильтон нагнулся над Джейком Камероном и очень внимательно оглядел рану. Потом начал объяснять Торри, что собирается сделать, но внезапно замолчал. Девушка испуганно посмотрела на него, и ее вновь охватила паника.
Старик побелел как мел, его губы задрожали.
– О Господи! – растерянно пробормотал Рандольф. – Даже не знаю, как он до сих пор жив. Такое впечатление, будто ему раздвинули грудь и опалили внутренности. – Он недоуменно покачал головой. – Пожалуй, я смогу зашить рану, но она действительно очень серьезная. Боюсь, нам не удастся избежать инфекции.
Неожиданный стук во входную дверь заставил доктора и девушку замереть. Их взгляды встретились.
– Патруль! – испуганно прошептала Торри.
– Останься здесь. Я посмотрю, кто там. – Доктор Гамильтон повернулся, чтобы выйти из комнаты, но оглянулся. – Извини, Торри. Он был негодяем, но я знаю, что ты любила его. – И вышел из комнаты.
– Он еще не умер! – прошептала Торри, чувствуя, как в ней закипает гнев.
Джейк не мог умереть. Она не позволит ему умереть. Торри быстро обыскала карманы его брюк, но кулона не нашла. Когда девушка схватила мундир, из него вывалилось что-то тяжелое и с громким стуком упало на пол.
Торри подняла с пола кулон, и в ней снова вспыхнула надежда.
– Это Дэвид Рейнольдс, – сообщил вернувшийся доктор. – Я велел ему подождать. Он… Кулон!
Девушка повернулась. Доктор Гамильтон стоял в дверях. На его лице отразилась целая гамма чувств: от негодования до растерянности.
– Мой фамильный кулон.
И тут Торри почувствовала, что внутри нее что-то будто лопнуло.
– Это мой кулон! – резко возразила она. – Мне его дал мой дедушка. – Она показала на кулон, висящий у нее на пальцах. – И это не просто кулон… а машина времени, – собравшись с духом, смело сказала она. – Я, дорогой прапрадед, из будущего.
Она посмотрела в широко раскрытые глаза доктора и спросила себя: не посчитает ли он ее сумасшедшей?
– Ну ладно, – продолжила Торри. – Я сейчас использую кулон и перенесу Джейка в другое время… туда, где он сможет получить помощь.
Доктор Гамильтон недоверчиво покачал головой.
– Перед смертью отец рассказывал какие-то фантастические истории о путешествиях во времени, но я посчитал их обычным бредом больного, – мягко сказал он. – Неужели это может быть правдой?
Торри глубоко вздохнула и улыбнулась.
– Я один из ваших потомков, – призналась она, – и очень, очень горжусь этим.
Старик долго пристально смотрел на нее.
– Даже не знаю, что сказать. У меня в голове мысли путаются. Ты говоришь, что сможешь перенести Джейка в будущее, где медицина развита лучше, чем у нас, и где он получит помощь?
Торри заколебалась.
– Я никогда не делала этого раньше. Мое появление здесь было чистой случайностью. Я не уверена… – Ее голос стих.
Доктор Гамильтон положил свою шишковатую руку ей на плечо:
– Торри, дорогая, он умирает. У него есть другие возможности?
Девушка кивнула и крепко обняла старика.
– Никаких, доктор, – раздался голос у них за спиной. – У него нет ни одного шанса по эту сторону от ада. Отойдите в сторону.
Торри медленно повернулась. Неужели это был Дэвид Рейнольдс? Тот Рейнольдс, которого она встретила в лагере, не мог говорить таким холодным и жестоким голосом, направлять на них пистолет и улыбаться такой злой улыбкой. Но каким невероятным это ни казалось, в дверях действительно стоял капрал Дэвид Рейнольдс. Юноша достал из кармана самокрутку и сунул в рот.
Увидев, как дрожат его руки, Торри быстро заговорила:
– Дэвид, не делайте этого. Джейк не пытался убить полковника.
– Может, пытался, а может, и не пытался. Я не знаю.
– Я знаю. Не пытался!
– Плевать я хотел на полковника.
– Тогда почему…
– Вы сказали, что можете взять с собой в будущее пассажира, правильно? – спросил он.
– Я могу взять Джейка, – осторожно ответила девушка.
– Но это означает, что вы можете отправиться и назад в прошлое, не так ли?
Торри откинула волосы с плеч и недоуменно спросила:
– Дэвид, о чем вы говорите? Я должна как можно быстрее помочь Джейку, а вы стоите здесь и…
– Я говорю об этом. – Капрал показал вниз на пустую штанину. – Я говорю о том, чтобы вы перенесли меня в прошлое. Хочу заново прожить тот роковой день. – Он улыбнулся, но его глаза оставались холодными. – На этот раз, можете мне поверить, постараюсь держаться подальше от Шилоха, что в Теннесси, и от армии конфедератов.
– Это не так легко, Дэвид, как вы думаете, – объяснила Торри, злясь на непредвиденную задержку.
– Я вам не верю! – Рейнольдс поднял пистолет. – Вы можете сделать это, если захотите. Только что вы собирались забрать с собой лейтенанта Камерона.
– Да, – кивнула Торри, – но только потому, что мы… мы женаты, а энергии мужа и жены объединяются. Нам пора. Нам нужно отправляться немедленно.
Рейнольдс раскурил самокрутку и выпустил клуб дыма.
– Вы заберете меня первым.
– Дэвид, послушайте. Я не могу взять вас. Я понимаю ваши чувства… – Торри двинулась к нему, но он отступил. – Вы неплохой человек. Я знаю, что неплохой. Вы не можете помешать мне помочь Джейку. Только я могу попытаться спасти его. В будущем наверняка есть лекарства, которые могут вылечить эту рану. Здесь же… – она запнулась, – здесь он умрет.
– Ничего, я готов рискнуть, – смело заявил Дэвид.
– Рискнуть! – гневно повторила Торри Гамильтон. – А как насчет шансов лейтенанта Камерона?
Дэвид посмотрел на лежащего без сознания Камерона.
– Мне жаль лейтенанта, но я не хочу быть калекой до самой смерти, – сообщил юноша. – Я хочу вернуть ногу.
– Я понимаю, – кивнула Торри, – но мы не можем брать на себя функции Бога, особенно когда речь идет об истории. Тому, что случилось, было суждено случиться по совершенно непонятным причинам.
– Пожалуйста, избавьте меня от ваших проповедей! – ухмыльнулся парень. – Вы сейчас говорите, как мой пастор, которого хлебом не корми, а дай только поразглагольствовать о Божьей воле.
– Не хочу утверждать, будто я понимаю это, – спокойно заметила Торри, – но уверена, что это правда.
– Значит, ваше появление с лейтенантом Камероном в нашем времени тоже произошло по Божьей воле. Значит, Господь хочет, чтобы вы перенесли меня в недалекое прошлое. Вы никогда не задумывались над этим?
– Послушайте, в моей жизни тоже есть события, которые я не прочь бы изменить, – призналась Торри. – У всех они есть, но путешествия во времени крайне опасны, и изменения в истории могут привести к катастрофе.
Произнеся эти слова, Торри неожиданно поняла, что не кривит душой и говорит чистую правду. Путешествия во времени на самом деле были чрезвычайно опасны. Это же относится и к ситуации с Натаниэлем Гамильтоном. Ведь она хотела изменить прошлое, чтобы спасти дедушку от санатория. «Ничего, подумаю об этом позже», – решила она.
– А вдруг потеря вашей ноги вдохновит вас стать доктором, и вы откроете пенициллин или сделаете какое-нибудь другое великое открытие? – осведомилась Торри, поворачиваясь к Дэвиду.
– Что открою?
– Ничего. Я хочу сказать, что потеря ноги произошла не случайно и что судьба как-то устроит ваше будущее. Вы же хотите вернуться в прошлое и переменить ее… Но вы измените не только свое будущее, но и будущее своих потомков.
– А разве не за этим сюда явился Джейк Камерон? Разве он не пытался изменить будущее, изменив прошлое?
Ошеломленная, Торри растерянно уставилась на него, не зная, что ответить.
– Поберегите свои доводы, мэм, – с победным видом заявил Дэвид Рейнольдс. – Боюсь, они не выдерживают никакой критики. – Он вновь направил на нее пистолет. – А сейчас я буду вам очень признателен, если вы отдадите мне кулон. Если не хотите помочь мне вернуться в прошлое, то я сделаю это сам.
– Вы не сможете сделать этого, – покачала головой Торри. – Кулон настроен только на мою энергию… и энергию Джейка.
– А я слышал совсем другое. Ну-ка давайте сюда кулон!
Неожиданно Торри осенило. Она поняла, что заставило измениться Дэвида Рейнольдса.
– О, Дэвид! – воскликнула Торри, и взгляд ее потеплел. – Значит, с вами уже успел побеседовать Монтгомери, да? Но он использует вас только для того, чтобы получить кулон. Он пытался точно так же поступить и со мной…
– Отдайте мне кулон, мэм, иначе мне придется сделать вам больно.
Торри Гамильтон покачала головой.
– Вам придется сделать мне больно, но я не думаю, что вы сделаете это.
– Почему? – Его голубые глаза сузились, а улыбка стала шире. – Думаете, раз я калека, то у меня не хватит духа?
– Нет, Дэвид, – покачала головой Торри – Просто я думаю, что вы очень добрый человек.
Во взгляде Рейнольдса промелькнула легкая растерянность. Он выбросил самокрутку, посмотрел на пистолет, потом перевел взгляд на Торри и пожал плечами.
– Пожалуй, вы правы. Ну что ж, попытка не пытка, – сказал парень и опустил пистолет. – Я просто блефовал. Все дело в том, что… – Он посмотрел на свою ногу. – Полагаю, мне не нужно объяснять?
– Не нужно, – согласилась Торри. – Мне только жаль, что все получилось именно так, а не иначе.
– Спасибо, капрал Рейнольдс, – произнес голос за спиной юноши. – Вы еще раз доблестно послужили своей отчизне.
Сердце Торри заколотилось. Капитан Лукас Монтгомери подошел к Дэвиду, который довольно ухмыльнулся, и Торри поняла, что проявление жалости было не чем иным, как игрой. Она посмотрела на Дэвида, потом перевела взгляд на Монтгомери.
Капитан холодно улыбнулся:
– И я тоже еще раз послужу интересам моей отчизны. – Он взвел курок и направил пистолет на Джейка. – Прощайте, лейтенант.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чудесная реликвия - Мэллори Тэсс



роман немного затянут, гг черезчур наивна.
Чудесная реликвия - Мэллори Тэссмарина
14.10.2012, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100