Читать онлайн Поцелуй француза, автора - Мэлори Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй француза - Мэлори Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй француза - Мэлори Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй француза - Мэлори Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэлори Кэтрин

Поцелуй француза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Слова Алана навалились на нее подобно гранитной глыбе.
— Вернуться в Штаты? Но… неужели невозможно все уладить по телефону? Я передала бы Лоуэллу твои предложения, а потом перезвонила бы тебе.
— Нет, положение более серьезно. Чтобы добыть деньги, вам надо срочно пустить с молотка какое-то имущество или еще что-то. Для этого на документах необходимы подписи Лоуэлла и его личное присутствие. Других вариантов нет, Джин.
Еще минуту она спорила с ним, пытаясь переубедить Алана, но тот несокрушимо стоял на своем.
— Если бы вы вернулись раньше, у нас, возможно, не было бы этой проблемы. Но без Лоуэлла некому очаровывать гостей, а без тебя некому гладко вести дела, и сложности нарастают как снежный ком. Гости отменяют ранее сделанные заказы или уезжают раньше, но счета продолжают поступать. Кстати, должен напомнить, что этот телефонный разговор тоже придется оплачивать вам.
— Да, видимо, другого выхода нет, — нехотя согласилась Джин, — Конечно, сначала мне надо будет переговорить с врачом Лоуэлла. Если он скажет, что ему можно отправиться в такую дорогу, я соберу наши вещи и перезвоню тебе.
— Спасибо, малышка. Прости за беспокойство.
Первым делом Джин позвонила доктору Пьерару, и он сообщил ей как раз то, что она меньше всего хотела слышать.
— Да, я надеюсь, что ваш дядя достаточно окреп и теперь уже может относительно спокойно выдержать перелет. Разумеется, при условии, что вы не нагрузите его сразу делами и будете охранять от слишком сильных волнений.
Джин в двух словах объяснила причину их неожиданного возвращения.
— Настоятельно прощу вас не сообщать вашему Дяде эту неприятную новость до тех пор, пока он опять не попадет под наблюдение доктора Сандерса. Ему нельзя сейчас давать лишнюю нагрузку на сердце.
— Хорошо, доктор, спасибо. Я позвоню вам, когда мы будем готовы к отъезду.
Повесив трубку, Джин почувствовала, как тяжкий груз проблем свалился ей на плечи. Она не может даже посоветоваться с Лоуэллом: до возвращения домой предстоит самой принимать все решения.
Вернуться в Штаты! Мысль об отъезде из Франции повергла ее в ужас. Ей вдруг безумно захотелось повидаться с Полем, рассказать ему обо всем, услышать его спокойный ободряющий голос. Почему-то она была уверена, что он придумает что-нибудь и оградит любимую женщину от трудностей.
Но он не придумал. Она нашла его в погребе, где он наблюдал за тем, как Ив вторично заливает новым вином слой выжимок, плававший на его поверхности в бродильных баках. Вино уже нагрелось, но все же играло не так сильно, как ее собственные расстроенные чувства.
— Поль…
Джин подошла и положила руку ему на плечо, борясь с подступившими слезами.
— Э, что с тобой? Что случилось?
Выразительно взглянув на Ива, он пошел с ней во двор, в тень маленького деревца.
— Ну, теперь, думаю, ты объяснишь мне, что все это значит?
Джин разом выпалила все.
— Я не хочу возвращаться… По крайней мере сейчас. Но, похоже, выбора нет. Я хотела, чтобы мы еще побыли вместе.
— Я тоже, маленькая. Но если честно, то мне кажется, что Алан Ричардсон прав. Вы, видимо, сильно запутались со своими кредиторами. Лучше все побыстрее уладить, пока дело не дошло до судебных тяжб. Иначе вы можете остаться без «Саммита».
Он был прав, она знала. Вернуться было самым разумным. И все же не это Джин хотела услышать от него. В глубине души она надеялась, что он огорчится, будет удерживать ее. Но Поль проявил холодную логику и понимание.
Все приготовления к отъезду закончились до противного скоро.
— Все складывается очень удачно, — сказал Поль, вешая трубку. — Из Бордо самолет вылетает до полудня. В Париже уже через час вы пересядете на трансатлантический лайнер. Вам повезло.
Джин едва могла согласиться с тем, что ей повезло. Все дальнейшее происходило невероятно быстро. Наскоро сполоснувшись в ванной, она вернулась к себе и увидела, что Мари уже ловко упаковала ее чемодан и сумку — они стояли на ковре посредине комнаты.
Времени на долгое прощание с Ивом и Мари уже не оставалось. Наспех перекусив в столовой и не успев еще сообразить что к чему, Джин увидела Поля с ее вещами, идущего к «ягуару», почувствовала, что ее обнимают, целуют, желают счастливого пути.
— Не грусти, — сказала Мари, хотя ей самой плохо удавалось следовать этому совету. — Мы скоро опять увидимся, non? Я буду скучать по тебе.
— Я тоже.
Обнимая эту темноволосую девушку, Джин с трудом удержалась от слез.
Даже Ариэль казался печальным, он помахивал хвостом и озадаченно посматривал на них.
— Я буду скучать и по тебе, озорник! — сказала Джин, почесав псу за ушами. Тот заскулил в ответ.
И вот она уже машет из машины стоящим в обнимку Мари и Иву, с тяжелым сердцем провожает взглядом удаляющиеся виноградники. Еще несколько мгновений — и они за воротами, на пути в Бордо.
Вот когда Джин возненавидела «ягуар» за его скорость. Буквально через считанные минуты они уже въезжали на стоянку перед больницей.
Поль остался ждать в приемном отделении, а Джин пошла в палату к Лоуэллу, с которым разговаривала до этого по телефону. Дядя был явно не в духе. С того дня, как начался сбор урожая, она ни разу не приехала навестить его, ограничившись лишь ежедневными телефонными звонками, и теперь виновато выслушивала его упреки.
— Хорошо хоть Поль выбирался ко мне, а то бы я в последние три дня провалялся здесь в полном одиночестве.
— Разве Поль навещал тебя?
— Да, правда, лишь по несколько минут каждый день. Но я все-таки удивлен, как он находил время с этим авральным сбором урожая. А теперь вдруг неожиданно объявилась ты и нам надо ехать. Что случилось? Ты что, поссорилась с Полем?
— Нет, все хорошо. Просто теперь ты поправился, и нам пора возвращаться к нашим делам, — солгала она. — Мы здесь и так пробыли слишком долго.
— Да? А мне сдается, что все же недостаточно долго, — проворчал дядя подозрительно.
Джин пошла в кабинет доктора Пьерара, где врач напоследок проконсультировал ее и дал пузырек с таблетками — на случай, если Лоуэллу станет плохо с сердцем в дороге. После этого она вернулась в палату к Лоуэллу, взяла его чемодан, собранный медсестрами, и вместе с дядей вышла в приемное отделение, где ожидал Поль.
— А, вот и вы! Привет, Лоуэлл! Выглядите просто прекрасно! Джин, я перенес твои вещи в такси, оно ждет у входа. Дай мне вещи Лоуэлла, и я отнесу их туда же.
— Такси? Но почему?
— В «ягуаре» мы все трое, конечно, не поместимся, — объяснил Поль.
— Но ты ведь проводишь нас до аэропорта? — с мольбой в голосе спросила Джин.
— Конечно, — улыбнулся он.
По пути в аэропорт Джин то и дело оборачивалась на сиденье и смотрела на красный спортивный автомобиль, ехавший за ними следом. Поль сказал, что Лоуэлла нельзя оставлять без присмотра ни на минуту, и ей пришлось ехать вместе с дядей в такси. Несмотря на всю свою привязанность к дяде, Джин чувствовала, что это страшно несправедливо — жертвовать ради него своими последними минутами общения с Полем. Им так надо сейчас поговорить — обо всем и ни о чем.
На дорогу к аэропорту они потратили совсем немного времени. Покупка билетов и регистрация багажа казались ей мучительными процедурами: они тоже отнимали драгоценные минуты прощания с Полем. Когда она, наконец, вернулась в зал ожидания, где он сидел с дядей, уже объявили их рейс.
— Обними меня, — попросила Джин дрогнувшим голосом.
Он крепко обнял ее, к Джин постаралась впитать в себя как можно больше тепла его тела, зная, что в ближайшие дни оно ей очень понадобится.
И вот они пошли через турникет. Джин обернулась, желая запечатлеть в памяти образ Поля, но толпа теснила сзади, и вскоре она потеряла его из виду.
Ей хотелось сказать: «Я люблю тебя», — но к горлу подкатил гигантский комок, а губы заледенели…
* * *
В Париже они без хлопот сделали пересадку, но полет через Атлантику был долгим и утомительным. Недели счастья с Полем терзали ее сознание, и она с трудом выдерживала эту пытку памятью. Когда принесли еду, она с облегчением переключилась на нее, а потом с преувеличенным вниманием погрузилась в события глупейшего кинобоевика, который в другой раз просто не стала бы смотреть.
Когда их самолет приземлился в аэропорту Кеннеди, моросил мелкий дождик, небо было серым и сумрачным, и Джин, вернувшись на родину, не чувствовала ничего, кроме усталости.
К тому времени, как они высадились, забрали с транспортера свой багаж и прошли таможенный контроль, она чувствовала себя совершенно разбитой Алан обещал встретить их, и она с облегчением увидела его, пробирающегося к ним через толпу. Он был старше ее всего на несколько лет и имел довольно приятную моложавую внешность: гладкое, без морщинок, лицо и копну темных курчавых волос.
— Привет! С возвращением, Лоуэлл, — сказал он, пожимая руку ее дяде. А как моя распрекрасная девочка? О, я вижу, ты там загорела! Шикарно выглядишь!
— Спасибо, — сказала Джин устало, нехотя подставляя щеку для поцелуя.
Алан подозвал носильщика, передал ему их багаж, и минуту спустя вся компания уже выходила из здания аэропорта, при этом Алан по-хозяйски положил руку ей на плечо.
— Ты выглядишь усталой, лапочка. Подремли хоть немного в машине по пути домой.
Она кивнула. Обычно его манера собственника раздражала ее. Те несколько свиданий, что были у них, едва ли могли служить оправданием для его фамильярности. Но сейчас Джин была слишком усталой, чтобы протестовать, поэтому покорно пошла рядом с ним до стоянки, где их поджидал его огромный белый «линкольн континенталь». Теперь она припомнила, что не жаловала Алана еще и за этот автомобиль. Как и его кричащий костюм, машина казалась девушке безвкусно претенциозной. Джин с теплотой подумала про маленький, но стильный «ягуар» Поля.
Однако, утонув в глубоком обшитом мягким материалом сиденье, она не могла не признать, что в машине Алана тихо и удобно. Как только они отъехали от аэропорта, плавное движение автомобиля почти убаюкало Джин.
— Вы вовремя вернулись, — сказал Алан через плечо, обращаясь к Лоуэллу, сидевшему сзади. — Кажется, я нашел покупателя на пять акров нетронутой земли с той стороны горы, которыми ты владеешь. Продав их, ты сможешь восстановить свое положение в банке.
— Алан, если не возражаешь, давай оставим дела до завтра. Мы провели в пути одиннадцать часов и оба очень устали, — перебила его Джин, с опозданием вспомнив, что не предупредила Алана о рекомендациях доктора Пьерара: Лоуэлла нельзя было посвящать в подробности финансового кризиса до тех пор, пока он не окажется под наблюдением своего лечащего врача.
— Что ж, нет проблем, — отозвался Алан. — Мне, видимо, не стоит спрашивать про ваши впечатления от поездки. Я знаю, для тебя, Лоуэлл, веселого там было мало. А ты, Джин, как? Расскажи хотя бы, как ты устроилась.
Джин не испытывала ни малейшего желания опять ворошить мысли о Ла Бруиле. Как можно короче она рассказала о их соглашении с Полем, вспомнив, что однажды уже говорила все это Алану по телефону — вскоре после переезда в замок.
К счастью, Алан не стал подвергать ее допросу с пристрастием, к которому она мысленно приготовилась, а перевел разговор на местные новости, которые нисколько не интересовали Джин.
Она обозревала через стекло автомобиля огромные грязные и лишенные зелени улицы Нью-Йорка, мрачно смотревшиеся в сумерках раннего вечера. С трудом верилось, что еще утром они были во Франции. Возвращение в Америку, с ее гигантскими скоростными магистралями, запруженными машинами размерами с динозавров, и горящими повсюду рекламными щитами, было равносильно путешествию на другую планету. Поль остался где-то далеко-далеко.
Часы на приборном щитке показывали без малого восемь. Значит, во Франции около часа ночи. Поль, наверное, сейчас в постели… один.
Она отогнала прочь мысли о нем. Ни к чему бередить эти раны, надо как можно скорее вернуться к привычному образу жизни. Впереди тянулась скучно однообразная полоса шоссе. До «Саммита» оставалось еще три с половиной часа езды. Все дороги были знакомы Джин, но радости возвращения она не чувствовала. К тому времени, когда «линкольн» подъезжал к Пукипсаю, она уже спала.
На следующее утро Джин проснулась поздно в своей маленькой комнатке на верхнем этаже «Саммит Инн». При взгляде на знакомую обстановку Джин испытала неоднозначное чувство: к радости встречи с домом примешивалась новая и неприятная мысль о том, что это все-таки вряд ли можно назвать настоящим домом.
Хорошо, что сегодня у нее не оказалось времени грустить. Первым делом Джин отвезла Лоуэлла в город к доктору Сандерсу — на осмотр и физиотерапию, и пока он был там, забежала в офис Алана, который располагался всего через два квартала.
Сумма не выплаченных ими долгов подкосила Джин. Обидней всего было то, что в эту сумму отнюдь не входили расходы на предложенный ею план коренной реконструкции — нет, это были накопившиеся самые обычные счета. Джин не представляла, как они выкарабкаются из кризиса. Правда, у Алана на этот счет были конкретные предложения.
— Легче всего раздобыть деньги, продав часть имущества. Некоторые застройщики горят желанием заполучить кусок склона горы, которой владеет твой дядя. Оттуда открывается потрясающий вид.
— Но Лоуэлл не согласится продавать эту землю. Ведь одной из причин уникальности «Саммита» как раз является то, что мы владеем большой территорией вокруг гостиницы. На горе всегда тихо, а туристские тропы к вершине — одна из наших главных приманок.
— Все верно, но вам нужно как можно скорее сделать крупный банковский вклад, чтобы получать долгосрочные выплаты. Не знаю, откуда еще вы сможете достать деньги, если не продавать землю. Учитывая непомерно высокие проценты, я не советовал бы вам брать ссуду без крайних на то причин.
Джин тревожным жестом откинула волосы. Она надеялась пустить деньги от продажи лишней недвижимости на задуманный ею план реконструкции отеля. Если же им придется потратить эти деньги только на покрытие долгов, то они уже никогда не смогут найти средства на перестройку здания.
— Алан, ты смог бы день-другой придержать кредиторов, пока мы не примем решение? Ведь Лоуэлл еще даже ничего не знает обо всей этой катавасии. Врач просил не тревожить его во время перелета.
— Нет проблем. Больше всего их беспокоило ваше долгое отсутствие в стране. Их озадачивали ваши намерения. И, сознаюсь, меня они тоже немного озадачивают, — сказал он, ненавязчиво пытаясь выудить информацию.
Джин не собиралась вдаваться в подробности своих отношений с Полем. Она знала, что ей не в чем оправдываться перед Аланом, и все же, узнай он истинное положение дел, замучил бы ее расспросами и упреками, а в данный момент у нее не было ни сил, ни времени объясняться с ним.
— Просто пускаться в обратный путь было небезопасно, пока Лоуэлл недостаточно окреп, — коротко сказала Джин. — На это потребовалось время.
Слава Богу, его, похоже, устроила такая версия ответа, и через минуту она ушла. Вернувшись в кабинет доктора Сандерса, она обнаружила, что Лоуэлл рассержен не на шутку.
— Он считает, что мне надо снова ложиться в больницу, как будто я какой-то чертов инвалид! — возмущался он.
— Не преувеличивайте, Лоуэлл. Я думал, что вам надо пожить в санатории. Всего одну-две недели, пока я не удостоверюсь в том, что вы полностью поправились, — сказал врач.
Доктору Сандерсу было за пятьдесят, видом и манерами он внушал уважение к своей профессии.
— Я знаю, что вы с ходу наброситесь на дела и не успокоитесь, пока не наверстаете упущенное за время отъезда. Если вы будете в своем отеле, то про отдых забудете. Ваша племянница прекрасно справится без вас, пока вы полностью восстановите силы после приступа.
— Да, но…
— И не спорьте! — отрезал доктор Сандерс. — Год назад у вас уже был «первый звоночек», и теперь еще два сердечных приступа. Для моего пациента это слишком часто, и я не хочу, чтобы вы без необходимости рисковали жизнью, тем более на второй день после тяжелого перелета.
— Ладно, ладно, — проворчал Лоуэлл, явно недовольный таким поворотом дел.
— Отлично. Здесь в городе есть санаторий, там я смогу приглядывать за вами, а Джин сможет ежедневно навещать вас. Я договорюсь, и, вероятно, уже сегодня днем вы поедете туда.
Джин переговорила с доктором Сандерсом с глазу на глаз, объяснив их проблемы.
— Так что, как видите, нам надо что-то решать с нашими долгами, и мнение Лоуэлла обязательно. Могу я поговорить с ним об этом?
Врач посмотрел на Джин поверх своих очков.
— Что ж… Наверное, можете, только если вы преподнесете ему все спокойно и рационально. И, пожалуйста, дайте ему несколько дней отдохнуть. В его возрасте ему уже не по плечу бешеные гонки с препятствиями.
— Спасибо, доктор, — от души поблагодарила Джин.
— А как ваши дела, юная леди? Вы какая-то как в воду опущенная. Все в порядке?
— Да, все хорошо. Просто устала после полета, — солгала она. — Спасибо за беспокойство.
На самом деле под ложечкой неприятно ныло, но не только от долгого пребывания в реактивном лайнере. Ее давили тоска, одиночество и растерянность — она не знала, что делать со всеми этими чувствами. Странно, но Джин не разрешала себе вспоминать о Поле. Его образ и сцены их близости больно бередили душу.
Ее тревожило, что они не решили вопрос о будущем. Предложение о замужестве она оставила без ответа, да и теперь не представляла, как ей поступить: положение в «Саммите» требовало от нее полной отдачи, она не могла бросить отель. Хуже того, она даже не знала, когда они снова увидятся с Полем.
Мелькнувшая идея позвонить ему тут же и улетучилась: услышав его голос, она еще больше расстроится.
А для преодоления кризиса в «Саммите» ей сейчас, как никогда, необходимы сила и твердость мысли. Нет, лучше ей самой справиться с этим.
Джин радовало, что решение основных проблем отложено на несколько дней. После долгого отсутствия в отеле накопилось много текущих дел.
Сразу же после их возвращения перед ней предстала парочка недовольных гостей. Обычно Лоуэлл ловко улаживал подобные ситуации. Пользуясь своим обаянием, он легко сглаживал самые острые углы. Но теперь-то и из таких ситуаций пришлось выпутываться самой. В тот же день Джин отвезла дядю в санаторий и осталась совсем одна.
Время шло, и она начинала понимать, как многое в успехе и ровном течении дел отеля зависело от личности Лоуэлла. Благодаря его опыту и общительности гости чувствовали себя в «Саммите» как дома, и среди них было много таких, которые вновь и вновь возвращались в отель.
Кроме того, столовая имела львиную долю выручки от продажи вин, а для этого требовалось присутствие Лоуэлла: он один досконально знал содержимое их винного погребка, сидел вечерами с посетителями, пробовал разные сорта вин, давал оценки и советы знатока. Без него доходы от продажи вин упали почти до нуля.
Во время отсутствия Лоуэлла среди персонала отеля поползли зловещие слухи, и Джин из кожи вон лезла, пытаясь убедить сотрудников, что «Саммит» вовсе не закрывается.
Миссис Симонс, пожилая дежурная при входе, которую они оставляли за главную на время своего отсутствия, внесла такую путаницу в регистрационном журнале, и Джин пришлось потратить несколько часов, чтобы восстановить правильные записи.
Женщина также горько причитала, как ее утомили дополнительные обязанности.
— Каждый приходил ко мне со своими проблемами, но что я могла сделать с ними со всеми? Я ведь здесь не начальник. Я не могу заказывать новые комплекты постельного белья или подсказывать повару, где ему покупать телятину для уик-энда. Три недели я работала без выходных!
— Миссис Симонс, вы прекрасно справились со всеми делами, дипломатично заявила Джин. — Никто не ждал от вас чудес.
Ей хотелось бы уволить старую ворчунью, но любые перестановки в штате были сейчас непозволительной роскошью, несмотря на вялое течение дел в отеле. Обычно в это время года к ним приезжали семейные пары любоваться осенним великолепием. Адирондакские горы, где располагался «Саммит», Уже окрасились в яркие цвета осени, но каждую ночь пустовало не меньше половины всех номеров, и Джин ломала голову почему.
Ежедневный распорядок работы пришел в норму, но Джин все равно чувствовала себя не в своей тарелке, думая о тех глобальных трудностях, перед лицом которых они оказались. Теперь, взяв «Саммит» полностью в свои руки, она с горечью поняла, что еще совсем не готова самостоятельно вести дела, даже в таком небольшом отеле, как «Саммит».
Ее ученое звание специалиста по гостинично-ресторанному менеджменту в реальной жизни становилось абсолютно бесполезным, когда дело доходило до конкретных практических решений. А опыт работы в гостиничной сети «Хардвик Хотелс», несмотря на титул администратора, тоже не слишком помогал, когда перед ней вставали уникальные проблемы «Саммита».
Теперь Джин начинала понимать, как незначительна оказалась ее работа в «Хардвик». Получая высокую зарплату и пользуясь возможностью путешествовать за счет фирмы, легко было не замечать того, что ее фактические обязанности сводились к пустякам. Карьера ее бывшего мужа катастрофически не складывалась, и он постоянно принижал важность ее работы. Ради того, чтобы укрепить чувство собственной значимости, она нарочно убеждала себя в серьезности своего дела.
Однако на самом деле вне структуры корпорации «Хардвик» Джин Пакстон как специалист практически не имела никакой ценности. Она привыкла к заведенному в этой корпорации стилю работы и не могла применить свои навыки в «Саммите». Кроме того, ее специализация — рекламный бизнес в гостинично-ресторанном деле — была слишком узкой и на первый взгляд бесперспективной. Чтобы продвинуться где-то, кроме «Саммита», ей надо было либо найти такую же престижную сеть отелей, как «Хардвик», либо вступить в мир беспощадной конкуренции рекламного агентства «Медисон-авеню», где ей, безусловно, пришлось бы начинать с самой низкой должности.
Та карьера, которой она так гордилась, оказалась по большей части иллюзией. Ее профессионализм едва ли повысился после выпуска из колледжа. Поэтому только в «Саммите» было ее будущее, хоть и не слишком блестящее.
Нерешенные денежные проблемы еще оставались актуальными, и вскоре Джин поехала к Лоуэллу за советом. Как рекомендовал доктор Сандерс, она представила ситуацию просто и рационально, не сгущая красок, четко и кратко изложив варианты выхода из кризиса.
— Алан хочет продать землю, но у меня другая идея. Может, нам лучше продать кое-что из наших винных запасов? По данным учета, их стоимость исчисляется десятками тысяч — и все благодаря твоим многолетним закупкам. Найти оптовых покупателей, на мой взгляд, будет несложно.
Лоуэлл покачал головой, поежившись в своем кресле.
— Нет, это плохая идея. Винный погребок — одна из главных наших приманок для гостей. Если мы сократим коллекцию вин, мы потеряем привлекательность.
Джин хотела предупредить, что если они обанкротятся, то вообще не продадут ни одной бутылки, но смолчала: ей не хотелось тревожить дядю страшными перспективами. Она спросила, что он предлагает.
— Я не знаю, — просто ответил дядя.
— Будем продавать землю, как советует Алан?
— Нет, этого делать я тоже не хочу. Дай мне день на размышление, хорошо? Сейчас я слишком устал и плохо соображаю.
По дороге в отель Джин обдумывала их невеселые дела. Ей не хотелось давить на Лоуэлла, но Алан каждый день тормошил ее по телефону — надо было срочно принимать решение.
Деревья по краям длинной извилистой дороги, ведущей к отелю, окрасились в медно-желтый и ярко-золотой цвета, но Джин было не до них. Восхитительная панорама Адирондакских гор, раскинувшаяся на тридцать миль от вершины горы Саммит, тоже оставила ее равнодушной. Подъехав к отелю, вместо того чтобы полюбоваться пейзажем, она озабоченно принялась считать машины на стоянке, удовлетворенно заметив, что их стало на две больше, чем перед ее отъездом.
В уютном вестибюле, оформленном в сельском стиле, она увидела вновь прибывшего гостя. Перед столом регистрации, на полу возле его ног, стоял чемодан. Старой чертовки миссис Симоне на горизонте не наблюдалось. Придется самой поприветствовать и записать гостя и извиниться за то, что ему пришлось ждать.
Но мужчина, услышав ее шаги, обернулся, и Джин застыла от удивления.
Это был Поль!
* * *
На следующее утро, расчесывая перед зеркалом волосы до яркого блеска, она перебирала в памяти события вчерашнего дня.
Встреча с Полем была похожа на сказку. В ее мечтах он успел уже обрести облик неземного героя и, восстав вдруг во плоти в вестибюле «Саммита», показался ей все-таки не совсем реальным.
Он поцеловал ее, но она почему-то не ослабела в его объятиях. Те крепостные стены, которые она мысленно возвела, дабы отгородиться от него, не пали в момент их встречи.
Они натянуто обменялись вежливыми вопросами о здоровье, точно случайно встретившиеся давние знакомые. Джин даже не понимала, почему не спросила Поля о цели его приезда, а сам он не предложил никакого объяснения. Она записала его данные в регистрационный журнал, машинально выдала ключи от номера и отрешенно смотрела, как он поднимается по лестнице с чемоданом в руке.
Вечером они вместе обедали в столовой, но разговор был банальным и поверхностным, ничего похожего на те откровенные сердечные излияния, которые были у них во Франции. Проблемы Джин казались так далеки от него и от того мира, который он представлял, что она не решилась просить о помощи.
Поль поинтересовался, как идут дела в отеле, разрешился ли сам собой их кризис, и Джин кратко объяснила сложившуюся ситуацию.
— Ясно. Значит, Лоуэлл еще не принял никакого решения?
— Нет.
Он в задумчивости уставился в свой бокал с вином и заговорил, лишь когда Джин вежливо спросила о делах в замке.
— Ив говорит, что вино этого сбора получится неплохим, — сказал он без видимого интереса. — Вся трудность в том, что оно сделано из неспелого винограда. Но если его как следует выдержать, мы получим немалую прибыль в будущем.
Джин кивнула.
— А как Мари? Она рассказала тебе о ребенке?
— Да, они с Ивом объявили эту новость через несколько дней после твоего отъезда. У нас по этому поводу состоялось небольшое торжество, но мне кажется, Мари не хватает в Ла Бруиле женщины, с которой можно было бы поделиться сокровенными мыслями.
Услышав это, Джин несколько взволновалась. У нее возникло смутное чувство вины: ведь она, возможно, расстроила свою подругу, уехав из Ла Бруиля.
Обмен банальными фразами продолжался. «Что со мной? — думала Джин. Почему я ничего не испытываю к этому человеку?» Ведь не далее как неделю назад он перевернул с ног на голову весь ее мир. Она по-прежнему любила его — это чувство не ушло, но стало спокойней. Сердце ее уже не выпрыгивало из груди при мысли об этом. Да, она любит его, но это казалось таким сухим и далеким, как урок, когда-то давным-давно выученный в школе.
После кофе Поль пожелал осмотреть территорию, и они прошлись вместе, застав последние полчаса до наступления темноты. В свете сумерек величественное старинное здание отеля, окруженное осенними деревьями, смотрелось весьма внушительно. Правда, впечатление несколько портили облупившаяся краска на стенах и неухоженная лужайка.
Поль казался ей чужим в незнакомом темно-синем костюме и кашемировом пальто. В таком виде он был похож на брокера с Уолл-стрит. Джин намеренно оставила свою новую шотландскую накидку-пелерину висеть в шкафу, надев поверх ситцевого платья шерстяной жакет. Они гуляли, не прикасаясь друг к другу, и Джин показывала ему разные достопримечательности отеля.
Потом, извинившись, она ушла к себе, предоставив Полю остаток вечера развлекаться самому. Что-то в ней восставало против общения с ним, и все же она чувствовала себя немного виноватой.
Лежа в постели, Джин начала анализировать ситуацию. После долгих часов упорного самокопания она поняла, что дело здесь не в нем и не в ее чувствах к нему. Причина крылась в том, насколько изменилась она сама в эти последние дни.
Поскольку все проблемы «Саммита» легли на ее плечи, она заставила себя стать абсолютно самостоятельной. Во Франции она делилась с Полем своими страхами и желаниями, зная, что он поймет и поддержит ее. Здесь же ей пришлось отказаться от подобной открытости, иначе на волю вышли бы глубоко запрятанные чувства беспомощности и растерянности. А Джин теперь никак нельзя было поддаваться этим чувствам, если она хотела успешно выпутаться из финансового кризиса.
Мысль о том, что Поль не правильно поймет ее холодность, сначала напугала ее, но потом она решила все объяснить ему утром. Она еще раз попросит его проявить понимание и дать ей время на то, чтобы разобраться со своими чувствами.
Наутро она оделась особенно тщательно, выбрав свою шерстяную юбку в складку и мягкий свитерок — тот самый наряд, который она сменила на джинсы и рабочую рубаху в первый день сбора урожая. Но внизу, в столовой, ее ждало разочарование: официантка сказала ей, что мистер Бюдье уже позавтракал и ушел.
Она постучала к нему в номер, но не получила ответа. В тревоге она поспешила вниз к столу регистрации.
— Миссис Симонс, номер двадцать четыре рассчитался сегодня утром?
Она старалась не выдать своего нетерпения, пока женщина неторопливо просматривала регистрационный журнал.
— Нет, он заплатил еще за одну ночь. Правда, оставил ключ от номера наверное, куда-то уехал на день.
Часы тянулись мучительно медленно. Наконец в конце дня в дверь ее крошечной конторки, расположенной позади стола администратора, постучали, и вошел Поль.
Он держался весело и раскованно, но сердце Джин бешено колотилось. Она безучастно приняла его легкий поцелуй и, когда Поль уселся в свободное кресло, быстро заговорила:
— Поль, я не знаю, что ты мог подумать о моем поведении, но хочу извиниться перед тобой. Понимаешь, здесь на меня навалилось столько проблем… У нас серьезные финансовые затруднения…
Поль жестом остановил ее монолог.
— Успокойся, зеленоглазка. Я все знаю об этом. Сегодня утром я встречался с вашим бухгалтером и вместе с ним просмотрел ваши платежные дела. Они у вас и в самом деле никуда не годятся, но все поправимо.
— Алан показал тебе наши бумаги?
— Да. Видишь ли, это произошло уже после того, как я побывал в санатории у Лоуэлла. Он дал мне письменное разрешение на проверку ваших документов.
— Но с какой стати? — спросила ошеломленная Джин.
— С такой, моя дорогая, что я покупаю этот отель.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поцелуй француза - Мэлори Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Поцелуй француза - Мэлори Кэтрин



Скучно и предсказуемо. Можно прочесть первую и последнюю главы.
Поцелуй француза - Мэлори КэтринТесса
30.01.2015, 15.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100