Читать онлайн Летние грозы, автора - Мэлори Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летние грозы - Мэлори Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летние грозы - Мэлори Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летние грозы - Мэлори Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэлори Кэтрин

Летние грозы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Николь обогнула здание яхт-клуба и подошла к причалу. Джеймса нигде не было видно. Она почувствовала огромное облегчение. Его лодка стояла на причале, паруса аккуратно сложены в голубые нейлоновые пакеты. Николь стала привязывать свою лодку.
Появился Стив с белым конвертом в руках. Заметив ее тревожный взгляд, успокаивающе махнул рукой.
- Не бойся, он ушел.
- О, Стив, знал бы ты, как мерзко я себя чувствую!
Стив присел рядом.
- Не вешай нос. Ты же сражалась с классным профессионалом. Я вообще удивляюсь, как ты согласилась.
- Я сама на это напросилась.
Она стала описывать свой недавний взрыв и то, как искусно Джеймс повел разговор, так что она не могла отказаться.
- Он вернулся очень злой?
- Наоборот, он мне показался очень довольным, что с ним случается крайне редко.
Доволен... Ну конечно, кому не нравится выигрывать? Особенно если для этого не требуется особых усилий.
- Он просил передать тебе вот это. - Стив протянул ей конверт.
Наверное, ей дают расчет, с горечью подумала Николь. Дрожащими руками она вскрыла конверт. Там лежал один-единственный листок. Она развернула его и прочла фразу, написанную крупным мужским почерком:
«Запомните, в каждом состязании есть только один победитель».
Вечером, сидя за обедом в столовой у Петерсонов, Николь раздумывала над смыслом этой фразы. Возможно, это лишь очередное утверждение, отражающее его философию циника. С другой стороны, это какое-то уж очень личное послание. Но что же именно он хотел сказать?..
Второе объяснение, на ее взгляд, сулило еще меньше хорошего, чем первое, и она постаралась выкинуть его из головы. По-видимому, столкновения было не избежать. Он ждал слепого подчинения, а она для этого слишком независима. Даже в тех случаях, когда он оказывался прав, она с трудом подчинялась его приказам.
- Что-то ты сегодня слишком тихая, Ники, - прервал ее мысли голос Фрэнка. - И к обеду едва притронулась. Плохо себя чувствуешь?
Действительно, она взяла с тарелки лишь маленький кусочек, хотя Эмили готовила так, что пальчики оближешь.
- Нет, я нормально себя чувствую. Просто задумалась. Если не возражаете, я не буду есть десерт.
Она поднялась из-за стола и медленно вышла из комнаты. Петерсоны с беспокойством смотрели ей вслед.
Николь поднялась в свою комнату, бросилась на кровать и постаралась хоть немного отвлечься. Однако никак не могла прогнать из памяти сегодняшнее унижение. Вспомнив свой смятый, беспомощно болтавшийся спинакер, она вспыхнула от стыда: все равно, что поднять знамя с надписью «Некомпетентность». Если Джеймс действительно хочет избавиться от нее, она сегодня дала ему все основания для этого.
Перед ней замаячил призрак безработицы. Что делать, если он ее выгонит? Теперь, после смерти отца, у нее даже дома нет. Можно попробовать поискать какую-нибудь работу в Нью-Йорке, но как туда добраться? Недальновидный отец ничего ей не оставил, а все свои скудные сбережения она потратила на дорогу до Мэнни-эссета.
Так она лежала, размышляя о своей несчастной судьбе, пока не услышала голос Эмили, которая звала ее снизу.
Николь с трудом заставила себя подняться и побрела вниз. Дойдя до первого этажа, остановилась как вкопанная. Не поверила своим глазам. В гостиной, удобно устроившись в кресле, сидел Джеймс Бентон, одетый так же, как и днем, с волосами, все еще растрепанными от ветра, что делало его еще привлекательнее... Когда Николь вошла, он о чем-то оживленно разговаривал с Фрэнком. Увидев ее, замолчал, остановил на ней внимательный взгляд.
Первым подал голос Фрэнк:
- Ники, что за дела! Я тут сижу и думаю, не от нашей ли стряпни ты плохо себя почувствовала. А ты даже не потрудилась сказать, что наш общий работодатель собирается зайти.
- Но... я не...
- Нам надо поговорить об одном неоконченном деле, - поспешно прервал Джеймс. - Мы едем на прогулку, - обернулся он к Николь. - Возьмите с собой теплый свитер, становится прохладно.
Прохладно, тоскливо подумала Николь. Ее уже сейчас бил озноб, Однако, поймав на себе его взгляд, поняла, что никаких возражений он не потерпит.
Она поднялась в свою комнату, повторяя про себя, что соглашается только для того, чтобы избежать сцены в присутствии Петерсонов. Переоделась в чистую блузку и просторный вязаный свитер. Подошла к зеркалу, тщательно расчесала волосы. Может быть, подкрасить губы? Нет, остановила она себя. То, как она будет выглядеть перед ним, не имеет никакого значения. Николь положила расческу на место и спустилась вниз.
Джеймс ждал ее в холле.
- Поехали, - скомандовал он.
Они направились к морю. По дороге Николь изо всех сил старалась привести мысли в порядок. Только бы не потерять эту работу... Но пресмыкаться перед ним она все равно не станет.
Между тем трудно было сохранять присутствие духа, когда он сидел так близко. Николь пыталась разглядывать окрестности, однако в замкнутом пространстве машины ни одно даже самое малейшее движение не могло остаться незамеченным. Вот он чуть двинулся, переместил тяжесть тела, и заскрипела обивка сиденья. Громко тикали часы, и это тоже вселяло нервозность.
Они проехали несколько миль вдоль берега. Наконец Джеймс остановил машину. Пляж был совершенно пуст. Солнце уже село, и небо успело потемнеть.
Джеймс выключил мотор, обернулся к Николь.
- Как я уже говорил раньше, на мой взгляд, нам не мешает еще раз обсудить вопросы тактики. А именно: тактики старта. Большинство начинающих спортсменов с ней не знакомы, так что наша команда будет иметь преимущество перед другими, если...
Николь тряхнула головой, чтобы убедиться, что не ослышалась. Он начал разговор в точности с того места, на котором они прервались из-за ее взрыва! Он говорит так, как будто никакого состязания не было... Значит, он не собирается ее увольнять?!
Однако эта мысль почему-то не рассеяла ее тревогу.
- Вы меня слушаете?
- Я... нет... то есть...
- Что, не поспеваете за мной? - В голосе его послышался сарказм.
- Нет... то есть да. Простите, но я ожидала совсем другого.
Он поднял брови.
- Конечно, интересно было бы угадать, чего именно вы ожидали. Но лучше скажите мне сами.
- Честно говоря, я ждала, что вы меня уволите.
- Но почему?! - В голосе его звучало неподдельное удивление. - Подождите, я сам угадаю. Из-за того, что я победил вас в этом импровизированном состязании, в незнакомых для вас водах, на яхте, которую вы видели в первый раз? Так, что ли? Вы решили, что я сочту вас недостаточно компетентной?
- Да... я...
- То есть вы считаете, что я во всем гонюсь только за совершенством и на меньшее не согласен?
-Да...
Теперь ее страхи показались ей необоснованными, и, более того, нелепыми. Действительно, не надо каждый раз ожидать от него самого худшего. А теперь он вообще сочтет ее глупым ребенком.
- Да, я вижу, моя репутация снова сыграла со мной злую шутку. Послушайте, Николь, сегодня не было практически никакой вероятности, что вы меня победите.
- А, так вы сознательно заманили меня в эту ловушку?
- Конечно. Хотя вы не можете не согласиться с тем, что сами меня на это вызвали. И тем не менее должен признать, что намерения у меня были самые что ни на есть злостные. Мне захотелось посмотреть, какой из вас яхтсмен.
- Ну и?..
- Ага, теперь ждете комплимента? Ну что ж, примите мои поздравления. Вы меня заставили попотеть, особенно на первом этапе.
Это было настолько неожиданно... Она не знала, что сказать.
- Удивлены? Только не задирайте нос. Меня вам победить вряд ли удастся. В конце концов опыта у меня намного больше.
Опыт... Опять это слово! Оно вызывало в ней неприятные воспоминания.
Николь поспешно попыталась переменить тему:
- Я боялась, что вы предубеждены против меня. У вас ведь даже не было возможности познакомиться со мной заранее.
- Должен признаться, я был недоволен, когда узнал, что комитет принял вас на работу без моего согласия. Хотя, надо сказать, особого выбора у них не было. Но, прочитав ваше резюме, я понял, что они поступили правильно. И теперь вижу, что не ошибся.
Николь окончательно смешалась. Совсем недавно она претерпела невероятное унижение от этого человека, а сейчас он разговаривает с ней вежливо, даже с уважением. Такая разительная перемена...
- Давайте выйдем на свежий воздух, - предложил Джеймс.
Они ходили по берегу, наверное, не меньше часа. Обсуждали планы будущих занятий. Николь осторожно выдвинула несколько предложений, к которым он отнесся с большим вниманием. С некоторыми согласился, другие отверг, но очень дипломатично.
В конце концов они исчерпали эту проблему и заговорили на более общие темы. Джеймс оказался очень внимательным собеседником. Замечания его были умными и глубокими. Совсем не тот тип властного толстокожего босса, которым он представлялся ей вначале.
Они повернули обратно по пляжу. На небе показалась луна.
- Теперь вы понимаете, почему я трачу столько времени на усовершенствование программы обучения вместе с вами? - говорил Джеймс. - Если мы беремся учить чему-то детей - будь то ручной мяч или геометрия, - наша обязанность добиться от них наилучших результатов. Иначе они никогда не смогут ожидать самых высоких результатов от самих себя.
- Боже, какой идеализм! - шутливо поддела его Николь. - А что, Кубок Бентона вообще не имеет значения? Держу пари, каждый раз, когда «Уотч-пойнт» выигрывает приз, вы испытываете немалое удовлетворение.
- Сдаюсь! У вас удивительная способность вытаскивать на свет мои недостатки. Не стану этого отрицать. И все же программа обучения подростков - для меня нечто большее, чем удовлетворение личных амбиций. У клуба давняя репутация, и он должен ее удержать. Так же, как и я сам. Хотя это не всегда доставляет мне удовольствие.
- Мне кажется, в большинстве случаев это все-таки доставляет вам удовольствие. Особенно то внимание, которым вас постоянно окружают благодаря вашей репутации. Разве не так?
- Вас это, возможно, удивит, но в славе кинозвезды для меня нет ничего привлекательного.
- Даже в отношениях с женщинами?
Слова эти вырвались помимо ее воли, сами собой.
Джеймс резко обернулся к ней.
- А вы очень откровенны...
- Простите... мне не следовало этого говорить. Ваши личные дела никак меня не касаются.
- Конечно, нет. И не стоит делать поспешных выводов. Наверное, нет смысла убеждать вас в том, что рассказы, которые вы наверняка обо мне слышали, не имеют под собой почвы. Однако кое-что мне все же хотелось бы объяснить.
В темноте Николь не могла разглядеть его лица. Налетел порыв ветра. Она поежилась. Становилось действительно холодно.
- Я готов признать, что снискал известную славу. Но это для меня ничто. Мало радости в том, что тебя постоянно окружают заискивающие фанаты. И не важно, какого они пола.
- Но я не имела в виду...
- Да-да, знаю. Позвольте мне закончить. Поверьте, Николь, гораздо больше радости в том, чтобы тебя понимали и принимали таким, как ты есть. Вот почему вы кажетесь мне такой... освежающей.
- Я?!
Да ведь она же первая неправильно о нем думала, с самого начала... Кроме того, Николь сейчас совсем не хотелось привлекать его внимание к собственной персоне. Теперь она уже сожалела о том, что поддалась желанию слегка поддразнить его.
- Да, вы. Временами вы своим поведением ставите меня в тупик, но одно по крайней мере ясно - вы не судите обо мне по одним только внешним признакам. Ну и, кроме того, вы очень неплохо разбираетесь в парусном спорте.
- Но... я уверена, среди ваших знакомых женщин таких немало.
- Вот теперь я вижу, что вы мало вращались среди людей нашего круга - тех, кто в любой момент готов сесть на самолет и лететь в любой конец земного шара на престижное мероприятие. Действительно, на большие океанские гонки собирается множество красивейших женщин. Но у большинства из них уже на пристани начинается морская болезнь. Однако это не единственная причина, по которой вы меня интересуете.
Паника охватила Николь. Она разрывалась между странным возбуждением и желанием убежать.
- Я... я не понимаю...
- В самом деле? - В голосе его зазвучали нотки сарказма. - Невинность, конечно, придает вам очарование, только не надо перебарщивать.
- Но я не притворяюсь!
- Нет? Ну что ж, возможно. Хотя я уже не раз давал вам понять. Если хотите, могу сказать и открытым текстом, для вашего собственного блага. И моего тоже. Вы очень привлекательная и желанная женщина, Николь. Даже слишком желанная. Когда я нашел вас на дороге, такую беспомощную...
Она вскрикнула от удивления. Так он, значит, уже тогда знал, кто она такая?!
Джеймс прочел ее мысли.
- Да, я о вас уже знал. В то утро я впервые после возвращения с Ближнего Востока позвонил в яхт-клуб. Стив рассказал мне о вас, и я помчался туда, чтобы вас перехватить прежде, чем вы уедете.
Так вот почему он мчался как сумасшедший. Какая ирония судьбы!
- Вы, конечно, помните, какой я вас увидел впервые. Вы лежали на дороге - слабая, беззащитная. Во всяком случае, так мне показалось. Впоследствии Я понял, что это не так. Но тогда... мне показалось, сам ангел устроил нашу встречу. В тот же момент, как я вас увидел, я понял, что вы должны мне принадлежать.
У нее дыхание перехватило от такого поворота разговора. Ангел! Это не ангел, а сам дьявол свел их вместе.
Она не знала, что отвечать... Но отвечать не пришлось. Он возвышался над ней в темноте, как грозовая туча. Руки его протянулись к ней, как две молнии. Он закрыл ее рот своими жадными губами. И Николь, к собственному изумлению и отчаянию, почувствовала, что отвечает. Губы ее поддались. Руки, двигаясь как бы по собственной воле, гладили его крепкий торс.
Он притянул ее так, что она задохнулась, и в ответ обхватила руками его широкую спину. Поцелуи его становились все настойчивее. Он раздвинул ей губы.
Где-то глубоко внутри ее существа остатки благоразумия подавали голос, приказывали остановиться. Но голос благоразумия был слишком слаб, а его натиск слишком силен. Изнутри подымался жгучий огонь желания, прожигая ее насквозь. Она прижималась к нему с отчаянной страстью, вдавливалась грудью в его грудь. Руки ее комкали рубашку у него на спине.
Она больше не слышала плеска волн, не чувствовала порывов ветра. Ноги как будто оторвались от земли. Во всей вселенной не существовало никого, кроме них двоих, слившихся в тесном объятии, навечно соединенных страстью.
Позже Николь не могла припомнить, что привело ее в чувство. Может быть, просто необходимость вдохнуть воздух. Однако что бы это ни было, оно положило конец колдовству. Она внезапно осознала, что происходит. Руки безвольно упали. Она отстранилась от него.
- Нет... нет... пожалуйста, не надо...
Он ее не слышал. Нежно ласкал губами ее шею. Она изогнулась, откинула голову назад. Каждый нерв в ней трепетал от возбуждения. Она на краю пропасти. Еще секунда - и она полетит вниз.
Неимоверным усилием воли она вырвалась из его рук, повернулась и, не помня себя, побежала прочь.
Вокруг стояла кромешная тьма. До города было несколько миль. А для Николь было ясно одно - она не может вернуться к нему. Слишком велика его власть над ней.
Никогда еще она не теряла контроль над собой до такой степени. Напуганная неизведанным ощущением, которое все еще жило в ней, она бежала, не останавливаясь. Наконец, выбившись из сил, перешла на шаг.
Луна снова показалась из-за облаков. Николь поняла, что уже вышла на дорогу, но больше ничего не могла различить. Глаза застилала туманная пелена. Ее охватило чувство нереальности происходящего. Такие вещи случаются с другими, но не с Николь Тэннер. Не могла она остаться одна в темноте поздно вечером, на незнакомой дороге...
Почти бесшумно подъехал «Мерседес». Николь отступила к обочине дороги. Дверца машины открылась, и Николь услышала повелительный голос Джеймса:
- Садитесь.
- Нет.
- Ну почему я всегда должен чуть ли не силой усаживать вас в машину? - Теперь голос его звучал необычно мягко. - Садитесь. Пешком вы все равно не дойдете, да и дороги не знаете.
«Это правда, - подумала Николь, - другого выхода у меня нет».
Она забралась на сиденье, захлопнула дверцу. И, к стыду своему, почувствовала облегчение.
Обратно они ехали в полном молчании. Николь без помех могла предаваться своим мыслям. И мысли эти были не из приятных.
Ее влечет к нему, отрицать это бесполезно. Несколько минут назад она жаждала его так же, как он ее. Каким-то образом ему удалось пробить броню ее благоразумия. Он сделал это намеренно, и она поддалась, не сопротивляясь. Выход один - держаться от него подальше. Но возможно ли это? Он открыто заявил о своих намерениях. А кроме того, он ее шеф, он собирается руководить ее работой, а значит, они постоянно будут в контакте.
Внезапно ей пришло в голову еще кое-что. Он уверяет, что принял ее на работу только за профессиональные качества. Но может быть, все обстоит совсем не так? Может быть, дело в том, что его влечет к ней? Эта мысль вызвала в ней негодование, и по мере того, как оно росло, Николь припомнила все случаи, когда он ее унижал, все его трюки, все ловушки, которые он ей расставлял. Теперь ситуация представилась ей совсем с другой точки зрения. Если он хочет использовать свое служебное положение, чтобы ее совратить, то это уже граничит с уголовно наказуемым деянием - сексуальным домогательством.
Машина остановилась у дома Петерсонов. Николь взялась за ручку дверцы, но Джеймс удержал ее.
- Куда вы бежите? Или бойтесь, что я снова наброшусь на вас?
Николь лишь сверкнула глазами, не в состоянии сдержать гнев. Он же в противоположность ей выглядел спокойным до умопомрачения. На красиво изогнутых губах играла улыбка. Его все это забавляло!
- Еще час назад мое общество не вызывало в вас отвращения.
Опять он пытается ее унизить.
- Это было до того, как вы переступили границы допустимого.
- Ну-ну, не настолько же вы старомодны. В наше время вполне позволительно целовать девушку, к которой испытываешь влечение.
- Но не в том случае, если эта девушка - ваша подчиненная и зависит от вас.
- Ах, вот оно что! Злонамеренный хозяин, принуждающий беззащитную подчиненную к сексуальным отношениям? - Он выпустил ее руку, откинулся на сиденье. - Думаю, вам лучше как следует подумать, прежде чем обращаться к адвокату. Я ведь не угрожал вам увольнением, если вы не подчинитесь. И более того, я что-то не заметил особого сопротивления с вашей стороны.
Он прав, с огорчением подумала Николь. Никто ее ни к чему не принуждал. Щеки ее вспыхнули при воспоминании о том, как она прижималась к нему, как отвечала на его поцелуи.
- Возможно, я и требовательный начальник, - спокойно продолжал он, - но не тиран. А в отношениях с вами у меня и не было необходимости использовать служебное положение. Я с самого начала заметил вашу уступчивость.
Николь гневно вскинула голову. Наглость этого человека просто невыносима!
- Но вы можете не беспокоиться, - продолжал он все тем же небрежным тоном. - Никому не запрещено влюбиться даже в собственного босса.
- Что?! - Николь задохнулась от возмущения. - Я в вас не влюблена! И никогда не влюблюсь.
- На вашем месте я бы не был таким самоуверенным, - неожиданно он наклонился к ней совсем близко. Николь откинулась назад, однако руки почему-то отказывались открыть дверцу машины. - Поймите меня правильно, Николь, - произнес он хриплым полушепотом. - Я человек целеустремленный, В наш первый вечер я заметил, что вам недостает опыта. Но это дело поправимое. Я дам вам этот опыт.
Наконец она собрала всю свою волю. Выпрыгнула из машины, хлопнула дверцей что было сил. Взбежала на крыльцо, со страхом оглядываясь, не идет ли он за ней.
Но нет. Его автомобиль уже выехал на дорогу, устрашающе сверкая красными фарами.
К счастью, на следующей неделе начались занятия, и вскоре события этого вечера отошли в прошлое. Джеймс за это время ни разу не появился, а Николь занималась лодками - отчищала, красила и оснащала свой флот.
Затем наступили два бурных дня регистрации студентов. Их распределяли по трем группам - начинающую, среднюю и «продвинутую». Занятия с последними будут целиком сконцентрированы на гонках. Наплыв желающих был немалый, однако, к своему огорчению, Николь обнаружила, что из сорока пяти подростков лишь шестеро годятся для «продвинутого» класса. Всего шесть потенциальных защитников Кубка Бентона... Она уже слышала от Стива, что в прошлом году здесь собралась большая группа необыкновенно способных молодых яхтсменов, но сейчас все они уже перешли возрастной барьер. Придется набирать команды из «середнячков». И все же Николь связывала основные свои надежды с этой драгоценной шестеркой.
Она чередовала занятия на берегу с практикой на море и таким образом проводила по два дня с каждой группой. Интереснее всего было с начинающими - хвастливыми, но жадными до обучения. А так как они были самыми младшими по возрасту, то и подчинялись охотнее, и справиться с ними оказалось легче всего.
Средние - ребята постарше - больше интересовались друг другом, чем занятиями. Но и они оказались достаточно способными, легко впитывали знания.
Проблемы начались именно с «продвинутыми», со «священной шестеркой», как называла их про себя Николь. Эти яркие личности начали проявлять себя с первых же дней обучения, каждый по-своему. В начале второй недели из-за сильного порывистого ветра Николь решила провести занятия на берегу. Все уселись на полу в главном зале. Николь разложила на ковре наглядные пособия. Картонная стрелка указывала направление ветра; модель яхты стояла на смятом листе бумаги, изображавшем волну.
- Когда вы идете по ветру - говорила Николь, - шквал может опрокинуть лодку. Кто из вас объяснит мне, как это происходит? Алан?
Алан, как всегда, смотрел в сторону. Такой же самоуверенный, как его отец. Ему вот-вот исполнится семнадцать. Опыта у него побольше, чем у остальных, поэтому он считает себя выше «земных» проблем - всяких там занятий на берегу и прочего.
Он обернулся к Николь.
- Могу объяснить. Если ты круглый дурак, то ты повернешь против ветра, тебя закружит, трахнет по кумполу - и привет.
Пол Бендикс, из свиты Алана, громко заржал. Николь уже знала, что Алан говорит в такой манере только для того, чтобы шокировать ее, и поэтому старалась сохранять спокойствие. Когда это произошло в первый раз, она рассказала отцу Алана, но тот лишь пренебрежительно хмыкнул.
- Не обращайте внимания. Мне главное, чтобы он привез домой «серебро» и чтобы отец мог им гордиться.
Тем не менее он, по-видимому, поговорил с сыном - несколько дней после этого Алан старался попридержать язык.
Сегодня Николь решила поставить его на место:
- Боюсь, что ты ошибаешься, Алан. Кто еще хочет ответить?
Алан был явно обескуражен. Больше никто не вызвался отвечать, и Николь кратко объяснила сама, какие силы действуют на лодку, когда та плывет по ветру при сильном бризе, и как этим силам можно противостоять: перенести всю силу тяжести назад и продолжать двигаться прямо по ветру.
Теперь пора закрепить урок с помощью вопросов.
- Синди, как надо управлять лодкой, когда опускаешься на волне? Как сделать, чтобы лодка не перевернулась?
Синди Бауман застенчиво повторила все, что говорила Николь. Это была хорошенькая девочка с длинными золотисто-рыжими вьющимися волосами. Точная копия брата-близнеца, почти такого же сдержанного, как и сестра.
- Хорошо, - сказала Николь. - Теперь Стюарт. Скажи нам, почему надо поворачивать румпель на себя, когда накрывает волна?
Стюарт Джонсон и Пэтти Крофт, последние из «священной шестерки», оба были способными яхтсменами, однако начавшийся между ними роман поглощал все их внимание.
- Ну... это... потому что... - Он обернулся к ней, но та только прикрыла рот рукой и хихикнула. В конце концов он вспомнил: - А, это потому, что волна разворачивает нос лодки, а если потянуть румпель на себя, лодка не развернется поперек волны.
- Будем надеяться, что, если это произойдет на самом деле, ты вспомнишь быстрее, - раздался громкий голос с другого конца зала.
Николь подскочила. Сердце гулко забилось. Она, конечно, сразу узнала этот голос.
Джеймс подошел ближе. На нем была рубашка с высоким воротом и выцветшие джинсы. Николь уже успела забыть, до чего он красив, и теперь в очередной раз поразилась этому.
Они не виделись больше недели. Николь почти убедила себя в том, что он потерял к ней интерес. Однако теперь поняла, что это не так.
- Ну ладно, хватит теории, - скомандовал Джеймс. - Всем надеть спасательные жилеты - и в лодки.
В первый момент раздался дружный вопль протеста, но в следующую минуту все члены «священной шестерки» уже были на ногах, автоматически подчиняясь этому властному голосу.
Николь тоже вскочила на ноги. Дождалась, пока ребята вышли, и обернулась к Джеймсу. Она вся кипела.
- Вы что, не знаете, там ветер пятнадцать узлов!
- Разумеется. Что может быть лучше для усвоения сегодняшнего урока?
- Но мы еще не все прошли. Сегодня у нас подготовительные занятия.
- Никто еще не научился управлять лодкой, сидя на берегу.
Не дожидаясь дальнейших возражений, он повернулся и вышел.
Николь с трудом сдерживалась. У этого человека поразительная способность действовать ей на нервы. Однако делать было нечего. Она отправилась вслед за ним.
На берегу, несмотря на сильный ветер, ярко светило солнце. Джеймс уже спустил на воду маленькую лодку под названием «Бостонский вельбот», которую Николь обычно использовала на занятиях для себя. Она забралась в лодку, встала рядом с ним, все еще кипя от возмущения. Через несколько минут все члены «священной шестерки» подняли паруса, и вскоре яхты уже качались на волнах за волнорезом.
Джеймс руководил упражнениями с помощью рупора. Маленькие яхты, подгоняемые ветром, сновали вверх и вниз по волнам, как гоночные автомобили. Синди и Тодд Бауманы были самыми легкими по весу, Николь заметила, что им трудно удерживать яхту в равновесии.
- Джеймс, подойдем к ним поближе, - попросила она, дотронувшись до его руки.
Это прикосновение вызвало в ней захватывающее ощущение... как от горячей волны. Но тут Джеймс рванул вперед на полной скорости, и ей пришлось ухватиться за сиденье. Они подошли к Бауманам, Николь перебралась в их лодку, взялась за румпель. Джеймс умчался в противоположном направлении.
- Ну, как вы? - спросила Николь.
- Н-н-не очень... - ответила Синди, стуча зубами.
Она ухватилась за полотнище кливера, как за единственное спасение, так что он туго натянулся. То есть делала как раз то, чего нельзя было делать.
Николь показала, как удержать яхту в нужном направлении, потом по очереди дала каждому из них румпель. Убедившись, что теперь они справятся сами, сделала знак Джеймсу, чтобы забрал ее.
Она следила за тем, как маленький «Вельбот» приближается к ним по волнам, поднимая столбы брызг. Волосы и рубашка Джеймса трепетали на ветру.
Внезапно Николь почувствовала такое острое влечение... почти как приступ боли. Рассердившись на себя, попыталась подавить это чувство. На смену пришло раздражение против Джеймса.
- Они напуганы до последней степени. Не следовало посылать их в море в такой ветер.
- Но вы же пришли к ним на помощь. Так что теперь с ними ничего не случится, я надеюсь.
- Дело не в этом. Они просто страшно напуганы.
Николь откинула волосы с глаз.
- И все же я считаю, что лучше встретиться с опасностью лицом к лицу, чем прятать голову под крыло. Разве не так?
Да, с этим трудно было не согласиться. Тем не менее всю оставшуюся часть дня Николь выдерживала враждебное молчание.
Наконец практические занятия окончились. Николь уединилась в своем крошечном офисе на третьем этаже. Усевшись за старый письменный стол, включила портативный приемник, который купила незадолго до этого. Приглушила звук, нашла классическую музыку. Зазвучал фортепианный концерт Равеля, и Николь постепенно успокоилась. Принялась листать журнал по парусному спорту.
Однако спокойствие длилось недолго. Через некоторое время раздался стук в дверь.
- Войдите, - автоматически произнесла Николь.
На пороге стоял Джеймс. Волосы аккуратно причесаны, весь приглаженный и свежий. Николь инстинктивно провела рукой по волосам, безуспешно пытаясь привести их в порядок. И как это ему всегда удается застать ее в самом неподходящем виде?
Она вызывающе взглянула на него. Положила ноги на край стола.
- Да? Чем могу служить?
Он ответил не сразу. Обвел глазами ее изящную фигурку - длинные стройные ноги, изгиб бедер. Потом взгляд его скользнул выше, остановился на груди, вздымавшейся под блузкой из шотландки, на округлом подбородке и, наконец, на темно-серых сверкающих глазах.
Николь вспыхнула румянцем под этим изучающим взглядом, хотя глаз не отвела.
- Я бы попросил вас не прятаться в то время, когда нам надо обсуждать дела.
- А кто прячется? И что нам еще обсуждать? Сегодня вы ясно показали, что мое мнение для вас ничего не значит.
- Если вы не будете так торопиться, можете услышать нечто прямо противоположное. И, кроме того, независимо от вашего настроения нам необходимо иногда встречаться по делу. Поэтому вам придется меня терпеть, хотите вы того или нет. Я понятно выражаюсь?
- О да, мой повелитель.
Лицо его исказилось яростью. Он вошел и захлопнул дверь, сразу заполнив собой всю ее маленькую комнатку. Николь вжалась в кресло.
- Сарказм вам не идет, Николь, - произнес он с ледяным спокойствием.
Звук ее собственного имени из его уст подействовал на Николь странным образом. Если бы он хоть один раз произнес ее имя мягко, нежно... С другой стороны, она же ничем это не заслужила.
Ей стало стыдно.
- Извините меня.
Черты его Лица разгладились. Он прислонился к стене.
- Вот это уже лучше. Знаете, когда вы ведете себя нормально, вы очень даже ничего.
Он оглядел маленькую комнатку, голые стены, крошечное окно с видом на гавань, небольшой шкаф, заставленный журналами по парусному спорту.
- Вам здесь удобно?
- Еще один стул не помешал бы. Теперь она чувствовала себя неловко оттого, что ему приходится стоять.
- Будет сделано, - пообещал Джеймс.- А во-обще-то я пришел с хорошими новостями. Я договорился о состязании с яхт-клубом «Чэттэм» на среду через две недели. Они привезут шесть команд.
- О, это действительно хорошая новость! Но всего через две недели... Они нас разобьют в пух и прах.
- Ну-ну, больше веры в свои силы. Мы сумеем подготовиться к этому сроку.
- Мы?..
- Совершенно верно. Все эти две недели я собираюсь вам помогать.
Помогать! Да знает ли он, что означает это слово! Он умеет только командовать, настаивать, диктовать свою волю.
- А как же завод?
- На несколько часов в день я могу его оставить. Я привез с Ближнего Востока кучу заказов, так что, в сущности, мне там сейчас делать нечего.
Николь не поверила ни единому слову.
- Но это невозможно. Мы не освоим все, что надо, за две недели.
- Не важно. Нам эти состязания нужны для того, чтобы набраться опыта. Помните? Постоянные соревнования...
-...самый лучший учитель. Я помню, помню, - несчастным голосом проговорила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Летние грозы - Мэлори Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Летние грозы - Мэлори Кэтрин



странно что нет ни одного отзыва я эту книгу когда-то зачитала до дыр так мне она понравилась и сейчас собираюсь перечитать уже здесь не первый раз рискните возможно еще кому-нибудь этот роман понравится интересный сопротивление героев любви которая возникла прекрасно много интересных поворотов сила духа героев показана ярко герои сильные личности и красивое чувство любовь восторжествовало читайте девочки и наслаждайтесь а возможно и учитесь как добиться того кого любишь
Летние грозы - Мэлори Кэтриннаталия
5.05.2012, 15.26





Без комментариев.Читайте, не пожалеете, "то, что доктор прописал"наслаждайтесь
Летние грозы - Мэлори Кэтринбелка
5.05.2012, 18.58





класс!
Летние грозы - Мэлори КэтринКатя
5.05.2012, 20.39





начала читать .. . не пойму гг что очередная истеричка? успешных людей она терпеть не может-это ее мысли! как это понимать как не зависть? на комплимент что у нее сексуальные глаза она обиделась... и вообще еще не зная гг она заранее его не может терпеть .и вся такая обиженая и оскорбленная
Летние грозы - Мэлори Кэтринанна
5.05.2012, 20.22





Очень слабо(((
Летние грозы - Мэлори КэтринОльга
5.05.2012, 23.44





nu i xarakter u glavnoy geroini,4 iz 10
Летние грозы - Мэлори Кэтринdil
6.05.2012, 12.30





средненько, на один разок сойдет..
Летние грозы - Мэлори КэтринОльга
27.05.2012, 22.47





только один раз не больше
Летние грозы - Мэлори Кэтринарина
7.07.2012, 8.13





Хороший. Героиня молода и неопытна, но не размазня. Герой играет по своим правилам богатого мира. Ситуацию спасает общее увлечение, поэтому чувствам герое можно верить. Вывод: хотите классного мужика - займитесь делом, ему интересным.
Летние грозы - Мэлори КэтринStefa
30.12.2013, 18.22





Не понравился,тягомотина.
Летние грозы - Мэлори Кэтринирэн
30.12.2013, 21.38





Ну такая фигня!!!
Летние грозы - Мэлори КэтринЮлия
26.12.2014, 11.31





Гг-молодая, не уверенная в себе девушка.Конечно, где уж ей на равных сражаться с опытными, наглыми красотками. А Гг мог бы сразу поддержать ее, а не испытывать целое лето, если полюбил. Но роман на один раз.
Летние грозы - Мэлори КэтринТесса
30.01.2015, 13.31





Ну ничего так. На один раз)
Летние грозы - Мэлори Кэтрининна
1.11.2015, 17.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100