Читать онлайн Рыцарь в потускневших доспехах, автора - Мэйджер Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйджер Энн

Рыцарь в потускневших доспехах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Кристофер сжимал в руке телефон. Он был в отвратительном настроении, и у него не было сил болтать со своим агентом. Даллас не замечала его с тех пор, как он спас Стефи.
Жаркое полуденное солнце ослепляло своим блеском. Ручейки пота сбегали по спине Кристофера. Он откинулся на подушку — пониже, в тень. Голос Кэла истерично звенел в трубке. Кристофер отложил трубку, налил чашку ледяной воды и медленно осушил ее. Чего ему действительно не хватало — так это бассейна.
Когда он снова поднял телефонную трубку, Кэл орал даже громче, чем прежде.
— Ты хоть слышал, что я тебе сказал?
— Старался не слышать. Суди сам, Кэл. Я не могу вернуться. Измени для меня условия, и я появлюсь в Испании, как только они будут готовы начать съемки.
— Черт возьми, как же они могут начать съемки без твоего физического присутствия?
— Эти парни встанут на уши, если будет нужно. Запомни, Кэл.
— На карту поставлено очень много. Стефи с Патриком изящно ступала по мокрой траве к лодке. К ее черным волосам, развевающимся на ветру, очень шли голубые шорты. Она нагнулась и осторожно сорвала два тонких лютика.
— Да, на карту поставлено очень много, — пробормотал Кристофер.
— Ты сказал, что вернешься не позже чем через неделю.
— Разве кто-нибудь в Голливуде тебе прежде лгал, Кэл?
Кэл застонал:
— Черт! Как ты думаешь, что я должен им говорить?
— Скажи, что я работаю над своим загаром.
— Как долго…
Из задней двери дома вышла Даллас. При виде ее в обтягивающих джинсах Кристофер испытал горячий прилив желания.
— Все так запутано, Кэл.
— Просто скажи ей, кто ты, хватай своего ребенка и выкатывайся оттуда.
Даллас увидела Кристофера. Он помахал ей. Ее руки сжались в кулачки на бедрах. Она поправила листья плюща и опять ушла в дом.
— Я уже сказал, все запутано.
— Держу пари: если я вылечу к тебе — улажу все за один день.
— Нет! — Кристофер уставился на дверь, за которой скрылась Даллас. — С этим я должен справиться сам. Она не верит мне. Всякий раз, как я проявляю интерес к ней самой, ее жизни и ее детям, она пугается.
— Умная девчонка.
— Да.., она умна. Мне нужен месяц.
— Месяц! Ты сошел с ума!
— Читай бульварные газеты! — Кристофер отложил трубку, прежде чем Кэл задохнулся от вопля. — Я заставлю ее поверить мне — для того, чтобы она не боялась отдать мне Стефи. Для начала самое лучшее, что я могу придумать, — это побороться за детей.
Патрик со Стефи уже ступили на причал.
— Они здесь, Кэл.
— Не вешай…
— Извини, Кэл.
Кристофер спрятал радиотелефон.
— Все на борт, — по-техасски протянул Кристофер.
Патрик кивнул ему и прыгнул на яхту. Стефи с опаской наблюдала за ними, сидя на корточках.
— Как тетя Даллас, встала? — спросил Кристофер как бы между прочим.
— Она печет нам на завтрак оладьи, — ответил Патрик.
— А у меня холодные кукурузные хлопья, — сказал Кристофер.
— Очень пышные оладьи! — закричала Стефи с причала, посыпая его рану солью. — Она и сироп приготовила.
— Полагаю, тетя Даллас хочет пустить пыль в глаза Гордону, — сказал Патрик.
Еще одна горсть соли в уже растравленную рану. Кристофер все больше мрачнел.
— Только Гордон дуется. Он не станет есть или разговаривать с тетей Даллас.
По крайней мере хоть какая-то хорошая новость, подумал Кристофер.
— Эй, ребята, подсобите мне поймать Белую Лошадь, — попросил Кристофер, закрывая тему Гордона.
— Кого? — переспросил Патрик.
— Игрушечную лошадку, которую Стефи бросила в воду. — Кристофер стянул с себя рубашку.
Его загар уже потемнел, и мощные мускулы отливали бронзой.
— Ух ты! У вас такие мускулы, — присвистнул Патрик. — Как у Тигра.
Рот Кристофера предостерегающе сжался, и Патрику стало не по себе под его взглядом. Кристофер молча нырнул в воду. Патрик тотчас скинул с себя рубашку и прыгнул следом за ним. Стефи подалась вперед над причалом. Она не сводила с них огромных темных глаз. Кристофер с Патриком снова и снова ныряли в мутную коричневатую воду. Наконец уставший Кристофер выбрался на причал. Патрик подплыл к нему, подтянулся — и повис в той же позе, что и Кристофер.
— Я.., я думаю, что бросила ее вон туда, — Стефи показала в направлении кормы.
Патрик дважды нырнул и вылез, держа в руках какой-то намокший предмет. Поднял веревочный хвост:
— Это от лошади?
— Да, от нее, — подтвердил Кристофер.
— Бедная лошадка, — вздохнул Патрик, кладя измочаленную игрушку перед Стефи на доски. — Посмотри, что ты наделала.
Стефи опечалилась, оглядев набухшую от воды игрушку. А потом с воодушевлением дотронулась до носа лошадки, и из него полилась вода.
— Я отожму ее, — заверила она.
— Думаешь? — Голос Кристофера был участлив.
Казалось, она ничего не имела против, когда Кристофер поднялся на причал и опустился рядом с ней на колени. Не возражала она и против того, что его рука коснулась ее руки, когда она с нежностью выжимала Белую Лошадку. Девочка доверчиво взглянула на Кристофера:
— Вам она нравилась?
За последние два дня Стефи стала меньше его бояться.
— Да, — пробормотал он. Улыбка снова смягчила его резкие черты.
— Она была такой же белой, как и лошади из моей книги сказок? Кристофер кивнул.
— Станет ли она когда-нибудь белой опять?
— По всей видимости, нет. Но мы сделаем для этого все возможное.
— Может, ее высушить в духовке? — предложила Стефи.
— А как отнесется к этому тетя Даллас?
— Тетя Даллас не будет спорить.
Но тетя Даллас спорила.
Когда Кристофер по приглашению детей зашел в кухню, выяснение отношений между Даллас и Гордоном было в самом разгаре. Кристофер смело улыбнулся им. “Беседа” оборвалась. Даллас, казалось, не видела никого, кроме него, и он тоже ответил ей жарким взглядом.
— У вас есть емкость, которую можно использовать, дабы высушить нашу лошадку? — невинно поинтересовался он.
Она встала. Принесла кастрюлю и поставила перед ним:
— Вот!
— Благодарю, — насмешливо промурлыкал он.
Даллас очень разволновалась, но не вымолвила ни слова. Однако не сводила глаз с Кристофера. Гордон встал и молча вышел. Только когда за Гордоном закрылась дверь, она смущенно вспорхнула, осознав, что совершенно забыла о Гордоне. В то время, когда Даллас запоздало бросилась ему вдогонку, губы Кристофера саркастически дернулись:
— Вас все еще посещают друзья-мужчины? Даллас вернулась, притихшая и недовольная.
— Вам-то что за печаль?
— Волнуюсь за вас. — Он медленно и многозначительно, с жадным восхищением, взглянул на нее.
Внутри у Даллас все клокотало. Ей не нравилось, что почти незнакомый взрослый мужчина вмешивается в чужие дела, завязывая отношения с ее детьми. Она смотрела, как Кристофер помогает им освободить духовку. А затем, отплачивая ему той же монетой, отправила детей наверх, переодеться. Кристофер собрался было уходить, но она набросилась на него:
— Скажите, почему столько шуму из-за игрушечной лошадки? — Она испепеляла его взглядом, готовая придушить. Какого черта он здесь делает? Какого черта вьется вокруг нес?
— Я расскажу вам в другой раз, когда у вас будет более подходящее настроение. — Его тихий голос звучал как намеренное оскорбление.
— Объясните мне теперь. С настроением у меня все в порядке.
После короткой паузы он продолжил:
— Хорошо. Вероятно, вы в состоянии приручить и гремучую змею. — Он нагло смотрел на нее, пока она не покраснела. — Дорогая, вам иногда приходит в голову, что характер есть не только у вас?
И, распахнув дверь настежь, он вышел.
Некоторое время спустя Стефи спустилась на яхту с Белой Лошадкой под мышкой.
— Она высохла? — спросил Кристофер, отрываясь от морского узла, который учился завязывать.
— Почти. Я боялась, она сгорит в духовке.
— Чудесно, что ты так заботишься о ней.
— Тетя Даллас сказала, что лошадке нужно полежать на солнце, потому что она воняет. Она велела мне отнести ее вам.
При упоминании о Даллас его пальцы ухватились за туго натянутую веревку. Тем не менее он заставил себя сосредоточиться на своей маленькой девочке.
— А чем она сейчас занимается? — вкрадчиво полюбопытствовал Кристофер.
Его желудок сжался, но даже упоминание о Даллас не смогло испортить для него это мгновение. Впервые его ребенок подошел к нему сам, по собственной воле. — Лошадка плохо пахнет потому, что ты бросила ее в соленую воду.
— Я испугалась вас.
— И ты до сих пор меня боишься? Ее огромные темные глаза блестели:
— Нет. — И она скосолапила ноги — ну, прямо как Салли, когда бывала очень довольна собой. — Почему вы назвали ее Белой Лошадкой?
— Так нарекла ее другая маленькая девочка.
— Она ее больше не любит?
— Очень любит. Но она уехала и не смогла взять ее с собой.
— Как и моя мама.
Его лицо оставалось по-прежнему невозмутимым, а буря эмоций клокотала внутри.
— Да.., похоже. Я хранил лошадку для нее. Думаю, лошадка захочет, чтобы с ней играла другая маленькая девочка.
— Я бы поиграла с ней, — задумчиво промолвила Стефи.
— Ты скажешь ей: “Я жалею о том, что бросила тебя в воду”?
Девочка прижалась лбом к едко пахнущему меху лошадки:
— Прости меня. Белая Лошадка.
— Если ты пообещаешь мне заботиться о лошадке, я разрешу ей остаться с тобой — если смогу каждую ночь заходить к тебе и желать ей спокойной ночи.
Снова ее большие темные глаза встретились с его взглядом. Наконец она произнесла:
— Вы можете заходить.., если будете читать мне историю о белых лошадях.
Он захотел взять ее на руки и поцеловать. Рассказать ей: теперь он знает, что значит потерять того, кого любишь. Кристофер жаждал рассказать своей дочке о том, кто он такой на самом деле, но не хотел пугать ее. Он протянул руку. Она вложила свою крошечную ладошку в его ладонь, и они пожали друг другу руки.
Прижимая к груди Белую Лошадку, изумленная Стефи оторвалась от него и вприпрыжку побежала домой.
Вечером Кристофер пошел к дому Даллас, собираясь пожелать Стефи спокойной ночи. В глубине души он надеялся увидеть Даллас, читающую детям. Ему снова захотелось ощутить тепло ее любви к ним. Но Даллас не оказалось дома. Он успел дважды прочесть Стефи историю о лошадях, а она все не приходила. Он все сильнее ревновал ее к Гордону. Спустившись, он принялся озираться по сторонам в поисках Даллас.
Кристофер шел мимо бассейна к причалу, когда стройная фигура выскользнула из тени.
— Чане. — Даллас вышла из темноты, чтобы украсить ночь.
Его охватило волнение. Лунный свет посеребрил волосы Даллас и заставил засверкать ее глаза. Его гнев испарился.
Наконец она подошла к нему, найдя подходящее место для уединенного разговора. Свет и тень подчеркивали изящные черты Даллас: гладкий лоб, высокие скулы и тонкий нос. Ее мягкий, розовый рот был чуть приоткрыт. Она покусывала губы, а потом облизывала укушенное место. Он сорвал с себя бутафорские очки, стремясь получше разглядеть ее.
Зачем она так невероятно прекрасна? Она колебалась. Это должно было остановить его, но он, напротив, рванулся к ней и притянул ближе к себе. Их губы встретились. Разочек, подумал он, просто чтобы попробовать ее. Но на вкус она оказалась сладка, как сахар, тающий во рту. Попробовав один раз, он очутился в положении человека, погибающего от голода. И захотел снова поцеловать ее.
— Нет! — воскликнула она, начав отбиваться. Он засунул руку под ее тонкую футболку, и она затрепетала, разрываясь между желанием и страхом.
— Дорогая, ты пришла ко мне! — Он гладил ее округлые груди, и их соски твердели. Его реакция была такой же стремительной и полновесной.
Он забыл обо всем, кроме нее. Все его существо пульсировало от желания. Его пальцы спустились ниже — к ее животу и бедрам. Мягкость ее голой кожи под его мозолистыми пальцами усыпляла его разум.
Постепенно она успокоилась. И изогнулась перед ним, чтобы ему было удобней. Ее нога обвила его ногу. Она была гладкой и теплой, он — жарким и полным энергии. Кожа к коже, тело к телу, мужчина к женщине. Она обтекла его. Она была заколдованной, дикой, сладкой. Его руки сжимали ее, и он безмолвно уводил ее в тень.
Затем его рот накрыл ее рот, и в нем заполыхал огонь. Кристофер запустил руки в ее волосы, оглаживая ее шею. За минувшие недели Даллас измучила его. Сначала оскорбляя его и отказываясь отдать ему Стефи, а затем доводя до исступления от неутоленного желания.
Его губы становились все жарче, и он раздвигал ими ее губы. Его язык скользнул к ней в рот.
— Ты прекрасна, — мычал он. — Ты сладкая. Я не ожидал такого.
— Так же, как и я.
— Мне не стоило приезжать.
— Если бы только ты не приезжал… — Мягкий мучительный вздох сорвался с ее губ.
— Жизнь стала бы совершенно иной, если бы исполнились все человеческие желания, — сурово сказал он, теребя ее золотые волосы. — Исчезли бы все проблемы. Я должен был приехать.
Его наслаждение было так интенсивно, что она не могла помешать своему телу раствориться в его теле. Ее руки конвульсивно обхватили его шею, а рот обжигал огнем.
Он знал страсть, но такую — никогда. Ее голод и лихорадочное безумие были не меньше, чем у него. Она спустила с привязи все его силы, всю его мужественность. В его жизни были другие женщины — она заставила его забыть их всех. Когда она высвободилась, они оба испытали боль. Ее голос дрожал:
— Остановись. Пожалуйста… Ты должен… Он опустил руки, сжал их в кулаки. Глубоко вздохнул.
— Все, что вы говорите, не правда, — шептала она. — Зачем я уступаю, хотя презираю вас?
Его мрачный смех наполнил зловещую темноту ночи. Он пригладил свои волосы, спутанные ее руками.
— Вы действительно думаете, что сможете одурачить меня? — вскричала она. — Будто бы я не знаю, что вам нужно!
Он воззрился на нее в страхе. Неужели она догадалась, кто он?
— Я лишь играла с вами сегодня, — промолвила она, — чтобы посмотреть, как далеко вы зайдете в своей грязной игре.
— Вам следовало знать, что я дойду до конца.
— Негодяй!
— Мир уже установил данный факт, — согласился он. Но его руки снова сжались в кулаки.
— Играть на любви детей — чтобы затащить меня в постель?!
Она умолкла. Он взирал на нее в изумлении, раскрыв рот.
— И это — все? Вы хотите сказать, что действительно не знаете…
Ее лицо побелело от гнева. Он почувствовал слабость и облегчение одновременно: она еще не узнала его!
— Ты не права, дорогая, — мягко закончил он.
— Тогда что означает ваш поцелуй?
— Приди ко мне — любой ночью, и я дам тебе урок биологии. Очень простой: ты хочешь меня и я хочу тебя.
— Ты мошенник.
— Забавнее спать с мошенником, чем со святым.
— Этого никогда не будет.
— Будет — и скорее, чем ты думаешь.
— Нет!
Его губы скривились в горькую, всезнающую улыбку.
— Отстаньте от меня и моих детей! Его глаза метнули стрелы в ее глаза, но все же он промолчал. И лишь когда она отвернулась и спотыкаясь поспешила к дому, он поклялся ей низким, едва слышным голосом:
— Не получится, леди.
Даллас вбежала в ванную и заперлась там. Наполнила ванну горячей водой — чтобы дети не услышали ее рыданий и чтобы пар затуманил зеркало — тогда она не сможет увидеть свое лицо. Даллас рыдала от ненависти к себе.
Годами она мучилась, стараясь искупить свой грех, ходила в церковь каждое — нет, почти каждое — воскресенье, заточила себя в университетском городке, встречалась только с надежными мужчинами, но по-прежнему оставалась распутной женщиной с опасными саморазрушающими порывами. Почему она не в силах измениться?
С той минуты, когда Даллас по ошибке оказалась на яхте Чанса, она погибла, и знала это.
О, как потрясающе красив он был! Он сразу почувствовал ее голод по его сильному загоревшему телу, голод, усиленный чудовищно долгими годами самобичевания и безбрачия. Полуголый, обернутый лишь полотенцем, с обнаженной грудью и мускулистыми плечами, он был грозным и мужественным гигантом. Его каштановые волосы слишком длинны и неаккуратны. Его карие глаза под темными бровями, его прямой, почти орлиный нос, высокие скулы и жесткие линии челюстей — все в нем изумительно симметрично.
Чане прекрасен даже в этих нелепых интеллигентских очках, вовсе не подходящих ему. И он знает это. Вероятно, за всю свою жизнь он не прочел ни одной книги — не возникало надобности. Он такой земной и прямой! Даллас была лучшей студенткой на курсе.
Он все вернул — страдания и боль сердца. Чане вторгся в жизнь их всех. Зачем он приехал? Почему не уезжает? Охотник, подстерегающий ее. Ей нужно побеспокоиться о детях и ресторане, а вместо этого ее поглотили мысли о Чансе.
Спустя несколько часов она вползла в постель и тотчас уснула. Ей опять приснился тот же кошмар. Как всегда, она стояла в нереальном, белом больничном коридоре. Плакал ребенок, которого уносили прочь, а она бежала за ним. Но его плач все слабел и слабел. Потом наступило молчание, подобное смерти. Она проснулась. Ее сердце колотилось от ужаса.
Кондиционер обдал ее ледяным воздухом. Она долго смотрела на свои голые руки, мерцающие в лунном свете. Горькая память вновь возвратила страшный сон. Она устало взъерошила свои волосы. Потом встала, надела халат и осторожно перешагнула через спящих детей.
Почему она не может ничего забыть? Ведь они обещали ей, что она забудет. Даллас включила внизу свет, но привычный беспорядок в кухне напоминал тюрьму. Она снова выключила свет и шагнула в ночь.
Луна низко висела над водой, когда Даллас шла от ресторана к пляжу. Вода мерцала, как черное зеркало. Теплый ночной воздух был спертым и влажным. Ее ноги утопали в мягком сыром песке.
Она отбросила со лба волосы и взглянула за горизонт. Затем села на бревно, которое волной выбросило на берег, и скорчилась, прижав колени к груди.
И тут из темноты раздался ровный мужской голос, который придал ей силы.
— Итак, вас тоже подняли с постели привидения, — очень мягко проговорил Кристофер.
Она посмотрела на него и почувствовала, что он ее понимает.
— Я пришла сюда вовсе не затем, чтобы искать вас, если вы имеете в виду это.
— Нет, я не имел этого в виду.
— Не подходите ближе, — прошептала она. — Не прикасайтесь ко мне.
— Хорошо. — Он поднял руки, показывая, что безопасен для нее. — Не возражаете, если злой большой волк присядет? — Он детально продумал манеру изъясняться.
Даллас согласилась: выражение его лица было добрым. Она показала ему на дальний конец бревна:
— Нет, если вы сядете там.
— Вы очень добры. — Он опустился на бревно. Повисла напряженная пауза. — Плохие сны? Она содрогнулась:
— Ужасные.
— У меня тоже. — Он помедлил. — Хотите поговорить о них?
— Нет. — Ей опять показалось, что он ее понял.
Его низкий голос звучал сердечно:
— Кое-какие события в жизни трудно преодолеть.
— Невозможно, — уточнила она.
— Все, что мы можем, — постараться в следующий раз вести себя лучше.
— В следующий раз… — Она взглянула на него блестящими глазами. — Этого я совсем не хочу.
— Значит, вы не просто убегаете от прошлого, Даллас. Вы убегаете от жизни.
— Разве вам это неудобно — ведь вы преследуете свои цели?
— Черт! — У него вырвалось лишь это слово. Он в ярости вскочил. По непонятной причине она схватила его за руку.
— Пожалуйста, не уходите. Я была не права. Его темные глаза встретили ее взгляд.
— Пожалуйста, — попросила она. Он снова сел.
— Я.., я знаю, что стала бы просто еще одной женщиной для вас, — сказала она. — Со мной раньше случалось такое.
Его низкий голос звучал напряженно:
— Может быть, вы ошибаетесь в отношении меня.
А вдруг?.. В нее закрались сомнения. Она придвинулась к нему ближе, скользя по бревну. Ее пальцы легонько коснулись его руки. Постепенно его руки обхватили ее плечи, он нежно притянул ее к себе. Она уронила голову ему на плечо.
Они сидели так долго. Потом она сказала:
— Чане, я боюсь вас из-за своего прошлого. Он заглянул ей в глаза:
— Вы плачете? — Пауза. — Из-за меня? Она кивнула.
— Не надо. — Он пригладил рукой ее растрепавшиеся волосы. — Я не стою того. Если вы боитесь меня, я подожду.
— Вы не понимаете. Я не прошу этого: не хочу, чтобы вы зря тратили время, ожидая меня. Я давно сделала свой жизненный выбор.
— Теперь все изменилось. — Пауза. — Для нас обоих.
— Я не повторю своих ошибок!
— Давайте молиться о том, чтобы никто из нас их не повторил, — парировал он.
Она услышала неподдельную боль в его голосе — всепоглощающую, такую же, как и ее собственная.
— Чане, — прошептала она, пытаясь не дать воли чувствам. — Я не могу себе позволить привязаться к вам.
В его темных глазах появился злой блеск.
— А вдруг вы не сможете остановиться. — Его голос стал соблазнительно хриплым.
— Я не собираюсь залезть к вам в постель только из-за того, что вы красивы.
— Итак, вы признаете, что я вас привлекаю?
— Что?
Он улыбнулся:
— Дорогая, я собираюсь стать вашим следующим разом. А вы станете моим.
Она покачала головой. Но испугалась. Испугалась так, как никогда прежде.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Эпилог

Ваши комментарии
к роману Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн



Очень советую прочесть. Хороший роман.
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннВалентина
16.08.2014, 20.51





Согласна, роман хороший, вот только в конце гл героиня была невыносима в своем упрямстве, за это 8/10
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннЮлия
16.06.2015, 15.21





Сказка из Голливуда: 6/10.
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннЯзвочка
16.06.2015, 23.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100