Читать онлайн Рыцарь в потускневших доспехах, автора - Мэйджер Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйджер Энн

Рыцарь в потускневших доспехах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Кристофер нашел Южный Техас больше и однообразнее, чем прежде. Там стало жарче и омерзительнее. Единственное, что ему понравилось, — это бескрайнее голубое небо с драматическими грозовыми тучами, наплывающими на горизонт.
Переправа через залив из города оказалась дольше и неприятнее, чем он ожидал. На нем были лишь черная хлопчатобумажная рубашка и легкие белые бриджи. Его одежда промокла из-за соленых брызг. Он страшно устал. Его шляпу сдуло, и ему напекло голову. Кристофер не запасся достаточным количеством воды и потому выпил слишком много пива. Он испытывал болезненную слабость и не был готов к борьбе с ведьмой Кирклэнд. Она имела нахальство прекратить переговоры с ним — по совету своего адвоката.
Рука Кристофера крепко сжимала руль тридцатипятифутового шлюпа. Шлюп заносило, но Кристофер не мог остановить его. Он привык плавать на яхте пассажиром, а не управлять ею. Из канала ему были видны мерцающие огни приморского ресторана с его палубами, самим домом, бассейном и причалом. Приближаясь к берегу, на ветхом причале он увидел двух детей: темноволосую девочку и высокого худенького белокурого мальчика со скейтом под мышкой. Они вытаращились на Кристофера с жадным любопытством опытных зевак. Кристофер почувствовал, что его как мореплавателя ждет полное фиаско.
Черт побери!
Кристофер впервые самостоятельно причаливал шлюп. И вовсе не желал присутствия зрителей.
Кинокритики всегда говорили, что он не умеет играть. Кристофер надеялся, что они несправедливы к нему, потому что здесь, в Техасе, он собирался сыграть свою самую важную роль. В жизни его золотистые волосы были длиннее, чем на экране. Он еще отрастил их и покрасил в глубокий каштаново-табачный цвет. На нем были очки в тонкой проволочной оправе. У ног Кристофера стоял саквояж, набитый джинсами, ковбойскими рубахами и ремнями с пряжками всевозможных размеров, позволяющими ему выглядеть вполне по-техасски.
Он понял, что поторопился со своим путешествием. Только вчера инструктор предупреждал Кристофера о том, что он еще не готов управлять парусником в одиночку. Однако Кристофер пренебрег мнением инструктора и сейчас безрассудно стоял за рулем, пытаясь с ним справиться.
У него было три занятия по управлению парусником. Кончались они всегда тем, что Кристофер во что-нибудь врезался. Он раздраженно сорвал с себя бутафорские очки, мешающие ему видеть. Но коричневые контактные линзы, которые он носил, чтобы скрыть знаменитую голубизну своих глаз, замутняли обзор. Он встал на колени, чтобы убавить тягу, и перевел двигатель на нейтраль.
Черт побери! Он решил не врезаться в причал на этот раз, но все же, предостерегая, крикнул:
— Дети, вам лучше уйти с дороги!
И все было бы хорошо, если бы он не увидел ее: черноволосую девчушку, шестилетнюю Салли. Свою дочь.
Босая, в шортах, девочка стояла немного косолапо, как и Салли. В руке она держала рака-отшельника. Рядом с ней была голубая цапля. Длинные черные волосы девочки спутались от ветра.
Она оказалась именно такой, какой он ее и представлял — нежной и прекрасной. Обожаемой и даже больше — намного больше.
И тут она взглянула на него. До этого дня он не верил в любовь с первого взгляда. Его ребенок. У него есть живой ребенок!
Буйная радость охватила его — оттого, что долгие месяцы горя, чувства вины и отчаяния — позади. Он мысленно причесал свою дочку и остановил на ней свой взгляд, подобно слепцу, к которому вдруг вернулось зрение. Внезапно Кристофер представил себе будущее в самых светлых тонах. Неважно, во сколько ему это обойдется. Он будет бороться за нее.
Он забыл и о боте, и о двигателе, глядя на девочку. Белый корпус его парусника двигался к ней. Огромные крылья цапли неловко захлопали. Темные глаза Стефи со страхом посмотрели на огромную волну, которую гнал перед собой нос шлюпа. Она пронзительно закричала. Тогда мальчик постарше схватил ее за руку, и оба они кинулись на берег.
Вопль Стефи привел Кристофера в чувство. Румпель — на правый борт. Потом он включил механизм обратного хода — но слишком поздно. Хотя Кристофер и не врезался в причал, гладкий белый нос шлюпа не выдержал удара о берег и затрещал, а его корпус задрожал.
Группа туристов, выпивающая на палубе ресторана, засмеялась над его неудачей, и его щеки стали еще пунцовей и горячее, чем от солнечного ожога. Кристофер нерешительно пригладил свои каштановые волосы.
Он надеялся прибыть, не привлекая внимания, — не удалось. Так или иначе, а он остановился. Он панически пытался вспомнить, что делать дальше.
Бот начало сносить ветром, и тут он вспомнил, что нужно привязать бот к берегу. Он бросился на корму и схватил шест. Открыл шкафчик с инвентарем и вытащил оттуда связку канатов.
Стройный мальчик со скейтом под мышкой вернулся на шатающийся причал, а Стефи убежала. И правильно сделала: Кристофер все еще не пришел в себя от их встречи.
— Вам помочь, мистер?
— Не-ет, — Кристофер произнес это слово как урожденный техасец. Одной рукой он держался за шест, а другой пытался освободить канат. Мальчик не уходил. Его юный ломающийся голос снова прервал мысли Кристофера:
— Эй, а вы на кого-то похожи.
Кристофер изумился, но не прекратил своих попыток причалить. Надо же, ведь он даже сам себя не узнает, когда смотрит в зеркало. Потом он вспомнил, что скинул очки. Кристофер молниеносно вооружился очками и взъерошил на лбу волосы. И лишь теперь поднял глаза на мальчика, притворяясь, что в очках видит лучше.
— А я тебя, кажется, не знаю, — произнес он с великолепным техасским акцентом.
Теперь его бот не двигался. Кристофер чувствовал ужасный влажный жар — словно в знойный-знойный день. Его рубашка прилипла к вспотевшей спине. Он мечтал о холодном питье. Но, открыв холодильник, не обнаружил там ничего, кроме пустых банок из-под пива, плавающих в теплой воде. Кристофер достал банку и сплющил ее рукой, а потом с отвращением швырнул на пол кубрика. Мальчик наблюдал за ним, а затем тоже заглянул в холодильник:
— Неужели вы все выпили сами?
Кристофер ничего не ответил Патрику и перевернул холодильник. На пол полилась вода и посыпались пустые банки. Патрик изумленно вытаращил глаза:
— Неудивительно, что вы натолкнулись на причал.
— Заткнись, мальчишка.
— Патрик, — ровным голосом представился мальчик.
Кристофер уставился на него.
— Мистер, а вы уверены в том, что не смогли бы воспользоваться этими канатами, когда причаливали?
Кристофер с брюзжанием швырнул канат на причал. Патрик бросил свой скейт и поднял канат.
— Ты грубо обращаешься со своим снаряжением, мальчик.
Патрик взглянул из-за скейта на черный пролом на носу парусника:
— Как и вы.
Глаза Кристофера сузились так же, как и глаза Патрика.
— Ты воспользовался запрещенным приемом, парень.
Долго они молча смотрели друг на друга — двое мужчин, вызывающих друг друга на поединок.
— Держу пари: твоя мать ищет тебя. Взгляд Патрика дрогнул. Его рука завертела узел, дергая его все сильнее.
— Я живу с тетей, поэтому…
Казалось, подросток готов заплакать. Но не переставал трудиться. Он ловко сделал петлю, накинул ее на шест и протянул его Кристоферу, Кристофер вспомнил, что родители Патрика умерли, и поразился мужеству узколицего мальчика. Паренек встретился лицом к лицу с бедой и на собственном опыте знал, что делать, если тебя постигло горе.
— Эй, извини… Патрик. — Кристофер говорил теперь сердечнее. Он испытывал смутное уважение к незнакомому мальчику. В нем зарождалось новое сильное чувство, какого он никогда не испытывал прежде к чужому ребенку.
Их глаза снова встретились. Взгляд у Кристофера был смущенный.
— Все в порядке, — ответил паренек. Улыбка пробежала по его юному тонкому лицу. Он начал развязывать другой канат. — Откуда вы приехали?
Кристофер переминался с ноги на ногу.
— У меня ранчо на запад отсюда. — Его ответ не был ложью.
— Вы не похожи на владельца ранчо.
Кристофер поморщился.
Вдвоем они справились с ботом. Кристофер увидел, что Патрик проверяет крепежи и переделывает почти все, сделанные хозяином. Мальчик помедлил на причале, будто оттягивая их расставание.
— Если хотите, я могу выбросить пустые банки.
Кристоферу тоже не хотелось расставаться.
— Хорошо.
Патрик направился на борт и с энтузиазмом принялся собирать банки.
— Спасибо, — промолвил Кристофер.
— Как надолго вы сюда? — поинтересовался Патрик.
— Ты всегда ходишь кругами, суя нос в чужие дела? — спросил Кристофер, но сейчас голос у него был ласковый.
Патрик встал, скрестив на впалой груди руки:
— Моя тетя — хозяйка этого ресторана и причала. Моя обязанность — собирать деньги с вновь прибывших. Я спустился сюда сказать, чтобы вы не причаливали здесь: это место ее друга, он приплывает вечером. Но вы уже заняли его.
— Тогда мне лучше отплыть отсюда.
— Нет! — Патрик обеспокоенно взглянул на поврежденный нос шлюпа и переборку. — Я имею в виду… Думаю, вам все же лучше остаться здесь.
Кристофер вспомнил, как оба ребенка убежали, спасаясь; как хлопала на него крыльями цапля; как его шлюп врезался в причал. К нему возвратилось то, на что он уже и не рассчитывал после ухода Салли, — чувство юмора. И он робко произнес:
— Не говоря о том, что я еще сломаю при отплытии.
Патрик улыбнулся во весь рот:
— Не говоря и об этом…
Кристофер улыбнулся, пересек кубрик и потрепал Патрика по волосам. Патрик впервые не увернулся от ласки.
— Паренек, ты можешь мне кое-что объяснить? — Кристофер постарался говорить небрежным тоном и искоса взглянул на грозовую тучу. — Как ты догадался, что я — не типичный владелец ранчо?
— Потому что у владельцев ранчо вашего возраста лица и руки всегда загорелые и задубевшие. А лбы и ноги у них, наоборот, никогда не загорают, так как они не снимают джинсов и шляп.
— Именно так выглядят мои работники. Сам же я большей частью нахожусь в помещении.
— А, так вы сами не работаете на ранчо по-настоящему?
Мальчишка, попал в самую точку. Вот это да!
Позднее Патрик вернулся с анкетой для Кристофера, шестью упаковками банок с прохладительным и двумя контейнерами со льдом. Кристофер наблюдал за тем, как мальчишка с важным видом идет от ресторана, сгибаясь под тяжестью льда. И понял, что подросток напоминает ему его самого в отрочестве. Он также не был застенчивым, предпочитая действовать, а не тихонько стоять в сторонке.
Кристофер уплатил за неделю вперед. Патрик взял деньги и смотрел, как он вписывает в книгу свое вымышленное имя: Чане Маккол — цветистое имя, выведенное в верху страницы черными округлыми буквами.
Когда мальчик ушел, Кристофер проверил пробоину на носу. Взял шланг и принялся за мытье палубы.
Получасом позже — Кристофер все еще наводил на боте порядок — он услышал рокот дизеля. Великолепная яхта, почти такая же, как и его, держала курс прямо на судно Кристофера.
На край причала выбежал Патрик и встал рядом с яхтой Кристофера, размахивая руками и крича:
— Туда! Причаливай там, Гордон!
Гордон взглянул на шлюп Кристофера. Мрачное и напряженное выражение портило его красивое лицо.
Итак, сюда подплывает Гордон. Ее дружок. Высокий и худой, с черными курчавыми волосами. Кристофер потягивал свое пиво и наблюдал за тем, как Гордон с восхитительной точностью причаливает свою яхту.
Гордон все делал аккуратно. На нем была мягкая шляпа, завязанная под подбородком, большие темные очки, белая рубашка с длинными рукавами и длинные слаксы цвета хаки. Таким образом он защитил себя и от воды, и от солнца. Он включил реверс, умело управился с румпелем, и его яхта мягко остановилась — точно у причала. Гордон поднял канат и быстро закрепил его на берегу, не прибегнув к помощи Патрика.
Потом Гордон сменил солнечные очки на обычные. Но сначала протер обе пары. Затем из ящика со льдом вытащил банку пива с иностранной этикеткой.
Кристофер поднялся и прошел вперед, чтобы представиться.
— Извините, я занял ваше место.
— Это моя вина, Гордон, — стал оправдываться Патрик.
— Нет, моя, — перебил его Кристофер. Показавшаяся из дома прекрасная блондинка позвала Патрика.
— Мне надо идти, — сказал Патрик, поднимая свой скейт и убегая по направлению к дому. Мужчины остались наедине.
— Гордон Пауэре. — Он смерил Кристофера долгим взглядом, прежде чем пригласить на борт.
— Чане Маккол, — протяжно проговорил Кристофер.
Хотя Кристофер был высок и крепко сложен, Гордон оказался даже выше его, но худее и элегантнее. Снизу из аудиосистемы лилось григорианское песнопение.
— Вы нездешний, не так ли? — с места в карьер спросил Гордон.
— Почему вы так решили?
— Ваш акцент. Он сразу обращает на себя внимание.
Кристофер густо покраснел.
— У меня ранчо — западнее.
— Вы до сих пор там работаете? — Гордон бросил на него странный взгляд. — А я адвокат. Гордон протянул Кристоферу пиво, но тот уже больше видеть его не мог и предпочел кока-колу.
Гордон знал в своей яхте все. Кристофер хотел спросить его о Даллас и Стефи, но парень насел на тему электроники, имевшейся на яхте, и ничто не могло заставить его свернуть с этой темы. Гордон был умным человеком, но, слушая его, вы непременно подумали бы о монотонно читаемой вслух технической инструкции.
Кристофер сидел, вытянув ноги, откинувшись на горку голубых подушек, и наблюдал за Гордоном. А тот не прекращал своего занудного повествования о технических диковинках каждой частицы оборудования. Яхта имела устройство автоуправления и могла следовать по курсу, заданному Гордоном. Длительность путешествия на яхте зависела от скорости, которую задает Гордон.
— О! Ваша яхта гениальна. Неудивительно, что вы так точно причалили, — вставил Кристофер.
Взгляд Гордона стал ледяным.
— В тот момент оборудование было отключено.
— Патрик сказал мне, что у вас сегодня свидание с его тетей, — сменил тему Кристофер.
— Да, мы встречаемся уже долго. Все шло прекрасно до тех пор, пока она не приняла опеку над своими племянником и племянницами.
— Вы не любите детей?
— У меня их трое — от бывших жен. Я никогда не вижусь с собственными детьми. Все, что я делаю, — плачу деньги. Я собирался жениться на Даллас, но теперь…
— Она знает о ваших чувствах?
— Она больше не слушает меня. Даллас отдала себя во власть детям. А ведь она умная, утонченная женщина. Но после года жизни здесь с четырьмя непослушными детьми, с безграмотными и надравшимися посетителями у нее начисто пропал здравый смысл.
Кристофер был с ним в общем-то согласен.
— Что заставляет вас говорить так?
— Судите сами. Один ее ребенок — приемный. Настоящий отец хочет заплатить за нее огромную сумму. Даллас только и требуется, что отдать ему ребенка. Мы сможем отдать других, и тогда она опять посвятит себя мне. Но она и слушать не хочет…
Рука Кристофера сжала банку с кока-колой.
Гордон был его союзником. Почему же у Кристофера появилось безумное желание набить ему морду?
Смуглое лицо Гордона помрачнело.
— Она хочет, чтобы я защищал ее. Думаешь, она осознает, какой у меня большой выбор женщин? Они становятся в очередь, чтобы заполучить адвоката.
Они делали еще и не то, чтобы заполучить кинозвезду.
Потом Кристофер не позволял себе задуматься о том, что говорил Пауэре. Он вдруг обнаружил, что видит Даллас в более привлекательном свете, а этого ему не хотелось. Не каждая женщина принесет себя в жертву четырем детям, тем более чужим, — отказавшись от собственных заветных интересов и личной жизни.
Солнце цвета крови опускалось в сверкающую воду, когда Патрик прибрел на причал. Босиком и без рубашки, с удочкой и ведерком с наживкой. Кристофер спустился к нему. Без энтузиазма смотрел он на еду, которую принес ему мальчик: кусок хлеба, банку орехового масла и виноградное желе.
Кристофер включил свет и начал читать сценарий “Сила Тигра-6”. Хотя его желудок урчал от голода, он продолжал делать небрежные пометки на полях. Жара в каюте усиливалась. Становилось душно. Его мысли перекочевали от сценария к Даллас Кирклэнд. Наконец он высунул голову из люка. Патрик ловил рыбу, внушительных размеров голубая цапля осторожно изучала ведерко с наживкой.
— Эй, Патрик, а какая она — твоя тетя? — спросил Кристофер.
Лицо Патрика смягчилось:
— Она такая же хорошая и красивая, как библейский ангел из книги Стефи.
Любимая и хорошая.
Черт побери! Кристофер знал, как околдовывать ведьм. Но с ангелами он не имел дела.
Ему было необходимо еще раз обдумать ситуацию. Он решил принять душ. Вернулся вниз, бросил сценарий в ящик, выключил в каюте свет и направился в ванную.
Вода оказалась ледяной, но для его разгоряченной, просоленной от морской воды и грязной от песка кожи это было приятно. Шум воды помешал ему услышать мелодичный женский голос, зовущий его. Он вытерся, обернул мокрое полотенце вокруг бедер и шагнул в главную каюту. И остановился как вкопанный, обнаружив там женщину.
Она стояла у люка. Багровый огонь заходящего солнца освещал ее золотистые волосы и загорелую кожу — мягкий и женственный образ. Она вглядывалась в темноту каюты. Кристофер стоял в тени, и она не могла разглядеть его как следует.
Он тотчас узнал ее: эрудированная опекунша Стефи. Но эта женщина отнюдь не выглядела эрудиткой. Ее голубые, обрамленные густыми ресницами глаза светились. Ему почудились в них крупицы золота. Ее тонкое, словно фарфоровое, лицо было превосходно вылеплено. Она почувствовала его дыхание, но он не мог оторвать от нее глаз.
— Эй, привет, — прошептал он.
Она была красива особой красотой. Он знал, что она — не юная дева, но выглядела она именно так. Свое образование она почерпнула главным образом из книг. Его же, напротив, учила сама жизнь, и этот опыт ожесточил его.
— Сюрприз, дорогой, — нежно проговорила она с той ласковой теплотой, которую он искал всю свою жизнь.
Гордон Пауэре — счастливчик! Сердце Кристофера прыгало. Тиковый пол, казалось, мягко покачивался под его босыми ногами. Он почувствовал нечто новое — неведомую раньше опасность. Против воли его тянуло к ней.
— Я приготовила тебе креветок — как ты любишь.
Наконец до него дошло. Она не видела его в темноте. И думает, что это — Гордон, потому что он занял место Гордона на причале. Кристофер понимал, что должен сразу объяснить ей, кто он. Но он не хотел, чтобы она ушла сейчас.
Она была его противником.
Необыкновенные золотые крапинки в ее глазах ловили свет солнца и сверкали.
Но прекрасным противником. Он всегда слабел перед красотой.
— Креветки — как мило с твоей стороны, — пробормотал он.
— Извини, что задержалась, — сказала она. — Я хотела приготовить детям еду и уложить их, чтобы мы… — Ее голос замер на этом намеке.
— Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, — хрипло прошептал он. — Великолепно.
— Я пренебрегала тобой, — продолжала она мягким сердечным голосом.
— В самом деле? — с энтузиазмом спросил он.
— Но все изменится — сегодня ночью.
— Я не могу ждать.
Она начала спускаться по ступенькам. Его взгляд изголодавшегося мужчины следил за ее тонкими, изящными голыми ступнями и лодыжками, длинными загоревшими ногами и выпуклостями молочных бедер. На ней были белые шорты в обтяжку и тонкая футболка, облегавшая тело. В горле у Кристофера пересохло.
Вот, значит, у какой ведьмы его ребенок. Патрик оказался прав, у нее лицо ангела.
А тело — соблазнительницы. Смертельный синтез для мужчины его типа.
Худая, она двигалась с изумительной грацией. Солнце вспыхивало в V-образном вырезе ее футболки. Кристофер не мог оторвать от нее взгляд. Он чувствовал жар. Кристофер сделал еще несколько шагов и встал рядом с ней в ослепительном блеске солнца. Его волосы упали на лоб, и он отбросил их с глаз.
Ошеломленная, она отступила назад:
— Как! Вы — не Гордон?!
— Нет, — улыбнулся Кристофер. — Вы тоже не та, кого я ожидал увидеть.
— Надо было сразу сказать мне, кто вы такой, — проговорила она.
— В самом деле? — Его губы мгновенно растянулись в смелой улыбке. Его глаза бегали по ней, дерзко вспыхивая. — Я никогда не мог противиться… Нет ничего столь же прелестного… — его взгляд задержался на ее груди, потом — на узкой талии и волнующих бедрах, — такого изящного… — его прожорливый взгляд наконец остановился на креветках, — как креветки домашнего приготовления.., с корочкой.
Она очаровательно покраснела — от носа, который только что поцеловало солнце, до шеи. Он подошел ближе к ней, собираясь взять креветки из ее дрожащих рук.
Их пальцы соприкоснулись, и быстрый горячий ток пробежал между ними.
Испуганная, она отскочила назад.
Он сказал себе, что это от солнечного ожога у него пощипывает кожу. И взял из тарелки креветку. Она еще шипела и обжигала пальцы. Он сунул ее прямо в рот. А белоснежные зубы впились в креветку. Он проглотил ее. Его горячий взгляд скользил по сочным, мягким изгибам тела Даллас.
— Восхитительно! — Он широко улыбнулся. — Вы очень талантливы.., леди.
— Кто вы? — спросила она тихим изумленным голосом.
— Ваш гость, — сказал он. Взял вторую креветку и быстро проглотил. Было нечто чувственное в поедании креветок и разглядывании Даллас. Он облизал губы:
— Не думал, что я настолько голоден.
Ее испуганные глаза встретились с его глазами — так, будто она коснулась его.
Он ощутил огонь внутри себя. Увидел бешено стучащий пульс на ее шее и почувствовал ее ответное возбуждение.
Он знал женщин, желающих его лишь из-за того, что он кинозвезда. Но сейчас все было по-другому.
Она — его противник, напомнил он себе. Тем не менее она понравилась ему.
— Не бойтесь меня, — проговорил он.
— О, я не боюсь. Ее голос дрожал.
— Боитесь.
Волнуясь, она откинула со лба золотистые волосы. Он по-прежнему смотрел на нее. В жизни она оказалась красивее, чем на фотографиях, которыми его снабдил частный детектив. Он разочаровывался в фотогеничных женщинах, когда встречался с кинозвездами лично.
Она вцепилась в перила лестницы.
Он вспомнил про свои очки и про то, как должен выглядеть. Его план провалится, если она узнает его. На ощупь он схватил с ближайшей полки очки.
— Жаль, что очки не мои, — произнесла она чуть слышно, наблюдая за ним. Она попыталась завязать пустую светскую беседу, дабы избежать неловкого молчания.
— Что?
— Я без очков. Гордон предпочитает меня в контактных линзах.
— Гордон?
— Я думала, что это его яхта.
Она играла своими золотистыми волосами, накручивая прядь на кончик пальца и снова раскручивая ее.
— Ах да, Пауэре. Я и забыл про него. Я случайно повстречал его у причала.
— У вас с ним очень похожие яхты. Извините, что побеспокоила вас. Кристофер приблизился:
— Раньше или позже — мы все равно бы встретились.
Она спустилась на одну ступеньку, но все еще стояла так близко, что он почувствовал ее дыхание — легкое и теплое, касавшееся его шеи. Ее сладкий аромат окружил его. Он ощутил еще больший жар, чем прежде.
— Может быть, это промысел Божий, — вкрадчиво заметил он.
Ее очарованный взгляд обежал его огромные мускулистые руки и грудь, задержавшись там, где его впалый загорелый живот соприкасался с абсолютной белизной ворсистого полотенца. Ее смущенный взгляд заставил каждую клеточку его тела осознать свою наготу самца-мужчины, скрытую под полотенцем.
— Я.., я так не думаю, — прошептала она. — Я допустила ошибку. Не виню вас за неверное впечатление обо мне.
— А вы уверены в том, что оно неверно? — мягко спросил он.
— Я — не такая женщина.
— Что вы имеете в виду?
— То, о чем вы думаете.
— Вы умеете читать мои мысли? — Его глаза поблескивали.
Казалось, она в полном смятении.
— Пожалуй, я пойду.
Он засмеялся хриплым горловым смехом:
— Вы же только что пришли.
— Но я не знаю вас.
Его чувственный рот скривился:
— Тогда я представлюсь вам получше.
— Нет!
Он снова засмеялся.
— Пожалуйста…
Его взгляд задержался на ее загоревшей шее. Кристофер смотрел на неистовое биение ее пульса. Он заметил бисеринки пота на шее Даллас. Больше всего на свете ему хотелось сейчас дотронуться до нее. Атласна ли ее кожа? И нежны ли губы?
Он думал, что она читает каждую его мысль. Зрачки ее глаз так расширились, что их обводило только тонкое голубое кольцо.
— Я не собираюсь причинить вам вред, — услышал он собственный голос.
И его руки медленно коснулись изгиба ее плеча. Двинулись вверх — к шее, и далее — к уху. Он нежно гладил ее.
Ее кожа оказалась мягкой и теплой — живым атласом. Она не отодвигалась от него — наоборот, глубоко вздохнула, дрожа.
Он почувствовал, что ее жар передался и ему. Его собственное дыхание становилось отрывистым. Его губы собрались последовать за изучающими ее пальцами, и он склонил к ней свою темную голову. Она задрожала.
В мире все притихло.
— Нет, — неистово прошептала она.
Она трепетала, как испуганное животное, желая, чтобы он поцеловал ее, и одновременно ужасаясь: в этом выражалась таинственная двойственность ее натуры. Она была горячей, нетерпеливой — и в то же время холодной как лед. Он понял, что, поцеловав ее, потеряет навсегда. И эта мысль остановила его.
Дрожа, она все еще стояла на том же месте, вперившись в него взглядом. Силы оставили ее.
Кристофер отступил назад, чтобы она могла вздохнуть спокойнее, — и напрасно. В один миг она взлетела по ступенькам. Забыв, что на нем одно полотенце, Кристофер погнался за ней. И остановился лишь тогда, когда увидел стоящего на причале Гордона.
Лицо Гордона потемнело, когда он перевел взгляд со своей подруги на сияющего, обернутого полотенцем Кристофера.
— Какого черта ты делала с ним внизу? Даллас чувствовала себя слишком разбитой, чтобы ответить Гордону.
— Не спрашивайте, — двусмысленно сказал Кристофер.
Гордон разозлился еще больше:
— Убирайся отсюда.
— Я просто пытаюсь помочь, — весело проговорил Кристофер.
— О, дорогой, — запричитала Даллас, выбираясь из бота.
— Вот уж чего я не хочу, так это вмешиваться в ссору любовников, — заметил Кристофер более чем озабоченно.
— Мы не любовники! — взвизгнула Даллас. Кристофер испытал острую радость при этом заявлении, но его лицо по-прежнему оставалось серьезным.
— Извините. Снова.., неверное впечатление. Когда он спускался по ступеням к своей каюте, он не выглядел расстроенным.
— Вы начали первым! — воскликнула Даллас ему вслед.
Он задержался на ступенях:
— Спасибо за креветки.
— Ты отдала ему мои креветки? — загремел голос Гордона. — Подавай их назад, враг! Кристофер взглянул на Даллас:
— Враг? Если бы он попросил меня более любезно…
— Я сказал “враг”, значит, я именно это и имел в виду!
Когда Гордон взвыл от гнева, Кристофер захлопнул люк. Окна у Кристофера были открыты, и он слышал приглушенные голоса.
— Я думала, что это ты, Гордон.
— Черт…
— Правда… Слишком неловко объяснять. Кристофер услышал, как Гордон взорвался:
— Верни их назад!
— Что вернуть?
— Мои креветки!
— Ты хочешь, чтобы я снова спустилась в его каюту? — Она была явно ошарашена. — А что, если он уже снял с себя полотенце? Не говоря о том, что, вероятно, все креветки он съел?
Она знала его лучше, чем думала. Как она и предполагала, Кристофер снял с себя полотенце и отправил креветку в рот. Она была влажная и сочная — изумительная. Намного вкуснее орехового масла. Он достал из ящика сценарий и взял еще две креветки.
Противник она или нет, но готовит Кирклэнд чертовски здорово. Он вспомнил, как горяча и нежна на ощупь была она в его руках. Как она отпрыгнула, едва он коснулся ее. И задумался о других ее талантах.
Интересно, хороша ли она в постели?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Эпилог

Ваши комментарии
к роману Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн



Очень советую прочесть. Хороший роман.
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннВалентина
16.08.2014, 20.51





Согласна, роман хороший, вот только в конце гл героиня была невыносима в своем упрямстве, за это 8/10
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннЮлия
16.06.2015, 15.21





Сказка из Голливуда: 6/10.
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннЯзвочка
16.06.2015, 23.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100