Читать онлайн Рыцарь в потускневших доспехах, автора - Мэйджер Энн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйджер Энн

Рыцарь в потускневших доспехах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Через соленые брызги на ветровом стекле Даллас различила очертания своего дома и ресторана рядом.
Вернуться и забрать его.
Ее зубы злобно погрузились в нижнюю губу. Она дернула руль, набрала скорость и свернула на подъездную аллею. Затем ловко выпрыгнула из машины и, не выгрузив вещи, направилась прямо в ресторан, на работу. Если Оскар с Пеппер и заметили что-то неладное, они не задавали ей вопросов.
Когда Даллас выключила музыкальный автомат и заперла дверь за последним посетителем, было уже поздно. Она рухнула в спальне на кровать, даже не выключив свет. Изнуренная до того, что не могла заснуть, она лежала в одежде, уставившись на горящие лампы.
Тысячу раз она порывалась ехать обратно за Чансом. И тысячу раз останавливала себя. То, что она сделала с ним, чепуха по сравнению с тем", как он поступил с ней. Но на рассвете она пошла к его яхте, почти надеясь, что он окажется там.
Его не было.
Яхта тихо стояла у причала, и Даллас взошла на нее. Ее мучило столько вопросов о нем! Вероятно, здесь она сможет найти на них ответы. Даллас осторожно открыла люк и спустилась в полумрак каюты.
В одном из ящиков она обнаружила сценарий “Тигра-6”. Она положила его назад, на другие сценарии. В другом ящике она нашла его одежду или, вернее, его маскарадные костюмы: ковбойские рубахи, джинсы, огромные пряжки ремней. Она сердито, с усилием задвинула ящик с мешаниной джинсов и пряжек. В последнем ящике Даллас увидела большой конверт со своими фотографиями и фотографиями своей семьи, а также отпечатанные на машинке отчеты о ней. Плюс письма от адвоката Кристофера, что сделало его замысел чудовищно ясным. Ее обдало холодом, когда она читала документы.
У Даллас жгло в глазах. Трясущимися руками она швырнула все обратно в ящик. У нее не оставалось сомнений: все, что ему было нужно, — это забрать Стефи. Как всегда, Даллас так стремилась найти любовь, что безрассудно переспала с мужчиной, который просто хотел воспользоваться ее слабостью. Она видела только то, что хотела видеть, и верила в то, во что хотела верить.
С тяжелым сердцем Даллас вернулась в дом и позвонила Роберту, предупредив только о том, что приедет за детьми позже. Он стал спорить с ней — даже после того, как она сказала ему, что у нее крайне важные обстоятельства. Тогда он начал расспрашивать ее о Чансе.
— Не сейчас.
— Дети только о нем и говорят. Послушать их, он превосходный парень.
— Возможно, тебе так показалось.
— Дети рвутся домой. Я мог бы их сам привезти…
— Нет! То есть не сейчас.
— Я хочу познакомиться с этим парнем.
— Нет!
— Даллас…
Она повесила трубку.
Даллас хотела выяснить отношения с Кристофером сама, без детей и Роберта.
Утро тянулось и тянулось, и вопреки своей злости на Кристофера она забеспокоилась: не случилось ли с ним что-нибудь ужасное. Со странной смесью страха и облегчения она увидела, как он вылезает из помятого синего пикапа возле ресторана.
Кристофер выглядел предельно изможденным. Он ежился при каждом шаге по колючей каменистой дороге, ноги у него кровоточили.
Не то чтобы она считала его побежденным. Но все-таки надеялась, что он сразу пойдет к ней домой.
Однако он не шел.
Миновал самый долгий час в ее жизни. Даллас искусала губы до крови.
Она не могла больше оставаться в неведении и отправилась к нему.
Даллас увидела Кристофера на яхте якобы беспечно спящим на подушках. При звуке ее шагов его веки тут же поднялись. Его волосы были по-прежнему длинными и каштановыми, но знаменитые глаза стали пронзительно-голубыми.
Глазами Тигра.
Увидев ее, он ничего не сказал. Хотя ее сердце заколотилось, она решила не показывать ему своего страха. Он поднялся и наклонился, чтобы подтянуть яхту ближе к причалу и чтобы она могла ступить на борт.
Кристофер молчал. Наконец она не выдержала:
— Хватит так смотреть на меня!
— Как?
— Так, будто я виновата.
— А ты чувствуешь себя виноватой? — Холодные голубые глаза сверлили ее.
— Такой вопрос может задать сумасшедший актер, который провел слишком много времени у психоаналитика.
— Я никогда не раскисал. Она покраснела:
— Еще успеешь.
— Верно. Твоими молитвами.
— Виновата тут не я.
Его лицо приобрело холодное выражение, притягивавшее ее даже тогда, когда внушало неприязнь.
— Правильно. Я — чудовище, а ты — ангел. Черное и белое. Может быть, для тебя жизнь чересчур проста, ангел.
Она запустила пальцы в свои растрепанные волосы. Увидела на полу грязные пятна крови — его следы. Представила долгий путь по ракушкам, песку, а где и осколкам битого стекла, который он проделал. И увидела тени у него под глазами.
— Ангел! — злобно повторил он. — Я не жду от тебя доброты.
— Не беспокойся! Я не испытываю к тебе никаких чувств. Ты хуже того, что пишут о тебе все газеты!
Кристофер по-прежнему буравил ее ледяным взглядом.
— Поэтому я и не буду трудиться, оправдываясь. Ограниченные люди всегда верят в то, во что хотят верить. Для них не имеет значения, правы они или нет.
— Хватит пытаться изобразить меня стервой!
— Ты отказываешь мне даже в том, чтобы видеть моего ребенка. Ты оставила меня за тридцать миль отсюда, на берегу, без ботинок или клочка одежды. А сама отправилась домой и спала там сном младенца. Ты рылась в моих вещах.
— Ты использовал меня, — обвинила она его. Он откинулся на подушки:
— Ты так настроена против меня, что даже не хочешь выслушать.
— Ты лгал мне.
— У меня не было выбора. — Его лицо было бескровным, как у статуи. — Ты лишила меня выбора.
— Зачем ты овладел мною? — Слезы потекли по ее щекам. — Может, я смогла бы простить тебе все остальное, если бы не это. — Даллас спрятала лицо в ладони: она не могла допустить, чтобы он видел ее слезы.
— Я вовсе не горжусь тем, что сделал. Даллас залилась краской стыда:
— Так же, как и я.
— Если бы я смог сделать так, чтобы этого не было, я бы сделал.
— Я тоже.
— Но я не мог договориться с Робертом. Он требовал все больше денег за Стефи. Каждый раз, когда я соглашался на его условия, он назначал новую сумму. А когда я пытался связаться с тобой, ничего не получалось. Я приехал сюда посмотреть: что же здесь происходит?
— Тебе удалось и кое-что еще. Ты завоевал доверие детей и мое доверие при помощи лжи. Притворился, что любишь нас.
— Я и в самом деле люблю вас.
Страсть в его голосе послала в нее новые волны желания. Она почувствовала себя еще более пристыженной, чем когда-либо. Как могла она хотеть верить ему?
— Все было игрой, лицедейством — новой ролью для тебя.
— Нет.
Она подняла глаза, слезы лились по ее щекам.
— Я хочу, чтобы ты уехал. Его ледяной взгляд изучал ее.
— Это не так просто. Она встала:
— А для меня просто. Теперь я ненавижу тебя.
На мгновенье ей показалось, что она увидела огромную обиду в его глазах — такую же, как и ее собственная. У нее появилось странное ощущение, что она глубоко ранила его.
— Будь осторожна. Не заводи меня слишком далеко, — предупредил он. — Я не лгал тебе о своих чувствах. В моих поцелуях не было фальши.
— Не правда…
— Ничего фальшивого и в том, как я занимался с тобой любовью. Я жаждал тебя тогда.., как жажду тебя и сейчас.
Ее пальцы нервно мяли подол рубашки; ладони стали влажными.
— Я.., не могу поверить тебе, — прошептала она. Его нежные слова заставляли ее кровь течь быстрее, словно жидкий огонь. — Я не могу…
— Тогда поверь этому, дурочка.
Она бросилась в сторону, но он был быстрее. Он схватил ее; его руки обняли ее. Ее ноги были тесно прижаты его каменно-твердыми бедрами. Его губы обрушились на нее; его язык властно бродил внутри ее рта.
Все барьеры между ними исчезли в жару опустошительного поцелуя. Она подчинилась его рукам и губам. Минуту она кружилась в темном вихре его огненной страсти, желая его так же непреложно, как воздуха и самой жизни. Но в следующую минуту уже неистово царапала его, стремясь высвободиться.
Он отпустил ее.
Она бессильно прислонилась к борту. Он увидел кровь на ее губах и, испугавшись, что причинил ей боль, нежно коснулся ее губ пальцем. Она резко дернула головой.
— Так можно работать в кино, но не в реальной жизни, — горько заметила она. — Интересно, известно ли тебе о существующем различии?
Его темное лицо побледнело.
— Мне жаль, что пришлось обмануть тебя.
— Так, значит, все в порядке? Он сжал руки в кулаки:
— Нет, черт побери.
— На сей раз ты в чем-то прав.
Где-то вдалеке хлопнула дверца автомобиля. Никто из них не слышал мягких, осторожных шагов приближающейся маленькой девочки. Никто из них не видел, как она остановилась и присела за ящиком на палубе, услышав их сердитые голоса.
— Даллас, послушай меня. Не уподобляйся всем прочим. Ты не знаешь, что это за ад — жить как в аквариуме. Не суди меня по тому, что пишет бульварная пресса. Писаки, не знающие меня, фальсифицируют то, что я делаю и что чувствую. Я не такой. Несколько последних недель были исключительными, настоящими — впервые за долгое-долгое время. Я не притворяюсь: я действительно привязался к тебе и твоим детям. Я родился в сумасшедшей среде киношников. Даже не могу передать тебе, как это было ужасно. Родители жили как герои мыльных опер и преуспевали — напоказ. Боролись за опеку надо мной в бесконечных баталиях, и когда один из них выигрывал, он тут же переставал замечать меня.
Кристофер немного помолчал.
— Милая, моя жизнь всегда походила на цирк, кошмарную карнавальную скачку. Женитьба на Маргарите — из этой серии. Она никогда не хотела меня — она хотела Голливуд: романтики, денег, — но ничего из этого не сделало ее счастливой. Ничего из этого не сделало счастливым и меня. Это все нереально. Реальна только ты, Даллас. Дети — реальны, не одна Стефи, но все они: Патрик, Ренни и Дженни. Впервые я, почувствовал себя частью настоящей семьи.
Когда он заговорил, Даллас смотрела в сторону, на темную воду, не желая слушать, так как слишком боялась ему поверить. Слезы стояли в ее глазах, и каждое ласковое или печальное слово Кристофера находило отклик в ее сердце. Знал ли он, как страстно она хотела верить ему? И страдала — потому что не могла?
— За свою речь ты заслуживаешь награды Академии, — удалось произнести ей наконец сдавленным ледяным голосом.
— К черту, Даллас. Я говорю тебе правду. Что бы сделала ты на моем месте? У тебя мой ребенок!
Что-то случилось на причале, и он быстро взглянул туда:
— Что это?
Даллас посмотрела в сторону причала:
— Вероятно, что-то перевернуло ветром.
— Я потерял ход мысли. — Он пробежал руками по волосам.
— У меня твой ребенок, — настойчиво напомнила ему Даллас.
— Верно. — Пауза. — Я не мог просто отступиться и оставить ее здесь. Если бы ты знала, кто я, ты бы вышвырнула меня за дверь в первый же день. И я бы никогда не познакомился ни с кем из вас.
— По крайней мере я бы знала, с кем имею дело. С подлецом. — Она запнулась. — Я ненавижу тебя. Ты — подлейшее существо, которое я когда-либо встречала. Мне все равно — даже если ты отец Стефи. Я хочу, чтобы ты уехал.
Его лицо дернулось.
— Если бы только это было так просто…
— Ты улизнул от ее матери семь лет назад. Почему бы тебе не сделать этого сейчас?
— Ты даже не пытаешься понять ситуацию с Маргаритой. Я сходил по ней с ума, но наша связь сломала обе наши жизни. Я не знал о ребенке, когда оставил ее. Тем более не узнал о нем, когда вернулся к ней. Она слишком боялась потерять меня снова, чтобы сказать правду. Думала, что сможет забыть о ребенке и жить как прежде. Но ложь глодала ее и разрушила все надежды на нашу честную совместную жизнь. В ту же минуту, как я узнал о Стефи, я приехал сюда.
У Даллас больно стучало в висках.
— Мы жили просто прекрасно до твоего приезда.
— Допустим. А что ты скажешь о прогулочке Стефи по причалу в первую мою ночь здесь? Что скажешь о сумятице в ее головке и о том, как она всего боялась? Думаю, она привязалась ко мне.
— Потому что не знает тебя по-настоящему. Ты не тот, за кого себя выдаешь, — проговорила Даллас. — Я читала о тебе ужасные вещи.
— Хотелось бы мне, чтобы все это была не правда.
— Все эти женщины…
— Я раскаялся. Я сошел с ума после гибели Салли. Те женщины ничего не значили для меня.
— Сомневаюсь, что они относились к близости с тобой так же беспечно, как ты.
— С тобой все по-другому.
Она пристально смотрела на него, отчасти веря ему. Он казался таким искренним! Почему теперь ей так трудно убедить себя в том, что он — чудовище? Почему, несмотря на все свои чары, после всего сказанного им он выглядел обычным человеком, со всеми человеческими слабостями и горестями? Она вспомнила ребенка, которого отдала, и многолетнюю муку мыслей о нем. Как могла она винить его за желание найти собственную дочь?
Но когда он сделал к ней шаг, чтобы обнять, она отшатнулась, покачав головой:
— Не смей приближаться ко мне!
— Ладно, — согласился он. — Возьмем тебя измором, раз ты так хочешь.
— Я ничего не хочу от вас, мистер Стоун.
— Я не уеду отсюда без того, за чем приехал. На причале послышался короткий испуганный вскрик, а затем все смолкло.
— Что это? — спросил Кристофер.
— Похоже на Стефи.
Он выпрыгнул из яхты. За ящиком они обнаружили Белую Лошадку, выброшенную и забытую.
Роберт привез детей, несмотря на ее просьбу.
— Стефи? — тихо прошептал Кристофер.
— Должно быть, она слышала наш разговор.
— Если с ней что-нибудь случилось, я никогда не прощу себе! Ты же сказала, что дети — у твоего брата?
— Я думала, они там.
Кристофер опустился на колени и поднял Белую Лошадку:
— Белая Лошадка стояла у бассейна в день, когда погибла Салли. Это все, что от нее осталось.
Невыносимая боль в мрачном, испуганном голосе Кристофера поразила Даллас в самое сердце. Вся ее злость улетучилась. Не подумав, она коснулась его руки и сказала мягко:
— Со Стефи все в порядке. Она просто расстроилась. С ней иногда бывает такое. Мы найдем ее.
Его рука крепко сжала ее руку.
— Конечно, мы найдем ее.
— Здесь нет твоей вины, — сказала она. Для нее уже не имело значения то, что она ненавидела его за былые проступки. Он любил Стефи так же, как и она. Пусть он лгал ей и использовал ее из-за своей любви к дочке. Пусть он бывал грубым и ужасным. Наверное, она даже ненавидела его.
Но это, как ни странно, не имело никакого значения. Единственное, что имело значение, — любовь их обоих к потерявшейся маленькой девочке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Эпилог

Ваши комментарии
к роману Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер Энн



Очень советую прочесть. Хороший роман.
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннВалентина
16.08.2014, 20.51





Согласна, роман хороший, вот только в конце гл героиня была невыносима в своем упрямстве, за это 8/10
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннЮлия
16.06.2015, 15.21





Сказка из Голливуда: 6/10.
Рыцарь в потускневших доспехах - Мэйджер ЭннЯзвочка
16.06.2015, 23.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100