Читать онлайн Полюби меня снова, автора - Мэйджер Энн, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полюби меня снова - Мэйджер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полюби меня снова - Мэйджер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полюби меня снова - Мэйджер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйджер Энн

Полюби меня снова

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

– И это все, что ты хочешь от меня? – спросила Дайана. – Я тебя не понимаю.
В полумраке шатра его карие глаза казались совершенно черными. Жесткий и непримиримый взгляд его ни на секунду не отрывался от ее милого лица.
– По-моему, все понятно! Ты ничем не отличаешься от любой привлекательной женщины, которую я мог бы встретить здесь, пригласить к себе домой и переспать… Просто как дважды два.
Бред!.. Безумие какое-то, одинаково губительное и для нее, и для него. Вначале она решила, что он шутит. Росс был не из тех, для кого подцепить бабенку привычное дело. И вообще, мало ли что можно сказать в запале! Она-то, слава Богу, знает, что он не такой.
– Росс, прошу тебя, не говори так! Пожалуйста… – прошептала она, сдерживая готовые выплеснуться наружу душевную боль, раскаяние и любовь, самое мучительное из всех чувств. – Ты не должен… я….мы не должны… нельзя так… Во всяком случае, не тогда, когда я тебе совершенно безразлична. Пусть будет так, как было до сих пор, пускай все, что было у нас, останется в прошлом, хорошо? Зачем тебе это?
– Затем, что я увидел тебя снова.
– Ну увидел и увидел… Давай забудем об этой встрече!
Он рассмеялся. Смех получился резкий, царапнул как нож по стеклу.
– Я бы очень хотел, чтобы все было так легко и просто, – сказал он, проведя ладонью по ее бархатистому плечу, а затем быстро отдернул руку..– Проклятье! Что ты со мной делаешь, Дайана? Хочу тебя… как прежде.
Она уловила боль в его дрогнувшем голосе. Жалость, сострадание захлестнули ее.
– Росс, пожалуйста… – Он тронул пальцами ее губы, не давая сорваться мольбе о прощении, она поняла его жест и сказала с мольбой в голосе: – Росс, мы и так совершили слишком много непростительных ошибок. Давай обойдемся без этой, последней. Хорошо?
– Если любишь меня, проведи сегодняшнюю ночь со мной. Может быть, тогда я наконец пойму, что мне с тобой не по пути, – настаивал он с безжалостной прямотой, нисколько не заботясь о том, что причиняет ей страдание.
Он бил прямой наводкой. Жестокие слова угодили в самое сердце, заставив ее содрогнуться. В любви к ней, вернее, в обладании ее телом он видел избавление от душевного ожесточения. Ну что ж, винить его не в чем! По крайней мере он честно и откровенно говорит то, что думает, подвела она итог своим невеселым мыслям. Ни ложных обещаний, ни фальшивых слов. Она подняла на него глаза, полные слез.
– Вот так, Дайана! Будем считать, что ты мне задолжала. Ты это все прекрасно понимаешь!
Возможно, что и так! Но зачем же бить так безжалостно? Да и по какому праву он требует от нее такой жертвы, которая сродни закланию? Сквозь пелену слез она вглядывалась в черты его лица, неумолимого и непреклонного, понимая, что ничто не найдет отклика в его сердце. Но она не хотела, чтобы физическая близость, высшее проявление любви, соединила их тогда, когда они стали чужими друг другу, когда ни он, ни она не испытывали сладкого восторга от одной лишь мысли о ласках. Ну, хорошо! Он сейчас уйдет, если она скажет «нет»… А что потом? Уверена ли, что справится с болью разлуки на этот раз? Вряд ли… Но ведь не он виноват в том, что случилось с ними! Похоже, действительно долг платежом красен. Ну что ж, пусть будет так, как он хочет, и тогда неважно, какой силы душевную травму она нанесет себе…
– Кажется, я… В какой-то мере… Да, – вымолвила она с трудом, дрожащим голосом и замолчала.
И он молчал. Пауза затянулась и, как ни странно, была оглушительно тихой. А потом Дайана почувствовала его жаркие пальцы на своем подбородке. Запрокинув ей лицо, он с легкостью нашел губами ее рот, жадно приник к нему, поджигая ее яростным огнем желании, и не отпускал, пока не убедился, что и она охвачена пламенем.
Оба мгновенно ощутили грозящую опасность. Но было уже поздно. Поток страсти, подхватив их, нес в водоворот, откуда, как известно, редко кому удается выплыть. Он минуту, может, две презирал себя за то, что вожделение одержало верх над всеми другими чувствами, что сердце билось как безумное, а дыхание вырвалось из-под контроля. Но она уже была как бы у него в крови, стала частью его. Всего одна ночь. Ну и что? Ему бы только пить ее маленькими глотками, смаковать ее, вкусную, лакомую, вдыхая запах ее, тонкий и ароматный. Он разденет ее догола, обовьет руками и крепко-крепко прижмет к своему обнаженному телу – с такой силой, чтобы ни один кусочек ее тела не пропал даром, чтобы оно было только его, прижавшееся хоть и на одну ночь, но все равно навеки.
Дайана понимала, что нужно что-то делать, чтобы не сгореть в страстном огне, но вместо этого почему-то выгнулась дугой так, чтобы совпасть с изгибами его тела, и сдалась на милость жаркого, первобытного инстинкта, которому никто не в силах оказывать сопротивление, а уж она, такая нежная и беззащитная, тем более. Тело ее трепетало, дрожало, горело, когда он завладел ее ртом с ненасытной жадностью собственника. Вот он, ее мужчина, вот! Другой ей не нужен, только этот. Она желает только его. Пусть просит что хочет, отказа не будет!
Страсть закрутила, завертела ее, как пушинку на сильном ветру, и непременно бы сдула, если бы он не приподнял ее над полом своими сильными руками и не прижал к себе крепко, покрывая ее горячими поцелуями. Казалось, это будет продолжаться вечно, потому что и он и она испытывали необыкновенное наслаждение уже от того, что просто касались друг Друга губами, руками, телами.
Медленно отстранив ее от себя, хотя она, кажется, этого не хотела и все льнула к нему, он перестал целовать ее.
– Ну так что, отпустишь Диксона и проведешь ночь со мной?
– Да-а-а, – прошептала она, зарывшись в его шею.
Она все еще была в сладком плену чувств, но он, похоже, не обратил на это внимания. Жесток, однако! Она смотрела, как он поправлял галстук, потом приглаживал ладонью взъерошенные волосы. Откинув складки полога, он пропустил ее вперед. Они вернулись к столу в баре, где Брюс и его инвесторы развернули жаркую дискуссию по поводу предстоящих строительных работ. Дайана сказала Брюсу, что Росс проводит ее домой, и ей показалось, что он воспринял это с облегчением. Встав из-за стола, он чмокнул ее на прощание в щеку и тепло простился с Россом, обменявшись с ним рукопожатием.
Когда они вошли в лифт, Дайана страшно обрадовалась, что кабина была битком набита: отпадала необходимость напрягаться, выискивая тему для короткой беседы – все-таки двадцать этажей! – пока спускаются вниз, в подземный гараж.
В гараже, когда Росс повел ее к знакомому синему фургону, Дайана остановила его, махнув рукой в противоположном направлении.
– Брюс не запер машину. Не возражаешь, если я захвачу свой пакет? Он там.
– Ради Бога! – Его низкий голос в огромном гараже отозвался гулким эхом.
Она торопливо пошла к красной спортивной машине Брюса. Открыла дверь. Пластиковая сумка с покупками цеплялась за кожаную обивку, когда она вытаскивала ее трясущимися руками. Неожиданно за спиной Дайана услышала тяжелые шаги Росса.
– Я должен был это предвидеть, – раздался его голос, насмешливый и не без сарказма.
– О чем это ты? – Она обернулась, уронив от неожиданности сумку.
– Машина… – коротко бросил он, наклонился и поднял сумку.
Их руки случайно соприкоснулись, и она вновь остро отреагировала на это касание. Переведя взгляд на приземистую, какую-то вкрадчивую и одновременно броскую красную машину, она впервые посмотрела на нее глазами Росса.
– У Брюса, конечно же, должна быть «феррари», – продолжил Росс тоном, подразумевающим, что ничего особенного он в этом не усматривает, однако в голосе его отчетливо прозвучала злобность. Вспомнив, что она всегда отдавала предпочтение скоростным машинам, он заметил: – Полагаю, именно это дает возможность мужчине его лет водить знакомство с женщиной, годящейся ему в дочери.
Когда грубый смысл сказанного дошел до нее, Дайана задохнулась от гнева. Брови ее сошлись на переносице, а глаза, сверкнув, потемнели. Та-ак!.. Ну что ж, следует сказать ему нечто такое, что немедленно стерло бы с его физиономии самодовольную ухмылку.
– Вполне допускаю, что ты, Росс Брэнскомб, знаешь меня не так хорошо, как думаешь! И если собираешься таким отвратительным способом вмешиваться в мою личную жизнь, стараясь выяснить, не является ли Брюс моим любовником, говорю тебе: мне это не нравится. Как я живу – это мое личное дело. Ты лишился права осуждать меня и мои поступки в тот самый день, когда отказался от меня.
Вот, пожалуйста… Почему бы сразу не сказать ему, что не прав, что его догадка безосновательна? Да потому, что это не его дело! Ярость душила ее.
– Хорошо! Мы с тобой на сегодня обо всем договорились, так? – спросил он угрюмо, скользя глазами по ее фигуре в легком шелковом платье. – Надеюсь, он возражать не будет и поделится со мной.
– Ты… ты… ты… – закричала она. Последние слова Росса, отвратительные, гадкие, переполнили чашу ее терпения. Реакцию Дайаны можно было сравнить с коротким замыканием, от которого мгновенно полетели предохранители. Она кинулась к нему, горя желанием ударить ладонью по ненавистной физиономии, наглой, ухмыляющейся… И сделала бы так, не схвати он ее за запястья. Она вырывалась, боролась, однако он держал ее за руки, притянув к себе так близко, что она чувствовала каждый мускул его тела. Дайана билась, и чем сильнее он держал ее, тем яростнее становилось ее сопротивление.
– Мы не спим вместе! Отпусти меня! – выкрикивала она между рыданиями, сотрясающими ее от обиды, бессилия и унижения. Слова застревали в горле, клокотали. – У меня никого не было, кроме тебя… Ты… ты… – она с трудом находила слова, – мерзкий… отвратительный. Хочешь выяснить, по пути ли тебе со мной? Так вот, я тоже хотела бы это знать. Какого черта любить того, кому ты не нужна, того, кто не может забыть…
Она не сразу заметила, что он уже нежно обнимает ее, поглаживает ладонями спину, раскачивается вместе с ней, будто убаюкивая.
– Дайана, – выдохнул он, – прости меня! Я не должен был говорить так. Понять не могу, почему мне хочется сделать тебе больно. Тем более что в нашем недалеком прошлом ни ты, ни я не отказывали себе в этом сомнительном удовольствии.
Он замолчал. Сказано было немного, но вполне достаточно, чтобы напряжение заметно спало. Он долго обнимал ее. Потом достал носовой платок и вытер слезы с ее лица.
Они подошли к фургону.
– Что, если машину поведешь ты? спросил он. – Ты и Хьюстон знаешь лучше меня, вдобавок ко всему я еще и выпил.
Хотя он знал норму и пьяным его никто никогда не видел, Росс не садился за руль, даже если выпивал самую малость.
– Хорошо, – согласилась она.
Дайана, помня, что раньше он частенько выговаривал ей за лихачество, решила вести машину осторожно, не превышая скорости.
– Что привело тебя в Хьюстон? – спросила она некоторое время спустя, когда с визгом затормозила у светофора на Вестхеймере, отчего Росс резко подался вперед. Они не обмолвились ни единым словом, после того как выехали из гаража.
Металлические карабины клацнули довольно зловеще, когда Росс пристегнул ремни безопасности. Она увидела, что, он слегка побледнел.
– У меня здесь кое-какие капиталовложения. Несколько жилых комплексов и еще одно небольшое здание. Нужно было кое-что выяснить, – бросил он небрежно.
– Ах вот что! – Она помолчала. – Ты что, тоже решил вложить деньги в строительство Хэрроловских башен?
Он слегка повернул голову, и она в который раз отметила, как красив его профиль.
– Нет, Дайана. Куда мне! На всякий случай хочу напомнить, что я бедный мальчуган. Все еще. Хотя и пытаюсь исправить положение.
– Своими собственными силами, – заметила она вполголоса, вспомнив, чего стоила им однажды его несгибаемость в этом вопросе. – Совершенно верно!
Как странно, подумала она, сейчас она восхищается этой чертой его характера, которую раньше расценивала как обыкновенное упрямство, круто замешенное на гордыне. Правда, с тех пор она и сама поняла, какое это счастье – добиваться всего своими силами. Хотя, конечно, в отличие от Росса она приняла от отца щедрый дар в качестве первоначального вложения капитала в свое собственное дело и потом, позже, не отказалась от крупных сумм в виде займов, перечисленных им на ее счет, когда дела пошатнулись. А когда полгода назад начала ежемесячно выплачивать долг отцу, была страшно этим горда, хотя он был бы счастлив от одного только сознания, что ее дела идут успешно, даже если бы она не перечислила ему ни единого цента.
Загорелся зеленый свет. Она нажала на газ и долго не отпускала педаль. Фургон промчался мимо крошечного «фольксвагена», который послал вслед оглушительный сигнал. Мотоциклист едва успел увернуться от столкновения с их фургоном, который несся на него, как разъяренный бык на красную тряпку. Дайана постоянно меняла рядность и при этом все время говорила.
– Я не понимала, не могла понять, какими принципами ты руководствовался тогда, хотя теперь, кажется, понимаю, – сказала она, концентрируя все свое внимание на том, чтобы не потерять нить разговора, и совсем не обращая внимания на проносившиеся справа и слева автомашины. Потому-то она и не заметила, что Росс стал белым как мел, когда она едва не сшибла оранжевый дорожный указатель, проскочив мимо него всего в нескольких сантиметрах. – А мне хотелось переехать в город, иметь красивый дом, хорошую машину и…
– И много всяких дорогих вещей, которые я не мог купить тебе, а твой отец мог, – сказал он тихо, стараясь быть сдержанным.
– Мама беспокоилась, что могут подумать люди, если ее дочь живет на отшибе, в лесу, в какой-то развалюхе…
– Так-так! В развалюхе, значит, – оборвал он ее довольно резко. Мужская гордость его была задета. Он оторвал взгляд от дороги. – Тот дом был в тысячу раз надежнее тех, которые она нам подсовывала! –Он постарался взять себя в руки. – Черт знает что! Опять завелся. Мне абсолютно все равно, что беспокоило Мадлен, да и тебя это не должно волновать. Дайана, ты же не девочка! Тридцать лет все-таки. Прошу тебя, давай не будем вспоминать ее, по крайней мере сегодня.
– Хорошо, – ответила она кротко и нажала на газ что было сил. Быстро перестроившись в соседний ряд, она почти подсекла здоровенный дизельный автобус, пыхтящее серебристое чудовище, которое в опасной близости промелькнуло за окном со стороны Росса. Сделай она одно неверное движение, и от них бы осталось мокрое место.
– Черт возьми! Летишь как угорелая! Сил моих больше нет. Видит Бог, слова тебе не сказал, но этот автобус доконал меня, – не сдержался он и замолчал, спохватившись, что так обычно разговаривают с женами, а не с женщинами, с которыми желают провести ночь.
– Разве? Ну, прости! Увлеклась разговором, мне так хотелось услышать, что ты скажешь. Поедем так, как ты любишь. – Она убрала ногу с педали газа и резко сбросила скорость. Фургон потащился еле-еле, как если бы за рулем сидела пожилая леди, чинно и благородно направляющаяся к воскресной мессе. Росс откинулся на спинку кресла и расслабился.
Спустя некоторое время Дайана решила вернуть беседу в прежнее русло.
– Понимаешь, Росс, я никогда до тебя не встречала человека твоего круга. Вообще не понимала, зачем это нужно – ходить на работу, зарабатывать… Я еще не успевала о чем-либо подумать, как у меня все сразу появлялось. И в частной школе, где я училась, мои подруги жили так же, как я.
– Немедленное удовлетворение любых желаний, – отозвался он, чтобы что-то ответить, так как его внимание было вновь приковано к дороге.
– По-моему, я слишком долго оставалась ребенком. И если бы не вышла за тебя замуж, то не скоро бы повзрослела.
– Тем более что ты не очень-то и хотела, – заметил он с иронией и впервые за весь вечер улыбнулся.
– Что верно, то верно, – сказала она и тоже улыбнулась, вспомнив, какой она была в то время. Она росла своевольной привередой – и теперь, оглядываясь в прошлое, понимала, что Росс проявлял по отношению к ней просто ангельское терпение. Ах, как было бы чудесно вернуться в те времена, хотя бы на короткий миг! Она бы смогла, сумела бы не повторить тех нелепых ошибок. Но к прошлому, как известно, возврата нет. Она это понимала.
Вечерние огни проносились мимо с бешеной скоростью, зеленые сигналы светофоров как бы вытянулись в одну яркую сплошную полосу. Дайана неслась к своему дому. – Дайана…
Уловив тревогу в его голосе, она немедленно сбавила скорость, можно сказать, поползла как черепаха. Когда они подъехали к дому, Росс вздохнул с облегчением и обмяк, привалившись к спинке сиденья.
– Никогда в жизни не радовался так, как сейчас, добравшись до места целым и невредимым, – сказал он. – А я-то решил не садиться за руль, потому что выпил.
– Вот-вот! Только поэтому ты не в состоянии оценить мои способности. А что до моих ошибок на дороге, ты всегда сгущаешь краски, – сказала она, мило улыбнувшись. – Почему, как только ты садишься в машину, сразу становишься трусишкой?
– Позволю себе внести поправку: не в любую машину, а только в ту, которую ведешь ты, – заметил он довольно сухо. – Кроме того, я был не в восторге, видя, как ты упорно старалась испытать мой фургон и нас на прочность. Скажи, почему ты, вроде бы такая робкая тихоня, садясь за руль, превращаешься в оголтелого лихача? Что заставляет тебя метаться по дороге, обгонять и справа и слева?
– Ничего! Просто я не вижу смысла плестись еле-еле и не люблю, чтобы меня обгоняли другие.
– Ну и что ты выигрываешь? Ей-Богу, Дайана, прошу тебя, езди аккуратней, а не то либо сама попадешь в аварию, либо кого-нибудь покалечишь, – сказал он и замолчал, сообразив, что опять проявил заботу, свойственную мужу и совершенно неуместную для любовника.
Она послушно кивнула, хотя по лицу ее можно было угадать примерно следующее: говори, говори, а я как гоняла, так и буду гонять.
Давно замечено, что люди близкие или супруги, прекрасно знающие привычки и взгляды друг друга, вроде бы соглашаются с доводами другого, а делают все равно по-своему.
Охранник, узнав Дайану, махнул ей, пропуская через ворота. Потом они ехали мимо теннисного корта, вдоль дорожки для любителей бега трусцой, которая, огибая огромный бассейн, то появлялась, то пропадала из виду, скрываясь за кустарником. Огромная площадь вокруг дома была отлично спланирована. Райский уголок, отгороженный узорчатыми чугунными воротами от другого мира, подлинного, реального…
Росс тихо присвистнул.
– Н-да! Мог бы и догадаться.
– Разве Эдэм не рассказывал, как я живу?
– Мы никогда не говорим о тебе.
Она задумалась, оценивая смысл сказанного. Вот, значит, как! Вот что он имел в виду, когда сказал три года назад, что вычеркивает ее из своей жизни.
– Пейзаж просто шикарный! Другого я и не ждал. Тебе только и жить в таком раю!
– Ты так .говоришь, будто хорошо жить – аморально. Папа согласился стать инвестором при строительстве в обмен на кондоминиум.
– Отлично! И для тебя, и для папочки. – В его тоне послышалась насмешка.
«Отлично». А прозвучало так, будто «отвратительно». Дайана закипала.
– Ну и почему, скажи на милость, ты считаешь, что это плохо?
Он дотянулся до ключа зажигания.
– А я и не считаю вовсе, что это плохо.
– А ты все-таки объясни, – потребовала она..
Лунный свет серебрил пряди ее смоляных волос, поблескивала на губах помада, подчеркивая вызывающе чувственные губы. Ему хотелось зарыться в волны падающих на плечи волос, потом, откинув их, прижаться губами к ее теплым губам. Усилием воли он заставлял себя прислушиваться к тому, что она говорила, – ее привлекательность сводила с ума.
– Росс, я спросила: что тебе не нравится? – повторила она вопрос, и в бархатистом тембре ее голоса прозвучало раздражение.
– Чтобы быть счастливым, вовсе не обязательно жить в таком доме.
– Я понимаю.
– Разве? Стало быть, прозрение у тебя наступило уже после того, как мы расстались. В самом начале нашей совместной жизни у нас были все предпосылки для счастья. Мы были молоды, любили друг друга, но, как это часто бывает, катастрофически не хватало денег. Я считал, что поначалу вполне можно было обойтись домом в лесной глуши, потому что у тебя был я, а у меня – ты.
– А я не могла понять, почему ты не позволяешь папе одолжить нам денег на первый взнос для покупки действительно хорошего дома в городе. Теперь-то я разобралась, в чем дело.
– Слава Богу! А я помню, как твой папочка в день нашего бракосочетания заявил мне, что в округе все считают, будто я женился на дочке босса из-за денег.
– Не думаю, чтобы он обращал внимание на такие разговоры.
– Я тоже. Но все другие в это верили. Согласись, несмотря на то что Ричард считал меня неплохим управляющим, вряд ли он видел во мне мужчину, достойного быть его зятем.
Вообще-то если кто и не одобрял их брак, то это была Мадлен, а совсем не ее отец. В доме верховодила мать, именно она настояла на том, чтобы накануне свадьбы отец предпринял попытку расстроить ее. Дайана это знала, но не хотела сейчас упоминать о ней.
– Ах, Росс, он давно уже все понял, – сказала она тихо.
– Прекрасно! Между прочим, я и сам в конце концов купил бы квартиру в городе, которую ты так хотела иметь. Но я хотел это сделать сам, без помощи твоего отца. Кстати, я вложил всю свою наличность в одну строительную фирму Хьюстона еще до того, как ты возненавидела наш дом. Поэтому у нас было туговато с деньгами, но нужно было переждать всего пару лет, пока закончится строительство.
– С чего ты взял, что я ненавидела наш дом?
– Ненавидела, Дайана, ненавидела. А я не мог понять – почему. Причем с самого начала, если помнишь…
Она прекрасно помнила тот день. Светило яркое солнце. Его лучи, струившиеся сквозь кроны деревьев, ложились яркими золотистыми пятнами на рубленную из кедра крышу шатром. При виде такого прелестного жилища на берегу лагуны, в котором обитал Росс, у нее перехватило дыхание. Пьянил аромат хвои – густой бор был совсем рядом. Однако спустя некоторое время ее охватило такое чувство, будто она во сне, а все вокруг зыбко и иллюзорно, и оно не проходило, а, наоборот, усиливалось, отчего хотелось немедленно уехать. Росс поцеловал ее. Он был необыкновенно ласков тогда, и она осталась.
Это странное ощущение усилилось после свадьбы, когда она стала жить здесь. Кроме того, привыкнув к другому ритму жизни, она хотела вернуться в город.
– Мои ощущения, естественно, противоречили логике, – подвела она итог. – Дом как дом, а с милым, как известно, рай и в шалаше. Но я тогда была ребенком и, оттого что никогда не жила в таких условиях, даже не попыталась понять, как это хорошо.
Дайана все время ощущала на себе его взгляд. Он смотрел на нее со странным выражением нетерпения, словно хотел, чтобы этот разговор скорее закончился.
Теперь-то она, конечно, понимала, что он чувствовал тогда. Он не только по праву гордился домом, который построил своими руками, – он хотел сам, без посторонней помощи, обрести финансовую независимость, маневренность, если угодно. Само собой разумеется, стиль жизни, к которому она привыкла, вовсе не был ему неприятен. Просто у него были другие запросы и он спокойно мог обходиться без роскоши. Это она думала, что не проживет без нее хотя бы даже пару лет. Всегда имея то, что можно купить за деньги, она не скоро поняла, что можно обойтись без великого множества вещей и никогда не вспоминать о них, если тебя любит такой мужчина, как Росс. Вот какой урок получила она от жизни! Правда, несколько поздновато.
Прозвучавший в темноте его низкий голос зацепил ее мягкой лапой:
– А не лучше ли продолжить наш разговор в твоих высотных апартаментах?
Скажите пожалуйста, он ее приглашает!.. Кровь немедленно прилила к лицу, окрасив щеки жарким румянцем. Сидит рядом как каменное изваяние! Она-то знает, какой он на самом деле. Воплощение мужской нежности, ласковый и теплый… Отчего же он так затаился? Даже опасностью повеяло…
Она сидела прямая, расправив плечи, всем своим видом давая понять, что их договор для нее – нож острый.
Его неожиданно резкий смех заполнил кабину.
– Тот, кого ведут на расстрел, и то выглядит лучше, , чем ты сейчас.
– Совершенно верно! Именно так я себя и чувствую!
– Ну что ты, любовь моя! – прошептал он, потянувшись к ней. – Просто ты хочешь так себя чувствовать. – Сердце тревожно забилось, когда он притянул ее к себе. – Хочешь, но не можешь. Не надо, Дайана, не пытайся, не получится.
– Росс… – начала было она слабым голосом, но его взъерошенная темная голова наклонилась, и он припал влажными теплыми губами к ее животу, ощутив через тоненькую, как паутина, ткань платья ее пупок, самое чувствительное к ласкам местечко ее тела. Она вздрогнула. Изогнувшись, попыталась лишить его возможности напоить себя колдовским зельем эротического поцелуя, но он не хотел этого, и поэтому она не сдвинулась с места – ну ни капельки. Он продолжал покрывать поцелуями ее живот – тонкий шелк платья вовсе не помеха, а даже наоборот! – пока она, с трудом сдерживая дыхание, не прижала его голову слабеющими руками к себе.
Он выпрямился. Его глаза заглянули в глубину ее глаз – до самого донышка, – где он без труда разглядел самые затаенные ее желания.
– Ну так что, пойдем? Ты как? – спросил он ласково.
– Я…
Она почувствовала, как его руки восторженно и чуточку с наглецой пришли на помощь его желанию.
– Если не возражаешь, поднимемся? – настаивал его бархатный баритон.
– Да-а-а, – прошептала она, помедлив. Есть ли смысл отрицать очевидное? Само собой разумеется – никакого! Их влекло друг к другу еще до того, как начался их роман. Зов пола – вот что это такое! Или он есть, или его нет. У них он был и никуда не исчез, несмотря на трагедийность обстоятельств, разделивших одно целое на две половинки.
Дайана уже знала, что отдастся ему, какими бы мотивами он ни руководствовался. Она страстно хотела, чтобы он любил ее как прежде, чтобы обнял своими сильными руками, и чтобы она снова принадлежала ему, и чтобы был восторг души и тела, и чтобы она нашла утешение, пусть недолгое, но такое необходимое, потому что она потеряла то, что имела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Полюби меня снова - Мэйджер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Полюби меня снова - Мэйджер Энн



хорошии фильм
Полюби меня снова - Мэйджер Энн30111975
9.01.2011, 20.31





Скучно, еле дочитала.
Полюби меня снова - Мэйджер ЭннВалентина
28.03.2014, 1.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100