Читать онлайн , автора - , Раздел - Мэйджер Энн в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Мэйджер Энн
Опасная рапсодия

Энн МЭЙДЖЕР
ОПАСНАЯ РАПСОДИЯ
Глава 1
Офис компании "Тори Кемикелс" располагался на Кромвель Роуд. Это было высокое внушительное здание из бетона и стекла, многочисленные этажи которого жадно устремлялись ввысь, словно стремясь заявить своей высотой о несомненном благосостоянии и индивидуальности. У ступенек, ведущих к широкой стеклянной панели, открывающихся в обе стороны дверей, дежурил охранник в форме.
Эмма была уверена, что с его наметанным глазом он посчитал бы, что ей скорее подошел бы другой вход - за углом - для персонала, но, призвав на помощь весь свой небольшой запас самообладания, она поднялась по ступенькам, толкнула дверь и вошла в здание.
Она сразу почувствовала, как ее туфли утонули в густом ворсе роскошного изумрудно-зеленого ковра. За низкой темного цвета конторкой восседала роскошная блондинка. Ее искусно подведенные брови вопросительно приподнялись при появлении Эммы - она, казалось, была крайне удивлена такому явлению. Эмма с трудом сглотнула и подошла к конторке.
- У меня назначена на одиннадцать встреча с мистером Торном, - произнесла она.
Блондинка заглянула в регистрационный журнал.
- Вы мисс Хардинг?
Эмма кивнула. Теперь, когда она была здесь, ее колени снова, начали дрожать, и она могла только надеяться, что они сейчас не подогнутся. О, Боже, подумала она в крайнем волнении, ну почему Джонни должен был поставить ее в такое ужасное положение?
Блондинка нажала на кнопку селектора, и Эмма, сразу очнувшись от своих мыслей, услышала, что она говорит с секретарем Деймона Торна, сообщая ее имя и время, назначенное для приема. Положив трубку, блондинка повернулась к Эмме.
- Секретарь мистера Торна пришлет кого-нибудь, чтобы проводить вас в его офис, - произнесла она сдержанным тоном. - Присядьте пожалуйста.
Она неопределенно махнула рукой в сторону стоявших в отдалении нескольких комфортабельных кресел и вернулась к изучению стопки бумаг на столе.
Эмма нервно присела на краешек одного из красно-белых кресел и стала медленно стягивать с рук перчатки, раздумывая над тем, что она скажет Деймону во время этой встречи. Джонни неплохо устроился, оставшись в стороне от всего этого и спихнув на нее всю грязную работу. Но даже он не имел представления, какую нестерпимую боль он причинил ей, поставив ее в такое положение, иначе бы не раз подумал, прежде чем попросить ее о помощи, перекладывая вину за свой поступок на ее плечи.
По его немудреному рассуждению раз Эмма несколько лет назад была в более-менее дружеских отношениях с Деймоном Торном, она могла бы вступиться за него сейчас перед ним. Но ни Джонни, никто другой не знали всей истории ее отношений с Деймоном Торном и поэтому не могли знать, что она была последним человеком, которому Деймон Тори захотел бы пойти в чем-нибудь навстречу.
Эмма оглядела холл, заметила несколько автоматических лифтов и страстно пожелала, чтобы тот, кто должен был проводить ее к Торну, пришел бы как можно быстрее. Долгое ожидание было для нее невыносимо, и она страшно нервничала. Почему, ну почему Джонни совершил такую глупость? Попасть в такую историю!
Эмма взглянула на часы. Она ждала уже больше десяти минут. Сколько еще Тори собирался продержать ее в ожидании? Она с надеждой взглянула на секретаршу за конторкой, но та, казалось, забыла о ее существовании и теперь аккуратно полировала ногти.
Эмма вздохнула. Может быть, это был тактический шаг со стороны Деймона, чтобы заставить ее поволноваться? Хотя он и не мог знать о причинах, заставивших ее просить принять ее, но, возможно, он догадался, что ее просьба о встрече была связана с какими-то личными мотивами.
Звук спускающегося лифта возвестил о прибытии высокого худощавого молодого человека, который выжидательно окинул взглядом холл, и с облегчением вздохнул, заметив небольшую фигурку Эммы в кресле. Улыбаясь, он подошел к ней.
- Мисс Хардинг? - спросил он и, когда Эмма кивнула и торопливо поднялась, сказал:
- Сюда, пожалуйста.
Лифт быстро поднял их на последний этаж здания, где располагался офис Деймона Торна. Помимо обычных конторских помещений, он занимал на этом же этаже пентхауз - роскошные апартаменты, которые использовались для неофициальных приемов. Эмма знала об этом. Она однажды уже была там, хотя тогда она поднималась на другом лифте, из которого сразу можно было попасть в холл, ведущий к его апартаментам.
Сегодня же, когда дверцы лифта раскрылись, она увидела перед собой длинный коридор, покрытым красным ковром. Приглушенный стрекот пишущих машинок, доносящийся из полуоткрытых дверей, указывал на то, что сейчас она находилась в деловой части этажа, отведенной непосредственно под офисы компании, в которых кипела Работа.
Молодой человек, представившийся ей Джереми Мартином, провел Эмму в самый конец коридора, где вдали от нестройных шумов обычного суетного делового дня располагался офис секретаря Деймона Торна - Дженифер Велдон. Она работала у Деймона в его лондонском отделении больше десяти лет, и Эмма была уверена, что она узнала ее имя, так как не могла не знать об их отношениях восемь лет назад, когда Эмма неоднократно пользовалась его личным телефонным номером.
- Это мисс Хардинг, - сказал Джереми Мартин, пропуская Эмму вперед.
- Спасибо, Джереми, - Дженифер Велдон одарила молодого человека ледяной улыбкой, а когда он вышел, поднялась из-за стола и внимательно посмотрела на Эмму.
- Доброе утро, мисс Хардинг, - сказала она холодно. - Мистер Тори примет вас сейчас, но я должна предупредить вас, что он чрезвычайно занят, когда он бывает в Лондоне, и следующая встреча у него назначена на одиннадцать пятнадцать.
Эмма призвала на помощь все свое самообладание - она не позволит этой элегантной секретарше Торна запугать ее.
- Мое дело к мистеру Торну не займет очень много времени, - ответила она так же холодно. - Я могу войти?
Дженифер Велдон кивнула гладко причесанной головкой. Эмма постучала дрожащими пальцами по массивной двери кабинета.
Из-за двери раздался глубокий голос:
- Заходите.
И она вошла, плотно закрыв дверь перед лицом секретарши.
Кабинет Деймона Торна представлял собой довольно просторное по-деловому обставленное помещение с тяжелыми голубыми портьерами на широких окнах, из которых открывалась широкая панорама города. В центре ковра находился заваленный бумагами массивный красного дерева письменный стол с несколькими телефонами. На краю стола стоял поднос с напитками. Книжные полки на стенах в основном были заполнены научно-технической литературой в кожаных переплетах с золотым тиснением. Однако Эмма не замечала всего этого, ее глаза были прикованы к мужчине за столом, который вежливо поднялся при ее появлении. В эти первые мгновенья их встречи она пыталась понять, что же изменилось в нем. Семь с половиной лет - солидный срок. За это время она видела только его редкие снимки в газетах, которые не воздавали ему должного.
Деймону Торну не так давно перевалило за сорок, но выглядел он моложе своих лет. Это был крупный широкоплечий плотный мужчина с иссиня-черными волосами чуть тронутыми сединой. Глубоко посаженные зеленые глаза и полные почти чувственные губы делали его лицо скорее мужественным и сильным, чем красивым. Тем не менее он был мужчиной, которого женщины находили привлекательным даже безотносительно к его богатству и положению в обществе.
Его глаза прищурились при ее появлении, и густые черные ресницы спрятали их выражение, но его тон был насмешив, когда он произнес с довольно циничной улыбкой:
- Ну, ну, Эмма. Сколько лет, сколько зим! Эмма, теребя в руках перчатки, попыталась с достоинством пройти короткое расстояние от двери до стола. Для нее он почти не изменился, и, как и раньше, само его присутствие действовало на нее электризующе.
- Доброе утро, - произнесла она, не называя его по имени, потому что просто не знала, следовало ли ей теперь обращаться к нему просто по фамилии или, как когда-то, называть его Деймоном.
Деймон Торн вышел из-за стола и пододвинул ей кресло, жестом предлагая присесть. Эмма села, боясь, что если она не сделает этого, ноги не удержат ее.
- Могу я предложить что-нибудь выпить? - спросил он и, когда она отрицательно покачала головой, добавил:
- Может быть, кофе?
- Нет, спасибо. Я.., вы, должно быть, удивлены моим визитом, - не поднимая на него глаз, она внимательно изучала ровные овалы ногтей на своих руках.
Деймон вернулся на свое место за столом, но вместо того, чтобы сесть, потянулся к коробке сигар, стоящей на столе, взял одну из них и поднес к ней зажигалку, задумчиво разглядывая Эмму.
- Да, - сказал он наконец, когда сигара задымилась, издавая приятный аромат гаванского табака. - Должен признать, мне это действительно любопытно.
Эмма заставила себя взглянуть на него.
- Это Джонни, - сказала она ровным бесцветным голосом. - Он, похоже, попал в нехорошую историю.
Деймон Торн уселся в свое кресло, лениво откинувшись на спинку, и саркастически посмотрел на нее.
- Да? Вы имеете в виду, конечно, вашего брата Джонни?
- Конечно, - Эмма кивнула.
- Продолжайте.
Эмма попыталась подобрать нужные слова. Рассказать все, как было, называя вещи своими именами, означало бы полностью признать вину Джонни, в то время как на самом деле он был жертвой владевшей им страсти, которую он не в силах был побороть. Но как она могла объяснить все этому магнату, у которого не было абсолютно никаких причин симпатизировать ее брату? Ведь это был тот самый Деймон Торн, чьи компании были рассеяны по всему свету и который был известен в деловых кругах как человек исключительно жесткий и безжалостный в отстаивании своих деловых интересов и достижении цели. Он никогда бы не понял и не простил слабости любого из своих служащих, в том числе и ее брата, который работал в этом самом здании в отделе расчетов и, к сожалению, нашел свою зарплату недостаточной для оплаты своих карточных долгов.
Но это было не все. Джонни нашел способ изымать деньги, принадлежащие компании, и в течение последних шести месяцев осуществлял таким образом прибавку к своей зарплате, всегда надеясь на счастливый крупный выигрыш, упорно избегавший его до сих пор, который поправил бы его дела. Однажды воспользовавшись этим способом, он не осмелился рассказать об этом сестре, и если бы не неожиданная ревизия отдела расчетов, Эмма не знала бы об этом и сейчас. Впрочем, даже если бы у Джонни сейчас и была бы нужная сумма денег, чтобы возместить свои заимствования со счетов компании - что, конечно, было чисто риторической предпосылкой - у него не оставалось времени, чтобы изменить записи на счетах, которые бы скрыли его криминальные деяния.
Поэтому он и обратился к Эмме, и она, зная, что, если ничего не будет сделано, ее брата могло ожидать тюремное заключение или очень большой штраф, а возможно, и то, и другое и, к тому же, увольнение, была вынуждена согласиться поговорить о нем с Деймоном Торном.
Ее нерешительность не прошла незамеченной, и Деймон Торн, наклонившись вперед, сказал:
- Я полагаю, что трудности вашего брата не связаны с проверкой бухгалтерии, которая должна начаться на следующей неделе?
Эмма вскинула голову и посмотрела на него. На его загорелом лице было насмешливое выражение. Что-то в его словах заставило Эмму внимательно вглядеться в его лицо, но как она ни пыталась, не могла заметить ни удивления, ни озабоченности, как будто ему было известно об этом больше, чем ей.
Она нервно пригладила рукой тяжелую прядь черных волос, падавших на ее плечи, и невидящим взглядом уставилась прямо перед собой на один из бежевых телефонов на столе. Полуприкрыв глаза длинными ресницами, она раздумывала о его необычной проницательности... Или это была осведомленность?
Она видела, как он встал из-за стола, подошел к столику около стены, на котором стоял дымящийся кофейник, налил в чашку кофе, добавил сливки и сахар и, вернувшись к столу, поставил чашку на край стола перед ней.
- Вот, - сказал он просто. - Выпей. По твоему виду видно, что тебе это необходимо.
- Спасибо, - произнесла она вежливым голосом, почти автоматически поднесла ко рту чашку и отпила глоток.
Деймон Торн присел на край стола и посмотрел на нее внимательно. Потом пожал плечами и сказал:
- Хорошо, Эмма. Я облегчу твою задачу. Мне известно все о подделке Джонни записей в бухгалтерских книгах.
Чашка Эммы со стуком опустилась на блюдце.
- Ты знаешь! - выдохнула она. - И ты заставил меня сидеть здесь, мучаясь и не зная, как все это сказать тебе!
Охвативший ее гнев заставил ее забыть нервозность.
Он насмешливо улыбнулся.
- Ну, ну, Эмма, - сказал он бесстрастно. - Ты не можешь винить меня за это. В конце концов неважно, знал я об этом или нет. Это не меняет дела.
Конечно, он был прав, подумала она устало. Ей следовало бы догадаться, что опытные старшие бухгалтеры компании вряд ли могли бы попасться на неуклюжие уловки такого молодого служащего как Джонни. И, хотя сам Джонни об этом не знал, мельчайшие детали, касающиеся его работы у Торна, докладывался выше и выше, пока не достиг ушей самого Торна. Его, возможно, даже очень позабавило то, что она пришла просить за Джонни, хотя она еще и не успела этого сделать.
- Что же теперь? - спросила она, изо всех сил стараясь, чтобы он не заметил дрожи в ее голосе. Его близость смущала ее. Когда он сидел напротив нее по другую сторону стола, она могла убедить себя, что он был просто человеком, у которого служил Джонни, и к кому она пришла с просьбой о помощи. Но теперь, когда он был рядом, всего в нескольких дюймах от нее, память о прошлом захлестнула ее.
Неужели когда-то она имела влияние на этого сильного могущественного человека? Неужели было время, когда она лежала в его объятьях, а эти презрительно сжатые сейчас губы жадно целовали ее?
Жаркий румянец залил ее щеки, и она наклонила голову, надеясь, что он не заметит ее горящего лица. Заметил или нет, но он воздержался от комментариев.
- Я полагаю, что твое присутствие здесь говорит о твоем желании спасти брата от публичного разоблачения, - он затушил недокуренную сигару о край пепельницы. - Ради чего же, ты полагаешь, я взялся бы помочь тебе?
- Я вовсе этого не полагаю, - с трепетом произнесла Эмма. - Джонни попросил меня прийти сюда и поговорить о нем. Я.., я не могла отказать ему. Тем более, когда я знала, что поставлено на карту.
- Конечно, нет; - он поднялся и обогнул стол. Одетый в темный деловой костюм-тройку с белой рубашкой, он казался ей совсем чужим. Ну что ж, и отлично, подумала она.
- Я должен сказать, что, когда меня информировали о растрате, - Эмма поморщилась от его слов, - я знал, что рано или поздно ты придешь ко мне. Зная твой характер, не трудно было догадаться, что ты позволишь уговорить себя на что-нибудь подобное. Я довольно хорошо знаю твоего брата, и его слабость к карточным играм не осталась для меня незамеченной. Все указывало на то, что ты не останешься в стороне, и я оказался прав.
Эммы пожала плечами.
" - Мне следовало бы знать, что не стоит обращаться к тебе, - сказала она тихо. - В конце концов, тебе не за что быть мне благодарным, и я думаю, что тебе даже может доставить удовольствие то, что у Джонни будут неприятности.
Тори стукнул кулаком по столу.
- Черт подери, - раздраженно произнес он. - У тебя нет еще оснований делать такие заключения обо мне!
Эмма поднялась.
- Почему? Ты все-таки поможешь нам? - она была уверена, что он ответит отрицательно, и ей было почти все равно, что он ей скажет. Она только хотела как можно скорее выбраться из его кабинета - до того как самообладание покинет ее и она расплачется. Она сделала попытку поговорить с Деймоном. - Джонни не мог отрицать этого. Увы, ее попытка окончилась плачевно.
Деймон Торн вернулся на свое место за столом и испытывающе посмотрел на нее.
- Да, - сказал он, - я собираюсь помочь тебе, но не бесплатно.
У Эммы подкосились ноги, и она почти упала в кресло. Она испытала такое огромное облегчение, что даже сначала не обратила внимания на вторую часть его фразы. Она нащупала замочек сумочки, открыла ее и поискала сигареты, чувствуя, что ей необходимо закурить. Но до того, как она успела вынуть пачку сигарет из сумочки, Торн взял со стола сигаретную коробку из оникса и предложил ей. Она с благодарностью взяла сигарету, и он, щелкнув золотой зажигалкой, поднес огонек к ее сигарете. Когда она глубоко затянулась и позволила себе немного расслабиться, до нее вдруг дошел в полной мере смысл его слов. Она взглянула на него изумленно и покачала головой.
- Я... Я не понимаю. Естественно, Джонни вернет все деньги до последней монеты.
- Денежная сторона вопроса относится к компетенции моих бухгалтеров и меня не интересует, - сказал он сухо.
- Но что же мы еще можем заплатить? - все еще не доходило до нее.
- Не мы, - ответил он ровно. - Ты. Эмма уставилась на него. Дрожа, она встала и невольно отодвинулась от него. Для чего она была нужна Деймону? Конечно, после того, как прошло столько времени, не мог же он все еще...
- Нет, - сказал он резко, словно читая ее мысли. - Не воображай даже на минуту, что ты меня хоть как-то интересуешь в сексуальном плане! - он презрительно скривил в усмешке губы, и Эмма почувствовала, как внутри нее что-то сжалось и оборвалось. Его глаза оценивающе оглядели ее стройную фигурку в облегающем темно-зеленом костюме и белой блузке - очаровательную в своей неосознанной привлекательности. Хотя она и не была красавицей в прямом смысле этого слова, на маленьком пикантном лице выделялись огромные глаза и щедрый рот с пухлыми губами. Можно было с уверенностью сказать, что она была не просто хорошенькая, но даже очень привлекательная девушка.
- Тогда что же ты хочешь? - спросила она, теребя перчатки. - Я не секретарь, я работаю медсестрой в больнице.
В эту минуту зазвонил один из стоявших на столе телефонов, и он, наклонившись, поднял трубку.
- Торн. В чем дело?
Какое-то время он разговаривал по телефону, обсуждая различные технические детали. Эмма не прислушивалась к разговору. Не успел он положить трубку, как раздался зуммер селектора внутренней связи. Тихо выругавшись, он нажал кнопку селектора.
- Да?
Хорошо модулированный голос Дженифер Велдон был холоден и деловит.
- Здесь секретарь министра, сэр. Ему назначено на одиннадцать пятнадцать, а сейчас уже одиннадцать двадцать.
Деймон Тори взглянул на золотые часы на запястье.
- Скажите ему, что я освобожусь через пятнадцать минут, - сказал он тоном, не терпящим возражений.
- Но, мистер Тори...
- Передайте ему, мисс Велдон.
- Да, сэр.
Он снова нажал кнопку, отключая селектор. Эмма собралась с духом. Первоначальный шок от его слов проходил, но он еще не сказал ей, зачем она была нужна ему.
Он взглянул на нее.
- Итак, ты говорила, - спокойно продолжал он, явно совершенно не заботясь о том, что секретарь министра должен был ждать в приемной, пока он решит свои личные проблемы, - что ты медсестра, в этом качестве мне и понадобятся твои услуги.
Эмма с трудом сглотнула.
- Понимаю.
Хотя она ничего не понимала. Может быть, он был болен? Он не выглядел больным, но он мог страдать одной из тех ужасных болезней, при которых вначале не проявлялись явные симптомы заболевания. Она почувствовала слабость.
Деймон Тори вернулся к своему месту за столом и взял вторую сигару. После того, как Эмма снова отказалась сесть, он сказал:
- Ты, должно быть, знаешь, что я был женат? Эмма кивнула. Конечно, она знала. Разве он не женился на Элизабет Кингсфорд практически сразу после того, как они с ним перестали встречаться? И разве известие об этом не ранило ее в самое сердце?
- Ну, так вот. У меня есть дочь - Аннабель.
Ей шесть с половиной.
Эмма снова кивнула. Это она тоже знала. Несмотря на то, что они расстались, как ей казалось, навсегда, она с жадностью ловила любые новости о нем, время от времени просачивавшиеся в прессе.
- Но ты можешь знать другое - этого никогда не было в газетах - она слепая.
Он следил за меняющимся выражением ее лица - ее глаза расширились, а губы сострадательно дрогнули.
- Когда ее мать погибла в автомобильной катастрофе, Аннабель была с ней. Элизабет ехала слишком быстро, а поворот оказался слишком крутым. Аннабель получила сильный удар по голове, а когда пришла в себя, она перестала видеть. Вот и все.
Эмма покачала головой.
- Мне очень жаль, - сказала она, чувствуя неадекватность своих слов. Будет ли она когда-нибудь видеть?
- Специалисты думают, что это возможно, но я не разделяю их надежды, проговорил он медленно. - В любом случае, еще слишком рано говорить об этом. Она еще слишком мала для любой серьезной операции. Я не дал бы согласия. - он пожал широкими плечами. - Вот в чем проблема. Няня, которая была с Аннабель восемнадцать месяцев со времени катастрофы, выходит замуж. Мне нужна новая компаньонка и няня для ребенка. Я не люблю чужих людей в доме - тебя, по крайней мере, я знаю. Договорились?
Эмма была смущена и сбита с толку. Ей нужно было время, чтобы обдумать все это. Меньше всего ей хотелось бы жить в одном доме с Деймоном Торном, часто видеть его и заботиться о его дочери. Но какой у нее был выбор? Или она соглашалась и спасала Джонни от тюрьмы, или отказывалась, и тогда Джонни оставался один на один со своей судьбой.
- У.., у меня есть работа, - сказала она уклончиво. - Я в штате больницы, и к концу года ожидаю повышения. Я не знаю, что и сказать.
Он насмешливо улыбнулся.
- О, я думаю, что ты согласишься, - произнес он равнодушно. - В конце концов, если ты не согласишься, дело обернется крупными неприятностями для твоего брата.
- Ты отвратителен, - воскликнула она, не в силах больше сдерживаться.
- Можно было бы сказать, циничен! - сказал он насмешливо. - А если и так, тебе следует благодарить за это только себя, не так ли?
Эмма отвернулась. Она не могла больше смотреть на него. Он не знал, что он говорил. Он не знал, о чем просил.
- Кажется, у меня нет выбора, - сказала она тихо. - Я.., я должна подать заявление об увольнении. Заявления обычно подаются за месяц...
- Укажи, что ты отработаешь только полмесяца, - сказал он коротко. - Я заплачу тебе за две другие недели. Если кто-то будет возражать, отошли их ко мне.
Эмма вскинула голову.
- Ты думаешь, что за деньги все можно купить! - почти выкрикнула она гневно. Он покачал головой.
- Я знаю, что нет, - сказал он серьезно. Я не понимаю, почему ты так злишься. Ты должна быть мне благодарна. Вместо того, чтобы провести остаток зимы в этом холодном климате, ты будешь нежиться на солнце на Багамах.
- На Багамах! - Эмма была изумлена.
- Конечно. Я живу теперь там, разве ты не знала? Впрочем, возможно, что ты и не знала. Как и здоровье Аннабель, эта информация не для печати.
Глава 2
Когда Эмма вернулась в квартиру, в которой они жили вдвоем с Джонни, он уже ждал ее. Они поселились в этой маленькой квартирке возле Эрлз Корта четыре года назад после смерти их родителей. Каких-либо средств для существования у них не было, и они были вынуждены продать свой старый дом.
Джонни вскочил с кушетки, на которой он лежал в ожидании ее прихода, с волнением глядя ей в глаза.
- Ты видела его? Он не прижмет меня? Ты смогла убедить его, что это не моя вина? Что он сказал?
Эмма устало покачала головой.
- Джонни, - воскликнула она. - Дай же мне сказать. Ты задал сразу целую дюжину вопросов. Да, я видела его. Нет, тебя не отдадут под суд...
- О, Эм! Эм, дорогая! - Джонни подхватил ее и, подняв в воздух, закружил по комнате. - Я знал, что ты сможешь это сделать!
Эмма села на стул и закурила сигарету. Руки ее еще дрожали. Она еще не свыклась с мыслью о предстоящих переменах в жизни. Помимо всех ее трудностей, была еще проблема, касавшаяся Джонни. Хотя ему было двадцать шесть, и он был на год старше нее, всегда казалось, что он был младшим в семье, и когда он попадал в неприятности, вызволять его всегда приходилось Эмме. Только подумать, что она должна была оставить его и уехать за тысячу миль.., откуда уже не сможет следить, чтобы он регулярно питался и не пил слишком много, покупать ему рубашки и костюмы.
Джонни закурил сигарету и закружился по комнате, вальсируя.
- Эм, ты сокровище! Эмма вздохнула.
- Ты еще не знаешь всего, - сухо сказала она. - Даже Деймон Тори хочет иметь кое-что за свои деньги.
Джонни резко остановился.
- Что же он хочет? Кроме своих денег, конечно.
- Он хочет меня. По крайней мере, мои профессиональные услуги. Ему нужна няня и воспитательница для его дочери Аннабель. Это его цена.
Джонни передернул плечами и скривился.
- О, ну это не так ужасно, не так ли? Я имею в виду, что, работая на Торна, ты не будешь вкалывать задаром, да? Я сначала подумал, что ты имела в виду... - он замялся. - Но почему у тебя такое кислое выражение? Работа у Торна будет гораздо легче, чем твой каторжный труд в больнице.
Эмма смотрела на него, широко раскрыв глаза, как будто только в первый раз увидела его по-настоящему.
- Честно говоря, Джонни, это уже предел всему! Ты же прекрасно знаешь, что я люблю свою работу, к тому же в конце года меня ожидало повышение. Я вовсе не хочу бросать свою работу, чтобы быть нянькой у маленького ребенка. Но тебе нет дела до меня, не так ли? Лишь бы тебе выйти сухим из воды!
Джонни несколько смутился.
- Ну, не надо так, старуха.
- И не называй меня "старухой", - воскликнула она рассерженно. - Может быть, ты не будешь так доволен собой, когда я скажу тебе, что я уезжаю из Англии. Аннабель живет на Багамах, у Деймона там дом.
- Что? - Джонни был обескуражен. - А я...
А квартира?
Так как больница, где работала Эмма, была недалеко от се квартиры, она могла все свое свободное время проводить дома. Она была и экономкой для Джонни, и кухаркой, и уборщицей, покупала продукты и чинила одежду. Она безропотно несла весь этот груз обязанностей - с тех пор, как она рассталась с Деймоном, не было мужчин, которые бы играли в ее жизни сколько-нибудь серьезную роль, и Джонни привык полностью полагаться на нее.
- Мне жаль, - сказала она. - Но это цена, которую мы должны заплатить. Или я соглашаюсь поехать на Санта-Доминику и заботиться об Аннабель, или ты отправляешься в тюрьму, все очень просто.
Джонни в гневе сжал кулаки.
- Как типично для него - выставлять свои условия, - воскликнул он раздраженно.
- Джонни! Ты сам втянул нас в эту историю, - ответила Эмма, непроизвольно защищая Деймона Торна. В конце концов, его условия не были такими уж суровыми.
- Я знаю, знаю. Можешь не напоминать мне. Но это типично для него сделать какую-нибудь подлость, чтобы заставить меня потом страдать.
- О, Джонни!
- Но ведь это правда! Боже мой, в Лондоне полно агентств, где можно найти и няньку, и компаньонку, и гувернантку, или что он еще хочет - и гораздо более квалифицированную, чем ты. Да и сколько лет его дочери? Ей не может быть больше шести. Это просто смешно. Почему он хочет именно тебя? Почему он не мог разрешить мне просто внести деньги и закрыть это дело?
Эмма покачала головой.
- Я знаю не больше, чем тебе рассказала. Я не знаю, почему он хочет нанять именно меня. Из его сегодняшнего поведения очевидно только, что он совершенно явно презирает меня.
- Вот видишь! Он забирает тебя, чтобы насолить мне.
Эмма вздохнула.
- Но, какие бы ни были у него причины, мы должны принять его условия. Я не думаю, что ты готов сесть в тюрьму, чтобы насолить ему, или я не права?
Джонни наклонил голову.
- Нет, - недовольно буркнул он. - Сколько ты собираешься отсутствовать? И что мне делать, когда ты уедешь?
- Я не знаю, Джонни. Я честно не знаю. Это очень беспокоит меня, так же как и тебя, ты уж поверь мне.
- А его планы? Он все решил подозрительно быстро.
Эмма закусила губу.
- О, Бог мой, я забыла тебе сказать. Он уже знал, что ты натворил и ждал моего прихода.
- Свинья, - выкрикнул Джонни взбешенно. - Мне следовало знать, что ничего не происходит в конторе, о чем бы он не был осведомлен.
- В конце концов это не имеет значения. Это избавило меня от тягостных объяснений. А сейчас нам ничего не остается, как принять его условия.
Эмма сбросила туфли и взглянула на часы.
- О, уже почти час. Мне в два заступать на дежурство, а я еще должна написать заявление об уходе.
Джонни беспокойно прошелся по комнате.
- Когда ты уезжаешь?
- Думаю, что через две недели или раньше. Его секретарь должна позвонить мне и сообщить более подробную информацию. Я думаю, мне придется купить летние платья. Хотя сейчас и январь, на Багамах тепло круглый год.
Джонни недовольно повел рукой.
- Только представить себе, - пробормотал он. - Я должен буду торчать здесь, а ты собираешься классно развлечься.
Эмма резко повернулась к нему. Без туфель она была только ненамного ниже его.
- Ты самый эгоистичный человек из всех, кого я знаю, - воскликнула она. Меня не очень занимает, куда мне придется ехать - я хотела бы остаться здесь, где у меня есть друзья, моя работа. Неужели ты серьезно полагаешь, что какой-то уединенный островок, даже если там и великолепный климат, может компенсировать то, что я здесь оставляю? И, главное, как, ты думаешь, я буду чувствовать себя, живя в доме Торна, находясь у него в услужении?
Джонни слегка смутился.
- Да, наверное, это будет не слишком весело. Одно дело жить в Нассау, а другое - в его доме. Извини, Эм, я не подумал. Я буду ходить куда-нибудь есть, и буду сдавать белье в прачечную, обо мне не волнуйся.
- Да, - медленно произнесла Эмма. - Если бы ты так делал... Но ради Бога, не одевайся неряшливо только потому, что меня нет рядом и я не могу проследить, как ты одет.
Джонни скривился.
- Я не полный идиот. Но что будет с моей работой? Они меня не уволили?
- Он говорит, что ты можешь остаться, а деньги, которые ты должен, будут, естественно, еженедельно вычитаться из твоего жалованья до погашения долга.
- Естественно, - мрачно проворчал Джонни. - Ну ладно, раз такие дела.
Эмма взглянула на него и, повернувшись, прошла в ванную. Ей еще надо было переодеться, и, возможно, ей еще удастся перехватить что-нибудь в больничной столовой до начала работы

***

В течение следующих двух недель у Эммы не было времени размышлять о причинах, скрывавшихся за требованием Деймона Торна поступить к нему на службу. Ее дни были заполнены работой, посещением магазинов, где она купила кое-какие летние платья, оформлением необходимых для переезда в Нассау документов. А ночами, когда она не могла уснуть, то принимала снотворное и отказывалась думать о последствиях.
Коллеги в больнице знали о ее предстоящем уходе и не скрывали любопытства. Ей пришлось сказать, что она устраивается работать к Торну и переезжает на Багамы.
- Но, дорогая, - воскликнула, услышав это, ее подруга Джоанна Денхем. - Ты ведь когда-то, по-моему, его хорошо знала? Я хочу сказать, мне знакомо его имя. Он - тот американский миллионер, с которым ты когда-то встречалась?
Эмма постаралась скрыть свое смущение и ответить небрежно.
- Он только наполовину американец. Его мать была англичанкой. Я действительно знала его раньше, но.., не слишком хорошо.
Когда она встречалась в Деймоном, Джоанна еще не работала в больнице. Она, безусловно, слышала об этом разные сплетни, но у Эммы не было желания посвящать ее в свое прошлое. Вместо этого она постаралась создать у Джоанны впечатление, что они с Торном были едва знакомы.
- Ну, тем не менее, - продолжала Джоанна, - я думаю, что ты правильно поступаешь. Хорошо работать в больнице, но я сама отдала бы все на свете за возможность погреться на солнышке.
Эмма, естественно, давала понять, что она сама решила оставить работу в больнице, и отнюдь не по принуждению. Ее только очень огорчало, что сестра-хозяйка, которая всегда к ней очень хорошо относилась, теперь могла разочароваться в ней, решив, что Эмма забыла все хорошее, что для нее делалось. Но объяснить ситуацию, не раскрыв роль Джонни в ней, было невозможно.
Вечером предпоследнего дня ее работы в больнице девушки, с которыми она работала, устроили ей проводы, а потом все они отправились к ней домой. Кроме пяти ее коллег-медсестер и двух студентов, работавших в госпитале на практике, к ним присоединился Джонни и его друг Мартин Вебстер.
В квартирке стоял веселый гвалт, и Эмма с сожалением думала, что теперь, наверное, очень не скоро она сможет так хорошо провести время. Они достали пластинки и начали танцевать под радиолу. Все поддразнивали Эмму, расписывая ее будущую увлекательную жизнь, и Эмма стала думать, что, может быть, все будет не так уж и плохо. Деймон Торн вряд ли часто будет находиться дома. Он был слишком беспокойным человеком, слишком озабоченным положением дел в своей империи. Нассау располагался довольно далеко от Лондона, даже принимая во внимание современные скорости. Конечно, он находился не так уж далеко от Нью-Йорка, но она не сомневалась, что Деймону быстро наскучит пребывание на его уединенном островке.
Эмма готовила кофе на кухне, когда раздался звонок в дверь. Джонни пошел открывать дверь, думая, что это мог быть кто-то из соседей с жалобой на шум. Однако на пороге стоял Деймон Торн.
Эмма вышла из кухни взглянуть, кто пришел, и когда ее глаза встретились со взглядом Торна, сердце ее почти остановилось.
Джонни отступил назад и пожал плечами.
- Желаете войти, мистер Торн? - язвительно спросил он.
Деймон Торн, едва взглянув на молодого человека, прошел мимо него в прихожую. Его крупная фигура доминировала в комнате; танцевавшие пары замерли и наблюдали за ним.
- Не уделишь ли мне несколько минут, Эмма? - спросил он, оглядывая дебри пустых стаканов и полных окурков пепельниц загромождавших стол.
Эмма закусила губу.
- Я.., хорошо... Видишь ли, у меня сегодня небольшая вечеринка, - сказала она, смутившись. - Не потерпит ли это до утра?
- Боюсь, что нет. Мы можем поговорить на кухне.
Он пересек комнату, и присутствующие расступились перед ним, освобождая дорогу. Как будто он был здесь хозяином, нахмурившись, подумала Эмма. Деймон прошел за ней на кухню и твердо закрыл за собой дверь, прислонившись к ней спиной. В комнате снова зазвучали голоса и послышался смех. Эмма немного расслабилась.
- Что ты хочешь? - спросила она, развязывая фартук, который она надела поверх оранжевого плиссированного платья.
Деймон оглядел ее с ног до головы, на мгновение задержавшись взглядом на ее губах.
Несмотря на возраст, в нем чувствовалась большая энергия и жизненная сила, чем в любом из молодых людей, находившихся в соседней комнате. Рядом с ним они казались незрелыми и неопытными.
Он пожал плечами, вынимая портсигар.
- Вообще-то я хотел убедиться, что ты собираешься выполнить свою часть нашего договора, - небрежно сказал он, вызывая раздражение Эммы. - Джонни не сказал тебе, что все его ошибки исправлены?
- Нет, он ничего не говорил, - ответила Эмма коротко. - В любом случае, я не сомневаюсь, что у тебя сохранилось достаточно доказательств против него, которыми ты можешь воспользоваться в любое время, если я нарушу какие-либо твои планы.
- Ты абсолютно права, - сказал он с иронией в голосе. - Однако я полагаю, что эта вечеринка нечто вроде проводов. Я заходил раньше, и когда никто не открыл, один из твоих соседей поделился со мной исчерпывающей информацией.
- Тебе повезло с ними, - сказала Эмма. - Ну, это все?
- Не совсем. Я улетаю утром в Гонконг, поэтому сейчас здесь. Я не увижу тебя больше до отъезда. Мисс Велдон говорит, что у тебя есть все необходимые инструкции и ты знаешь, что мой кузен Крис встретит тебя в Нассау.
- Да, - ответила Эмма невыразительным голосом.
- Хорошо, - он кивнул и выпрямился. - Не смотри так грустно, Эмма. Я гарантирую, что тебе не будет скучно. Санта-Доминика достаточно близко расположена от Нью-Провиденса, там можно развлечься и отдохнуть не хуже, чем в Англии.
Глаза Эммы гневно сверкнули.
- Ты не можешь представить, что я бы предпочла Лондону этот холодный скучный остров? - воскликнула она. - Для меня Лондон - дом. Я не хочу уезжать на Багамы, как бы красиво ты все не расписывал.
Он насмешливо улыбнулся.
- Это говорит о твоем незнании мира, - лениво заметил он. - В этом, как и в других вопросах, Эмма, ты считаешь, что знаешь все на свете лучше других. Ты действительно так думаешь?
Щеки Эммы запылали.
- Пожалуйста, уходи, - произнесла она глухо.
- С удовольствием, - он кивнул и распахнул дверь.
После того, как он ушел, к Эмме подошла Джоанна.
- Это был твой новый шеф? - воскликнула она в изумлении. Эмма кивнула.
- Но, дорогая, он просто удивительный, не правда ли? Господи Боже, если бы я была на твоем месте, я прыгала бы от радости. Совсем не удивительно, что ты даешь отставку старому Сант-Бенедикту.
Эмма покачала головой.
- О, Джоанна, все это не так просто. Джоанна несколько скептически посмотрела на нее.
- Моя дорогая, если правда то, что вы, как говорят, были вот так однажды, - говоря это, она скрестила пальцы, - тогда, будь я на твоем месте, я заложила бы душу черту, только чтобы все заново завертелось. В конце-то концов, тебе уже двадцать пять, дорогуша, а в этом возрасте большинство девушек уже замужем.
Эмма выдавши из себя улыбку.
- Я посвятила себя карьере, Джоанна. Разве ты не знала?
Но ночью, когда она лежала одна в постели, Эмма почувствовала, что не может сдержать слез, которые предательски катились по ее щекам. Если бы только Джоанна знала, от чего Эмма отказалась, она не стала бы язвить по поводу возраста. Семь лет назад у Эммы было все для счастья. Но она не смогла принять его.
Глава 3
Самолет, которым она летела, приземлился в Нью-Йорке в 16 часов. Ей был забронирован номер в отеле недалеко от аэропорта, где она и провела остаток дня и переночевала. На следующее утро она вылетела в Нассау.
Большинство пассажиров составляли пожилые бизнесмены с женами, летевшие в Нассау провести там пару-тройку недель. И хотя они ничего не знали о ней, были к ней очень добры, и в течение всего полета она болтала то с одними, то с другими. Когда они приземлились в международном аэропорту Нью-Провиденса, она попрощалась со своими новыми знакомыми и вышла из здания таможни.
Был великолепный безоблачный день. Одетые в белое носильщики, казалось, не чувствовали жары, чего нельзя было сказать об Эмме. На ней все еще был твидовый костюм, в котором она улетала из Англии. Кроме блузки, которую она сменила утром, ее одежда в целом была рассчитана на более холодный климат. Через руку у нее было перекинуто шерстяное пальто из ламы, а у ног стояли чемоданы.
Она оглянулась, но не увидела никого, кто, по ее представлению, мог бы быть кузиной Торна - Крис. Если эта девушка была родственницей Деймона, она скорее всего должна была бы быть хоть чуть-чуть похожа на него. Но вокруг не было никаких темноволосых женщин - только высокий светловолосый худощавый мужчина, который стоял недалеко от Эммы и задумчиво внимательно разглядывал ее.
Эмма, смутившись, отвернулась, решая, следует ли ей подойти к справочному столу и оставить записку там, что она будет в кафетерии - на тот случай, если кто-нибудь будет интересоваться ею. Брать такси и ехать в город не имело никакого смысла - она даже не знала адреса, куда ей следовало ехать.
Подняв чемоданы, она снова повернулась к зданию аэропорта, но неожиданно мужчина, перед этим внимательно разглядывавший ее, словно очнувшись, быстро направился к ней. У Эммы промелькнула мысль - кем бы он мог быть? Мужчина был одет в легкий летний костюм бежевого цвета, его почти серебристые волосы слегка шевелились от легкого бриза, на вид ему было лет тридцать, и он определенно был очень привлекательным.
Подойдя к ней и еще раз оглядев ее с ног до головы; он сказал:
- Извините, что я так разглядывал вас, но я, наконец, решил, что вы, должно быть, все-таки Эмма Хардинг. Я не ошибся?
Эмма с облегчением взглянула на него.
- Да, я Эмма Хардинг. Ведь вы меня встречаете?
Когда он кивнул, она продолжила.
- О, слава Богу, я уже стала бояться, что кузина.., мистера Торна забыла о моем приезде, - она слегка запнулась перед тем как произнести имя.
Он усмехнулся.
- Разве Деймон не сказал, что я встречу вас? Я сначала решил, что это не вы, потому что вы даже не взглянули на меня.
Эмма улыбнулась.
- Так вы - Крис Торн?
- Конечно. Она рассмеялась.
- Не знаю почему, но я ожидала увидеть девушку. Ну, знаете, Крис уменьшительное от Кристины.
Он взял ее чемоданы и направился к низкому белому спортивному автомобилю.
- Это также уменьшительное от Кристофера, - сказал он, кладя чемоданы на заднее сиденье и помогая ей сесть в машину. - Вы тоже не совсем такая, как я ожидал. Намного моложе и привлекательнее.
Эмма покраснела.
- О, спасибо, - сказала она, усаживаясь. - Я уже чувствую себя лучше.
Поездка в Нассау с Кристофером Торном была запоминающейся. Он повез ее вдоль морского берега, стараясь показать все прелести живописных окрестностей. Эмма подумала, что она никогда не смогла бы описать это место Джонни и Джоанне так, чтобы это не выглядело, как отрывок из рекламной брошюры для туриста. Несмотря на ее уверения, что Багамы ничуть не привлекали ее, она не могла сдержать возгласов удовольствия, увидя сказочные розоватые пляжи и кремовую береговую полоску. Названия пляжей также были очень экзотичны: пляж Любви, Райский.
Кристофер Торн взглянул на нее и кивнул головой направо, в сторону поля для игры в гольф.
- Здесь есть, где провести время, - заметил он лениво. - Можно плавать, кататься на водных лыжах, нырять с аквалангом. Вы плаваете?
- О да, но я боюсь, что никогда не занималась ничем другим из того, что вы упомянули.
- Ну, у вас будет такая возможность, - сказал он, улыбаясь. - Я сам займусь вашим обучением.
Нассау в это время дня был переполнен, но Кристофер смог проскочить между группками велосипедистов и такси и въехал во двор огромного отеля. Все здание было белого цвета, с множеством окон с жалюзи и балконами, с которых открывался вид на Нассау. Кристофер отдал ключи от машины служащему отеля и подозвал мальчика, чтобы забрать чемоданы Эммы. Помогая ей выйти из машины, он сказал:
- Пойдемте, вам забронирован номер, вы там сможете принять душ и переодеться.
- Я бы не отказалась, - воскликнула Эмма, кивая и направляясь впереди Кристофера к отелю. Она оставила Кристофера внизу и поднялась на лифте в сопровождении необычайно предупредительного служащего отеля в свой номер. Номер, который Кристофер забронировал для нес, был обставлен современной мебелью в шведском стиле с кремово-зеленой обивкой в тон стен. К комнате примыкала ванная. Глядя на все это великолепие, Эмма удивилась, почему Кристофер заказал ей такой шикарный номер, если они собирались отправиться в Санта-Доминику сразу после ленча.
Она приняла ванну, вытерлась насухо и стала доставать из чемодана чистое белье. Затем она извлекла из чемодана бледно-голубое творение из тонкого джерси, которое выгодно подчеркивало достоинства ее стройной фигурки. Она провела расческой по густым, падающим на плечи шелковистым волосам и чуть подвела губы коралловой помадой.
Наконец, почувствовав себя снова полностью готовой для встречи с миром, она спустилась вниз. Был второй час, и она почувствовала, что проголодалась.
Увидев в фойе Кристофера, который, завидев ее, поспешил навстречу, она облегченно вздохнула.
- Пойдемте, - сказал он, широко улыбаясь, - я страшно голоден.
- И я тоже, - ответила Эмма, позволив ему по дороге в ресторан взять ее под руку.
Их столик, который Кристофер зарезервировал заранее, располагался на террасе, с которой открывался вид на причал. Они выпили мартини, и Эмма не возражала, когда Кристофер выбрал блюда на свой вкус. Они съели дыню, затем устрицы с зеленым салатом и свежеподжаренным картофелем, а напоследок попробовали фруктовый салат с кремом, сверху посыпанный орехами. Эмма выпила еще две чашечки кофе.
После ленча, насытившись, она откинулась назад и взяла предложенную Кристофером сигарету. Он поднес зажигалку к кончику ее сигареты, потом закурил сам.
- Ну как, вы остались довольны? - спросил он.
- Вы же знаете, что да, - она улыбнулась. - Вам, наверное, могло показаться, что я ужасная обжора?
Он рассмеялся и покачал головой.
- Нет. Мне очень нравятся девушки, которые едят с аппетитом, не стесняясь, и при этом наслаждаются едой, а не клюют как птички кое-как, боясь поправиться. Я бы сказал кроме того, что вам не стоит так уж беспокоиться по этому поводу.
- Сейчас нет, но боюсь, что моя жизнь здесь будет не такой обременительной, как в Лондоне, когда я работала в больнице, и, возможно, скоро я обнаружу, что кое-где набрала пару дюймов. Мне следует быть осторожной, - она улыбнулась.
- Чем вы занимались в Англии? Я имею в виду не то, что вы работали медсестрой, а ваше хобби. Вы много времени проводили вне дома? Где вы бывали?
Эмма покачала головой.
- Вообще-то нет. Я иногда ходила на лекции, иногда выбиралась в театр. Я люблю ходить на концерты, мне нравятся различные направления в музыке, а еще я обожаю читать.
Кристофер был, заинтригован.
- В самом деле? А что вы читаете? Она пожала плечами.
- Почти все. Мне нравятся триллеры, романтические истории - все, что хорошо и интересно написано.
- А вы слышали о Кристмасе Холли?
- Кристмас Холли? - Эмма нахмурилась. - Ну да, конечно, это частный детектив из романов Майкла Джефриса, - она рассмеялась. - Эти романы довольно интересны. Я думаю, что читала два или три.
Кристофер широко улыбнулся.
- Два или три! - воскликнул он насмешливо. - Я написал двадцать семь, если хотите знать.
Эмма была изумлена.
- Так вы - Майкл Джефрис! - она затянулась сигаретой. - Как удивительно! Только представить, что я встретила создателя Кристмаса Холли. А имя, как вы придумали его?
- Ну, Кристмас не так уж непохож на Кристофера, а Холли - это остролист с шипами, а шипы - это уже по части моей фамилии. Неплохо, да? Я ведь Кристофер Майкл Тори. Вот и все объяснение.
- Ну, я, во всяком случае, думаю, что это просто здорово, - с энтузиазмом воскликнула Эмма. - Чтобы что-то прочитать, нужно чтобы это сначала кто-нибудь написал. Я никогда до этого не была знакома с писателем. Вы живете на Санта-Доминике?
- Нет, - он покачал головой, и она разочарованно вздохнула.
- Я живу на Санта-Кристине. Это почти рядом, всего в паре миль от Санта-Доминики. Так что мы будет соседями. Для меня будет приятным разнообразием поговорить с тем, кому не безразличны мои книги.
- Это замечательно, - улыбнулась Эмма. - А кто живет на Санта-Доминике, кроме Анна-бель, конечно?
Он пожал плечами.
- Ну, это Тэнси, старая няня Аннабель. Я думаю, что она вам понравится. Когда-то она была нянькой маленького Деймона. Другая прислуга. И Луиза Мередит - она гувернантка Аннабель.
Эмма была изумлена.
- Но ведь если у Аннабель есть няня и гувернантка, я совершенно не нужна ей! Кристофер задумался.
- Я не сказал бы этого, - ответил он, качая головой. - Тэнси уже стара, чтобы следить за шестилетним ребенком, гулять с ней, особенно учитывая состояние Аннабель. А что касается Луизы... От нее не особо много пользы. О, она учит Аннабель читать по системе Брайля. Я полагаю, Аннабель много узнает для себя нового из общения с ней, но Луиза совершенно не способна нормально, не свысока, а как с равной себе, общаться с ребенком. Луиза не способна снизойти, чтобы повозиться, поиграть с ребенком. Она слишком сдержанная и сухая.
- Понимаю, - вздохнула Эмма. - А кто раньше ухаживал за девочкой?
- Бренда Лоусон. Ей около тридцати. Она вышла замуж за отошедшего от дел американского бизнесмена, который решил поселиться в Испанском Уэльсе. - Он поднялся. - Вы готовы?
Эмма кивнула, и Кристофер помог ей встать. Вместе они вышли из ресторана. В холле отеля он остановился.
- Как вам понравилась ваша комната?
- О, очень. - Эмма нахмурилась. - Мы собираемся остаться здесь на ночь? Кристофер усмехнулся.
- У меня была такая мысль. Вы не против?
- Дело не в этом, - невольно воскликнула Эмма - Из инструкций, которые я получила, я поняла, что мы должны выехать на Санта-Доминику сразу после ленча.
- Инструкции Деймона, - сухо заметил Кристофер. - Послушайте, он, может быть, большая шишка в Англии и в Штатах, но здесь он всего-навсего мой кузен, и мы поступим так, как я говорю. Вы хотите остаться?
- Ну, мои желания не играют никакой роли, - сказала Эмма, вздыхая.
Ей льстило, что этот симпатичный мужчина наслаждался ее компанией, но она не могла избавиться от мысли, что Деймон будет взбешен, если узнает об этом.
Кристофер начал потихоньку раздражаться.
- О'кей, - сказал он. - Решение за вами. Эмма наклонила голову.
- Пожалуйста, - сказала она. - Я не хочу неприятностей.
- Хорошо, мы остаемся. Боже мой, девочка! Никому не нужно, чтобы вы отчитывались за каждую минуту вашего пребывания здесь. Мы сейчас не в вашей больнице. Здесь жизнь протекает более разумно. Кроме того, я хочу показать вам остров. Нью-Провиденс - интересное местечко.
Так и оказалось. Эмма скоро забыла о своей тревоге и наслаждалась видами местных достопримечательностей, которые Кристофер показывал ей. Он настоял, чтобы она взяла с собой купальник, и впоследствии она была рада, что захватила его.
Сначала они прошлись по Нассау. Кристофер показал ей соломенный базар, где они купили ей соломенную шляпу от солнца с огромными полями. Себе Кристофер приобрел соломенную шляпу более консервативного фасона, и Эмма не могла сдержать смех, когда он залихватски сдвинул ее на затылок, подражая манере Мориса Шевалье.
Бей Стрит была улицей со множеством магазинов и лавок, но они не стали ничего покупать. Эмма не имела ни малейшего желания явиться на Санта-Доминику уже нагруженной подарками, которые она потом повезла бы домой.
В порту было полно самых различных суденышек - от маленьких рыбачьих лодок до элегантных катамаранов, блистающих хромом и белой краской.
Они наняли экипаж, запряженный лошадью, и проехали по городу, как настоящие туристы, не забыв посетить тихие спящие улочки окраин, хранившие воспоминания о тех далеких днях, когда город был наводнен самыми настоящими пиратами.
Эмма не верила и половине анекдотов, которые ей рассказывал Кристофер, но история острова заинтересовала ее, и она решила купить при случае книгу о прошлом этих мест.
Потом они пошли на пляж. Эмма никогда еще в жизни не купалась в таком теплом ласковом море. Она оставалась бы в воде до вечера, но Кристофер безжалостно поддразнивал ее, неоднократно утаскивая под воду. Наконец, она вышла из воды и легла на спину на полотенце, которое дал ей Кристофер. Соломенная шляпа прикрывала ее глаза, и она чувствовала себя удивительно хорошо. Она почти могла поверить, что оказалась здесь по своему желанию, а не потому, что Деймон Тори не оставил ей иного выбора.
Кристофер был отличным компаньоном. Он обладал даром, развитым его писательской деятельностью, говорить увлекательно, неизменно пробуждая интерес слушателей, даже о самых простых вещах, к тому же он отлично знал историю этих мест. Он изъездил вдоль и поперек Карибы, и действительно хорошо знал Ямайку и Тринидад.
Эмма была великолепной слушательницей, и сейчас, лежа на животе и подперев голову руками, она так и впитывала его рассказы о рабах, перебравшихся в Вест Индию.
- Несчастные парни, - говорил он, полуприкрыв глаза от яркого солнечного света. - Они поменяли одно рабство на другое. По крайней мере, на юге Штатов у них был кров и еда. Первое время некоторым из них с трудом удавалось сводить концы с концами, - он вздохнул. - А белые в те дни считали, что африканцы должны сначала научиться дисциплине и вообще не смогут выжить без их руководства. Они не могли себе представить, что те смогут обеспечить себя всем необходимым.
- Я удивляюсь, что вы не пишете об этих островах. В ваших книгах действие всегда происходит в Штатах, - сказала Эмма.
Кристофер широко улыбнулся и приподнялся на локте, так что его лицо было всего в нескольких дюймах от ее.
- Тактика, дорогуша, тактика, - заявил он жизнерадостно. - Мои книги хорошо продаются в Штатах, а это - мой хлеб с маслом. Да и кто я такой, чтобы разочаровывать своих многочисленных почитателей?
- Меркантильное создание! - Эмма наморщила носик, и снова улеглась на спину. Было очень тепло, и она чувствовала себя совершенно разомлевшей.
Кристофер взглянул на нее.
- Ну как, разве вы не рады, что мы не отправились сегодня на Санта-Доминику? - спросил он.
Эмма открыла глаза.
- Если вы имеете в виду, наслаждаюсь ли я сейчас, вы прекрасно знаете ответ - да, - ответила она. - Но я не могу побороть определенное чувство вины каждый раз, когда думаю об этом. Он состроил гримасу.
- Ну и не нужно. Никто не ждет нас. Я сказал Аннабель, что сегодня не вернусь.
- В самом деле? - Эмма рассердилась. - Вы были так уверены в неотразимости своего обаяния? Даже не зная меня?
Он усмехнулся.
- Сладость моя, если бы вы оказались второй Луизой Мередит, мы наверняка вернулись бы сегодня.
Эмма улыбнулась.
- Ну, хорошо. Я полагаю, днем раньше, днем позже ничего не изменит.
Они вернулись в отель после шести. Кристофер сказал ей, что его комната была этажом ниже, и предложил встретиться в баре, чтобы что-нибудь выпить перед обедом.
Эмма приняла душ, переоделась в шифоновое коралловое без рукавов платье, которое она сама сшила перед Рождеством, белые босоножки на высоком каблуке, поправила прическу и спустилась в холл. Она была рада, что захватила с собой это платье. На Кристофере был белый смокинг и он одобрительно оглядел ее, когда она вошла в бар.
- Я сказал вам, что мне нравится как вы одеваетесь? - спросил он, когда она потягивала из стакана предложенную им какую-то странную смесь, на поверхности которой плавали дольки и пластинки самых разных фруктов. Она подняла на него глаза.
- Мистер Торн, вы снова флиртуете!
- Вовсе нет, я не это имею в виду, - с улыбкой произнес он. - И на тот случай, если вы забыли, меня зовут Крис.
- Я не забыла, - ответила она и взяла предложенную им сигарету. - Это был чудесный день, я очень благодарна вам.
- Не благодарите меня, это я должен благодарить вас, - ответил он. - Хотя вы можете так подумать, но я вовсе не каждую встречную женщину нахожу такой привлекательной, как вы.
- Спасибо еще раз, - Эмма отвела взгляд - она не хотела, чтобы он подумал, что она могла воспринять его комплимент серьезно. Каким бы славным он ни был, Эмма знала, что у нее никогда не может быть серьезных отношений ни с кем из родственников Деймона.
После обеда они танцевали в зале под ритмичную музыку негритянского оркестра. Струящаяся мелодия была обольщающе чувственной, и никто не мог сказать, что его пульс не бился в такт музыке.
Эмма танцевала несколько раз с Кристофером, и дважды ее приглашали другие мужчины, к большому неудовольствию Кристоферу. Но она должна была признать, что больше всего ей понравилось танцевать с ним - он был великолепным партнером, отлично вел и к тому же его руки были прохладными, а не горячими и влажными, как у других ее партнеров. Он держал ее близко к себе, и она могла чувствовать его дыхание на шее и приятный слабый запах мужского лосьона.
- Вы хорошо танцуете, - сказал он, глядя на нее.
- Ну, это не от того, что у меня большая практика в этом, - сказала она, улыбаясь. - Я не часто ходила дома на танцы.
Было видно, что он не поверил ей, и она подумала, что бы он сказал, если бы она рассказала ему правду об их отношениях с Деймоном. Очевидно, их связь была уже забыта его семьей. В конце концов они никогда, не видели ее, она была для них только именем, и все это было так давно.
В половине двенадцатого они стояли на террасе, освещенной огнями располагавшегося за ней зала. Стоял чудесный вечер. В синем, как сапфировый бархат, небе висела огромная луна, и Эмма подумала, что она никогда не видела такого количества звезд.
- Давайте возьмем кэб и совершим ночную прогулку, - предложил Кристофер, поворачиваясь к ней.
Эмма заколебалась, но потом покачала головой.
- Не думаю, что нам стоит это делать. Уже довольно поздно, а завтра у меня будет нелегкий день. Я думаю, мне лучше пойти спать, если вы не против.
Кристофер состроил гримасу.
- О, Эмма, это означает, что вы все равно пойдете спать, буду я возражать или нет, - он пожал плечами и сдался. - Ну хорошо, я провожу вас до номера.
- Это не обязательно, - ответила она.
- Я знаю, но все равно я собираюсь это сделать, - возразил он. В лифте он улыбнулся, глядя на выражение ее лица. - Не беспокойтесь. Я не жду, что вы меня пригласите. Я только хочу убедиться, что вы благополучно войдете в свой номер. По коридорам могут сновать подозрительные личности.
Эмма рассмеялась:
- Ну, честное слово, Крис!
Около ее комнаты он оперся руками о дверь, к которой она прислонилась, и она оказалась в кольце из его рук, хотя он и не прикасался к ней.
- Вам понравился этот вечер, не правда ли?
- Очень, - кивнула, улыбаясь, Эмма.
- Отлично. Спокойной ночи, Эмма, - он наклонил голову и поцеловал ее. Прикосновение его губ было прохладным и приятным, и Эмма ответила почти непроизвольно. Его губы стали тверже, потом он выпрямился. Он быстро дышал и был немного бледен.
- Я пойду, - пробормотал он хрипло и, сжав на мгновенье ее пальцы, ушел по коридору.
Эмма следила за ним с приятным чувством усталости, смешанным с каким-то удовлетворением. Ее первый день на острове оказался насыщенным впечатлениями. Кристофер был одним из приятнейших мужчин из тех, что ей когда-либо доводилось встречать, и, может быть, даже очень может быть, ее пребывание здесь будет не столь уж неприятным.
Глава 4
Санта-Доминика была небольшим спокойным островком, расположенным в юго-восточной части рифов Абако. По дороге туда они проплывали мимо множества крошечных островков и атоллов, поднимавшихся из моря. Эмма зачарованно стояла у поручней, любуясь всем этим великолепием. На некоторых островах видны были домики, и они напоминали деревни, но построенные не среди полей, а в воде. Другие выглядели совершенно необитаемыми, на их белые пляжи будто и не ступала нога человека.
Был чудесный ясный день. Ранний утренний туман растворился. Вокруг, на сколько хватало глаз, расстилалось синее море. Крису хорошо было говорить, что ее тепло примут - сам он почти немедленно должен был вернуться на Санта Катерину, оставляя Эмму одну среди незнакомых людей.
Их катер не мог причалить к самому берегу из-за мелей, и поэтому Кристофер и их лодочник - чернокожий негр, подвели его поближе к берегу, насколько это было возможно, а затем Крис на руках перенес Эмму на берег. Лодочник сгрузил на песок ее чемоданы, и Кристофер взял их.
- Пойдемте, - сказал он. - Вот сюда. Я думал, что достойнейшая мисс Мередит могла бы привести Аннабель на берег, чтобы встретить нас.
Эмма вздохнула и пошла вслед за ним вверх по склону, поросшему пальмами. Скоро деревья расступились и Эмма увидела несколько хижин и догадалась, что это была местная деревушка, жители которой работали у Деймона.
За еще одним зеленым островком пальм скрывалась сама вилла. Дом Деймона Торна был невысоким современным зданием. Ставни были открыты, и дом широко вдыхал свежий утренний воздух. Стены были увиты цветущими вьющимися растениями. Сад перед домом представлял яркое буйство красок. Эмма различила олеандры и ирисы, а также несколько сортов роз и настурции. Низкие широкие ступени вели к широко распахнутым двойным белым дверям. Кристофер взглянул на Эмму, чтобы убедиться, что она шла за ним, и, поднявшись по ступенькам, подождал ее у двери.
- Пойдемте, - сказал он, подталкивая ее в холл. - Никто не собирается вас укусить.
В холле с белыми стенами и покрытым плиткой полом было прохладно. Двери из холла вели в разные части дома. Лестница в форме подковы вела к галерее, обрамленной белой балюстрадой. Как только они вошли, с лестницы навстречу им спустилась высокая стройная женщина, которая оценивающе окинула Эмму холодным неприветливым взглядом.
Кристофер опустил на пол чемоданы и, выпрямившись, усмехнулся.
- О, никак это бесценнейшая и неоценимая Луиза собственной персоной! Как вы поживаете, моя любовь?
Луиза, не обращая на него внимания, подошла к Эмме.
- Вы, должно быть, мисс Хардинг? - холодно сказала она. - Вас ожидали вчера. Эмма покраснела, смутившись.
- О, я поняла.., я имела в виду.., мистер Тори полагал... - она запнулась окончательно, потом, распрямив плечи, сказала:
- Вы гувернантка Аннабель, не так ли?
Женщина слегка кивнула.
- Очевидно, что мистер Торн думал только о себе. К несчастью, его действия привели к непредвиденным последствиям.
Эмма в волнении уставилась на нее.
- Каким образом?
- Няня, которая заботилась об Аннабель, уехала три дня назад. Вчера, когда ей не с кем было поиграть, она пошла гулять одна. К несчастью, она упала в бассейн, а она не умеет плавать. Если бы Генри - это один из слуг - не оказался рядом, она утонула бы, - сказала Луиза твердым без всяких эмоций голосом, как будто говорила о погоде.
Эмма была этим страшно шокирована. Она не знала, что сказать и покачала головой.
- Мне очень жаль, - сказала она, кинув взгляд на Кристофера, который сердито пробормотал что-то нечленораздельное.
- Когда это случилось? - спросил он.
- Вчера после обеда. Как уже я сказала, к счастью мимо проходил Генри и услышал ее крики. Мы подумали, что лучше подержать ее в постели сегодня, чтобы избежать возможных отрицательных последствий.
Кристофер состроил гримасу.
- А что вы поделывали в это время? Полировали ваши ноготки?
- Вы не имеете права так говорить! - воскликнула гневно Луиза. Хотя ей было только около тридцати, выглядела она старше своих лет. Эмма мрачно подумала, что начало ее работы здесь было не очень удачным.
- Ну, в любом случае, - пожал плечами Кристофер, - даже если бы мы и приехали вчера, это было бы не раньше четырех - пяти вечера, так что вам не в чем ее упрекать.
- Разве я сказала, что виню или упрекаю мисс Хардинг?
- Вы это имели в виду и давайте прекратим этот разговор. Где девочка? Пока я не уехал, я мог бы взглянуть на нее, - он направился к лестнице. - Пойдемте, Эмма. Я познакомлю вас. Поставьте ваши чемоданы. Луиза, пусть кто-нибудь отнесет чемоданы в комнату Эммы. Если вы скажете мне, где ее поместили, я сам провожу ее.
- Я здесь не экономка, - возразила Луиза, отворачиваясь.
Кристофер сурово сжал губы.
- Нет, мадам, вы не экономка. Но либо вы сделаете то, что я вам говорю, либо я сам займусь этим и обещаю вам доложить об этом мистеру Торну.
Луизу, казалось, не тронули его слова. Ее лицо даже приобрело почти довольное выражение.
- Это может оказаться не так сложно, как вы думаете, - заметила она насмешливо. - Естественно, я должна была сообщить мистеру Торну о том, что случилось с Аннабель. Я послала телеграмму сегодня утром и, конечно, мне пришлось сообщить, что мисс Хардинг еще не прибыла.
- Ты... - Кристофер не закончил фразы. - Эмма, пойдемте. Я боюсь не сдержаться.
Эмма последовала за ним по лестнице. Ее мысли путались в голове. Она остро ощущала чувство вины, как бы Кристофер ни старался разубедить ее в этом, щадя ее. Она только надеялась, что другие обитатели дома не будут настроены к ней так же враждебно как Луиза Мередит.
Кристофер вел ее по широкому покрытому ковром коридору к спальне Аннабель. Открывая дверь, он заглянул в комнату и, увидев ребенка, сказал:
- Привет, Аннабель!
От радостного визга, приветствовавшего Кристофера, у Эммы, вошедшей с ним в комнату, защемило сердце. Аннабель Торн сидела в центре огромной кровати, доминировавшей в детской, которая была декорирована специально для маленькой девочки. Нежно-алые розочки на обоях повторялись в рисунке атласного покрывала. В углу комнаты находился игрушечный домик, дверь которого была приоткрыта, и внутри была видна миниатюрная кухня с плитой и раковиной и столовая со столом и стульями. Сама Аннабель, маленькая и, как Деймон, смуглая, с длинными волосами и маленьким, как у эльфа, личиком, одетая в голубую нейлоновую пижаму, с несомненным выражением удовольствия на лице смотрела прямо на двоюродного брата ее отца.
Может быть, она переносила на Кристофера свою привязанность к отцу, который не часто бывал дома, проницательно подумала Эмма. Но она также испытала облегчение - после встречи с Деймоном она убедила себя, что его дочь была трудным ребенком, нуждающимся в специальном уходе.
- Крис, Крис, - говорила в это время девочка. - Наконец-то ты вернулся! Как это замечательно. Послушай, а ты привез с собой мисс Хардинг?
- Да, она здесь, - Крис притянул Эмму и указал ей на кровать, жестом приглашая присесть. - И она очень хорошая, поэтому веди себя хорошо, а иначе ее отошлют обратно.
Аннабель хихикнула и протянула к Эмме руку.
- Привет, - сказала она.
- Здравствуй, Аннабель, - мягко проговорила Эмма. - Как ты себя чувствуешь после вчерашнего купания?
Лицо Аннабель посерьезнело.
- Я была ужасно непослушной, да? Мисс Мередит чуть в обморок не упала. Тэнси тоже расстроилась, но она не разозлилась и не послала бы папе телеграмму, ну и все остальное. Он рассердится и будет меня ругать.
- И совершенно справедливо, - сурово заметил Крис. - Боже милостивый, малышка Аннабель, ты ведь могла утонуть!
- Я знаю, знаю. Мисс Мередит мне все объяснила. Но она заставляет меня все время оставаться дома с тех пор, как уехала Бренда. А вот Бренда была хорошая. Она позволяла мне везде ходить.
- Да, но она была вместе с тобой, - напомнил ей Крис. - В любом случае не беспокойся больше об этом. Мисс Хардинг сможет теперь гулять с тобой. Ну, а насчет твоего отца, он ведь сейчас в Гонконге, и вряд ли прилетит за тысячу миль, чтобы поругать тебя.
- Надеюсь, что нет, - вздохнула Аннабель.
- Ну, цыпленок, я должен идти. Мне еще надо увидеть Хелен и дать ей знать, что я вернулся. Я еще загляну к тебе попозже. Приглядывай за мисс Хардинг, хорошо?
Он ушел, а Эмма подумала, кем могла быть эта Хелен. Он не упоминал раньше этого имени. Может, это была его сестра, а может, экономка? Она покачала головой. Без сомнения, со временем она все это узнает. Она только надеялась, что Деймон Торн не решит вернуться на Санта-Доминику. Она хотела бы осмотреться немного и обустроиться до того, как снова встретится с ним. Его присутствие будило слишком много воспоминаний, а она, несмотря на все, что было, боялась своих собственных чувств. Аннабель отвлекла ее, протянув руку к огромной кукле в ногах кровати.
- Это Патрисия, - сказала она, нарушив молчание, воцарившееся в комнате с уходом Криса. - Она красивая, да?
Эмма проглотила слова, которые чуть не слетели с ее языка. Волосы куклы наполовину были выдраны, а оставшиеся страшно спутаны, руки и ноги исцарапаны, а лицо, по которому было видно, что кукла побывала в разных переделках, было просто безобразным.
- Я.., почему.., ну, конечно, Аннабель, она восхитительна, - сказала она, беря куклу, которую ей протягивала Аннабель. - Что за красивое платье на ней! Это твоя любимая кукла? Аннабель удовлетворенно кивнула.
- Да, она у меня с тех пор, как мне исполнилось три. Она была со мной, когда.., когда...
Она запнулась, и Эмма про себя закончила предложение:
- Бедная Патрисия. Не удивительно, что она так выглядела.
- А я смогу встать завтра? Мисс Мередит сказала, что я должна оставаться сегодня в постели, но мне можно будет встать завтра, да?
Эмма улыбнулась.
- Конечно. Завтра утром мы с тобой совершим прогулку по острову, я ты сможешь мне все рассказать о нем.
- Хорошо, - в голосе Аннабель прозвучало удовольствие. - Я раньше знала его очень хорошо. До того.., ну.., до несчастного случая мы часто гуляли вместе - папа и я.
Послышался звук открывающейся двери, и в комнату вошла пожилая женщина. Она тяжело опиралась на палку, но глаза на морщинистом лице были ясными, хоть их взгляд и был настороженным. Она тепло улыбнулась Эмме, поднявшейся на ноги при ее появлении.
Аннабель, видимо, было присуще особое чутье, позволившее ей понять, что в комнате появился еще кто-то.
- Это ты, Тэнси? - спросила она.
- Да, это я. Я пришла показать твоей новой няне ее комнату. Я думаю, ей захочется умыться перед ленчем.
Эмма кивнула, а Аннабель сказала:
- Можно она поест здесь, со мной? Можно, Тэнси, да?
- Если она захочет, почему бы нет? - ответила пожилая женщина. Она повернулась к Эмме. - Как вы слышали, все зовут меня Тэнси. Настоящее мое имя Хестер Тэнсфилд, но вы можете называть меня Тэнси, как и остальные. Вы Эмма Хардинг, правильно?
- Да. Здравствуйте, - Эмма бросила взгляд на Аннабель. - Мне ужасно жаль, что я не смогла прибыть вчера. Этот несчастный случай.., это, должно быть, было ужасно.
- О, перестаньте. У нас бывают иногда маленькие неприятности, но мы справляемся с ними, да, моя лапушка Аннабель? Случилась страшная вещь, но ведь все может случиться, а эта Мередит подняла такую панику. Даже телеграфировала мистеру Торну. Наверняка он решит, что ребенок пострадал. Она не была в воде и полминуты.
Эмма не стала высказывать своего мнения. Тэнси была уже старой женщиной, и так как Аннабель физически не пострадала, она не беспокоилась. Эмму же беспокоило душевное состояние девочки. В ее положении и неожиданное падение в воду, и парализующий страх на фоне предыдущего несчастного случая могли привести к ужасным последствиям. Она решила, что при первом представившемся случае научит Аннабель плавать, чтобы подобное уже никогда не случилось.
Во время ленча Аннабель рассказывала Эмме о своей жизни на острове.
- Я обычно занимаюсь по утрам с мисс Мередит, - сказала она, - потом отдыхаю около часа после ленча, а потом Бренда, ну, вы знаете, мисс Лоусон, обычно гуляла со мной. Иногда мы катались с Карлосом. Карлос живет здесь, а его жена Роза работает на кухне. Вы скоро всех узнаете.
Эмма улыбнулась.
- Надеюсь. Скажи мне, Аннабель, только честно. Ты совсем ничего не видишь? Ну, может быть, очертания или тени, или цвета?
Аннабель покачала головой.
- Совсем ничего. Все черное, вот и все, - она пожала плечиками. - Сейчас я уже привыкла к этому. Сначала было ужасно, но теперь я так не переживаю. Все были так добры, а папа.., ну.., он так беспокоился обо мне. Но ведь от этого лучше не станет, да? Ведь это не его вина, или чья-то еще. И поэтому я решила, что могла бы привыкнуть к этому.
Она говорила, как взрослая. Несчастье, которое с ней произошло, несомненно, лишило ее возможности играть с детьми ее возраста, а постоянное общение со взрослыми обогатило ее речь недетскими выражениями.
- Скажи мне, - спросила Эмма, беря персик, - а на острове нет других детей, с которыми ты могла бы дружить? С кем ты играешь?
Аннабель вздохнула.
- У меня нет друзей. Да теперь со мной никто и не захочет играть. Я слепая. Я не могу бегать за мячом или плавать, или играть, как другие.
Эмму охватило огромное чувство сострадания.
- Но, дорогая, - воскликнула она, - нет ровно никаких оснований, почему бы тебе не плавать и не играть, как другие дети. В конце концов, множество слепых людей и плавают, и катаются на водных лыжах. В Лондоне есть слепые, которые ежедневно делают то же самое, что и зрячие. Ведь как и у тебя, у большинства слепых обострены остальные чувства, и они с успехом их максимально используют. Хорошо, что ты смирилась со своим положением, но не думаешь ли ты, что тебе нужно попытаться нормально жить?
Аннабель пожала плечами, напряженно глядя на Эмму незрячими голубыми глазами.
- Вы считаете, что я могла бы, мисс Хардинг? Вы действительно так считаете?
- Конечно, я действительно так думаю, - Эмма улыбнулась. - Поэтому я здесь - чтобы помочь тебе. Скоро ты у нас будешь плавать как рыба. Это преступно жить здесь и не наслаждаться купанием в воде.
Аннабель кивнула.
- Это звучит восхитительно, я знаю, но Бренда сама не умела плавать, и поэтому не могла научить меня, а папа всегда говорит, что вода опасна.
- Значит мы должны доказать, что он ошибается, - твердо сказала Эмма, не в силах заглушить в себе чувство жалости к самому Деймону Торну. Если он так боялся за безопасность своей дочери, значит он был не совсем таким бесчувственным, каким он пытался показать себя перед нею.

***

Если не считать антагонизма, которое испытывала к ней Луиза Мередит, первые дни пребывания Эммы на Санта-Доминике были вполне приятными. Она свободно могла ходить по всему дому, кроме кабинета Деймона на нижнем этаже. Дом, казалось, был заполнен огромным количеством слуг, но у каждого были свои обязанности, и они не путались друг у друга под ногами. Во время отсутствия Деймона Торна всем домом руководила Тэнси, Луиза же только выполняла свои обязанности гувернантки.
Эмма обнаружила, что остров был всего в полмили шириной и около двух миль длиной, и на протяжении всего побережья были прекрасные пляжи и живописные бухты. Обрамленные пальмами, одни пляжи были жемчужно-белыми, а другие нежно-розовыми от придававших им этот цвет коралловых вкраплений.
Из окон дома вдали через водную ширь ясно виднелась Санта-Катерина, на которой, как и на Санта-Доминике, было только одно большое здание - дом Кристофера Торна. Недалеко от того места, где их катер причаливал, когда Кристофер привез Эмму на остров, рядом с деревянным волнорезом, на гальку из воды было вытащено несколько лодок, а в небольшой бухте стояла на якоре яхта, которая, как Эмма узнала от Анна-бель, принадлежала ее отцу.
- Он любит плавать, - сказала она однажды утром, когда они гуляли по берегу перед завтраком. - Я была на яхте, но мне пришлось носить спасательный жилет, а в жару в нем не очень удобно.
Эмма сжала ее ручонку.
- Ну, - сказала она, - мы должны начать наши уроки плавания, и тогда, может быть, совсем уже скоро тебе не придется носить этот жилет все время. Только тебе надо побольше стараться.
- О, да, пожалуйста! - Аннабель была взволнована. - Это было бы здорово, если бы я научилась плавать до того, как вернется папа. Я надеюсь, он не будет сердиться на меня за то, что я упала в бассейн. Луизе не надо было посылать ему телеграмму.
- Я полагаю, она считала, что поступает правильно, - заметила задумчиво Эмма. - Ведь ты могла пострадать.
- Если бы Крис был здесь, он не позволил бы ей сделать это, - сказала Аннабель.
- Возможно, и нет, - согласилась Эмма. - Но это не говорит о том, что он был бы прав. Ты любишь Криса, да?
Аннабель улыбнулась.
- О, да. Я ужасно скучаю по папе, и Крис пытается как-то заменить его. Но Хелен не нравится, когда он часто приезжает сюда. Я думаю, она ревнует его ко мне. Ужасно глупо, правда?
Эмма нахмурилась.
- Не знаю. А кто эта Хелен? Аннабель пожала плечиком.
- Это жена Криса. А вы не знали? Эмма была потрясена. И даже не столько из-за своих собственных чувств, сколько из-за манеры поведения Криса. Ведь он фактически поцеловал ее. Не поэтому ли Луиза так презирала его? Не испробовал ли он такую же тактику и с ней и получил от нее отпор?
Эмма с трудом сглотнула и выпрямилась. Если Луиза думала, что она, Эмма, знала о том, что Крис был женат, и прощала его поведение, это могло частично оправдать ее антагонизм к Эмме. Не удивительно, что она была так раздражена, когда они остались на ночь в Нассау! Но тут другая мысль пришла ей в голову, и Эмма даже вздрогнула. Какие выводы из ее действий мог сделать Деймон Тори? Он и так презирал ее. Наверное, он подумает самое худшее. Он едва ли поверит, что она не знала, что Крис женат. Было ли у него на пальце кольцо? Она не могла вспомнить, видела ли кольцо, но ведь можно было спросить его об этом. Но это же смешно, спорил с ней ее внутренний голос. Девушка не спрашивает мужчину, не успев с ним познакомиться, женат он или нет. Но посчитается ли с этим Деймон Тори, а если нет, то расценит ли он ее поведение как неэтичное, и не сочтет ли он невозможным, чтобы она продолжала заботиться о его единственном ребенке?
Эмма пожала плечами. Ну и что из этого, спросила она себя. Если он уволит ее и отошлет домой в Англию, разве не этого она так страстно желала? Она легко смогла бы снова зажить своей старой жизнью. И Джонни был бы доволен, она была уверена в этом.
И все же теперь ей почему-то этого не хотелось. То ли это была влекущая сила самого острова, теплого климата, позволявшего ей нежиться на солнце - она не была уверена, но с тех пор как она встретила Аннабель Тори, ее чувства как-то изменились. Никто из знавших Аннабель, не мог не видеть мужества, с которым эта девочка встретила свое несчастье, и Эмма хотела бы остаться, чтобы помочь Аннабель справиться с трудностями, пока та в один прекрасный день, возможно, полностью не восстановит свое здоровье. Она хотела поговорить с Деймоном Торном о слепоте его дочери, узнать заключение специалистов, но больше всего ей хотелось окружить девочку любовью и заботой, которых она лишилась со смертью матери.
Глава 5
В Гонконге было жарко и очень душно. Это была влажная духота, которая лишает человека последних сил и действует на нервы. Деймон Тори нетерпеливо расхаживал по просторному залу гонконгского международного аэропорта среди ожидавших отлета пассажиров. Он не обратил никакого внимания на настойчивые приглашения администрации аэропорта пройти в специальное помещение для особо важных персон, где можно было выпить чай, кофе или виски. Деймон был не в том настроении, когда его можно было легко умиротворить, и не один служащий испытал на себе острое жало его сарказма. Даже Поль Римини, сопровождавший его личный секретарь и помощник, не мог убедить его расслабиться. Они ждали в аэропорту уже почти два часа после того, как их рейс был отложен в связи с неисправностью авиалайнера, которому не смогли найти замену.
Его помощник снова приблизился к нему. Поль Римини был высоким худощавым молодым итальянцем с густыми темными волосами, присущими его народу, и исключительно интересными чертами лица. Он везде сопровождал Деймона, и они были хорошими друзьями. Он знал, что Деймон имел личные причины для спешки, и что продолжительная задержка выводила его из себя.
- Я бы, пожалуй, выпил что-нибудь, сэр, - сказал он. - Может, нам пройти в бар?
Деймон почти набросился на него. Он знал, что жара, влажность и прилипшая к телу одежда были частично виновны в его отвратительном настроении, но не мог сдержать раздражения.
- Спиртное! Это все, о чем ты способен думать? - резко произнес он. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки под галстуком и провел рукой по густой шевелюре волос. - Черт, извини, Поль. Я знаю, что это не твоя вина, но когда же мы вырвемся из этого изнуряющего думать? зноя?
Поль дружелюбно улыбнулся. К счастью, он слишком хорошо знал Деймона и не обращал внимания на его настроение.
- Я пойду узнаю, нет ли каких-нибудь новостей, - сказал он. - А потом, может быть, что-нибудь выпьем, а?
- Хорошо. Пойди посмотри, чем занимаются эти лодыри.
Молодая китаянка наблюдала за ним из другого конца зала. Она сидела в одном из низких кресел, положив ногу на ногу; разрез ее платья доходил до бедра. Деймон заметил ее взгляд и безошибочно почувствовал, что нравится ей. Он достаточно прожил, чтобы знать, что обычно женщины были к нему неравнодушны, но сам интересовался ими лишь весьма мимолетно. На свете была лишь одна женщина, на которой он действительно хотел жениться, и ею была Эмма Хардинг. И хотя теперь все это было в прошлом, он по-прежнему не мог успокоиться, вспоминая ее отказ.
Он постарался отбросить эти мысли. Что толку вспоминать сейчас об его отношениях с Эммой. Теперь она была лишь одной из его служащих, и он должен был бы чувствовать удовлетворение, что, наконец, она полностью оказалась в его власти. Но тем не менее радости или удовлетворения от этой мысли он почему-то не чувствовал. Пусть она не заслуживала уважения, он презирал себя за то, что пошел на шантаж, чтобы добиться этого.
Китаянка поднялась с кресла и направилась к нему, остановившись прямо перед ним. В руках у нее была незажженная сигарета.
- Пожалуйста, - сказала она, указывая на сигарету, и Деймон, пожав плечами, вынул из кармана золотую зажигалку. Он не отвел взгляда от ее темных глаз, глядя, как она прикуривает свою сигарету, на секунду задержав его руку, улыбнувшись в знак благодарности. - Боюсь, что я куда-то подевала свою зажигалку, - объяснила она приятным голосом с заметным акцентом, который придавал ей какое-то дополнительное очарование.
- Мне только приятно, что я могу быть вам полезным, - вежливо ответил Деймон, и нетерпеливо оглянулся, надеясь увидеть Поля. Куда он подевался?
- Вы летите в Сан-Франциско? - спросила она, продолжая разговор.
- Конечно, - нехотя ответил Деймон.
- И я тоже, - ее улыбка стала шире. - Может быть, вы позволите мне угостить вас чем-нибудь? Я хотела бы показать вам свою признательность, - она тихо рассмеялась. - За огонек, конечно.
Деймон прищурился.
- Я не думаю, что это очень хорошая идея, - сказал он холодно. - Мой помощник и я собираемся в бар.
Но она и не подумала обидеться.
- Я тоже, - легко сказала она.
Деймон затянулся сигарой. Он мог бы резко ответить ей и избавиться от нее подобным образом, но не в его характере было обращаться так с людьми, если они, конечно, этого не заслуживали. Он увидел приближающегося Поля и бросил на, него ироничный взгляд. Поль слегка улыбнулся, присоединяясь к ним. Он привык, что его шеф обычно как магнит притягивал самых разнообразных женщин.
- Мой помощник, - представил его Деймон, намеренно упуская случай спросить имя девушки. - Поль, есть какие-нибудь новости?
- Да. Они рассчитывают, что минут через пятнадцать самолет будет готов к вылету. Там оказалась какая-то незначительная поломка.
- У них ушло довольно много времени, чтобы выяснить это, - пробормотал саркастически Деймон. - Однако, я полагаю, у нас еще хватит времени, чтобы выпить. Вы нас извините? - обратился он к китаянке, вежливо наклоняя голову, и увидел, что она, наконец, поняла, что он вовсе не был рад ее компании.
Они с Полем направились в противоположный конец помещения. Оглянувшись на девушку, Поль заметил:
- Очевидно, она хотела, чтобы вы больше не скучали?
Деймон усмехнулся:
- Очевидно. К сожалению, я сегодня что-то не настроен на соблазнительных азиаток.

***

Телеграмма застала их в Лос-Анджелесе. Они остановились в "Роял Бей отеле". У Деймона были дела на заводе его компании в Торнвилле, небольшом городке, который вырос вокруг огромной научно-исследовательской лаборатории. Они получили телеграмму на второй день, в тот вечер, когда сидели в баре перед ужином, попивая аперитивы.
Деймон распечатал телеграмму, ожидая найти там какую-нибудь новую информацию об одной из своих компаний, и был изумлен, обнаружив в конце подпись Луизы Мередит. Внимательно прочитав телеграмму, он бросил ее Полю, который с любопытством наблюдал за ним. Поль прочитал телеграмму и вопросительно взглянул на Торна.
- Вы предполагаете, это серьезно? - спросил он.
Деймон допил виски одним глотком и заказал еще одну порцию. Потом он снова прочитал телеграмму, более медленно. Сообщение Луизы было лаконичным. Аннабель упала в бассейн и чуть не утонула, а ее новая няня еще не прибыла. Он взял сигарету, которую ему предложил Поль, и пожал широкими плечами.
- Возможно, что из-за своей истеричности Луиза переборщила, - заметил он. - Тем не менее Аннабель упала в бассейн и могла серьезно пострадать, - он глубоко затянулся и снова сложил телеграмму.
В нем бушевал холодный гнев. Почему Эмма Хардинг не приехала? Телеграмма была датирована уже следующим днем после того, как она должна была прибыть. Где, черт возьми, она была? Он злился еще и потому, что понимал, что ее отсутствие тревожило его не меньше, чем случившееся с Аннабель. Она была единственной женщиной, которая так задевала его, и из-за этого он готов был сокрушить, сломать ее. Жизнь научила его многому - как использовать власть денег, внешние данные и, самое главное, силу интеллекта. До того, как могущественная "Торн Кемикел Корпорейшн" стала тем, чем она была сегодня, сам Деймон, имея диплом в области физики, работал рядовым химиком в исследовательской лаборатории. Деймон был знаком с различными типами женщин от обыкновенных машинисток, которые работали на него, до высокоинтеллектуальных женщин - классных специалистов в своих областях деятельности, но только одна женщина когда-либо имела власть над ним. Всегда он определял, как будут складываться их взаимоотношения, как говорится, заказывал музыку. И мысль, что единственной женщине, которую он когда-либо любил, было наплевать на его чувства, растравляла его душу. Поль прервал его размышления.
- Что вы собираетесь делать? Деймон взглянул на него.
- Что ты имеешь в виду?
На лице Поля мелькнула полуулыбка.
- Могу только догадаться, о чем вы думаете. Вы же отец ребенка. И где эта няня, которую вы наняли?
Деймон загасил окурок сигареты о край пепельницы.
- В этом весь вопрос. Все же думаю, что она сейчас уже должна быть на месте. Возможно, что-то задержало ее, - он старался сохранить внешнее спокойствие. Поль рассмеялся.
- Вы говорили, что Крис должен был ее встретить? Я бы удивился, если бы этот белокурый кавалер не попытался задержать ее в Нассау. Что ни говори, какая у него жизнь с его вечно ревнивой женой?
Деймон допил свое виски.
- Надеюсь, что ты ошибаешься, - произнес он хрипло. - Какой бы Хелен ни была, он женат на ней, и от этого никуда не денешься.
Поль внимательно посмотрел на него.
- Ну и что? Вас ничуть не беспокоило, когда у него был роман с Луизой в прошлом году, нет, впрочем, если вспомнить поточнее, это было в позапрошлом году.
- Не суй нос не в свои дела, - резко обрубил Деймон. - Закажи мне еще один стакан и потом позвони в аэропорт. Надеюсь, никаких осложнений не будет. Мы летим во Флориду ближайшим рейсом. Я думаю, мы могли бы там нанять вертолет.
Поль был изумлен.
- Ну, наверное, могли бы. Если сделать необходимые распоряжения.
- Хорошо. Займись этим, - Деймон закурил еще одну сигарету.
Поль допил свое виски и, пожав плечами, пошел звонить. Что-то расстроило Деймона. Что-то, что он сказал, но что? Конечно же, эта Эмма Хардинг, или как там ее звали, ничего не значила для него. За шесть лет, которые он был с Деймоном, он никогда не замечал, чтобы Деймон испытывал к женщинам нечто большее, чем временный интерес, а женщин в жизни его босса после смерти Элизабет перебывало предостаточно. Правда, нельзя было сказать, что у них был счастливый брак, и только появление ребенка предотвратило их разрыв. Да, Элизабет была красивой, но холодной женщиной с жестким характером. Поль так никогда и не смог понять, почему Деймон женился на ней.
Деймон сидел один, когда худенькая женская фигурка опустилась в кресло рядом с ним. Девушка провела пальцами по рукаву его пиджака, и Деймон, погруженный в свои мысли, невольно вздрогнул.
- Привет, - сказала она. - Помните меня? Деймон вздохнул. Очнувшись от раздумий, он повернулся к ней. В этот раз на ней была национальная китайская одежда из шелка глубокого синего цвета, и выглядела она очень привлекательно. Ее прямые гладкие длинные волосы черной волной спадали на ее плечи. Она улыбалась ему ярко накрашенными красными губами, глаза ее были сильно подведены. Он подумал, что три нитки жемчуга вокруг ее горла могли быть настоящими. Но если так, значит, он интересовал ее не из-за денег.
- Помню, - лениво ответил он. - Разрешите мне предложить вам что-нибудь выпить? Она кивнула.
- Пожалуйста, коктейль, но я сама заплачу.
- Когда я с дамой, то плачу я, - заметил коротко Деймон, делая знак бармену. Он заказал коктейль для нее и для себя виски. - Так кого я угощаю коктейлем?
Она на мгновенье заколебалась, но потом сказала:
- Цай Пен Ланг.
Он взглянул на кольца на ее руке.
- Мадам Цай Пен Ланг? Она кивнула.
- А вы?
- Торн, Деймон Торн, - ответил он, предлагая ей сигарету.
Немного помедлив, она взяла ее.
- Что вы делаете в Сан-Франциско, мистер Торн?
Тори пожал плечами.
- Бизнес, - ответил он уклончиво.
- Вы владеете химическим заводом в Торнвилле, - медленно сказала она. Торн нахмурился.
- Не совсем так. Я владею частью его, - он удивился про себя, откуда она могла это знать. Если она не знала его имени, почему у нее сразу возникла ассоциация с этим заводом? - Торн - довольно распространенная фамилия.
Она оглядывала бар, внимательно разглядывая посетителей... Ее глаза были проницательны, и, видя сейчас ее вблизи, он мог различить маленькие морщинки возле глаз, и подумал, что она не так уж молода, как он решил сначала.
- А вы почему в Сан-Франциско? - спросил он, привлекая ее внимание. Она пожала плечами.
- Я живу здесь, - ответила она ровно, и больше ничего не добавила.
Деймон почувствовал себя задетым. Она проявляла интерес к его делам, но, как видно, ничего не собиралась говорить о себе. Она, должно быть, знала, что он хотел спросить ее, что она делала в Гонконге, но ничего сама об этом не сказала и явно не поощряла его вопросы.
Она посмотрела на него, улыбаясь.
- Вы скоро уезжаете из Сан-Франциско? Деймон повел плечами. Эти прямые вопросы раздражали его.
- Может быть, - сказал он холодно. - А может быть, и нет.
- Но вы американец, - сказала она с уверенностью. - У вас акцент, в котором невозможно ошибиться.
- Я родился в Штатах, - согласился он. - А вы?
- Нет, - больше она ничего не добавила.
Снова стена, подумал он раздраженно, оглядываясь и ища глазами Поля. Если она не хотела разговаривать, зачем подсела к нему? Затем, словно смягчившись, она продолжила:
- Я родилась в Пекине. Моя семья все еще живет там.
- Понимаю, - кивнул Деймон. - Тяжко. Она пожала плечами.
- Для некоторых. Разве вы не верите в коммунистическое государство, мистер Торн? - она рассмеялась. - Конечно, не верите, да?
- Почему, конечно? Потому что я капиталист? И все же я вижу преимущества равенства. Меня беспокоит мысль, что полного равенства никогда не может быть. Как в книге Джорджа Оруэлла, когда одно правительство дает промах, другое этим пользуется. По-моему, лучше знакомое зло, чем незнакомое.
- Вы фаталист, мистер Торн? - со смехом спросила она.
- Может быть, - он усмехнулся. - У нас с вами довольно странный разговор, - он оглянулся, немного беспокойно, и поднялся на ноги, заметив приближавшегося Поля. Теперь он спокойно может уйти. Поль удивленно приподнял брови, увидев, с кем Деймон, но Деймон не представил ее. Вместо этого он извинился и увлек за собой Поля из бара и только потом спросил, что тому удалось сделать.
Поль вздохнул.
- Мы отбываем в аэропорт примерно через сорок минут, - сказал он, скривив гримасу. - На рейс было два отказа и я взял эти места. Правильно?
Деймон кивнул. Поль улыбнулся:
- А как насчет Цветка Лотоса? Деймон усмехнулся.
- Ее зовут Цай Пен Ланг, - пробормотал он насмешливо. - Не знаю, наверное, она просто узнала знакомое лицо.
Поль был настроен скептически.
- Скорее, она прочесала все дорогие бары во Фриско, чтобы найти вас, заметил он. - Очевидно, что вы остановились бы где-нибудь в приличном месте.
Деймон пожал плечами.
- Ну и что? Закон этого не запрещает.
- Вы заинтересовались ею? Деймон поправил узел галстука.
- А ты как думаешь?
- Не знаю. Она очень привлекательна. Деймон направился к выходу, сопровождаемый Полем.
- Да, - произнес он лениво, - и миллион таких, как она.
Глава 6
Эмма, крепко державшая Аннабель, тихонько отпустила руки и сказала:
- Давай, продолжай, продолжай, у тебя получается замечательно!
Загорелые маленькие ручонки Аннабель ритмично двигались, а ее ножки повторяли их движения. Она плыла, действительно плыла, в первый раз в ее жизни. И это было восхитительно!
Потом она почувствовала руки Эммы на талии. Эмма поставила ее на дно бассейна.
- Я плыла? - воскликнула девочка взволнованно. - Честно? Эмма рассмеялась.
- Конечно, дорогая. И абсолютно самостоятельно. Ты проплыла самостоятельно целых двенадцать гребков.
Аннабель обхватила себя руками.
- О, Эмма, - выдохнула она. - Вот папа удивится, когда приедет, да? Ведь он совсем не разрешал мне заходить в бассейн. Он говорил, что здесь слишком глубоко. Мне можно было только немного мочить ноги у самого края, и только если он был со мной.
Эмма помогла ей сесть на край бассейна. Они сидели рядом, свесив ноги в воду. На Эмме был раздельный белый купальник, она уже немного загорела, и кожа ее приобрела золотистый оттенок. С ее темными волосами это ей очень шло. И она не могла не заметить, что климат острова шел ей на пользу. Дважды она писала Джонни, но ответа пока не получила, что, в общем, ее совсем не удивило. Джонни почти никогда не отвечал на письма. Она устроилась на новом месте неплохо. И даже Луиза Мередит уже не казалась ей таким драконом, как сначала.
Возможно, частично это было из-за недовольства Эммы поведением Криса. Он вернулся на третий день ее пребывания на острове и как бы мимоходом объявил, что на целый день забирает с собой Эмму и Аннабель. В лодке, которой он в этот день управлял сам, у него были заранее приготовлены костюмы для подводного плавания и огромная корзина с провизией для пикника. Все было хорошо продумано заранее. И, очевидно, он не видел никаких причин, почему Эмма стала бы возражать против его планов.
Но Эмма была очень сердита на него. Она спросила его, почему он не он сказал ей, что женат. В ответ он только пожал плечами и сказал:
- У нас с Хелен не совсем нормальный брак. Понимаете, она не может иметь детей.
- Но ведь вы могли бы усыновить ребенка, если только в этом дело, воскликнула она. Крис снова пожал плечами.
- Я не хочу чужих детей. Я хочу своих, - ответил он. Поймав ее руку, он сказал:
- Вы слишком нравитесь мне, чтобы я оставил вас в покое. Но не слишком увлекайтесь игрой, у меня может иссякнуть терпение.
Эмма была вне себя. Она с негодованием сказала ему, что презирает его за отношение к жене и что она ни за что с ним никуда не поедет.
Аннабель, которая не поняла и половины из их разговора, была страшно разочарована, что они не поехали с Крисом, и Эмма, чтобы поднять ей настроение, почти целый день провела с ней в бассейне. Крис удалился в плохом настроении, и Эмма могла только надеяться, что он не пожалуется на ее поведение Деймону. Однако, он вряд ли мог что-то сказать Деймону, не раскрывая своего поведения, а Эмме это казалось как-то маловероятным. Она испытывала некоторые угрызения совести от того, что их короткая дружба разрушилась таким образом, но она также знала, что простые дружеские отношения никогда не устроили бы Криса.
После этого случая отношение Луизы к ней стало несколько мягче, у них установилось что-то вроде вооруженного мира, и Эмма даже думала, что они со временем могли бы подружиться. Кроме Луизы, и, конечно, Тэнси, в доме больше не с кем было поговорить, а общение с Аннабель, хоть она временами и рассуждала, как взрослая, не могло заменить ей друзей, оставшихся в Англии.
Лучи солнца обжигали их плечи, когда Аннабель и Эмма сидели на краю бассейна. Было за полдень. Аннабель уже успела отдохнуть и теперь она и Эмма жаждали успокоительной прохлады бассейна. Эмма, взяв у Тэнси лоскутки махрового материала, оставшегося от занавеси в ванной комнате, сшила из них для Аннабель бикини, который шел девочке гораздо лучше ее закрытого желтого купального костюма. Она уже подзагорела, а от упражнений в воде значительно окрепли мускулы ее ног.
Аннабель лениво легла на спину, подставив лицо солнцу.
- Как вы думаете, я когда-нибудь буду видеть снова? - неожиданно спросила она.
Эмма не сразу решила, что ей ответить. Она не хотела, чтобы у девочки появились напрасные надежды, но, с другой стороны, она была уверена, что слепота Аннабель возникла, не только вследствие катастрофы, но и являлась результатом душевного потрясения, которое она испытала. Несколько раз, попытавшись заговорить с Аннабель о матери, она словно натыкалась на каменную стену, как будто Аннабель что-то скрывала и боялась заговорить из страха, что проговорится и раскроет свой секрет. Все это и отсутствие каких-либо видимых шрамов на лице, привело Эмму к мысли, что слепота девочки могла быть формой психического расстройства. Это было возможно, но она не была в этом абсолютно уверена, потому что слишком мало знала о подобных случаях.
Звук вертолета заставил их вздрогнуть. Аннабель взволнованно села.
- Эмма, Эмма, - воскликнула она. - Это папа, я знаю!
Эмма почувствовала беспричинную нервную дрожь. Мог ли это быть действительно Деймон Тори? Если да, вернулся ли он раньше из-за происшедшего с Аннабель? И какие выводы сделает он из того, что она провела ночь на Нассау с Крисом? Как ей с ним держаться? Наверняка речь зайдет об этом.
- Твой папа обычно прилетает на вертолете? - спросила она, когда шум от приближавшегося вертолета усилился.
Аннабель улыбнулась.
- Иногда, - сказала она, беря Эмму за руку. - Не могли бы мы пойти встретить его?
Эмма взглянула на их открытые купальные костюмы. Времени, чтобы переодеться, не было, а они вряд ли могли пойти встречать Деймона Торна, одетые, как водяные нимфы.
- Я думаю, что нам лучше подождать здесь, - сказала она мягко. - И подумай, как он будет удивлен, найдя тебя у бассейна.
Аннабель удовлетворенно кивнула.
- Конечно. Я забыла. Вы думаете, ему понравится мой новый купальный костюм?
- О, я уверена в этом, - сказала Эмма, беря с кресла красный в белую полоску купальный халат. Она вдела руки в широкие рукава и натянула его на плечи, плотно запахиваясь. Ей вовсе не хотелось, чтобы Деймон Тори мог подумать, что она специально щеголяла перед ним раздетая.
Шум стих и воцарилась тишина, пока звук шагов не возвестил о прибытии отца Аннабель, потому что это не мог быть никто иной. Бассейн находился за домом, а вертолет приземлился на площадке возле дома. Деймон и еще какой-то мужчина направлялись к дому по тропинке между пальмами. Деймон был одет в темно-синий костюм, в руке у него был атташе-кейс. Другой мужчина, моложе Деймона, одетый в легкий серый костюм, нес небольшой чемодан. Этого мужчину она видела впервые. Деймон, как показалось Эмме, был выше, чем она помнила. Она ощутила толчок в сердце, и на мгновенье ей стало нечем дышать. Аннабель подпрыгнула и, схватив Эмму за руку, воскликнула:
- Давайте встретим его, Эмма, пожалуйста! Эмма направила ее к отцу, и Аннабель, удивительно уверенно, побежала по траве и коралловому песку туда, где, выходя из пальмовой рощи, как раз показался ее отец.
Деймон поймал свою дочь сильными руками и легко приподнял ее в воздух.
- Привет, Аннабелла, - сказал он, называя ее полным именем, так же как Крис. - Ты сегодня прехорошенькая.
- Да, папочка? - высокий голосок Аннабель звенел от волнения. - Поль, Поль, это ты, да? Ты тоже думаешь, что я хорошенькая?
- Даже больше, просто красавица! - согласился, смеясь, Поль. - Это настоящее бикини, не больше, не меньше. Где ты его достала?
- Эмма сшила его для меня, - сказала Аннабель, усаживаясь поудобнее на плече отца. - А отгадай, что я тебе скажу? Я умею плавать!
Эмма следила за лицом Деймона, когда до него дошли слова девочки. Он перевел взгляд на Эмму, и она сразу подумала о своих голых ногах, неподкрашенном лице и мокрых волосах, прилипших к щекам.
- Это так? - спросил он резко. - Аннабель может плавать?
- Почти, - твердо сказала Эмма - Не вижу причин, почему бы ей не научиться по-настоящему. В конце концов, это предотвратило бы другие опасные случаи.
Деймон взглянул на Поля. Тот смотрел на Эмму откровенно восхищенными глазами, и Эмма не могла не улыбнуться, глядя на его выражение. Деймон увидел эту улыбку и неожиданно рассвирепел. Ему не следовало привозить ее сюда, это было слишком Он вел себя как дурак!
Аннабель сползла на песок и поймала руку отца.
- Ты поплаваешь со мной? - сказала она нетерпеливо. - Ты посмотришь, как я теперь умею плавать?
Деймон с трудом отвел взгляд от Эммы.
- Конечно, радость моя, - проговорил он мягко. - Но папа долго путешествовал. Мне нужно принять прохладную ванну и пару часов отдохнуть, но завтра.., завтра ты можешь пропустить уроки и провести весь день со мной, ну как?
Аннабель кивнула.
- О, да. И Эмма тоже? Деймон не взглянул на Эмму.
- У мисс Хардинг могут быть другие дела, - проговорил он медленно. Потом он поднял глаза. - Но я хочу поговорить с мисс Хардинг сегодня вечером, если она не имеет ничего против.
Эмма пожала плечами, видя, что Поль ждет возможности, чтобы заговорить с ней.
- Нет, я не имею ничего против, - ответила она, поворачиваясь, чтобы уйти. - Если вы извините нас, у Аннабель сейчас время перекусить и попить чаю. Мне придется заняться ею. Вы зайдете к ней перед сном? - обратилась она к Деймону.
Деймон кивнул.
- Конечно. А пока я что-нибудь выпью и приму душ. - Он взглянул на Поля. Поль, я хочу представить вас мисс Хардинг, она няня и компаньонка Аннабель.
Поль тепло улыбнулся ей, и Эмма заставила себя улыбнуться ему в ответ.
- Она, несомненно, классом выше Бренды Лоусон, - заметил он Деймону, когда Эмма и Аннабель скрылись в доме.
Деймон без настроения закурил сигарету.
- Да, - сказал он задумчиво. И добавил:
- Не сближайся с ней, хорошо? Поль нахмурился.
- А что такое? - полюбопытствовал он, но Деймон, не отвечая, прошел в дом.

***

Эмма тщательно оделась перед предстоящим разговором с Деймоном Торном. Обычно по вечерам она, Луиза и Тэнси ужинали вместе в одной из маленьких комнат на первом этаже, которые выходили на террасу, откуда открывался вид на пляж за домом. Они не переодевались специально к ужину, обходясь без лишних условностей. Часто Эмма приходила на ужин в брюках и свитере и наслаждалась спокойной раскованной атмосферой, царившей за едой. Но сегодня не было и речи о какой-либо раскованной атмосфере, ей было сообщено через горничную, Руди, что мистер Торн и мистер Римини ожидали ее и Луизу к ужину в главном салоне. Однако сначала ей предстоял разговор с Деймоном. Мысль об этом вытеснила все другое из ее головы.
Она выбрала строгих линий темно-синее платье с высоким воротником-стойкой, гофрированной от бедер юбкой и полудлинным рукавом. Это было не вечернее платье и даже не платье для коктейля, но оно казалось вполне подходящим для компаньонки. Ее темные чуть волнистые волосы, падающие на плечи, отливали медью. Она не думала о том, что строгий стиль ее платья в сочетании с тяжелыми почти прямыми волосами подчеркивали румянец ее щек, делая ее еще моложе своих двадцати пяти лет.
До этого она выкупала Аннабель, напоила ее чаем и уложила в постель дожидаться обещанного визита отца. Закончив все эти дела, она стала спускаться вниз с щемящими предчувствиями относительно предстоящего разговора. Войдя в просторную комнату, которой редко пользовались в отсутствие Деймона Торна, она обнаружила Поля Римини, который сидел в кресле и изучал один из учебников Аннабель, забытых ею на столе. Он вскочил при ее появлении и сказал:
- Еще раз здравствуйте. Боюсь, мистер Тори еще не спустился. Хотите что-нибудь выпить? Или, может быть, сигарету?
Эмма улыбнулась и взяла сигарету, но отказалась от аперитива. Она беспокойно подошла к открытой балконной двери и остановилась, глядя на сад перед домом. Большая комната занимала весь фасад, и из противоположного ее конца из окон открывался вид на заднюю террасу дома. Поль взял свой бокал и присоединился к ней.
- Как вы устроились? - спросил он. - Надеюсь, что вам подходит здешний климат? Эмма кивнула.
- О, да, это чудесное место. - Она обернулась к нему. - А вы давно работаете у мистера Торна? Аннабель сказала мне, что вы ближайший помощник ее отца.
- Это так, - Поль пожал плечом. - Я работаю у Деймона уже около шести лет, - он улыбнулся. - Это потрясающая работа. Мы путешествуем по всему свету. С ним здорово работать. Вы не знаете его хорошо, но поверьте мне....
- Пожалуйста, - прервала его Эмма. - Не будем обсуждать мистера Торна. Она заколебалась. - Вы, должно быть, хорошо знали миссис Торн?
- Да, неплохо, - Поль нахмурился. - Она погибла почти два года назад.
- Какая трагедия! - Эмма покачала головой. Поль залпом допил виски. Он, казалось, не был переполнен сочувствуем к погибшей женщине, и Эмме стало любопытно. Какой в действительности была Элизабет Торн? Конечно же, Деймон должен был любить ее, раз он женился на ней, и Аннабель была рождена в первый год их брака. Она почувствовала как сжалось ее сердце и сменила тему разговора.
- Вы много времени проводите на острове? - спросила она.
Поль повел плечом в ответ.
- Иногда мы приезжаем и проводим здесь несколько месяцев, а иногда только несколько недель. Иногда Деймон приезжает сюда один отдохнуть, а я возвращаюсь домой в Милан.
- Вы очень хорошо говорите по-английски, - сказала Эмма, улыбаясь и чувствуя, как ослабевает напряжение.
Поль улыбнулся.
- Моя мать воспитывалась в Англии, хотя и была итальянкой, а когда выросла, вернулась в Италию и вышла замуж за одного из своих соплеменников, но она учила меня английскому с самого раннего детства. Она придерживалась мнения, что английский со временем станет интернациональным языком.
- Я думаю, она права, - ответила Эмма, бросив взгляд на часы. Было чуть больше половины седьмого. Ужин обычно подавали в восемь.
Поль вопросительно приподнял черные брови.
- Как? Я уже наскучил вам?
- Ну что вы, нет, - поспешила возразить Эмма. - Я только подумала, когда же подойдет мистер Торн.
- Он здесь, - раздалось лаконично в ответ. Они обернулись и увидели Деймона, стоящего, небрежно прислонившись к двери комнаты. Он выпрямился и сказал:
- Не пройдете ли вы со мной в мой кабинет, мисс Хардинг?
Эмма, слегка дрожа, погасила сигарету и последовала за ним по коридору в его кабинет, в котором она еще не разу не была. Он пропустил ее вперед и, войдя, закрыл за собой дверь.
Эмма заставила себя сконцентрироваться на обстановке. Это было довольно удобное помещение, стены которого были увешаны книжными полками со всевозможной литературой. Возле широкого окна был письменный стол, за которым стоял обитый кожей крутящийся стул, а рядом со столом располагались несколько удобных кресел. Она заметила также картотеку, диктофон и большую электрическую пишущую машинку, стоявшую на небольшом столике возле стены. Отполированный до блеска пол был покрыт ковром, на окнах висели шторы глубокого оранжевого цвета.
Деймон подошел к столу и указал Эмме на одно из кресел. Она покачала головой.
- Я постою, если ты не возражаешь, - сказала она, сцепив пальцы. - И скажи сразу, что ты хочешь, потому что я ненавижу неопределенность.
Он посмотрел на нее насмешливо.
- Какая неудача, - заметил он и потянулся за сигарой. Потом, прислонясь спиной к столу, сложив на груди руки, он продолжал:
- Почему ты не приехала сюда, когда тебя ждали?
Эмму с трудом сглотнула.
- Твой кузен встретил меня в Нассау, как ты знаешь. Он сказал, что неплохо было нам остаться на ночь в Нассау и посмотреть достопримечательности Нью-Провиденса, - она вздохнула. Эти объяснения были ужасны. Ей следовало настоять, чтобы Крис привез ее прямо на Санта-Доминику.
- Я плачу тебе не за то, чтобы ты развлекалась в Нассау, - резко оборвал ее он. Эмма сжала губы.
- О, что толку говорить. Ты все равно никогда не поймешь. Когда я приехала в Нассау, Крис уже забронировал комнаты в отеле. Он, казалось, и не рассчитывал, что мы куда-то уедем на ночь глядя. - Она вздохнула. - Я знаю, мне следовало бы настоять, но.., о, сейчас невозможно объяснить, как это все было.
Деймон пристально вглядывался в ее лицо.
- А то, что он женат, для тебя ничего не значило? - Эмма задохнулась.
- Я не знала, что он женат. Он не сказал мне, совершенно определенно, не сказал. Как я могла догадаться? Он не вел себя, как женатый мужчина!
- В это я могу поверить! - Деймон выпрямился. - Ну, а что насчет Аннабель? Я вижу, что она полюбила тебя. Да и ты, кажется, привязалась к ней. Как жаль, что ты не можешь остаться.
Эмма уставилась на него, совершенно потрясенная. Он не мог говорить серьезно. Не собирался же он рассчитать ее только потому, что она не прибыла в тот день, который он указал? Она была готова к тому, что потеряет заработок за этот день, если его так беспокоила этическая сторона дела. Но увольнение?
- Какой вывод я должна сделать из твоих слов? - спросила она недоверчиво. - Ты увольняешь меня? И я могу вернуться в Англию, а то, что сделал Джонни, будет навсегда забыто?
Она специально упомянула своего брата. В конце концов, именно из-за него он получил возможность унизить ее и проявить свою власть над ней...
Деймон пожал широкими плечами. Эмма чувствовала себя очень маленькой рядом с ним - он мог пальцами обхватить ее талию. Он казался таким надежным. Тем не менее, она знала, что он очень мало думал о ком-нибудь и всегда безжалостно шел до конца в достижении своих целей.
- Если бы это был кто-нибудь другой, и тут не был бы замешан твой брат, я так бы и сделал, - холодно заявил он. - К несчастью, с тобой я не могу так поступить, иначе я должен был бы снова обвинить твоего брата.
- Ты не сделаешь этого! - Глаза Эммы от волнения были широко раскрыты. Деймон нахмурился.
- Нет, не сделаю, - тяжело согласился он. - Ладно, мы забудем этот случай с Крисом.
- А мне оставаться?
Деймон внимательно изучал выражение ее лица. Здравый смысл подсказывал, что ему следует сейчас же избавиться от нее, пока он еще мог это сделать, но он отказался подчиниться голосу рассудка.
- Полагаю, что так, - ответил он, кивая, и Эмма улыбнулась. Он нахмурился снова. - Кажется, теперь мы поменялись местами, - сказал он. - У меня сложилось впечатление, что ты хотела остаться в Англии, что там была твоя работа, продвижение по службе.
Эмма густо покраснела.
- Это было до того, как я встретила Анна-бель, - ответила она, словно оправдываясь. - Она - чудный ребенок.
- Да? - он выглядел задумчивым. - Не-, смотря на то, что она моя дочь? Эмма взглянула на него.
- А почему ты воображаешь себе, что это что-то меняет?
Деймон с яростью потушил окурок сигары.
- А разве нет? Я имею в виду, что из-за этого-то и весь сыр-бор. - Он резко повернулся к ней. - Было время, когда я готов был убить тебя за то, что ты сделала со мной.
Эмма крепко сцепила руки. Ситуация зашла слишком далеко, и она чувствовала, что теряет самообладание. Зачем ему нужно было переходить на личности?
- Это было к лучшему, - сказала она сквозь зубы и решительно направилась к двери, но его голос остановил ее.
- Ты так и не вышла замуж. И никогда не жалела о своем решении? - сказал он глухо. Она обернулась.
- Жалела о чем?
Одним движением он оказался рядом с ней.
- Ты понимаешь, что я имею в виду. - Его глаза вызывающе оглядели ее с ног до головы.
Эмма почувствовала нервную дрожь. На таком близком расстоянии Деймон совершенно подавлял ее. Ей нужно было только сделать небольшое движение, и она коснулась бы его, и она чувствовала, что он ждал этого. В этот момент она ясно вспомнила все, что она знала о нем, все до мельчайших подробностей: упругие мускулы его тела, массу темных волос на груди, нежное касание его рук, страстное буйство губ, когда он больше не мог контролировать свои чувства. От всего этого она отказалась, но это было ради него, хотя он и не знал об этом. Даже в этот момент она ясно слышала голос леди Мастерхем: "О, Эмма, милочка, я думаю, что Деймон ужасно мужественный человек, не так ли? Я хочу сказать влиятельный мужчина его возраста и положения и - хорошенькое маленькое создание, такое как вы, и совсем без денег! Я имею в виду, моя дорогая, об этом будут говорить, пересуды неизбежны. И я думаю, не наложит ли это довольно неприятный отпечаток на дела корпорации, когда конкуренты узнают о его слабости к вам? В конце концов, это совсем не в его характере, не так ли? А в ее глазах можно было прочесть: невозможно представить, что он мог найти в этой ничего не представляющей собой девчонке. Но даже леди Мастерхем не осмелилась возражать открыто. Однако семена сомнения были посеяны, а Эмме пришлось выслушать немало подобных комментариев, и каждый последующий более явный, чем предыдущие, пока она не убедила себя, в конце концов, что она погубит его карьеру и его жизнь.
Она посмотрела на него и покачала головой, не в состоянии вымолвить ни слова. Деймон глядел на нее не отрываясь какое-то мгновение, а потом, когда она почувствовала, что ее ноги подкашиваются и она вот-вот упадет, резко отвернулся и гневно прошептал :
- Убирайся!
Эмма послушно поторопилась тихо закрыть за собой дверь, прикрывая облегченно глаза, на мгновенье позволив себе расслабиться. Потом она решительно выпрямилась и пошла по коридору в гостиную.
Глава 7
На следующее утро, позавтракав в своей комнате, Эмма спустилась вниз и узнала, что ее босс и Аннабель покинули дом. Эти новости ей сообщила Луиза.
- Они уплыли на яхте, - лаконично сказала она, закуривая. - Поэтому мы с вами свободны сегодня. Мистер Тори сказал, что они не вернутся до вечера. Я думаю, он отвезет девочку в Альдоро.
Альдоро был ближайшим крупным островом, где местные жители делали большинство своих покупок. Ежедневно туда отправлялась лодка, которая забирала с собой одного из деревенских мальчишек на рынок и на почту за корреспонденцией. Вдобавок к этому на Альдоро были превосходные пляжи, можно было взять напрокат водные лыжи или доску для виндсерфинга. Именно туда Крис собирался отвезти их с Аннабель несколько дней назад.
Эмма пожала плечами и стала думать, чем бы ей заняться. С собой на остров она привезла книги, но сейчас у нее не было настроения читать.
Она могла бы раскроить себе пару летних платьев, но все еще не побывала на рынке в Альдоро и не купила материал на платье. В Лондоне она приобрела несколько платьев, но там все было так дорого, и к тому же она любила шить.
Луиза взглянула на нее и насмешливо улыбнулась.
- У нас есть лодка, которой Джозеф может управлять. Если вам хочется, можете съездить в Нассау, - сказала она и встала. - Если серьезно, я сама не возражала бы против поездки, поскольку нам вроде как нечем заняться... - она замолчала.
Эмма с готовностью улыбнулась, обнажив в улыбке ровные белые зубы.
- Звучит интересно, - согласилась она. - Я как раз думала, что неплохо, если бы у меня был материал, из которого можно было бы раскроить пару платьев. А как насчет мистера Римини? Он не будет ожидать, что мы останемся в доме?
- Можете не думать о нем, - улыбнулась Луиза. - Мистер Тори перед тем, как уехать, забросил его на Санта-Катерину. Поль отправился провести день с Крисом и Хелен. Они с Крисом давно знакомы - вместе учились в университете.
- О, - Эмма облегченно вздохнула. - Тогда, полагаю, мы можем позволить себе выходной, а?
День удался. Они позавтракали в одном из небольших ресторанчиков с видом на причал Нассау, а потом неторопливо прогулялись по Бей Стрит, восхищаясь витринами магазинов. На людной рыночной площади Эмма купила три отреза яркой расцветки ситца на платье, а Луиза несколько пар брюк и вечернюю блузу навыпуск. После этого они взяли напрокат велосипеды и посетили руины крепости на берегу. Свою экскурсию они завершили в садах Ардастра. Луиза довольно хорошо знала город, прожив на Санта-Доминике последние два года, и с ней было гораздо легче, чем с Крисом.
После того как они в небольшом кафе на свежем воздухе съели устриц и салат Джозеф отвез их на Санта-Доминику. Возвращаясь, они чувствовали себя немного виноватыми из-за своего затянувшегося отсутствия. Приближаясь к освещенному огнями пирсу Санта-Доминики, они увидели силуэт яхты у причала - Деймон Тори уже вернулся домой.
Когда девушки вошли в дом, неся свои покупки, по дороге им никто не встретился. До восьми еще было немного времени, и они пошли переодеться к обеду.
- Не беспокойся об Аннабель, - прошептала ей Луиза, когда они поднимались по лестнице. - Тэнси обычно берет на себя заботу о ней, когда никого нет.
Эмма почувствовала облегчение. Она хотела вернуться на остров пораньше, но Луиза настояла на том, что в этом не было никакой необходимости. В самом деле, убеждала себя Эмма, всю неделю, пока она была здесь, у нее совсем не было свободного времени, и хотя по вечерам, уложив девочку, она была предоставлена себе, это было совсем не то же самое, что полный день отдыха вне дома, как сегодня, например.
Она приняла душ и переоделась в прямое бирюзового цвета льняное платье без рукавов. Спустившись вниз, она прошла в гостиную. За низким баром в углу комнаты на высоком стуле со стаканом в руках сидел Деймон - загорелый и привлекательный. Сегодня на нем был темно-серый вечерний костюм. Он заметил ее и только приподнял бровь. Она остановилась в нерешительности, не зная, что ей делать.
- Вы.., вы хорошо провели время? - спросила она, наконец обретя голос. Деймон пожал плечами.
- Думаю, что так. А ты?
- Да. Мы с Луизой ездили в Нассау. Прошлись там по магазинам. Он слегка наклонил голову.
- Тэнси сказала мне.
Эмма нервно провела рукой, разглаживая невидимые морщинки на юбке. Деймон кивнул на стул рядом с собой.
- Садись. Я налью тебе что-нибудь. Коктейль с шампанским? Тебе они раньше нравились.
Он встал, неторопливо подошел к бару и раскупорил бутылку. Эмма нерешительно пересекла комнату и присела на краешек стула. Она с благодарностью приняла бокал с аперитивом, подумав о том, что глоток спиртного поможет ей успокоиться.
Шаги за их спиной возвестили о приходе Луизы, и через несколько минут обед был подан.
- Поль остался на Санта-Катерине, - сказал Деймон, когда они сели за стол. - Он будет позже.
Луиза спросила о его поездке на яхте и поинтересовалась, где они были. Эмма хотела спросить, как это понравилось Аннабель, но голос опять отказал ей, и она решила не пытаться говорить, пока немного не успокоится. Обед прошел в молчании. После обеда Деймон извинился и удалился в свой кабинет. Луиза улыбнулась Эмме.
- По-моему, нам здесь нечего делать, а? - сказала она, смеясь. - Давай погуляем - такая чудесная ночь.
Эмма согласилась. За окном стояла действительно прекрасная ночь, и было просто грешно оставаться в помещении. Она взяла накидку. Они шли по освещенной луной береговой полоске. Луизе хотелось выговориться.
- Я хочу извиниться, - серьезно сказала она. - Когда ты приехала, я вела себя ужасно, но я попытаюсь объяснить почему...
- Ну, в самом деле, - удивленно воскликнула Эмма, - в этом нет никакой необходимости.
- Я знаю. Но я все равно хочу сказать тебе. Когда я приехала сюда пару лет назад, чтобы давать Аннабель уроки и научить ее читать по системе Брайля, я сошлась с Крисом Торном. Это было глупо, я знаю. Я была не девочкой и должна была бы понимать, что к чему, но он такой обаятельный, и, наверное, я не знала, куда мне деться, - она вздохнула. - Так или иначе, у нас с ним была довольно страстная любовная связь. Я знала все о Хелен, в отличие от тебя, как я теперь поняла, но меня это не остановило. Видишь ли, я встречалась с ней. Она холодная и бессердечная, а Крис казался таким нежным, душевным, и я думала, что он влюблен в меня, - она состроила гримасу. - Какая я была дурочка! Крис только играл со мной, потому что больше никого под рукой не было. Бренда уж, конечно, совсем была не в его вкусе. А ему всегда требуются какие-то перемены, новые ощущения - такая уж у него натура. - Она немного помолчала. - Это не продлилось долго. Я чувствовала, что дело идет к концу. Через несколько месяцев я ему надоела, и он стал искать, кого бы еще ему покорить. Вот и вся история. Ты, наверное, считаешь, что я поступила очень эгоистично по отношению к Хелен?
Эмма вздохнула.
- Я не имею права судить, - сказала она мягко. - Но я надеюсь, что теперь мы сможем дружить.
- Конечно, - тепло улыбнулась Луиза. - Я вдруг поняла, что ты мне симпатична, Эмма.

***

После того дня, когда Деймон взял с собой Аннабель на прогулку по морю, жизнь вошла в прежнюю колею. Деймон проводил основную часть времени в кабинете, на яхте с Полем или на Санта-Катерине. Аннабель видела его почти каждый вечер перед тем как лечь спать, но Эмма думала, что Деймону следовало бы проводить больше времени с дочерью. Хотя Аннабель не говорила об этом, Эмма чувствовала, что она была разочарована, что ее отец не проявил больше интереса к ее урокам плавания, и даже ни разу не поплавал с ней в бассейне.
На пятый вечер Эмма решила поговорить с Деймоном, пока не было еще слишком поздно. Она немного поколебалась, не зная, как он отнесется к ее вмешательству. Она не имела представления, сколько он еще собирался оставаться дома. К тому же она хотела поговорить с ним еще о физическом состоянии девочки.
Когда после обеда Деймон, как обычно, удалился в кабинет, Эмма подошла к двери в его кабинет и постучала. Через мгновенье из-за двери послышалось:
- Да?
Она открыла дверь и вошла, плотно закрыв ее за собой. Деймон сидел за столом, изучая какие-то бумаги. Он был удивлен, увидев ее. Отодвинув в сторону кучу бумаг, он откинулся в кресле.
- Ну, ну, - насмешливо произнес он. - Чем могу служить?
Эмма сцепила пальцы рук, ища слова для начала разговора с ним.
- Это касается Аннабель, - сказала она наконец. - Я думаю, что вы уделяете ей мало внимания.
Деймон резко выпрямился.
- В самом деле? Значит ты хочешь высказать авторитетное мнение по поводу недостатков моего поведения?
Эмма вздохнула.
- Но это правда. Вы провели с ней всего один день из пяти. Она ничего не говорит, но я вижу по ее лицу, она думает, что вы не любите ее.
Деймон сердито встал.
- Мисс Хардинг, - сказал он с сарказмом в голосе, - вы прекрасно справляетесь со своими обязанностями. Спокойной ночи!
Эмма, не отрываясь, смотрела на него. Она почувствовала, как в ней растет гнев.
- Неужели вам все равно, в какой атмосфере растет ваш ребенок, хватает ли ему любви и привязанности? - с отчаянием воскликнула она. - Вам более дорого общество вашего кузена и друзей, чем слепого ребенка?
Ее резкие слова задели его - он слегка побледнел.
- Как ты смеешь так со мной разговаривать? - взбешенно крикнул он. Аннабель не нуждается во мне, пока у нее есть Луиза Мередит, Тэнси, и, наконец, ты.
- Это смешно! Конечно, она нуждается в тебе. Ты ее отец! - Эмма почувствовала, как ее глаза наполняются слезами, до того расстроенной она себя чувствовала.
Деймон обошел стол, и его железные пальцы впились ей в плечо. Его глаза метали молнии, в их черной глубине полыхало пламя. Еще раньше он снял галстук. В расстегнутом вороте рубашки виднелись черные волосы, которые покрывали его широкую грудь. Он изощрялся в саркастических выражениях, смысл которых сводился к тому, что она не имеет ни малейшего представления вообще о человеческих потребностях, а Эмма чувствовала предательскую слабость от его близости.
Она безуспешно попыталась освободиться из этих тисков, но он был несоизмеримо сильнее ее, и ее попытки вызвали только его насмешливую улыбку. Он замолчал, и теперь в его глазах горело пламя совсем другого рода. Сила его взгляда заставила ее вспыхнуть, она перестала сопротивляться и, не отводя глаз, смотрела на него.
Он медленно притянул ее к себе, вплотную к своему сильному мускулистому телу, и его руки угрожающе обхватили ее, шею. Но затем у него вырвалось что-то вроде сгона и, подняв ее лицо, он с несдерживаемой больше страстью прижался к ее губам. С нечеловеческим усилием, Эмма заставила себя не ответить на его поцелуй, но по его учащенному дыханию она знала, что он с трудом сдерживает себя. Она ожидала, что он с отвращением оттолкнет ее, но она не приняла во внимание его настойчивость. Вместо этого он продолжил свой поцелуй, возбуждая ее против воли сладостной пыткой, лаская ее плечи и спину. Губы Эммы непроизвольно раскрылись, и она уже больше не знала, что делает. Неожиданно она почувствовала, как он грубо и яростно оттолкнул ее. Она едва удержалась на ногах, ухватившись за ручку кресла.
Эмма всхлипнула и уставилась на него, видя в его глазах неприкрытую ненависть. Его поцелуи были унизительны и постыдны для нее, но она не могла скрыть своих чувств.
Деймон яростно провел рукой по волосам. Его губы скривились в ироничной усмешке.
- Благодарю, - сказал он цинично. - Ты доставила мне удовлетворение. Хотя ты и отрицаешь это, но ты совсем не так равнодушна ко мне, как тебе хотелось бы меня убедить. Меня трудно обмануть.
Эмма поправила волосы дрожащей рукой. Ее трясло.
- Ты подлец! - воскликнула она, отворачиваясь от него.
- Ну, конечно же, нет, - заметил он насмешливо. - Просто человек. Неужели ты действительно воображаешь, что я мог бы уважать тебя после всего, что ты сделала? Меня позабавило, что я смог снять с тебя эту трогательную маску, которую окружающие принимают за твою истинную сущность.
Руки Эммы непроизвольно сжались.
- Могу я уйти?
- Из этой комнаты - да. Но не с Санта-Доминики. Тебе за многое еще нужно ответить.
Сдерживая рыдания, Эмма рванула дверь и, выскочив из кабинета, бросилась по лестнице наверх в свою комнату. Ей было все равно, что о ней подумают. Ей только хотелось спрятаться от его колкостей и едких замечаний, а главное - от прикосновений его рук.
Глава 8
Была только половина седьмого, когда Деймон проснулся на следующее утро. Он испытывал какое-то смутное беспокойство, и ему не хотелось разбираться в причинах этого чувства. Не торопясь, он выскользнул из постели и, набросив темно-синий шелковый халат, подошел к балконной двери. Несмотря на ранний час, солнце уже поднялось высоко, и Деймон глубоко вдохнул чистый, свежий воздух. С балкона были видны голубые воды бухты, где на якоре тихо качалась на волнах "Аннабелла", чьи стройные линии и блестящий краской корпус так и приглашали прокатиться.
Деймон вернулся в комнату и вытащил из портсигара, лежащего на столе, сигарету. Закурив, он снова вернулся на балкон. Из домов местных жителей доносились звонкие детские голоса, звуки приготовления пищи. Как просто было их существование, подумал он. Мысли его непроизвольно вернулись к разговору с Эммой, к тому, что она сказала об Аннабель.
Вечером он не придал ее словам серьезного значения, но сейчас, глядя на манящий силуэт яхты, так и приглашавший отправиться в плавание, он подумал виновато, что, возможно, он действительно избегал Аннабель из-за воспоминаний, которые накатывались на него, когда он видел ее. Легко было убедить себя, что ребенок был окружен вниманием в достаточной мере - заботами гувернантки, Тэнси, а теперь еще и Эммы, но, возможно, она втайне жаждала его внимания.
Он сердито выругался, потушив сигарету, и поднял трубку телефона возле кушетки. Набрав номер Криса, он стал нетерпеливо ждать ответа. Телефон, казалось, звонил вечность. Наконец раздался сонный голос Криса:
- Да? Кто это? Деймон нахмурился.
- Я, Деймон. Что ты делаешь?
- Какого дьявола, ты думаешь, я делаю в шесть утра? - воскликнул в негодовании Крис. - Я сплю.
- Сейчас шесть тридцать пять, - коротко заметил Деймон. - Между прочим, как ты насчет идеи провести день на "Аннабелле"?
- Звучит неплохо. - В голосе Криса прозвучал интерес. - Сегодня?
- Почему нет? - Деймон пожал широкими плечами. - Сможешь быть готов через час? Я позабочусь о еде и об остальном.
- Конечно, - идея захватила Криса. - Поль тоже собирается?
- Думаю, да. До встречи, - Деймон положил трубку, стараясь не обращать внимания на не дававшие ему покоя мысли об эгоистичности своего поведения. Он был отцом Аннабель и ему решать, когда и как ему заниматься с ней.
Он встретил Поля в небольшой комнате, где они завтракали. Поль обычно вставал рано и до завтрака плавал в бассейне. Очевидно, он не изменил этому правилу и в это утро - его влажные после купания волосы плотно прилегали к голове. Роза принесла завтрак. Во время еды Деймон коротко рассказал Полю о своих планах. Поль слушал с интересом. Не скрывая любопытства, он спросил Деймона.
- Что вчера случилось? Эмма исчезла сразу после ужина, как-то очень неожиданно для меня. Вы видели ее? Я собирался пригласить ее вечером прогуляться.
Деймон положил себе на тарелку немного почек и бекона.
- Она заходила ко мне, - медленно проговорил он. - Потом, я думаю, она пошла спать. Она знала, что ты ждал ее?
- Ну, нет. Но она обычно не ложится так рано, - сказал он с озабоченным видом. - Вы не думаете, что она заболела?
Деймон начал терять терпение.
- Конечно, она не больна. Если ты уже позавтракал, поговори с Джозефом насчет баллонов с кислородом.
- Хорошо, - Поль немного растерянно пожал плечами. Первый раз он не мог понять Деймона, укрывшегося за маской, которую тот обычно носил в общении с другими людьми. И Поль не знал, почему.
Деймон был один, когда появилась Аннабель. Он только что допил третью чашку кофе, когда она вошла в комнату. Она остановилась, инстинктивно почувствовав чье-то присутствие в комнате.
- Папа? - спросила она. - Это ты? Деймон оттолкнул, вставая, кресло и подошел к ней. Он взял ее за руку.
- Да, это я, моя радость. Я как раз заканчивал завтрак. А ты позавтракала?
- Да, спасибо, - кивнула Аннабель, не выпуская его руки. Они с Эммой обычно завтракали в небольшой столовой на том же этаже, что и спальня Аннабель. Эмма обычно так же оставалась с ней и на ленч, внизу она только ужинала. - Что ты собираешься сегодня делать?
Деймон на мгновение сжал губы. Похоже Эмма подговорила ее.
- Я иду в море на яхте с Полем и Крисом, - ответил он. - А ты? Как твои успехи в плавании?
- Я теперь уже могу совсем хорошо плавать, - тихо ответила Аннабель. - Но я не знаю, чем мы сегодня займемся. Мы уже много плавали и гуляли по берегу, а иногда загорали. Но мне хочется, чтобы ты смог сам посмотреть, как я плаваю. Ты не мог бы, папочка? Ты так редко со мной бываешь.
Деймон вздохнул, и Аннабель, которая была очень чувствительна к его настроениям, густо покраснела.
- Я знаю, - сказала она. - Ты очень занят. Деймон почувствовал себя ужасно. В конце концов, это была его дочь, и она думала, что он был слишком занят, чтобы побыть с ней лишний раз. Настроила ее Эмма поговорить с ним или ей самой пришла в голову эта мысль, было не важно. Она хотела быть с ним, и он не мог игнорировать невольное просительное выражение на ее личике.
Он опустился на корточки возле дочери. Обняв руками ее худенькое тельце, он посмотрел в ее незрячие глаза и спросил тихо:
- А чем бы ты хотела заняться сегодня, доченька?
- Я хочу, чтобы ты взял меня с собой, - простодушно ответила Аннабель. Она улыбнулась. - Как прошлый раз, в самый первый день, когда ты приехал. Мы могли бы, папочка? Могли бы? И Эмма тоже будет с нами?
- Подожди, подожди, - Деймон закусил губу. Взять с ними Аннабель - это одно, но взять еще и Эмму было совсем другое дело. - Поль, Крис и я хотим поплыть на яхте, и я не вижу, почему бы тебе к нам не присоединиться, если ты этого хочешь. Но Эмма будет себя чувствовать неловко в компании трех мужчин.
Аннабель задумчиво пошевелила губами.
- Может быть. Но ведь там буду я, - она нахмурилась. - А ты можешь пригласить и Хелен с нами. Она еще не познакомилась с Эммой.
Деймон попытался отговорить ее.
- Да, она еще не встречалась с Эммой. Но, может быть, она не захочет присоединиться к нам. Или Эмма не захочет.
- Ну, а ты спроси их. Ты позвони Хелен, а я спрошу Эмму. Как здорово было бы. Мы могли бы остановиться в одной из пустынных бухт и я показала бы тебе, как хорошо я плаваю.
Деймон уже жалел, что затеял все это.
- Ну ладно, - сказал он. - Ты беги и спроси Эмму, что она думает об этом, а я подожду и посмотрим, что она ответит.
- Хорошо, - Аннабель повернулась и убежала, казалось, еще до того, как он договорил.
Деймон поднялся, чувствуя облегчение. Конечно, после вчерашнего разговора Эмма откажется. Она, вероятно, чувствует себя оскорбленной. Но когда Аннабель вернулась, ее личико сияло от возбуждения.
- Эмма говорит, что она тоже поедет, - воскликнула она. - Она говорит, что, если я этого хочу, она не может отказаться.
Деймон пожевал нижнюю губу.
- Хорошо, - сказал он глухо. - Я позвоню Крису и приглашу Хелен, да?
- Если ты думаешь, что это действительно необходимо, - сказала Аннабель тихо, и Деймон запоздало вспомнил, что несмотря на то, что она сама предложила пригласить Хелен, втайне Аннабель не слишком любила жену Криса. Хелен обращалась с ней как с инвалидом, а Аннабель не хотела ничьей жалости. Однако он отказался от мысли провести день в компании Эммы, если на борту яхты не будет других женщин. Поэтому он сказал:
- Да, я думаю, что это необходимо, радость моя, - и снял трубку.

***

"Аннабелла" была тридцатипятифутовым судном с небольшой каютой, в которой был маленький складывающийся столик между двумя койками, где можно было приготовить легкую пищу. На палубе было достаточно места, чтобы позагорать, расслабившись, под равномерный плеск волн. Это было чудесное место для отдыха.
Эмма сидела рядом с Аннабель, смотря на невероятную голубизну неба, растворявшуюся в дымке под яркими лучами солнца. Они сидели, свесив ноги в воду. Было великолепное утро. Она знала, что ничего не было заманчивее для нее, чем ожидавшие их перспективы провести целый день в море под парусом, с купанием и солнечными ванными. На ней были джинсы до колен и свитерок без рукавов, под которыми был надет раздельный купальник. Она не была даже уверена, решится ли она, хоть было очень жарко, снять свитер и джинсы, если будет единственной женщиной среди трех мужчин.
Аннабель сказал ей, что с ними поплывут еще Поль и Крис. Она также упомянула Хелен, жену Криса, и сказала, что отец пригласил и ее, но она сомневалась, что Хелен примет приглашение.
- Хелен не очень любит кататься на яхте, - сказала девочка, состроив гримаску, - но, если она узнает, что вы там будете, она, возможно, согласиться из чистого любопытства.
Эмма улыбнулась - Аннабель порой употребляла такие взрослые выражения. Но как бы ей хотелось , чтобы девочке было с кем поиграть из сверстников! Это ей просто необходимо. Она слишком много времени проводила в компании взрослых.
На палубе Поль и Деймон ставили паруса. Скоро они должны были пройти через пролив и подойти к Санта-Катерине. Эмма еще не была знакома с Хелен, и ей смертельно не хотелось встречаться с ней, особенно, если учесть, что она должна была снова встретиться с Крисом. Она не виделась с ним с того дня, как сказала ему, что она о нем думает, и сомневалась, сможет ли оказаться удачным этот день, омраченный скрытыми от посторонних глаз обстоятельствами.
Невольно ее глаза обратились к Деймону. На нем были шорты и трикотажная рубашка из тонкого джерси с короткими рукавами, оставлявшими открытыми мускулистые загорелые, руки. На запястье левой руки блестели золотые часы, а на шее на тонкой золотой цепочке висел маленький медальон с изображением Святого Кристофера. Она знала о нем - когда-то она поддразнивала его из-за этого медальона.
Поль Римини был одет примерно так же, он выглядел моложе и стройнее своего шефа, однако сравнивая их, как женщина, она отдала бы предпочтение Деймону. Эмме нравились их отношения. Чувствовалось, что они были хорошими друзьями, хотя было очевидно, что Поль уважал и восхищался Деймоном.
Аннабель, на которой был тонкий резиновый круг, для безопасности прикрепленный веревкой к мачте яхты, взяла Эмму за руку.
- Замечательно, да? - сказала она, с воодушевлением вдыхая морской воздух. - Хорошо бы, каждый день так было!
Эмма в ответ молча сжала ее пальцы. Сама она задавала себе вопрос, не обернется ли полным фиаско эта прогулка. С самого начала было видно, что Деймон не хотел ее присутствия, и предложил ей принять участие в этой поездке только потому, что этого хотела Аннабель. Но Эмма не могла разочаровать ребенка только потому, что Деймон был не в духе.
Яхта плыла медленно и плавно. Ветер надувал ее паруса, даря ей свободу. Море было спокойным и только слегка рябило от бриза.
Эмма чувствовала, как бриз шевелит ее волосы, и с удовлетворением подумала о том, как она правильно поступила, подвязав волосы широкой голубой лентой. Надев солнечные очки, она откинула назад голову, опершись на локти. Невозможно было оставаться равнодушной к красоте дня и окружавшей их водной глади, и она улыбнулась от удовольствия.
Поль растянулся рядом с ней, лукаво улыбаясь.
- Привет! Вам кто-нибудь говорил, что вы настоящая красотка? Эмма рассмеялась.
- Нет, никто. И я не верю вам. Вы один из тех влюбчивых итальянцев, о которых я столько читала.
- Ничего подобного! - запротестовал, смеясь, Поль. - Скоро мы будем на Санта-Катерине. Интересно, будут ли Хелен с Крисом.
- Хелен будет! - мрачно изрекла Аннабель. - Хотя бы только для того, чтобы посмотреть на Эмму, ведь Эмма еще не была на острове.
- В самом деле, - Поль наморщил лоб, - а почему нет, Эмма?
Эмма пожала плечами и покраснела.
- Да так. Меня просто не приглашали. Поль скептически посмотрел на нее.
- Могу догадаться. Крис!
- Что вы имеете в виду?
- Только не говорите, что вы не знаете о романах Криса. С Луизой, например, - он изучающе с минуту смотрел на нее. - Так вот почему Деймон был так чертовски зол, да? Вы не приехали в назначенный день, а кузен Крис встречал вас. Сложим два и два...
- ..и получим пять, - сухо сказала Эмма. - Сожалею, но должна разочаровать вас. Это был единственный раз, когда я с ним виделась, и уверяю, вас до романа у нас с ним не дошло!
- Нет, но не из-за того, что он не пытался, - проницательно заметил Поль. - Могу сказать по выражению вашего лица, что я прав, но поскольку у вас больше здравого смысла, чем у Луизы, вы, должно быть, послали его подальше, когда узнали, что он женат, и он ретировался, поджав хвост. Я прав?
- Точно, - сказала Аннабель, присоединяясь к разговору. - Крис заезжал пару дней спустя после приезда Эммы и приглашал нас поехать с ним, но Эмма не захотела. Да, Эмма?
- О, Аннабель! - воскликнула смущенно Эмма. Ей было неловко от того, что они обсуждали ее поступки. Особенно неприятно было вмешательство Аннабель.
Поль выглядел довольным собой.
- Хорошо, - сказал он, усмехаясь. - Хорошо!
Эмма почувствовала еще чье-то присутствие, и, оглянувшись, увидела стоявшего, прислонившись к мачте, Деймона. Он наблюдал за ними и, очевидно, прислушивался к их разговору. Что он мог вынести для себя из их разговора?
- Не подойдешь ли сюда? Мне нужна помощь, - произнес он холодно и безучастно.
Поль вскочил и, подмигнув Эмме, пошел за Деймоном. Эмма вздохнула и уставилась на рассекаемую корпусом яхты морскую гладь за бортом. Поль был славным молодым человеком, хорошим и простым. Как приятно было бы, подумала она, влюбиться в такого мужчину, как он. В кого-то, кто будет нежным, добрым и будет уважать тебя. Вместо этого она любила человека, который ненавидел ее за то, как она поступила с ним семь лет назад, и теперь хотел только одного причинить ей боль и унизить ее.
Хелен Тори оказалась полной противоположностью тому, какой представляла ее Эмма. Эмма думала, что жена Криса будет высокой, стройной светской львицей, а увидела пухлую, с коротко подстриженными светлыми волосами женщину в облегающем свитере и шортах, которые не могли не привлечь внимание к ее полным ногам и далеко не тонкой талии. Обута она была в белые носки и парусиновые туфли , а в руках держала плетеную сумку. Деймон и Поль поздоровались с ней, но было заметно, что взгляд ее искал совсем не их. Когда она увидела худенькую, привлекательную фигурку Эммы в джинсах и свитере, сандалиях на босу ногу, ее глаза сердито прищурились, и она метнула на Криса убийственный взгляд. Возможно, подумала Эмма, по его описаниям жена представляла ее себе старой девой средних лет. Крис, может быть, надеялся, что они никогда не встретятся, промелькнуло в ее голове.
Эмму и Хелен представили друг другу. Анна-бель была необычно молчалива, и Эмма поняла почему, когда Хелен уселась рядом с девочкой несколько минут спустя и сказала:
- Привет, дорогая. Как ты поживаешь? Ты чувствуешь себя немного лучше сегодня? Свежий воздух тебе очень полезен.
Аннабель вздохнула.
- У меня все в порядке, спасибо, Хелен, - сказала она. - И я никогда не чувствовала себя так хорошо.
- Ты такая смелая девочка, - сказала Хелен. - Не боишься морской прогулки на яхте, хотя и не умеешь плавать, а ты ведь слепая, для тебя это так опасно.
Эмма сжала зубы.
- Аннабель умеет плавать, - возразила она. - Я научила ее.
Хелен холодно посмотрела на нее.
- В самом деле? Я думала, что вы ее няня, а не подружка.
Эмма с трудом сохранила спокойствие.
- Мы с Аннабель хорошие друзья, - сказала она. - Нам приятно быть в компании друг друга, и поскольку я люблю плавать, я полагала, что ей тоже будет неплохо научиться.
- А вы не думаете, что это довольно опасное занятие для слепого ребенка? Хелен была раздражена, ее обычно бледные щеки пылали.
- Я думаю, Эмма понимает в этом больше чем ты, Хелен, - раздался сзади них спокойный голос.
Эмма вздрогнула. Может ли это быть? Деймон фактически защищал ее! Она не могла поверить этому.
- О, Деймон, - воскликнула Хелен раздраженно. - Ты сам бываешь здесь так редко. Не думаю, что ты знаешь, какие чувства испытывает твой ребенок.
Деймон опустился на корточки рядом с ними, и его колено на секунду коснулось обнаженной руки Эммы. Это мимолетное прикосновение повергло ее в смятение, и она поспешила убрать руку.
- Может быть, и нет, - сказал он негромко, - но, если я знаю мало, ты знаешь еще меньше, Хелен, поэтому давай не вдаваться в спор в такой прекрасной день. Я рад, что ты решила присоединиться к нам. Это пойдет тебе на пользу.
В обеденное время яхта встала на якорь возле маленького атолла, состоявшего, казалось, из одной скалы, высокий уступ которой круто поднимался к небу над глубокой бухтой.
- Скала Минервы, - заметил Крис, обращаясь к Эмме в первый раз за это утро. - Любопытные камни, да? Великолепное место для плавания. Естественный трамплин.
Эмма посмотрела на остров.
- Но ведь никто не ныряет с этой скалы? - воскликнула она.
- Ну, некоторые ныряют, хотя, должен признаться, я к ним не отношусь, ответил Крис. Он поймал ее взгляд. - Я прощен?
Эмма почти улыбнулась.
- Не следовало бы.
- Но тем не менее? - лукаво настаивал он.
- Наверное, - она отвернулась. - Вы давно женаты?
- Десять лет. Я женился на Хелен, когда мне было двадцать. А ей было двадцать пять.
- Понятно, - кивнула Эмма.
- После обеда Поль и Деймон собираются понырять. Вы хотите присоединиться? - Глаза Криса любовно скользнули по ней.
Эмма почувствовала трепет.
- Я не умею нырять. Кроме того, я не могу оставить Аннабель.
- Аннабель будет отдыхать после обеда, а я мог бы научить вас нырять.
- Не знаю... - Эмме не очень хотелось принимать его предложение. Ей хотелось бы научиться нырять, но ее беспокоило то, что она будет в обществе Криса. Хелен уже и так следила за ними. А Эмма вовсе не собиралась уводить чужих мужей.
В этот момент к ним подошел Деймон.
- Корзины с едой и пивом в кабине. Ты будешь есть наверху?
Эмма знала, что он говорит не с ней, и наклонила голову, чтобы не встретиться с ним взглядом.
- Да, лучше здесь, наверху, Деймон. Пойду захвачу их, - сказал Крис и ушел, оставляя их ненадолго одних.
- Что Крис говорил тебе? - спросил он тихо, но требовательно.
- Он... Ну... Он спросил меня, не хочу ли я пойти после обеда с ним нырять, пока Аннабель будет отдыхать. - Эмма покраснела. - Не беспокойся, я не согласилась. Не думаю, что ты захочешь, чтобы я была где-то рядом. Особенно после вчерашнего разговора. Меня это устраивает.
Деймон сердито посмотрел на нее.
- У тебя чертовски крепкие нервы, - резко произнес он. - Не смей обращаться со мной как с каким-то мальчишкой! - Он взглянул на скалу Минервы. - Ты умеешь нырять?
- Нет, - Эмма отвернулась, но, крепко взяв ее за руку , он заставил ее снова повернуться к нему лицом.
- Хочешь научиться?
Эмма вздохнула.
- А как ты думаешь?
- Хорошо. Я сам научу тебя. Можешь сказать это кузену Крису, когда он снова пригласит тебя.
Эмма ела за обедом без аппетита, ее голова была слишком занята мыслями о предстоящем остатке дня, который она проведет с Деймоном. Она была взволнована, и нервы ее были как натянутая струна.
Когда Аннабель легла отдыхать, Хелен объявила о своем намерении остаться на яхте. Трое мужчин и Эмма сели в моторку, и скоро лодка причалила к песчаному берегу острова. Там мужчины быстро переоделись. Эмма сняла джинсы и свитер, стараясь не обращать внимания на восхищенные взгляды Поля и Криса. Мужчины достали из лодки ласты, маски и трубки. Поль и Крис, надев снаряжение, подошли к воде и скоро исчезли в сверкающей синеве - Легко, да? - заметил Деймон, улыбнувшись удивленной реакции Эммы. - В общем, ничего трудного, если только не заплывешь слишком далеко. Пойдем, я помогу тебе.
Эмма слегка дрожала, надевая ласты.
- Тебе холодно? - нахмурился Деймон. - Не входи в воду, если тебе холодно.
Эмма взглянула на него смущенно, садясь на песок.
- Нет, мне не холодно, - сказала она, - просто чуть страшновато.
- Со мной?
- С кем же еще?
Деймон покачал головой, потом разулся и надел ласты.
- Если ты боишься утонуть, не волнуйся, я не позволю тебе это сделать, насмешливо сказал он.
Эмма неуверенно встала, ноги у нее были как ватные. Она смотрела, как он прилаживал маску, с каждой минутой все сильнее ощущая его близость. Она никогда не видела его в плавках. Она подумала, что бы он сказал, если бы знал, как сильно ей хочется прижаться к нему, почувствовать его рядом с собой. Он презирал ее, унижал, но ведь он думал, что она безразлична к нему. У нее мелькнул вопрос, почему он так злился на нее, если сам женился на Элизабет почти сразу же после того, как они расстались.
Деймон дал ей маску и трубку.
- Ну, - сказал он, - теперь ты готова? Эмма не могла не улыбнуться.
- Дальше некуда, - произнесла она сухо, осторожно ступая в воду.
Потом она удивлялась своему страху, все оказалось так легко. Ей открылся совершенно новый мир, мир колеблющихся водорослей, разноцветных рыб, фантастических форм кораллов, изысканных раковин. Ласты помогали ей плыть, и после того, как она привыкла к ним, - оставаться под водой. Сначала ей было трудно не выныривать на поверхность через каждые несколько минут, но скоро она опустилась глубже и наткнулась на темные тени Поля и Криса, которые улыбнулись ей одобрительно, и, демонстрируя свои способности, вынули дыхательные трубки изо рта.
Немного погодя ее ноги стали уставать, и она, испугавшись возможных судорог, вернулась туда, где было помельче. Выйдя на берег, она устало опустилась на песок, снимая с себя маску и ласты, потом растянулась на спине, закрыв глаза.
Должно быть, ее разморило немного на солнышке, и она задремала. Когда она снова открыла глаза, то увидела рядом Деймона, возившегося с кислородным баллоном, который он вынул из лодки. Поль и Крис ныряли с тридцатифутовой каменной площадки на скале. Их акваланги лежали на песке недалеко от нее.
Она села и наблюдала за Деймоном, загораживаясь рукой от солнца. С сигаретой в зубах он проверял клапан баллона и, казалось, не подозревал, что она проснулась.
- Я долго проспала? - спросила она немного смущенно.
- Пятнадцать, может, двадцать минут. Думаю, ты устала. К этому нужно привыкнуть. - Он отодвинул баллон и, внимательно глядя на нее, вынул сигарету изо рта. - Хочешь сигарету?
Эмма кивнула.
- Пожалуйста. - К ее удивлению, он зажег сигарету, прежде чем предложить ее ей. Она затянулась с благодарностью. - Который сейчас час?
- Начало четвертого. Расслабься! Если Анна-бель проснется, Хелен приглядит за ней. Я думаю, у тебя совсем не было свободного времени с тех пор, как ты здесь.
- У меня свободные вечера, - сказала Эмма.
- Да, но это не одно и то же. Любой служащий должен иметь, по крайней, мере один выходной день в неделю.
- Ничего, все нормально. - Эмма подтянула ноги и села, обняв колени и невидяще глядя вдаль. Как хорошо, подумала она, когда Деймон не поддевал ее и не придирался к каждому ее слову. Деймон снова надел свою легкую трикотажную рубашку, он выглядел крепким и мускулистым, и она с удовольствием его рассматривала. Она заметила, что он не снял часы, когда они пошли плавать. Он лег на спину и, вытащив из кармана темные очки, надвинул их на нос.
- Скажи мне одну вещь, Эмма. Почему все-таки ты тогда разорвала наши отношения? - неожиданно спросил он.
Эмма вздрогнула. Она никак не ожидала такого вопроса, он застал ее врасплох.
- Ты знаешь почему, - ответила она безжизненным голосом.
- Я знаю только то, что ты сказала, - поправил он ее. - Что у тебя появился кто-то, в кого ты неожиданно влюбилась.
Эмма почувствовала, как вся покраснела от смущения.
- Нужно ли говорить об этом сейчас? - спросила она. - Я хочу сказать, что это было так давно... - Как бы ей хотелось, чтобы она могла сейчас увидеть его глаза; она была уверена, что он не случайно надел темные очки.
- Да, я так думаю, - пробормотал он. - В конце концов, это ты меня бросила.
- О, прекрати, - воскликнула она. - Для тебя это была такая трагедия, что десять недель спустя после нашего разрыва ты женился на Элизабет Кингфорд!
Ее удар попал в цель. Он рывком снял очки и уставился на нее. Его глаза были холодны и злы.
- Я хочу услышать правду, Эмма, - гневно произнес он. - И клянусь, я добьюсь ее!
- Я не знаю, что ты имеешь в виду, - воскликнула она, закрыв руками уши. Но это не помогло, она продолжала слышать его холодный насмешливый голос, что было еще хуже, чем его гнев.
- Нет, ты все понимаешь, - сказал он. - Ведь никого другого не было, не так ли? Или, если он был, то где же он? Нет, Эмма, ты передумала, да? В конце концов, тебе было восемнадцать, а мне тридцать семь, я вдвое старше тебя. Почему ты не могла признаться, что я слишком стар для тебя? Достаточно стар, что мог бы быть твоим отцом!
- Нет, - вырвалось у нее. Она смотрела на него полными муки глазами. Нет, нет, нет! Это не так!
В его глазах было недоверие, и она беспомощно отвернулась. Он никогда не поверит ей!
Поль и Крис, бредя по береговой, полосе, приближались к ним. Эмма почувствовала облегчение. По крайней мере, они не смогут продолжить дальше этот разговор.
- Пойдемте купаться, Эмма, - позвал Поль, и она, испытывая чувство благодарности, быстро вскочила на ноги.
- С удовольствием, - ответила она, выдавив из себя слабую улыбку, и побежала к воде впереди Поля.
Вода подействовала освежающе на ее разгоряченное тело, а очевидное удовольствие, испытываемое Полем в ее обществе, помогло ей почти забыть гнев Деймона, который ей пришлось испытать на себе. Поль показал ей, где им было удобнее вылезти из воды и подняться по скользящей между камней тропинке на площадку, с которой они с Крисом ныряли.
- А вы сможете прыгнуть оттуда? - спросил с сомнением Поль. - Не пытайтесь, если вам не хочется, - он улыбнулся. - Вы могли бы подождать меня здесь.
- О, нет, нет, - воскликнула Эмма. - Я не хочу ждать. Дома я часто прыгала с вышки в бассейне. Я уверена, что все будет в порядке.
- Хорошо, - Поль усмехнулся и сжал ее руку. - А вы знали, что Деймон обычно нырял с вершины скалы? Когда он был помоложе, конечно.
Эмма взглянула вверх и покачала головой. Вершина, казалось, была недосягаемо высоко.
- Разве это не опасно? - спросила она.
- В действительности, нет. Для опытного прыгуна. Опасность наступит, если во время прыжка не сохранить баланс. Если его потерять, можно сломать позвоночник или шею.
Эмма с трудом сглотнула. Представить Деймона смертельно раненным или искалеченным было для нее ужасно. Она провела почти целый час с Полем, потом к ним присоединился Крис. Со скалы они видели, как Деймон сплавал на моторке к яхте и вернулся вместе с Аннабель. На девочке был купальный костюм. Они плескались около берега, где было очень мелко. Аннабель демонстрировала свое умение плавать, и ее задорный детский смех ясно доносился до них.
Потом они все вернулись на "Аннабеллу", и, отдохнув немного, стали готовиться к отплытию домой. Хелен на обратном пути села между Аннабель и Эммой.
- Как вы получили эту работу, мисс Хардинг? - спросила она. - Вы работали с детьми?
Эмма покачала головой.
- Нет, я работала медсестрой в одной из лондонских больниц. Но перспектива провести несколько месяцев на Багамах была слишком заманчивой, чтобы упустить такой шанс.
Ну вот, подумала она. Это не было уж такой не правдой. То, что сначала было для нее мучительным наказанием, обернулось вполне приятной работой, несмотря на постоянные стычки с Деймоном. Она знала, что если быть честной, она предпочла бы быть здесь, а не в Лондоне, где Деймон был только разрывавшим сердце воспоминанием.
- А каким образом Деймон нашел вас? - Хелен все еще не удовлетворила свое любопытство.
- Я... Я.., ответила на его объявление.
- Он давал объявление? Это нехарактерно для Деймона. Обычно он поручает своему агенту нанимать прислугу.
Эмма покраснела.
- Ну, в этом случае он поступил иначе, - коротко сказала она.
Хелен пожала плечами и недоверчиво посмотрела на Эмму. Ее подозрительное воображение уже рисовало ей ситуации, которых никогда не было в действительности. Для обслуживающего персонала эта девушка, которая знала Деймона такое короткое время, вела себя с ним слишком фамильярно. Хелен была готова поверить в самое плохое, если это касалось такой привлекательной девушки, как Эмма.
Глава 9
Cледующую пару дней Деймон всецело посвящал все свое время Аннабель. Эмма даже стала чувствовать себя лишней, поскольку Деймон взял на себя все ее ежедневные обязанности. Однажды после обеда Поль отвез ее в Нассау, и остался бы там и после ужина, если бы Эмма не настояла, что должна вернуться на тот случай, если вдруг понадобится. Кроме всего прочего, она чувствовала, что Поль хотел бы иметь с ней не просто дружеские отношения. Но как бы он ни был ей симпатичен, она не испытывала к нему никакого другого интереса, кроме дружеского, и не хотела изображать что-то еще.
От Джонни ей пришло письмо, которое немного расстроило ее. Ему, видимо, пока не слишком хорошо удавалось заботиться о себе, и она, только надеялась, что он нормально питался. Лондон казался на другом конце света от Санта-Доминики, и вся ее жизнь в ретроспективе представлялась бесцветной и целиком связанной только с работой.
Три дня спустя Деймон неожиданно улетел вместе с Полем на вертолете, и Эмма узнала от Тэнси, что он вернулся в Штаты закончить кой-какие свои дела. После его отъезда все казалось другим. Одно его присутствие в доме вносило в их существование какую-то особую электризующую атмосферу, и теперь, с его отъездом, дом стал пустым. Аннабель была, конечно, огорчена его отъездом, но немного утешена тем, что последнюю пару дней отец уделял много внимания. Он плавал с ней, играл, читал ей, постоянно развлекая ее. Эмме трудно было занять его место, хотя Аннабель и привязывалась к ней все больше и больше.
Неделю спустя они получили приглашение на Санта-Катерину. Аннабель не высказала энтузиазма, когда Эмма сказала, что им следует принять приглашение Хелен, но в конце концов она согласилась.
Дом Хелен оказался совсем не таким, как его представляла Эмма. Там было не слишком чисто, как будто за слугами здесь не очень-то следили. В гостиной в разных местах лежали кучки книг, журналов. Крис закрылся в своем кабинете, откуда доносился стук его пишущей машинки. Хелен была внешне дружелюбней с Эммой. Она была небрежно одета в брюки и свитер, а ее волосы были не очень чистыми. Эмма подумала, что она была, наверное, довольно ленива, если ее дом находился в таком состоянии. В их присутствии она что-то вязала. Эмма хотела спросить, что это было, но не решилась. Они с Аннабель облегченно вздохнули, когда подошло время уезжать. Эмма только надеялась, что ей больше не представится случай испытать еще раз гостеприимство этого дома.
Дни пролетали быстро. Она регулярно писала Джонни, и время от времени получала от него короткие ответы. Мысли о нем беспокоили ее; она отказывалась признаться себе, что испытывала постоянное щемящее чувство в груди, когда думала о Деймоне.

***

Деймон тоже испытывал какое-то беспокойство. Прошло ровно три недели, как он вернулся в Сан-Франциско. Все его дела были закончены, и они с Полем собирались вылететь в Лондон на следующий день. Но беспокойство его не было связано с этим. Невольно он вспоминал об Эмме. Несмотря на то, что работа требовала его полного внимания, он не мог выбросить из головы мысли об Эмме Хардинг и из-за этого был раздражителен и вспыльчив. Даже Поль не мог вывести его из этого состояния.
По вечерам он принимал приглашения различных своих коллег и знакомых, которые хотели повидаться с ним, пока он был здесь, бывал на званных вечерах, обедах и ужинах, и хотя был вежлив, внимателен и даже обворожителен, но оставаясь один, уходил в себя и замыкался. Он видел, что Поль не понимал его настроения. Ему иногда хотелось рассказать молодому человеку об их прошлых отношениях с Эммой, но он был не из тех, кто искал чьей-то симпатии, тем более в ситуации, где, по его мнению, он свалял дурака.
Он признал для себя, что Эмма все еще привлекала его, хотя и считал, что испытывал к ней только физическое влечение. Это чувство способствовало первоначально их сближению, и только потом уже, когда он узнал ее лучше, он был покорен теплотой ее души, и это заставили его желать ее сильнее, чем он когда-либо в своей жизни желал какую-либо женщину.
Он сердито ругал себя, расхаживая по мягкому ковру своей спальни в отеле "Ройал Бей". Почему его разум пытался найти причины измены Эммы семь лет назад? Почему он не мог поверить тому, что она ему сказала? Но слишком много не сходилось в этой истории, и его мысли обращались к этому снова и снова. Сначала, когда она расторгла их помолвку, он чувствовал себя таким оскорбленным и рассерженным, что нанял частного детектива следить за ней. Однако ничего не узнал. У нес не было никакого другого мужчины, хотя она и утверждала обратное. Ему ничего не оставалось, как убедить себя, что истинные причины ее поступка были в нем самом - в его возрасте, внешности, характере.
И теперь, к его полному отвращению, несмотря на все, что она сделала, вспоминая ее растянувшееся на песчаном пляже возле скалы Минервы стройное тело, он испытывал волнение в крови.
Он зажег сигару и глубоко затянулся. Услышав неожиданно стук в дверь, он вздрогнул.
- Войдите, - сказал он, внутренне испытывая облегчение от возможности отвлечься от своих мыслей.
Закрывая за собой дверь, в комнату вошел, улыбаясь, Поль.
- К вам посетитель! - Он закурил сигарету. - Мадам Цай Пен Ланг!
Деймон, не веря своим ушам, уставился на Поля.
- Ты шутишь!
- Извините, но это так. Я только что покупал в баре сигареты, и она подошла ко мне. Она спросила, долго ли мы останемся в городе, и, естественно, я сказал ей, что мы завтра уезжаем.
- Естественно, - лаконично отозвался Деймон. - Ну и что?
- Она пригласила нас выпить по бокалу вина на прощанье.
Деймон криво усмехнулся.
- Черт возьми! Она сейчас в баре?
- Да, и, похоже, собирается там остаться. Деймон с размаху бросился в кресло.
- Надо же, именно когда у меня появилось настроение выпить!
Поль пожал плечами.
- Вы можете сделать заказ сюда, - предложил он. - Я мог бы составить вам компанию. Деймон покачал головой.
- У меня нет желания уединяться. Мне нужно побыть среди людей собственное общество приводит меня в угнетенное состояние.
Поль уставился на него.
- Деймон, честно, что с вами? С вами практически невозможно общаться с тех пор, как мы уехали с острова!
- Ничего, что не поправит порция хорошего виски, - ответил Деймон. Пойдем вниз, Поль. Бывают женщины и похуже.
Поль вздохнул. Деймон снова отгородился от него, и он не понимал его. Поль потянулся и прошел в свою комнату, надеть галстук и пиджак перед тем, как присоединиться к Деймону.
Бар внизу был переполнен, но мадам Цай Пен Ланг, должно быть, ждала их, потому что как только они вошли, она подошла к ним. Сегодня она была одета по-другому. На ней был облегающий брючный костюм с высоким воротником в восточном стиле с красными драконами и полумесяцем, волосы ее были собраны на затылке, в ушах висели тяжелые кольца серег из нефрита.
- О, мистер Торн, - сказала она, улыбаясь одновременно ему и Полю. - Я так рада, что вы смогли присоединиться ко мне.
Деймон что-то вежливо пробормотал в ответ, и она повела их к маленькому столику, стоявшему в углу огромного ярко освещенного зала. Официант принял их заказ, и пока он обслуживал их, она внимательно наблюдала за Деймоном. Сегодня в ней была какая-то нервозность, которую Деймон не замечал в ней раньше. Ее лицо было настороженным и взволнованным. Темные восточные глаза скользили по залу, словно ища кого-то.
Деймон, передернув плечом, отбросил от себя эти мысли, которые были, вероятно, ничем иным, как похмельем его собственного душевного состояния, и, решительно залпом выпив свое виски, заказал другую порцию.
- Вы часто бываете в Сан-Франциско, мистер Торн? - спросила Цай Пен Ланг, деликатно отпивая свой коктейль.
Деймон снова пожал плечами.
- Зависит от обстоятельств. Когда у меня дела, я иногда остаюсь здесь неделями, а бывает, что я останавливаюсь здесь только на одну ночь.
- И у вас также есть дела и в Лондоне?
- Да, я обычно провожу определенное время в Лондоне, - согласился он, прищурив глаза. Почему ее так интересовали его передвижения? Что-то странное было в поведении этой женщины. Он также заметил, что она очень мало сообщала о себе.
- А вы? - спросил Ноль, включаясь в их разговор. - Вы собираетесь остаться теперь в Сан-Франциско?
Она покачала головой.
- Может, да, а может, нет. Это зависит от того, разрешат ли мне остаться.
- Я уверен, никто ни в чем не сможет отказать такой красивой женщине, галантно сказал Поль и заметил усмешку в глазах Деймона.
- О, спасибо, мистер Римини. Вы очень добры, но, к сожалению, для служащих иммиграционной службы внешность не решающий фактор.
- Внешность может быть обманчива, - заметил Деймон холодно. - В конце концов, какие атрибуты могут считаться особенно нежелательными? Священник может выглядеть как дьявол, а убийца - иметь лицо ангела!
- Я думаю, нужно судить по глазам, - задумчиво заметила Цай Пен Ланг. Обычно по глазам можно определить, честный это человек или нет.
Деймон вытащил портсигар.
- А если человек слепой? Что тогда? Она изучающе посмотрела на него.
- Но вы же не слепой! - В ее тоне прозвучало нескрываемое удивление. Очевидно, она относилась к разговору очень серьезно.
- Нет, - Деймон раскрыл портсигар и предложил ей сигарету. - Разве я сказал, что я слепой?
Она покачала головой, потом взяла сигарету, как-то отстраненно зажав ее в руке. И снова Деймон почувствовал беспокойство. Что-то тревожило ее, ее мысли были заняты какой-то серьезной проблемой, пока они вели этот пустой разговор.
Он попытался встряхнуться. Должно быть, все эти мысли - последствие только что поглощенного им немалого количества алкоголя, подумалось ему. Ему уже начинали казаться разные вещи. И все же, она его беспокоила. Он подумал, если бы они были одни, может быть, она рассказала бы ему о своих проблемах. И внутренне приструнил себя. Разве у него своих проблем было мало, чтобы раздумывать над проблемами китаянки, которую он и видел-то всего третий раз в своей жизни?
Увидев, что она ждет, что он даст ей прикурить, он поторопился вынуть зажигалку и в спешке нечаянно обронил ее. С тихим стуком она упала на мягкий ковер возле их ног.
- Извините, - сказал он, взглянув на Цай Пен Ланг, и к своему удивлению увидел, что она была мертвенно бледна. Казалось, она смотрела куда-то мимо него, но когда он обернулся посмотреть, куда же она смотрела, он не заметил ничего особенного, что могло напугать ее. Он снова взглянул на нее, а потом на Поля, увлеченно беседовавшим с каким-то мужчиной о бейсболе.
Деймон нахмурился, вспомнив о зажигалке, и хотел поднять ее, но Цай Пен Ланг опередила его.
- Позвольте мне, - сказала она и соскользнула со стула.
Деймон снова обернулся - какое-то шестое чувство говорило ему, что за ним следят. За ним или за Цай Пен Ланг. Он знал, что это было смешно. И все же среди моря лиц здесь был кто-то, чье присутствие сильно встревожило девушку. Она была в этой стране всего около пяти недель. В ком же она могла приобрести врага за такой короткий срок?
Он уже не чувствовал желания напиться и подумал, что, по крайней мере, она хоть немного развеяла его депрессию. Девушка снова села на стул. Но только на минуту. Она извинилась.
- Я сейчас вернусь. Дамская комната.., понимаете?
Деймон вежливо привстал из-за стола и снова уселся, когда она отошла. Что за черт, подумал он раздраженно, он вел себя, как будто ему было не все равно, что с ней случится. И все же, хотя он не испытывал к ней каких-либо особых чувств, чисто по-человечески он беспокоился о ней. Он подумал, что, когда она вернется, он пригласит ее в ресторан, и она, возможно, расскажет ему о своих проблемах.
Деймон поднял бокал и заметил, что все еще держит в руке незажженную сигарету. Черт, зажигалка, подумал он. Должно быть, Цай Пен Ланг забрала ее с собой. Зажигалка была дорога ему - это был подарок его родителей на его двадцатипятилетие, и хотя она была золотой и с вензелем из драгоценных камней, она была ему дорога прежде всего, как память. Может быть, китаянка была просто воровкой, которая использовала в своем ремесле неортодоксальные методы? А если так, почему она не воспользовалась этим трюком раньше?
- Дай мне прикурить, Поль, - сказал он. Поль наклонился к нему, щелкнув зажигалкой.
- А где Цай Пен Ланг?
- В дамской комнате, наверное, - ответил Деймон, не желая говорить о своих сомнениях. Поль нахмурился.
- Что случилось? А где ваша зажигалка, между прочим? Кончился газ? Деймон покачал головой.
- Потом, - сказал он и допил виски. - Давай возьмем целую бутылку. Какое-то оно не слишком крепкое.
Поль кивнул официанту и заказал бутылку. Деймон взглянул на часы. Прошло ровно шесть минут с тех пор, как Цай Пен Ланг ушла. Он подождет еще пять минут, а потом подойдет к выходу, откуда видна дверь дамской комнаты, решил он. Деймон не питал иллюзий. Если она украла зажигалку, у него не было ни одного шанса из тысячи вернуть ее обратно. Но тем не менее он не собирался просто сидеть сложа руки и ждать.
Минуты бежали, и Поль, прервав свой монолог о бейсболе, сказал:
- Она там уже чертовски долго, а? Деймон начинал злиться, он не был в настроении поддерживать легкий разговор, и не ответил. Поль пожал плечами и, налив себе еще виски, стал от нечего делать разглядывать женщин, раздумывая об их предполагаемых достоинствах. Весь их внешний вид свидетельствовал о достатке. Их компаньоны были хорошо одеты, в большинстве случаев среднего возраста, с брюшком, в чем были частично повинны неумеренное употребление алкоголя и малоподвижный образ жизни.
Когда прошло пятнадцать минут, Деймон поднялся и сердито посмотрел на Поля.
- Я собираюсь пройтись, увидимся позже. Поль тоже поднялся.
- Подождите, Деймон! Что случилось? Я не знал, что вас это беспокоит.
- Меня это не беспокоит, но у нее моя зажигалка, - сказал Деймон взбешенно. - Понятно?
Поль выпрямился.
- Я пойду с вами.
- В этом нет необходимости.
- Все равно.
Из зала они прошли в холл, где различные хорошо освещенные указатели подсказывали посетителям, где находятся интересующие их службы.
Дамская комната находилась вправо от лестницы, которой теперь редко пользовались в связи с установкой и пуском эскалаторов. Женщины входили и выходили оттуда, но среди них не было Цай Пен Ланг, - Не повезло, - с трудом удерживаясь, заметил Деймон. Но по его тону было очевидно, что девушке это так просто не сойдет, если он найдет ее.
Поль состроил гримасу и отвернулся.
- По ней этого было не сказать. Я думал, что она неплохая девушка.
Деймон провел рукой по волосам. Он стал немного остывать, обдумывая причины ее действий. Вроде бы других объяснений, кроме тех, к которым он пришел, не было.
Его руки кто-то коснулся. Позади него стоял управляющий отелем.
- Я так и думал, что это вы, мистер Тори.
Дама оставила это для вас у дежурного. Это ваша? - В его руке лежала золотая зажигалка с рубиновыми вензелями.
Брови Деймона удивленно поднялись.
- Да, это моя зажигалка, - воскликнул он изумленно. - А где эта дама? Она ушла?
- Я так полагаю, сэр. В любом случае, она просила меня отдать ее вам лично и извиниться за то, что она ушла с ней.
Деймон покачал головой, беря зажигалку.
- Ну.., благодарю вас, - сказал он, бросив недоуменный взгляд на Поля. Спасибо.
Позже вечером, когда он лежал, пребывая где-то между явью и сном, его мысли снова вернулись к Эмме, и он подумал, что события этого вечера успешно развеяли его хандру. Его встреча с китаянкой, хотя и очень привлекательной, убедила его, что несмотря на их разногласия, он по-прежнему испытывал к Эмме чувства, которые при всем желании не мог побороть в себе. Он пытался убедить себя, что испытывал к ней чисто физическое влечение, и что было бы нетрудно заставить Эмму подчиниться его желаниям и не морочить себе голову. Он хотел ее, и только то, что он когда-то собирался на ней жениться, заставляло его контролировать ту страсть, которую она в нем разжигала.
Но теперь ситуация была совсем другой. Приехав на Санта-Доминику, она отдала себя на его милость. Не играло роли, что он практически вынудил ее сделать это - если она готова была принести себя в жертву ради брата, какое ему до этого дело? Он повернулся в кровати. Его голова была слишком занята мыслями, чтобы он мог полностью расслабиться. Он достал портсигар и зажигалку. Закуривая, он подумал, почему же все-таки Цай Пен Ланг ушла, не сказав ни слова. Это не вязалось с ее желанием провести вечер в его компании.
Он перевернулся на спину, лениво затягиваясь. Не было ли это связано с ее нервозностью и с тем, что неожиданно поразило ее или даже испугало? Или она просто встретила кого-то, кого она знала, кто составит ей на вечер более приятную компанию, и ей было неловко вернуться и сказать прямо ему об этом?
Его мысли снова перескочили на Эмму, и он вспомнил, как увидел ее впервые. Ей было семнадцать в то время. Молодая и хорошенькая, она была полна жизненной энергии и одновременно словно несла на себе шлейф невинной юности. Она работала машинисткой в офисе его химической компании на Холланд Парк Авеню. Офис самого Деймона даже в то время был на Кромвель Роуд. Но в тот день он поехал в другое здание увидеться с одним из сотрудников лаборатории, который работал над новым методом устранения некоторых дефектов кожи. Паркуя свой "Мартин Остин" на стоянке, он чуть не сшиб Эмму.
Эта была ее вина, она тут же признала это. Она не смотрела, куда шла, и не заметила мощную машину, пока та почти не наехала на нее. Деймон улыбнулся, вспоминая, как взбешен он был и как изумлен, когда она накинулась на него и потребовала от него извинения. Он ясно помнил, что на ней, в тот день было алое платье и белая блуза с длинными рукавами. Маленькая и смуглая, она напомнила ему котенка, пытающегося свирепо шипеть на неожиданно набросившуюся на него собаку. Хоть и неохотно, он не мог не восхититься ее мужеством, зная, что она не догадывалась, кто он.
Он не мог забыть ее весь день. И как какой-то влюбленный сосунок, не мог выкинуть ее из головы и в последующие дни. Он знал, что должен увидеть ее снова, и осторожно навел о ней справки. Он узнал, что ее брат тоже работал у него, и после этого остальное было уже не сложно. Он нашел какой-то предлог пригласить ее брата на ленч, а потом настоял, чтобы он привел с собой и сестру. Джонни был только рад принять приглашение, а Деймон не думал о возможных последствиях.
Эмма не принадлежала к категории людей, с которыми было легко сойтись. Начать с того, что как только она узнала, кем он был, она повела себя с ним натянуто, с трудом преодолевая робость. И хотя он чувствовал, что нравился ей, он также знал о своей репутации и догадывался, что Эмма считала, что он просто хотел развлечься с ней, как с многими другими знакомыми женщинами. Только спустя несколько месяцев он смог убедить ее в обратном, они стали везде бывать вместе, и Эмма перевернула его мир с ног на голову.
Он сначала не мог этому поверить, не хотел верить. Их отношения были такими близкими, полными страсти, скоро она должна была стать его женой. Его общественный имидж не допускал проявлений импульсивности, и он хотел, чтобы Эмма, привыкла и научилась ориентироваться в его мире, прежде чем станет частью его жизни. Не могла же она полагать, что сможет вот так просто отказать ему, это было нелепо. Но именно так она и поступила. Он отказывался верить, что все это всерьез.
Но это было так. Деймон с силой раздавил окурок сигареты. По крайней мере, они не были официально помолвлены, иначе он стал бы посмешищем всего Лондона. А так только его близкие друзья знали о том, насколько серьезны были их отношения. Остальные же воспринимали их разрыв как окончание одной из его очередных интрижек. Он узнал, что, когда Эмму спрашивали о б этом, она говорила, что это он бросил ее, щадя таким образом его раненую гордость.
Деймон погасил свет и решительно взбил подушку, заставляя себя не думать больше о прошлом. Он и так провел достаточно ночей, изводя себя мыслями об Эмме, чтобы не спать еще и эту!
Глава 10
Во время полета из Сан-Франциско в Нью-Йорк Деймон и Поль занимались бумагами, работу, над которыми нужно было закончить, до их прибытия в Лондон. И только когда "Боинг" вылетел из аэропорта Кеннеди, Деймон, наконец, смог просмотреть газеты, которые он купил в Сан-Франциско и Нью-Йорке перед отлетом. Заголовки сан-францисских газет гласили что-то о новом мировом кризисе, а под крупными заголовками, помельче было напечатано: "Жестокое убийство китаянки - второе убийство за четыре дня".
Нахмурившись, он отбросил в сторону другие газеты и дочитал заметку до конца. Имени там не упоминалось, а только говорилось, что было найдено неопознанное тело китаянки, заколотой насмерть. Тело было найдено патрульным полицейским автомобилем на обочине. Не упоминалось, где именно было обнаружено тело, и в заметке не было ничего, что могло подвести его к мысли о Цай Пен Ланг, но Деймона охватило ужасное предчувствие, что это была она. Она знала, что угрожало ей, поэтому у нее и был такой тревожный и испуганный вид.
Он дал Полю газету и, показывав на заметку, сказал:
- Что ты об этом думаешь? Поль прочитал заметку и вопросительно взглянул на Деймона:
- Что вы имеете в виду? Цай Пен Ланг? Но это было бы уж слишком большим совпадением! Деймон покачал головой.
- Не знаю. Она чего-то боялась. Я это чувствовал, а потом она исчезла так... - он вздохнул. - Ну, теперь уже слишком поздно. Если это Цай, ничего уже нельзя сделать.
Поль закурил.
- Нет, - сказал он твердо. - Надеюсь, вы не собираетесь возвращаться, чтобы опознать тело. Если это Цай, вы не захотите быть замешанным в дело, связанное с убийствами.
Деймон сжал губы и снова мрачно перечитал заметку. Он знал, что Поль был прав, что ему было необходимо быть в Лондоне в следующие два дня, чтобы принять участие в совете директоров "Торн Кемикелс", но, несмотря на все это, он чувствовал холодный гнев из-за этого убийства без всяких видимых причин.
В заметке еще говорилось, что не далее, как четыре дня назад было совершено еще одно убийство. Жертвой стал мужчина около сорока, англичанин, что было необычно, учитывая, что англичан среди многочисленного американского населения Сан-Франциско было не так уж много. Полиция, казалось, связывала эти два преступления, и Деймон ломал голову, пытаясь понять, что общего было между их жертвами. Он был все еще мрачен и задумчив, когда самолет приземлился в лондонском аэропорту, потом он с усилием отбросил от себя эти мысли и сосредоточился на насущных проблемах.

***

Аннабель играла в песке, а Эмма лежала на берегу возле нее, лениво листая журнал. Стоял великолепный день. Тент защищал их от яркого солнечного света. Прошло уже два месяца, как Эмма приехала на Санта-Доминику. Время летело незаметно, после отъезда Деймона жизнь вернулась в прежнее русло. Эмма часто и подолгу беседовала с девочкой, в основном, о жизни Аннабель уже того после трагического случая, в результате которого она ослепла. Они уже хорошо узнали друг друга. Эмма, однако, все еще не могла преодолеть внутреннее сопротивление ребенка и заставить ее говорить о событиях, предшествовавших той страшной трагедии. Несколько раз она попыталась сделать это. Как только она подводила разговор к этой теме, Аннабель немедленно, как испуганный зверек, замыкалась и уходила от разговора, стараясь отвлечь внимание Эммы на другие вещи.
Однако Эмма была полна решимости заставить ее рассказать все, особенно после того, как пару дней назад она нашла девочку плачущей. Аннабель отказалась раскрыть ей причину своих слез, но Эмма расслышала, как она, не догадываясь о ее присутствии в комнате, снова и снова тихо повторяла:
- Мамочка, мамочка.
Эмма отправилась искать Тэнси, поскольку она одна знала Элизабет Торн, и со слов Тэнси она составила себе ясное представление о жене Деймона.
- О, она была таким эгоистичным созданием, - воскликнула Тэнси, с презреньем сморщив нос. - Никогда и минуты не потратит на ребенка, если только ей не нужно использовать ее против мистера Деймона.
Эмма знала, что ей не следовало бы прислушиваться к подобным кухонным сплетням, но она была уверена, что где-то здесь скрывался ключ к слепоте Аннабель. Чем больше она узнавала об этой кошмарной автомобильной катастрофе, унесшей жизнь Элизабет, тем меньше она верила в то, что слепота девочки была вызвана физическими увечьями, потому что вне сомненья голова девочки серьезно не пострадала. Все это требовало ответов, и, может быть, Тэнси могла бы ей в этом помочь.
- А где это произошло? - спросила Эмма с любопытством.
- В Ирландии, - проворчала Тэнси. - У мистера Деймона там прекрасный дом, но мисс Элизабет там никогда не нравилось. Слишком холодно, слишком скучно, всегда говорила она. Полагаю, ей нечем было заняться, не было мужчин, с которыми можно было бы развлечься, - продолжала Тэнси, начиная входить во вкус разговора.
- Я не думаю... - начала неловко Эмма.
- А, да бросьте вы. Об этом все знали. И мистер Деймон отлично все знал, а я не скажу, что он сам был ангелом. Он даже не пытался быть верным такой негодяйке. И почему он должен был бы? Если она отказалась заботиться о своем ребеночке, когда та родилась, и уехала развлекаться в Лондон.
- Понимаю, - Эмма отвернулась.
- Ну, не знаю, можно ли это понять, - не скрывая отвращения, сказала Тэнси. - Один Бог знает, почему она вернулась обратно в Ирландию. Это причинило мистеру Деймону столько горя. Они ехали в Дублин, когда это произошло. Она всегда слишком уж беспечно водила машину, вечно у нее случалось то одно, то другое, пока не кончилось такой бедой. Она погибла, и многие из нас были рады за мистера Деймона, что он избавился от нее. Она была плохой женщиной. Жаль только, что Аннабель должна страдать из-за этого. Слава Богу, что она осталась жива. Она уж, конечно, благослови ее Бог, пошла не в эту свою мамочку.
- Спасибо, - сказала Эмма, улыбнувшись старой женщине. - Вы многое объяснили.
- Ну и хорошо. А теперь я, с вашего разрешения, пойду. Мне нужно проследить, чтобы приготовили ужин, а времени почти не осталось.
Эмма закрыла журнал и взяла Аннабель за руку.
- Аннабель, - сказала она, - расскажи мне об Ирландии.
Аннабель как-то сжалась, и вырвала руку.
- Мне нечего рассказывать, - сказала она коротко. - Мы можем пойти в воду, Эмма? Губы Эммы на мгновенье сжались.
- Аннабель, дорогая, мы должны когда-нибудь поговорить об этом. Почему бы нам это не сделать сейчас?
Аннабель покачала головой.
- Я не хочу, - ответила она, как она делала уже неоднократно до этого.
Обычно в этих случаях Эмма прекращала расспросы, но в этот раз она сказала:
- Аннабель, ты не можешь держать все это в себе. Рано или поздно ты должна рассказать об этом, почему бы не сейчас? Ведь ты помнишь твой дом там? Папа часто навещал тебя? Кто присматривал за тобой?
По виду Аннабель было видно, как ей не хотелось говорить. Наконец она вздохнула.
- Да, папочка часто приезжал, - признала она тихо. - Тэнси заботилась обо мне. Там было много детей, и я играла с ними. Это было замечательно, - в голосе ее зазвучали грустные нотки.
Руки Эммы сжались.
- А твоя мама? - спросила она. Аннабель наклонила голову.
- Элизабет?
- Да.
- Она сказала мне, чтобы я называла ее так. Она не любила, когда я называла ее мамочкой. Она говорила, что это старит ее.
Эмма боялась ее прервать - наконец-то Аннабель заговорила:
- А ты часто видела свою мамочку? Аннабель задумчиво пожевала губы и покачала головой.
Эмма сделала другую попытку.
- А ты хотела этого? Аннабель поднялась на ноги.
- Мы можем поплавать, а? - спросила она. Эмма вздохнула и тоже встала, сбрасывая свой купальный халат.
- Думаю, что можем, - сказала она, сознавая, что, чтобы услышать правду от Аннабель, ей придется приложить еще много усилий.
После ужина, когда Аннабель уже крепко спала, а Луиза что-то шила в гостиной, Эмма пошла прогуляться по берегу. После дневной жары в наступившей вечерней прохладе дышалось замечательно. Она приняла душ перед ужином, но несмотря на это, ей все еще было жарко, и она подумала, что перед тем, как лечь спать, надо будет принять душ еще раз.
Вода, пропахшая за день ароматом цветов, нежно лизала мелкий песок. Пальмы шуршали на ветру, ночь была полна таинственных шорохов и шумов. Какое-то пятно на песке неожиданно привлекло внимание Эммы. Подойдя ближе, она увидела, что это было большущее пляжное полотенце, которое они с Аннабель забыли здесь днем. Она стряхнула его и перекинула через руку. Неожиданно ей в голову пришла мысль - вместо душа дома она может выкупаться в море прямо сейчас. Вода здесь практически никогда не бывала холодной, и перспектива поплавать в одиночестве показалась ей очень привлекательной. То, что на ней не было купального костюма, не особенно беспокоило ее. Берег здесь был обычно безлюден, Жители острова использовали галечный пляж там, где у них были привязаны лодки. Считалось, что пляж возле дома был личным владением Деймона. Она подумала, что после купания она сможет вытереться полотенцем и надеть белье и платье, которые сейчас были на ней.
Вода нежно ласкала ее тело. Раньше ей никогда не доводилось плавать без купальника, и ее ощущения были восхитительными. Как было замечательно скользить в воде среди сверкавших в лунном свете разноцветных рыбок! Она не заплывала далеко. Ей совсем не хотелось, чтобы с ней что-то приключилось из-за ее неосторожности. Эмма улыбнулась своим мыслям. Она чувствовала себя умиротворенной и расслабленной. Ей даже почти удалось убедить себя, что в отсутствие Деймона она могла забыть гложущее ее чувство одиночества, которое не покидало ее, когда он был дома.
Наконец она вышла из воды, подняла полотенце и, обернувшись им, начала вытираться. Ей теперь было намного прохладнее, и она чувствовала себя полностью освежившейся.
Когда рядом с ней раздался какой-то звук, она чуть не подпрыгнула от неожиданности. Дрожащими от страха руками она крепче прижала к себе полотенце и стала вглядываться в темноту.
- Кто здесь? - спросила она нетвердым голосом.
Кусты раздвинулись, и в бледном свете луны показалась высокая широкоплечая мужская фигура.
- Ты? - воскликнула она в изумлении. - Когда ты вернулся? Деймон повел плечом.
- Минут пятнадцать назад. Луиза сказала мне, где ты. Она беспокоилась, что тебя долго нет. Я сказал, что найду тебя.
Пальцы Эммы сжали полотенце, и Деймон нахмурился.
- Что у тебя под ним? - спросил он сердито. - Господи Боже! Ты же плавала здесь в таком виде, одна?
Эмма густо покраснела.
- Почему нет?
- Святые небеса, не мне рассказывать тебе! - он подошел к ней, еле сдерживая гнев. - Кто угодно мог прийти сюда. Ты понимаешь? И что бы ты смогла сделать, если бы какой-нибудь пьяной скотине пришло в голову изнасиловать тебя? - его слова жалили, как жало змеи.
Эмма нервно взглянула на него.
- Но никто не пришел. Кроме тебя, конечно.
- А мне ты доверяешь? - пробормотал он рассерженно.
- А что, не стоит? - спокойно спросила она.
- Нет, черт подери, не стоит!
- Почему? Что ты собираешь сделать? Сорвать с меня полотенце? Это тебя развлечет? - она нарочно злила его, словно его гнев задевал в ее душе какие-то струны, заставляя ее поступать так.
- Нет, это не развлечет меня, - сказал он, сдерживаясь.
Эмма испытала полное смятение при одном звуке его голоса. Она нашла в себе силы и напомнила себе, что он ненавидел и презирал ее, и что бы он ни сказал ей - все это будет сказано, чтобы причинить ей боль и унизить ее еще больше.
Она отвернулась, чтобы поднять одежду, и наступила на край полотенца. Узел был завязан некрепко, и она, пытаясь поспешно натянуть его, потеряла равновесие и неловко упала на песок прямо у его ног. Чувствуя себя смущенной, как какая-нибудь напроказившая школьница, которую поймали на ее проступке, она села и посмотрела на него. Возвышаясь над ней, он казался таким огромным! Она быстро вскочила на ноги, поправляя полотенце на груди.
- Извини, но я хотела бы одеться, - пробормотала она смущенно, зная, какой ужасный у нее был вид - с мокрыми прилипшими к шее прядками волос. Он же выглядел таким холодным и далеким в темно-синем дорогом костюме и белоснежной рубашке, подчеркивающей смуглый цвет его кожи.
Деймон неожиданно схватил ее за запястье. Его взгляд был жестким и циничным.
- Нет. Ты мне нравишься такой, как есть. Сердце Эммы заколотилось - она безуспешно попыталась высвободить свою руку. Деймон, казалось, получал наслаждение, наблюдая ее безрезультатные слабые попытки, и это разозлило ее. Не торопясь, он медленным движением притянул ее к себе. Ее мокрое махровое полотенце прижалось к его вечернему костюму. Эмма непоследовательно подумала, что он может позволить себе испортить костюм, каким бы дорогим тот ни был.
- Я вся мокрая, - запротестовала она прерывающимся голосом, от смущения она не могла поднять на него глаза.
- Интересно, - пробормотал он, лениво растягивая слова. Его губы мягко коснулись изгиба ее шеи.
- Деймон, пожалуйста, - умоляюще произнесла Эмма.
- Пожалуйста - что? - иронично спросил он, лаская ее плечо.
- Отпусти меня!
- Почему я должен это сделать? Если меня забавляет заниматься с тобой любовью, почему я должен себе в этом отказывать? С тех пор, как я уехал отсюда, я понял, что физически меня все еще влечет к тебе; ты весьма привлекательное создание. Ты всегда им была.
- Деймон, не надо так, - попросила она. Он улыбнулся, но это была неприятная улыбка.
- Почему? Что ты можешь сделать, чтобы остановить меня? Если я отпущу тебя сейчас, что может помешать мне взять тебя завтра или в другой раз, а?
Эмма повернулась и посмотрела на него, не в силах скрыть любви и сострадания, которые она испытывала к нему. Если бы она не знала об Элизабет, она подумала бы, что причинила ему безмерные страдания. Должно быть, он легко прочитал ее мысли, потому что воскликнул:
- Боже мой! Не смотри на меня так! - он резко отпустил ее и отвернулся, презирая себя за свой порыв.
Эмма нервно сцепила руки. Теперь, когда она была свободна, она почувствовала, что не может уйти. Не имело значения, каковы были причины его действий, она знала только, что он был нужен ей больше, чем когда-либо. Любовь, которую она питала к нему в семнадцать лет, вместо того, чтобы угаснуть, как она надеялась, только окрепла и стала сильнее. И сейчас она любила его со всей страстностью женщины, которая в ней пробудилась.
Он небрежно стряхнул с костюма песок и сухо сказал:
- Одевайся и пойдем в дом.
- Деймон, - прошептала она робко.
- Молчи! Ничего не говори, - произнес он хрипло.
- Деймон, не будь таким! Его лицо побелело под загаром.
- Каким таким? - словно взорвался он. - Не обманывай себя, Эмма! Я не тронул тебя не потому, что мне стало тебя жаль - я не хочу лишиться самоуважения из-за какой-то маленькой обманщицы! - Эмма отступила на шаг, поднеся в ужасе руку к губам. - Что, тебе не нравится? - теперь он точно издевался. - Хорошо. Мне бы не хотелось думать, что мы не поняли друг друга.
- Ну, это, без сомнения, теперь исключено, - сказала Эмма, подняла одежду, и, не одеваясь, бросилась к дому.
Глава 11
Эмма скоро узнала, что в этот раз Деймон вернулся домой один. Он оставил Поля в Лондоне закончить свои дела, а сам вылетел в Нассау и оттуда отправился на остров на катере, а не на вертолете, поэтому они и не слышали, когда он приехал, Несмотря на их ссору в тот вечер, когда он вернулся домой, Эмма скоро убедилась, что в этот свой приезд Деймон почти все свое свободное время собирался посвятить Аннабель. Его дочь всегда настаивала на присутствии Эммы, и они с Деймоном вынуждены были с этим мириться.
Если Эмма и испытывала сердечные муки, когда она приехала на остров, это было ничто в сравнении с тем, что она испытывала сейчас. Она считала, что Деймон преуспел в своем намерении заставить ее страдать за то, что она сделала в прошлом. Она думала, что он должен быть очень доволен собой, причиняя ей такие страдания, и презирала себя за то, что позволила этому случиться?
Она задавалась вопросом, будет ли у нее возможность переговорить с ним о матери Аннабель. Ей этого очень не хотелось, но она чувствовала, что это было необходимо для выздоровления девочки.
Этот шанс представился ей как-то вечером, когда Аннабель уже легла спать. Луиза на целый день отправилась в Нассау, и они были одни, не считая Тэнси. Тэнси, как обычно, что-то вязала или шила на кухне для деревенских ребятишек. Деймон работал в кабинете, и когда в доме все стихло, Эмма направилась туда и тихо постучала в дверь.
- Войдите, - раздалось из кабинета. Она вошла и закрыла за собой дверь. Деймон оторвался от бумаг и с удивлением взглянул на нее.
- Ну? - в его голосе звучала непримиримость.
Эмма вздохнула и сказала:
- Я хочу поговорить с тобой об Аннабель.
- Снова?
- Да, снова. Но не о тебе. Я хочу поговорить о том несчастном случае.
Взгляд Деймона стал настороженным.
- Да? И что тебя интересует в том несчастном случае? Это тебя не должно касаться. В твои обязанности входит присматривать за Аннабель. Ты - ее няня, а это вовсе не означает, что тебе нужно быть в курсе всех деталей той автомобильной катастрофы.
- Да, я всего-навсего медсестра, - с жаром воскликнула Эмма, - но я думаю, что у меня есть право говорить об этом, каковы бы мои обязанности здесь ни были. Я знаю, что не мои профессиональные навыки были причиной, что я оказалась здесь. Но теперь, когда я здесь, я не допущу, чтобы со мной обращались, как с дурочкой. Я немного разбираюсь в этом, и не думаю, что Аннабель нужна операция. Мне кажется, что ее слепота вызвана скорее ее душевным, чем физическим состоянием.
Деймон откинулся в кресле и окинул ее циничным взглядом.
- В самом деле? Ты это знаешь, да?
- Я знаю, я чувствую это. Деймон, ради бога, доктора делают свою работу, опираясь на знания, которыми они располагают. Если они не знали правды о твоих взаимоотношениях с матерью Аннабель, им и в голову не приходило, как из-за всего этого волновался и переживал ребенок...
Деймон вскочил на ноги.
- Что, черт возьми, ты имеешь в виду? Эмма покраснела.
- Ты превосходно знаешь, что я имею в виду, - сказала она твердо.
- В самом деле? И кто снабдил тебя информацией о моих отношениях с женой? Наверное, Тэнси, эта старая болтушка?
- Тэнси никогда не скажет слова против тебя, - быстро возразила Эмма. Ничто из того, что она мне сказала, не умаляло твоих достоинств!
- Я полагаю, ты это говоришь, чтобы успокоить меня? - его глаза сверкнули. - Почему бы тебе не заниматься своими делами?
Эмма не смутилась.
- Я здесь ради Аннабель, и это мое дело. Если твой брак отразился на ее здоровье, я думаю, у меня есть право попытаться помочь ей.
- Мой брак не мог быть хуже, - саркастически заметил он. - Это полностью отвечает на твой вопрос?
Лицо Эммы залилось краской. Она смутилась.
- Тогда почему?.. - Эмма запнулась и не договорила.
Он внимательно смотрел на нее и, казалось, знал, что она хотела спросить.
- Почему я женился на ней? - сказал он. - Ты это собиралась спросить, да? Эмма наклонила голову.
- По мне все сразу видно, да?
- Только мне и то не всегда. Она взглянула на него.
- Тогда...? - она вздохнула. - Тебе, однако, было не трудно забыть меня, Деймон. Ты заставляешь меня оставаться здесь, чтобы отомстить мне за то, что я не вышла за тебя, однако, насколько я вижу, что-то незаметно, что я кому-то разбила сердце!
Лицо Деймона потемнело.
- Я любил тебя, Эмма! - прошептал он яростно.
- Да? А может, я просто задела твое самолюбие? Ты не мог поверить, что кто-нибудь мог отвергнуть тебя, Деймона Торна? - в ее голосе звучала горечь.
Деймон грубо схватил ее за плечи. Его пальцы больно сжали ее руки.
- Не смей со мной так разговаривать! - воскликнул он взбешенно. - Я сказал, что я любил тебя, и так оно и было. Ты была единственной женщиной, которую я когда-либо любил, единственной, на которой я хотел жениться.
Она непонимающе уставилась на него.
- Но ты же женился на Элизабет! - недоверчиво возразила она. - И всего спустя десять недель после... - ее голос прервался.
- Да, я женился на Элизабет. Я ведь не отрицаю это, не так ли?
- Нет, но.., но... Аннабель...
Глаза Деймона цинично прищурились.
- Не будь наивной, - грубо сказал он. - Мы были женаты и спали вместе.
- О, Деймон! - прошептала она с болью в голосе, наконец, понимая, почему он женился на Элизабет. Он был так уязвлен, так ранен, что совершил этот безумный поступок, не думая о последствиях.
- Я не нуждаюсь в жалости, - холодно сказал он. - Я знал, что делал.
Эмма покачала головой и прижала ладони к горячим щекам.
- Мне очень жаль, Деймон.
- В самом деле? - произнес он хрипло. - Как трогательно! Или, может быть, ты видишь во мне средство для безбедного пропитания, что семь лет назад тебе не представлялось таким существенным!
Глаза Эммы расширились в ужасе от его слов и, не сдержавшись, она ударила его по щеке и бросилась к двери. Однако Деймон опередил ее. С поразительной быстротой для такого крупного мужчины он загородил ей дорогу, прислонившись к двери. На его щеке был красноречивый отпечаток ее пальцев, а в темных глазах появился опасный блеск.
- Никто безнаказанно не поднимал на меня руку, - пробормотал он с гневом и, выпрямившись, рывком привлек ее к себе, тесно прижав к своему сильному мускулистому телу. Она почувствовала, как его руки скользнули от ее плеч к вороту платья, и его губы обожгли ее тело.
- О, мой Бог, - пробормотал он страстно. - Я хочу тебя, Эмма!
Эмма пыталась оставаться безучастной, но он коснулся ее губ и они беспомощно раскрылись, уступая , непреодолимому чувству наслаждения. Она обвила руками его шею и поцеловала его.
Сейчас все было не так, как в прошлый раз, когда он поцеловал ее с единственным желанием унизить ее. В этот раз это был триумф их взаимного растущего страстного желания, и Эмма не хотела, чтобы это когда-нибудь кончилось. В какое-то мгновенье Деймон, словно опомнившись, стал отдаляться от нее, но Эмма не могла отпустить его, он хотел ее, и его обострившиеся желания не позволили ему сколько-нибудь серьезно противостоять ей.
Неожиданно дверь кабинета без предупреждения открылась, и на пороге показался Кристофер Торн, который в изумлении уставился на них. Эмма в смущении попыталась отстраниться от Деймона, но он не сразу отпустил ее, его глаза еще были затуманены страстью.
- Так, так, - сухо произнес Кристофер. - Боюсь, что я свалял дурака, да? Тебе следовало бы повесить на двери табличку "Не беспокоить", Деймон.
Деймон неохотно отпустил Эмму и покачал головой.
- Мне надо выпить, - пробормотал он и повернулся к подносу с напитками, стоявшему на краю стола.
- Налей и мне, - заметил дружелюбно Крис, взглянув на Эмму, которая смущенно приглаживала волосы и распрямляла несуществующие складки платья.
- Успокойся, детка, - сказал он добродушно. - Я знаю, что ты чувствуешь. Он ухмыльнулся и взглянул на Деймона. - Не удивительно, что он полез на стенку, когда я задержал тебя на один день в Нассау!
Деймон вернулся и передал Крису виски, а Эмме лимонный сок. Потом он щедро плеснул себе "скотча" и бросился в низкое кресло, стоящее около его стола. Эмма удивилась его самообладанию. Она с трудом могла поверить, что только пять минут назад он был полностью во власти страсти. Он выглядел таким спокойным и привлекательным в облегающих темно-серых брюках и синей рубашке с распахнутым воротом. Глаза Деймона на мгновенье встретились с ее глазами.
- Что тебя привело сюда? - спросил он, обращаясь к Крису. Крис пожал плечами.
- То и это. Мы давненько не виделись, и Хелен подумала, что ты захочешь сегодня вечером поужинать с нами.
Деймон неторопливо повел плечом.
- Спасибо, но я не думаю, что смогу, - сказал он. - Я все еще никак не могу просмотреть свою корреспонденцию. Я думал заняться этим после ужина.
Крис со значением взглянул на Эмму.
- Да?
В глазах Деймона был цинизм.
- Крис, давай без шуток! Крис улыбнулся.
- Почему? В подобных обстоятельствах обычно так и поступают. Ну, если ты слишком занят, как насчет того, чтобы отпустить Эмму со мной? Я позабочусь, чтобы она благополучно вернулась домой.
- Думаю, что нет, - ответил Деймон, потянувшись за сигаретой.
Эмма даже не успела ничего сказать. Она сделала глоток из своего стакана, почти не прислушиваясь к их беседе. Она была рада, что Деймон принял за нее решение. Сейчас она чувствовала себя абсолютно безвольной и не желала что-либо решать.
Легкая гримаса промелькнула на лице Криса. Он допил виски.
- О'кей, о'кей. Итак, я напрасно проездил. Деймон извинился.
- Просто так получилось, Крис. Но, пожалуйста, не поступай так больше.
- Обещаю, - иронично согласился Крис. - Проводишь меня, Эмма?
Эмма покачала головой, и Крис, пожав плечами и с сожалением бросив им прощальную улыбку, вышел из комнаты.
После его ухода Эмма быстро допила свой лимонад и сказала:
- Аннабель скоро проснется. Мне лучше пойти и взглянуть на нее.
Деймон поднялся на ноги.
- Хорошо, - сказал он мрачно и потер рукой уставшие мышцы шеи. - Наверное, мне перед тобой тоже надо извиниться?
Эмма покачала головой, глядя на кончики туфель.
- Что ты хочешь сказать этим "нет"? - спросил он тихо, но в голосе его таилась опасность. - Ты прекрасно знаешь, что если бы Крис не вошел... - он покачал головой. - Я не смог бы остановиться. И я почему-то думаю, что ты тоже. - Эмма покраснела. - Я обычно не теряю контроля над собой, фактически, когда мы были.., вместе.., раньше, я никогда не заходил так далеко. Теперь я даже не думал особенно о твоих чувствах. Я думаю, физическое начало во мне взяло верх. - он потер затылок и шею, массируя уставшие мускулы. - Я противен себе! - с раздражением пробормотал он.. - Я думал, что мог таким образом причинить тебе боль, но я ошибался.
Эмма крепко сцепила пальцы.
- Не вини себя, - сказала она. - Я вполне заслужила это. Я вела себя совершенно непростительно, но я не хотела, чтобы ты останавливался!
Во взгляде Деймона нельзя было ничего прочесть.
- Я едва могу поверить этому. Однажды, когда у тебя был шанс, ты отвергла меня, бесповоротно.
- Ради тебя, - сказала она устало. - Только ради тебя.
Его глаза прищурились.
- Ради меня? - повторил он. - Ну и какую сказку ты придумала?
- Это не сказка. Это правда. - Эмма отвернулась. - Да, что толку. Ты никогда не поверишь мне.
- Попробуй.
- Это слишком тяжело объяснить. Это звучит чепухой сейчас, но в то время это казалось самой важной вещью на свете.
- Продолжай.
Эмма вздохнула, подбирая слова, которыми она могла бы объяснить свой поступок.
- Помнишь обед, который ты устраивал, когда пригласил лорда и леди Мастерхам? Деймон нахмурился.
- Ну, я помню их, но не могу сказать, что запомнил какое-то определенное событие, когда они были приглашены. А что?
- После обеда, когда ты и ее муж что-то обсуждали, леди Мастерхам и я сидели на балконе. Она начала говорить мне, какой ты умный, как успешно ты ведешь свое дело и как важно для человека в твоем положении иметь подходящую жену. Она сказала, что считает тебя очень смелым человеком, ведь ты не побоялся быть замешанным в связи с таким мелким ничтожеством, как я, у которой не было ни денег, ни положения, и которая к тому же была для тебя слишком молода. Она сказала, что это было совершенно нехарактерно для тебя, и она надеялась, что наша связь не повредит твоему положению и гаг, далее. - Эмма распрямила плечи. - Об остальном ты можешь догадаться, не так ли? И она была не единственная. Все твои так называемые друзья думали, что я сломаю твою жизнь, все тебе испорчу. Я знала, ты никогда не будешь так думать. Кроме того, я знала, что мы любили друг друга. - Она наклонила голову. - Но я была слишком молода и боялась, что то, что они говорили, могло быть правдой, и я слишком любила тебя, чтобы испортить тебе жизнь. Поэтому я притворилась, что у меня кто-то есть. Я знала, что если бы я рассказала тебе правду, ты никогда не позволил бы мне уйти. Мне больше ничего не оставалось. Но когда ты женился на Элизабет Кингсфорд почти сразу же после этого, а потом у вас родилась дочь, я подумала, что умру! - она взглянула на него, боясь увидеть выражение его лица. В его глазах она прочла изумление.
Деймон стоял, словно окаменев. Наконец, он сказал с усилием.
- Это правда? Ты это не придумала? - Голос его звучал чуть слышно, прерываясь от охватившего его волнения.
Эмма покачала головой.
- Нет, я не придумала это. Деймон протянул к ней руку и медленно провел пальцами по ее руке.
- У тебя, должно быть, не все были дома, - пробормотал он, еле сдерживая гнев. - Ты считала, что меня беспокоит, черт возьми, что они там подумают?
- Я знала, что нет, - воскликнула Эмма. - Разве ты не понимаешь? Поэтому я и лгала тебе, иначе ты бы не расстался со мной.
- Это уж точно, - пробормотал он потрясенно. - Но почему ты сейчас решила сказать мне это?
Эмма беспомощно пожала плечами.
- Я больше не могу выносить, как ты мучаешься сам и заставляешь страдать меня. Ты должен знать правду.
Деймон, все еще не веря себе, покачал головой.
- Эмма, Эмма, какая же ты была дурочка. Столько лет потеряно!
- Они не были потеряны, - сказала Эмма, пытаясь собрать остатки самообладания. - Я знаю, моя гордость не позволит мне разрешить тебе продолжать думать обо мне как об эгоистичном глупом существе, заслуживающем твою ненависть и презрение, но ситуация ведь по сути не изменилась. Мы оба стали старше, но я по-прежнему никто - ни имени, ни денег. А ты президент "Тори Кемикелс".
Пальцы Деймона больно сжали ее руку.
- И какие же выводы я могу сделать из этих слов? - спросил он резко.
- Только то, что я сказала, - ответила устало Эмма. - Я не могу выйти за тебя, Деймон. Как и раньше.
Во взгляде Деймона было заметно неподдельное изумление.
- Отбрасывая несущественные детали, такие, как то, что я еще не делал тебе предложение, ты не могла бы все же соизволить пояснить мне, почему?
- Ты знаешь почему, - Эмма поежилась. - Деймон, - Элизабет Кингсфорд была не такой, как я. У нее были деньги, положение в обществе; по крайней мере, она была тебе подходящей партией.
- Да, и посмотри как успешно все обернулось, - взорвался Деймон. - Мы жили вместе всего лишь три месяца, все остальное время было адом!
- Ну, может быть, она просто не подходила тебе. Из того, что Тэнси мне рассказывала, я бы решила, что она была полной противоположностью тебе.
Деймон резко отпустил ее, загасил окурок сигареты, и потянулся за новой.
- Ну и что же ты мне предложила бы мне делать? - спросил он с горечью. Найти женщину, с которой я мог бы жить, и предложить тебе или Тэнси решить, подходит она мне или нет?
Руки Эммы непроизвольно крепко сжались в кулаки.
- Ты думаешь снова жениться?
- Я мог бы, - с иронией сказал он, преследуя единственную цель - уколоть ее в отместку за те страдания, которые он испытывал все эти годы.
- О, Деймон! - вырвалось у нее, и, повернувшись, она быстро выбежала из комнаты.
Глава 12
На следующее утро ей пришло письмо от Джонни. Оно было длиннее, чем его обычные короткие записочки, и Эмма была рада этому, потому что это хоть как-то отвлекло ее от мыслей о Деймоне.
Но прочитав письмо, она обнаружила, что такая необычная длина письма была вызвана сугубо эгоистическими причинами. У Джонни снова были неприятности. Ему, как и во всех предыдущих случаях, нужны были деньги. Не могла бы она дать ему сто семьдесят пять фунтов?
Эмма в изумлении покачала головой. Она-то думала, что недавний горький опыт чему-нибудь его научил, но, теперь оказалось, что он погряз в обмане еще больше, и ему грозили более серьезные неприятности.
Она не знала, что делать. Нетрудно было связаться с банком в Лондоне и выписать чек на имя Джонни. Но что потом? На счете у нее было немного денег. Обычно весь ее заработок, когда она работала в больнице, уходил на еду и необходимую одежду для нее и Джонни. Джонни часто без зазрения совести занимал у нее деньги, но никогда не вносил сколько-нибудь значительной суммы для пополнения их бюджета. И если теперь она будет оплачивать все его карточные долги, скоро у нее не останется ни пенса. Если бы она могла к кому-нибудь обратиться, с кем-нибудь обсудить свои проблемы! Но у нее никого не было. Она не собиралась говорить об этом с Деймоном. Хотя, как она чувствовала, он и стал бы еще больше презирать Джонни, Деймон каким-нибудь образом заплатил бы его долги, возможно, ожидая от нее что-то взамен.
Она покачала головой. Нет, это было бы нечестно, а Деймон доказал, что он был честный человек, и у нее не было причин думать иначе. Это была ее проблема. И с печальным вздохом она села писать письмо в банк, поручающее выплатить Джонни с ее счета сто семьдесят пять фунтов.
Лондон казался таким далеким, а проблемы Джонни, затягивающими ее в паутину обмана, стали мостом между ними. Три или четыре месяца назад она бы не поверила, что Джонни мог так себя вести. Было удивительно, как ее разум смирился с этим. Теперь она воспринимала это так же, как свое несчастное положение здесь.

***

Позже днем Деймону позвонил Поль из Лондона. Деймон лежал с Аннабель на надувном матрасе возле бассейна, когда Роза позвала его к телефону. Ожидая, что Поль собирался обсудить с ним какие-то проблемы по работе, Деймон был удивлен, когда Поль сказал:
- В вашу квартиру кто-то вломился прошлой ночью!
Деймон мгновенно насторожился.
- В квартиру? - пробормотал он. - А что, черт возьми, делал в это время Бейнс?
Бейнс был его слугой и жил сейчас в его лондонских апартаментах в пентхаузе.
- Бейнса ударили и связали, - ответил Поль. - Он очень плох. Можно сказать, что долгое время он находился на грани жизни и смерти.
- Боже милостивый! - Деймон был потрясен. - Ну.., и что они взяли? Моне? Или Ренуара?
- Ни то, ни другое, что достаточно любопытно. Ничего не было украдено. Но все было перевернуто с ног на голову! Похоже, что они что-то искали.
Деймон нахмурился, машинально завел руку за голову и провел ладонью по шее. Он молчал так долго, что Поль спросил:
- Вы еще здесь?
- Конечно, конечно. Просто я раздумываю над тем, что ты сказал. - Деймон недоверчиво покачал головой. - Я не могу понять этого. А ты?
- Нет, абсолютно. Я звоню из квартиры. Полиция здесь, конечно. Я вызвал их, как только обнаружил Бейнса.
- Ты обнаружил Бейнса?
- Да. Я пришел рано утром, но мне никто не открыл, тогда я воспользовался ключом, который вы оставили. Картина была довольно страшная. Он потерял много крови, но сейчас ему сделали переливание, и врачи говорят, что он выкарабкается.
- Слава Богу, - сказал Деймон с чувством. - Бедный старый Бейнс. Как они сумели войти?
- Думаю, что он открыл им дверь. Не было никаких следов борьбы, и на окнах тоже не обнаружено следов взлома. В конце концов у него не было причин не открывать дверь.
- Да, - Деймон тяжело вздохнул. - Все же хотел бы я знать, что все это значит. А почему ты не позвонил раньше?
- О, вы знаете, обычная полицейская рутина: сначала нужно было доказать им, кто я, ну и так далее, а потом еще дозвониться сюда. Между прочим, вы хотите, чтобы я что-нибудь предпринял? Я, конечно, приведу все в порядок. Но что потом делать?
Деймон пожал плечами.
- Не знаю. Думаю, ты мог бы остаться ночевать в квартире, если хочешь, он улыбнулся. - Не думай, что я хочу, чтобы тебя тоже пристукнули. - Но, Поль, если они перерыли там все, я думаю, что теперь мои апартаменты - самое безопасное место в Лондоне, а?
- Вы думаете, что они могли бы попытаться проникнуть и в мою квартиру? не мог поверить Поль. Его квартира была недалеко от апартаментов Деймона.
- Кто знает? Нам неизвестно, что они искали, если они, конечно, искали что-нибудь. Но если это связано с компанией, они должны знать, что ты мой личный помощник, и кто знает, что они могут еще предпринять.
- О'кей, о'кей, - торопливо сказал Поль. - Вы убедили меня. Я переночую у вас, и не буду выключать сигнализацию ни днем, ни ночью. Можете называть меня трусом, но я лучше перестрахуюсь.
Слегка успокоившись, Деймон рассмеялся.
- Молодец! И не беспокойся! Я вернусь через несколько дней.
Однако после того, как Поль повесил трубку, Деймон почувствовал, как тревога возвратилась к нему. Кто обыскивал его апартаменты? И почему они не воспользовались случаем позаимствовать его ценные картины и коллекцию изделий из слоновой кости? Любой вор, даже, если он искал что-то определенное, не мог бы удержаться и не прихватить что-нибудь для себя за свой труд. Единственная альтернатива состояла в том, что тот, кто проник в его апартаменты, имел строжайшие инструкции или даже приказ не брать из квартиры ничего, что случайно могло бы навести на след."
Он медленно вышел из дома, задумчиво раскуривая сигару. Проблема требовала тщательного анализа, слишком много противоречивого было здесь.
Аннабель услышала его приближающие шаги.
- Что случилось, папочка?
Деймон посмотрел на нее. Ребенок был слишком чувствительным. Совершенно непонятным образом она поняла, что его что-то тревожило.
- С чего ты это взяла? Ничего не случилось, Аннабель, - солгал он. Пойдем. Мы немного поплаваем, а потом твой папа пойдет немного поработает.

***

Эмма провела день, беспокоясь о Джонни и раздумывая о своей нелегкой ситуации. Она не видела Деймона весь день, избегая бассейна, где, как она знала, он был с Аннабель. Погода стояла жаркая, но на небе появились темные тучи, и вдали слышались раскаты грома. Однако гроза обошла их стороной. Эмма даже пожалела об этом - по крайней мере, это хоть как-то отвлекло бы ее от тревожных мыслей.
Утро следующего дня было пасмурным и хмурым. Тучи на небе сгущались, и солнце совсем не проглядывало. Луиза после завтрака отправилась в Нассау. Это был ее выходной день, и Джозеф отвез ее за покупками. Она пригласила с собой Эмму, которой тоже полагался выходной, но Эмма отказалась ехать, ссылаясь на погоду и головную боль. Хотя после того, как Луиза уехала, Эмма пожалела, что не поехала с ней, потому что теперь, когда Деймон был дома, Аннабель никто другой был не нужен.
Однако после завтрака Деймон сказал Аннабель, что он должен кое-кому позвонить, и девочка пошла искать Эмму. Вместе они спустились на пляж, захватив с собой книгу, и Эмма стала читать ее Аннабель, пока та не сказала:
- Давай больше не будем читать, Эмма. Расскажи мне о себе. Когда ты была маленькой девочкой, у тебя были мама, папа, братики и сестрички?
Эмма вздохнула и закрыла книгу.
- Да, - проговорила она медленно. - У меня были мама и папа. А еще у меня есть брат. Мы жили вчетвером и были очень счастливы. У нас не было много денег, как у твоего папы, но это не имело значения. Мы обычно могли позволить себе отдохнуть на берегу моря каждый год, ну, а больше мы, пожалуй, не путешествовали.
Аннабель некоторое время тщательно обдумывала ее слова.
- А у вас был большой дом? - спросила она.
- О, нет! - Эмма улыбнулась. - Три спальни и ванная комната. Еще пара комнат и кухня внизу.
- И все? - удивилась Аннабель. В ее представлении все дома были огромными виллами или загородными поместьями, как у ее отца в Ирландии.
- Да, все, - вздохнула Эмма. - Большинство людей и того не имеют, Аннабель. Ты очень счастливая девочка, у тебя такой прекрасный дом с бассейном и со всем, что только сердце пожелает.
- Нет, я не счастливая, - воскликнула сразу же Аннабель. - О, я люблю папу, и я уверена, он любит меня, но я все отдала бы, чтобы у меня был настоящий дом и мама с папой, которые любили бы друг друга, и еще, чтобы у меня были маленькие братики и сестренки. - Она обняла руками колени. - О, мне хотелось бы, чтобы в доме было много-много детей, и я бы ухаживала за маленькими, а сейчас у меня есть только Патриция!
Эмма почувствовала комок в горле. Она сама находилась в возбужденном эмоциональном состоянии, и слова Аннабель казались ей сейчас особенно пронзительными и такими желаемыми, что она даже боялась об этом думать.
- Иногда так случается, - проговорила Эмма медленно, - что два человека женятся, а потом понимают, что они не могут жить вместе. Это не их вина, и не чья-то еще. Просто они не могут жить вместе. Когда это случается, если у них есть дети, для них все это очень неприятно. В этом большое несчастье!
- Но тогда им не следует иметь детей, - воскликнула Аннабель: В ее глазах стояли слезы.
- Дети не всегда... - Эмма поискала слова, чтобы доступнее объяснить это Аннабель. - Аннабель, ты должна постараться понять. Когда твои отец и мать поженились, у них появилась ты, это случилось до того, как они осознали свою ошибку. Понимаешь? - она закусила губу. - Благодари судьбу, что у тебя есть папа, для которого ты - все на свете.
Аннабель неожиданно уткнула лицо в ладони.
- О, Эмма, - она расплакалась, - я собиралась сделать папе больно. Он любил меня, и я собиралась уехать. Я собиралась оставить его. - Она горько рыдала.
Эмма нахмурилась, потом она нежно погладила девочку по головке и сказала:
- Оставить его? О чем ты говоришь? Аннабель подняла залитое слезами лицо.
- Ты не понимаешь, Эмма. Это было когда.., когда.., когда произошла та катастрофа! - она снова спрятала лицо в ладони.
- Ну, ну, - Эмма нахмурилась сильнее.
- Я не могу, не могу, мне так стыдно! Эмма взяла ее за плечи и слегка потрясла.
- Аннабель, послушай, это я, Эмма! Ты можешь мне все рассказать. Я не рассержусь и не приду в ужас. Пожалуйста, расскажи мне.
Аннабель снова подняла лицо.
- Ты обещаешь?
- Конечно.
- Тогда хорошо. - Аннабель насухо вытерла пальцами слезы на щеках. Мамочка в тот день приехала домой. В день, когда это произошло. Я не видела ее несколько месяцев. А папу я не видела несколько недель. Она.., она сказала мне, что папа не разрешил ей приезжать ко мне, что он не любит меня, иначе не оставил бы меня одну. Она сказала, что любит меня. Сказала, что хочет забрать меня и жить со мной в Англии. А я сказала "нет". Я сказала, что я не хочу оставлять папу, но она сказала, что я глупая.
Эмма сжала кулаки. Методы, которые Элизабет применила для убеждения своего четырехлетнего ребенка были, жестокими и бессердечными.
- Ну, когда я не хотела идти с ней, она обещала подарить мне пони, - губы Аннабель задрожали. - Мне уже четыре месяца хотелось пони, но папа сказал, что я слишком мала, и это будет для меня опасно. Когда Элизабет спросила меня, что я хочу, я спросила ее о пони, и она сказала, конечно, если я захочу, у меня будет два пони. Тогда я сказала, что поеду с ней. Она не дала мне даже упаковать мои вещи. Она сказала, мы купим все новое, чтобы никто не заподозрил, что мы уезжаем вместе. Я взяла только Патрицию, и все. - Она замолчала. По щекам ее вновь струились слезы. - Когда.., когда это случилось, и Элизабет погибла, я была так несчастна, и мне было так стыдно. Я.., я не могла сказать папе, что я собиралась сделать. Я не могла сказать ему, что я согласилась оставить его ради пони! Понимаешь? - и Аннабель снова разрыдалась.
Но Эмма почувствовала в сердце росток надежды. Если то, что сказала ей Аннабель, было правдой, были все основания предположить, что в основе ее слепоты могла лежать ментальная блокада. Бедная Аннабель не могла посмотреть отцу в глаза, увидеть разочарование на его лице, когда он узнает правду; она просто не хотела видеть!
Но теперь надо было успокоить ее. Эмма погладила девочку по головке, вытерла глаза, помогла ей подняться и повела ее в дом. После обеда, когда Аннабель легла отдохнуть, Эмма вышла из дома и уселась возле бассейна, обдумывая все, что ей сказала Аннабель. Да, она докопалась до причины, повлекшей за собой слепоту Аннабель, она теперь знала, почему девочка отказывалась говорить о катастрофе, в которой погибла ее мать. Но было ли это достаточным? И теперь, когда она это выяснила, что нужно ей было желать? Она сомневалась, что если Деймон узнает правду, это каким-то чудесным образом вернет Аннабель зрение.
Эмма закурила сигарету, глубоко затягиваясь. Ее мысли вернулись к Джонни и его проблемам. Она телеграфировала ему, что уполномочила банк перевести ему деньги, но не была уверена, что сделала правильный шаг. Даже если бы это было решением для Джонни одной из его сегодняшних проблем, будущее представлялось ей довольно мрачным.
Как долго еще ей разрешат оставаться здесь? Теперь, когда Деймон все знал, у него не было причин держать ее на Санта-Доминике. Она не знала, какие чувства он на самом деле питает к ней. Он еще хотел ее, она привлекала его, но он никогда не говорил о любви. И даже если бы случилось чудо, и он все еще любил ее и готов был жениться на ней, она не чувствовала себя той женщиной, которая подошла бы ему как жена. Это было бесполезно. Она не могла заставить себя поверить, что их брак был бы успешнее, чем его брак с Элизабет. Она не знала его мира, жизни, которую он вел. Как у президента компании у него были определенные обязанности, в том числе и посещение различных светских мероприятий, участие в комиссиях и комитетах - ему нужен был кто-то, обладающий острым умом, с широким кругозором и знанием мира, а не такая женщина как она, которая мечтала только о доме и детях. Она любила его, в этом она не сомневалась, но она считала, что интересует его только, пока они еще не стали физически близки. Она не верила, что его чувства к ней останутся такими же сильными и после того, как она станет его женщиной, что со временем они не остынут.
Она коснулась рукой лица. Чем это все кончится?
Невдалеке раздались чьи-то шаги, и она нервно оглянулась. К ней приближался Деймон - широкоплечий, выглядевший очень привлекательным в темно-синих облегающих брюках и темно-красной трикотажной рубашке. Он подошел к ней и, усевшись в соседний шезлонг, вытащил сигару.
- Где ты была эти два дня?
Эмма пожала плечами, ее щеки горели.
- Здесь и там, - сказала она.
- Ты избегаешь меня, - тихо со сдерживаемым гневом сказал он. Глаза его метали молнии.
- -Нет... То есть.., ты был с Аннабель. А я должна была кое-что подшить.
- Перестань! За кого ты меня принимаешь? Ты для меня, как открытая книга, Эмма. Ты избегаешь меня, как чумы. Что случилось? Ты боишься, что я воспылаю к тебе страстью? Или думаешь, что теперь, когда я знаю правду, я мог бы надоедать тебе с предложениями выйти за меня замуж?
- Прекрати! - вырвалось у Эммы. - Прекрати это!
- Почему? - Деймон мрачно посмотрел на сигару и потушил ее.
- Так или иначе, я должен завтра вернуться в Лондон. Тогда ты сможешь снова расслабиться. Может быть, ты хочешь что-нибудь передать Джонни?
Эмма сжала руки.
- Ты.., ты пробыл здесь недолго.
- Нет, - повел плечами Деймон. - Ну, если хочешь знать, мне вчера звонил Поль. В моих апартаментах кто-то побывал два дня назад, и Бейнса едва не убили.
Эмма широко раскрыла глаза.
- Бейнс, - повторила она. - О, как ужасно!
- Да. Однако ничего не было украдено, так что, я полагаю, надо хоть за это быть благодарным - Тогда почему...? Он пожал плечами.
- Ты знаешь столько же, сколько и я. Ни я, ни полиция не можем этого понять. Поэтому я думаю, что мне надо вернуться и попытаться выяснить, что же случилось.
- О, Деймон! - Эмма уставилась на него в волнении. - Ты должен ехать? Потом, поняв, что тон ее слов выдал ее, сказала несколько спокойнее:
- Я хотела сказать, будь осторожен, ладно?
Пальцы Деймона изо всех сил сжали ее запястье.
- Эмма, - прошептал он, - пожалуйста, Эмма, что ты хочешь, чтобы я сделал? - Его лицо побледнело под загаром. Эмма чувствовала, что она тает от его прикосновения. - Не поступай так с нами!
- Деймон, - начала она, качая головой. Его взгляд жег ее, и она чувствовала, как его чувства захлестывают ее. - Ты должен ехать в Лондон...
- Я говорю не о Лондоне, - ему становилось трудно говорить. - И ты знаешь это! Это мы! Это наши жизни! Ты убиваешь меня!
- О, Деймон, - прошептала она треснувшим голосом.
- Ты же любишь меня, черт возьми, я знаю, - в сердцах произнес он.
Эмма посмотрела на него глазами, полными непролитых слез. Больше не было высокомерного магната, которого она так привыкла видеть. Это был ее прежний Деймон, и он стоял сейчас на коленях возле ее кресла. Его руки крепко сжимали ее, в его глазах была невыразимая мука неудовлетворенного желания, которую, как она наконец поняла, неизвестно почему, но только она могла утолить.
- Да, да, да, - воскликнула она, не в силах больше отказать ему ни в чем. - Конечно, я люблю тебя. Я всегда любила тебя! Деймон, я хочу дать тебе жизнь, а не разрушить ее.
- Тогда люби меня, - прошептал он сдавленно. - Просто люби меня! - Он наклонил голову и прижался губами к ее ладоням. - потому что, да поможет мне Бог, я не могу больше жить без тебя!
Эмма едва могла поверить, что все это не сон, а явь. Как будто в темном туннеле перед ней вдруг возник солнечный свет, и она должна была ущипнуть себя, чтобы поверить, что ей это не снилось. Может быть, позже сомнения вернутся, но в этот момент никого не существовало, кроме нее и Деймона, и этого чудесного чувства, связывающего их.
Она соскользнула с кресла в его объятья и упала рядом с ним на траву, чувствуя, как теплота его тела согревает ее.
- О, дорогая, - простонал он.
Его губы коснулись ее глаз, а потом она почувствовала их страстное прикосновение к ямочке на шее. Эммы обвила руками его шею и теснее прижалась к нему. Бесполезно было сопротивляться, когда она так хотела ему отдаться, слиться с ним в единое целое.
Казалось, прошла вечность, когда, наконец, Деймон перекатился на спину, но его руки продолжали сжимать ее, словно он боялся, что она может оставить его. Немного погодя он поискал свой портсигар, вынул сигарету и потянулся за зажигалкой. Невольно в его памяти всплыла сцена в Сан-Франциско. Он вспомнил Цай Пен Ланг. Зажигалка, казалось, играла здесь какую-то роль. Он нахмурился. Ему следовало бы узнать подробнее о китаянке, убитой в последнюю ночь их пребывания в Штатах.
Эмма, приподнявшись на локте, увидела его нахмуренные брови.
- Деймон, - прошептала она взволнованно. - Ты не.., ты не жалеешь о том, что случилось?
Деймон снова сунул зажигалку в карман и покачал головой, губы его медленно растянулись в улыбке. Он поднял руку и ласково коснулся ее шеи.
- О чем ты только думаешь? - прошептал ох хрипло. - Эмма, я люблю тебя, обожаю. Я боготворю тебя! Я всегда любил тебя, даже когда ненавидел... И не заблуждайся, я действительно ненавидел тебя!
- А теперь?
- А теперь мы поженимся, и не имеет значения, сколько контрдоводов ты собираешься привести. Я совершенно потерял всякое желание проводить всю жизнь на работе. Я хочу иметь побольше свободного времени, и я хочу детей... наших детей.
- А Аннабель? - прошептала Эмма, не противясь его желанию привлечь ее голову ему на грудь. Ей было так хорошо, первый раз за много-много лет.
- Аннабель уже любит тебя. Это видно. Я не думаю, что ей будет трудно принять тебя как мою жену, ведь ты уже ее друг. Кроме того, ты будешь ей лучшей матерью, чем когда-либо была Элизабет.
- О, да! - Эмма села. - Ты напомнил мне, я кое-что узнала сегодня. Элизабет хотела увезти от тебя Аннабель, когда случилось это несчастье.
Деймон кивнул.
- Я догадывался. Эмма вздохнула.
- Ну, Аннабель не знает этого. Она очень переживала и ужасно винила себя. - Эмма серьезно посмотрела на Деймона. - Я действительно думаю, что это могло как-то сказаться на ее организме и вызвать ее слепоту.
Глаза Деймона на мгновенье расширились, потом он вздохнул.
- Но почему? Я хочу сказать.., она знает, что я не буду винить ее ни в чем, что случилось в тот день.
- Я знаю. Но понимаешь, она думает о тебе, а не о себе. Дорогой, она винит себя в том, что позволила Элизабет уговорить ее уехать. Она чувствует вину, потому что собиралась оставить тебя!
Деймон задумчиво поднес ее руку к губам.
- Ты действительно думаешь, что это могло отразиться на ее состоянии?
- Ну, это могло как-то сказаться на нем. Если бы мы могли убедить ее, что ты не осуждаешь ее и любишь ее ничуть ну меньше, несмотря на это.., ну, она, возможно, стала бы поправляться. Тогда специалисты смогли бы что-нибудь сделать, чтобы вывести ее из этого состояния. Теперь Деймон тоже сел.
- Если бы они могли! - страстно пробормотал он.
Эмма неожиданно обвила его руками, прижимаясь к нему, все еще не веря, что они, наконец, помирились.
- Эмма, - со стоном произнес он почти серьезно, - не заставляй меня хотеть тебя больше, чем я хочу тебя сейчас!
- Почему? - прошептала она, лукаво улыбаясь.
И с тихим возгласом Деймон сумел надолго заглушить все ее дальнейшие провокационные заявления.
Глава 13
В тот вечер Эмма одевалась к ужину с особой тщательностью. Это был последний вечер Деймона на Санта-Доминике. На следующее утро он должен был лететь в Лондон, где собирался получить специальную лицензию на брак. В конце недели он должен был вернуться, а потом они собирались вместе вылететь в Лондон, чтобы там оформить их брак. У Эммы никого не было, кроме Джонни, а Деймон торопился оформить все, пока она опять не передумала.
Но в этот раз у Эммы не было никаких сожалений. Она была нужна Деймону, он доказал это, а сама она не мыслила жизни без него. Если на ее горизонте и были темные тучи, то это было связано с Джонни. Но она была уверена, что Деймон сможет с этим справиться, как ему удавалось справляться со всеми проблемами. Джонни всегда немного побаивался его, и возможно, дисциплина пошла бы ему только на пользу.
Аннабель восприняла их новость очень спокойно. Ребенок обладал удивительной чуткостью.
Когда они рассказали ей о своих планах, она сказала:
- Я всегда думала, что папа к тебе неравнодушен, Эмма. Я хочу сказать, что он никогда не был рад, когда я просила, чтобы ты поехала куда-нибудь с нами, но когда ты была с нами, он всегда хотел быть рядом с тобой. Я это чувствовала.
Эмма покраснела.
- А ты не имеешь ничего против?
- Конечно нет. По крайней мере.., я не думаю, что я буду иметь что-нибудь против. Но если.., если у вас будут другие дети, я все равно буду старшей?
Эмма обняла ее и прижала к себе.
- Аннабель, ты теперь наша дочь, и если у нас будут другие дети, тогда мы будем надеяться на тебя, как на старшую, как ты говоришь. - Она взъерошила ей волосы. - Ты же говорила, что тебе хотелось бы, чтобы у тебя были братики и сестрички.
Тень пробежала по личику Аннабель.
- Но я не смогу их увидеть, да? Эмма взглянула на Деймона.
- Я не совсем уверена, но, может быть, сможешь, - медленно проговорила она. - Аннабель, я сказала твоему отцу о том, что ты рассказала мне утром.
Слепые глаза Аннабель обратились в сторону Деймона.
- Папочка, это правда? Эмма рассказала тебе, что я собиралась уехать от тебя?
- Я уже все знал, куколка, - ответил Деймон тем же ласковым голосом, что и Эмма, и посадил Аннабель к себе на колени.
Аннабель прижала головку к его плечу.
- Ты знаешь? О, папочка, я собиралась совершить такую ужасную вещь!
- Не будь глупышкой, - сказал нежно Деймон. - Тебе было всего четыре годика.
- Я хотела пони, понимаешь? - пробормотала Аннабель. Глаза ее были мокры от слез. - Элизабет сказала, что она подарит мне двух пони! - ее голос прервался.
- Элизабет была странной и несчастной женщиной, - сказал спокойно Деймон, и Аннабель спрятала лицо у него на груди. Эмма оставила их одних. Подготовительная работа была сделана. Теперь только время могло помочь ей.
В этот вечер на Эмме было надето узкое в стиле туники алое кримпленовое платье без рукавов и с довольно низким вырезом. Оно очень шло к ее темным волосам. Прямые линии платья выгодно подчеркивали ее грудь и длинные стройные ноги.
Деймон поджидал ее в гостиной за баром. В руках он держал стакан. При ее появлении он поднялся и подошел к ней. Его взгляд был теплым и ласковым, и она удивилась про себя, он так изменился и с его лица исчезло напряженное выражение, он стал казаться намного моложе своих лет. И все из-за нее.
Он наклонился и поцеловал ее.
- Как бы мне хотелось, чтобы тебе не надо было уезжать завтра, - сказала она тихо.
- Я тоже этого не хочу, - ответил Деймон. Он повернулся к бару. - Что ты выпьешь? Шерри? Коктейль?
- Шерри, пожалуйста. - Эмма прошла за ним к бару. - Луиза вернулась?
- Да. Тэнси говорит, что она переодевается к обеду, - он улыбнулся. Хорошо даже, что она здесь. Я не знаю, смог бы я иначе отойти от тебя.
Эмма покраснела и отвернулась. В комнату вошла Луиза. Она была одета в простое строгое белое платье и выглядела безукоризненно.
- Хорошо провела время? - спросила Эмма, присаживаясь на стул возле бара. Луиза подсела к ней.
- Очень, спасибо, - она улыбнулась. - Я купила себе на костюм очень миленький материал. Покажу тебе позже.
Эмма смотрела на напиток, который Деймон поставил перед ней, и думала, собирался ли он кому-нибудь сказать об их изменившихся отношениях. Ей не пришлось долго ждать.
- Я думаю, мне следует сказать вам. Эмма и я обручились, - сказал Деймон, предлагая им обеим сигареты.
Изумление Луизы было очевидным.
- Это очень неожиданно!
- В действительности, нет, - спокойно сказал Деймон. - Я впервые познакомился с Эммой восемь лет назад, когда она работала в компании "Тори" в Лондоне. Но... - он замялся, - но только сегодня она согласилась выйти за меня замуж.
- Понимаю! - брови Луизы немного приподнялись. - Ну, что я могу сказать? Надеюсь, что вы оба будете очень счастливы и достаточно долгое время.
- Я выпью за это, - сказал Деймон, улыбнувшись Эмме, и они подняли бокалы.
После ужина Луиза тактично удалилась, оставив их одних. Деймон включил стереомагнитолу, и комнату наполнили звуки танцевальной мелодии. Он выключил верхний свет и опустился рядом с Эммой на низкую кушетку, где она сидела, мечтательно расслабившись, с рюмкой ликера в руке.
- Ну, хорошо, - пробормотал он, слегка иронично улыбнувшись. - А теперь расскажи мне, как ты жила эти последние семь лет. Я хочу знать все о твоей жизни с тех пор, как мы расстались.
Эмма пожала плечами.
- В действительности, рассказывать почти нечего. После того, как я ушла из твоей компании, я пошла работать в больницу Сант-Бенедикт, сначала как нянечка-практикантка, а потом стала штатной медсестрой, как ты знаешь. Надеялась со временем получить повышение. Он раскурил две сигареты и дал ей одну.
- Ты скучаешь без своей работы? Жалеешь сейчас, что оставила ее? Эмма прижалась к нему.
- Нет. В самом деле, нет. О, когда я только приехала сюда, мне не хватало профессиональных разговоров о тех или иных медицинских случаях, но со временем это как-то перестало иметь большое значение, а теперь... Лондон кажется на другом краю света и таким далеким. - Она улыбнулась. - Но я не возражала бы снова жить там, если бы ты был со мной.
Взгляд Деймона, когда он посмотрел на нее, был теплым и ласковым.
- Почему из-за тебя мы потеряли столько времени? - пробормотал он, нежно скользя губами по ее обнаженной руке.
Эмма задрожала от наслаждения.
- О, Деймон, я боюсь, что это кончится. Я так сильно люблю тебя. Я бы не перенесла, если бы сейчас что-нибудь случилось.
- Ничего не случится, - сказал он твердо. - Через неделю мы поженимся, и я больше никогда не отпущу тебя. - Его рот нашел ее губы и страстно прильнул к ним. - Я хочу научить тебя любви и показать, какой она может быть. Ты еще не имеешь представления обо всех сложностях совместной жизни. он улыбнулся, увидев, как зарделись ее загорелые щеки.
- Не будь такой робкой со мной, - сказал он. Его твердая смуглая ладонь коснулась нежной кожи ее руки. - Ты знаешь, я не сделаю тебе плохого.
- Я знаю, - ответила она, думая о том, каким привлекательным мужчиной он был. В нем было что-то подлинно мужское, и темные костюмы с узкими брюками, которые он носил, притягивали внимание к его широким плечам и длинным мускулистым ногам.
Неожиданно они услышали легкие шаги босых ног. Эмма оглянулась и увидела Аннабель. Немедленно она выскользнула из объятий Деймона, пересекла комнату и подошла к девочке.
- Аннабель! - воскликнула она. - Что ты здесь делаешь?
Аннабель выглядела взволнованной.
- Я... Я хотела спуститься к вам, - сказала она. - Что-то разбудило меня, и я испугалась, а потом я вспомнила, что ты скоро станешь моей новой мамой, и подумала, ты не будешь против, если я спущусь к тебе.
Эмма, смеясь, взглянула на Деймона.
- Конечно, нет, - мягко успокаивающе сказала она. - Но что разбудило тебя? Это была Луиза?
- Нет, - покачала головой Аннабель. - Это была не Луиза. По крайней мере, я уверена в этом. Я знаю ее походку, и обычно всегда могу отличить ее шаги от других. - Она заколебалась. - Я не уверена, что это было. Когда я проснулась и села, было тихо, но мне показалось, что в комнате кто-то был. - Она сжала руку Эммы. - Я испугалась, правда. Я не просто так говорю.
Эмма притянула ее на кушетку, и Аннабель прыгнула Деймону на колени.
- Я слышала, как вы разговаривали, - сказала она, поэтому я знала, что вы здесь. - Она крепко обхватила ручками Деймона. - Папочка, ты действительно любишь Эмму, да? И ты не станешь думать по-другому после.., ну, после свадьбы?
Эмма взглянула на Деймона поверх головы Аннабель и увидела выражение его глаз. Он сказал ей больше, чем слова, и в этот раз между ними уже не было непонимания.
Деймон погладил Аннабель по голове.
- Я люблю Эмму, - сказал он. - И я не передумаю. Я уже давно люблю ее, и не очень похоже, что когда-нибудь разлюблю ее. Ты так не думаешь?
- А Эмма любит тебя так?
- Конечно, люблю, - быстро сказала Эмма. - Не тревожься, дорогая. У тебя будет настоящий дом и семья, как у других маленьких девочек. Мы с папой всегда будем с тобой, когда ты будешь нуждаться в нас.
- О, я очень надеюсь, что так будет, - , возбужденно сказала девочка, и Эмма подумала, как хорошо было бы компенсировать ребенку все горе и муки, которые она испытала сначала из-за своей матери, а потом из-за того, что ослепла.
Они некоторое время разговаривали, Аннабель рассказывала отцу абсолютно обо всем: чем они занимались с Луизой и то, что Роза снова скоро будет матерью. Эмма налила ей немного лимонаду, и она явно наслаждалась, что была центром внимания.
Потом, когда стало уже поздно, Деймон твердо сказал:
- Время отправляться спать, миледи. Уже почти десять часов.
Аннабель состроила рожицу, а Эмма подумала, что она была такой веселой и оживленной, что мало кому, глядя на нее сейчас, пришла бы в голову мысль, что она была слепая. О, пожалуйста, страстно подумала она, пусть она снова будет видеть.
- Ты проводишь меня? - Аннабель повернулась к Эмме. - - Пожалуйста!
Эмма подняла и поставила ее на ковер.
- Конечно. Скажи спокойной ночи папе и пойдем.
Аннабель любовно поцеловала Деймона, и, пританцовывая, весело выбежала из комнаты. Эмма более медленно последовала за ней. Она не стала включать свет. Лунный свет освещал лестницу, и кроме того, Аннабель не нужен был свет, чтобы видеть.
Аннабель уверенно поднималась по лестнице, то и дело останавливаясь, чтобы Эмма могла ее догнать. Эмма никогда не видела ее такой беззаботной и не стала ее останавливать, хотя и знала, что из-за все этих волнений Аннабель теперь не скоро уснет.
Свет в ее комнате не горел. Аннабель пошла вперед, и Эмма, которая шла немного сзади, не видела дошла ли девочка до спальни. Она подняла руку, чтобы включить свет, но неожиданно чья-то рука зажала ей рот, заглушая ее удивленный крик. Сильные руки грубо схватили ее сзади за плечи. Она стала бороться, безуспешно пытаясь вырваться, но когда зажегся свет, она увидела, что мужчина, который схватил ее, в другой руке держал револьвер, направив его на Аннабель. Девочка замерла около кровати, словно ощущая какую-то скрытую опасность.
- Эмма, - позвала она неуверенно. - Эмма?
Эмма отчаянно боролась с державшим ее мужчиной.
- Что с этим ребенком? - неожиданно услышала она. - Она что, не видит? Он отпустил Эмму. - Один звук, и я выстрелю в нее!
Эмма потерла онемевшую руку и, не задумываясь об опасности, одним резким движением высвободилась и бросилась к Аннабель.
- Дорогая, - прошептала она, - все в порядке. Только ничего не говори.
Аннабель тихонько заплакала и прижалась к ней. Эмма взглянула на мужчину. Он был невысокого роста, крепкий, черноволосый, и, судя по разрезу глаз, не чисто европейского происхождения. У него были тонкие усики, и он выглядел безжалостным противником. Мужчина угрожающе повел револьвером и спросил:
- Где Тори? Эмма заколебалась.
- Я.., я не знаю, - солгала она. Мужчина пододвинулся к ней.
- Не вешай мне лапшу на уши! Ты была с ним весь вечер. Я слышал вас. Где он сейчас? Давай говори.., или может пострадать ребенок.
Эмма с трудом сглотнула и огляделась. Только теперь она заметила, что комната была тщательно обыскана. Кругом был страшным кавардак, даже матрацы были распороты , и их содержимое выпотрошено на паркет. Игрушечный домик тоже был распотрошен, а игрушечные столики и стулья сломаны. Хорошо хоть, что Аннабель не могла этого видеть, подумала она.
- Он.., он в гостиной, - сказала Эмма, не в силах ложью подвергнуть жизнь ребенка опасности. - Но, пожалуйста, что вам нужно? У нас нет здесь никаких ценностей. Ради всего на свете, берите, что хотите, и уходите. Только уходите!
Мужчина прорычал:
- Заткнись!
Он обернулся и взглянул вглубь коридора. Там все было тихо, и словно читая ее мысли, он сказал:
- Та блондинка вам не поможет, леди, и я почему-то не думаю, что кто-нибудь поспешит на помощь.
- Луиза? Что вы с ней сделали?
- Ничего, ничего. Она в порядке. - Он злобно ухмыльнулся. - Возможно, у нее утром сильно поболит голова, но я не играю в игры с убийствами дамочек!
Эмма покачала головой. Все это походило на безумный кошмарный сон. Но она знала, что от него нельзя было избавиться, проснувшись. Ведь не могли же их жизни закончиться сейчас, когда они только что нашли друг друга!
Человек снова взмахнул револьвером.
- Идите сюда, - приказал он, - Вы обе пойдете со мной.
Эмма медленно встала. Аннабель дрожала, и ее собственные ноги были как ватные. Что ему было нужно от них?
Эмма притянула к себе Аннабель.
- Пойдем, дорогая, - прошептала она ободряюще. - Пойдем поищем папу.
Пальчики Аннабель крепко сжали ее руку.
- Этот.., этот человек собирается убить моего папу? - рыдание прервало ее речь. Эмма резко покачала головой.
- Нет. Нет! Конечно, нет. Он хочет поговорить с ним, и все.
- Но у него пистолет, да? Эмма была поражена.
- Откуда ты знаешь?
- Я догадалась. Как же еще он заставил бы нас делать то, что он хочет?
- Ты слишком много слушаешь телевизор, - сказала Эмма слабым голосом, но она не могла отрицать правду.
Гостиная выглядела очень уютно в приглушенном свете. Деймон все еще сидел со стаканом виски на кушетке. Он лениво перелистывал какой-то технический журнал. При их появлении он удивленно оглянулся.
- Аннабель! Я думал.. Что, черт возьми, это значит? - Он увидел внезапно появившегося за ними мужчину с маленьким, но смертоносным оружием в руке.
- О, Деймон, - прошептала Эмма, слегка покачнувшись.
Деймон вскочил на ноги, но мужчина грубо схватил ее за руку.
- Погодите, леди, - сказал он. - Нам с мистером Торном надо кой о чем поторговаться.
Глава 14
Нежный влажный вечерний воздух, полный ароматов растущих вокруг дома цветов - мимозы, гибискуса и других, струился сквозь открытые стеклянные балконные двери. Это была ночь, созданная для любви, для встреч любовников, потерявшихся в их собственных созданных ими мирах. Во всяком случае, это не была ночь для насилия, и тем не менее все указывало на то, что она ею станет.
Эмма почувствовала, как легкий ветерок обдувал ее разгоряченный лоб. Несмотря на жару, ее трясло. Аннабель была рядом с ней. Они, тесно прижавшись друг к другу, сидели на кушетке. Неизвестный мужчина, напавший на них, допрашивал Деймона. Щеки Деймона запали от усталости - прошло пять часов, как к ним ворвались этот мужчина и его сообщники, а в том, что кто-то помогал ему, сомнений не было. Он бы не отправился один с таким заданием, они поняли это сейчас, когда постепенно один за другим стали проясняться отдельные факты этого дела.
Эмма снова и снова прокручивала в мозгу все услышанное ею, с трудом восстанавливая в памяти невероятную правду. Деймон, не ведая того, стал пешкой в большой игре, но этот человек не верил ему.
Сначала он действовал убеждением, спрашивая Деймона, где была пленка с микрофильмом, но когда Деймон заявил о своей полной неосведомленности в этом вопросе, он стал угрожать ему ножом, в то время как револьвер в его другой руке все время был зловеще направлен в сторону Эммы и Аннабель.
- Мистер Тори, - сказал он. - Я терпеливый человек. - Лицо его было искажено злостью. - Но будете продолжать вести себя и дальше так, и я могу повести себя по-другому. Вы хотели бы увидеть лицо своей дочери изувеченным на всю жизнь? Или, может быть, вам более дорога эта молодая леди?
Деймон покачал головой в бессильном гневе.
- Я же сказал вам, - проговорил он. - Я не знаю, о чем, черт возьми, вы говорите.
Мужчина вышел из себя и сильно ударил Деймона по плечу рукояткой револьвера. Деймон потерял равновесие и упал, но, по счастью, на кушетку. Эмма прижала руку ко рту, чтобы сдержать невольный крик, но Аннабель услышала и спросила:
- Что случилось? Что он сделал? Папе больно?
- Заткнись, - заорал плотный крепыш, повернувшись к ним, и Эмма крепко прижала к себе Аннабель, стараясь, насколько могла, защитить ее.
Деймон поднялся, и черноволосый начал все сначала. И снова Деймон отрицал, что он знает, о чем идет речь.
- Послушайте, - сказал Деймон, пытаясь убедить его. - Неужели вы думаете, что, если бы я что-нибудь знал, то не сказал бы вам? Я не хочу, чтобы моя невеста и дочь пострадали.
Мужчина усмехнулся.
- Повзрослейте, Тори. Для меня это обычное дело. Я встречал дюжины таких парней, как вы. И все они думали, что могут ничего не сказать и выпутаться, говоря обычное "Я вам сказал правду". Это не работает! Поверьте мне. Так или иначе, я собираюсь заполучить эту пленку, а когда я... - Он подошел вплотную к Деймону и прижал лезвие ножа к его горлу. - Чувствуете? - спросил он. Холодное, да? Ну, и вы тоже будете таким холодным, если не одумаетесь.
Деймон поднял голову, задевая острое лезвие ножа, и капли крови брызнули на его воротник.
- О, Боже! - простонала Эмма, которой становилось плохо.
Налетчик убрал нож. Очевидно было, что он не собирался убивать Деймона, пока тот не скажет ему, где находилась пленка. Но пленка с чем? Эмма не понимала. Может быть, Деймон работал на какую-нибудь правительственную организацию, а она не знала этого? Это казалось не правдоподобным. Но случались и более не правдоподобные вещи.
Допрос продолжался. Эмма и Аннабель были бессильны помочь Деймону. Они были вынуждены сидеть и следить за происходящим, и в первый раз Эмма была рада, что Аннабель не может видеть. Она бы страдала, как страдала сейчас Эмма, если бы видела, как Деймона избивают, угрожают ножом, а он не может ответить тем же из-за угрозы для их жизни.
Один раз бандит ударил Деймона так сильно, что тот потерял сознание, и Эмма, не раздумывая, бросилась к нему и положила его голову себе на колени.
- Свинья! - воскликнула она, глядя на черноволосого крепыша. - Почему вы не уйдете? Неужели вы не видите, что он ничего не знает? Убийца!
Мужчина больно вывернул ей руку и одним толчком легко отшвырнул ее в другой конец комнаты.
- Иди, принеси сифон с водой.
Эмма потерла запястье и послушно взяла сифон. У нее промелькнула мысль направить сифон на него, но она сомневалась в том, что он уронит свое оружие, а когда все закончится, один из них или даже все могли умереть. Она не посмела пойти на такой риск.
Она отдала ему сифон, и он направил его на Деймона. Холодная, вода привела Деймона в чувство. Он сел, дотрагиваясь рукой до головы. Придя в себя, он быстро поднялся на ноги, его взгляд метнулся в сторону Эммы и Аннабель, желая убедиться, что с ними ничего не случилось за это время.
Нападавший снова заговорил.
- Итак, мой любезный друг, рассмотрим последовательно факты. Если вы сможете убедительно отрицать их, тогда решим, что мы дальше будем делать.
Деймон устало взглянул на него. Было уже три часа.
- Какие факты? - спросил он. - Я сказал вам, я понятия не имею, о чем вы говорите. Я бизнесмен, а не шпион!
- Для меня это одно и то же, - сказал мужчина, взгромождаясь на стул и направляя дуло револьвера на Эмму и Аннабель. - Платный ли вы агент или вы проводили только эту одну операцию, для меня безразлично. Вы так или иначе заплатите за это. И ваши хорошенькие подружки тоже, если вы не решите рассказать наконец правду. Пока я пытался убедить вас. Но скоро придет их очередь. Я потратил уже достаточно времени, но времени у нас в достатке. Как удобно, мистер Тори, что вы живете на таком изолированном острове! Для наших целей ничего не могло быть лучше.
Деймон сжал кулаки. Если бы ему удалось захватить оружие, у них появился бы шанс. Даже если вилла была окружена их людьми, у них был телефон. Должно быть, его глаза невольно скользнули в том направлении, потому что мужчина сказал:
- Телефон отключен, мистер Тори. Естественно, мы приняли меры предосторожности.
Плечи Деймона опустились. У них не было шанса. Но он не сдался бы без борьбы, если бы только представился случай.
- Итак, - продолжал мужчина. - Рассказать мне вам, что я знаю? Деймон пожал плечами.
- Что вы можете знать? Здесь нечего знать.
- Будьте терпеливы, мистер Торн. Здесь очень много всего. Прежде всего, можете ли вы отрицать, что вы знали очень симпатичную китайскую девушку по имени Цай Пен Ланг?
Глаза Деймона прищурились. Конечно. Он чувствовал это с самого начала. Сейчас он получил этому подтверждение.
- Да, я знал ее, - , сказал он. - Она умерла, не так ли?
- К несчастью, да. Очень несчастливое стечение обстоятельств. Она была очень красивой девушкой!
- Вы убили ее?
- Нам пришлось. К сожалению, как выяснилось, при ней ничего не нашли. Она отгадала наши намерения и избавилась от пленки до того, как умерла.
- Понимаю, - пробормотал Деймон. - Вы думаете, что она передала пленку мне. Вы думаете, что я был ее связным.
- Мы не думаем, мистер Тори. Мы знаем. Вы были единственным, с кем у нее был контакт. И не однажды, как я мог бы добавить, возможно, что ваши.., скажем.., обворожительные манеры ослепили ее и заставили пойти на большой риск.
Деймон пожевал губу.
- Но неужели вы не видите? - воскликнул он. - Если бы я был ее связным, он не стала бы афишировать это.
Мужчина нахмурился.
- Эта мысль приходила нам в голову, но мы расстались с ней сразу же. В конце концов, она не знала, что мы были у нее на хвосте. И она отправилась в Сан-Франциско для встречи с англичанином.
Деймон с раздражением посмотрел на него.
- Значит, и то другое убийство тоже ваших рук дело? Того англичанина?
- Да. Мы думали, что мы успешно ликвидировали ее контакты. Но оказалось, что мы ошиблись.
- Но что, если вы не ошиблись? - воскликнула Эмма, вклиниваясь в разговор. - Что, если тот другой мужчина действительно и был ее связным? Может быть, она вступила в контакт с Деймоном, потому что ей нужна была его помощь. Но она не получила ее.
- Моя дорогая молодая леди, вы ничего не знаете об этом деле, в этом я уверен. В конце концов, Цай Пен Ланг была очень привлекательной девушкой. Маловероятно, что мистер Тори сказал бы вам о своих намерениях, какими бы они ни были.
Щеки Эммы залила краска.
- Не слушай его, Эмма, - прошептал Деймон, прочтя сомнение в ее глазах.
Эмма покачала головой и промолчала. Мужчина ухмыльнулся, как будто радуясь, что нашел еще один способ поиздеваться над ними.
- Итак, ваша невеста ничего не знала о Цай Пен Ланг, - насмешливо сказал он Деймону. - Я догадывался, что он не скажет. Скажите мне, мистер Тори, вы спали с ней?
Глаза Эммы расширились от ужаса, а Деймон почувствовал, как его охватила жгучая ненависть. Как осмеливался этот человек говорить такие вещи перед Эммой и Аннабель! Это было нетерпимо!
Он не ответил на вопрос, но допрашивавший его решил, очевидно, вернуться к делу и продолжал:
- В какое-то время вашей связи с ней вы стали ее связным. Охотно или, как я верю, не охотно. Но это неважно. Мне нужна пленка!
- Какая пленка? Господи Боже, вы обыскали все здесь, обыскали мою лондонскую квартиру. Если бы она существовала, вы нашли бы ее.
- Рассуждайте здраво, мистер Торн, - злобно проскрежетал черноволосый. Эта пленка очень маленькая, это микрофильм, не больше этого, - он сблизил указательный и большой пальцы, почти соединяя их... - Не сделайте ошибки, мистер Торн, - его губы скривились в злобной усмешке. - Я не уйду отсюда без нее.
Эмма ахнула, и снова затихла. Нет, все это не могло происходить в действительности, это был кошмарный сон.
Но это был не сон. Крепыш отшвырнул стул и встал.
- Пленка у вас, мистер Торн. Сказать, откуда я это знаю? Потому что наши агенты в Гонконге все еще на свободе. Если бы вы отдали пленку властям, их бы уже арестовали. Они постараются, естественно, ускользнуть, но это не поможет. Они станут хорошо известны. Но так как этого пока не случилось, значит, она все еще у вас. Когда мы обыскивали ваши апартаменты в Лондоне, мы были уверены, что найдем ее. Невозможно, чтобы вы покинули страну, забирая ее с собой. Это было бы глупо! Раз она не объявилась, значит, она должна была быть там. Но ее там не было. Мы проверили все тщательно, вы понимаете. Если бы она была там, мы нашли бы ее. Поэтому остаетесь вы, мистер Торн, и этот дом. Вы живете в доме, и я не думаю, чтобы вы оставили ее лежать здесь. Поэтому она должна быть при вас, - он вздохнул. - Это весьма неприятно. У меня нет никакого желания обыскивать вас, но я должен.
- Вы уже обыскивали меня, - устало сказал Деймон.
- Вы полагаете, это был тщательный обыск?
- Что, черт возьми, вы имеете в виду?
- Только то, что это был не очень тщательный обыск. В следующий раз мы будем смотреть везде. Вы понимаете, мистер Тори? Везде! - Он язвительно рассмеялся. - Я уверен, что вы не хотите, чтобы эти молодые леди стали свидетелями такого непристойного зрелища. Но увы, им придется все это наблюдать.
- О, Боже! - Деймон склонил голову. - Я не могу больше ничего сказать вам! Я не знаю, где ваша пленка. Клянусь Богом, у меня ее нет.
Мужчина пожал плечами.
- Начинайте раздеваться, мистер Тори. Деймон покачал головой.
- Нет.
- А я думаю, что вы это сделаете, мистер Тори. - Он медленно стал приближаться к Деймону, но потом передумал и вместо этого подошел к Эмме и Аннабель, сидевшим на диване. Он извлек нож и прижал его к горлу Эммы.
- Я думаю, что вы это сделаете, мистер Торн, - со злорадством повторил он.
Деймон сжал кулаки так сильно, что его руки побелели. Непослушными пальцами он медленно развязал галстук и медленно снял его. Какое-то мгновенье он держал его в руках, словно взвешивая свои шансы. Если он не начнет действовать сейчас, он уже никогда не сможет это сделать. Какой смысл ждать дальше? Этот человек в любом случае убьет их. Он видел страх на лице Эммы и сжавшийся перепуганный комочек, в который превратилась его дочь, и знал, что не может допустить, чтобы этот ужас продолжался.
С нечеловеческим усилием, собрав все силы, он бросился через всю комнату на черноволосого крепыша с азиатскими глазами и сбил его с ног. Тот упал на Эмму. Аннабель с криком отбежала от них в другой конец комнаты.
Деймон вскочил и увидел торчащий из плеча Эммы нож, который вонзился в нее при падении черноволосого. Слава Богу, она была без сознания. Хлеставшая из ее плеча кровь образовала на ковре большую лужу.
Если что и могло укрепить его решимость, так это было то, что он сейчас увидел, осознавая, что если рану не перевязать, Эмма может умереть.
У нападавшего все еще было в руках оружие, и пока Деймон с тревогой смотрел на Эмму, он быстро собрался и снова направил револьвер на Деймона. Сцепив руки, Деймон со всей силой обрушил их на голову мужчины перед тем, как тот успел нажать курок.
Но черноволосый оказался крепким, он только зарычал, как дикое животное и, потрясая головой, снова навел револьвер на Деймона. Деймон сцепился с ним вплотную, знаю, что на расстоянии, пока у его противника было в руках смертоносное оружие, у него не было шансов на успех.
Они боролись жестоко, изо всех сил. Хотя Деймон был выше противника, тот был мускулистым и крепким, и, без сомнения, имел больший опыт, чем Деймон, в уличных драках и потасовках. Он ударил Деймона коленом в живот, отбрасывая его к стене. Тот сполз на пол и присел за диваном. Пуля пролетела мимо, разбивая оконное стекло за его спиной. Перевернутая настольная лампа не горела, но лучи восходящего солнца наполняли комнату светом.
Деймон быстро скользнул по полу и, не давая черноволосому шанса отступить, схватил его за ноги и рванул на себя. Тот тяжело упал. Деймон бросился на него, прижимая его руку, державшую оружие, к полу. Вцепившись в его запястье, он заставил черноволосого разжать руку. Револьвер отлетел по паркету к ногам Аннабель.
- Аннабель, - позвал хрипло Деймон, стараясь с огромным усилием удержать своего противника на полу. - Револьвер! Он у твоих ног, дай мне револьвер!
Аннабель испуганно покачала головой.
- Папочка? - пролепетала она. - Папочка? Где ты?
- Здесь, я здесь! - проговорил Деймон, вцепившись в своего противника из последних сил мертвой хваткой. - Аннабель, возьми револьвер! Скорее, Аннабель!
Аннабель наклонилась и дрожащими пальцами подняла револьвер.
- Папочка? Папочка? Где ты?
- Я здесь, дорогая, - простонал Деймон. Если бы только она могла видеть! Аннабель, сюда!
Черноволосый освободился от Деймона и, перекатившись, сдавил руками его подбородок. Деймон беспомощно протянул руку к Аннабель. И к его ужасу черноволосый тоже протянул руку. Если бы Аннабель подошла слишком близко, она могла бы отдать револьвер не ему. Но она не могла этого знать.
- Аннабель, - с отчаянием крикнул Деймон, - будь осторожна. Ради всего святого, не отдай ему револьвер!
Аннабель невидяще уставилась на них, прижимая руку ко рту. В другой руке она слабо сжимала револьвер.
- Как... Как я узнаю? - воскликнула она со слезами в голосе. - Папочка, где ты?
Она неуверенно приблизилась к ним, и мужчина бросился вперед, хватая ее за ногу. Она потеряла равновесие и упала, ударившись головой о лакированную стойку бара. К счастью, револьвер оказался под ней.
Деймон ударил черноволосого в висок, на мгновенье оглушая его, и позвал дочь:
- Аннабель, Аннабель! С тобой все в порядке? Маленькая девочка пошевелилась, медленно встала на ноги и снова подняла револьвер.
- Д.., да, все в порядке, - сказала она, растерянно потерев кулачками глаза. - Папочка? Ты все еще здесь?
- Здесь.., здесь! - Черноволосый уже очнулся. Он, должно быть, был удивительно крепким, подумал устало Деймон. - Аннабель, револьвер! Но не подходи слишком близко.
Аннабель приблизилась и стала осторожно кружить вокруг них. Она переступила через завернувшийся ковер и, наклонившись, вложила револьвер в руку Деймона. С нечеловеческим усилием воли, собрав остаток сил, Деймон ударил рукояткой револьвера черноволосого по голове, и тот вновь потерял сознание.
Расправляя ломившие плечи, Деймон устало поднялся на ноги, и в это время в раскрытых настежь дверях появились две фигуры. Увидев их, Деймон поднял револьвер, но, вглядевшись в них, не веря себе, произнес:
- Инспектор Ховард! Боже мой, откуда вы взялись?
Глава 15
Инспектор Ховард, широкоплечий плотный мужчина лет пятидесяти, вошел в комнату, как будто не произошло ничего особенного. Сержант, который был с ним, наклонился и щелкнул наручниками на запястьях черноволосого, неподвижно лежавшего на полу.
- Ну, Деймон, - сказал он, подходя к кушетке, где лежала начинавшая приходить в себя Эмма. - Чем вы тут занимаетесь? Устроили дикую оргию? - он усмехнулся, сознавая необходимость как-то разрядить атмосферу.
Деймон покачнулся, устало падая на низенький стул. В его повисших без сил руках все еще был зажат револьвер.
- С ней все в порядке? - спросил он, внимательно взглянув на своего друга. Инспектор выпрямился.
- Она приходит в себя. Большая потеря крови. Филипс, идите и свяжитесь по радио с судном. Пошлите за доктором Мередитом и скажите ему, чтобы он захватил все для переливания крови. Я не думаю, что вы знаете, какая у нее группа крови, а, Деймон?
Деймон покачал головой, и сержант, кивнув начальнику, вышел.
- С ней все будет хорошо, - сказал инспектор. - А как вы? И ты, маленькая Аннабелла?
Аннабель стояла, прислонившись к спинке отцовского кресла с диким, напряженным выражением в глазах. Она не ответила инспектору, и ее отец обернулся к ней.
- Аннабель, - прошептал он. - Лапочка, с тобой все в порядке?
Аннабель покачала головой.
- Папочка, - сказала она еле слышно. - Ты не заметил? Я отдала револьвер тебе.
Деймон вскочил со стула, начисто забыв об усталости.
- Аннабель, - воскликнул он. - Да, ты это сделала! Ты снова видишь! Он не верил этому сам. Эмма, услышав его слова, тоже приподнялась.
- Ты видишь? - спросила она слабо. - Аннабель, ты действительно видишь? Аннабель крепко вцепилась в кресло.
- Ну.., я начинаю видеть, я думаю, - сказала она. По ее щекам струились слезы. - Я.., я не вижу ясно. Все расплывается, но я могла разглядеть тебя, папочка. Я ведь должна была это сделать, да?
Деймон крепко прижал ее к себе.
- О, Аннабель, - сказал он, с трудом выговаривая слова из-за охвативших его чувств. - Аннабель!
Аннабель обняла его, а потом медленно подошла к Эмму. Эмма снова упала на кушетку. Аннабель склонилась над ней, спрятав лицо у нее на груди.
- О, Эмма, - прошептала она. - Я снова буду видеть, да?
Стоило пережить эту ночь ужаса, устало подумал Деймон, ради того, чтобы Аннабель снова прозрела. Пусть не сразу. Но существовавшая блокада была прорвана, забрезжил первый лучик света.
Он опустился на колени рядом с кушеткой, и лишь только Аннабель оторвалась от Эммы, спросил:
- Дорогая, как ты? Эмма сжала его руку.
- Все будет нормально. Только немного больно. Но я должна поправиться, да? Когда есть ради чего жить и все впереди...
Деймон нежно поцеловал ее руку и встал с колен.
- А теперь, - сказал он, поворачиваясь к инспектору, - пожалуйста, объясните. Почему вы здесь? И что с его сообщниками?
- У него был только один сообщник, - ответил инспектор Ховард, - и мы схватили его на берегу.
- Понимаю. Но как вы оказались здесь? Как вы узнали?
- Да нет, мы не знали. Или, по крайней мере, мы знали, что эти двое были в Нассау с тех пор, как они прилетели, но не могли связать их пребывание с вами. Да и с чего бы мы это сделали? Но мы следили за ними. Нет, Деймон, не они привели нас сюда, хотя тоща, приблизившись к острову, мы услышали выстрел, то догадались, что здесь что-то не так. Мы обязаны нашему визиту няне вашего ребенка, мисс Эмме Хардинг. Она здесь?
Деймон прищурил глаза.
- Я Эмма Хардинг, - сказала Эмма, побледнев еще больше. - Что вам нужно от меня? Глаза инспектора потемнели.
- Но я думал... Я, имею в виду... - Он беспомощно перевел взгляд на Деймона. - По вашему отношению я, естественно, понял, что эта молодая леди.., ну...
- Она моя невеста, - холодно произнес Деймон. - В конце этой недели мы поженимся. А в чем дело?
- Понимаю. - Инспектор кивнул. - Как жаль! - Эмма откинулась назад и, вскрикнув от боли, снова потеряла сознание.
- О Боже! - Деймон бросился к ней. - Вы не думаете, что ее лучше перевезти на материк?
- Нет, не трогайте ее. Ей это могло бы причинить больше вреда, чем пользы.
Перед тем, как он успел сказать еще что-то, в комнату вернулся сержант.
- Доктор уже в пути, - сказал он, отвечая на их немой вопрос. - Он едет из Альдоро. Должен быть здесь минут через двадцать.
- Слава Богу, - сказал с чувством Деймон. - Но, Боб, - он повернулся к инспектору, - Что случилось? Зачем вам Эмма?
Инспектор нахмурился.
- К несчастью, в данных обстоятельствах, которые вы мне еще должны объяснить, мой друг, у меня для нее плохие новости. Было бы лучше обсудить нам все это еще где-нибудь, чтобы она не могла услышать, если придет в себя.
Деймон услышал приближавшиеся к гостиной шаги.
- Боже мой, Луиза и все остальные! Никто не побеспокоился о них.
- Сержант. - Инспектор Ховард знаком дал понять Филипсу, что ему нужно идти и проверить, что с остальными обитателями дома. На пороге появилась Тэнси.
- Что это, мистер Торн? - воскликнула она. - Что здесь происходит? Деймон устало покачал головой.
- Я объясню позже, Тэнси, - сказал он. - А ты в порядке? Никто не заходил в твою комнату?
- Нет, насколько я знаю. А что? Что-нибудь случилось? - Тут она заметила тело на полу и ахнула:
- Господи, помоги нам, что здесь происходит?
- Потом, Тэнси, потом, - нетерпеливо сказал Деймон. - Посмотри. Эмма ранена. Доктор скоро будет. Могла бы ты остаться с ней, пока я поговорю с инспектором?
- Конечно, конечно, - Тэнси заторопилась к Эмме. - О, бедное дитя! И Аннабель! Любовь моя, ты чувствуешь себя хорошо? Никто не сделал тебе ничего плохого, да?
Испуганное состояние, в котором находилась девочка, сменилось радостным волнением, и она закружилась по комнате. Деймон и инспектор предоставили ей самой рассказать Тэнси ее удивительные новости.
В своем кабинете Деймон нетерпеливо повернулся к своему другу.
- Ну, какие плохие новости вы собираетесь мне сказать?
- - У нее был брат, не так ли? Джон Хардинг?
- Был?
- Боюсь, что так. Вы знали, между прочим, что он украл из кассы компании более двухсот фунтов?
- Да, какое-то время назад, - кивнул Деймон. - Дело было закрыто.
- Нет, я о том, что случилось в течение последних двух месяцев. Обычная история. Долги, которые он не мог уплатить. Угрозы этих скотов, нанятых заправилами игорных домов выплатят.
- И? - глаза Деймона прищурились.
- Очевидно, он написал сестре, прося ее дать указания банку перевести ему деньги с ее счета. Ваша.., э.., невеста послала такую доверенность, но этих денег оказалось недостаточно. Прошлой ночью его машину преследовали. Мы не можем сказать, преднамеренно или случайно, но он разбился. Он умер мгновенно. Лондонская полиция, навела справки о его ближайших родственниках, и эта информация привела нас в ваш дом.
- Понимаю, - Деймон устало провел рукой по лбу. - Ужасная история! Но я думаю, не стоит говорить ей об этом сейчас. Она и так много перенесла.
- Согласен, - кивнул инспектор. - Пойдемте, нам лучше вернуться в комнату. Вдруг еще этот парень очнется и набросится на вашу экономку.
Они вернулись в гостиную, встретив возвращавшегося Филипса. Он сказал им, что поскольку только Луиза Мередит спала в этой части дома, за исключением, конечно, Деймона, Эммы и Аннабель, преступники вышли только на нее. Они ударили ее по голове, она потеряла сознание, и только сейчас начала приходить в себя. Доктор Мередит обязательно осмотрит ее, как только прибудет.
Эмма была в забытьи, и Деймон нервничал.
- Где, дьявол его возьми, этот Мередит? - шумел он, яростно расхаживая по комнате. - Что он, не знает, как это срочно?
Инспектор Ховард с состраданием посмотрел на него.
- Деймон, - сказал он, - пока есть время, давайте поговорим о том, что случилось здесь и что привело к этому? Что здесь делали эти люди? Почему они напали на вас?
Медленно и подробно Деймон рассказал инспектору всю историю, начиная с того момента, когда он впервые увидел Цай Пен Ланг в гонконгском аэропорту. Он рассказал ему об убийствах в Сан-Франциско и об обыске его апартаментов. Наконец, он описал события этой ночи.
Сержант Филипс записал его показания. Инспектор, нахмурившись, размышлял.
- Очень странно, - наконец сказал он, - что эта девушка вышла на вас, если вы не были замешаны в этом деле. Я бы и сам, как эти агенты, мог бы предположить, что вы согласились работать с ней после убийства того, другого англичанина. - Он вынул портсигар. - Вы должны понимать, Деймон, что ваши действия должны были вызвать подозрения. В конце концов, ваш дом здесь, а вы возвращаетесь из Сан-Франциско не сюда, а в Лондон.
- Я бизнесмен, - устало возразил Деймон. - Я еду туда, куда приходится, где мое присутствие необходимо. Кроме того, если бы я был ее связным, почему бы я не оставил пленку, если, конечно, предположить, что она существовала, в Лондоне?
Инспектор пожал плечами.
- Ну что, вы, конечно, она существует, - сказал он уверенно. - Возможно, что вы хотели продать ее на аукционе. Такие вещи случались.
- Вы имеете в виду.., разным правительствам?
- Точно. Могу представить себе некоторых глав государств, которым бы очень хотелось увидеть эту пленку.
- Боб! Вы серьезно считаете, что у меня действительно есть эта пленка? Деймон был поражен.
Инспектор Ховард покачал головой.
- Нет, Деймон, я так не думаю. Я слишком давно знаю вас, что поверить, чтобы вы могли бы подвергнуть опасности жизни мисс Хардинг и вашей дочери ради подобных вещей. Кроме того, вы не такой человек.
- Благодарю Бога за это! - пробормотал с чувством Деймон.
Раздавшиеся шаги возвестили о приходе врача. Деймон облегченно вздохнул. Пока Мередит обследовал Эмму, два дюжих полицейских, прибывших с врачом, вынесли налетчика из гостиной.
Жизнь начинала возвращаться в нормальную колею. Тэнси отвела Аннабель в ее комнату и уложила в постель, где потом ее осмотрел доктор Мередит. Эмму, которой перевязали плечо и сделали укол, отнес наверх сержант Филипс. Деймон сам хотел отнести ее, но инспектор задержал его, чтобы задать еще кое-какие вопросы, а главным образом потому, что видел, что Деймон был еще слишком слаб для такой задачи.
После того, как комната опустела, Деймон в изнеможении опустился на кушетку.
- Еще немного, - сказал инспектор, похлопав его по плечу. - Мне жаль, что я вынужден пытать вас дальше, но, к сожалению, устранение этих двух людей еще не означает конец этого дела. Пока они будут думать, что пленка у вас, вы всегда будете находиться в опасности, поэтому мы с вами должны убедиться, что у вас ее нет. А если ее у вас нет, то где она? Деймон покачал головой.
- Черт, Боб, не думаете ли вы, что я не хотел бы это знать? Я смертельно устал от этой истории и хотел бы покончить с ней!
- Но она не кончится, пока пленка не будет у нас. Тогда вы станете свободным человеком, а до тех пор...
- ., за мной будут охотиться! - мрачно пробормотал Деймон. - Мне нужно выпить!
Инспектор налил в стакан неразбавленного виски и передал его ему. Деймон залпом выпил его, и инспектор налил ему еще одну порцию. Деймон поискал сигареты и сунул одну из них в рот, автоматически доставая зажигалку.
Неожиданно, как удар молнии, его осенила мысль.
- Мне пришла в голову одна идея, - воскликнул он, вставая. Он еще не очень твердо держался на ногах, и это было довольно заметно со стороны.
- Ну, давайте думать спокойно, - сказал инспектор Ховард.
- Не могу. Боже, почему я не подумал об этом раньше?
Инспектор вздохнул.
- О чем?
- Послушайте, когда я думаю о Цай, о том времени, когда мы были вместе, я вспоминаю, что она убежала, потому что была испугана. Но я кое-что забыл. Когда мы были в баре в Сан-Франциско, она одолжила мою зажигалку, вот эту. Потом, когда что-то напугало ее, как я вам уже сказал, она исчезла, прихватив мою зажигалку. Сначала я думал, что она украла ее, но когда мы вышли из бара, управляющий отеля передал мне мою зажигалку, и я больше не вспоминал об этом. Я знал к тому времени, что она ушла, я решил, конечно, что она просто забыла мне ее вернуть, и потом, вспомнив, передала ее, уходя, управляющему. Понимаете? Ведь именно в ней могло что-то быть.
Инспектор выглядел заинтересованным.
- Действительно, могло бы. Деймон, почему вы не подумали об этом раньше?
- Потому что, как я вам сказал, это казалось неважным. Но теперь я вижу, что это самая важная вещь в этом деле.
Инспектор взял его зажигалку и щелкнул ей. Сразу же вспыхнул огонек, механизм был в порядке.
- Посмотрим, что там внутри, - сказал инспектор, быстро раскручивая зажигалку. Точным движением он вынул прокладку из маленького отверстия в донышке. После этого он вытряхнул все содержимое зажигалки на стеклянную поверхность кофейного столика. Неожиданно они увидели то, что искали - это была крошечная микропленка, спрятанная в тканевой прокладке.
- Замечательно, - сказал инспектор Ховард с ироничной улыбкой. - Думаю, мне теперь следует ждать повышения!
Деймон тоже улыбнулся, все еще не веря, что все, наконец, было кончено.
- Вы заслужили его, главный инспектор, - пробормотал он, закуривая сигарету от спички из спичечной коробки, лежавшей на столе. - Ну и ночь, ну и ночь!
Глава 16
Ровно месяц спустя Эмма входила в спальню их лондонских апартаментов, неся поднос с чаем. На ней был темно-синий шелковый халатик, который подчеркивал все изящные очертания ее стройной фигурки. С синей ленточкой, придерживавшей ее темные волосы, ей не дать больше восемнадцати, подумал Деймон, лениво наблюдавший за ней, лежа в постели. Хотя она была его женой уже целых две недели, в нем все еще не притупилась радость обладания ею, которую он впервые испытал, когда надел на ее палец широкое золотое обручальное кольцо.
И они были счастливы, как он и ожидал. В ней было все, что он когда-либо мечтал обрести в женщине. Она потеряла тот слегка нервозный неуверенный вид, который был у нее в первую ночь, когда они были вместе, и когда она еще боялась раскрыть ему полностью свои чувства. Но он постепенно научил ее, как доставить ему наибольшее удовольствие, и открыл этим для нее новый волнующий мир. Теперь она чувствовала себя с ним полностью раскованной и так же, как и он, с пылкостью стремилась испытать наслаждение пиков их страсти. Он еще мог заставить заалеть ее щеки, нежно подшучивая над ней, но она все больше узнавала его, и теперь, когда он поддразнивал ее, она могла ответить ему тем же.
Эмма поставила поднос на низкий столик возле постели и спросила:
- Я тебя разбудила?
- Хм, а который сейчас час? Эмма взяла его часы с трюмо.
- Почти восемь, - ответила она, кладя их на место. - Хочешь чаю? Деймон усмехнулся.
- А ты?
- Да. - Эмма налила себе чаю, добавила молока и сахар. Присев с чашкой в руках в низкое кресло в ногах кровати, она отпивала чай маленькими глотками и исподволь наблюдала за мужем.
Деймон пожал плечами и, наклонившись к столику, тоже налил себе чаю в чашку и выпил его залпом.
- Ну вот, - сказал он насмешливо. - Благодарю тебя.
Эмма улыбнулась.
- Ну и что, - оправдываясь, сказала она. - Мне хотелось пить.
- Иди сюда, - сказал он. Эмма продолжала пить чай, словно не слыша его.
- Иди сюда, - повторил он, и теперь в его голосе звучали командные нотки. Эмма пожала плечами.
- Я хочу допить свой чай.
Она испытывала сладостное волнение, дразня его подобным образом, заранее зная, какое наказание ожидает ее. Глаза Деймона потемнели, и она подумала, что принадлежит ему целиком, без остатка. Она знала каждую черточку, каждую линию его крепкого мускулистого тела, знала, какие чувства она снова будет испытывать, держа в объятьях его трепещущее от страсти тело. Она так любила его, что не могла представить себе жизни без него.
Допив чай, она поднялась и лениво потянулась. Деймон перевернулся и лег на живот, закрыв глаза. Эмма поджала губы.
- Деймон, - позвала она нерешительно. - Деймон!
- Ммм? - пробормотал он.
Эмма рассержено скинула тапочки. Она подошла к кровати и заставила Деймона повернуться к ней лицом. Однако он не протянул к ней рук, не дотронулся до нее, предоставляя ей самой проявить инициативу.
- Деймон, - произнесла она умоляюще, - не сердись на меня.
Деймон лениво улыбнулся.
- Я не сержусь, - ответил он. - Иди одевайся, я пока еще не буду вставать.
- О, ты несносен! - Эмма сердито топнула ногой, и Деймон рассмеялся.
- Какой темперамент! - сказал он насмешливо, а потом, не в силах дразнить ее дольше, притянул к себе.
- Деймон, - прошептала она, - что, если кто-нибудь войдет?
- Ты - моя жена, не так ли? - пробормотал он хрипло, поцелуем заставляя ее прекратить дальнейшие протесты.
Много, много позже Эмма неохотно пошевелилась. Взгляд ее, устремленный на мужа, был полон любви. Он улыбнулся.
- Ты счастлива? - спросил он, поднося ее ладонь к губам.
- Зачем спрашивать? - сказала она, снова вдевая руки в рукава халатика. Я никогда не была так счастлива. И ты это знаешь.
- А Джонни? - спросил он. После похорон он старался пореже упоминать о ее брате.
Эмма вздохнула.
- О, дорогой, ты знаешь, я скучаю по нему иногда. Но я не могу не быть благодарной, что инспектор пришел сообщить нам о нем именно в ту ночь. Если бы он не пришел, я не знаю, что бы случилось.
- Да, - серьезно согласился Деймон. - Нам повезло, что Боб появился так рано. Он подумал, что я мог бы захотеть поплавать на яхте, пока был дома. А он знал, что я люблю вставать пораньше.
- Да, нам повезло, - сказала Эмма, на мгновенье прикрыв глаза, вспоминая те часы пережитого ими ужаса. Она задрожала. - Бедный Джонни! Погибнуть таким образом, когда за ним гнались! Это ужасно! Деймон вздохнул.
- Я иногда думаю, случилось бы ли это, если бы я не увез тебя на Санта-Доминику.
- Что за нелепая мысль! - воскликнула Эмма, качая головой. - Джонни всю жизнь, насколько я помню, попадал то в одну, то в другую историю, всегда у него были какие-то неприятности, всегда ему нужны были деньги. Рано или поздно его долги должны были превысить его платежеспособность.
Деймон внимательно посмотрел на нее.
- Ты серьезно так думаешь? Эмма нахмурила брови.
- Конечно. А почему ты спрашиваешь? Ты думал, я могла бы обвинить тебя?
- Такая мысль приходила мне в голову, - признался он, пожав плечами.
- О, Деймон, - прошептала она и решительно выбралась из постели. - Я должна одеться. Скоро проснется Аннабель.
Деймон улыбнулся.
- Хорошо.
Она неожиданно оглянулась на него.
- Между прочим, я все хотела тебя спросить, но не решалась. Ты спал с этой китаянкой?
Деймон изумленно уставился на нее, потом решительно встал с кровати и натянул шелковый халат. Он догнал ее около двери и прижал к стене.
- Эмма Тори! - прошептал он насмешливо. - Как ты осмеливаешься спрашивать такие вещи?
Эмма покраснела, тут же пожалев о своем безрассудстве.
- Ну.., я.., мне только хотелось знать, - с горячностью сказала она. Взгляд Деймона потеплел.
- О'кей, о'кей, - сказал он. - Прощаю тебя.
- И?
Он покачал головой.
- Конечно же, нет. Я даже не взглянул ни на одну другую женщину с тех самых пор, как ты появилась в моем кабинете и попросила помочь Джонни.
- О, спасибо, дорогой, - прошептала она, прижимаясь к нему. Теперь я могу спокойно принять ванну. - Она повернулась. - Между прочим, вчера Аннабель прочитала первую страницу новой книги, и доктор Мак-Эндрю думает, что теперь только вопрос времени, когда ее глаза полностью адаптируются.
Деймон улыбнулся.
- Мы очень счастливые, да, Эмма?
- И к тому же еще довольные всем, - сказала Эмма и, посмотрев на него полными любви глазами, пошла в ванную.



загрузка...

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
мэйджер энн

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100