Читать онлайн Куда падал дождь, автора - Мэйджер Энн, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куда падал дождь - Мэйджер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куда падал дождь - Мэйджер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куда падал дождь - Мэйджер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйджер Энн

Куда падал дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

День выдался прохладный, серенький, лишь время от времени пробивалось солнце. К ночи обещали шторм, но Лейси и Джонни ехали с открытым верхом.
Впервые за долгие месяцы пребывания в клинике Миднайт оказался на воле. Он должен был бы чувствовать себя так, словно вырвался из тюрьмы, но ничего подобного он не ощущал. Напротив, свобода означала, что он навсегда теряет Лейси, а после этого терять ему будет нечего.
Вместо того чтобы любоваться красивыми видами, он пытался запомнить, как ветер и солнце играют в ее развевающихся волосах. Лейси повезла его на Норт-Бич, а он настоял на том, чтобы выйти из машины и посмотреть на Алкатрас, возвышавшийся как раз над домом Дж. К. на Телеграфном Холме.
– Когда-то ты думала, что Алкатрас – замок, – негромко проговорил он, подходя к ней поближе. Лейси, делая вид, что не замечает его, рассматривала окрестности в телескоп. Он ласково запустил пальцы в ее густые волосы на затылке. – Помнишь, как я возил тебя туда? Как мы целовались в тумане и чуть не опоздали на последний катер?
Лейси отпрянула в сторону, застигнутая врасплох его прикосновением; ее глаза затуманились.
– К тебе возвращается память. Ты мне не говорил этого.
– Ты тоже далеко не все мне говорила, – резко бросил он и притянул ее к себе, целуя.
Она не сразу оттолкнула его, напомнив, что поцелуи не входят в программу.
– Ах, простите, – не без сарказма извинился он и отпустил ее. Она прошагала мимо, как будто его тут вообще не было, и он выругался про себя и поплелся за ней.
Он даже немного удивился, увидев, что она дожидается его в машине.
От этого маленького происшествия Лейси на какое-то время стала вести себя настороженно. Молча доехали они до Эмбаркадеро. Молча поели буйабесс у Причала Рыбаков. Потом поехали через Бей-Бридж в Беркли, оттуда опять к побережью и, остановившись в Марина-Грин, вышли из машины. К этому времени настороженность в ней прошла, и Джонни с удовольствием гулял бы по парку, если б не горькая мысль о том, что эти сияющие мгновения их последнего дня утекают, словно песчинки в песочных часах.
Лейси сидела на одеяле, расстеленном на траве, окруженная воображаемой оградой, и делала вид, что следит за ребятишками, гоняющими мяч, и яхтами, скользящими по голубой поверхности залива. А он следил только за ней.
Лейси захватила с собой сандвичи и кофе. Все так же не произнося ни слова, она жевала их и запивала кофе. Она даже позапускала змея, а потом отдала его детишкам и снова легла на одеяло рядом с ним, не так скованно, как раньше.
– Я люблю этот город, – сказала она, глядя на темнеющие облака, проносящиеся над головой. – Когда я была еще девчонкой, я мечтала сбежать отсюда. Хочешь, скажу что-то забавное? Иногда мне кажется, что тогда я была счастливее.
– Я точно был счастливее, – резко вставил Джонни.
До того, как мы обрели весь мир – и потеряли друг друга.
Можно было не говорить этого. Она и так знала. Больше она не произнесла ни слова. Он тоже.
Вечернее солнце расцветило красноватым светом края черных штормовых туч, крыши домов и позолотило стволы и листву деревьев. Тени стали сине-фиолетовыми. Наконец она поднялась.
Лейси ежилась от холода, и Джонни снял свой черный кожаный пиджак и набросил ей на плечи, отчего она стала еще привлекательнее и желаннее. На какую-то долю секунды, пока он обнимал ее, сердце его забилось. Ее тоже.
Джонни и не помышлял больше о том, чтобы прикасаться к ней, но руки его действовали помимо его воли. Взяв ее за подбородок, он поднял ее голову и поцеловал в губы. Она задрожала, но он не мог разобрать – от страха или от желания. Однако руки ее обвили его за шею, и на миг они слились в объятиях, словно она тоже хотела в последний раз пережить это острое возбуждение. Но потом она словно вспомнила, что должна его бояться, и, резко вырвавшись, убежала к машине.
– Надеюсь, мы посмотрели все самые лучшие виды, – прошептала Лейси, не поднимая на него свое бледное лицо, когда он догнал ее и открыл дверцу черной машины Дж. К. – Я никогда не забуду этот вечер.
Огромная черная туча скрыла солнце.
– Верно. Все было прекрасно. Но все кончилось. Спасибо.
– Сны всегда кончаются, Джонни. Во всяком случае, мои-то точно.
– Мои тоже, – с трудом выдавил из себя Джонни.
И в тот же миг, как по мановению волшебной палочки, нежный розоватый вечерний свет померк. Все вокруг стало серым. Повеяло холодом. Как у Джонни в душе.
Лейси направлялась к клинике. Она так крепко вцепилась в руль, словно это были ее чувства, которыми она пыталась овладеть. Вдруг она спросила:
– Может, ты хочешь еще куда-нибудь съездить?
– Если уж ты спросила…
Их взгляды встретились, и она угадала, о чем он подумал.
В глазах ее мелькнул страх.
– Куда? – нетвердым голосом спросила она, словно губы ее не слушались. Она упорно смотрела на дорогу, потому что уже знала, чего он хочет.
– Может, махнем на старые места?
– Джонни, – в отчаянии только и пробормотала Лейси, и лицо ее посерело.
– Если тебе неинтересно, зачем было спрашивать?
– Вот уж куда бы я не хотела ехать. Это опасно.
– Для кого?
Лейси не нашлась что ответить.
– Не для двух старожилов вроде нас, а, Тростиночка? Мы же там выросли, ты что, забыла? Ах, в этом-то все и дело. Ты бы не хотела вспоминать.
В голосе ее послышалось волнение:
– Там могут угнать машину Дж. К.
– Еще чего. Там Хани в школе преподает. Он все время туда ездит, так что местная шпана его знает как облупленного. И его машину.
– Ну, тогда… – Лейси широко раскрыла глаза и покусывала нижнюю губку. Пряди волос бились на ветру вокруг ее головы.
– Может, хватит, а? – Джонни нагнулся к ней и, перехватив руль, стал выкручивать его резко влево. Спортивная машина круто повернула, промчавшись мимо рынка на двух колесах.
Они чудом не врезались в автобус. Водитель яростно нажимал на гудок.
– Джонни!
– Хватит спорить. Ты знаешь дорогу или мне вести?
– Знаю. – И Лейси перехватила руль.
Джонни, нахмурившись, убрал руку, бросив ненароком взгляд назад. Маленькая синяя иностранная машина с вдавленным бампером сделала такой же крутой поворот и ехала за ними.
Случайное совпадение? Джонни сделал глубокий вдох. Может, да, а может, и нет.
Они проехали несколько домов, и Джонни как бы невзначай отодвинул козырек с переднего стекла. Теперь он мог видеть в зеркале, что делается сзади. Синяя малолитражка висела у них на хвосте, хотя теперь держалась подальше. Они повернули. Она тоже. Миднайт чертыхнулся про себя и, украдкой бросив взгляд на Лейси, с облегчением убедился, что она ничего не заметила.
Солнце село, последние его лучи догорали, когда они наконец добрались до своей улицы.
Большинство безобразных баров исчезло – наверное, благодаря новым веяниям по части сексуальной свободы, – зато заметно прибавилось ломбардов и граффити. Два дома в стиле королевы Анны переделали в меблирашки с крошечными квартирками. В окнах третьего этажа колыхались замызганные занавески. Пожарная лестница совсем заржавела и держалась на честном слове. Краска облупилась на обоих зданиях. На карнизе не хватало пряничных украшений.
– Останови машину, – скомандовал Джонни.
– Зачем?
– Потому что я хочу выйти и глянуть на памятные места.
– Джонни…
– Эй, я что, прикасаюсь к тебе? Задаю вопросы о личной жизни? Разве я нарушаю твои чертовы запреты?
– Я не хотела приезжать сюда, – вяло возражала Лейси.
– Ну так выпусти меня и вали.
– Я не могу.
– Ну, тогда как знаешь, Тростиночка.
Лейси остановила машину у своего бывшего дома, но даже не посмотрела на него. Два мальчугана гоняли мяч посреди погружающейся в сумерки улицы. Лейси сжалась, как раненое животное, закрыла глаза и лицо ладонями.
Какого дьявола он мучает ее, заставляя действовать по-своему, как это всегда было? И зачем он мучает себя? Миднайт сжал кулаки. Затем расслабился и легонько похлопал Лейси по плечу.
Но стоило ему дотронуться до нее, как она отодвинулась и прижалась к дверце.
– Не все воспоминания столь уж невыносимы, – серьезно проговорил Джонни. Его смуглая рука, от которой она забилась в угол, взъерошила ее развевающиеся волосы. – Я помню день, когда мы впервые встретились. Ночь, когда мы впервые любили друг друга… – В голосе его зазвучали волнующие нотки. – Знаешь, дождь ночью и сегодня действует на меня. В такие ночи я не могу заснуть, не вспомнив о тебе, и так хочу тебя…
Она повернула к нему голову, с трудом проглотив комок в горле. В ее милых глазах стояла невыносимая боль. Она пристально посмотрела на его красивое лицо.
– Это самые ужасные воспоминания.
– Но не для меня, – сказал Джонни шепотом. – Во всяком случае, с каких-то пор. Они мне нужны. Все, все. Ты мне тоже нужна. Я бы хотел оградить тебя… простить…
Она издала странный всхлип.
– Ну ладно, – сердито заговорил он снова, убирая руку. – Не буду давить. Можешь идти.
– Нет. Я подожду тебя здесь.
Джонни вышел из машины и подозвал ребятишек, игравших в футбол. Достав из портмоне двадцатидолларовую бумажку, он расправил ее, чтоб им было видно.
– Присмотрите за машиной, ребята. И с леди тоже глаз не спускайте.
Мальчишки выпучили глаза на бумажку, потом друг на друга и стали что есть силы кивать головами.
Миднайт зашагал по направлению к пустырю, где когда-то был магазин Дугласов. На другом конце боковой улочки он заметил синюю «тойоту» с вдавленным бампером.
Хлопнула дверца машины Лейси. Затем раздались ее торопливые шаги. Джонни остановился и подождал ее.
Сэм впервые держал ее здесь в объятиях, пока догорал магазин. Пока отец Миднайта валялся здесь с жуткими ожогами и с этой чертовой зажигалкой в руке.
Миднайт увидел слезы в ее глазах и осторожно обнял ее одной рукой, сплетя свои пальцы с ее пальцами, стараясь успокоить ее, как когда-то успокаивал ее на этом самом месте Сэм, а проклятый фоторепортер обрек их всех на адские мучения, сделав ту знаменитую фотографию.
Эта фотография преследовала бы Миднайта, даже если б она не пришла сегодня в белом конверте. Любил ли ее когда-нибудь этот ублюдок Сэм? Или он просто пустил пыль в глаза впечатлительной девушке, потому что она могла стать столь выигрышной фигурой для прессы, ее незапятнанный имидж так удачно подвернулся, чтобы вытеснить нежелательные слухи в связи с гибелью его жены?
– Я… я не могу здесь находиться, – прошептала Лейси. – Здесь слишком много призраков.
– По мне – тоже. – Миднайт провел большими пальцами по ее обтянутым нежной кожей скулам. – Мы оба здесь стояли в ту ночь, когда жизнь наша пошла под откос и Дуглас ввергнул нас обоих в ад. Давай начнем все сначала – здесь, где начались все беды. Мне кажется, что я могу простить за прошлое, если мы с этого момента будем честны друг с другом.
– Джонни, это не детские игры.
– Ты думаешь, я сам этого не знаю? Здесь была убита первая жена Сэма. А также наши отцы. Мой умирал в страшных мучениях. И в довершение всего Сэм Дуглас умудрился опорочить его.
– Джонни, не начинай эту старую песню про Сэма. Его тоже убили.
Кровь бросилась Джонни в голову, когда он услышал, как Лейси защищает Сэма.
– С какой стати кому-то нужно было убивать такого славного мужика, как Сэм?
– Не могу сказать.
– Но ты же была женой этого ублюдка. Ты была с ним, когда он умер.
– Ради Бога, не спрашивай меня о той ночи… Миднайт выругался про себя.
– Да почему? Или тебе есть что скрывать? Лейси упорно не смотрела на него, уставившись в сгущающуюся темноту.
– Я не убивала Сэма.
Миднайт чувствовал, что она насмерть перепугана.
– Но кто же, кто? – уже спокойнее проговорил он.
– Коул. А теперь он охотится за мной. Это еще одна причина, отчего я хочу уехать из Сан-Франциско.
– Ты видела его в ту ночь?
– Я слышала его голос в соседней комнате… во всяком случае, мне так казалось. Да и кто еще…
; – Я ни в чем больше не уверен. В моей памяти провалы… – признался Миднайт, как ему ни было трудно. – До смерти Сэма я был убежден, что это он устроил пожар и подставил моего отца. Я считал, что он воспользовался своими связями и деньгами, чтобы подкупить прессу и заткнуть глотку полиции – чтобы купить тебя и выставить себя святым, взявшим в жены бедненькую сиротку. Для Дугласов имидж всегда был на первом месте. А сейчас я начинаю думать, уж не запихнул ли Сэм Коула в дурдом, чтоб заткнуть ему глотку.
– Джонни, ты опять заблуждаешься. Сэм любил Коула и хотел защитить его. Своим нервным срывом сын разбил ему сердце.
– Сэм Дуглас не любил никого, кроме самого себя, – взорвался Миднайт.
– Давай лучше оставим все это.
– Уже четверо умерло насильственной смертью. Моего отца очернили. И я хочу докопаться – почему. А если кто-то охотится за тобой, я хочу этому помешать.
– Сейчас ты слишком слаб.
Черт побери. Джонни сжал зубы, не в силах что-либо сказать.
– Если ты ничего не сумеешь доказать, – продолжала Лейси, – с чего ты взял, что можешь приблизиться к правде?
– Потому что кто-то продолжает убивать людей. Если я буду настойчивее, рано или поздно он себя обнаружит. Я хочу вернуть свою жизнь. Я потерял ее здесь – той ночью. И тебя потерял. И я хочу во что бы то ни стало узнать, что произошло на самом деле. Но больше всего я хотел бы начать все сначала с тобой.
– Сэм мертв.
– Стало быть, ты свободна.
– Джонни, ты всегда считал, что я способна на любую низость. Ты был уверен, что я вышла за Сэма из-за его денег. Ты был уверен, что я вышла бы за него, даже если бы знала, что он убийца.
– Ну так что? Лейси побледнела.
– Выходит, я прав? – настаивал он. – Признайся, если это так. Лучше начинать сначала с правды, чем со лжи.
– Неужели ты не понимаешь, что я имею в виду? Ты столь же слеп сейчас, как упорно стоял на своем тогда. Ты и сейчас считаешь, что я на все способна. – Лейси не останавливалась. Голос ее был размерен, но в нем чувствовалась затаенная боль. – Ты твердишь, что тебе нужна правда, а на самом деле хочешь только во что бы то ни стало получить подтверждение твоей непробиваемой веры в свою версию.
– Ты вышла за Сэма, потому что любила его?
– Мне… мне казалось, что он заботился обо мне. Мне хотелось войти в эту семью.
В богатую и славную семью Дуглас.
– Они приютили меня, когда мне некуда было податься.
– Ты вышла за него по любви? Да или нет?
– Нне-е-ет…
– Я остаюсь при своем мнении.
Глаза Лейси вспыхнули. Рука ее напряглась, но Джонни удержал ее.
– Твое мнение! – крикнула она. – Это ты толкнул меня на этот брак из-за своей тупой непрошибаемости и жестокости. Ты бросил меня! И теперь я хочу только одного – начать все сначала, но в одиночку. В прошлом я считала, что меня должен защищать мужчина, но ты отшвырнул меня, а Сэм манипулировал мной, пользуясь своей властью и деньгами. Сейчас я хочу научиться защищаться сама. Я хочу быть одна. Свободной – от тебя.
– Мы никогда не будем свободны друг от друга, неужели ты не понимаешь, глупышка?
– А я буду! Буду! – Слезы искреннего гнева текли по ее лицу.
Миднайт смотрел на нее, потрясенный до глубины души. Он с трудом понимал, что происходит. Почему она ведет себя так, словно абсолютно ни в чем не виновата? Как может она отвергать его великодушное предложение простить все и забыть? Отвергать его предложение помочь ей против убийцы Сэма? Отвергать его, Миднайта?
Миднайту хотелось схватить Лейси и вытрясти из нее душу, заставить силой поступать так, как хочет он. Но он чувствовал, что зашел слишком далеко и может перегнуть палку.
– Прощай, – прошептала она, и голос ее был спокоен. А он слышал, как весь мир летит к черту. – Удачи.
Только такой пошлости ему не хватало.
Итак, все кончено. Джонни с трудом сдерживал подступающую ярость. Он не привык проигрывать. С этим он не мог смириться. Его сердце не могло. Его жизнь. Потерять ее. Все, что для него имеет значение.
На той стороне залива багровое небо рассекла белая молния.
Лейси коснулась его своими губами. Буквально коснулась, но его как будто прожгло насквозь.
Воротничок душил его, он чувствовал, что задыхается. Ему захотелось что-нибудь разбить, взорвать.
Лицо Лейси было бледное и осунувшееся. В последний раз она смотрела в его пылающие от гнева глаза. Затем пальцы ее выскользнули из его ладони, и она медленно зашагала к машине.
Вороненые части снайперской винтовки аккуратно лежали в специальном футляре из авиационного алюминия, выступая из-под сиденья справа от водителя.
Убийца резко выхватил оптический прицел и навел паутинку крестика на Лейси в великоватом миднайтовском кожаном пиджаке в тот момент, когда она подошла к Джонни и, отбросив свисающий рукав, взяла его за руку.
Улица превратилась за эти годы в сущую помойку. Здесь даже хуже, чем в ту ночь, когда оранжевые языки пламени лизали обветшавшие здания. Какая жалость, что начался дождь и пожарникам удалось удерживать огонь, и не давать ему распространиться. Какая жалость, что весь этот чертов район не сгорел дотла.
Убийца наклонился вперед. Лейси говорила что-то искренне, горячо. Даже в глазах врага они представляли собой недурную пару – черный, высокий Миднайт, крепкий и ладный, несмотря на страшные увечья, маленькая рядом с ним, тоненькая и грациозная Лейси в ореоле своих белокурых волос, изящно одетая. Миднайт склонился над ней, ловя каждое ее слово. Что ж, значит, Лейси и Джо остаются в Сан-Франциско.
Тем лучше. Потому что Джонни Миднайт заслуживает смерти, как и они все. Он предал семью, поставил под угрозу ее благополучие. Он чересчур близко подошел к правде.
А главное, он любил Лейси.
Какая жалость, что он не подох в той катастрофе. Впрочем, в этом была своя прелесть – чего стоило известие об амнезии, поразившей его блестящий ум. А каково было дергать его за ниточки этими вырезками? Пожалуй, лучше всего покончить со всеми тремя разом – и таким невероятным способом, чтоб все газеты захлебывались от восторга.
Убийца улыбнулся, представив себе эту заключительную вырезку.
Но вдруг торжествующая улыбка сменилась мрачным выражением при виде страдания, исказившего лицо Лейси. Очаровательная сценка воркования двух милых возлюбленных развеялась как дым. Осталось одно воспоминание, как от магазина.
На лбу убийцы выступили капельки пота, когда Лейси вырвалась из рук Миднайта и быстро зашагала прочь. Миднайт остался стоять на месте, словно оцепенев. В сгущающихся сумерках он казался еще выше и крупнее. Губы его были стиснуты, словно он невероятным напряжением воли сдерживал клокочущие в нем страсти. Он было сделал шаг в ее сторону, но тут же застыл как вкопанный – казалось, гордость победила все прочие чувства и приковала к месту.
Спектакль окончен. Пора собирать вещи и сматываться. Любящая парочка опять разлетелась.
Затянутые черной лайкой пальцы аккуратно положили оптический прицел обратно в алюминиевый футляр, погладив его, словно любимую женщину.
Лейси села в машину Дж. К., включила стартер и умчалась.
Миднайт сунул руки в карманы и пошел в противоположном направлении, скрывшись в тени домов.
Нехорошо. Миднайт должен умереть с Лейси и Джо. Если его не остановить, он докопается до истины.
Судя по тому, как обстоят дела, Лейси к Джо завтра покинут город.
Если кое-кто не возьмет на себя роль Купидона и не остановит их.
Но как?
Рука в черной перчатке включила зажигание синей «тойоты».
Еще один конверт? Слишком медленно. И скучно. Нельзя ничего оставлять на волю случая. Пожалуй, самое лучшее – телефонный звонок.
Было слишком поздно, когда убийца услышал звяканье пивной банки. Шаги бегущего где-то метрах в двадцати сзади человека вызвали знакомое сосущее ощущение ужаса, уже когда-то испытанного. На какую-то долю секунды его охватила паника.
Значит, этот ублюдок всё время знал, что за ним следят.
От брошенного кирпича вдребезги разлетелось заднее стекло. Затем Миднайт прыгнул, и убийца, вскрикнув от неожиданности, нажал что есть силы на газ. Тело Миднайта с такой силой ударилось о корпус, что остались вмятины. Машина рванулась вперед, и Джонни рухнул на асфальт. «Тойота» перепрыгнула через парапет, отделяющий тротуар, пронеслась по тротуару, врезалась в пожарный кран, снова перепрыгнула парапет и устремилась по улице. Из заднего стекла сыпались осколки.
Из крана бил фонтан, заливая все вокруг и падая дождем на машину. Но через несколько секунд тело Миднайта уже еле виднелось в зеркальце водителя. Он остался позади чуть различимой точкой около сверкающего струями гейзера.
Убийцу трясло еще добрых десять минут.
Да, было горячо. Слишком горячо. Машина ни к черту не годится. Придется ремонтировать или на свалку. Что, пожалуй, проще. Хитроумный сукин сын должен умереть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Куда падал дождь - Мэйджер Энн



растянуто, но почитать можно
Куда падал дождь - Мэйджер Эннкатя
24.12.2012, 22.06





И к этому же роману нужно прочитать "Дикий мед" этого же автора. Судьбы героев переплетаются...
Куда падал дождь - Мэйджер ЭннИнна
17.05.2015, 21.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100