Читать онлайн Шепот фиалок, автора - Мэдл Линда, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот фиалок - Мэдл Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот фиалок - Мэдл Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот фиалок - Мэдл Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэдл Линда

Шепот фиалок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Николас окаменел, но, верный привычке, ничем не выдал удивления. Дориан не сводила с него глаз, а он вовсе не хотел, чтобы она догадалась о том, насколько поразила его этим признанием.
Подумать только – вот уже год, как он ведет безрезультатные поиски последней рукописи Шамьера. До него доходили кое-какие слухи, да он и сам разработал пару версий насчет вероятных владельцев разорванного на три части листка. Но фамилия Сент-Джонов в этих догадках никогда не фигурировала… А ведь если подумать, то все ниточки вели именно сюда. Для бывшей возлюбленной вполне естественно желание обладать последними строчками, написанными рукой любимого; он же в свою очередь тоже должен был стремиться передать свои предсмертные записи именно ей. Николас с трудом подавил возбуждение, грозившее захлестнуть его с головой.
Судя по рассказам дяди Джорджа, с уст представителей высшего общества Лондона роман Шарлотты с Шамьером не сходил несколько месяцев подряд. Ходили слухи о какой-то неимоверной, всепоглощающей любви высокопоставленной дамы к неизвестному композитору.
В то время Николас ко всем этим сплетням не прислушивался. Имя Деррингтонов еще не было запятнано; Джонатан Коллард еще был жив; титул графа Сикума все еще принадлежал старшему брату Николаса. Понятно, что досужие светские сплетни Николаса тогда нисколько не интересовали. Он был как раз представлен к званию капитана второго ранга, ожидал назначения на «Неустрашимый» и выхода в рейс.
И все же Николас очень хорошо запомнил тот факт, который шокировал как сплетников из высшего света, так и дядю Джорджа, – а именно нежелание, скорее даже категоричный отказ Шарлотты Сент-Джон рассеять слухи о своем романе.
Теперь, познакомившись с младшей мисс Сент-Джон, он все отлично понял. Дориан ни за что не оставит борьбу. Она приложит все силы, чтобы помочь тете составить полное собрание работ венгерского музыканта. И не станет делать вид, будто никакого романа и в помине не было.
Николас поднял глаза на нетерпеливо вышагивающую перед ним молодую особу.
– Вы ведь не знали, что второй отрывок у нас, верно? – с победоносным видом спросила Дориан.
– Нет, не знал.
– Итак? Теперь вы пересмотрите свое решение? Вы ведь, конечно, понимаете, что ни я, ни тетя Шарлотта никогда не согласимся расстаться с тем, что мы уже имеем. Музыка Франца так дорога тете. Ваш кусочек нотной бумаги сам по себе бесполезен. Однако если его соединить с нашим, то мы, возможно, сумеем воссоздать всю мелодию.
– При чем тут музыка! – взорвался Николас, совершенно позабыв об осторожности. Тысячи новых неожиданных вариантов роились в его мозгу.
– То есть как это – при чем музыка?
– Вам известно, у кого третий кусочек?
– Третий? – Дориан прошла к фортепиано, задумчиво обвела пальцем блестящие буквы на крышке. – А если известно – что тогда?
Самообладание покинуло Николаса. Он мгновенно подскочил на ноги.
– Если? Если?! Если вы это знаете – я тоже должен знать!
– Не знаю. Я сказала это просто так. – Дориан повернулась к нему лицом.
Николас впился в нее взглядом. Она сказала правду, и это его успокоило, потому что она наверняка понятия не имела, до чего опасными могут стать поиски третьего отрывка.
– В таком случае… ничем не могу быть вам полезен.
Дориан долго молча смотрела на него. В ее глазах эмоции сменялись одна за другой. Недоумение, сомнение, недоверие. Наконец она отвернулась.
– Что ж, очень жаль. Я и сама отыщу этот отрывок.
Николасу эта мысль не понравилась. Подозрение, что она знает больше, чем говорит, усилилось.
– Может, нам стоит объединиться?
– И что это даст? – скептически усмехнулась Дориан.
– Вместе мы могли бы вычислить коллекционеров – наиболее вероятных владельцев третьего отрывка.
– Я и сама собиралась сделать то же самое, – сообщила она. – К чему мне ваша помощь?
Николас постарался придать себе самый невинный и убедительный вид, на какой только был способен. Теперь, зная, что второй из отрывков находится у Дориан, он не мог упустить заветный листочек… а значит, и саму Дориан тоже.
– Две пары глаз, что ни говорите, все же лучше. Две пары рук и ушей. Вместе мы обнаружим то, что нам нужно, в два раза быстрее.
Изящно очерченные брови сошлись на переносице, но Дориан не произнесла ни звука. Николас понял, что требуются более веские доводы.
– Если мы будем искать каждый сам по себе, то можем и помешать друг другу. – Николас сделал паузу. Он и сам лишь в это мгновение понял всю разумность своего предложения. – Вдвоем же мы, возможно, сумеем разузнать те факты, которые коллекционеры не слишком любят разглашать. К тому же, если я найду отрывок, вы об этом сразу узнаете. Да и я буду знать, если его найдете вы. Так что не придется продолжать напрасные поиски.
Дориан скрестила руки на груди и выпятила нижнюю губу, сразу став похожей на упрямого ребенка.
– И что тогда?
– Если… когда вы найдете последний отрывок, то покажете его мне и позволите переписать, – ответил Николас, прекрасно зная, что копия его нисколько не устроит. – Ну а я в свою очередь передам свои отрывки вам, чтобы вы или ваша тетя могли их переписать.
– Мы с тетей Шарлоттой предпочли бы иметь оригинал.
– Понимаю. Я тоже, – с улыбкой согласился Николас. Он был доволен собой. Его предложение явно имело успех. Разве могла Дориан отказаться от столь выгодного варианта? – Но оригинал получит кто-то один. Так что придется согласиться на компромисс.
Дориан в задумчивости потерла пальцем подбородок. И решительно покачала головой:
– Ну уж нет.
– Нет? – Николас подался вперед. – Как это – нет?
– Нет – значит нет! – В ее голосе зазвучал вызов. – С какой стати мне с вами объединяться? До сих пор я и сама прекрасно справлялась. Мне нужен оригинал. Только оригинал. Так зачем же соглашаться на копию?
– И впрямь – зачем?
Взбешенный ее отказом, Николас резко отвернулся и подошел к окну. Неудивительно, что Дэвис из кожи вон лезет, что выдать ее замуж. Такое своеволие в женщине до добра не доведет.
– Вы не продадите мне свою часть листа? – вновь спросила Дориан.
– Нет, мисс.
– В таком случае мы, по всей видимости, зашли в тупик.
– По всей видимости, да.
Как ни обидно, но Николасу пришлось это признать. А ему так хотелось побыть рядом с ней подольше, надышаться ее ароматом, ощутить нежность ее пальчиков в своей руке. Он сделал шаг вперед, остановившись так близко, что до него донесся запах розовых бутонов в ее прическе. Дориан упорно не поднимала на него глаз.
– Что ж… значит, обсуждать больше нечего. – Дориан протянула ему руку.
Вместо того чтобы склониться к руке с учтивым поцелуем, Николас сплел ее пальцы со своими и легко дернул Дориан на себя. Больше он был не в силах противиться желанию ее поцеловать. Не дав Дориан шанса увернуться, Николас придержал ладонью ее голову и приник губами к дразнящему сочному рту.
Сдавленный возглас протеста, к великому удовольствию Николаса, мгновенно затих, и Дориан сама прильнула к нему.
Она буквально таяла в его объятиях, и с каждым мгновением желание Николаса становилось все сильнее, все непреодолимее. Если бы он только запер двери музыкальной комнаты!
Он ведь хотел всего лишь прикоснуться к ее губам… но этот поцелуй увлек его, вскружил голову. Николас наслаждался вкусом ее рубиновых губ, целовал уголки рта, погружался в ее тепло и нежность. Его язык скользнул по упругой поверхности губ, попытался проникнуть внутрь, но Дориан вдруг застыла. И оттолкнула его. Николас, помедлив, поднял голову.
– Сэр! – Раскрасневшаяся, задыхающаяся, Дориан была такой прелестной! Фиалковые глаза потемнели, в них плескались смятение и гнев.
– Полагаю, мы сказали друг другу все, что могли, – с трудом выдохнула она.
– Согласен. Во всяком случае, на сегодня.
Николас поклонился, выразил свою благодарность хозяйке приема и распрощался.
Когда слуга протянул Николасу пальто, в прихожей появились герцог Истли и леди Элизабет в сопровождении Дэвиса. Николас отметил, что вслед за ними пришла и Дориан.
– Надеюсь, мы увидим вас через неделю на приеме в Торп-Холле? – после всех высказанных благодарностей спросила Элизабет у Дориан. – Лорд Хэлторп только и делает, что хвастается новым фортепиано.
– Да, мы собирались там быть. – Дэвис взял у слуги мантилью леди Элизабет и набросил ей на плечи.
Николас не придал бы никакого значения этому диалогу, если бы не нервный взгляд Дориан в его сторону. Она явно не хотела, чтобы он узнал о приеме у лорда Хэлторпа.
– Хэлторп мечтает показать нам новшества в его родовом имении. – Ладони Дэвиса на миг задержались на плечах леди. – Думаю, нам там понравится. Я уже предвкушаю отдых за городом.
– Я тоже. – Леди Элизабет поплотнее укуталась в мантилью.
Николас намеренно долго возился с перчатками и не упустил ни единого слова из разговора. Он даже вспомнил кое-что об этом самом лорде Хэлторпе. Кажется, о старике отзывались как об ученом и музыканте – сочетание для представителя высшего света крайне редкое. Вот кто не пожалел бы целого состояния на отрывок партитуры руки Шамьера. Ведь этим можно похвастать перед приятелями!
Уже в экипаже по дороге домой Николас расплылся в довольной улыбке. Он едва верил своей удаче. Дядя Джордж как раз получил приглашение на прием в Торп-Холле. Николас никогда не жаловал подобные светские мероприятия. Эти домашние вечеринки всегда означали одно и то же – танцы до изнеможения, нудные обеды, охота с гончими, бесконечные пикники и дурацкие игры с фантазиями и поцелуями.
Но вот загородная вечеринка с Дориан Сент-Джон – совсем другое дело. У этой девушки нижняя губка – просто чудо. Такая восхитительно упрямая… Да и в коллекцию старого Хэлторпа неплохо бы заглянуть.
Жаль, конечно, что Дориан отказалась от его предложения. Зато благодаря ей он теперь знает, у кого находится вторая часть рукописи. Так или иначе, но Дориан приведет его и к владельцу третьего кусочка… а потом отдаст и свой.
Николас смотрел в окно экипажа, лениво скользя взглядом по проплывающим мимо фонарям. Интересно, думал он, можно ли соблазнить своевольную мисс Дориан Сент-Джон? Впрочем, есть и еще более интригующий вопрос – были ли у нее мужчины? Возраст ее нежной юности остался позади. Если память ему не изменяет, ей уже все двадцать пять. И все же Николас почему-то не сомневался, что она невинна. Для искушенной в науке страсти женщины Дориан слишком искренна. И уж совсем не отдает себе отчета в том, как ее красота действует на мужчин. Но пробить брешь в броне мисс Сент-Джон какому-нибудь сладкоречивому пройдохе вряд ли удастся. Да, она может отвечать улыбками на комплименты и кокетливо играть веером, но одними лишь словами ее не одурачить. Уж в чем, в чем, а в этом он убедился лично.
Николас догадывался, что за маской своевольной упрямицы кроется нежная, романтическая натура. Ее избраннику достанется любящая, бескорыстная и – теперь Николас в этом не сомневался – страстная женщина.
Мысль о том, чтобы соблазнить девственницу, была неожиданной для Николаса. Обычно он придерживался мнения, что девственницы – своего рода табу для истинного джентльмена.
Николас улыбнулся. Уже совсем скоро он получит доказательства своей невиновности… и сделает он это с помощью мисс Сент-Джон – хочет она того или нет.
Он постучал по крыше экипажа. Хорошо бы поделиться приятной новостью с кем-нибудь, кто оценит его радость.
В окошке появилось лицо грума.
– Да, милорд?
– Я передумал сразу возвращаться к дяде, – сказал Николас. – Отвези-ка меня в доки. Выпью на сон грядущий в «Голубой русалке».
– Слушаю, милорд. – Окошко захлопнулось, и на следующем углу экипаж свернул в сторону реки.
* * *
Моряки торгового флота, гардемарины, капитаны толпились у стойки и восседали за столиками «Голубой русалки». В сизом табачном дыму витал острый запах эля.
Пальто, кашне и цилиндр Николас оставил в экипаже. Владелец паба и многочисленные завсегдатаи знали Николаса, так что их удивление мог вызвать его сегодняшний официальный наряд, но не само появление в прокуренном зале портовой забегаловки. А привлекать к себе ненужное внимание он не собирался.
«Голубая русалка» была одним из немногих баров, куда Николас заглядывал в последние полтора года, – и единственным, где он чувствовал себя в безопасности. Устроившись за свободным столиком, он, как обычно, кивнул официантке, и та принесла кружку его любимого пива.
Он уже заканчивал первую порцию, когда из-за соседнего столика, оставив шумную компанию, поднялся один из гардемаринов. Прихватив свою кружку, парень прошагал к столику Николаса и опустился на стул напротив.
– Неужто я вижу улыбку на этом мрачном лице? – Светловолосый гардемарин подался вперед и впился изучающим взглядом в лицо Николаса. – Выходит, нашли?
– Первую часть. – Николас улыбнулся. Джейми Коллард был единственным, кого разгадка тайны интересовала так же, как и его самого. – У меня такое ощущение, словно со мной сыграли шутку.
– Я рассказал вам все, что знал, капитан.
– Нет-нет, Джейми, я вовсе не то имел в виду, – успокоил парня Николас. – Твои сведения оказались очень полезными, и с их помощью мне удалось узнать еще кое-что.
Джейми смущенно уставился в кружку.
– Рад это слышать, капитан. Вы же знаете, я не меньше вашего хочу узнать правду о гибели моего брата.
– Да, конечно, – сказал Николас. – Потому-то мне и хотелось именно тебе рассказать, что мы приближаемся к разгадке. Вот отыщу оставшиеся два кусочка – и станет ясно, кто предал нас при Трафальгаре. Ты ведь сообщишь мне, если еще что-нибудь узнаешь?
– Не сомневайтесь, капитан. – Джейми поднялся. – И будьте все время начеку. Настоящий предатель, чье имя значится на листке, наверняка попытается вам помешать.
Николас молча кивнул. Предупреждение было излишним. Он и без того отлично представлял, сколько опасностей таит в себе его расследование.
Дело, ради которого Николас приехал в «Голубую русалку», было выполнено, но торопиться ему было некуда, так что он отыскал глазами официантку и сделал знак повторить заказ. Она тут же принесла еще одну кружку пива.
Второй порцией он наслаждался не спеша, растягивая удовольствие, хоть и остался за столиком один. Одиночество никогда не тяготило Николаса. Компания ему была не нужна, и все же он скучал по здешней атмосфере, а потому всегда был рад послушать громогласные излияния моряков, отдать должное их фривольным шуткам, со стороны понаблюдать за переменчивыми, как морской прилив, отношениями. Здесь никогда нельзя было угадать, разразятся ли завсегдатаи паба песней или же сойдутся в рукопашной.
Житейская практичность этих людей была полной противоположностью равнодушию и изыскам высшего света. Служителям моря чужды лукавые взгляды и двусмысленности. Море – это море. Оно всегда искренне в своих проявлениях. В шторм оно бушует, в штиль затихает. И его покорителем может стать лишь тот, кто умеет выживать.
Николаса внезапно захлестнула тоска по морским просторам, кораблю, капитанскому мостику. Он и сам понимал, что это несбыточная мечта. Да и зачем наследнику графского титула, владельцу обширнейших имений мечтать о командовании кораблем? Вроде бы незачем. А он мечтал. И все привилегии титула и богатства казались ему пустыми и даже тягостными.
Но что поделать – судьба уготовила ему этот тяжкий путь, и он обязан им следовать. Обязан и будет следовать… до тех пор по крайней мере, пока не сумеет исправить то, что еще возможно исправить.
Николас допил пиво, бросил на столик несколько монет. Более чем достаточно. Официантка будет довольна. Чтобы не обращаться к обслуге с лишними просьбами, он решил пешком пройтись до поворота, где оставил свой экипаж.
Дверь за ним закрылась, и Николас ступил в промозглую сырость улицы, особенно неприятную после уютного тепла бара. Туман до того сгустился, что даже уличным фонарям не под силу было его рассеять. Пустынная в этот час улочка была совсем узкой, и все равно Николас ничего не видел дальше вытянутой руки.
Туман крохотными капельками оседал на лице, ледяной ветер мгновенно пробрался под одежду. Николас поежился и пожалел, что оставил пальто в экипаже.
Не прошел он и нескольких шагов, как услышал позади себя торопливые шаги. Кто-то шел следом. Поначалу он не обратил на это особого внимания, но, свернув за угол, заметил, что шаги стали громче и быстрее, словно незнакомец прибавил ходу, пытаясь его догнать.
Николас прислонился спиной к стене и подождал, пока прохожий его обгонит. Однако из-за угла никто не появился. Сколько Николас ни вглядывался, в тумане он так ничего и не увидел. Из темноты не доносилось ни звука, но Николас кожей чувствовал, что кто-то застыл совсем рядом в напряженном ожидании.
До экипажа было еще довольно далеко – на помощь кучера рассчитывать не приходилось. Машинально опустив руку на бедро, где привык носить морскую шпагу, он только сейчас понял всю свою беззащитность. При нем не было ни пистолета, ни шпаги. Да что там – даже тот небольшой нож, с которым обычно не расставался, Николас вынужден был оставить дома из-за своего официального костюма. Хитрость и быстрота реакции – вот все, что он имел в своем распоряжении.
Зная, что в тумане он так же невидим для своего противника, как и тот для него, Николас оттолкнулся от стены и сделал шаг вперед.
– Есть там кто?
В ответ прогремел выстрел. Пуля просвистела у самого уха Николаса. Он мгновенно вжался в стену. Отлично. Больше ему ничего и не нужно знать. С громким стоном, рассчитанным на то, чтобы обмануть противника, Николас упал на вымощенный булыжником тротуар.
Наступившая тишина оглушала. Через несколько секунд послышались осторожные шаги. В сыром воздухе стук каблуков отдавался ледяным, пугающим эхом. Николас лежал не шевелясь, не дыша, весь превратившись в слух.
Совсем близко шаркнули шаги. Николас скосил глаза и рядом со своей левой рукой увидел сапоги из дорогой мягкой кожи. Над головой резко щелкнул взводимый курок. Не колеблясь ни секунды, Николас вцепился в щиколотку противника и дернул изо всех сил. Коротко вскрикнув, неизвестный потерял равновесие, отлетел сначала к стене, а потом уже рухнул на тротуар. Пистолет выпал из его руки, чиркнул по булыжнику и со вспышкой дал осечку.
Николас вскочил на ноги. Ему необходимо было увидеть нападавшего на него человека. Схватив незнакомца за лацканы пальто, Николас рывком приподнял его с земли.
И неожиданно чуть не рухнул обратно на тротуар, настолько тяжелым оказалось грузное тело в его руках. Поставив наконец противника на ноги, Николас обнаружил перед собой человека, на добрый фут выше и как минимум на тридцать фунтов тяжелее его самого.
Лицо нападавшего было вымазано сажей, явно для того, чтобы его невозможно было узнать. А силищей этой тип обладал вполне под стать сложению. Со злобным ревом он опустил кулак на руку Николаса. Удар был до того мощным, что Николас не удивился бы, услышав треск ломающейся кости. Следующий удар негодяя попал Николасу по голове.
Он отпрянул в сторону, но перед тем успел все же отвесить верзиле хороший пинок по ребрам, да такой, что тот завертелся волчком и завыл от боли.
– Ваша милость, вы где? – раздался издали оклик кучера. Николас его не видел, но по голосу понял, что тот всего лишь в нескольких ярдах. – Милорд, что случилось? Я слышал выстрел!
– Сюда, Бигсби! – Николас обернулся к врагу, но верзила с испачканной сажей физиономией и в дорогих ботфортах уже растворился в тумане.
Из плотной мглы возник слуга Николаса с фонарем в руке.
– Что случилось, милорд? На вас напали? Вы ранены?
Николас потер руку, убедился, что она не сломана, притронулся к набухающей на голове шишке.
– Со мной все в порядке.
– Ваш дядя никогда мне не простит, что я отпустил вас в такое место одного, – простонал Бигсби.
– Не бойся, Бигсби, дядя Джордж тебя винить не станет. Я об этом позабочусь.
Николас взял у кучера фонарь и, наклонившись, прошел вдоль тротуара в надежде найти пистолет. Тот бесследно исчез, как и его хозяин.
Приподняв фонарь, Николас долго вглядывался в туман, словно пытаясь высмотреть там разгадку этого ночного нападения. Заурядные грабители не носят с собой пистолетов, и, уж конечно, им не по карману покупать ботфорты из дорогой кожи, такие, как были на его противнике. Человек, стрелявший в Николаса, несомненно, был наемным убийцей. Истинный предатель, кем бы он ни был, наконец-то проявил себя. Но почему именно теперь? Из-за визита Николаса к Сент-Джонам? Из-за информации Джейми Колларда? Или потому, что Дэвису Сент-Джону не понравилось, как Николас смотрел на Дориан?
Николас еще раз осторожно потрогал громадную шишку на голове. После такого удара у него путались мысли. Но в его улыбке сквозило мрачное удовлетворение. Его смертельный враг, затаившийся на долгих два года, вышел из укрытия и нанес свой первый удар.
* * *
Дорожная пыль летела в лицо Дэвису, забивалась в нос. В конце концов он несколько раз чихнул и захлопнул окно коляски. Дориан сидела напротив него и с уныло-рассеянным видом смотрела на проплывающий мимо пейзаж. Прошла уже неделя с того памятного музыкального вечера, и за все это время она ни разу не улыбнулась.
– Очень надеюсь, что свое мрачное настроение ты оставишь за воротами Торп-Холла, – сказал Дэвис. – Ни один джентльмен не заинтересуется дамой с постной физиономией и унылым взглядом. Глядя на тебя, можно подумать, что ты потеряла лучшего друга.
Он добился своего. Дориан очнулась от своих мыслей, в глазах ее сверкнул знакомый огонь.
– Ничего подобного. Просто я расстроена из-за того, что не удалось достать для тети последнюю рукопись Шамьера.
– Рад слышать, что это единственная причина.
Экипаж резко накренился в неровной колее, и их обоих бросило на обитую бархатом стенку экипажа. Дэвис в который раз пожалел, что не смог отправиться в Торп-Холл верхом. Возложил бы обязанность официального прибытия на Дориан, а сам бы оседлал своего нового скакуна. На нем даже перед лордом Истли и леди Элизабет не стыдно появиться… Но тогда он упустил бы возможность серьезно поговорить с Дориан.
– Кстати, Алджернон там тоже будет.
– Алджернон Хэлторп? – Дориан выпрямилась на сиденье. – Разве он не помолвлен с Маргарет Мэйдуэлл?
– О нет, до официального объявления о помолвке так и не дошло, – отозвался Дэвис, довольный, что сестра проявляет явный интерес к наследнику Торп-Холла. – Совершенно очевидно, что он по-прежнему к тебе неравнодушен.
Дориан пробурчала себе под нос что-то подозрительно смахивающее на ругательство.
– Его чувство безответно, Дэвис, и ты это прекрасно знаешь. Не забывай, я старше тебя, так что ты не имеешь никакого права распоряжаться мною и строить какие-то планы на мой счет без моего ведома.
– Подумаешь, старше! На каких-нибудь шесть минут, – фыркнул Дэвис. – Эта разница не снимает с меня ответственности за твое будущее.
В ответ раздался еще один звук, не требующий расшифровки.
Несколько недель назад, получив приглашение на прием в Торп-Холл, Дориан зашвырнула конверт подальше и наотрез отказалась там появляться. Дэвис понятия не имел, когда и почему она передумала, но упускать столь удачный случай не собирался.
– Алджернон Хэлторп давно на тебя заглядывается, – отметил он.
– Алджернон просто зануда, – заявила в ответ Дориан. – И он интересует меня не больше, чем прежде.
– Из вас вышла бы прекрасная пара, – настаивал на своем Дэвис, по-прежнему теряясь в догадках. Если причина не в наследнике Торп-Холла, тогда зачем Дориан приняла это приглашение? – К тому же тебе был бы обеспечен титул графини Хэлторп.
– И я бы всю жизнь провела рядом с человеком, у которого только лошади да гончие на уме, – с присущей ей прямолинейностью возразила Дориан. – Городскую жизнь он презирает, театры не выносит, а опера или музыкальный вечер наводят на него тоску. Этот брак стал бы настоящей катастрофой для нас обоих.
Дэвис промолчал, но в душе он был кое в чем согласен с сестрой. Когда дело касалось гончих, наследник Торп-Холла был невыносим.
– Но все же будь к нему более снисходительной, – предложил Дэвис, не слишком, впрочем, надеясь на успех. – Развлеки его как-нибудь. Ты ведь и сама неплохо разбираешься в лошадях и охоте. Уверен, он был бы в восторге от рассказа о том, как в Грин-парке ты выхватила у меня вожжи и обогнала знаменитую упряжку гнедых лорда Бентона.
– Ты вроде не любишь, когда я кому-нибудь рассказываю эту историю, а? – поддразнила Дэвиса его несносная сестра, задорно сверкнув глазами.
– Я всего лишь прошу, чтобы эта история не дошла до леди Элизабет, – объяснил Дэвис. – Я со стыда сгорю.
– Кстати, а как у тебя с Элизабет? – поинтересовалась Дориан, сделав вид, что поправляет темно-вишневые перчатки, и без того безукоризненно обтягивавшие ее тонкие пальцы. Их цвет повторял оттенок ее элегантного дорожного наряда, подчеркивая золотистый блеск волос и сочную яркость губ. – Собираешься в ближайшем будущем просить у графа ее руки?
– Просить ее руки у графа?.. – Дэвис явно тянул с ответом. Он еще не решил для себя, как ему обратиться к отцу Элизабет – и когда. – На мой взгляд, еще слишком рано.
– Ты не уверен в чувствах леди Элизабет?
– Нет, дело не в этом, – задумчиво проговорил Дэвис.
Он любил бывать в обществе Элизабет и не сомневался в том, что и она находит его достаточно привлекательным. Разумеется, он делал все возможное, чтобы соответствовать высокому рангу графской дочери – вплоть до того, что завел еще одного лакея и стал прислушиваться к советам Дориан по поводу моды. Характер у сестры, конечно, невыносимый, но в безупречном вкусе ей отказать нельзя.
И все же случались моменты, когда он чувствовал в Элизабет некую отчужденность. Само собой, он приписывал эту холодность разделявшей их разнице в социальном положении. Элизабет – наследница старинного аристократического рода, в то время как Сент-Джоны – всего лишь торговцы, нувориши, чьи корни можно проследить не более чем на столетие.
Но факт остается фактом – Элизабет стала бы великолепной хозяйкой его дома, не хуже самой Дориан. У семьи Истли прекрасные связи в высшем обществе, а знатное происхождение леди Элизабет добавило бы престижа состоянию Сент-Джонов.
А если бы еще и Дориан вышла замуж за графа, то ныне здравствующие Сент-Джоны и их потомки пополнили бы ряды британской аристократии. Вот цель, требующая тщательного планирования и терпения. Вот цель, которая не допускает неверных шагов.
– Я просто считаю, что время еще не настало, – произнес Дэвис в надежде, что сестра примет его ответ без дальнейших вопросов. Дориан скептически повела бровью.
Но спорить она, к его удивлению, не стала.
– Терпение – ценное качество. Тебе ведь всего лишь двадцать пять, Дэвис, так что торопиться с женитьбой ни к чему.
– А вот ты, дорогая сестричка, в те же двадцать пять уже, можно сказать, осталась в старых девах, – напомнил ей Дэвис. – Для тебя каждый месяц имеет значение.
– Так нечестно, – надула губы Дориан.
– Но ведь так и есть. А я был бы рад видеть тебя устроенной и счастливой.
– Я и так устроена и счастлива, – сказала Дориан. – Единственное, что могло бы принести мне еще большее счастье – это брак с человеком, который любил бы меня и которого я сама любила бы. Я дала обещание тете Шарлотте.
«И она свое обещание сдержит», – с тревогой подумал Дэвис. Отец всегда одинаково относился к сыну и дочери, и состояние разделил между детьми поровну, так что Дориан при желании могла бы сохранить независимость и прожить в одиночестве до конца своих дней. Неизвестно когда и как, но она вбила себе в голову, что не выйдет замуж, если не найдет избранника по сердцу. Слыхано ли такое? Замужество предначертано женщине свыше, и в старых девах испокон веков оставались лишь какие-нибудь обнищавшие уродливые особы, которых из милости содержали богатые родственники… или беспомощные добрейшие создания вроде тети Шарлотты.
– Браки строятся не на мимолетных чувствах, Дориан, – заявил Дэвис. – Это чистой воды заблуждение. И не воображай, что великая любовь тети Шарлотты и Франца Шамьера длилась бы вечно, если бы они смогли пожениться.
– Этим самым ты только доказал, что абсолютно ничего не понимаешь в силе и глубине настоящей любви. – Дориан упрямо сжала губы.
Дэвис, не сводя глаз с сестры, сокрушенно покачал головой. Она выросла в довольстве, без тревог и забот, думал он. Она умеет выбрать подходящую ткань для обивки мебели, нанять вежливую и честную прислугу, знает, как договориться с мясником, чтобы он поставлял в дом Сент-Джонов самую лучшую вырезку и самую свежую дичь. И гостей за столом она рассадит так, что позавидует распорядитель королевских приемов.
Но вот об оборотной стороне страсти ей ничего не известно. Она не представляет себе, как всепоглощающее полуночное вожделение увядает с первыми же лучами солнца. Как после ночи безумств на рассвете возвращаются здравый смысл и рассудок. Дэвису все это было известно, но он стыдился тех ночных часов, когда желания плоти брали верх над логикой.
Дэвис нахмурился. Нельзя сказать, чтобы подобные удовольствия играли большую роль в его жизни, но пару раз он все же потерял голову и немало презирал себя за эту слабость… Возможно, и в самом деле не стоит тянуть с предложением руки и сердца Элизабет?
После объявления о помолвке Элизабет вряд ли рискнет его оттолкнуть. После объявления о помолвке будущее наконец определится.
– Мы уже проехали ворота, – прервала его раздумья Дориан. – Скоро будем на месте.
Дэвис, открыв окно, выглянул из экипажа и обвел взглядом богатые, ухоженные земли поместья Хэлторпа. Увенчанный башенками особняк, на который лорд Хэлторп, по слухам, истратил целое состояние, возвышался на вершине небольшого холма в самом центре громадных охотничьих угодий. Стены, сложенные наполовину из грубого камня, а наполовину из потемневших бревен, как это делалось во времена королевы Елизаветы, и готический каменный парадный вход завершали облик замка, создавая ощущение величественной старины.
– Лорд Истли и леди Элизабет уже здесь, – бросив на брата лукавый взгляд из-под ресниц, сообщила Дориан. – Странное дело, в поле зрения ни единой гончей или кобылы Алджернона.
Дэвис подался к окну, горя желанием поскорее увидеть остальных гостей.
– Так, та-ак, лорд и леди Симти, давние друзья Хэлторпа… Что?!. Это ведь… Это же Сикум – там, на другом конце двора!
– Похоже на то, – нахмурившись, кивнула удивленная Дориан.
– Какого черта он здесь делает? – выпалил Дэвис. Он все еще до конца не смирился с присутствием Николаса на музыкальном вечере. Дэвис вообще никогда не понимал склонности тети Шарлотты и Дориан к выбору в качестве своих гостей личностей, пользующихся сомнительной репутацией.
– Полагаю, он получил приглашение от лорда Хэлторпа.
По крайней мере, появление Сикума ее тоже нисколько не обрадовало, с мрачным удовлетворением отметил Дэвис.
– Остальных я что-то не узнаю, – все еще хмурясь, добавила Дориан. – Кто та хорошенькая рыжеволосая дама, что стоит рядом с Хэлторпом, а, Дэвис?
– Не вижу никакой рыжеволосой дамы, – буркнул Дэвис. Он буквально кипел от злости на Николаса Деррингтона, так что ему было не до других гостей. – С какой стати этот Сикум беседует с Элизабет?
– Да мне-то откуда знать? – Дориан выглянула в окошко. – Нет, эту рыженькую я никогда не видела.
– Ну и я с ней наверняка незнаком.
Дэвис откинулся на спинку сиденья и насупился. Его мучили дурные предчувствия. Нет, медлить нельзя. В этот же уик-энд он сделает Элизабет предложение… пока какое-нибудь непредвиденное обстоятельство не нарушило его планы или не уронило его и Дориан в глазах света.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот фиалок - Мэдл Линда

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шепот фиалок - Мэдл Линда



Еще не читала, но мне порекомендовали эту книгу
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаРимма
2.02.2011, 11.29





ну мне понравилось
Шепот фиалок - Мэдл Линдаанна
12.06.2011, 10.25





Милый роман из жанра любовный детектив. Ярко прописаны как главные действующие лица, так и второстепенные. Кто предатель - станет ясно только в конце. Как и все детективы данный роман дает возможность с интересом скоротать время.
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаВ.З.,65л.
10.12.2013, 9.42





Ну наконец-то! Роман доставляет удовольствие. А то читаешь что-нибудь: либо - пошлость, либо - скучнятина.
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаТатьяна
16.12.2013, 9.25





Неплохо, читать было интересно, хотя я с самого начала догадалась, кто предатель, чем дальше, больше уверенности, и я оказалась права.
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаТаня
1.02.2014, 16.11





Не феерично конечно,но довольно-таки занятный романчик.9/10
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаИмбирь
6.12.2014, 23.41





Мне очень понравилось!
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаОльга
17.12.2014, 23.01





Мне очень понравилось!
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаОльга
17.12.2014, 23.01





Пока дочитала 9 глав. Неплохо. Только странно что вдовушку Сюзанну Сандридж ( это второстепенный герой романа) без имени, без титула, без денег принимают и приглашают в дома герзогов и графов. Такого не было. И еще, вроде главная героиня все говорит, чо выйдет замуж только по любви, но зато с главным героем успела на кровать упасть и целоваться)) А так пока интересно, еще не знаю точно кто злодей но догадываюсь. И герои в принципе адекватные, без соплей пока)
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаAlissa
19.02.2015, 2.00





Ага-на 13 главе объяснили почему Сюзанну принимают в высшем свете. Ясно. И кто злодей тоже ясно, но не менее интересно))
Шепот фиалок - Мэдл ЛиндаAlissa
19.02.2015, 2.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100