Читать онлайн Розовый ручей, автора - Мэдл Линда, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розовый ручей - Мэдл Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розовый ручей - Мэдл Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розовый ручей - Мэдл Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэдл Линда

Розовый ручей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Тео сел на край постели Изетты, с болью — от которой старался отвлечься — констатируя у нее классические симптомы сердечного приступа: синие губы, капли пота на лбу и посеревшая кожа.
Изобразив уверенную улыбку, он задал обычный вопрос:
— Как ты себя чувствуешь, Изетта?
— Хуже некуда, черт побери, — проговорила она и, дотянувшись до его руки, схватилась за нее, как утопающий за руку спасителя. — В груди страшная боль. Лекарство, которое ты прописал, очень противное на вкус, я думаю, немного помогло.
— Ты раньше не жаловалась на вкус этого лекарства, — заметил Тео. Не так давно он догадался, что она не принимает прописанный им дигиталис. При этом сердце у нее билось нормально.
Нелли уже раньше развязала ленты ночной сорочки на горле Изетты, чтобы ей было легче дышать. Тео приложил стетоскоп к ее груди. Он молил Бога, чтобы услышать такое же ровное сердцебиение, какое бывало у Изетты всякий раз, когда его срочно вызывали к ней. Однако на сей раз с первой же минуты понял, что с сердцем не все в порядке, и положение серьезное.
В течение всех прошедших недель, когда она жаловалась на боль в груди, слабость и частое дыхание, он не обнаруживал ни одного симптома, подтверждающего ее жалобы. А сейчас Тео был потрясен; сняв стетоскоп, он нахмурился. Даже у врачей нет иммунитета против страха смерти.
— Это уже что-то серьезное, правда? — спросила Изетта.
Впервые в жизни Тео увидел страх на ее лице. Тот же страх, что сжал его собственное сердце. Ему как врачу часто приходилось утаивать плохие новости. Но это была его Изетта, и скрыть от нее свои чувства было гораздо труднее.
— Может оказаться серьезным, — уклончиво ответил Тео и продолжил осмотр.
— О, Тео, — снова схватила она его за руку. — Это уже было по-настоящему, да? В какой-то момент я подумала: все, конец, я с тобой больше не увижусь и не смогу поговорить. Сейчас я поняла, какая же я была дурочка.
— Ерунда. Никакая ты не дурочка, — сказал Тео, засовывая стетоскоп в сумку. — Любой человек испытал бы ужас, если бы к нему ночью явилось привидение.
— Нет, я не это имела в виду, — отмахнулась от его слов Изетта. — Хотя должна признать, Артур с Винсентом сумели меня провести. Я поверила, что это папа, и еще подумала: ему надо было раньше явиться. Я давно хотела все ему высказать с глазу на глаз.
Тео похлопал по ее руке.
— Ладно, ладно, не вспоминай об этом, дорогая. Что было, то прошло.
— Нет. Я так не хочу, — настаивала она на своем, пытаясь даже приподняться с постели.
Тео быстро опустил подушку и, взяв ее за плечи, снова уложил.
— Лежи спокойно, Иззи.
Она его послушалась, и ему стало легче. Но молчать все же не захотела, словно боясь, что ей не хватит времени выговорить все, что накопилось в ней.
— Помнишь тот день, Тео, когда мы пришли к отцу просить благословения?
— Сейчас не время это обсуждать, — хмуро произнес Тео, и его собственное сердце болезненно сжалось.
Он уже давно пытался вычеркнуть из памяти тот день. Но помнил все прекрасно: как они предстали перед Томасом Стерлингом в гостиной. Тео в тот день надел лучший костюм из великолепной дорогой ткани, который ему сшили в Новом Орлеане. У него не было тогда никаких иллюзий, что он сделается богатым человеком, но перспективы стать хорошим врачом были абсолютно реальными. Иначе он никогда бы не решился сделать Изетте предложение. Иззи была не из тех, кто согласился бы выйти замуж за человека без перспективы. Он уже тогда знал, что у нее твердый характер и большая сила воли. По крайней мере, верил в это до того момента, пока они вместе не встали перед Томасом Стерлингом.
Тео не хотел возвращаться к событиям того дня, тем более, сейчас. А уж Изетте в ее состоянии и подавно не следовало даже вспоминать о нем.
— Я вижу по твоему лицу, что ты все помнишь, — заметила она, пристально вглядываясь в его глаза.
Тео отпустил ее руки и потянулся к своей докторской сумке. Он долго копался в ней, ища повод сменить тему разговора. Но при этом где-то в глубине его души зашевелилось и стало набирать силу возмущение, даже гнев. Изетта дотронулась до его руки.
— В тот день я предала тебя, Тео. И себя тоже. Я приняла сторону отца. Послушалась этого самонадеянного эгоиста, который вообще не знал, что значит — быть счастливым. Его единственной радостью было чувствовать свою власть над всеми вокруг. Как я потом жалела об этом!
— Да брось ты расстраивать себя, Иззи, — покачал головой Тео. Он так хотел начисто выбросить из головы ту сцену. — Тебе это только во вред.
— Нет, это надо было сказать, — настаивала Изетта, снова хватаясь за его руку. — Я хочу, чтобы ты понял, Тео. Все мы, папины дочери, позволили ему управлять нашей жизнью. Он выгнал из дома Розалию и отказался признать своего первого внука. Своей предсмертной волей он приковал меня к Роузвуду, а Вэрину убедил, что ни один мужчина не захочет взять ее в жены. Ну, а верность Мирабелы он купил обещанием оставить Роузвуд в наследство ее сыну. Как же мы все страдали от его действий!
Она пристроилась повыше на подушке и, хотя была крайне измучена, продолжала с удивительной силой цепляться за Тео.
— Твой отец, Иззи, многих людей заставил страдать, — сказал Тео. — Не позволяй ему продолжать это делать уже из могилы.
— Именно этого я и добиваюсь, — согласилась с ним Изетта, пытаясь снова приподняться и сесть. В глазах ее загорелся огонь решимости. — Конечно, Розалии уже не поможешь. Вэрина так до конца и будет верить, что никому не нужна, и смысл ее жизни — розовый сад. Мирабела исполнила волю отца и в результате умерла. Я одна имею возможность все изменить.
— Но нынче нет никакой необходимости что-либо менять, — возразил Тео. «Не было ли у Изетты, помимо сердечного приступа, чего-то вроде апоплексии?» — подумал он. Слишком уж захвачена она этой стародавней историей, как навязчивой идеей. Он погладил ей руку.
— Тебе сейчас больше всего нужен отдых.
— Но я теперь все так ясно вижу. И открыл мне глаза Артур, вырядившись привидением.
— Что именно ты ясно видишь? — спросил все-таки Тео, хотя немного боялся задавать этот вопрос.
Изетта сжала ему руку чуть ли не до боли и посмотрела на него пристальным взглядом своих синих глаз:
— Ты женишься на мне, Тео?
Тео замигал от неожиданности. После долгих лет бесплодных ухаживаний за Изеттой, вопреки воле Томаса Стерлинга, уже после того, как старик фактически выгнал его из дома за то, что он осмелился просить руки его дочери, нынешняя просьба Изетты выглядела просто невероятной. В нем снова зашевелилось нечто похожее на то, давнее негодование. Как она смеет просить об этом сейчас?
— Тебе надо отдохнуть, Изетта. Сейчас не время строить подобные планы на будущее. Ты просто под влиянием шока.
— А когда придет это время? — возразила Изетта, вцепившись в его руку. — Не отвергай меня, Тео. Может, я и не заслуживаю твоей любви после всего, что я сделала, но не отворачивайся от меня. Я не успокоюсь, пока ты не ответишь мне.
Тео с изумлением смотрел на нее, не веря своим ушам. Столько лет прошло после той сцены с ее отцом, и за все эти годы она не предлагала ему ничего, кроме дружбы. Выплыла старая боль, и Тео хмуро взглянул на Изетту. Он тогда чуть ли не насовсем покинул Луизиану, хотел убраться подальше, где бы злость и унижение перестали терзать его. В то время ему трудно было представить себе, что он сможет вынести такую жизнь: вновь и вновь встречая Изетту, знать, что им никогда не быть вместе. Но прошли годы, они остались друзьями, и их дружба, пусть не роман, к чему-то его обязывала. В конце концов, он стал довольствоваться своими врачебными, а порой и светскими визитами в Роузвуд. А теперь вдруг Изетта просит жениться на ней! Изетта погладила его по лицу, уводя от мрачных воспоминаний. Она ласкала его щеку морщинистой рукой, которую он помнил такой гладкой и нежной.
— Ответь мне, Тео. Ты ведь и так знаешь, что у тебя в сердце. Тебе не надо времени на раздумья, правда? Ты все еще любишь меня, да? Ты женишься на мне?
Тео смотрел в синие глаза Изетты. Совсем недавно она была близка к смерти. Он никогда не верил в правильность решений, принятых под влиянием эмоций. Но и он, и она были уже далеко не юными. У них не оставалось времени на выяснение отношений. Однако, может быть, какой-то срок им отпущен на то, чтобы пожить вместе, как они когда-то мечтали — если она это имела в виду. И он будет дураком, если откажет ей.
Тео взял ее руку, прижал к щеке и глубоко, прерывисто вздохнул.
— Я женюсь на тебе, Иззи, если ты сейчас согласишься лечь и отдохнуть.
— Договорились, — кивнула Изетта. Она опустилась на подушки, улыбнулась своей обаятельной улыбкой и стала выглядеть такой молодой, какой на его памяти давно уже не выглядела. Он улыбнулся в ответ и тоже вдруг почувствовал себя молодым.
— А как скоро это произойдет? — спросила Изетта. — Ждать не стоит. Времени у нас осталось не так уж много, надо его использовать до конца и как можно лучше.
— Сначала тебе надо встать на ноги, и на это у нас хватит времени, — ответил Тео и, неожиданно осмелев, поцеловал ее в щеку. — А шумихи из нашей свадьбы устраивать не станем.
— Ну, конечно, мы сделаем это потихоньку, — подмигнула ему Изетта. Лицо ее светилось от счастья, хотя и оставалось бледным. — Пышные свадьбы для молодых. Но преподобный Блейкли, я думаю, не откажется прийти к нам в дом, если мы его попросим. Он любит стряпню матушки Лулы. А потом я перееду в Акорн-Хилл, если ты захочешь.
— Я буду счастлив жить с тобой в Акорн-Хилле, — произнес Тео, сам удивляясь, насколько искренне он это говорит.
— У тебя ведь нет там никаких гостей, верно? — спросила Изетта, закрывая глаза и проваливаясь в столь необходимый сейчас сон.
— Никаких, — ответил Тео и стал искать в своем сердце — чтобы выбросить — остатки той горечи, которую только что испытывал, но ничего не нашел.
Артур, Винсент, дядя Кейто и Пьюг уже давно молча сидели в комнате Ситуэллов. Когда Деймон и Нелли вошли туда, все уставились на них в ожидании новостей. Даже Джон Майнер находился среди ожидавших.
Деймон тут же отпустил дядю Кейто и дал понять Пьюгу и Майнеру, что они здесь лишние.
— Я тоже пойду, — сказал Винсент, соскочив с дивана, где он сидел рядом с отцом. — У меня голова болит.
— Сядь на место, — приказал Деймон. — Я хочу поговорить с тобой и с твоим отцом.
Винсент насупился и плюхнулся обратно на свое место. У Артура побелела кожа вокруг рта.
— Тетя Изетта останется жить?
— Не знаю, — ответил Деймон, встав прямо перед Артуром. — С ней там доктор Макгрегор. Судя по всему, приступ был серьезный. Если с ней что-нибудь случится…
Деймон умышленно не закончил предложение. Артур посмотрел в сторону.
— Объясни мне этот твой трюк, — потребовал Деймон. — Ты думал, что, запугав тетю Изетту, заставишь ее изменить завещание в твою пользу?
Артур кивнул.
— Мы слышали, как матушка Лула рассказывала, будто видела привидение деда на кладбище. А моя мать всегда говорила, что Изетта сделает все, что скажет ей дед. Вот мне и пришло в голову: если она поверит, что дед встал из могилы, то вряд ли решится идти против его воли.
— А зачем нужно было сперва появляться в саду пред очи Вэрины и дяди Кейто? — спросила Нелли.
«Хороший вопрос», — подумал Деймон.
— Потому что я побаивался сразу же предстать перед Изеттой, — ответил Артур с таким видом, будто это разумелось само собой. — Чтобы не напугать ее неожиданностью. Но ты же сам видел, как спокойно она отнеслась к тому, что Вэрина сообщила ей о привидении.
— Ах, вон оно что…
— К тому же она совсем не выглядела больной, — продолжал Артур. — Казалось, тетя Изетта настолько сильна, что переживет нас всех.
— А, по-моему, она вообще никогда не болела, — влез в разговор Винсент. — Она всегда смотрела на меня так, будто собиралась дать мне по уху. И мне нравилось играть в привидение, чтобы попугать ее как следует.
Деймон еле удержался, чтобы не дать ему по уху вместо тети Ники.
— Она, можно сказать, приняла вызов со стороны привидения, — отметил Артур. — Ты сам это слышал вчера. Она так прямо и сказала, что хочет встретиться с привидением лицом к лицу. Вот я и исполнил ее желание.
— Вряд ли это тебя оправдывает, Артур, — заметил Деймон.
— Вам обоим должно быть стыдно, — вставила Нелли.
— И вовсе не стыдно, мне было очень интересно играть в привидение, — заявил Винсент. Надо было только забраться к папе на плечи, покрыть голову сперва черной тряпкой с вырезом для глаз, а потом напялить на нее парик, который мы нашли на чердаке, и посыпать его рисовой пудрой.
— Просто поверить не могу, что ты ради этого рисковал жизнью тети Изетты, — сказал Деймон, обращаясь к Артуру. — Не говоря уже о собственной жизни. Ведь если бы я увидел тебя первым, я бы воспользовался своим пистолетом.
Винсент прижался к отцу и, уже будучи под его защитой, нахально заявил:
— А еще мне очень понравилось запереть тебя в погребе, дядя Деймон. Ты заслужил это, потому что отругал меня перед слугами. Ну, как тебе понравилось сидеть в темноте с мисс Корнелией?
— Это ты запер нас в погребе? — Нелли ахнула от изумления и уставилась на мальчишку.
— Ладно, Винсента можно простить: он еще ребенок, но ты, Артур… — произнес Деймон, почувствовав странное облегчение оттого, что виновником истории с погребом оказался Винсент, а не тетушки. — Я должен сдать вас обоих шерифу.
К удовольствию Деймона, Артур вытаращил глаза, и челюсть у него отвисла так, будто целое яйцо застряло в его глотке.
— Ты не посмеешь. Подумай, какой это будет скандал.
Открылась дверь, все обернулись и увидели в дверях Вэрину.
— Тео говорит, что Изетта, кажется, уже в безопасности и спокойно отдыхает.
— Слава богу, — шепнула Нелли стоявшему рядом Деймону.
И почувствовала, как спала с него неимоверная тяжесть страха за жизнь Изетты.
Вэрина прошла через всю комнату и встала перед Артуром.
— Значит, это ты был привидением? А откуда тебе известно о брошке? Как ты об этом узнал, Артур? Тебя же здесь не было.
— Но здесь была моя мама, — ответил он с самодовольной улыбкой. — Я вспомнил, как она говорила о камее, которую носила тетя Изетта. Она была синяя, и именно ее, одну из трех, маме всегда хотелось иметь.
Помню, как она жаловалась, что сестра носит ее по утрам, потому что об этом просил ее дед.
— Вот почему мисс Изетта поверила в привидение, — задумчиво произнесла Нелли.
— Итак, с привидением мы все выяснили, — сказал Деймон. Теперь ему важно было добраться до главной сути всей этой мистерии. — Скажи нам, Артур, а что ты сделал с антикварными вещами, которые забрал себе? Дуэльные пистолеты, венецианская ваза, украшения Вэрины. Если ты их продал, тебе, черт возьми, придется выкупить их обратно.
— Как ты смеешь обвинять меня в воровстве? — с возмущением произнес Артур и поднялся с дивана, гордо распрямив плечи. — Я ведь не случайно назвал тебе именно эти предметы. Хотел дать тебе понять, Дюранд, что я раскрыл твою игру. Это ты взял принадлежавшие мне вещи.
— Ты что, полагаешь, будто я продал их? — Деймон отказывался верить в нелепое обвинение Артура.
— Да как вы смеете даже допускать такую возможность! — вступилась за Деймона Нелли.
— Если не ты, кузен Деймон, то кто же? — требовательным тоном спросил Артур. — Дядя Кейто?
Клео? Освобожденный плотник Элайджа? Он постоянно то входит, то выходит из дома. И все знают, как ему нужны деньги. Так что если ты намерен вызвать шерифа, то прежде подумай. — Артур угрожающе ткнул пальцем чуть ли не в лицо Деймону. — Я просто перечислю все исчезнувшие ценности и упомяну некоторые вклады, на которые ты сливал деньги в Техасе. И твою неожиданную поездку в Новый Орлеан. Все это будет выглядеть весьма странно.
Деймон не проронил ни слова в ответ.
— Я и не думал, что ты найдешь, чем оправдаться, — произнес в завершение Артур и мгновенно освободился от униженности разоблаченного преступника. — Пошли, Винсент. Давай сначала помоемся, а потом, если тетя Изетта будет достаточно хорошо себя чувствовать, чтобы принять нас, попросим у нее прошения.
Деймон сразу прошел в библиотеку и налил себе щедрую порцию бренди. Отпивая понемногу, он пытался укротить в себе дикую ярость. Но испытывал ужасное искушение призвать к ответу человека, который был виновен во всей этой грызне. Хотя Томас Стерлинг уже давно лежал и, верно, переворачивался в могиле, он все еще правил в Роузвуде. И мысль эта бесила Деймона. Он поднял свою рюмку и тихо прокрался в гостиную, где на него тут же с портрета уставился дед. Деймон столь же пристально стал разглядывать жесткие черты лица старика.
— На сей раз ты, дед, не сможешь повернуться ко мне спиной, — сказал Деймон и поставил свечку на камин из итальянского мрамора. Ребяческое чувство победы охватило его. Наконец-то он загнал Томаса Стерлинга в угол. — Да, да, старик, теперь ты принужден будешь слушать меня.
Томас Стерлинг смотрел на внука негодующим взглядом. Деймон отпил большой глоток бренди.
— Я знаю, твое привидение не бродит по залам Роузвуда. И никогда здесь не бродило. Но дух твой преследует всю семью с такой же уверенностью в своем праве на это, с какой ты смотришь на всех со своего портрета.
Уже начало светать, а Деймон все ходил и ходил взад и вперед по комнате, удивляясь тому, какой затхлостью несет из углов, несмотря на то, что педантично заботились о чистоте гостиной. С какого бы места Деймон ни оборачивался к портрету, дед отовсюду смотрел на него.
— Я мог бы винить свою мать, — продолжал Деймон, — но она была просто напуганная тобою девчонка и пыталась как-то заполнить пустоту, когда ты отверг ее. Я мог бы винить своего отца и все семейство Дюранд, но они переняли у тебя предрассудки. Они не лучше и не хуже тебя.
Деймон медленными глотками продолжал пить бренди.
— Нет, я не тебя виню, дед. Я виню во всем твой мерзкий, самолюбивый дух. Он превратил жизнь твоих дочерей в сплошной кошмар. Ты натравил одну семью на другую. Твой любимый внук чуть не лишил жизни тетю Изетту. Он обвиняет меня в том, что я ворую у собственной семьи, а я в том же обвиняю его. Ты именно этого хотел? Это и был твой великий замысел? Видеть, как Стерлинги хватают друг друга за глотку из-за Роузвуда?
Глаза с портрета, не отрываясь, смотрели на Деймона, когда он снова пересек комнату. «Это, верно, — результат искусства художника, — подумал Деймон. — Нелли могла бы объяснить, как это делается».
Он не отвел своего взгляда и вдруг почувствовал какой-то холодок, тронувший его волосы на затылке. Конечно, глупо, но Деймону показалось, будто в комнате кто-то есть. Кто-то слушает его.
— Ты собирал в доме все, кроме любви членов своей семьи. Ты наполнил дом прекрасными вещами, а сердце твое осталось пустым. Чем больше ты собирал предметов для коллекции, тем меньше оставалось для твоих близких. Может быть, это пугало тебя. Может, поэтому ты так цеплялся за своих дочерей. Не знаю. Но ты причинил всему столько боли, старина. И я не желаю больше участвовать в этом.
По комнате пробежал влажный ветерок, хотя все окна были закрыты. Зашевелились занавески. Первые лучи восходящего солнца осветили серебряный кубок деда и изысканно отделанные ножны меча Эндрю Джексона.
— Роузвуд принадлежит Изетте, — продолжал Деймон. — Ты завещал его именно ей за ее любовь и преданность тебе. Так ведь? Все коллекции в доме тоже принадлежат ей, и она вольна распоряжаться ими, как сочтет нужным. Она, а не Артур и никто другой.
Деймон обвел рукой все ценности в комнате.
— Ни одна из этих вещей, даже дом, сами по себе ничего не значат без заботы о них. Независимо от того, кому достанется Роузвуд, ты все равно проиграл, дед. Все, что ты собирал и строил, ты сам же и разрушил.
Деймон замолчал. Он высказал то, что хотел высказать, придя сюда, и тишину нарушало теперь только тиканье часов Лафайета на камине. Допив последний глоток бренди, он повернулся и вышел из комнаты.
Серебряный кубок Томаса Стерлинга начал покачиваться, а потом закрутился все быстрее и быстрее. И, наконец, упал на бок, глухо звеня.
Все дни после сердечного приступа Изетты Артур вел себя безукоризненно. К удивлению Нелли, они с Винсентом с разрешения доктора Макгрегора посетили мисс Изетту и попросили прощения за свою «проказу». А потом принялись завоевывать ее доброе расположение к себе: что-нибудь приносили, играли с ней в карты, читали ей книги.
Нелли, находясь все время поблизости, чувствовала себя как-то неловко, видя, как переменилось поведение Артура. Еще более удивительным было то, что Изетта, пребывая в блаженстве, казалось, не осознавала скрытых мотивов такой перемены. Она воспринимала внимание к себе племянника и его сына с добрым юмором и с поразительным всепрощением. Но Нелли не в состоянии была простить безрассудный поступок Артура. Он чуть не стоил жизни его родной тете. А теперь он вел себя так, словно его ночная выходка была лишь безобидной проказой.
Вэрина стала совсем молчаливой и полностью посвятила себя розам. Деймон как-то замкнулся в себе, проводя долгие часы вне дома: в полях, на мельнице или на складе. Но каждый вечер, возвращаясь к ужину, он был безукоризненно вежлив с Нелли. На балкон для ночных встреч он больше не выходил. Нелли скучала по нему, ей не хватало его общества, она хотела знать, что он думает об Артуре и Джоне Майнере и что при этом чувствует.
Атмосфера в доме была напряженной с восхода и до заката и день ото дня все больше угнетала своей тяжестью. Артур и Винсент возобновили светскую жизнь и вместе с Джоном Майнером ходили в гости к соседям. Часто они бродили по дому, и Майнер восхищался картинами и антикварными вещами. А Деймон с помощью Пьюга управлял делами плантации.
Доктор Макгрегор ежедневно посещал Изетту с неизменно блаженной улыбкой на лице. Они с Изеттой часто оставались наедине и, склонив друг к другу головы, шептались, как два озорных ребенка, придумавшие какую-то шалость. Казалось, что они счастливы вместе. И Нелли мечтала хотя бы о маленькой частичке такого счастья.
В один из вечеров после очередного неприятного застолья Деймон позвал Нелли в гостиную. Кроме него, там были Изетта, Вэрина и доктор Макгрегор. Они стояли вокруг двух больших ящиков, которые сколотил Элайджа. Артур, Винсент и Джон Майнер вошли следом за ней. Пьюг и дядя Кейто остались у открытой двери.
— Вот опись, — сказал Деймон и вручил Нелли тетрадь, которую она ни разу не видела после возвращения из Нового Орлеана, так как он хранил ее под замком в ящике письменного стола. — Прежде чем запаковать эти вещи и отправить их в другое место, необходимо все оформить документально.
— Запаковать и отправить? — переспросила Нелли, не понимая, чего хочет от нее Деймон.
— Да, дорогая, — с улыбкой ответила ей Изетта. — Но все по порядку. Сначала я должна кое-что сообщить вам. — Она взяла за руку доктора Макгрегора. — Мы с Тео достаточно долго хранили нашу тайну. И только сегодня утром я сказала об этом Деймону и Вэрине, но вы все тоже должны знать об этом. Тео и я собираемся в конце недели пожениться.
— Собираетесь что?! — спросил ошеломленный такой новостью Артур. — Этого не может быть! Жениться в вашем возрасте? Тетя Изетта…
— А, по-моему, это прекрасная новость, — обрадовалась Нелли, сообразив вдруг, почему так странно в последние дни вела себя Изетта. Нелли обняла старую леди и поцеловала в щеку доктора Макгрегора. — Я просто счастлива за вас обоих.
Доктор положил руку Изетте на талию.
— Мы собираемся жить вместе долго и счастливо.
— Но… но, а что с Роузвудом? — заикаясь, поинтересовался Артур.
— Если со мной что случится, Роузвуд перейдет Тео, — объяснила Изетта и так всем очевидное.
— Значит, плантация уходит из семьи? — Артур повернулся к Деймону и со злостью произнес: — Что ж, тебя это должно радовать.
— Я рад видеть тетю счастливой, чему должен радоваться и ты, — спокойным тоном ответил Деймон. — А я осенью возвращаюсь в Техас.
Нелли оглянулась на него, и он отвел глаза в сторону. Так, значит, она останется здесь отрабатывать свой долг. Было бы мило с его стороны сообщить ей об этом лично.
— А я перееду в Акорн-Хилл, — заявила Изетта. — Деймон убедил меня взять из Роузвуда то, что мне захочется.
Артур упал в кресло у камина: очевидно, эту новость он выдержать был не в силах.
— Вот, тетя Изетта, бери все, что пожелаешь. — Деймон стал ходить по комнате, останавливаясь у каждой картины и рассматривая каждую фарфоровую вазу.
Нелли обратила внимание, что лицо его было абсолютно непроницаемым. — Все вы являетесь свидетелями того, какие именно вещи мы запаковываем в ящики для вывоза из Роузвуда, — продолжал он. — А какие-то вещи я отправлю на чердак. Думаю, мистер Майнер, вы поможете нам оценить стоимость этих предметов.
— К вашим услугам, сэр, — сказал Майнер и вышел вперед, поближе к ящикам. — Буду рад оказать любую помощь, какую смогу.
Деймон повернулся к Нелли.
— Отметь, что я отправляю эту вазу и эту серию венецианских миниатюр. Они пойдут под номером одиннадцать и двенадцать.
— Я упакую каждую вещь отдельно, — вызвалась Вэрина. — Дядя Кейто, — позвала она, — принеси нам побольше соломы и ваты.
— Слушаюсь, мисс Вэрина.
Нелли достала из кармана карандаш, присела на край дивана и начала записывать. Пока она этим занималась, ее вдруг осенило, что каждого из присутствующих здесь можно заподозрить в краже сокровищ Роузвуда, в том числе и ее. Деймон явно что-то затевал. Она была уверена в этом, только никак не могла догадаться, что именно.
— Вот это упакуй с особой тщательностью, тетя Вэрина, — сказал Деймон, снимая со стены меч, висевший над камином под портретом Томаса Стерлинга. — А также кубок деда.
— О, нет, только не кубок отца, — запротестовала Вэрина. — Он должен оставаться здесь, вместе с портретом.
— Почему? — спросил Деймон.
— Потому что это фамильный кубок Стерлингов, — ответила Изетта властным тоном. — Это не просто символ отца. Это символ всей мужской линии Стерлингов, тех, кто прибыл в Новый Свет, чтобы создать здесь семью. Кубок должен остаться в Роузвуде.
— Значит, пусть остается. — Деймон поставил его обратно на камин. — Этот кубок имеет какую-нибудь ценность, мистер Майнер?
— Только для вашей семьи, — ответил Майнер. — А вот меч Эндрю Джексона станет предметом вожделения многих частных коллекционеров, не говоря уже о некоторых обществах историков.
— Я так и думал, — сказал Деймон.
Они продолжали обходить комнату. Деймон отбирал вещи для упаковки, а Джон Майнер высказывал свои соображения относительно их ценности. Артур крутился рядом с обеими тетушками вблизи ящиков, так и эдак перекладывая упакованные вещи, якобы для их большей безопасности. Изнывающий от скуки голодный Винсент ушел на кухню. Пьюг сел на диван рядом с Нелли, предложил ей остро заточенный карандаш и стал помогать отыскивать каждый предмет в списке.
Становилось уже поздно. Вэрина начала зевать. Пока Джон Майнер обсуждал с Деймоном ценность французской вазы, Пьюг достал из кармана жилетки часы и покачал головой, давая понять, что пора бы заканчивать.
— Эту вазу мы тоже упакуем, — определил Деймон. Потом вытащил из кармана ключ и, передав его Элайдже, сказал: — Тетя Изетта хочет также взять картину Пуссена «Аврора соблазняет Кефала». Принеси ее, пожалуйста, сюда. Дядя Кейто поможет тебе найти ее. Нелли с изумлением воззрилась на Деймона.
— Пуссен будет вывезен из дома?
Деймон словно бы не услышал ее вопрос.
— Утром, мисс Нелли, вы отберете на чердаке другие картины для украшения дома.
— Да, конечно, — ответила она. — Первым делом.
Деймон достал из кармана большой замок.
— Как только картину принесут и упакуют, я запру ящик. Артур, будешь свидетелем.
— Я уже свидетельствую, — заявил Артур, нахмурившись. Видно, его задел приказной тон Деймона.
— Мудрое решение, — отметил Майнер. — Все это очень ценные вещи. А у кого будет ключ?
— У тети Изетты, — ответил Деймон и передал ей ключ.
— Ладно, — сказал Артур. — Если что-то пропадет, мы будем знать, что у тебя, Дюранд, был еще один ключ.
— Мы будем знать, что у, кого-то был еще один ключ, — произнес Деймон, наградив Артура загадочной улыбкой.
У себя в комнате, разбирая постель, Нелли понимала, что уснуть все равно не сможет. Она была очень возбуждена и чувствовала: что-то должно вот-вот произойти. Внизу в гостиной была устроена ловушка для роузвудского вора.
— Лучшей ловушки я бы не смогла придумать, — вслух произнесла она. — Вот только интересно, на что польстится негодяй, на Пуссена или на меч Эндрю Джексона.
Сняв верхнюю одежду, Нелли накинула шелковую сорочку, подаренную Деймоном. Тонкая легкая ткань коснулась ее тела так же нежно, как ласкали ее руки Деймона. Вечер вступил в свои права, и ночные птицы уже настраивали свои голоса для песен, а над рекой поднималась луна. Нелли грустно взглянула на свое одинокое ложе. Как хотелось ей лежать, прижавшись к Деймону, и видеть сны, зная, что рядом он видит свои.
Она мечтала проснуться от его прикосновений, от вкуса его губ на своих губах. Ей так приятно было перебирать пальцами его густые волосы, а какое счастье чувствовать, что их тела составляют единое целое.
Нелли провела руками по гладкому шелку, по контурам своего тела.
— Я распутница, — сказала она себе, с улыбкой вспоминая, как рассмеялся Деймон этому признанию.
Ей, конечно, не надо было принимать этот подарок. Такие вещи неприлично дарить женщине, даже взамен порванного одеяния. Но ведь и их отношения нельзя назвать приличными.
— Интересно, что подумала о нас мисс Робардс, — громко сказала она.
Все еще улыбаясь воспоминаниям, Нелли накинула халат, который выглядел особенно жалко в сравнении с ее элегантной шелковой сорочкой. После чего тихонько на цыпочках вышла на балкон и, осмотревшись вокруг, увидела свет, падающий из двери комнаты Деймона. Почему он так долго не спит? Не может уснуть, как и она, или опять зарылся в бухгалтерские отчеты и счета? Еще вчера он водил ее по первому этажу из комнаты в комнату, определяя, где какие повесить занавески, какой тканью обить диваны и кресла. Решил даже снять старые ковры и купить другие в Новом Орлеане. Интерес его к тому, как оборудовать и украсить дом, вселил в нее надежду, что он собирается остаться в Роузвуде. Поэтому она была разочарована, когда Деймон объявил Артуру, что осенью, когда тетя Изетта благополучно обустроится у Тео, он намерен вернуться в Техас. А там, ясное дело, он волен будет заниматься тем, что ему интересно, участвовать в разных рискованных предприятиях, которые ему куда более важны, чем она, Нелли. А что она, собственно говоря, ожидала?
Прохладный ветерок пронесся по балкону, и Нелли поежилась от холода. Пора возвращаться.
И тут вдруг в комнате Деймона погас свет, а сам он тихонько вышел на балкон. Уже через несколько секунд она догадалась, что он смотрит прямо на нее.
— Я так и думал, что ты можешь быть здесь.
По привычке она поплотнее запахнула халат и тут же сообразила, сколь нелепым был этот жест скромности.
— А я ведь так и не имел возможности спросить, по размеру ли пришлась тебе сорочка, — донесся до нее мягкий голос Деймона.
— Точно по размеру, — ответила Нелли.
Он подошел поближе, при этом его сапоги с тяжелыми подметками, на удивление, бесшумно ступали по полу балкона. Рукава его рубашки были закатаны до локтей, верхние пуговицы на груди расстегнуты, открывая загорелую шею — место, как она уже знала, весьма чувствительное к поцелуям.
— А как тебе новые сапоги? — спросила она.
— Я их разнашиваю, — ответил он. — Требуется какое-то время, чтобы ноги привыкли к новой обуви.
Он подошел совсем близко.
— Я хочу посмотреть, хорошо ли сидит на тебе новая сорочка.
Нелли заколебалась. Деймон сел на балюстраду, прислонившись к колонне.
— Это все, что я прошу, дорогая.
Его мягкий голос, так непохожий на тот резкий и жесткий, который она слышала вечером, соблазнил ее. Она развязала пояс и позволила халату сползти с плеч вниз. В полной темноте она не могла видеть его лицо, но чувствовала его ласкающий взгляд, скользящий вдоль ее тела. Он хотел ее. Она это знала.
Нелли тоже хотела его, несмотря на то, что он собирался ее покинуть. Но ему о ее желании знать не надо. Она снова натянула халат на плечи и туго завязала пояс.
— Ткань очень приятная, но хлопковая мне подошла бы больше.
— Подойди ближе.
— Зачем? Мы можем и так разговаривать.
— Можем, но нас могут подслушать.
— Это правда. — Нелли подошла к балюстраде с другой стороны колонны, у которой сидел Деймон. — Так о чем нам надо поговорить?
— Я все время думаю о той ночи в Новом Орлеане.
— Я тоже хорошо ее помню, — призналась Нелли. Тело ее реагировало на близость Деймона и жаждало его прикосновения, однако теперь она уже владела собой. — Но здесь, под крышей Роузвуда, Новый Орлеан представляется другой планетой. И еще я не забываю, почему вернулась сюда, — добавила она.
— Я думал, ты вернулась, чтобы заботиться о моих тетушках и… чтобы быть со мной.
— И чтобы выплатить тебе свой долг, — громко произнесла Нелли. Повернувшись спиной к Деймону, она стала смотреть вниз, на сад. «А, кроме того, узнать, кто здесь делает дураков из всех нас: ворует сокровища Роузвуда прямо из-под носа у хозяев, подставляя меня под подозрение», — молча размышляла она. Деймон пожал плечами:
— Долг. Что ж, леди-охотница за привидениями, если хотите знать, этот долг для меня не имеет особого значения.
— А для меня имеет. Я не нуждаюсь ни в твоей жалости, ни в твоей благотворительности. Я три года честным трудом зарабатывала на жизнь и смогу продолжить это без твоей помощи.
— То есть так же, как ты без моей помощи спаслась бы от Раффина? — спросил Деймон. — В тебе что-то слишком много гордости.
Нелли фыркнула.
— А мне припоминается, как я спасла тебя от Чарльза.
— О, эти рыбьи головы! Прекрасная была идея, дорогая. Я бы применил этот твой прием даже не ради спасения.
Нелли повернула голову и из-за колонны посмотрела на Деймона.
— Что касается моей гордости, — заметила она, — то я считаю ее весьма полезной.
— Может, и так, но не в данный момент. — Он встал и привлек ее к себе.
— Давай сегодня ночью, Нелли, будем снова вместе пробовать вино. Погреб совсем рядом.
Она, конечно, хотела остаться с ним, принять его соблазнительное предложение. Но прежде предстояло покончить с унизительными подозрениями.
— Слишком многое стоит между нами, — прошептала она. — Твои подозрения. Мои долги. Иногда мне кажется, что ты веришь мне, но не во всем. А мне этого недостаточно.
— А что достаточно? — Рука Деймона спустила вниз ее халат, погладила шелковую сорочку. Он наклонился, чтобы поцеловать ее в шею. Жар охватил все ее тело. На мгновение она забыла, о чем они говорили. Он прижимал ее к себе все крепче, и сквозь тонкую ткань ночной сорочки она чувствовала жар его желания.
— Я хочу доказать тебе… о, что ты делаешь!..
Рука Деймона скользнула под рубашку.
— Тебе не надо ничего мне доказывать, — шепнул он ей в ухо. — Просто позволь мне ласкать тебя, Нелли. Позволь мне доставить тебе удовольствие.
Он поцеловал ее в губы, поднял ее колени к себе на грудь и нашел спрятанные лепестки ее женского цветка. У Нелли перехватило дыхание. Она хотела отпихнуть его руки, но вместо этого обняла за шею и уткнулась лицом в его плечо, не в силах справиться с охватившим ее возбуждением. А он продолжал медленно и настойчиво исследовать ее потаенное место, пока не нашел чувствительную точку. Едва слышно он шепнул ей в ухо:
— Я хочу тебя попробовать, любимая. Позволь мне!
Нелли задрожала от предвкушения. Она чуть повела плечом, и ее рубашка соскользнула, обнажая грудь. Деймон жадно прикусил ее сосок, проделывая языком нечто волшебно-сладостное — то же, что проделывали его пальцы. Она растворилась в его поцелуях и ласках. Когда все подошло к высшей точке, она попыталась заглушить вопль счастья, прижавшись к груди Деймона ртом.
Он шептал ей в ухо нежные слова. И она все сильнее прижималась к нему, ослабевшая и насытившаяся, удивляясь, что не может противостоять ни одному его прикосновению.
— Что-то происходит со мной, когда ты рядом, — произнес Деймон, гладя ей волосы. — Думаю, что ни ты, ни я не сможем долго продолжать подобные отношения: быть так близко и так далеко друг от друга.
— А что тут можно решить? — пробормотала Нелли, уткнувшись ему в шею.
— У меня есть несколько вариантов, — ответил Деймон. — Ты не со всеми согласишься. Черт, не знаю, согласишься ли ты хотя бы с одним из них. Но сначала мы должны поймать вора.
— Правильно.
Упоминание о воре нарушило все очарование их близости, и она освободилась из его объятий. Деймон не удерживал ее и ничего не сказал, но Нелли чувствовала, что он за ней наблюдает. Она одернула сорочку, проклиная себя за слабость, а его за то, что воспользовался этой слабостью. Не пожелав ему даже спокойной ночи, она бросилась в свою комнату и закрыла дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Розовый ручей - Мэдл Линда

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324Эпилог

Ваши комментарии
к роману Розовый ручей - Мэдл Линда



неплохой роман!!! неплохой сюжет.
Розовый ручей - Мэдл Линдалия
10.10.2012, 18.56





Читала с интересом. Приближен к жизни. Показано зарождение чувств у главных героев. Злодеи также реальны. Советую для прочтения как роман с рейтингом выше 9-ти.
Розовый ручей - Мэдл ЛиндаВ.З.,65л.
30.05.2013, 11.14





Понравились оба романа этой писательницы, которые здесь представлены, жаль, что мало.
Розовый ручей - Мэдл ЛиндаТаня
5.02.2014, 11.48





Интересно.Понравилась ГГ -без глупых обид и заморочек. Немного смутила сцена в погребе рядом с кладбищем, да ещё в грозу: жутковато и негигиенично что-ли. Но в алкогольном опьянении можно проявлять чудеса героизма и забыть о гигиене. Простительно. ГГ-нормальный мужик,собственник,но смог закрыть глаза на ложь и принять.Респект. 10/10
Розовый ручей - Мэдл ЛиндаИмбирь
10.12.2014, 16.50





интересно читайте 10.балов
Розовый ручей - Мэдл Линдатату
13.04.2016, 13.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100