Читать онлайн Розовый ручей, автора - Мэдл Линда, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розовый ручей - Мэдл Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розовый ручей - Мэдл Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розовый ручей - Мэдл Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэдл Линда

Розовый ручей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Деймон ждал позднего вечера, чтобы начать поиск пистолетов. Когда все легли спать, в том числе и Ситуэллы, он пошел в библиотеку. Достав ключ из ящика письменного стола, Деймон открыл оружейный шкаф и обнаружил, что Артур прав — пистолетов там действительно нет. Обычно они лежали в самом низу шкафа, в ящике из тикового дерева, обитом волокном.
Последний раз Деймон осматривал пистолеты в тот день, когда они с Нелли проводили опись вещей в библиотеке. Он ясно помнил, что она стояла рядом с ним, и он показывал ей пистолеты. Она включила их в свою тетрадь, подробно описав их латунные детали и гладкую эбонитовую ручку. Нелли с видимым интересом слушала его рассказ о трагической дуэли Бурра с Гамильтоном, хотя он не сомневался, что она знала эту историю и до него. Все южане ее знали.
Пораженный исчезновением пистолетов, Деймон снова запер шкаф. «За последние недели никто из посторонних не бывал в доме, — размышлял он. — И ничего больше не пропало. А может, другую пропажу просто не заметили?»
Деймон вытащил из ящика стола тетрадь с описью, которую он положил туда в день отъезда Нелли. Перелистывая страницы, он, наконец, нашел то, что искал. Стоило ему увидеть строки, написанные ее четким, округлым почерком, как на него нахлынули воспоминания.
Какой-то шум в холле насторожил его. Тихие шаги и шепот. За полуоткрытой дверью библиотеки возник свет от зажженной свечи, перекрываемый чьими-то тенями.
— Кто там? — позвал Деймон.
Никакой тревоги это у него не вызвало, только любопытство. Он поднялся с кресла и направился к двери. В этот поздний час, когда все давно уже должны были спать, он, распахнув дверь, увидел у подножия лестницы дядю Кейто и тетю Вэрину. На тете был ее обычный халат, а на дяде Кейто какое-то странное одеяние, которого раньше Деймон на нем не видел.
— О, Деймон, — еле слышно проговорила Вэрина, убрав руки от подноса, который дядя Кейто собирался ей передать. — Прости, пожалуйста, мы не хотели тебя беспокоить.
— Правда, не хотели, сэр. Я только нес мисс Вэрине и мисс Изетте теплого молока, чтоб им поскорее уснуть. А вам ничего не надо принести, сэр?
— Нет, не надо. Я просто удивился, что кто-то еще не спит, — ответил Деймон и обратился к тетушке: — Тетя Вэрина, можно тебя на минутку? Я хочу с тобой поговорить.
— Конечно, дорогой, — ответила Вэрина, как будто ночной разговор с племянником был для нее в порядке вещей. — Дядя Кейто, отнеси молоко наверх, в комнату к мисс Изетте.
— Слушаюсь, мисс, — кивнул дядя Кейто. — Уже иду.
Деймон открыл двери библиотеки для Вэрины, и она вошла туда первой.
— Что-то произошло, дорогой? — Она засунула руки в широкие рукава цветастого халата. — Это как-то связанно с Нелли, да?
— В чем-то да, — признал он. — Я не хочу беспокоить тетю Изетту, но что-то, кажется, происходит.
— Конечно, ты прав, дорогой, не надо ее беспокоить. Я не скажу ей ни слова.
— Мне стало известно, что из дома исчезли некоторые ценные вещи. И я хотел спросить, у тебя ничего не пропало?
Вэрина в смятении молча смотрела на него, и Деймон понял: она колеблется, говорить ли ему или нет.
— Ты ничего не потеряла? — повторил Деймон свой вопрос.
— Ну-у, коль скоро ты спрашиваешь, могу сказать: некоторые вещички я не могу найти уже несколько дней, а может, и несколько недель.
— Недель? — подстегнул Вэрину Деймон. Всем было известно, что она имела обыкновение не класть вещи на место, но вряд ли это касалось тех вещичек, которые она не могла найти уже несколько недель. — Так что же все-таки пропало?
— Во-первых, мои тюдоровские сережки в табакерке императрицы Джозефины, — начала Вэрина. — Я хотела надеть их на пикник в Лорелсе. Тогда я впервые обнаружила, что они исчезли.
— Нелли уже жила здесь? Как долго?
— О, думаю, с месяц, — ответила Вэрина. — Но я никогда ей не рассказывала про них. По-моему, она даже не знала об их существовании. Я уверена, она не внесла их в свою тетрадку.
Деймон покачал головой.
— Что еще?
— Помню, как однажды, вскоре после приезда Артура и Винсента, я не могла найти венецианскую вазу из зеленого стекла с прелестным маленьким дельфином внизу.
— И она исчезла?
— Я так до сих пор и не нашла ее, — с грустью подтвердила Вэрина. — Она обычно стояла в холле на тумбе, но я обыскала весь дом. Ну и эти горгульки…
— Что еще за горгульки?
Вэрина взглянула на него и явно с неохотой стала объяснять:
— Это такие деревянные фигурки твоей мамы, она ставила их на книжные полки. Одну из них Нелли обнаружила на чердаке, а вторую так и не нашла. Она сказала, что они, вероятно, не представляют особой ценности, так как не являются антикварными, но подумала, что фигурки эти могут что-то значить для нашей семьи. Она собиралась поговорить об этом с Элайджей, но я не знаю, состоялся ли этот разговор.
Деймон внимательно посмотрел на тетю. Знала ли Нелли о пропаже вещей? Или сама она их и украла? Вряд ли. Не похоже. Зачем сообщать тете о пропаже одной фигурки, если ты собираешься украсть другую? Рассказ Вэрины ничего, собственно, не раскрыл ему, но подтвердил тот факт, что из Роузвуда вдруг исчезли какие-то вещи и некоторые из них весьма ценные.
Он посмотрел на тетрадку с описью. Какие еще ценные вещи могли пропасть, но пока никто этого не заметил?
Вэрину, судя по всему, беспокоило его затянувшееся молчание.
— Это такой большой дом, Деймон, — со смехом сказала она, но в смехе ее чувствовалась нервозность. — Иногда мне кажется, что вещи здесь передвигаются сами, куда хотят. Я знаю, это звучит глупо, но…
— Вещи сами не передвигаются, тетя Вэрина, — улыбаясь, покачал головой Деймон. — Скорее всего кто-то взял их.
У Вэрины перехватило дыхание.
— О, нет! Ты же не хочешь сказать?.. Ты же не думаешь, что Нелли…
Он уловил в ее голосе не только удивление, но и обиду, и почувствовал себя скотиной.
— Как ты можешь даже думать, что Нелли обокрала нас?
— Я уж не знаю, что и думать, — ответил Деймон.
— А я знаю, что Нелли не воровка, — твердо заявила Вэрина. — Зачем ей в таком случае понадобилось составлять опись ценных вещей? Чтобы потом утащить их? Нет, на такое Нелли не способна. Она достаточно благоразумна.
Деймон злился на Нелли за ее ложь, но одновременно его одолевало желание узнать, где она и все ли у нее в порядке. Подозрения продолжали пускать корни в его душе, а он не хотел верить ни одному из них.
— Я знаю, что она дала нам неправильный адрес, — продолжала Вэрина. — Но, возможно, она просто спутала номер: волновалась, что там с ее родственником. Но я уверена, Деймон, ты сможешь ее найти, если отправишься в Новый Орлеан.
Деймон мрачно усмехнулся. Вэрине легко давать совет — отправиться в Новый Орлеан на поиски Нелли. Искать Нелли в большом городе — все равно, что искать иголку в сене. Иголку, которая к тому же не хочет, чтобы ее нашли. Нелли это ясно дала понять. Оставив им фальшивый адрес, она лишила его отправной точки, с чего начинать, если он решится на это.
— Ты, кажется, хотел попросить нашего новоорлеанского агента подыскать нового бухгалтера вместо мистера Пьюга, я не ошибаюсь?
— Хотел, — ответил Деймон. — А какое это имеет отношение к поискам Нелли?
— У тебя есть дело в Новом Орлеане, так ведь?
— Ну и что?
— Я думаю, тебе следует поехать туда, найти Нелли и показать ей список пропавших вещей. Спроси у нее про них.
Деймон закрыл тетрадь с описью. Даже если, найдя Нелли, он не сможет вытянуть из нее правду, он, по крайней мере, убедится, что с ней все в порядке. Вэрина положила руку Деймону на плечо, и его поразил решительный взгляд ее светло-голубых глаз.
— Поезжай, найди девушку. Я знаю, ты сам этого хочешь. И не только для того, чтобы спросить ее о пропавших вещах. А об Изетте не беспокойся. Тео приходит теперь каждый день. Она будет счастлива узнать, что ты собираешься искать Нелли, она сама тебе это скажет, я уверена.
Деймон не произнес ни слова. Он понимал: у него мало шансов отыскать Нелли, но все же совет Вэрины заслуживал внимания. Поездка в Новый Орлеан может дать ответ на множество вопросов.
А ему нужны ответы. Ему надо знать, в кого он влюбился: в лгунью или воровку.
Нелли стояла на тротуаре возле пыльной вытоптанной площади, известной как площадь Джексона. Здесь ей назначили встречу. Было раннее утро. Ночная мгла рассеялась, и площадь стала наполняться людьми, и все спешили по своим делам. Лавочники, ремесленники, рыбаки, моряки, фермеры и их жены. В конце улицы находился рынок.
С сумкой под мышкой она ждала на углу уже несколько минут, но Рене не являлся. Проходившие мимо пешеходы порой обращали на нее внимание. Она уже начала подумывать, не уйти ли ей сейчас, чтобы вернуться попозже. Одинокая женщина на углу улицы — это весьма подозрительно. Еще один хорошо одетый господин непристойно ей ухмыльнулся. Уже третий мужчина позволил себе такое. Но, в отличие от первых двух, этот остановился и приподнял шляпу.
— Может, я могу чем-то услужить вам, милочка? Проводить куда-нибудь? Угостить?
— Нет, спасибо, сэр, — тоном, который должен был поставить его на место, ответила Нелли. — Я жду своего мужа. Возможно, вы прошли мимо него. Высокий такой джентльмен. Крупный. Широкоплечий. — Она руками изобразила внушительную ширину плеч своего предполагаемого мужа. Слава богу, на ней были перчатки, и мужчина не мог видеть, что на пальце нет обручального кольца. — Муж мой довольно ревнив, — многозначительно добавила Нелли.
Мужчина нахмурил брови. Пристроив на место свою шляпу, он пробормотал слова извинения и, сойдя с тротуара, быстрым шагом пересек улицу, лавируя между телегами фермеров.
«Неужели мужчины не чувствуют, к кому можно подойти, а к кому нельзя? — размышляла Нелли. — Ведь еще утро, вечерним леди рано выходить на улицу! Но где же все-таки Рене?» — спрашивала она себя, глядя в сторону улицы рю Бурбон.
— Я на тебя рассчитываю, — прошептала Нелли.
За две недели в Новом Орлеане она так и не нашла приличную работу. А скоро предстоит очередная выплата. На нее денег еще хватит. Если бы она могла в ближайшее время получить новое место, то ей удалось бы выкрутиться.
Если бы. Последние дни вся ее жизнь, казалось, зависела от этого слова. Если бы она могла остаться в Роузвуде, у нее не было бы никаких денежных затруднений. Если бы она взяла те лишние деньги, которые дал ей Деймон, ей бы хватило на очередную выплату. Нелли покачала головой. Ей не хотелось мыслями возвращаться к этому. Она сделала правильно, вернув ему лишние деньги. Она вообще не хотела думать о Деймоне. Зачем ей лишняя боль?
Несмотря на такую решимость, запретные мысли всплывали в ее голове в самые неподходящие моменты. И тогда она, непонятно почему, чувствовала себя одновременно и согретой его теплом, и в то же время одинокой и покинутой.
Пока ей везло. В день ее возвращения в город у миссис Робардс неожиданно оказалась свободная комната. Хозяйка дома, которая была так добра к Нелли во время ее первого пребывания в Новом Орлеане, сохранила хорошее отношение к своей постоялице. Вот и сегодня утром: прочтя газету, она сунула ее Нелли. «Даже такая мелочь имеет значение, когда у тебя туго с деньгами», — подумала Нелли. Она снова посмотрела в сторону рю Бурбон, где, она знала, у Рене Лябо была чердачная комната над пекарней. А он все не появлялся.
Между тем на набережной уже толпились прибывшие с пароходом пассажиры, люди с деньгами, путешественники, желавшие привезти отсюда домой в качестве сувениров картины или рисунки.
— Нелли, что ты тут делаешь в такую рань?
— Рене! — Нелли облегченно вздохнула; обернувшись, она увидела его перед собой: небрежно завязанный шейный платок, рыжий чуб, торчащий надо лбом. Под мышками картины и мольберты, как у всякого уличного художника.
Нелли была так ему рада, что едва не расцеловала.
— А я уже стала думать, может, неверно тебя поняла вчера вечером.
Еще в первый свой приезд в Новый Орлеан Нелли как-то днем, проходя по набережной, остановилась около мольберта Рене, восхитившись его работой. Они завели разговор об искусстве. Молодой художник был из креолов, хотя его рыжие волосы и рыжая борода, казалось бы, свидетельствовали о шотландских или ирландских предках.
Из разговора сразу выяснилось, что в области искусства они единомышленники. Их дружба с этого и началась и стала расти, свободная от всяческих условностей и предрассудков светского общества.
— Да нет, это я виноват, — с обезоруживающей улыбкой признался Рене. — Я просто проспал. Но, прежде чем ты начнешь меня ругать, я хочу тебя кое-чем угостить.
Приставив картины и мольберты к кирпичной стене, он достал из кармана завернутую в салфетку свежевыпеченную сладкую пышку и с поклоном протянул ее Нелли. От аромата свежей выпечки у Нелли защекотало в носу, а желудок громко напомнил о себе.
— Пекарь обычно дает мне бесплатно несколько штук по утрам. Это как бы излишки, а я догадывался, что ты голодна, — сказал он, понимающе глядя на нее. — Старая леди Робардс — человек, конечно, добрый, но не в отношении еды.
— Спасибо тебе, — сердечно поблагодарила его Нелли.
— Ешь, ешь. Мы, художники, должны заботиться друг о друге. Прости, что не могу предложить тебе кофе.
Нелли улыбнулась, тронутая его заботой и тем, что он признал ее коллегой. Но тут ее желудок снова заурчал, и она отступила в тень кирпичной стены, чтобы насладиться французской пышкой. Она старалась есть аккуратнее, чтобы не испачкаться в сахарной пудре.
— Ну, а что касается вчерашнего вечера, я немного выпил, — признался Рене, раскладывая самодельные мольберты, на которых он выставлял свои произведения. — Но ты не ругай меня. Я выпил совсем немножко, так что это не помешало моей работе.
Нелли сдержалась, хотя намерена была выругать его за то, что он не следит за собой и относится без должного уважения к себе и своему таланту. Он был одаренным художником и вполне заслуживал богатого патрона и такую поездку в Европу, какую Тернбулы оплатили Питеру Хайраму.
— Итак, что у тебя в сумке? — спросил Рене, закончив расставлять свои работы. — Что ты принесла мне на продажу? Твои рисунки обычно привлекают такое внимание, что я становлюсь завистником.
Нелли рассмеялась и слизнула с пальцев сахарную пудру.
— Ты мне льстишь, Рене. С тех пор, как я уехала отсюда, я сделала всего несколько зарисовок. Это разные животные. — Она достала из сумки то, что нарисовала в Лорелсе, и положила листы на неустойчивый мольберт.
Рене одобрительно закивал головой.
— Олень. Пара голубей. Ах, какой чудный павлин! Очень изящно и просто. Без излишней буйности красок, которая нынче, сама знаешь, очень в моде.
— Знаю. Но, может, кому-нибудь это все-таки понравится.
— Сделай еще несколько зарисовок в городе, — предложил Рене. — Ты же хочешь заработать деньги… А людям нравятся твои рисунки, например, собор Святого Луки.
— Может, и сделаю, если купят эти. — Она не хотела признаваться, что у нее нет бумаги, и кончается запас угольных карандашей.
— А ты не пыталась показать свои работы в галереях на рю Ройяль? — спросил Рене, снова внимательно разглядывая павлина.
— С галереями повторяется одна и та же история. — Они уже не раз обсуждали, как трудно выставлять свои работы в такого рода галереях. — Женщину они там вообще всерьез не принимают, даже если она, допустим, принесла работы своего брата-инвалида.
— Брата-инвалида? — Рене расхохотался, откинув назад голову.
Нелли усмехнулась, не очень гордясь тем, какой искусной лгуньей стала за последние несколько лет.
— Сперва я попыталась сказать им правду. А когда поняла, что ничего этим не добьюсь, стала придумывать разные душещипательные истории. Но и это не сработало.
Рене кивнул:
— Они сначала смотрят на твою работу, а потом спрашивают, от кого у вас рекомендательное письмо.
— Верно, — подтвердила Нелли.
— Твои рисунки купят здесь, на улице, — сказал Рене, изучая правый нижний угол каждого листка. — Ты их подписала? Да, я вижу: К. Л. Карпентер. Подписанные идут дороже. А ты не хочешь, чтобы я рассказывал о тебе покупателю? Ты все еще опасаешься того господина, который тебя разыскивает?
— Да, — призналась Нелли, переживая, что ей пришлось просить друга лгать ради нее. Прошло, правда, уже почти три года с тех пор, как она отвергла предложение Чарльза Раффина. И она надеялась, что он перестал гоняться за нею. Хотя, с другой стороны, он был не из тех, кто легко сдается. За три года она убедилась в этом, так что лучше соблюдать осторожность. — Если кто-то будет задавать вопросы, скажи просто, что ты…
— Что я ничего о тебе не знаю. Ни откуда ты, ни где теперь живешь. Знаю только, что ты художник, я купил твои рисунки, чтобы продать их вместе со своими. Больше из меня ничего и клещами не вытащить. Так что, Нелли, не беспокойся.
— Спасибо тебе за это, — она чмокнула его в заросшую бородой щеку. — А главное за то, что ты считаешь меня как бы частью нашего общего целого. Ты не представляешь, как я счастлива, что меня признают настоящим художником.
Рене улыбнулся, сверкнув белыми зубами, рыжая его борода засверкала золотом в лучах утреннего солнца; он покраснел как маков цвет, взял руку Нелли и поцеловал ее.
— Ты действительно одна из нас, Нелли. Никогда не сомневайся в этом.
Нелли уходила с улыбкой на устах и с радостью в сердце. Под мышкой она все еще держала газету миссис Робардс. Найдя скамейку в тени деревьев, она села и стала изучать объявления. Конечно, деньги за рисунки тоже пригодятся, но ей нужна более крупная сумма, чтобы внести очередную плату. Нелли сидела и кусала губы от разочарования. Она отчаянно нуждалась в работе, а газета ничего, обещающего хороший доход, не предлагала. Лето — застойное для города время. Многие богатые семьи отправляются отсюда на север, спасаясь от жары и от возможной эпидемии желтой лихорадки.
Нелли стала небрежно перелистывать другие страницы, проглядывая колонки светских новостей и деловые сообщения. И тут ее взгляд наткнулся на имя, от которого у нее бешено забилось сердце. Она приблизила газету к глазам и стала перечитывать текст, моля Бога, чтобы это оказалось ошибкой.
«Мистер Чарльз Раффин из Чарлстона, штат Виргиния, желает в этом месяце встретиться с банкирами и промышленниками Нового Орлеана, чтобы обсудить вопрос о строительстве железной дороги — нового вида транспорта — в Луизиане. Сам он хорошо известен своим участием в производстве паровых машин. Мистер Раффин — инженер, он принадлежит к известной в Чарлстоне семье, пользующейся хорошей репутацией в обществе. Находясь с визитом в нашем городе, он собирается устроить…»
С волнением пробежав глазами текст, Нелли стала искать название гостиницы, где он остановился, но об этом упомянуто не было. Борясь с паникой, она быстро сунула газету в ближайшую мусорную корзину, желая избавиться от всего, что хоть как-то было связано с Чарльзом Раффином. Она продолжала сидеть на скамейке в ожидании, когда бессмысленный страх и ненависть отпустят ее.
Чарльз не мог знать, что она сейчас в Новом Орлеане. Это, по крайней мере, маловероятно. Ей надо во что бы то ни стало расплатиться с семейством Раффин, как было обусловлено, и все на этом благополучно закончится. Чарльз будет очень занят во время пребывания в городе, и встреча им не грозит.
Остановится он, конечно, в самом лучшем отеле города и никогда не пройдет по улицам французского квартала. Он не станет ничего покупать на рынке и даже не выйдет прогуляться по набережной во избежание встречи с простолюдинами. Главное для него — это произвести впечатление в богатых семьях и добиться их расположения. Этим он и будет занят. Занят? Нет, он будет этим одержим. Когда он к чему-то стремится, его железная воля становится устрашающей.
Нелли глубоко вздохнула. Она в безопасности. Ей нечего бояться. Бедность, по крайней мере, обеспечивает анонимность. Теперь они вращаются в совершенно различных кругах, и вряд ли их дороги когда-либо пересекутся.
— Мистер Дюранд! Какая радость видеть вас снова, сэр, — искренней улыбкой встретил Деймона служащий отеля.
Деймон не удивился, что его узнали. И он, и его тетушки, приезжая в Новый Орлеан, всегда останавливались в доме Лафайетов. Однако улыбка маленького седовласого портье тут же угасла. Понизив голос, он спросил:
— Вы заказывали номер заранее, сэр? Боюсь, мы не сможем предоставить вам ваши обычные покои.
— Я приехал довольно неожиданно, — объяснил Деймон, несколько разочарованный тем, что не сможет получить привычный для него номер. Комнаты на четвертом этаже были удобны, и все в них было привычно, но так как он не собирался проводить много времени в отеле, то согласился и на другой номер.
— На этот раз я приехал один, без своих тетушек, поэтому мне не нужно много места.
— О, я понимаю. — Лицо портье прояснилось, и улыбка вернулась к нему. — Пожалуйста, распишитесь в нашей книге. Я уверен, мы что-нибудь найдем для вас.
— Прекрасно. Мне подойдет любой номер. — Деймон записал свое имя в гостевой книге. Хотя поездка на пароходе была очень утомительной, ему хотелось поскорее оставить вещи в номере и отправиться на поиски Нелли.
Приняв решение ехать в Новый Орлеан, он тотчас сложил свои вещи в чемодан и сел на ближайший пароход. Найдя Нелли, он намеревался сразу же вернуться в Роузвуд. Состояние Изетты не ухудшалось, но в Роузвуде все еще находились Артур и Винсент — продолжали подсчитывать свое ожидаемое наследство. Деймону очень не хотелось, чтобы Изетта и Вэрина общались с Артуром наедине и решали какие-то дела в его отсутствие.
Неожиданно какой-то высокий, хорошо одетый мужчина появился у стойки рядом с Деймоном.
— Ключи от номера 417! — потребовал он, нетерпеливо постукивая пальцами по отполированному красному дереву. — Быстрей, я говорю! Я опаздываю на важную встречу.
— Сию минуту, сэр. — Портье тут же забыл о Деймоне и бросился за ключом.
Деймона разобрало любопытство: кто же это остановился в том номере, что облюбовали для себя Стерлинги? Стараясь не выдать свой интерес к стоявшему рядом бесцеремонному гостю отеля, он быстро взглянул на него.
Мужчина был почти его роста, но более худощавый. Его светло-коричневые, почти песчаного цвета, бакенбарды и усы были подстрижены по последней моде. В согнутой руке он держал коричневую шляпу с высоким верхом, которая точно совпадала по цвету с коричневым сюртуком. Покрой одежды свидетельствовал о высоком мастерстве портного. По внешнему виду это был джентльмен. Но его манера поведения, его высокомерие для Деймона были неприемлемыми.
Мужчина оглянулся на Деймона, и при виде лица, выдающего креола, индейских сапог губы его презрительно искривились. Отвернувшись, будто рядом было пустое место, он вручил шляпу своему слуге и снова повернулся к портье, достающему ключ.
Деймона совершенно не тронуло столь пренебрежительное к себе отношение. Он еще в школе встречал подобных типов. Они обычно были тиранами среди своих однокашников, им подчинялись и угождали за их богатства и семейные связи. Но, встретившись с опасностями, они не выдерживали. Приходилось либо менять свои манеры и взгляды, либо становиться чьими-то жертвами. В этом смысле и индейцы, и гремучие змеи проявляли полный демократизм. Ни тех, ни других не интересовало, у кого вы шили свои костюмы.
— Пожалуйста, мистер Раффин. Это ваш ключ, сэр. Что еще я могу сделать для вас, сэр?
— Пришлите мне немедленно цирюльника, — сказал Раффин. — Самого лучшего. Кажется, его зовут Джозеф.
— Слушаюсь сэр, — ответил портье. — Пришлем немедленно.
Даже не кивнув в знак благодарности, Раффин стремительно двинулся к лестнице, слуга засеменил следом. Дойдя до середины вестибюля, Раффин остановился, будто его озарила какая-то новая мысль.
— Портье, пришлите ко мне и вашего гостиничного сыщика.
Лицо портье выразило тревогу.
— Что-нибудь не так, мистер Раффин?
— Здесь? Нет, — ответил Раффин. — Я ищу одного человека. И хочу, чтобы этим занялись.
— Он сию минуту поднимется к вам, сэр, — заверил портье. И только тут повернулся к Деймону. — Простите, что заставляю вас ждать, мистер Дюранд. Буду здесь через минуту.
Он исчез за дверью служебной комнаты. И оттуда сразу же выскочило несколько посыльных, которые разбежались в разных направлениях.
Портье и вправду вернулся через минуту и начал искать ключ от комнаты.
— Вот, мистер Дюранд. Прекрасная комната для вас на третьем этаже.
— Насколько я понял, этот мистер Раффин довольно важная персона? — поинтересовался Деймон.
— О, да, сэр, — ответил портье. — Мистер Раффин — делец из Чарлстона. Очень влиятельный. Он собирается строить железную дорогу, здесь, в Луизиане. Знает многих важных людей в Новом Орлеане, а также в Батон-Руже. Настоящий джентльмен, ничего не скажешь.
— Я это заметил. — Деймон взял ключ и подумал, что ему тоже мог бы понадобиться сыщик. Однако он тут же с брезгливостью отбросил эту идею: нечего вмешивать посторонних лиц. Найти Нелли было для него столь важно, что доверить это кому-то он просто не мог.
Войдя в номер, он даже не стал распаковывать чемодан, который слуга поставил у двери, и сразу же сел за письменный стол, чтобы все хорошенько продумать.
В тот же вечер он отправил с посыльным несколько писем. Утром пошел на улицу, указанную в записке Нелли, такого дома, как он и предполагал, там не было. К концу второго дня Деймон в полном отчаянии бродил по набережной, задавая себе вопрос, а не бессмысленны ли все его поиски.
Письма, которые он отослал друзьям и знакомым Стерлингов с просьбой найти компаньонку для тети Изетты, не принесли никаких результатов. Кого-то просто не было в городе, а те, кто был на месте, никого не могли порекомендовать, зато с радостью пригласили его на ужин. Он поспешил отказаться, ссылаясь на то, что тетушка больна, и он торопится домой.
В смутной надежде — а вдруг Вэрина права, и Нелли просто спутала номер дома, — он прошел по всей улице, которая значилась в записке. Но, как Деймон и предполагал, названного номера на ней не оказалось. Дома в этом районе принадлежали богатым и известным новоорлеанским купцам, крупным владельцам недвижимости. Если Нелли действительно приехала в один из этих домов, вполне вероятно, что кто-нибудь из знакомых Стерлингов слышал об этом и сможет сообщить ему, хотя, скорее всего, их уже нет в городе.
Деймон даже отважился несколько раз обойти рынок: ведь она могла покупать здесь продукты — в своем списке он это учел. Но увидел он только шумную многолюдную толпу. Экзотика смешалась здесь с прозой жизни: овощи, рыба, фрукты, цветы.
В нос ему шибало запахом тухлого мяса, гнилой рыбной требухи, прокисшего молока. Легкое прикосновение к полам сюртука напомнило о карманных воришках. Когда он оглянулся на нечесаного парня, который слишком тесно к нему прижался, карманник тут же улизнул… с пустыми руками. Деймон любил приезжать в Новый Орлеан, но не слишком часто. Этому городу с его шумом и столпотворением он предпочитал бескрайние просторы.
Свои поиски он продолжал и по вечерам, прогуливаясь по набережной, надеясь встретить Нелли среди тех, кто выходит сюда после захода солнца. Таких было много, но Нелли не пришла ни разу.
Он был и на улице рю Ройяль, где посетил все галереи: ведь она могла попытаться продать здесь свои рисунки. Он бы даже не удивился, если бы натолкнулся на Джона Майнера. Возможно, под руку с Нелли. Но никаких следов Нелли и никаких вещей из Роузвуда он в галереях не обнаружил. Не встретил он и Джона Майнера.
На четвертый день поисков Деймон в который раз прогуливался по набережной, пытаясь осмыслить свои действия. Может быть, Нелли уехала из Нового Орлеана? У пристани стояло на причале три корабля с флагами разных стран на мачтах. У нее было достаточно заработанных денег, чтобы купить билет в одну сторону куда угодно.
Но в глубине души он был почему-то уверен, что она никуда не уехала. Он не допускал даже мысли об этом. Нечто большее, чем просто инстинкт, заставило его повернуться спиной к реке и посмотреть на собор, окинуть взглядом площадь. С обеих ее сторон возвышалось недавно построенное здание пассажирского вокзала. В наступающих сумерках оно уже теряло свои очертания. На площади появилась одетая в черное монашенка во главе стайки школьниц в форменной одежде. Им явно не положено было так поздно появляться на улице, и они изо всех сил спешили поскорей добраться до дома, пока не наступила полная темнота.
Когда маленькая группа добралась до противоположного угла площади, две девочки немного отстали, чтобы взглянуть на картины уличного художника. Встревоженная монахиня обернулась. Резкий ее жест явно сопровождался резкими словами — нарушительницы тут же оставили художника. Деймон уже достаточно насмотрелся всего в городе. Единственное, о чем он не подумал, это поискать рисунки Нелли на уличных выставках. Что заставило его решить, что она отнесет их в галереи? Ее знакомство с Джоном Майнером? Ее благородное происхождение? Или он просто гнал от себя мысль, что ей придется общаться с уличными торговцами?
Деймон свернул с набережной и направился в сторону квартала уличных художников. Пересекая рыночную площадь, он не обращал никакого внимания на двигавшиеся рядом груженые телеги и тачки. Главное — снова начать поиск. Он не торопился, осматривая работы каждого художника, но и надолго нигде не задерживался. Дважды он отказывался позировать художникам, а они настойчиво предлагали свои услуги, уверяя, что ему совершенно необходим собственный портрет. Один пытался продать ему страшную картину: на реке взрывается пароход.
Но он так и не увидел ничего, что хотя бы отдаленно напоминало прекрасные рисунки Нелли. Ничего похожего. К тому времени, когда Деймон дошел до последнего на этой улице художника, уже почти стемнело. Молодой человек начал разбирать свои мольберты, когда появился фонарщик и зажег рядом с ним уличный фонарь. Все картины залило вдруг желтым светом.
— Подождите, пожалуйста, — попросил Деймон и ступил на тротуар. — Я бы хотел посмотреть ваши работы.
Рыжеволосый молодой человек, который упаковывал свой товар, выпрямился и дружески улыбнулся ему.
— Конечно, сэр. Я для того и нахожусь здесь. Вы хотите, чтобы я показал вам что-то определенное?
У меня ведь не все выставлено. Есть и другие вещи.
— Я ищу рисунки, сделанные угольным карандашом, — ответил Деймон, чье внимание уже захватили черно-белые эскизы, стоявшие рядом с картинами, написанными маслом. — Как вот эти.
— Это работы моего коллеги, — объяснил молодой художник.
За последние дни Деймон столько раз испытывал разочарование, что просто не мог поверить своим глазам. Открытие было слишком прекрасным, чтобы быть правдой. Олень и пара голубей — ведь именно это рисовала Нелли в тот день на пикнике в Лорелсе!
— Как вас зовут? — спросил Деймон.
— Рене, — ответил рыжий. — Если вы хотите какой-нибудь другой сюжет, у меня есть еще одна работа этого художника. Вот, взгляните.
Деймон просто выхватил из рук Рене рисунок с павлином и поднял его к свету фонаря, чтобы получше разглядеть. Это была, без сомнения, работа Нелли, и в углу теперь стояла подпись: К. Л. Карпентер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Розовый ручей - Мэдл Линда

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324Эпилог

Ваши комментарии
к роману Розовый ручей - Мэдл Линда



неплохой роман!!! неплохой сюжет.
Розовый ручей - Мэдл Линдалия
10.10.2012, 18.56





Читала с интересом. Приближен к жизни. Показано зарождение чувств у главных героев. Злодеи также реальны. Советую для прочтения как роман с рейтингом выше 9-ти.
Розовый ручей - Мэдл ЛиндаВ.З.,65л.
30.05.2013, 11.14





Понравились оба романа этой писательницы, которые здесь представлены, жаль, что мало.
Розовый ручей - Мэдл ЛиндаТаня
5.02.2014, 11.48





Интересно.Понравилась ГГ -без глупых обид и заморочек. Немного смутила сцена в погребе рядом с кладбищем, да ещё в грозу: жутковато и негигиенично что-ли. Но в алкогольном опьянении можно проявлять чудеса героизма и забыть о гигиене. Простительно. ГГ-нормальный мужик,собственник,но смог закрыть глаза на ложь и принять.Респект. 10/10
Розовый ручей - Мэдл ЛиндаИмбирь
10.12.2014, 16.50





интересно читайте 10.балов
Розовый ручей - Мэдл Линдатату
13.04.2016, 13.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100