Читать онлайн Лекси-Секси, автора - Мур Кейт, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лекси-Секси - Мур Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лекси-Секси - Мур Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лекси-Секси - Мур Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мур Кейт

Лекси-Секси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
ДВИЖЕНИЕ В ЦЕЛЕВУЮ ЗОНУ

При первых признаках потения партнерам следует перейти во вторую фазу разминки. Продолжительные ритмичные движения активизируют сердечный ритм до 70% от максимального сердечного ритма, т.е. до такого ритма, когда сжигаются жиры и наращиваются мышцы.
Лекси Кларк. «Секс-разминка»
От чашки с чаем поднимался пар, приятно согревая холодную утреннюю атмосферу крохотного гостиничного офиса. Лекси пребывала в состоянии умиротворения. Ее умиляло все: и веселенькая обивка кресел из вощеного ситца, и кипы журналов на полу. И на Фло было приятно смотреть. К своему администратору Лекси испытывала самую искреннюю симпатию. Такое редко случается, но они с Фло почувствовали взаимопонимание с первого взгляда, а тот досадный эпизод с велосипедистами лишь еще сильнее их сплотил. Шли дни, и чувство локтя лишь усиливалось. Единым фронтом выступили они против Джейн и Джеки. Они были готовы дать отпор всем, кто бросит им вызов, они сумеют сладить с любыми клиентами: велосипедистами, репортерами, любителями природы, наносящими в отель кучи грязи, — с кем угодно! Они с Фло со всеми справятся.
— Что такое «Гриндстон»? — спросила Лекси, проверив бронь. Она помнила предупреждения Вернона.
Фло даже не подняла головы — она разбирала счета, которых к утру понедельника накопилось в избытке.
— Это музыкальная группа. Вернее, бывшая музыкальная группа. Они распались в начале восьмидесятых. Ты никогда про них не слышала?
Лекси покачала головой, и Фло вздохнула.
— Все верно. Ты слишком молода, чтобы это помнить. Хэви-метал. — В голосе у Фло звучали ностальгические нотки.
Лекси внимательно посмотрела на экран.
— Наследующие выходные они забронировали восемь номеров.
— Они всегда приезжают на дни солнцестояния, — сказала Фло. По ее виду не скажешь, что перспектива приезда восьми рокеров особенно ее тревожила, но губы у нее были поджаты точно так же, как тогда, когда она рассказывала о матери Сэма.
— Значит, они и раньше тут бывали.
— Они бывают тут каждый год. — Фло явно скрытничала.
Лекси почувствовала, что возникшая было между ними близость куда-то улетучилась.
— Уолтер меня о них предупреждал.
— О, не стоит обращать на него внимание. Они вообще-то довольно безвредные. — Фло оставила счета и подошла к окну, оставаясь к Лекси спиной. — Хотя иногда пошаливают.
— Пошаливают?
Фло сосредоточенно смотрела вдаль.
— Нам надо прочистить пожарный гидрант.
Внезапная перемена темы озадачила Лекси.
Но Фло уже унеслась мыслями куда-то далеко. Она принялась объяснять, как важно, чтобы пожарный гидрант всегда был в исправности. Как будто от того, будет ли в исправности пожарный гидрант, что-то зависело. Лекси, кажется, припоминала, о какой группе шла речь. Во всех их песнях был недвусмысленный призыв к насилию и анархии.
— Кого позовем?
— О, об этом Сэм позаботится. — Фло обернулась. И Лекси увидела, что перспектива очередной встречи с Сэмом ее несколько возбуждает. — Я пошла за почтой. Мне с ним поговорить?
— Нет, спасибо. — Лекси отчетливо помнила конец своего разговора с Сэмом Уортом два дня назад. После того как произнесешь слово «никогда», как-то неприлично обращаться за помощью.
Фло выглядела озадаченной.
— Вы сами об этом позаботитесь? Лекси кивнула.
— Хорошо, я отчаливаю.
— Фло ушла, и Лекси взяла в руки тощий телефонный справочник Дрейкс-Пойнт с его единственной желтой страницей. Никаких сантехников в окрестности десяти миль там не было. Лекси потягивала холодный чай и размышляла, какие у нее имеются варианты.
Донесшийся с улицы гневный поток фраз на беглом испанском привлек ее внимание. Найджел оттаскивал Виолетту от Полы. Виолетта визжала и извивалась, посылая женщине постарше злобные взгляды, и Лекси поняла, что она недооценивала физическую силу Найджела. Он произнес что-то успокаивающее на испанском. По крайней мере Лекси решила, что слова были успокаивающими, потому что Виолетта оставила попытки подраться и просто зло смотрела на свою коллегу.
Пола вздернула голову и что-то сказала, после чего Виолетта вновь метнулась к ней с кулаками, но Найджел предотвратил драку. Пола, пожав плечами, удалилась, явно довольная тем, что доставила Виолетте столько «приятных» минут. Виолетта бросилась к Найджелу на грудь и разрыдалась. Лицо его приняло умоляющее, беспомощное выражение, которое часто бывает у мужчин, ставших свидетелями женских слез. Лекси решила, что пора разобраться с ситуацией. Она вышла, взяла Виолетту за руку, завела в закуток, условно именуемый офисом, и усадила в старое уютное кресло. Она гладила девушку по голове, а та горько всхлипывала. Запальчивость в ней сменилась отчаянием.
— Что произошло? — спросила Лекси у Найджела.
— Пола сказала: «Какой никчемной должна быть девушка, если ей требуется книжка для того, чтобы сделать своего мужа счастливым». — Найджел брезгливо поджал губы. — Пола несносная, как похмелье.
У Лекси рука зависла в воздухе. Какая еще книжка?
Виолетта, которая еще вчера пела, как счастливая птичка, сейчас отчаянно рыдала. Найджел задал ей еще пару вопросов. Виолетта отвечала, перемежая слова со всхлипами.
— Очевидно, ее мужу Эмилиано секс успел надоесть. И так продолжалось до недавнего времени. — Найджелу было явно неловко переводить такие откровения. Виолетта сказала что-то еще. — На самом деле у него вновь проснулся интерес, когда она принесла домой одну книгу.
Какую книгу? Если Виолетта принесла домой книгу, которая вернула сексуальное влечение ее мужу, то Лекси была просто обязана спросить о заглавии и авторе.
— Найджел, ты не мог бы узнать у нее, не нашла ли она ту книгу в седьмом номере?
Найджел перевел, и Виолетта виновато повесила голову. Она вздохнула, словно набираясь храбрости, и подняла свои огромные карие блестящие от слез глаза на Лекси.
Найджел повторил вопрос.
— Она говорит, что те велосипедисты оставили в номере какую-то книгу и что она действительно ее взяла, но когда Пола стала ее дразнить, она от нее избавилась.
— Куда она ее дела?
Найджел перевел. Лекси чувствовала себя совершенно беспомощной. Надо прямо сегодня начинать учить испанский.
— Виолетта оставила ее на стеллаже для обмена книгами в магазине Мег Салливан.
Лекси уговаривала себя сохранять спокойствие. Она продолжала утешать девушку. В конце концов, еще ничего не потеряно. Магазин не библиотека. Люди заходили туда не только обмениваться книгами, но и покупать кофе и богатые цинком тыквенные семечки. Но возможно, прямо сейчас кто-то подошел к стеллажу, начал перебирать книги на полке, наткнулся на тонкий томик в красной обложке. «Секс-разминка. Руководство для девушек по домашнему фитнессу». Возможно, этот имярек начнет из любопытства листать страницы. Наткнется на иллюстрации и задумается о возможностях, которые это руководство открывает. И тогда, перебросившись парой дружелюбных фраз с Мег, засунет красный томик в карман или в сумку и отнесет домой.
Итак, надо прямо сейчас мчаться в этот магазин, пока пресловутая книга не попала еще в чьи-нибудь руки. Лекси попросила Найджела перевести Виолетте, что она вовсе не считает ее никчемной девушкой, но хочет, чтобы та попробовала наладить отношения с Полой. Она попросила Найджела узнать у Виолетты, может ли она вернуться к работе. Виолетта кивнула, Лекси улыбнулась ей и направилась в город.
В магазине Мег Салливан Лекси постигла неудача. Она поболтала с Мег, посмотрела на товар, услышала не слишком любезное приветствие Чарли Битона, который возился с никелированной машиной для поджаривания кофейных зерен. Густой приятный запах свежеподжаренного кофе наполнил помещение. Лекси купила полфунта кофе в бумажном пакете и направилась к стеллажу с книгами. В красных обложках книги были, но среди них — одна крепко потрепанная современная любовная история, одно руководство для начинающего бармена и «Десять тысяч слов, при написании которых чаще всего допускают ошибки».
Других покупателей в магазине не было. Чарли Битон поглядывал на Мег и на свою машину с одинаковой суровостью. Лекси выбрала несколько луковиц тюльпанов из коробки и, расплачиваясь за них, спросила:
— Много покупателей было с утра?
Мег подняла глаза от кассы и засмеялась:
— Да уж! Вам повезло — вы попали сюда, когда волна схлынула. Похоже, здесь с утра весь город перебывал.
— О, так это здорово! — Лекси попыталась изобразить улыбку.
Прекрасно! «Секс-разминка» уже ходила по рукам, но у кого она находилась сейчас, Лекси и понятия не имела.
Она пошла обратно в гостиницу, говоря себе, что ее не должно волновать, кто взял книгу. Может, он так и оставит эту книгу у себя, и тогда все — конец истории. Но отчего-то такой вариант развития событий казался Лекси не самым вероятным. Книга пойдет по миру, продолжая омрачать жизнь своему автору даже тут, в Дрейкс-Пойнт, где, казалось, люди даже не догадываются о существовании иного, внешнего мира. Это все равно что инфекция. Как штамм «Андромеда». Он будет переходить от одного к другому в этом крохотном городке, покуда не переболеет каждый. И тогда найдется кто-то, кто свяжет имя автора книги с Александрой Кларк, недавно приехавшей на побережье. Надо бежать отсюда. Возвращаться в гостиницу, паковать вещи и уезжать. На Север. Может, на Аляске ей будет спокойнее.
Чарли Битон был не из числа жаворонков. Возможно, то, что он жарил кофе для Мег Салливан, как-то спасало его финансовое положение, но радости эта работа ему никак не доставляла. Мег напевала песенки в стиле кантри и, танцуя, передвигалась по магазину, переставляя товар на полках и убирая выпечку, которой исполнилось больше суток. Казалось, ее приподнятому настроению ничто не в силах помешать. Она не забывала улыбаться и весело перебрасывалась парой фраз с каждым, кто входил, за исключением его, Чарли.
И каждый сегодня рылся на этой чертовой полке для обмена книгами. Чарли и сам пару раз пересмотрел то, что на ней стоит, но ничего, кроме дешевых изданий о пользе самореализации, о физической культуре, об оздоровлении организма с помощью буддистских практик, он не находил. Все как обычно — вот уже десять лет, как все в Дрейкс-Пойнт читали одно и то же.
Ничего не менялось в Дрейкс-Пойнт, покуда не вернулся Сэм Уорт.
Если Уорт собирается закрутить с Мег, то чего он ждет? Пусть, черт возьми, скажет, что ему надо. И тогда уже все решится окончательно. Мег выберет либо Сэма, либо Чарли, и вечному соперничеству будет положен конец. И тогда все успокоятся.
Она знала, что ради нее Чарли не переметнется на другую сторону. Он не даст деду потерять ферму, потому что Уорту вздумалось построить эту чертову библиотеку, и он не собирался испытывать по этому поводу чувство вины. Уорт думал, что он способен одолеть Вернона. Ха! Пусть посмотрит правде в глаза. Что стало с семьей Уорта? Чарли был слишком сообразителен, чтобы верить в небылицы. Он сделает любую работу, даже самую грязную, о которой его попросит Верной. Амадео исполнилось восемьдесят пять. И как только дед умрет, Чарли тут же отсюда уедет.
Он старался не отводить взгляда от ростера. Ему все равно, кто входит в эту лавку и кто выходит. Ладно, может, в этом что-то есть: он не очень коммуникабельный. Может, в том еще одна причина, по которой ему никогда не достанется МегСалливан.
Одинокий молоток стучал где-то внутри строящегося дома. Сэм Уорт снова работал один. Лекси еще не видела других строителей в этой новостройке, да и привычной толпы почитательниц сегодня тоже не было заметно. На этот раз ее поразило то, как органично вписывается новое здание в ряд других по Бич-стрит. Строение сохраняло все черты викторианского особняка, орнамент отделки и красивые колонны перед входом. Как только здание будет покрашено, оно точно впишется в архитектурный стиль Дрейкс-Пойнт. Лекси замедлила шаг. Она не знала, что все-таки в ней перевесит, гордость или потребность в сантехнике; и в этом смятении чувств она поднялась на веранду. Окна вставили совсем недавно — на них еще остались следы упаковки. Все они были открыты. Легкий ветерок гулял по комнатам. Уинстон вышел ей навстречу, как только она зашла в дом. Уинстон был таким же заносчивым, как и его хозяин, и все же Лекси молча поблагодарила его за то, что избавил ее от необходимости провести ночь в компании Джеки и Джейн в холодной бухте. Пес развернулся и пошел на стук молотка.
Сэм Уорт стоял к ней спиной, и спина у него была очень даже ничего, удлиненная и сильная. Широкие, чуть покатые плечи и узкие бедра, на которых болтался кожаный пояс с инструментами. Услышав шаги Лекси, он обернулся.
— Привет. — Вот лучшее, что она могла сказать для начала.
— Значит, никогда?
«Никогда» она явно сказала зря — весьма недипломатичный выбор. Верно, что у них с Сэмом нет будущего, абсолютно никакого будущего нет, и она выразила свою убежденность в этом факте одним словом. Но в тот момент она слишком сильно отреагировала на Джейн, что прилепилась к его телу с цепкостью французского маникюра. И то, что ей придется рассчитывать на него, когда гостинице потребуется сантехник, в тот момент не пришло ей в голову.
— Вы и я — это не самая лучшая идея. — Она всегда себе говорила, что честность — лучшая политика.
— Я думал, что все элементы спасательной операции прошли хорошо. — Он засунул молоток за пояс и распрямился — золотисто-коричневый образчик мышц и костей в превосходной аранжировке.
Лекси чувствовала, как сексуальное влечение легко и без усилий меняет ее сердечный ритм. Он не имел права быть таким красивым.
— Вы в школе никогда не читали книжек типа «Как стать популярным среди сверстников»?
— Прошу прощения? — Он посмотрел на нее так, словно она спросила его об ушной сере или волосах в носу.
— Вот видите. Вы не читали, а я читала. — Такие книжки были в числе тех никчемных вещей, что приобретала для нее мать. Лекси в то время была еще достаточно наивной, чтобы пытаться следовать предложенным в книге советам. Нетрудно догадаться, что результат был далек от того, что обещала научно-популярная литература.
— Вы пытаетесь упрекнуть меня в том, что в детстве я читал не те книги?
— В классе шестом вы уже были чем-то вроде лося с развесистыми рогами и разрастающимся гаремом, а я… я все еще оставалась мисс «не-та-прическа-не-тот-прикид». — Они изначально были инопланетянами.
Он засмеялся:
— Вам не кажется, что мы вышли из раннего подросткового возраста лет эдак пятнадцать тому назад? — Он расстегнул ремень с инструментами и положил его на козлы для распилки досок.
Лекси покачала головой. Зря он это сделал. Тяжелый пояс тянул его джинсы вниз, к бедрам, обнажая очень мужественный изгиб мышц нижнего пресса.
Он окинул взглядом ее наряд — от кроссовок, торчащих из-под кремовой в цветочек юбки, до коричневого кардигана с вышитыми цветочками. Она вскинула подбородок. Мол, скажи, что ты думаешь по поводу моей одежды. Однако его глаза посылали сигналы, которые она просто не могла воспринять адекватно.
— Прекратите.
— Это вы только со мной, или вам вообще не нравится мужское внимание?
— Такие мужчины, как вы…
— Вот как! — Он выставил вперед ладонь. — А что вы знаете о «таких, как я»?
— Такие мужчины, как вы, — Лекси набрала полную грудь воздуха, — такие самоуверенные, с таким взглядом: «Детка, у меня есть то, что хочешь ты, а у тебя, что хочу я», — вот такие мужчины не западают на женщин в…
— В стиле Лоры Эшли, — закончил он, указав рукой на ее наряд.
Она кивнула.
— У вас был отрицательный опыт?
— Я могла бы написать книгу «Со шрамами на всю жизнь».
— Тогда зачем вы сегодня сюда пришли?
— Из-за гостиницы. Я до сих пор не получила от вас счета за починку кровати, за чистку ковров и…
— Насчет этого не волнуйтесь.
— Нет. Для меня важно, чтобы наши отношения оставались сугубо деловыми.
Он усмехнулся:
— Я стараюсь избегать пошлых шуток.
— Вы знаете, что я хочу сказать. Хозяйка гостиницы и…
— Я знаю, что вы хотите сказать. — Он сократил расстояние между ними, и вновь его близость повлияла на ритм ее дыхания. — Вам не нравятся спасатели, но вам нравится звать на помощь. — Она не думала об этом в таком ключе. — Покажите мне хоть один шрам. — Голос его звучал хрипловато, и эта хрипловато-повелительная нотка как-то странно отозвалась в ее животе.
— Никогда. — Это слово снова соскочило с ее губ, и Лекси попятилась прочь. — Фло говорит, что вы можете прочистить гидрант.
Он остановился.
— Вы раните мое самолюбие.
— Ваше самолюбие невозможно поранить. Оно непрошибаемое. Так вы сделаете эту работу?
Он окинул взглядом комнату.
— Я хочу сказать, в свободное от основной работы время.
Она все время забывала, что он занят строительством дома.
— Пожалуй, смогу выкроить время.
— Вы можете сделать это до пятницы, до приезда «Гриндстон»?
— «Гриндстон», металлисты? Лекси кивнула.
— Веселое предстоит вам время, хозяйка гостиницы.
После того как Александра Кларк ушла, Сэм попытался восстановить тот приятный рабочий ритм, который помогал ему продержаться все утро. Ему надо сосредоточиться наделе, если он хочет, чтобы библиотека была закончена до того, как истечет срок разрешения. На этот раз он не даст Вернону победить.
А Верной опять взялся за свои излюбленные трюки. Еще один пакет документов пришел вчера по почте. Только для того, чтобы их прочесть, Сэму потребовался бы не один час. И еще больше времени для того, чтобы уяснить, как ему обойти препоны, выстраиваемые мэром. Но, так или иначе, придется напрячься. Когда он построит библиотеку, в городе появится хоть один значительный объект, который Вернону принадлежать не будет.
Уинстон пристально наблюдал за хозяином.
— Ты думаешь, я слишком легко сдался?
Уинстон презрительно фыркнул.
— Я просто веду себя по-соседски. Она здесь новенькая. И ей нравятся цветы. — Он не ожидал цветов. Ей нравились симпатичные вещи, но они скрывали ее стройную фигуру. На ней было больше цветов, чем в саду его матери.
Уинстон улегся на лапы, не удостоив хозяина ответом.
— Я знаю, что ты считаешь ее слишком подозрительной. Но она просто пытается что-то скрыть. Она не привыкла хранить секреты. Она лишь знает, как стрелять с бедра, очень прямолинейная девочка.
Сэм мог бы поклясться, что брови Уинстона удивленно поползли вверх.
— И еще я думаю, что Фло проговорилась. — Фло, Мег, Чарли, Верной — все они знали его историю, все были частью его истории. — Вот откуда взялось это слово — «никогда». Хорошие новости состоят в том, что она считает меня плотником с прошлым, и я ей небезразличен.
Уинстона эта тирада не впечатлила.
— Может, ее и непросто получить, ноты должен признать, что она — не Джулия. Она ладит со всеми людьми, которые нравятся мне. И даже с тобой.
Уинстон поднялся на ноги и пошел к двери. Сэм между тем решил добавить:
— Она, знаешь ли, смышленая. Почти ничего не упускает из виду.
Но последняя фраза осталась неуслышанной. Уинстон уже ушел.
Созванный мэром Верноном Комитет по будущему туризма в Дрейкс-Пойнт собирался по вторникам в городской ратуше. Комната для заседаний напомнила Лекси кафетерий в младшей школе — линолеумные полы, металлические складные стулья и маленькая сцена без занавеса в дальнем конце. Но только украшена эта сцена была не так, как в кафетерии. Вместо стендов со школьной стенгазетой там висели постеры, отображающие деятельность Клуба удочки и ружья. Со стен, обшитых темными панелями, смотрели фотографии, запечатлевшие Дрейкс-Пойнт в разные периоды существования городка. Спортивные состязания по бегу на еще черно-белом снимке, коллективный снимок добровольной пожарной дружины. Соревнования по перетягиванию каната на пляже и фотография Бич-стрит, на которой было всего два дома — канувший в Лету салун и продовольственный магазин. Было много фотографий людей с охотничьими трофеями: оленями, кабанами, лисами, индейками и с большими рыбинами. И очень много оленьих рогов по периметру, словно напоминание о том, что живое стадо должно помнить о стаде ушедших.
Мэр водрузил пюпитр на возвышение. Публика сидела к нему лицом. Люди подходили к этой самодельной доске объявлений, знакомились с прикрепленными бумагами. Люди здесь собрались сплошь мрачные, и было заметно, что им тут совсем не нравится. Лекси кое-кого уже знала в лицо. Верной был единственным в пиджаке и галстуке.
Сутулый мужчина в комбинезоне и бейсбольной кепке прошел мимо доски объявлений и первый нарушил тишину:
— Верной, ты еще не пристрелил ту собаку?
Верной что-то пробормотал, даже не оборачиваясь.
Шериф Брок сказал:
— В Дрейкс-Пойнт до сих пор собак никто не пристреливал, если они не бешеные.
Мужчина в комбинезоне не унимался:
— Этот олух однажды отымеет твою суку, Верной.
— Никогда. — Верной обернулся к парню в бейсболке, но вместо него злой взгляд мэра перехватила Лекси.
Она изобразила улыбку и поздоровалась.
— Мисс Кларк, добро пожаловать. Я вас не видел. — Лицо Вернона приняло подобающее выражение учтивости.
Все повернули голову в сторону Александры, и Вер-нон поторопился сделать представление:
— Лекси, познакомьтесь, это Майк, он сдает напрокат лодки и продает живую наживку. Феликс — профессиональный тренер по гольфу с побережья. Ну а Грин, парень в бейсболке, — он владеет заправкой.
Она поздоровалась с теми, кого уже знала, как, например, Брока — он был един в двух лицах: глава местной полиции и начальник добровольной пожарной бригады.
Усевшись на складные стулья, все дружно уставились на рисунок, прикрепленный к мольберту. Лекси сразу его узнала.
— Это то здание, над которым работает Сэм Уорт. Верной прочистил горло.
— Верно.
— Какое удачное расположение. — В помещении было так тихо, что можно было услышать скрип стульев под беспокойно ерзающими на них мужчинами.
Верной кивнул:
— Очень удачное расположение для коммерции, и вот что нам предстоит решить, Александра. Есть ли у вас какие-нибудь мысли о том, какие предприятия могли бы помочь гостинице?
Лекси окинула взглядом собравшихся. Эти люди никак не походили на желающих построить в центре города картинную галерею или дорогие бутики.
— В том, что касается развития туризма в Дрейкс-Пойнт, у всех присутствующих опыта куда больше, чем у меня. Я бы предпочла послушать других.
— Туризм? — фыркнул парень в бейсболке, встретил злобный взгляд Вернона и поднялся.
— Грин, обойдемся без твоих комментариев. — Вер-нон обвел собрание взглядом. Рука его лежала на пюпитре, и дорогие золотые часы ярко блестели. — В Дрейкс-Пойнт вы или ведете прибыльный бизнес, или имеете хобби. У кого-нибудь здесь есть хобби?
Никто ничего не сказал.
— Если нам нужен коммерчески жизнеспособный центр в Дрейкс-Пойнт, то в новом здании должны разместиться те, кто ведет прибыльный бизнес. А теперь следующий пункт повестки: как идут дела с петицией?
— Сорок фамилий, — сказал человек позади Лекси.
— Я хочу, чтобы каждый из вас внес еще по десять имен в этот список, и сделать это надо до конца собрания.
Лекси поняла, что собрание будет долгим.
К четвергу отношения между Виолеттой и Полой наладились, а Лекси на зеркало в ванной налепила фразы на испанском. Ей особенно нравилось испанское la aspidora — пылесос и limpiar — убрать.
Они с Фло вполне уютно себя чувствовали, работая бок о бок, так что Александра стала думать, что отчуждение, возникшее, казалось, между ними, ей просто померещилось.
Составляя меню для «Гриндстон» — гастрономические пристрастия у них были британские, — Лекси расспрашивала Фло об истории группы. Она узнала, что впервые они заявили о себе в 1970 году на фестивале острова Уайт, и это было за пять лет до рождения Лекси. Когда Лекси играла со своей первой куклой, они сочиняли свои хиты. В 1985 году группа распалась, после того как от передозировки погиб ведущий гитарист, Роджер Фрипп. Тогда Лекси, как помнится, забросила кукол ради спорта. Все это было в далеком прошлом, но у Лекси было такое чувство, словно Фло что-то недоговаривает. Она с большой неохотой открыла Лекси, что все представления группы не обходятся без трех символов: громадного мельничного жернова, от которого группа и получила свое название, топора с обоюдоострым лезвием и костра.
Сэм Уорт осуществил тщательную очистку гидранта, и Лекси теперь точно знала, как работают все мышцы его спины, когда он нагибается и разгибается. За то время, что она потратила на изучение схем всех этих дельтовидных, трапециевидных, косых и прочих мышц, она так и не успела насладиться их красотой.
Мужчины, которые часами потеют в тренажерных залах, не достигают таких результатов. Резкие движения заставляют их мышцы набухать, делают их громоздкими. Сэм же, будучи мускулистым, оставался худощавым. Культурист, который снимался для обложки ее книги, описывал Лекси ежедневные тренировки в подробностях. Ему особенно нравилось, как выглядели у него мышцы пресса, и то, что у него практически не было жира на животе. Ему не понравилось предположение Лекси о том, что с уменьшением процентного содержания жира количество вырабатываемой его организмом спермы, вероятно, тоже понизилось.
Сэм Уорт имел просто здоровый и естественный вид, и достигалось это за счет тех нехитрых движений, что он выполнял во время работы — выполнял, кстати, весьма умело. Такие нагрузки не могли вызвать снижение выработки спермы. Клоны-блондинки приносили ему печенье. Мег Салливан приносила ему тыквенные семечки.
Эрнесто потчевал его устрицами. Той частью мозга, что не была еще отуманена его красивой мускулатурой, Лек-си аккуратно подсчитывала все часы, что он провел, работая в гостинице. Он снова не предоставил ей счет.
Лекси обнаружила, что ей трудно забыть его предложение объединиться. Возможно, он просто подразумевал, что им следует лучше узнать друг друга, а может, он имел в виду лишь одноразовый секс. Поскольку Лекси никогда не заводила себе дружков на одну ночь, в случае, если он имел в виду второй вариант, сказать «нет» ей будет проще.
Ежедневные визиты Вернона в гостиницу на послеобеденный чай никак не способствовали тому, чтобы Лекси перестала волноваться насчет ожидаемых гостей. Верной успел рассказать Лекси, что в предыдущий свой визит группа устроила пожар. Совсем недавно они подожгли общественные уборные на пляже. Разумеется, они заплатили за нанесенный ущерб, и общественные уборные были заново построены, но Вернона можно было понять: зданиям городка угрожала опасность. И еще он заметил, что октябрь в Калифорнии самый пожароопасный месяц.
В ночь с четверга на пятницу Лекси снилась гора в огне. Во сне присутствовала мать олененка Бэмби, которая оказалась в ловушке из поваленных деревьев. Был там и лось, который выводил гостей отеля из зоны бедствия. В пятницу утром она начала с того, что проверила систему пожарной сигнализации и договорилась, чтобы в холле гостиницы всю ночь дежурил пожарник. Ее еще очень беспокоило то, как воспримут соседство с буйной группой остальные гости, но в три часа ее тревога улеглась, поскольку двое других гостей, собиравшихся приехать на выходные, отменили заказ. Номера не должны пустовать — она про это всегда помнила. На столе перед ней лежал ответ Сэма Уорта на ее запрос относительно счета. На клочке бумаги было написано единственное слово: «никогда».
Лекси чувствовала, что теряет терпение. Она получит от него счет. Вначале она поприветствовала гостей за послеобеденным чаем, после чего отправилась в город.
У калитки туалетного садика Чарли Битона дорогу ей перегородил золотистый ретривер. Возможно, эта группа металлистов сумеет оценить данную достопримечательность города.
— Привет, Уинстон. Сегодня меня спасать не надо, спасибо. — Она начала его обходить, но он затрусил к растительности, снова перегородил ей дорогу и залаял. Лекси увидела поднимающиеся на холм ступени. — Ты хочешь отвести меня к Сэму? — спросила она.
Кажется, пес был доволен ее сообразительностью. Ступеньки шли между разросшимися кустами жимолости и смородины. Лекси не удержалась и набрала пригоршню оставшихся на кустах ягод. Над первым рядом домов оказалась улица. Уинстон показывал ей дорогу. Свернув на юг, они подошли к видавшей виды белой калитке. Разросшиеся кипарисы закрывали с улицы обзор лучше любого забора. Лекси открыла калитку и оказалась в запущенном саду. Тропинка из кирпича вела мимо террас к величественному особняку в стиле королевы Анны с большой застекленной верандой с южной стороны. От стекол веранды отражался солнечный свет. Дом знавал лучшие времена, как, впрочем, и сад. Но при этом и дом, и сад сохранили некий аристократически-элегантный облик. Лекси почувствовала, что стала смотреть на Сэма Уорта иными глазами. Его прошлое сильно отличалось от того, что она для него придумала. Для нее он оставался умельцем крохотного городка с сексуальной улыбкой и умением найти подход к любой женщине. Теперь она увидела, что он был частью истории самого города. Фло упомянула в разговоре, что семья Сэма некогда владела большей частью Дрейкс-Пойнт, и Лекси невольно задалась вопросом: что явилось причиной такого стремительного падения. Каково это — работать плотником в городе, где твой отец был самым богатым человеком?
Возможно, это все равно что быть невидимкой в студенческом городке, где мать ее была именитым профессором, а отец — тренером бейсбольной сборной. Но Сэма Уорта едва ли можно назвать невидимкой. Все его знают. Лекси предположила, что у Сэма свои тараканы в голове и свой набор проблем. Она, Лекси, все время играла роль заднего плана у себя на родине, и только успех ее книги поставил ее в центр внимания — такого с ней никогда раньше не случалось, и она оказалась не готова к новой жизни. Люди на нее смотрели и ждали от нее чего-то. И ждали в основном плохого, а не хорошего. Но возможно, все в Дрейкс-Пойнт вот так же смотрят на Сэма и ждут от него определенных поступков. Она вдруг подумала, что эта его непринужденная, даже фамильярная манера общаться — всего лишь способ держать людей на расстоянии: приятный снаружи, он не вызывал в людях желания заглянуть ему в душу и тем самым избавлял их от возможных разочарований.
Самая верхняя терраса представляла собой заросший сорняками газон, обнесенный низкой каменной оградой. Наверное, здесь когда-то устраивали пикники — вид на море открывался головокружительный. Стеклянная дверь на веранду была не заперта. Она смотрела на Сэма Уорта снизу вверх. Он когда-нибудь носит рубашки?
— Мисс Кларк, я никак, — с нажимом на «никак», — не ожидал вас тут увидеть. — В руке у него была бутылка пива.
— Вините в том вашу собаку. — Лекси огляделась. Собака, естественно, исчезла. — И я пришла сюда лишь потому, что никак не могу получить от вас счет.
— Я терпеть не могу бумажную работу.
— А у вас ее много?
Он подумал немного и сказал:
— Я вам покажу.
— Вы хотите сказать: заходите?
— Никогда? — Он стоял, склонив голову набок, и изучающе на нее смотрел.
Лекси сжала зубы. Он не хотел, чтобы она забыла свою оплошность.
— Покажите мне вашу утомительную бумажную работу. — Она прошла по стертым ступеням на веранду. Темно-синий спальный мешок висел на перилах. — Знаете, если вы готовы трудиться бесплатно, вы могли бы и к своему дому руки приложить.
— Сначала надо закончить библиотеку.
— Библиотеку? — Ее озадачили слова Сэма. — То здание, над которым вы трудитесь, станет библиотекой?
Вместо ответа он провел ее внутрь дома через элегантную комнату с лепным потолком и удлиненным каменным камином. Мебели в ней не было, если не считать нескольких персидских ковров.
— Я думала, новое здание строится для магазинов.
— Магазины — это идея Вернона.
— Я не понимаю.
Но кажется, она начала понимать. Она была в том новом доме, и он явно не был предназначен для магазинов.
Он распахнул двустворчатые двери, ведущие в гостиную, принадлежавшую иной эпохе. Воображение рисовало дворецких и горничных в черных платьях и белых фартуках. В центре комнаты располагался ореховый обеденный стол на двадцать и более персон, заваленный кипами бумаг.
— О Боже!
Количество бумаги действительно впечатляло, и едва ли это были счета — иначе можно предположить, что Сэму Уорту не платили уже много лет. Лекси попыталась сообразить, откуда у Сэма столько документов, если он занят исключительно ручным трудом, когда внимание ее привлекла картина на стене. Над камином висел портрет женщины почти в полный рост. Женщине было около сорока. Высокая блондинка с красивыми чертами лица и высокими скулами, она улыбалась спокойной счастливой улыбкой. В ушах ее сверкали большие круглые жемчужины, вокруг стройной шеи обвивалась лента. На ней была белая облегающая блузка без рукавов и узкая, до щиколоток, персикового цвета юбка. На плечах легкая белая шаль. Из-под юбки виднелись ступни в сандалиях. Она выглядела так, как могла бы выглядеть принцесса Диана, если бы дожила до сорока с лишним лет, но Лекси знала, что перед ней не Диана. Больше того, она знала, кто эта женщина на портрете.
— Ваша мать? — спросила она. У Сэма были ее глаза и лоб, ее скулы, ее волосы и что-то общее в манере держаться.
— Да.
Черри. Это имя никак ей не шло. Она выглядела так, как должна выглядеть уверенная в себе, образованная аристократка. Впрочем, и сама комната соответствовала этому образу. И Лекси представить не могла, чем еще, кроме своей красоты, она могла быть знаменита.
— Она красивая.
— Спасибо.
Оба молчали. Конечно, он не приготовил для нее счет. Снова она оказалась в саду с ночными вазонами и сиденьями для унитазов вместо гитар. Сэм Уорт был не тем, за кого она его приняла.
— Вы не выписали для меня счет, верно?
Он глотнул пива.
— Возможно, мы могли бы прийти к джентльменскому соглашению. Вы поможете мне разобраться с бумагами — а я, в качестве бартера, предлагаю зачесть свою работу в гостинице. — Он смотрел на нее с хитроватой усмешкой, словно где-то тут был подвох.
Лекси очень остро чувствовала его близость, чувствовала его запах.
— Соглашение? — Шум, похожий на отдаленный рокот, отвлек ее. — Здесь много бумаг.
— Но это только временное соглашение. Как только я закончу с библиотекой, я отсюда уезжаю.
Ей показалось, что он дал ей сигнал: ближе не подходить.
— Уезжаете? Разве вы тут не живете?
— Я приехал только для того, чтобы построить библиотеку.
Она сделала шаг назад, прочь от гравитационного притяжения его мужской привлекательности.
— Вы что-то недоговариваете.
— Чтобы сравнять счет. Вы тоже кое-что прячете с тех пор, как приехали сюда.
Гром прокатился ближе, и Лекси попыталась понять, откуда идет этот шум.
Взгляды их встретились.
— Вы в программе защиты свидетелей? Или вас ищет полиция десяти штатов?
Она не могла отвести глаз.
— Знаете, вы ведь тоже не рубаха-парень. Я имею в виду то, что касается вашего прошлого.
Весь дом сотрясался от грохота. У Лекси в животе все задрожало. Внезапно шум стих.
— Что это было?
— Я думаю, приехали ваши гости.
— Ах да! — Лекси внезапно заволновалась. — Я должна идти. Не надо было мне оставлять Фло наедине с этими бандитами. — Она попятилась к двери.
— Не волнуйтесь, Фло может справиться с «Гриндстон», — заверил ее Сэм. — Так как, мы заключили сделку?
Лекси обернулась. Сэм стоял под портретом матери, и его волосы золотило вечернее солнце.
— Почему вы всегда так во всем уверены? Улыбка коснулась его губ.
— Потому что я помню прошлое.
Пять громадных черных мотоциклов громоздились возле гостиницы. Они напомнили Лекси злобных собак в металлических ошейниках. Действительно, все, что можно, было украшено металлом — кожаные седла, сумки, обивка руля. Уютный холл был завален рюкзаками, вещмешками и футлярами для гитар. И все было исключительно черного цвета. Лекси пробиралась между разбросанными предметами к пабу, откуда доносились громкие голоса.
Восемь крупных мужчин в коже и цепях, с голыми, в татуировках, предплечьями, пропирсингованными носами, бровями и прочими органами, с длинными неоновыми локонами, заполняли помещение. Лекси едва ли могла бы назвать их гостями. Скорее, то были завоеватели. И среди них ее элегантная менеджер Фло полулежала, распростершись на затянутых в кожу коленях свирепого гунна — потомка Аттилы. Фло была без жакета, волосы ее рассыпались по плечам, и она утирала с лица слезы смеха. Мясистый мужчина в черном, весьма довольный собой, придерживал ее одной рукой за талию, пристроив другую ладонь у нее на бедре.
Лекси не удержалась и взглянула на Найджела. Он был убийственно молчалив. Когда взгляд ее вернулся к группе, Лекси заметила еще одного молчальника. Он сидел за дальним угловым столиком и не принимал участия в разговоре. Он был целиком погружен в поджигание спичек. Зажжет спичку, подождет, пока та почти прогорит, и бросает ее в бокал с тонкой пленкой пива на дне, потом зажигает следующую. Лекси вдруг вспомнила свой сон, особенно ту его часть, где мать олененка Бэмби оказалась в огненной ловушке.
Потомок Атиллы поднял голову:
— Эй, всем привет.
Лекси помахала рукой собравшимся:
— Всем привет.
Фло высвободилась из объятий мужчины в черном и сползла на пол.
— Александра, позволь представить группу «Гриндстон». К сведению всех, Александра — хозяйка гостиницы «Клык и коготь».
Каждый из членов группы, за исключением панка в углу, сказал ей «привет». Фло представила вокалиста Йена Наша, тощего парня с зелеными волосами, менеджера Джинджер Мотт, женщину, которая была как две капли воды похожа на Фло, только являлась ее панковской версией. Представила она музыканта за синтезатором — Клиффа Кука, парня с огромными подвижными руками. Грэм Блэкмор, который лапал Фло, представился бас-гитаристом. Он кивнул в сторону парня, что зажигал спички:
— Мел Уинтер. Наш барабанщик.
Поджигатель спичек Мел внезапно встал, перепрыгнул через стол и стал протискиваться к Найджелу.
— Отвянь от меня, парень. Мне не нравится, как ты на меня пялишься.
Найджел и бровью не повел.
— Мне не нравится, что вы нарушаете правила противопожарной безопасности.
Мел оскалился и зарычал, но тут вмешался Грэм Блэкмор:
— Уинтер, угомонись.
— Давайте просто устроим костер и смотаемся отсюда.
— Костер? — выдавила из себя Лекси.
Никто не ответил. Мел и Найджел играли в гляделки.
— Завтра вечером, как планировали, ладно? — сказал Грэм, разрядив обстановку. Он обвел взглядом присутствующих. — Помните, мы здесь, чтобы отдать дань памяти Роджеру. — Все дружно закивали.
— Костер? — еще раз спросила Лекси.
— Эй, как насчет чая и булочек? — предложила Фло.
Шериф Брок чуть позже заглянул в гостиницу, чтобы перекинуться парой слов с Грэмом Блэкмором, но умоляющего взгляда Лекси словно и не заметил. Она заходила к нему, чтобы спросить, нужно ли разрешение, чтобы устроить костер на пляже. Она чувствовала приближение беды и не могла понять, почему шеф полиции делает вид, что ничего не происходит. На ее взгляд, уже сейчас должны гореть сигнальные огни и выть сирена.
Фло была в центре всего происходящего, в центре весьма острого соперничества — местная пожарная бригада сражалась в дартс против группы «Гриндстон». Пожарным не нравилось, что Фло играла за группу, так как было совершенно очевидно, что братство «Гриндстон»
считало ее своей. Теперь Лекси уже знала почему. Джинджер просветила Лекси относительно прошлого Фло — она была любимой женщиной покойного гитариста Роджера Фриппа. Смерть Фриппа расколола группу и забросила Фло в Дрейкс-Пойнт. Теперь они приехали, чтобы пригласить ее в тур в честь воссоединения группы.
Лекси не знала, за кем стоит присматривать лучше: за Фло, которая предстала перед Лекси в совершенно неожиданном свете (Лекси и не подозревала, что Фло может быть такой); за поджигателем спичек Мелом или за Найджелом с его убийственной молчаливостью. Лекси уже решила, что бросится между Мелом и Найджелом, если придется.
Маленькие круглые столики паба были заставлены пустыми стаканами и завалены упаковками от соленого печенья. Запах солодового уксуса и маринованного лука поднимался от пустых тарелок, и, по мере того как члены группы то возвращались за столики (когда наступал перерыв в игре в дартс), то уходили (когда игра возобновлялась), сигаретный угар становился все сильнее. Они все по очереди с ревом нарезали круги по городу на одном или двух мотоциклах — чтобы объехать город, требовалось всего несколько минут. Лекси очень надеялась, что мэр Вер-нон уехал отсюда куда-нибудь подальше.
Все разговоры вертелись вокруг воссоединения группы, тура в честь воссоединения и костра, который планировали устроить завтра, как дань памяти покойного Роджера Фриппа. Они то и дело начинали петь и привлекали к этому Фло. Когда одна из нескончаемых игр в дартс закончилась и новые игроки были выбраны для следующей партии, кто-то из пожарных Дрейкс-Пойнт возмутился:
— Фло, несправедливо, если ты снова будешь играть за чужих.
Грэм сгреб Фло в охапку.
— Это мы ей чужие? Да она наша Фло, наша. И когда мы уедем, она уедет с нами.
Испуганное, загнанное выражение мелькнуло на лице Фло. Лекси скорее почувствовала, чем увидела, как Найджел вышел из-за барной стойки. Это был уже перебор. Лекси встала.
Найджел, который даже говорил-то крайне редко и никогда не был замечен в повышении голоса, заорал:
— Размечтались! Ваша вонючая банда умерла. Все кончено. Finite Никаких туров возрождения.
Мел немедленно прекратил жечь спички и развернулся к Найджелу.
— Кто это говорит? Ты суешь нос не в свое дело, буфетчик. Отвянь от нас. — Он толкнул Найджела, но тот даже не шевельнулся.
Мел замахнулся, но Грэм поймал его за руку.
— Брось, Уинтер.
Мел стряхнул руку Грэма.
— Я это так не оставлю. — Он проткнул воздух указующим перстом. — Он влюбился в нашу Фло, вот в чем дело.
Фло обернулась к Найджелу, словно искала подтверждения, но он отказывался встречаться с ней взглядом. Найджел упрямо выставил подбородок:
— Нечего втягивать ее в свои бредовые затеи. У нее тут своя жизнь. Она больше не девчонка Фриппа. И с ее помощью вам не оживить вашу мертвую группу.
Грэм наконец тоже разозлился.
— Это тут она себя похоронила. Что ей здесь делать, в этой дыре?
Еще один взрыв потряс Дрейкс-Пойнт, и Фло высвободилась из объятий Грэма.
— Спасибо, Найджел. Это моя жизнь. И я сама решу, как поступить с ней. А теперь, джентльмены, сообщаю: этот раунд я буду играть за команду пожарных Дрейкс-Пойнт.
Лекси хотелось верить в то, что Фло дала понять, что она, Фло, заодно с народом Дрейкс-Пойнт, но при этом она стала говорить с точно таким же акцентом, какой был у ребят из группы. И отчего-то у Лекси укрепилось чувство, что они ее теряют.
Грэм пожал плечами, но Мел злобно смотрел на Найджела, пока тот не вернулся за стойку.
— Давайте просто разведем проклятый костер и смоемся. — Что-то в его голосе заставило Лекси понять, что прошлое вернулось к Фло, вернулось, чтобы забрать ее с собой, что прежняя жизнь все еще не отпускает, тянет к себе. И сила притяжения этой прежней жизни оказалась куда сильнее той симпатии, что возникла между администратором и хозяйкой. «Клык и коготь», а также Лекси имели все шансы потерять Фло.
В субботу после полудня Лекси застала Фло плачущей в офисе. На ней были черные кожаные штаны и ярко-зеленая футболка с V-образным вырезом, которая открывала взгляду татуировку в виде боевого топора на левом плече. Тяжелый железный кельтский крест украшал декольте.
Лекси умело скрыла свое удивление, пододвинула офисное кресло поближе к Фло и предложила своему администратору открытую пачку с бумажными носовыми платками.
— Ты можешь сказать, что случилось?
Фло вытащила из пачки с полдюжины платков и принялась приводить лицо в порядок.
— Я не знаю, кто я сегодня. Лекси это чувство было знакомо.
— Из чего выбираем? Фло слабо рассмеялась.
— Из прежней несносной Фло, «дикого дитя» семидесятых, знаменитой девочки из ранних песен «Гриндстон». — Она обвела рукой свой наряд. — И другой Фло — Флоренс Локк, надежды и опоры клуба любительниц чтения Дрейкс-Пойнт.
— Трудный выбор?
Фло вздохнула.
— Ребята пригласили меня ехать с ними. Я могла бы начать все сначала где-то в другом месте.
— Но Найджел… — Лекси запнулась. Она не хотела даже думать о том, что Фло может уехать.
Фло покачала головой:
— У новой Фло с Найджелом так ничего и не вышло, так почему бы не вернуться к Фло прежней?
— Может быть, тут Найджел виноват, а не ты.
— Он, знаешь ли, меня не видит. Он видит шелковые пиджаки и маникюр и думает… Я не знаю, что он думает.
Лекси наклонилась к подруге:
— Фло, я не хочу тебя пугать, но он все время за тобой наблюдает.
Фло продолжала:
— Знаешь, во всем этом есть горькая ирония. Я ведь на самом деле совсем не та девушка из песен Роджера. И я приехала сюда, чтобы понять, кто же я. И сейчас, знаешь, я снова чувствую себя невидимкой.
— О, не считай себя невидимкой. Я думаю, Найджел просто впал в ступор. Заледенел.
— Ты думаешь, его надо… Что? Разморозить? Шокировать?
— Точно.
Фло резко выпрямилась. Она явно стала прикидывать, как осуществить эту идею.
— Попробуй, — посоветовала Лекси. И она искренне надеялась, что это сработает. Ей не хотелось терять Фло.
— Ты думаешь, реально встретить мужчину, который видит тебя такой, какая ты есть на самом деле?
Лекси пожала плечами. Ее жизненный опыт не давал ответа на этот вопрос. Но она не хотела разочаровывать своего администратора. Найджел еще мог очнуться от ледяного сна.
В полночь Лекси сидела скорчившись на улице, одетая в самый плотный из имеющихся у нее свитеров и шерстяную юбку из толстой шотландки. До сих пор банда еще не спалила и не взорвала ничего особенно существенного.
Посреди пляжа горел громадный костер, и мириады искр уносились в ночное небо. Лекси сама предложила им место для костра, покуда они не развели его на крыше или на поляне с сухой травой. От костра шли черные клубы дыма, от которого слезились глаза и першило в горле. В ушах еще стоял гул от бесконечных взрывов — весь день члены группы гоняли свои мотоциклы. Она видела темные силуэты, хаотично корчащиеся вокруг костра. Фло тоже была с ними, в кожаных штанах, с распущенными волосами и неожиданно обнажившимися татуировками.
Лекси зябко ежилась. Она устала. Костер горел уже несколько часов, и ночная сырость пробралась сквозь свитер. Еще немного, и она продрогнет до костей. Звезды, далекие и холодные, смотрели на них с небес. Нос и уши болели. Глубоко внутри она уже превратилась в лед и теперь крепко сжимала челюсти, чтобы не клацать зубами. Очевидно, вечеринка «Гриндстон» продлится всю ночь.
А утром Фло может уехать. Просто взять и уехать. И Найджел навсегда замкнется в себе. Прежняя жизнь позвала ее, и она ответила на призыв. Фло подготовила список, в котором перечисляла все, чем обычно занималась в гостинице, порекомендовала людей, которые могут помочь, пока Лекси не наймет нового менеджера. Фло также заверила Лекси, что у той есть необходимая для хозяйки гостиницы хватка. Все так, но… перспектива управлять гостиницей без Фло выглядела весьма мрачной.
Мимо Лекси пронеслось что-то золотистое, и она узнала Уинстона. Она бы не заметила его в темноте, если бы он буквально не пробежал у нее по ногам. Она услышала, как захрустел песок. Кто-то двуногий подошел к ней следом.
— Боитесь, что они что-нибудь спалят? — спросил ее Сэм Уорт.
— Город, — ответила она одним словом, чтобы зубы не клацали.
Сэм опустился рядом с ней на песок, пристроив объемистый сверток на коленях, и как раз в это время еще один взрыв потряс Дрейкс-Пойнт.
— Что это? — спросила Лекси, имея в виду серию взрывов.
— М-80. Полпалки динамита — вот основной ингредиент. Это все равно что петарды для взрослых.
— Боже, — сказала она, и зубы снова начали клацать. Сэм Уорт развернул свой сверток и вытряхнул содержимое, хотя она и не могла видеть, что там было.
— Как долго вы собираетесь здесь сидеть?
— Пока костер не догорит.
Значит, всю ночь. — Он разложил что-то на песке. Она услышала, как открылась молния, и поняла, что он принес спальный мешок, тот самый, что она видела висящим на перилах веранды у него дома. И тогда он нырнул внутрь. Ткань приветливо захрустела.
Зубы у нее всерьез начали выбивать дробь, и одновременно она почувствовала, что вся дрожит.
— Составите мне компанию? — предложил Сэм.
Он решил дождаться ответа. Ему было пронзительно ее жаль. Она сидела скрюченная, замерзшая, но дело было даже не в этом — она выглядела чем-то сильно подавленной. Это была совсем не та женщина, которая чуть не смела здоровенного лося со своего пути. Куда-то ушел задор, заставлявший упрямо подпрыгивать хвост каштановых волос на ее затылке. Она смотрела на костер, но не видела ничего.
Сэм перекатился в спальном мешке, согревая его своим телом, и синтетическая ткань приглашающе шелестела. То, что он пришел на пляж, уже стало уступкой желанию. Он хотел ее, и он готов был пожертвовать драгоценным ночным сном ради слабого шанса оказаться ближе к ней.
Он перевернулся на спину и уставился на звезды, ожидая, когда она дрогнет. Он слышал, как выбивали дробь ее зубы, затем он услышал, как она вздохнула и потянула мешок на себя. Он перевернулся на бок к ней лицом и приоткрыл мешок, помогая ей забраться внутрь. Она скользнула к нему и осталась лежать, повернувшись к нему спиной, скрючившись, поджав колени к подбородку и дрожа. Он обнял ее правой рукой за живот и притянул к себе.
— Потянитесь. — Он нажал на ее колени, побуждая их распрямиться.
У меня пальцы на ногах сейчас отвалятся. — Ее голос, сбивчивый от дрожи, звучал так, словно доносился со дна морского. Ступни у нее действительно были ледяные. От их прикосновения к его теплым ногам у Сэма перехватило дыхание.
Она засмеялась.
Огонь и лед. Ее мешковатый свитер сбился, образовав кочку между ним и ею, но Сэм вжался бедрами в ее круглый зад, заставляя самые горячие части своего тела греть ее. Вот уже несколько дней, как он распалял эти части, подкидывая в костер все новые уголья. Он лишь надеялся, что она прямо сейчас этого не заметит.
Затем он зарылся лицом в ее волосы на затылке. Ветер успел как следует растрепать их и добавил к их природному запаху запах океана, но мягкие пряди у воротника хранили ее родной сладкий цитрусовый аромат. Единственные участки голой кожи, к которым он имел доступ, были ее запястья и шея. Он хотел большего, он хотел положить горячую ладонь ей на живот и ниже, но он был абсолютно уверен в том, что она не станет поощрять этот шаг. Он накрыл ее ледяные руки своими и стал водить большим пальцем по внутренней стороне ее запястий.
— Фло уезжает, — произнесла она.
Чтобы связать слова и потерянный тон, которыми они были сказаны, Сэму потребовалась минута.
— Я так не думаю, — ответил он наконец.
— Она там, с ними. Я едва узнала ее, когда она сегодня вышла из гостиницы.
— Показала татуировки?
— Вы знали.
— Фрипп много песен о ней написал. Она была его музой — «речная девчонка».
— Я знаю эту песню. Она о ней написана? Фло была знаменита?
Слава — не то, ради чего стоит жертвовать всем. Я думаю, она потерялась в том образе, который он для нее придумал. Когда он умер, она приехала сюда, чтобы понять, кто же она на самом деле. — Сэм обнаружил, что пальцы у Александры стали теплее и обрели подвижность. Он нажал большими пальцами на ее ладони, словно заряжая их теплом.
— Вы думаете, тому, кто познал вкус славы, Дрейкс-Пойнт не осточертеет?
— Вы хотите сказать: будет ли этому имяреку не хватать славы?
Она кивнула.
— Я не думаю, что Фло скучает по славе, — сказал он.
— Но она может уехать!
— Это от Найджела зависит.
— Я знаю. Почему он ничего ей не скажет?
— Высказать свою догадку? У него есть что скрывать, как у каждого в этом городке. — Он знал, что она не собиралась выбалтывать ему свою тайну, и все же Сэм ждал, давая ей возможность подумать об этом. Он отпустил ее ладони и положил руки ей на живот, пальцем пробегая по узкому поясу ее юбки. Он просунул руку под пояс и коснулся ее живота.
Он почувствовал, как расслабилось ее тело, как млело оно от близости, от прикосновений. Ветер стих, и можно было услышать шум волн и сонный шорох гальки, что выбрасывали волны на берег.
Она поерзала, придвигаясь к нему ближе, и в жаре расплавились все разумные мысли. Он прижался к ней еще теснее.
— Что вы делаете?
— Пытаюсь не уснуть. Я пообещала Вернону, что не дам им ничего спалить.
— Уинстон залает, если что-то случится.
Она прижалась к нему и затихла. Он понимал, что она его чувствует. Ясное дело, она знала, в каком он состоянии.
— Мне нужно уйти. — Она не шевельнулась. — Я залезла сюда, только чтобы согреться.
— Вы знаете, как сильно нас друг к другу тянет. Она этого не отрицала.
— Мы что-нибудь будем с этим делать?
— Например?
— Например, узнаем друг друга поближе.
— Вам нравятся сексуальные женщины.
— А вы не сексуальная? Докажите это мне. Может, оно мне поможет.
— Вам нравятся женщины с впечатляющим декольте.
Неправда.
— Ну что же, я знаю женщин с впечатляющим декольте, но ни с одной из них я сейчас в спальном мешке не нахожусь.
Она решила сменить тактику:
— Вам не нравятся женщины, которые отдают приказы.
— Прикажите мне раздеться догола.
— Нет!
— Смутите меня. — Если он заставит ее думать, она останется. Он это знал.
Ему пришло в голову, что этот цветочный стиль был выбран ею намеренно, как камуфляж, как маскировка от мужского внимания. Он задавался вопросом, для чего ей понадобилось маскироваться и как заставить ее проявить себя такой, какая она есть на самом деле, — настоящей женщиной. Она была симпатичной от природы. Она не была ни гламурной, ни знойной, но определенно нежной и независимой, как цветы, растущие на горных склонах, а не на клумбе.
Он понимал и то, что она не была готова в той же мере, что и он, к развитию отношений, но он мог быть терпеливым. Он знал, как обрабатывать сучки в древесине — стараться работать под него, а не против него. Трюк заключался в том, чтобы склонить ее к движению в том направлении, в котором она и сама желала двигаться. Вот прямо сейчас он хотел, чтобы она повернулась к нему лицом. Ему очень нравилась эта круглая мягкая попка, но были и другие части, с которыми он бы хотел войти в контакт. Эти губы, например.
Ее дрожь была теперь лишь едва заметна.
— Почему у вас накопилось столько бумажной работы?
— Чтобы попросить вас мне помочь. Так вы поможете?
— Все это очень странно. — Она повернулась и оказалась лицом к нему.
— Что до меня, то тут ничего странного нет. — Он обнял ее за талию и прижал к себе.
— Вы на меня давите, а я ношу…
— Свитер в два дюйма толщиной и страшно колючий. Если вам нужна помощь, чтобы от него избавиться, — я весь к вашим услугам.
— Нет, спасибо. — Ее дыхание согревало ему горло.
— Вы знаете, что у меня есть доступ всего лишь к нескольким квадратным дюймам кожи.
— Вам придется удовлетвориться тем, что есть.
«Никогда», — подумал он и стал искать губами ее губы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лекси-Секси - Мур Кейт



Мне очень понравилось!!!Рекомендую!
Лекси-Секси - Мур КейтСветлана
8.04.2012, 23.01





Забавно и интересно.rnСоветую!
Лекси-Секси - Мур Кейтинна
31.10.2015, 20.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100