Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Недавно вышедший в свет последний номер журнала "Магия моды" пользовался огромным успехом. Элла Борисовна планировала дать дополнительный тираж: на этом можно неплохо заработать… Она смотрела на обложку. Лицо Натальи Богдановой притягивало взгляд. "Жаль девчонку, жаль!" – Хрусталева вздохнула и отложила журнал в сторону.
Большое цветное фото Натальи она повесила на стену в гостиной собственной квартиры – там, где занимали центральное место фотографии десяти самых богатых моделей мира (по данным за прошлый год). Они размещались на стене в порядке возрастания заработанного капитала. Домашнюю выставку Хрусталева устроила таким образом, чтобы легко можно было заменить одну фотографию на другую.
Первое место по праву занимала Элль Макферсон; ее доход составил 40,3 миллиона доллларов. Мускулистая фигура без единой капли жира напоминала тело гладиатора. Открытый купальник; насупленные брови, хмурый взгляд – в лице супермодели ни капли очарования.
За Макферсон следовали: Синди Кроуфорд – 37,7 миллиона долларов, Клаудиа Шиффер – 36 мил-лионов долларов.
Хрусталева слышала, как в одном интервью кто-то сказал, что если взглянуть на Шиффер без грима, то оторопь возьмет. На имевшейся у Эллы Борисовны фотографии Клаудиа тоже не производила впечатления сверхъестественной красавицы.
На четвертом месте находилась Линда Евангелиста, заработавшая 29,8 миллиона долларов. Очаровательная, улыбающаяся Линда в черно-белом полосатом топике. Женственная, привлекательная, она была сложена удивительно гармонично, это отмечали все ведущие модельеры мира…
Хрусталева снова взяла в руки журнал и открыла его на развороте, где помещалась фотография Богдановой, снятой в полный рост. Между супермоделью Линдой и трагически погибшей малоизвестной манекенщицей улавливалось некоторое сходство.
– Что-то, несомненно, есть! – вслух произнесла Элла Борисовна и нахмурилась. Только сейчас она впервые подумала о том, что в гибели Натальи Богдановой есть какая-то тайна.
За Линдой располагалась Наоми Кэмпбелл – 28,9 миллиона долларов. За сексуальной Наоми тянулся шлейф скандальных публикаций. Темные волосы до плеч, выразительный взгляд; она сидела в одних трусиках, слегка прикрыв руками роскошную грудь. Это поза секс-богини, не скрывающей своей сексуальной привлекательности. Глядя на нее, поневоле вспоминались жрицы любви, служительницы храмов, где безраздельно властвовало наслаждение.
Считалось, что Наоми была и остается одной из самых желанных женщин мира. В конце концов это едва не погубило знойную красавицу. Мужчины в ее жизни сменяли друг друга с калейдоскопической быстротой. В одном интервью, появившемся в западном еженедельнике, Наоми в минуту откровенности призналась: она переживает, что в ней видят лишь экзотическую секс-машину, а не человека. В июне 1997 го-да, когда Наоми отдыхала на Канарах, однажды утром ее не смогли разбудить. В крови роскошного смуглого тела, впавшего в кому, врачи обнаружили большое количество алкоголя и барбитуратов. Супермодель спасли. Газетчики писали, что имела место неудавшаяся попытка самоубийства.
Шестое место принадлежало англичанке Кейт Мосс – 26,3 миллионов долларов.
Элла Борисовна очень надеялась в следующий номер заполучить эксклюзивное интервью с суперзвездой американского кино Вайноной Райдер, у которой супермодель Кейт Мосс несколько лет назад отбила жениха, Джонни Дэппа. Из-за разорванной помолвки актриса впала в тяжелую депрессию… Читательницы любят такие душещипательные истории: оказывается, не только их обманывают и бросают неверные мужчины – и тех, кто высоко стоят на звездной лестнице, судьба подвергает таким же испытаниям!
Кейт Мосс начала употреблять наркотики в возрасте двенадцати лет. В одном из интервью британская прелестница призналась, что в течение десяти лет ни разу не выходила на подиум трезвой. Утро ее начиналось в компании подружек-моделей с нескольких бутылок шампанского и изрядного количества анаши. Во время фотосъемок принимались уже более крепкие напитки. К моменту вечернего показа мод Кейт чудом умудрялась держаться на ногах. Ее состояние нанимателей не волновало: главное, что худая, изможденная Мосс великолепно – стильно! – выглядела на обложках журналов. Осенью 1998 года, после затянувшегося запоя во время турне по Индии, Кейт сама осознала, что пора завязывать, – и легла в реабилитационную клинику.
Следующие места в десятке самых богатых моделей мира занимали: Стефани Сеймур – 24,6 миллионов долларов; Кристи Терлингтон – 23,7 миллиона долларов; Вендела Кирсборн – 22, 8 миллиона долларов; Карен Малдер – 19,3 миллиона долларов.
Супермодели всегда жили и живут под неусыпным надзором прессы. Каждое слово, каждый шаг, в том числе и в личной жизни, становятся лакомым куском для жадных до «жареного» репортеров и бесцеремонных кинооператоров. Красота притягивает, и публика внимательно наблюдает за жизнью своих кумиров.
Элла Борисовна практически в каждом номере своего журнала старалась дать интересный материал об одной из супермоделей. Она внимательно следила за публикациями, появлявшимися в западной прессе.
У Хрусталевой возникла новая задумка – ввести в журнал рубрику под таким, например, названием: "Секреты супермоделей". А можно и так: "Мрачные секреты супермоделей". Последний заголовок ей понравился больше. Материала было вполне достаточно, чтобы сделать рубрику интересной.
Надо сказать, что блестящий и неодолимо привлекательный мир супермоделей на самом деле жесток, бессердечен. Вот характерные примеры: за одним из крупнейших и могущественнейших модельных агентств мира – агенством «Элит» чуть ли не с первых дней его существования тянется цепь мрачных скандалов…
Когда фирме не исполнилось еще и года, погибли две его модели. Вдребезги пьяная Пола Бренкен после великосветской вечеринки выбросилась из окна. Говорили, что она начала употреблять наркотики и алкоголь вскоре после того, как устроилась на работу в агентство. Дело замяли. Причины гибели были не установлены. А вскоре после этого погибла другая подопечная «Элит» – Эммануэль Дано. Ее считали законченной алкоголичкой и наркоманкой. Эммануэль подвозили из ночного клуба несколько мужчин, которые по дороге попытались ее изнасиловать. Дано выпрыгнула на ходу из несшегося на огромной скорости автомобиля – и мгновенно погибла. Подобную гипотезу журналисты подвергли сомнению: всем известно, что для подавляющего большинства моделей секс становится неотъемлемой частью профессии.
Не повезло и англичанке Патрисии Дэвис, которая впервые вступила на подиум в четырнадцать лет и сразу обрела всебританскую славу. На свою беду, она связалась с неким агентом, который для начала изнасиловал ее. Спустя месяц Патрисия уже нюхала кокаин и литрами пила шампанское. Тот же агент отвез ее на подпольную киностудию. Так она оказалась героиней фильма, снятого в жанре самого жесткого порно. Юная Дэвис снялась в десяти подобных лентах. В 1997 году она умерла от передозировки наркотиков. Ей было всего семнадцать лет. После гибели несчастной Патриссии разразился грандиозный скандал. Несколько английских моделей со страху разом поставили крест на своей карьере, сменив профессию.
Хрусталева, разумеется, понимала, что давать подобную информацию в журнале следует достаточно осторожно.
Сейчас модельный бизнес помолодел. Западные агентства ведут охоту за красотками, которым едва исполнилось одиннадцать-двенадцать лет. И сами модели считают, что в таком возрасте удержаться от соблазнов очень трудно.
Элле Борисовне довелось прочесть откровения восемнадцатилетней английской супермодели Ирис Палмер. Та искренно считала, что ей еще повезло: она попала на подиум относительно взрослой. Двенадцатилетним же красоткам, утверждала Палмер, выжить в модельном мире будет практически невозможно.
Атмосфера фривольности вообще свойственна среде, к которой принадлежат и топ-модели. Девушки пользуются полной свободой, делают что им вздумается – ведь не приставишь к каждой из них телохранителя?! Если знакомиться с подобными откровениями, поданными единым блоком, может сложиться впечатление, что большинство топ-моделей живет так, как будто завтрашний день не наступит никогда.
В противовес трагическим историям Хрусталева собиралась публиковать и другие материалы. В одном из номеров она планировала дать статью про Надю Ауэрман – немецкую модель, которая добилась успеха благодаря исключительно своему упорству. Материал об Ауэрман был уже набран и лежал в «загоне», то есть в редакционном загашнике. Сейчас пришло время познакомить с ним читателя…
Все сотрудники журнала "Магия моды" знали: у запасливой и предусмотрительной Хрусталевой из «загона» можно составить два приличных номера. "Без задела, – учила редакторша своих подчиненных, – не бывает хорошего журналиста".
– Так-так! – Хрусталева поплотнее уселась в кресло и поставила перед собой полную тарелку гренок, приготовленных так, как она любила. (Очень мягкий черный хлеб, смазанный маслом, тоненький ломтик свежего помидора и сверху – тертый сыр. Помидор можно заменить поджаренными грибами, но это такая возня…) Гренки, на приготовление которых потребовалось всего несколько минут, сегодня заменяли ей ужин. Главному редактору "Магии моды" не нужно было постоянно думать о диете. Иногда она позволяла себе есть то, что хотела.
Элла Борисовна листала подготовленные к публикации материалы.
– Думаю, читателю это будет интересно… – Она привыкла разговаривать сама с собой вслух.
Иногда это происходило и на работе. В такие моменты сотрудницы и сотрудники журнала незаметно переглядывались между собой. А главной редакторше было наплевать на то, что кое-кто считает ее чудачкой: главное, дело должно продвигаться.
– Интересная судьба у этой модельки. Не мешало бы кое-кому поучиться ее цепкости и упорству…
…Ауэрман родилась в Западном секторе Берлина. Еще в школе она решила, что станет фотомоделью. Ее идолом являлась Кристина Терлингтон. Пробиться на ведущие подиумы мира из Западного Берлина, существовавшего где-то на задворках моды, было практически невозможно. Но Надя пробилась. Сначала – серии фотографий, печатавшихся в низкопробных журнальчиках. В то время никому бы и в голову не пришло, что эта девушка достойна стать звездой. Ее фигуру считали непропорциональной, несексуальной, а лицо и вовсе простоватым и лишенным загадки…
Элла Борисовна рассматривала фотографию модели в корсетном платье. Надя стояла, уперев кисти рук в бедра. Точеная фигурка напоминала древнегреческую амфору.
Эта девушка сделала себя сама! После публикации одного из удачных снимков на нее обратил внимание король высокой моды – Карл Лагерфельд. Он пришел в полный восторг. Потом последовал контракт с агентством «Элит»; Надя попала в объективы знаменитых фотографов. Ее снимали для обложек престижных журналов. «Вог» выходил с фотографией Нади на обложке. Гельмут Ньютон, Ричард Авендон, Ирвинг Пенн – эти знаменитые на весь мир фотографы работали с ней. Карл Лагерфельд считает ее образцовой моделью, которая добилась успеха благодаря упорству, дисциплине и железной воле. Она никогда не опаздывает и готова работать сколько угодно. А вот коллеги по работе ее не особенно жалуют именно из-за немецкого педантизма и пунктуальности. Синди Кроуфорд и Линда Евангелиста презрительно отзываются о ней как о жуткой зануде. Надя вникает во все детали и задает массу вопросов во время съемок, потому что, по ее словам, хочет точно знать, какое впечатление производят тот или иной ракурс и освещение.
Хрусталева, которая сама могла пахать как лошадь, уважала людей с таким характером.
Следующий абзац Элла Борисовна читала с большим наслаждением: она представляла себе, как взбудоражит он воображение наших легкомысленных русских красавиц…
После контракта с агентством «Элит» инструкторы фирмы посадили Надю на жесткую диету. Стоматолог сделал ей "голливудскую улыбку", дерматолог предпринял усилия, чтобы кожа девушки стала бархатистой и слегка загорелой. Визажист посоветовал выкрасить волосы в цвет платины. Сейчас Наде Ауэрман около тридцати.
Сегодня на модельном небосводе появились другие звезды, более молодые и привлекательные. Но Элла Борисовна была уверена, что подписчицы ее журнала не обойдут вниманием статью о Наде Ауэрман, которая сама вылепила свою судьбу.
Однако самый жгучий интерес у публики вызывали публикации о русских моделях. На каждую из таких публикаций приходило множество откликов. Сказка про Золушку до сих пор не давала спокойно спать тем, кому посчастливилось стать обладательницами ног, растущих, как принято говорить, от коренных зубов.
Некоторым из русских моделей удавалось пробиться на западные подиумы. После этого их имена узнавали соотечественники. Россия – увы! – находится не просто на задворках модельного бизнеса, она сырьевая база, откуда время от времени изымаются красавицы, способные засиять на модельном небосводе и покорить весь мир…
Судьба двадцатилетней высокооплачиваемой модели Натальи Селивановой сложилась удачно. Она живет в Париже, объехала весь мир, ее приглашают к себе работать лучшие кутюрье мира.
Элла Борисовна читала интервью с ней, которое удалось заполучить недавно.
– Так… – листала Хрусталева полученные страницы. – Ее соблазны, конкурс, на котором победила… А кто ее раскрутил, об этом ни слова! – Она, не вставая с кресла, набрала номер телефона. – Ирочка, это я, – сказала главная редакторша в трубку. – Читаю сейчас твой материал про Селиванову.
На другом конце провода принялись что-то объяснять ей.
– Минуточку! – резко прервала она собеседницу. – Про маму, которая живет в Москве и время от времени летает в Париж к дочери, я все поняла. И про бабушку. Про победу на конкурсе – тоже. Но здесь нет ни слова о том, кто ее раскрутил. Она что, взяла и сама по себе оказалась в Париже?.. Хрусталева продолжала листать страницы. – Что? Писали, говоришь, еще раньше?.. Но в моем издании об этом не было ни слова. Надо упомянуть обязательно! Прежде всего я думаю об интересе со стороны читателей. – Элла Борисовна отставила трубку подальше от уха. – Не так громко, я прекрасно слышу. Мало ли, что она про это не говорила! Интервью брала ты…
Хрусталева, удобно положив ногу на ногу, начала мерно покачивать домашним шлепанцем.
– Что значит: "вроде "Red Stars" раскрутил, больше некому"? Голубушка, я чему вас всех учу?.. – Она выслушала ответ корреспондентки. – Не беспокойся, со скрытой рекламой я разберусь сама. Твое дело – дать информацию. Выясни, пожалуйста, этот вопрос. Пока я статью визировать не буду. И еще: слишком уж гладенько написано. Такое ощущение, что все произошло само собой. Остроты немного добавь. – У Эллы Борисовны затекла спина, и она поменяла позу. – Ирочка, ну кто сказал, что все плохо? Я этого не говорила. Очень хорошо, к примеру, про один йогурт в день. Понятно, что девочка начинала с жесткого режима, решив добиться успеха, а теперь иногда даже позволяет себе кусочек пирога – все это весьма жизненно. Про четыре-пять показов в день, когда в машине должны лежать зубная щетка, паста, шампунь и щеточка для ногтей… Такие подробности по-настоящему интересны!
Собеседница опять что-то горячо заговорила в ответ.
– Поняла? Вот и умница. Русская модель, которая успешно выступает на западных подиумах, в нашем издании должна как бриллиант засверкать! Просто уверена, что ты справишься. – Хрусталева положила трубку и выпрямилась в кресле.
Распустились – за всем приходится следить самой, буквально за всем! Завтра придется поговорить с заместительницей. Женщина она старательная, но бывает, что и заморочат ей голову эти девчонки…
"Red Stars", о которых упомянула Элла Борисовна, были крупнейшим московским модельным агентством. Реклама фирмы часто мелькала по телевидению. У молоденьких потенциальных кандидаток сердце сладко замирало от одного только услышанного названия. Агентство "Red Stars" сотрудничало со многими всемирно знаменитыми агентствами, в том числе и с суперагентством «Элит». Модели, отобранные "Red Stars" на российских конкурсах, получали путевку в жизнь и успешно дефилировали на западных подиумах.
Следующий материал Хрусталева готовила сама. Это были советы травницы Анастасии.
Элла Борисовна познакомилась с травницей случайно, когда та мыкалась в поисках клиентуры. Сначала въедливая главная редакторша отнеслась к ней недоверчиво. (Этих знахарок развелось – до черта! Только волю им дай, такого насоветуют, что последние волосы на голове повылезут.) А потом… Нет, все-таки не зря она пользуется репутацией деловой женщины. Что ей помогает, журналистская хватка или особое, прирожденное чутье – трудно сказать. Но Анастасию, невзрачную, средних лет женщину, возраст которой было определить невозможно, она приметила.
С тех пор как Хрусталева сама стала пользоваться рецептами травницы, у нее значительно улучшился цвет лица. Травы для лица, для волос, для тела – все это оказалось доступно любой женщине, даже с небольшим достатком.
Анастасия объясняла ей:
– Вдумайся: чистотел… Название говорит само за себя.
Элла Борисовна ежедневно протирала лицо льдом, приготовленным с добавлением отвара чистотела. Туда, конечно, входили и другие травы.
Анастасия могла приготовить отвар, который утолял голод.
– Жрать к вечеру хочется – хоть караул кричи! – жаловалась травнице Хрусталева. – Готова все, что есть в холодильнике, проглотить.
Отвар травницы глушил голод.
– И петрушечки туда добавим, – колдовала она.
Нельзя сказать, чтобы отвар был вкусен, но есть действительно не хотелось.
После появления Анастасии у Хрусталевой родился еще один неплохой проект. Она решила создать косметическую фирму: приготавливать различные снадобья на основе травяных отваров, или вытяжек, как сейчас принято писать в аннотациях.
– Чего? – удивилась травница. – Да я в твоей косметике ничего не понимаю. Все эти мази, кремы – не для меня.
– Не переживай, – успокоила ее главная редакторша. – Мазями и кремами займется другой человек. Ты будешь заниматься лишь своими травками.
– Это другое дело, – согласилась травница.
Элла Борисовна нашла двух толковых пенсионерок, работавших раньше на косметической фабрике. Женщины прозябали, имея скромные пенсии, и были не прочь подзаработать.
Для начала Хрусталева не замахивалась на что-то масштабное, а остановилась на довольно простых рецептах. Сложная технология требовала дорогостоящего оборудования, а это пока было ей не под силу. Она готовила к выпуску небольшую партию косметических средств, называя ее в своем кругу "пробным тиражом"… Действительно, ведь делается же небольшой тираж для издания – почему бы и здесь не использовать этот принцип? Элла Борисовна нашла фирму, которая согласилась поставлять упаковочные флаконы.
В своем журнале главная редакторша поместила рекламную статью. Судя по многочисленным откликам, дело могло стать очень перспективным. "Тьфу, тьфу, тьфу! – плевала суеверная Хрусталева через плечо. – Не сглазить бы!" О доходах речи пока не велось: для начала неплохо хотя бы вернуть вложенные деньги.
– Раскрутка, раскрутка требуется, – приговаривала Элла Борисовна, сидя в своем уютном кресле и покачивая ногой. Чтобы заинтересовать потенциальных клиентов, она планировала давать в каждом номере журнала заметку о своей новой космитической фирме: так сказать, небольшими порциями, чтобы не перекормить читателя информацией…
Из рабочего состояния ее вывел резкий телефонный звонок.
"Кому это там неймется?" – подумала она и неохотно потянулась к телефону: не любила, когда мешали во время работы.
– Алло! – буркнула Хрусталева в трубку.
– Эллочка! – услышала она встревоженный голос Иды Садчиковой. – Как хорошо, что я тебя застала! В редакцию звонила: сказали, что сегодня тебя уже не будет…
– Привет, – вяло отозвалась Хрусталева. – Что-нибудь случилось?
– Случилось!
– Ты где?
– Возле твоего дома. Скажи мне, пожалуйста, код. Надо срочно поговорить с тобой! – Даже по голосу можно было определить, что Садчикова близка к истерике.
Элла Борисовна продиктовала код – и нахмурилась… Странные люди! Почему она ни к кому не врывается в дом без приглашения и не нагружает никого своими неприятностями?
Иду Хрусталева не видела с тех самых пор, как привозила ее к себе в гости после презентации у Пономаревой. Несколько раз приглашала на различные мероприятия, но Ида отказывалась – находила уважительную причину. Чудачка, думала при этом Элла Борисовна, никто не собирается насильно ее куда-то тащить. Отчуждение Садчиковой не сильно задевало Хрусталеву. Она была постоянно занята редакционными делами. Личная жизнь, если вкладывать в это понятие то значение, которое подразумевала Ида, занимала у Эллы Борисовны сто пятнадцатое место – Хрусталева именно так сама, смеясь, и говорила. Настоящей личной жизнью стала для Эллы Борисовны работа. Она редко позволяла себе расслабляться (как тогда, с Идой). Хотя любила говорить, что в ее возрасте уже позволено все.
Сейчас Садчикова примчалась сама…
Ида ворвалась в квартиру как тайфун: небрежно причесанная и кое-как накрашенная.
– Кофе будешь? – предложила хозяйка.
– Какой кофе! – Ида трагически воздела руки вверх. – Тут такое…
– Как хочешь, – спокойно сказала Элла Борисовна, – а у меня сейчас перерыв в работе, и я как раз собиралась попить кофе.
Садчикова притихла… Хрусталева любого человека умела поставить на место несколькими словами. Тот, кто считал, что в результате сложившихся с ней личных отношений приобрел какое-то влияние на главную редакторшу, сильно ошибался. Элла Борисовна всегда делала только то, что нужно и выгодно ей. Личные отношения не играли при этом особой роли. Изредка она помогала другим, но при этом никогда не подставляла себя.
– Давай. Давай выпьем кофе.
– Так что у тебя случилось?
Ида закашлялась, сделав слишком большой глоток обжигающе горячего напитка. На глазах ее показались слезы.
– Жуткие неприятности. – Она отставила чашку в сторону.
Элла молчала: она умела держать паузу.
– Вся надежда на тебя! – умоляюще произнесла гостья.
– Давай так… – Хрусталева со стуком отодвинула в сторону фарфоровую сахарницу. – Ты мне сейчас спокойно, без эмоций рассказываешь обо всем, что произошло.
– Я… я ввязалась в одну авантюру. – Ида кусала полные губы.
– Мне что, вытягивать из тебя каждое слово?
– Нет, подожди, я сейчас успокоюсь… – Садчикова встала и нервно заходила по кухне. – Покойный муженек оставил мне хорошее наследство, – начала она издалека.
– Об этом все знают. Одна фирма "Торговый дом Садчикова" чего стоит! – с нескрываемой завистью сказала Хрусталева.
– У меня больше нет этой фирмы.
Элла открыла рот от изумления:
– Что ты сказала?
– У меня больше нет "Торгового дома Садчикова", – повторила Ида.
– Подожди-подожди, он же тебе все оставил – или я ошибаюсь?
– Не ошибаешься. Прошлый раз не хотела тебе говорить… Короче, после гибели Михаила его отпрыски предъявили права на папино наследство.
– Желать и получить… – начала Хрусталева.
Но Ида прервала ее:
– Старший, Илья, стал угрожать мне. С младшим я бы еще кое-как нашла общий язык.
– Если ты ни в чем не замешана, то чем тебя могут напугать? – медленно произнесла главная редакторша, настороженно глядя на гостью.
– Не замешана, клянусь! К гибели Михаила я не имею никакого отношения. Сама могла погибнуть в тот день. Случайно не поехала с ним… Понимаешь, случайно! – Голос Садчиковой сорвался на визг.
– Не кричи, – поморщилась Элла, – я уже сегодня навоевалась.
– Ты же знаешь: после взрыва поползли слухи. У нас все могут перевернуть с ног на голову.
– Это не так-то просто.
– Ты не знаешь этих парней! Им терять нечего. Старший мне так и сказал. Потом… – Ида помедлила. – Есть обстоятельства.
– Вот как?
– Да не убивала я его! – воскликнула Садчикова. – Но у меня в это время было… любовное увлечение. Поганец Илья все раскопал, стал пугать скандалом в прессе, прокуратурой. Сказал: или плати, или будешь иметь кучу неприятностей.
– И ты решила заплатить?
– А что прикажешь делать – доказывать, что ты не верблюд? Таскаться по судам и прокуратурам, давать показания… Нет уж, увольте! Михаил догадывался про мои похождения и смотрел на них сквозь пальцы. Если хочешь знать, ему на это было наплевать. Сама говорила, что он кого хотел, того в койку и укладывал. Любил разнообразие.
"Это точно", – подумала Элла Борисовна. Ей тут же пришла на ум одна из любимых присказок Михаила: "Хоть со своей женой, но на чужом сеновале".
– Он всегда повторял, что нельзя требовать от женщины невозможного, но приличия должны быть соблюдены. У нас с ним был уговор, грязь в дом не тащить – в любом смысле. Каждый развлекал себя, как хотел. Если учесть, что он был почти вдвое старше меня…
– Ясно.
– Нет, но как все подстроили, негодяи! – задохнулась от негодования Ида. – Меня, меня обвинять в гибели Михаила! Да я жила за ним как за каменной стеной. Забот никаких не знала, а теперь не успеваю поворачиваться…
Хрусталева молчала. У нее появилось подозрение, что приятельница ей не все рассказывает.
– Погоди, я не понимаю: тебя что, в открытую обвиняют в гибели мужа?
– Нет.
– Тогда каким боком сейчас это тебя цепляет?
Садчикова молчала.
– Ты что-то недоговариваешь, подруга, – многозначительно произнесла Элла.
Ида уже было открыла рот, чтобы рассказать про налоговую инспекцию, которой грозил Илья, но вовремя опомнилась… Зачем? Никакие жалобы не помогут вернуть фирму. А там – кто знает, как дело может повернуться? Она вспомнила одно из основных правил покойного мужа: никогда и никому не сообщать о себе дополнительной информации, если этого не требуется для дела. Умалчивать – не значит говорить не правду.
– Послушай, – начала Садчикова, – фирму не вернуть, я пришла по другому поводу.
– Вот как?
– Михаил, если помнишь, оставил мне фабрику "Русская вышивка".
Элла сдержанно кивнула.
– До Михаила предприятие влачило жалкое существование, на ладан дышало. Когда он стал хозяином, навел там порядок. Заинтересовал местные власти – как известно, фабрика находится в Подмосковье. Подружился, с кем надо. Рабочие за него были горой, потому что он стал исправно платить жалованье сотрудникам. Словом, дела пошли в гору, и о фабрике сразу заговорили.
– Да, помнится, я в своем журнале давала небольшую статейку. В прошлом году несколько работ "Русской вышивки" заняли призовые места в Париже.
– Вот-вот. Михаил считал фабрику перспективным предприятием и, не жалея, вкладывал деньги в развитие производства. Трикотаж, эксклюзивное постельное белье, наволочки, простыни, салфетки – все это выпускала "Русская вышивка"…
Элла Борисовна удивилась. Она и не подозревала, что Ида настолько в курсе всех проблем. Хрусталева считала, что кругозор Садчиковой ограничивается видом из окна иномарки.
– Замахнулся он широко, – продолжала Ида. – Михаил ничего не любил делать наполовину. Сделал заказ на новое, очень дорогостоящее оборудование. Взяв под это дело кредиты, говорил, что "Русская вышивка" – перспективное предприятие. Фабрика стала его любимым детищем. Будь он жив, уверена: Михаил сумел бы решить все вопросы.
– Еще бы! – невольно вырвалось у Хрусталевой. – Михаил умел дела проворачивать.
– Но сейчас кредиторы буквально взяли меня за горло.
– Перекачай деньги из других коммерческих структур. У Садчикова, насколько я знаю, кроме торгового дома, было еще несколько преуспевающих фирм.
– Все правильно: фирма по валютным операциям, фирма по операциям с ценными бумагами, она же занималась посредническими услугами; еще одна небольшая фирма специализировалась на торговле спортивной одеждой. Ему даже предлагали заняться реализацией и хранением химических средств защиты растений.
– Вот как? – вежливо изобразила удивление Элла Борисовна.
– Да. Кстати, очень перспективное дело. Михаил тогда загорелся, но проект остался на бумаге. – Ида кружила по хрусталевской кухне. – Слушай, дай чего-нибудь выпить, и покрепче, – попросила она. – Душа горит.
Элла достала из кухонного бара и выставила на стол бутылку американского виски, которую ей презентовал недавно вернувшийся из командировки сотрудник.
– Пойдет?
– Все равно, лишь бы покрепче. – Садчикова налила себе треть стакана и залпом выпила, не поморщившись. – Все шло прекрасно, пока в этих конторах Михаил был единственным учредителем и хозяином, а его доля в уставном капитале составляла сто процентов. Однако еще при жизни в две фирмы ему пришлось пустить чужих людей, хотя основной пакет акций принадлежал по-прежнему ему.
– Почему же так получилось?
Ида скривилась:
– Компаньон подвел. – Она взяла бутылку в руку и набулькала себе еще треть стакана.
– Тебе не многовато будет? – попыталась остановить ее Элла Борисовна, помня, как Садчикова набралась в прошлый раз.
– Нет. Странно, но я в последнее время много пью и даже не пьянею. Это, наверное, на нервной почве.
Хрусталева молча наблюдала, как приятельница жадно потребляет спиртное. Сама она не выпила: настроения не было.
– Словом, так вышло, – вернулась к теме разговора Ида, – что во всех этих фирмах я перестала быть хозяйкой положения. И здесь опять подсуетились братья Садчиковы. У меня тогда как шоры на глазах были: совсем не разбиралась в делах. Теперь неоткуда перекачивать деньги.
– Значит, на сегодняшний день у тебя, кроме "Русской вышивки"?.. – У Хрусталевой глаза поползли на лоб от изумления.
Ида опустила голову.
– Плохо! – выдохнула главная редакторша.
– Да уж куда хуже! – Щеки Садчиковой горели нездоровым румянцем. – Я решила своими силами поправить ситуацию с фабрикой "Русская вышивка"… Будто черт под руку толкнул! Ввязалась в одну авантюру. – Ида опустила глаза. – Ты слышала про «правый» показ моды?
– Чего?.. – вытянула шею Хрусталева. – Слышала, конечно. Меня тоже приглашали поучаствовать. Насколько я знаю, фирма «Лидия» финансировала эту глупость.
– За фирмой «Лидия» стояла я.
– Ида! – по-бабьи всплеснула руками Элла Борисовна. – Как же ты вляпалась в это?
– Вот так и вляпалась. Зарплату сотрудникам фабрики платить надо? Надо! А чем? – Садчикова опять вскочила со стула. – Все как сговорились: деньги, деньги! А где я их возьму? Когда Михаил был жив, люди ему в рот заглядывали и дифирамбы пели, а не стало его – и началось… Сразу же вспомнили: и что нравом он отличался крутым, и как с ним тяжело порой приходилось. Зарплату не заплатила пару раз – все припомнили.
– Деньги сотрудникам надо платить вовремя. Они их, между прочим, заработали.
– Я не отказывалась, только просила подождать.
– Ну да, а сама в это время на иномарке разъезжала.
– Ты говоришь, как… – взвилась Ида.
– Тогда зачем ко мне за советом приехала?
Садчикова сникла и обхватила голову руками:
– Эллочка, что делать? Подскажи, научи! Только на тебя вся надежда.
– Так что там с «правым» показом?
– Мне сказали, что если я вложу деньги в это мероприятие, то все мгновенно окупится…
"Правый", как его называли в среде профессионалов, показ моды прошел в Москве недавно. Много шума (на что сильно надеялись его устроители) он не наделал. Это действо устроили некоторые предприимчивые люди, решив сыграть на политических симпатиях части публики.
Сняли зал, заплатив немалые деньги. Место, откуда намечался выход манекенщиц, разукрасили таким образом, что оно стало напоминать женское влагалище. Устроители проявили при этом изощренную фантазию. Подиум, к слову сказать, выстроили в виде широко раскинутых женских ног: правой и левой.
Но вся соль заключалась не в этом. Коллекция моделей была изготовлена особым образом… Всем известно, что застежка на женской одежде выполнена на левую сторону, то есть на правой стороне борта находятся петли, а на левой – пуговицы. «Правый» показ потому и назвали «правым», что здесь все делалось наоборот: пуговицы – на правой стороне борта, петли – на левой.
Инициаторы показа этим не ограничились. Правая часть представляемой одежды была гораздо длиннее левой. У костюмных женских пиджаков правая часть полочки сантиметров на двадцать отличалась величиной от левой. У женских жилетов – то же самое. Низ юбки, выполненный в виде фестонов, удлинялся в правую сторону. Словом, все, что можно вытянуть вправо, было вытянуто. Все украшения цеплялись тоже на правую сторону: если они представляли собой громадные серьги или клипсы, то вдевались эти украшения лишь в одно ухо.
Причесывали моделек всех, как одну, тоже соответствующим образом. Слово «лево», "левый", «левая» и т. п. не произносилось никем. На показе это понятие как бы просто игнорировалось.
С мужскими костюмами поступили так же. Разница состояла в том, что у них не требовалось менять застежку. В мужской одежде пуговицы всегда находились справа, а петли – слева. Но все, что можно было удлинить вправо, переделали и здесь.
Некоторые из манекенщиц, идя навстречу пожеланиям устроителей шоу, отважились покрасить лишь правый глаз. Но это предложение забраковали.
Дефилировали модели лишь по правой стороне подиума. Даже у их туфель спилили правый каблук – чтобы манекенщицы припадали на правую ногу.
Желающих полюбоваться на необычный показ набралось немало. После демонстрации устроили, как водится, презентацию. Угощения и напитки выносились прямо на подиум. Желающие могли даже сфотографироваться на фоне необычного интерьера.
Вместе с тем Ида Садчикова в процессе показа не-ожиданно выяснила, что это мероприятие не имеет к самим «правым» никакого отношения. Тут она испытала настоящий шок…
– Представляешь, я купилась на это мероприятие, потому что мне посулили поддержку и кредит.
– Кредит доверия… – хмыкнула Элла. – Милочка моя, ну разве можно быть такой доверчивой?
– Мне обещали, обещали… Я заключила договор! – Садчикова кинулась к своей сумочке и достала какие-то бумаги.
– Ну так в чем дело? Получи с тех, кто тебе сулил золотые горы.
– Их и след простыл! Этим договором теперь осталось только подтереться. И то – задницу обдерешь.
– Ну-ка покажи! – протянула руку Элла.
Некоторое время она изучала документы, потом небрежно бросила их на стол.
– Можно, конечно, обратиться в Арбитражный суд, да только там такие очереди… Гиблое дело – поставь на нем крест!
Ида, подавленная приговором приятельницы, совсем уронила голову на грудь.
– Что делать – ума не приложу. Осталась с дурацкой коллекцией на руках. Я даже реализовать ее не могу: кому нужны такие женские костюмы – все шиворот-навыворот, с застежкой на правую сторону?! Деньги вложены, а у меня сейчас каждая копейка на счету. Долг по зарплате работникам фабрики между тем растет. Если у меня отнимут за долги фабрику, я останусь вообще без ничего…
Хрусталева молчала, раздумывая.
– Элла?.. – Ида робко подняла голову.
– Что – Элла? – резко бросила главная редакторша. – Ты знаешь, сколько мне каждую неделю делается подобных предложений? Не сосчитать! Если бы я хваталась за каждое недобросовестное предложение, давно бы без штанов ходила. Ясное дело: твои так называемые компаньоны решили нажить политический капитал. Нашли дурочку, которая смогла все это оплатить… Слушай, тебя на улицах никогда добрые молодцы не останавливали, чтобы задать парочку простеньких вопросов типа: где находится памятник Пушкину?
– Нет, – удивленно отреагировала Ида.
– Ах, ну да, ты же у нас только на машине разъезжаешь… Был такой способ зарабатывать деньги. Ты отвечаешь на примитивный вопрос – добрый молодец в восторге: мадам, вы выиграли наш приз, извольте получить! И вручает красочный пакет. Там – косметичка, недорогой фен и еще какая-то дрянь. У женщины, как правило, все это давно есть, но она же выиграла! Молодец, видя, что наживка проглочена, осторожненько произносит: у нас, понимаете ли, есть фонд пожертвований на содержание детей-инвалидов – или еще там для каких-то сирот, – так не могли бы вы… Растроганная дамочка, очарованная манерами уличного коробейника, вручает требуемую сумму. Молодец быстренько отваливает. Потом, при ближайшем рассмотрении оказывается, что она здорово переплатила за «подарок». К тому же это барахло ей и даром не нужно.
– Почему ты мне все это рассказываешь?
– Мошенники действуют по одним и тем же принципам, только у твоих ставки выше. Обычная кидаловка! Говорят, как правило, не останавливаясь ни на минуту, чтобы никаких сомнений у жертвы не возникло. Твои ведь тоже так действовали?
– Да.
– А главное, они произносят волшебное слово – «бесплатно». Это говорят уличные мошенники. А тебе посулили другое – поддержку коммерческих структур, кредиты. Бесплатный же сыр бывает только в мышеловке. У нас поначалу даже кое-кто из моих сотрудниц купился на этих хлопцев. Одна журналистка вела у меня рубрику "Осторожно, афера!". И она написала небольшую статейку под названием "Это волшебное слово – "бесплатно!".
Хрусталева сделала паузу.
– Знаешь, – желчно произнесла затем она, – когда мне говорят: "Это бесплатно", – я всегда тут же спрашиваю: "А сколько надо доплачивать?" Обычно срабатывает безотказно.
– Что мне теперь делать, что? – снова вопрошала Садчикова, которая, похоже, юмора не оценила.
– Продать иномарки. У тебя ведь их две, если я не ошибаюсь?..
– Две.
– Уволить своего шофера Игорька…
– Я уже думала об этом.
– И начать рассчитываться с долгами. Заплати немного рабочим в счет долга – чтобы погасить конфликт. А потом надо крепко подумать: как реализовать хотя бы часть коллекции по любой цене? Кстати, кто изготовитель этих шедевров?
– Я не знаю. Они все взяли на себя…
– Как можно?! – не удержалась от возмущенных восклицаний Элла Борисовна. – Такое легкомыслие! Про меня чего только не болтают, но никто и никогда не упрекал Хрусталеву в том, что она выполняла или выполняет политическую заказуху!..
– Политическая заказуха обычно оплачивается, – хмуро пробурчала Ида.
Она больше не наливала себе виски. Садчикова поняла, что главная редакторша не поможет ей. Напрасно она, Ида, примчалась сюда.
– Ладно, – тяжело поднялась со стула утомленная долгим разговором молодая женщина, – я пойду.
Закрыв за нежданной гостьей дверь, Элла Борисовна вздохнула. Ну нет у нее сейчас свободных денег! Нет! Или придется распрощаться с косметической фирмой. При том что это – дело верное. А финансировать Идину дурость… Нет уж, увольте!
В своих действиях Хрусталева руководствовалась инстинктом и житейским опытом. В бизнесе, считала она, нет друзей, есть партнеры – выгодные, сомнительные и, как говорится, "пятьдесят на пятьдесят"… Подставлять плечо приятельнице не имело никакого смысла.
– Бес-пер-спек-тив-но! – вслух по слогам произнесла Хрусталева.
Садчикова, владевшая роскошным торговым домом, была Элле Борисовне нужна. Утопающая в долгах Ида уже не представляла для нее никакого интереса… Почему она, Элла Борисовна Хрусталева, всегда думает и просчитывает ситуацию, прежде чем ввязаться в заманчивую авантюру?
Вот недавно ей предложили участвовать в выпуске молодежных маечек – с красочной надписью: "Ничего, что нету талии, зато большие гениталии". Редакторша отказалась… Позорить доброе имя своего журнала? Да от нее читательницы отвернутся!
Элла стояла у окна и наблюдала, как Садчикова усаживается в светлую иномарку. "Красивая все-таки баба, хоть и безответственная. Почему жизнь ее ничему не научила? – Что-то похожее на сожаление шевельнулось в груди Хрусталевой. – Ну нет! – Она оторвала взгляд от окна и даже с возмущением топнула на себя ногой. – Не мое дело благотворительностью заниматься, мне бесплатно никто ничего не делает!.. А вот интересно, – задумалась Элла, – что способно меня саму выбить из седла?"
Иномарка с расстроенной Садчиковой отъехала от дома.
В ближайшее время придется ей, по-видимому, продать машину и расстаться с кобелем шофером. Не по средствам станет содержать красавца. Ничего, обойдется! Вот тогда можно будет привлечь Иду к работе в своем журнале. Куда ей деваться – согласится! В отделе рекламы для нее местечко найдется… Хрусталева, вспомнив роскошные формы приятельницы, облизала сразу пересохшие губы. Выходит, богатое наследство Михаила Садчикова, о котором столько говорилось, оказалось на деле мифом, "приваловскими миллионами". Забавно!
Элла Борисовна, снова уселась в рабочее кресло и принялась листать подготовленные к публикации статьи. Неприятный разговор с Идой выбил ее из колеи, но, как деловой человек, надолго предаваться эмоциям она не могла: некоторые материалы обязательно требовалось просмотреть сегодня.
Снова зазвонил телефон… Садчикова, что ли, вернулась?
Но это была не Ида. Звонила Нина Ивановна Пономарева:
– Эллочка, у нас чепэ. Помнишь нашу замечательную коллекцию трикотажа?
– Конечно, – отозвалась редакторша.
– Трикотажница Галина Панина подала на меня в суд. Утверждает, что коллекция принадлежит ей.
– Откуда ты об этом узнала?
– Есть верные люди. Секретарша суда позвонила. Приезжай, надо поговорить.
Элла Борисовна в задумчивости стояла в коридоре: "Что за денек сегодня?! У всех неприятности, всем помоги… Самой бы кто помог! И лучше всего – деньгами".




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100