Читать онлайн Счастливое прозрение, автора - Мортинсен Кей, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастливое прозрение - Мортинсен Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастливое прозрение - Мортинсен Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастливое прозрение - Мортинсен Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортинсен Кей

Счастливое прозрение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

– Теперь ты опять стала похожа на себя прежнюю, – лениво заметил Харви три недели спустя, когда они отдыхали на веранде дома, снятого им на Доминике.
Никто из них не спешил навестить Бел. Для них оказалось более важным восстановить прежние взаимоотношения и поправить здоровье Джоан.
– И какой же я была прежде? – спросила Джоан с тайным удовольствием. Она отлично знала, что имел в виду Харви, но хотела услышать это от него самого.
Он с улыбкой поднял вверх бокал дайкири.
– Женщиной, которую я когда-то встретил, – сказал он с теплой улыбкой, – на дороге, ведущей в Могадишо. Нанятый тобой автомобиль оказался в канаве, ты меняла колесо, была вся перепачкана грязью... и смеялась.
– Что ж, это было достаточно смешно, – ответила она, хихикнув. – Я намеревалась, прибыв на место, переодеться во что-нибудь умопомрачительное, чтобы произвести впечатление на знаменитого журналиста из «Юнайтед пресс», собирающегося в тот вечер взять у нас с Линдой интервью.
– Но когда ты не прибыла вовремя, Линда забеспокоилась, и я поехал на поиски...
– И обнаружил в канаве чумазую женщину!
Он улыбнулся.
– Никогда не забуду этого. На тебе было платье цвета морской волны, а волосы торчали во все стороны. Сногсшибательно! Мне захотелось схватить тебя в охапку и поцеловать прямо на месте!
– Никогда бы не подумала! – воскликнула она, пораженная и тронутая тем, что он не забыл, во что она была одета. – Ты вел себя тогда очень вежливо и благовоспитанно, – припомнила она. – Даже чересчур...
– Пришлось, – хмыкнув, сказал он. – Первым моим желанием было притиснуть тебя к автомобилю и зацеловать до смерти, но я вынужден был сдерживаться. Есть что-то необычайно притягательное в женщине, смеющейся перед лицом неприятностей и, – добавил он, поддразнивая ее, – с пятном грязи на хорошеньком носике.
Джоан просияла. Проводимые вместе дни исподволь изменяли их отношение друг к другу. В отдалении от пляжей, полных туристов, и местного аэропорта, в приятном ничегонеделании они наслаждались уютом и покоем колониального особняка и великолепием прилегающего к нему обширного участка.
– Точно, ты вытащил платок и долго вытирал мне нос, – весело сказала она, вернувшись к воспоминаниям об их первой встрече. – Но как ты при этом хмурился! А на обратном пути не проронил ни единого слова и во время интервью вел себя весьма сухо. Знаешь, на следующее утро я расспросила о тебе Линду.
Он бросил на нее быстрый взгляд.
– Неужели?
Она ухмыльнулась. Слишком уж он старался не показать виду, что его это интересует!
– Я спросила ее, всегда ли у тебя такое плохое настроение. Линда потратила целых полчаса, объясняя мне, что ты являешь собой нечто среднее между архангелом Гавриилом и рыцарем Ланселотом, и я подивилась тому, что такой образец добродетели невзлюбил меня с первого взгляда!
Харви блаженно вытянул ноги.
– Шесть месяцев спустя, когда мы вновь встретились все вместе, Линда прочитала мне такую же лекцию, – признался он. – Согласно ей, ты оказалась просто незаменимой и она собиралась всюду брать тебя с собой. Создавалось впечатление, что ты представляешь из себя нечто особенное. – Он покосился на нее. – Мне кажется... она любила тебя.
Лицо Джоан осветилось улыбкой.
– Надеюсь, это так, – проникновенно сказала она, представив себе высокую статную женщину с коротко стриженными седыми волосами. – Линда направляла меня и помогала во всем, что я делала для «Спасения». Она посвятила этой организации всю свою жизнь. Я просто обожала ее.
– Вы очень сблизились, так ведь? – задумчиво спросил он.
– О, ей нравились мои рассказы о крестном отце и Хедер-хаузе, о родителях и жизни дома. Знаешь, я думаю, она тосковала по Англии, – призналась Джоан. – Хотя никогда не ездила туда. Пару раз я заставала ее сидящей с совершенно отсутствующим видом.
– А ты тоскуешь по дому? – спросил он несколько напряженно.
– Нет, – быстро ответила она. – Мне здесь нравится...
– Так же, как и в Хедер-хаузе?
– Конечно нет, Харви! – При виде его уныло вытянувшегося лица она рассмеялась. – Но у меня навсегда останутся хорошие воспоминания об этом месте, потому что... потому что мы стали здесь такими хорошими друзьями, – боясь признаться в большем, не совсем уверенно закончила она.
Харви согласно кивнул.
– Я рад, что решил тогда поехать в Сомали. Иначе мы могли и не встретиться, – негромко произнес он. – И не оказаться там, где в данный момент находимся.
– И... где же мы сейчас находимся, Харви? – несмело спросила она.
– На прекрасном острове, где отлично проводим время. Пойдем прогуляемся по саду, – как ни в чем не бывало предложил он.
Несмотря на недовольство уклончивостью Харви, Джоан послушно встала и взяла его за руку. Они повернулись и вошли в прохладный, просторный дом, шагая совершенно бесшумно по широким полированным плашкам из хлебного дерева.
– Какой замечательный дом... – Джоан подошла к одному из изящных столов из розового дерева, чтобы полюбоваться на огромную вазу с сорванными ею накануне цветами, и заставила себя высказать то, что вот уже два дня вертелось у нее на языке. – Нельзя же откладывать это до бесконечности. Мы должны встретиться с Патриком и убедить Бел пройти тест...
– Пока подожди, – прервал ее Харви. – Дадим побольше времени самим себе. Как только они узнают, что мы здесь, тут же захотят устроить ужин... Ну, в общем, сама знаешь, как это обычно бывает.
Джоан кивнула, в душе довольная тем, что встреча откладывается. Насколько она любила Патрика, настолько неловко чувствовала себя рядом с холеной, скрытной Бел. Сделав успешную карьеру фотомодели, Бел отпугивала как мужчин, так и женщин своей безупречной красотой и холодноватой сдержанностью.
Кроме того, Джоан пока не слишком стремилась к тому, чтобы кто-нибудь вторгся в их жизнь и нарушил их идиллические взаимоотношения. Очень скоро они, возможно, узнают правду о ее отце, и это может оказаться совсем не та правда, которую ей хотелось бы услышать.
– Но если мы останемся здесь еще на некоторое время, то я не буду против, если мы поселимся где-нибудь в другом доме, – немного помолчав, предложила Джоан, однако на лице ее было написано совсем другое. Харви недоверчиво поднял бровь, и она, смутившись, пояснила: – Ну, знаешь, этот дом, должно быть, обходится страшно дорого...
– Совсем нет. Я знаком с владельцем, – успокоил ее он. – И за время нашего пребывания оплачиваю только содержание слуг. А они, думаю, даже рады, что у них есть за кем ухаживать.
– Ну, если так, то я с удовольствием останусь, – с нескрываемой радостью призналась Джоан. – Видимо, твой друг не испытывает недостатка в деньгах? – Она окинула восхищенным взглядом антикварную мебель, шелковые и муслиновые драпировки и белый с синим фарфор, резко выделяющийся на фоне потемневшей от времени поверхности столов розового дерева. – Ты не смог бы выбрать лучшего места, Харви.
Тот, казалось, был польщен.
– Значит, договорились. Перед тем как посетить Патрика и Бел, мы с тобой еще немного побездельничаем.
Они остановились под укрепленным на потолке вентилятором, и Джоан, задрав голову, подставила лицо под струю воздуха.
– Мы с тобой просто-напросто гедонисты! Честное слово. Еще никогда в жизни я не бездельничала столько времени!
– Тебе это нужно. Слишком уж многое тебе пришлось пережить.
Она с благодарностью коснулась его руки.
– Сейчас я чувствую себя намного лучше. А сколько я узнала об острове. Как будто у меня персональный гид!
– Меня научили быстро добывать нужную информацию, – беспечно ответил он. – Я хочу, чтобы ты увидела здесь все, что только можно, – жерло вулкана, серные источники. Кроме того, мы должны посетить местный рынок...
– И проехать еще раз на автобусе, – сказала она. – Это было так весело!
– Но шумно. – Харви поморщился, вспомнив, что мини-автобус был снабжен динамиками, из которых непрерывно извергались оглушительные звуки калипсо.
– Разве можно забыть, как пассажиры буквально извивались в такт музыке. А милые местные жительницы, которые нахваливали нам местный рынок... Одна из тех женщин вроде сказала, что плантация де Месонеро недалеко оттуда. По-моему, она называется «Изумрудный лес»?
– Да, что-то вроде того. Но мы поедем туда позднее. – Его лицо было в тени, солнечный свет скрадывали жалюзи, но ей показалось, что он несколько насторожился. – Нам с тобой еще многое предстоит увидеть.
Они вышли из прохлады дома на залитый солнечным светом внутренний двор, где воздух был напоен ароматом тропических цветов и плодов цитрусовых деревьев. Положив руку на талию Джоан, Харви привлек ее к себе, и она замерла в ожидании.
С каждым днем он становился все более жизнерадостным и нежным. Висевший на них груз забот словно на время перестал существовать, и, дурачась на песке пляжа или купаясь в сверкающей голубизной воде, они смеялись как дети.
Джоан понимала, что влюбилась по уши; надежда и страх обуревали ее в одинаковой степени. Она опять рискнула высунуть голову из песка и могла поплатиться за это. Но все равно ни о чем не жалела.
Видимо, душевная рана Харви, связанная с потерей Маргарет, потихоньку затягивалась. Хотелось надеяться, что вскоре он осознает, насколько близки они стали друг другу. Им было хорошо вдвоем – иногда хорошо молчать, иногда непринужденно болтать. Ради таких взаимоотношений стоило жить на свете.
Никогда еще Джоан не ощущала себя такой счастливой. Радость, светившаяся теперь в ее глазах, накладывала отпечаток на внешность, и даже она сама понимала, что женщину, которую она видит каждый вечер и утро в зеркале, делает красивой именно любовь.
– Джоан...
– Да, Харви? – с притворной сдержанностью спросила она, понижая голос до шепота, хотя ей хотелось кричать от нетерпения.
– Думаю, сегодня нам стоит прокатиться на плоту.
– О, разумеется. – Это было совсем не то, что ожидала услышать Джоан, и пережитое разочарование убило радость, зародившуюся было в душе.
– Тебе не нравится эта идея? – изумленно спросил он прежде, чем она успела опомниться и сделать вид, что заинтересована предложением.
– Что ты, конечно нравится! – ответила она с несколько излишним энтузиазмом. – Надеюсь только, что река не слишком бурная. Я не очень-то храбрая.
– Не сказал бы, – возразил Харви. – Человек, который решился сказать пограничным властям, куда они могут идти со своими правилами, и отдать детей прямо в руки нетерпеливо ожидающим родителям, по моим понятиям, человек сверх-храбрый! – Он взглянул на нее, сверкнув глазами из-под густых ресниц. – Но сейчас нас ждет прогулка по тихой воде. Это тебе подходит? Это ей подходило. Харви взял с собой небольшой рюкзак и нечто напоминающее мачете, названное им абордажной саблей. Потом они прошли через запущенную плантацию, мимо старой водяной мельницы, заброшенной сахароварни и оказались на краю джунглей.
– А это не опасно? – с тревогой спросила она. – Мы же не знаем, какие здесь водятся звери.
– Я знаю вполне достаточно, – заверил ее Харви. – Тропинка расчищена, ею часто пользуются. – Он взял Джоан за руку. – Пойдем. Тут только пара миль. – И в ответ на ее удивленный взгляд добавил: – Я знаю, что делаю. Если я смог пройти через Афганистан и Корею, то местные джунгли мне не страшны.
– Прости, я забыла, – пролепетала она.
Но жесткость последнего заявления Харви несколько насторожила Джоан. Покосившись на него, она как будто в первый раз увидела и по-настоящему оценила одетое в камуфляжную рубашку и короткие шорты хорошо тренированное тело. Всю последнюю неделю Харви вел себя как самый обычный, беззаботный отдыхающий. Однако он был человеком весьма неординарным, прекрасно подготовленным к своей работе как морально, так и физически, способным преодолеть любые трудности, беспристрастным и объективным независимо от обстоятельств.
Кроме выносливости и журналистской хватки, ему необходимо было уметь оставаться хладнокровным даже под огнем, придерживаться нейтралитета, освещая события с обеих сторон. Так ли уж легко было ему не обращать внимания на собственные чувства, делая то, что от него требовалось?
– Красное дерево. – Харви указал на гигантский ствол.
– Да? – отозвалась она машинально, думая о том, что хотя Харви внешне и выглядит мягким и обаятельным, но когда это необходимо, может действовать так же жестко, как морской пехотинец. Джоан слышала множество историй о его способностях.
Она пыталась сосредоточить внимание на его негромких замечаниях о попадающихся им на глаза птицах, растениях, но внутреннее напряжение все время нарастало. Осторожно пробираясь среди зарослей гигантских папоротников и орхидей, ныряя под преграждающие путь лианы, Джоан только поражалась осведомленности Харви.
– Взгляни, – указал он на шестидюймового монстра. – Это жук-геркулес. Не правда ли, подходящее название для такого огромного создания?
– Прямо в точку, – согласилась она, думая о том, что вряд ли Харви мог бы так знать местную флору и фауну, если бы не провел какое-то время на Карибах.
– Ты бывал когда-нибудь здесь на задании? – спросила Джоан с надеждой.
– Нет. Предпочитаю Европу или Африку, – рассеянно ответил он.
– Но ты столько знаешь о здешних птицах и растениях, – заметила Джоан.
Он кинул на нее быстрый взгляд, и на его губах появилась улыбка, показавшаяся Джоан не слишком искренней. Сердце ее тревожно встрепенулось. Что он от нее скрывает?
– Я ведь всезнайка, не так ли, – беспечно пояснил он. – Прочитал массу книг. В том числе и труд Джеймса Бонда о птицах Вест-Индии. Ты знаешь, что имя одного из самых известных в мире литературных секретных агентов позаимствовано у орнитолога? – Теперь его смех прозвучал вполне естественно, и Джоан решила, что становится излишне подозрительной.
– Нет, не знала, – сказала она с теплотой в голосе.
– Флеминг жил на Ямайке и по книге Бонда определял птиц, водившихся возле его дома.
Затем они начали обсуждать фильмы, нравившиеся обоим. Джоан беззаботно шагала рука об руку с Харви среди великолепных джунглей. Кроны деревьев поднимались на высоту около ста футов, под их пологом было темно и тихо – раздавалось лишь поскрипывание гигантских стеблей бамбука, шелест листьев, эпизодическое хлопанье крыльев да возмущенные крики попугаев с ярким оперением.
Харви остановился у водопада, низвергающегося в отливающий металлической голубизной водоем, неподалеку от которого в густой тени огненных деревьев в полном цвету виднелось небольшое строение, похожее на сарай.
– Подожди здесь, – посоветовал Харви. – Я вытащу плот.
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – пробормотала Джоан, с сомнением глядя на широкую реку.
– Джоан! – Он укоризненно покачал головой. – Неужели ты думаешь, что я стал бы рисковать твоей жизнью и жизнью твоего ребенка?
– Нет. Не стал бы. – Джоан улыбнулась. – Я доверяю тебе. – Стоя на ковре из алых лепестков огненного дерева, она наблюдала за тем, как он, открыв дверь сарая, вытащил плот на маленькую пристань.
– Кресло к вашим услугам, миледи, – расшаркался он.
Джоан рассмеялась. И действительно, к плоту было привязано плетеное кресло, а рядом с ним второе.
– Все выглядит необычайно комфортабельно, – сказала она, испытывая чувство раскаяния за свои мысли.
– Это еще что, а виды, а яства... – сказал он, срывая с дерева пару плодов манго и кладя их перед креслами. – А вино... – И он выудил из рюкзака бутылку.
– Шампанское? Харви! А я все думала, что там у тебя такое! Ты же сказал, что это смазка для движущихся частей! – в восторге воскликнула она.
– Моих частей. Твоих частей, – подмигнув, ответил Харви. – У нас даже музыка есть. – И, вытащив маленький приемник, покрутил ручки. Тишину джунглей нарушили оглушительные звуки рока, и Харви торопливо начал поиски другой волны. – Извини, пожалуйста. Я ненароком распугал всех окрестных попугаев. – Найдя нежную, романтическую мелодию, он удовлетворенно кивнул. – Вот так-то лучше. – И с шутливой торжественностью добавил: – Прошу на плот, миледи.
– Иду, иду! Ах, Харви! – вдруг вскрикнула она. – Он качается!
– Подожди минутку... Чтобы уравновесить его, нужны двое... Вот так, – довольно сказал он, устраиваясь рядом с ней. – Ну, а теперь держись!
– На помощь! – закричала Джоан, когда Харви потянулся за веревкой, чтобы отцепить плот, и тот накренился. Судорожно вцепившись в подлокотники кресла, она с нервным смешком смотрела, как он с массой предосторожностей возвратился на прежнее место.
– Устойчив, как скала, – заявил Харви и, взглянув на ее испуганно-восторженное лицо, вдруг вздохнул: – Джоан, ты просто неотразима!
И его губы коснулись ее губ... но, к сожалению, лишь на мгновение. Потом Харви поднял голову и бросил на нее пристальный взгляд, от которого перехватило дыхание, а голова наполнилась фантастическими грезами.
– Меня непременно задержат за управление плотом в нетрезвом виде, – пробормотал он. – Пожалуй, мне лучше заняться манго.
Плот медленно плыл по лениво текущему потоку, помогая Джоан успокоиться и вернуться в реальный мир. Она откинулась в кресле, не рискуя даже бросить взгляд на повернутое в профиль лицо Харви. Джоан знала, что может не выдержать и выдать себя. Все равно каждая черточка его лица и так была запечатлена в ее памяти.
Прошло довольно много времени, прежде чем она ощутила насущную необходимость прервать затянувшееся молчание.
– Мне нравится кататься на плоту, – как можно непринужденнее сказала Джоан.
– Да? Однако он качается даже от поднятия ресниц. Мы не можем двигаться так свободно, как мне этого хотелось бы, – с сожалением произнес он.
– Послушай, Харви Риордан! – воскликнула она с упреком при виде его недовольного лица. – О чем ты думаешь?
– Да так, о разном, – отозвался Харви.
Лжец, подумала она.
– А все-таки?
– Я хочу поговорить с тобой.
– Ладно. Я слушаю.
Сердце Джоан дрогнуло, воображение опередило слова, она живо представила себе, что может сказать Харви, и ее глаза засверкали, как капельки воды, срывающиеся с длинного весла, с помощью которого управляли плотом.
– Сначала нужно создать соответствующее настроение. Приятная музыка и тому подобное.
– Тебе действительно придется придумать что-нибудь «тому подобное». Приемник залило! – рассмеявшись, сказала она.
– Проклятье! Но я могу спеть сам, – предложил Харви и немного хриплым голосом затянул знакомую обоим мелодию.
Джоан тут же начала подпевать. И так, плывя все дальше и дальше, они пели все песни, какие только приходили им на ум.
Когда небо стало уже закатно розоветь, Харви начал смазывать обнаженные участки кожи Джоан кремом. И когда его пальцы скользнули по ее шее, он вдруг замер, заглянул ей прямо в глаза, и она почувствовала, что теряет способность рассуждать здраво.
– Не думал, что когда-нибудь смогу почувствовать себя таким счастливым. Наша семейная жизнь может сложиться совсем неплохо, правда? – спросил он.
– Конечно, Харви! – выдохнула она, ошеломленная прозвучавшей в его голосе нежностью. Первым побуждением Джоан было восторженно всплеснуть руками и закричать от радости, но осторожность заставила ее проявить сдержанность. – Мне хорошо рядом с тобой, – робко продолжила она, беря его за руку. – Конечно, мы сможем быть счастливы.
Харви поцеловал ее мягкие, податливые губы и, медленно нагнувшись, взял бутылку шампанского. За время их путешествия она немилосердно растряслась и, открывшись с громким хлопком, облила их обоих. Джоан вскрикнула от неожиданности, и они рассмеялись, когда обнаружилось, что наливать в грубые кружки почти нечего.
– Неважно. Мне все равно нужен один глоток. Только за компанию, – сказала она успокаивающим тоном.
– Тогда за компанию, – хриплым голосом сказал он, чокаясь кружкой. – Не слишком элегантно, однако... За тебя, Джоан. За нас, за наше будущее и нашего ребенка.
– За все это, – радостно согласилась она. – И за тебя. Пусть сбудутся твои мечты.
– Да будет так, – кивнул он.
Интересно, каковы они, эти мечты, и какое место в них отводилось ей. Но когда Харви обнял ее за плечи и привлек к себе, мрачные мысли вмиг рассеялись. В полном молчании наблюдали они за кроваво-красным закатом. Красота этой сцены заставила Джоан вздохнуть. На темнеющем небе одна за другой появлялись искорки звезд.
Гладь неспешно несущей их к берегу реки была теперь черна как уголь. День прошел. Переполненная впечатлениями Джоан повернулась и поцеловала Харви с пылом, изумившим их обоих.
– Спасибо тебе. Спасибо за незабываемый день!
Она была уверена, что глаза Харви потемнели от желания, и, чтобы поощрить его, чуть игриво взмахнула ресницами. Но он неожиданно напрягся и слегка отодвинулся. Словно на мгновение поддавшись чувствам, он вновь пересилил себя. Что ж, еще один горький урок ей.
Не предпринимая более никаких попыток, она неподвижно сидела на месте, пока Харви привязывал плот и вылезал на пристань. Он выглядел несколько нервозным, руки его тряслись.
– Ну вот мы и прибыли, – напряженным тоном сказал он, протягивая ей руку.
Стремясь проверить свои подозрения, Джоан, прыгая на берег, сделала вид, что споткнулась, и, желая сохранить равновесие, прижалась к Харви. Плотно сжатые губы на мгновение расслабились, в глазах мелькнул огонек. Но он опять вежливо отстранился.
Все говорило за то, что Харви хотел бы дать волю чувствам, но что-то мешало ему. Маргарет?
Весь путь до дома они прошли в молчании. И когда наконец Джоан добралась до своей комнаты и закрыла за собой дверь, все ее существо молило о том, чтобы Харви наконец-то освободился от воспоминаний о Маргарет и отдал свою любовь ей. С каждой проходящей минутой она желала этого все сильнее и сильнее.
За ужином они тоже почти не разговаривали. Харви попросил накрыть стол на веранде, и за противомоскитными сетками окружающий их тропический пейзаж казался затянутым туманной дымкой. Воздух был наполнен кваканьем древесных лягушек и верещанием цикад, придававшим ночи очарование таинственности и экзотичности.
– Ты не голодна? – негромко спросил Харви, беря ее за руку и пристально смотря на нее темными глазами.
Джоан опустила ресницы. Во время ужина ей приходилось держать голову склоненной, чтобы не выдать того, что творилось у нее в душе. Харви был столь же напряженным, как и она. Оба нехотя ковырялись в тарелках, атмосфера вокруг все более сгущалась, как бы связывая их незримыми узами.
– Нет, – с трудом пробормотала она, чувствуя себя сплошным комком нервов.
– Мне нужно получше о тебе заботиться, – ласково заметил Харви. – Ты, наверное, устала. – Пойдем, сядем где-нибудь поудобнее, послушаем музыку.
Его забота сводила Джоан с ума, и она даже не решалась встретиться с ним глазами, чтобы не дать ему заметить наполнявшую их любовь. Это могло только отпугнуть Харви.
Джоан медленно встала, но внезапная боль в животе заставила ее закрыть глаза.
– О нет! – простонала она и с ужасом взглянула на него. Опять тошнота! Обыкновенная, банальная тошнота, наступившая в самый неподходящий момент... – Харви... извини меня! – Она отвернулась.
Харви подбежал к ней сзади.
– Джоан! В чем дело? Ты плохо себя чувствуешь? – с тревогой в голосе спросил он.
Пытаясь удержать его на расстоянии, она нетерпеливо отмахнулась. Затем отчаянным движением подобрала длинную свободную юбку и, не замечая ничего вокруг, бросилась в ванную.
Спустя некоторое время, когда она уже умывала лицо холодной водой, Харви вежливо постучал в дверь.
– Тебе ничего не нужно, Джоан?
Нужно, подумала она. Тебя! И чтобы выбросить из головы эту мысль, начала энергично вытирать лицо полотенцем.
– Я в порядке. Собираюсь принять душ.
– Конечно, конечно. Помочь тебе?
– Нет! – Ей показалось, что за дверью послышался смешок.
– Крикни мне, если почувствуешь себя плохо. Обещаешь?
Джоан пообещала и включила душ; вода успокаивающе заструилась вдоль тела.
Затем, уже стоя перед зеркалом, она задумалась о том, что совершенно забыла о всех сложностях, связанных с ее беременностью. Она носила в себе ребенка от другого мужчины. И вскоре живот станет таким большим, что Харви будет находить ее ужасно непривлекательной.
Внезапно дверь ванной распахнулась, и Джоан, вздрогнув от неожиданности, в панике прикрылась полотенцем.
– Извини за вторжение, но я забеспокоился. Ты выключила воду уже так давно... – Она продолжала непонимающе глядеть на Харви, и в его глазах зажегся огонек сочувствия. – Ты выглядишь совсем больной. Пойдем, – ласково проговорил он.
И прежде чем Джоан смогла возразить, он поднял ее и понес в комнату. Она позволила положить себя на широкую постель и зажечь свет. Не отрывая глаз от лица Джоан, он осторожно начал вытирать ее тело.
Она не знала, о чем думал Харви, но заметила, что его движения были очень нежными, и, достигнув наконец бедер, он только осторожно промокнул их, перед тем как накрыть ее прохладной льняной простыней. Однако стиснутые зубы и чуть участившееся дыхание показали ей, что он совсем не так бесстрастен, как хотел казаться. Хотя что в этом удивительного? Харви был полноценным мужчиной, а она – молодой привлекательной женщиной.
Секс не был бы для нее проблемой, если бы она желала только этого. Она не сомневалась в их обоюдном физическом влечении. Однако ей нужно нечто гораздо большее.
Медленно приподняв ресницы, Джоан взглянула на Харви.
– Спасибо тебе, – прошептала она, съежившись от смущения.
Харви помог Джоан поудобнее устроиться на подушках, вытер ей волосы, чувственными движениями пропуская между пальцами огненно-рыжие пряди, и, сев рядом с ней, заглянул в глаза, как бы стараясь что-то там прочитать.
– Я останусь с тобой, пока ты не уснешь...
– Нет. Не надо... Ты и так сделал для меня больше чем достаточно. – Она ухитрилась изобразить на лице подобие улыбки. – Боюсь, что ты на это не рассчитывал.
– Ничего подобного, – возразил он, – я знаю, что порой испытывают беременные женщины.
– Маргарет, – догадалась Джоан, испытав боль при виде тоски, промелькнувшей в его взгляде.
– Да. Первые несколько месяцев беременности она так же, как и ты, испытывала тошноту, – угрюмо ответил он.
– А... ребенок?
Каким бы осторожным ни был вопрос, на Харви он произвел удручающее впечатление. Его лицо исказилось мукой, и он произнес сдавленным голосом:
– Умер.
Глаза Джоан наполнились слезами. Выражение любви, появившееся на его лице, когда он упомянул о Маргарет и ее умершем ребенке, было слишком явным, чтобы его можно было проигнорировать. А он, поднявшись с постели, потушил свет, оставив их в темноте. Вскоре Харви уйдет и можно будет выплакать свое горе.
Но в тишине комнаты Джоан неожиданно услышала звук сброшенных на пол ботинок, и вот уже он лежал рядом с ней – правда, поверх простыни, – прижав к себе ее судорожно напрягшееся тело.
Прошло немало времени, прежде чем поток, слез наконец иссяк. Они молча лежали рядом, и Джоан спрашивала себя, почему он остался. Из жалости? Или опять вспомнил Маргарет?
Постепенно его тело расслабилось, дыхание стало глубже, и Джоан поняла, что Харви уснул. На мгновение она разозлилась на то, что это удалось ему так легко, но спустя некоторое время поудобнее устроилась в его объятиях и нежно, с любовью коснулась лица спящего. Она страстно желала его. И всегда будет желать.
Проснувшись на рассвете, Джоан с тайным наслаждением взглянула на лицо лежащего рядом с ней мужчины. Можно было представить себе, что они наконец-то женаты по-настоящему. Ресницы Харви отбрасывали тень на выступающие скулы, завитки черных волос были в беспорядке разбросаны по высокому лбу. Он был прекрасен.
Харви открыл глаза и сонным движением протянул к ней губы – она не смогла отказать.
– Ммм, – блаженно промычал он. – Как сладко. Еще.
И это продолжалось, продолжалось, продолжалось... Его поцелуи стали уже не такими нежными, а сама Джоан отвечала на них со всевозрастающей страстью. Он хрипло шептал ей ласковые слова, наслаждаясь податливостью женских губ, шелковистостью кожи, упругостью тела.
Медленно, до боли медленно его губы проложили дорожку к ее груди, от сладостного томления у Джоан перехватило дыхание.
– Харви, – простонала она, чувствуя, как рот мужчины начал исследовать ложбинку между грудей.
Он тряхнул головой и, уже проснувшись по-настоящему, откатился от нее и сел на краю кровати, уткнув лицо в дрожащие руки.
– Это нехорошо, Джоан, – хрипло произнес он.
Джоан отчаянно покраснела, но отважилась спросить:
– Но почему? Из-за твоих чувств к Маргарет?
Резким движением он поднялся на ноги, руки непроизвольно сжались в кулаки.
– До некоторой степени. – Она неожиданно вздрогнула. – О, черт! – выругался он и быстрыми шагами направился к двери, но остановился на пороге и угрюмо бросил через плечо: – Я не хотел обижать тебя. Решил не прикасаться к тебе, пока ты находишься в столь уязвимом состоянии.
– Но это не так, – возразила она.
– Я придерживаюсь другого мнения. Во всяком случае, ты скоро окажешься в нем.
Ее глаза удивленно округлились.
– Что ты хочешь этим сказать?
Сердито зашипев, Харви ухватился за ручку двери и яростно дернул, но Джоан показалось, что он больше злится на себя, чем на нее. Возможно, он имел в виду, что ненавистный ему Элойсо де Месонеро может оказаться ее отцом.
– Мне кажется, что сегодня нам лучше держаться друг от друга подальше, – тихо сказал Харви. – Хватит с нас сильных эмоций. Мне надо побыть одному. Хорошо?
– Хорошо.
Но это было совсем не хорошо, однако Джоан поняла, что Харви уже принял решение, и почувствовала себя глубоко несчастной.
– Прокачусь на машине, – добавил он. – Тебе ничего от меня не надо?
Только тебя самого, с горечью подумала она.
– Нет, спасибо, я прекрасно обойдусь. – Еще одна ложь. Представив себе перспективу провести несколько часов без Харви, Джоан растерялась. – Я видела в библиотеке несколько книг, которые хотела бы прочитать. Странно... – задумчиво продолжила она, надеясь на то, что перемена темы разговора несколько разрядит атмосферу. – Странно, что книжные полки такие пустые, правда? Как будто кто-то забрал отсюда большинство книг.
– Джоан, – сказал он, откровенно игнорируя ее замечание, – береги себя. Я вернусь до наступления темноты.
Она пожала плечами.
– Не торопись. Со мной все будет в порядке.
За завтраком и позднее, за съеденным наспех обедом, Джоан поняла, что с той поры, как они поженились, она впервые ест в одиночестве. И ей это не понравилось. Она так привыкла к компании Харви, к умной, искрящейся юмором беседе, что только сейчас осознала, что он стал важной частью ее жизни.
Дом казался без него пустым. С каждым часом беспокойство Джоан все возрастало, чуть не сводя ее с ума. Поэтому, услышав наконец звук подъезжающей машины, она, отбросив напускную сдержанность, с развевающимися огненными волосами бросилась ему навстречу.
– Привет! Хорошо провел день? – воскликнула она, еле сумев остановиться и безуспешно пытаясь вести себя самым обычным образом.
– Нет, – ответил он подавленно. – Плохо.
– Правда? – Она продолжала чувствовать себя счастливой, оттого что снова видит его, совершенно не обращая внимания на его усталость и раздражение. – А я весь день бездельничала, слонялась туда-сюда...
– Прекрасно. – Неловким движением Харви высунул длинные ноги из машины и выпрямился так, будто провел за рулем много часов. – Я устал, – буркнул он. – И хочу принять ванну. Извини меня.
Харви направился к дому, а Джоан, открыв от изумления рот, смотрела вслед ему. Он просто-напросто не обратил на нее никакого внимания, хотя она провела несколько часов, решая, что ей надеть и как накраситься. А он ничего этого не заметил. Подобное безразличие заставило Джоан буквально окаменеть на месте от огорчения.
За ужином напряжение между ними все нарастало. Иногда их глаза встречались: ее – удивленные и несчастные и его – затуманенные усталостью. Но несмотря на это, Харви выглядел поразительно красивым. Джоан отмечала каждый нюанс его поведения: то, как он держал бокал, как пил из него, как улыбались его глаза, когда он обращался к кухарке.
Наконец, когда они, как хорошо воспитанные незнакомцы, с натянутым видом сидели в гостиной и пили кофе, она не выдержала.
– Если мы будем продолжать вести себя подобным образом, – выпалила она, – то нам лучше расстаться!
В усталом взгляде Харви промелькнул поразивший ее огонек гнева.
– Я не в настроении для ссор, Джоан. Пожалуйста, не ставь мне ультиматумов. Я просто попросил тебя дать мне немного времени. Вряд ли это можно считать основанием для развода. – И, со стуком поставив чашку на стол, он поднялся, сухо кивнул ей и пожелал спокойной ночи.
Чувствуя себя глубоко несчастной, Джоан поглубже забилась в кресло. Медовый месяц, подумала она с кривой усмешкой, окончился.
– Прощай, Харви, – с печалью прошептала она.
– Черт побери!
Перепуганная Джоан вскочила на ноги.
– Я думала, ты ушел! – сердито проворчала она, покраснев от мысли, что он, должно быть, слышал ее полные сожаления слова.
Его взгляд медленно скользнул по ее напряженно замершему телу.
– Нет, – пробормотал Харви. – Дело в том, что я вовсе не хочу уходить. Я хочу остаться. Весь день, как я ни пытался, мне не удалось выбросить из головы мысли о тебе! – воскликнул он со страстью в голосе. – Мне хочется заключить тебя в объятия, сорвать одежду, бросить на пол и любить тебя до тех пор, пока не смогу утолить свой нестерпимый голод. И это пугает меня. Я просто не знаю, что мне делать. С каждым днем мне хочется тебя все больше и больше...
– Но разве я останавливаю тебя, – тихо сказала Джоан, с трудом сдерживая радость. Он все-таки желал ее!
– Меня останавливает все остальное.
– Что же именно? – нетерпеливо спросила она.
Харви тяжело вздохнул.
– Мне не хочется, чтобы ты тянулась ко мне только потому, что тебе, как это было с Бруно, захотелось успокоения.
– Но это не так.
– Я хочу, чтобы ты была в этом совершенно уверена.
– Я уверена.
Из горла Харви вырвался тронувший ее сердце стон боли и желания. Джоан даже не заметила, как он подошел, а только почувствовала, что ее крепко прижали к груди... ощутила сильные пальцы на своем подбородке, и рот ее оказался в плену крайне интимного, чувственного поцелуя, от которого кровь, казалось, превратилась в расплавленный свинец.
У нее вырвался тихий ответный стон; нетерпеливые руки Харви уже срывали с нее одежду. И охваченные стремлением поскорее утолить нестерпимое обоюдное желание, они рухнули на пол. Прикоснувшись к его телу, Джоан совершенно обеспамятела от страсти, дрожа в восхищении перед животной силой, скрывающейся в рельефных мышцах, обтянутых гладкой кожей.
Охваченная нестерпимым желанием, она прильнула к нему. Ее нежные с поволокой глаза молили коснуться тех мест, в которых она испытывала горячую пустоту.
– Прикажи мне остановиться, – пробормотал он, дразня ее сосок губами.
– Нет, не буду. Я хочу тебя, Харви! – прошептала она. – Ласкай меня. Пожалуйста, ласкай меня!
Их тела дрожали в предчувствии неизбежного. Джоан целовала его в губы до тех пор, пока они не расслабились и он не прижал ее к себе с такой силой, что они как будто слились воедино. И только тогда она всем сердцем ощутила, что теперь Харви уже не в состоянии отказаться от нее.
Он с болезненной гримасой закрыл глаза.
– Я не хочу причинить тебе...
– Послушай, – остановила она Харви, коснувшись ладонью напрягшегося лица. – Почему мы не можем просто насладиться любовью друг друга? – Не раздумывая она придвинулась к нему так, что он застонал, ощутив дразнящее прикосновение ее бедер.
– Всего лишь секс... – невнятно произнес он.
Прижавшись ртом к груди Харви, Джоан почувствовала, как участилось его дыхание, увидела нетерпение в глазах.
Уткнувшись лицом в его шею, вдыхая возбуждающий запах его кожи, Джоан испытала прилив дикого, неконтролируемого чувства. Это свяжет их навсегда. И со временем он обязательно полюбит ее.
– Ласкай меня, – искушающим тоном прошептала она.
И он насытил голод ее тела ласками. А она, глядя полуприкрытыми глазами ему в лицо, словно плыла в потоке его страсти.
– Я должен прекратить это, – сказал он заплетающимся языком.
– Прекрати, если можешь. Но это неизбежно произойдет вновь. Ты знаешь, что так будет, – прошептала она.
– Черт бы тебя побрал!
Ее сердце радостно дрогнуло – столь эмоционально прозвучало его восклицание. Джоан почувствовала, как дрожит его тело, и внезапно ощутила осторожное прикосновение пальцев к самому жаждущему этого месту. Его движения были столь нежны, что она закрыла глаза, охваченная блаженством.
– Да, да, – поощряла она его, в то время как губы Харви дразнили ее грудь, скользили вдоль талии и бедер, ласкали слегка округлившийся живот. Эротическое возбуждение медленно нарастало, и вот уже все ее тело трепетало под его прикосновениями. Джоан ощущала жар, средоточием которого было место, где пальцы Харви продолжали сладостно-мучительное движение.
Но и этого ей было мало – она хотела принадлежать ему целиком, отвергая полулюбовь...
Ее внутреннее напряжение достигло наивысшей точки, стоны стали более хриплыми и частыми, и она полностью отдалась его ласкам. А затем ее тело содрогнулось в долгой конвульсии, как будто сквозь него прошел заряд какой-то первобытной энергии, и Джоан испытала благословенное разрешение.
– Прости, я не должен был... – неожиданно услышала она и почувствовала, как он поднимается, и сквозь туман сексуального опьянения различила шорох собираемой с пола одежды, а затем хлопок двери, такой сильный, что весь дом, казалось, содрогнулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастливое прозрение - Мортинсен Кей

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Счастливое прозрение - Мортинсен Кей



что то как то не то
Счастливое прозрение - Мортинсен КейМарго
17.07.2012, 16.34





Боже! Какая мутота! 3 балла
Счастливое прозрение - Мортинсен КейКира_Т
5.10.2012, 9.00





Бразильское мьіло отдьіхает! Для любителей пауков и паутиньі!
Счастливое прозрение - Мортинсен КейЮнна
15.08.2013, 22.08





"Санта Барбара" и "Просто Мария" вместеrnвзятые!!!rnА по поводу наследования поместья то "ничего личного, только бизнес"! Все прошлись по всем!!!rnБыло просто неприятно!
Счастливое прозрение - Мортинсен КейЛюдмила
2.01.2016, 23.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100