Читать онлайн Самый любимый, автора - Мортимер Кэрол, Раздел - Глава ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 283)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самый любимый - Мортимер Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самый любимый - Мортимер Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортимер Кэрол

Самый любимый

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ДЕВЯТАЯ

Лара ничего не могла ответить на это. Она вновь почувствовала себя потрясенной известием. Значит, Джордан прямо ставит вопрос о разводе! В этот момент пропала вся ее самодисциплина, все ее спокойное отношение к расторжению их брака. Развод! Это слово звучало у нее в ушах так же холодно и бесповоротно, как церковный погребальный колокол.
— Лара… — Мистер Шофилд нахмурился, видя, как лицо дочери внезапно побледнело. Она облизала сухие губы.
— И это все, что он тебе сообщил?
— Разве этого недостаточно?
Она устало вздохнула.
— А он ничего не сказал тебе о причине? — Она с волнением посмотрела на него.
Мистер Шофилд почувствовал раздражение.
— Ну, Джордан пробормотал что-то относительно вашей несовместимости, — ответил он презрительно. — Вот только не пойму, как можно делать такой вывод всего лишь через пять недель после свадьбы!
Лара едва не вздрогнула.
— Мы знаем, как.
— Лара…
— Она с трудом выдержала его взгляд.
— Мы знаем, папа.
Мистер Шофилд беспокойно заходил по комнате.
— В каждом браке с самого начала появляются свои проблемы, — сказал он резко. — Хотя, может быть, и не всегда так быстро, — добавил он. — Дорогая, даже самые лучшие супружеские пары сталкиваются с реальностью — ведь нельзя же вечно находиться в сексуально-романтическом тумане.
Ее губы дрогнули.
— Разве слова «сексуальный» и «романтический» не находятся между собой в противоречии?
Мистер Шофилд сердито нахмурил брови.
— Ты хорошо знаешь, что я имею в виду, Лара, — бросил он в ответ, — и не надо играть словами!
Лара вздохнула и села, с облегчением видя, что отец последовал ее примеру и больше уже не возвышается над ней с назидательным видом.
— Наш брак уже не существует, папа, и его вообще не должно было быть.
— Ты больше не любишь Джордана, так? — Он пристально посмотрел на нее.
— Дело не в этом…
— Ты любишь его, Лара?
Она вспыхнула от его настойчивости.
— Да, я люблю его. Но это не имеет значения, — добавила она, видя, что он собирается продолжать. — Потому что Джордан не любит меня и никогда не любил. И прежде чем ты спросишь, почему он женился на мне, ты должен кое-кто узнать. — Она покачала головой. — Конечно, не мне следовало бы говорить тебе об этом, и я полагала, что это с удовольствием сделает Джордан, — сказала она с горькой улыбкой. — Потому что таким образом он смог бы насладиться своей местью.
Мистер Шофилд выпрямился в кресле и настороженно посмотрел на нее.
— Своей местью? — повторил он негромко. — Это имеет какое-то отношение к тому, как он вел себя на собрании акционеров фирмы? — спросил он, нахмурившись.
Лара спокойно посмотрела на него.
— Это имеет отношение ко всему, папа. Те ощущения, которые ты испытывал в последнее время, и чувство, будто Марион находится где-то рядом, — все это не было игрой воображения. — Лара видела, как ее отец весь напрягся и каким учащенным стало вдруг его дыхание. — Папа, — она подошла, села на ковер возле его ног и взяла его руки в свои, — Джордан — сын Марион.
Мистер Шофилд судорожно выдохнул воздух, его лицо побелело, а глаза широко раскрылись в изумлении.
Лара рассказала о стремлении Джордана отомстить за развал своей семьи богачу, который не думает ни о ком и ни о чем, а только лишь о своих собственных интересах.
— Боже! — Дыхание мистера Шофилда оставалось прерывистым. — О Боже! — простонал он словно от непереносимой боли.
— Все хорошо, папа, — стала успокаивать отца Лара, обеспокоенная тем, что кожа вокруг его рта приобрела сероватый оттенок. — Все хорошо.
— Но ведь… Все ведь было не так, — пробормотал он, еще находясь в состоянии потрясения и не вполне понимая, что она ему говорила.
Лара посмотрела на него доверчивыми глазами.
— Я знаю, и никогда в этом не сомневалась. Его пальцы судорожно сжали ее ладони, и, когда она вскрикнула от боли, он тут же разжал — их с виноватой улыбкой.
— Джордан — сын Марион… — сказал он, словно себе самому. — После всех этих лет! Боже, в это трудно поверить. — Он покачал головой.
— Зато Джордану все тут ясно, — сказала она с горечью. — Он уверен, что точно знает, кого следует во всем винить.
Мистер Шофилд встал, чувствуя потребность двигаться.
— Мы с Марион любили друг друга, всегда.
— Джордану было десять лет, и вряд ли он мог понимать это. Тем более, что потом он оставался со своим отцом.
' Серые глаза мистера Шофилда, так похожие на глаза дочери, вспыхнули от негодования.
— Все это было не так! — повторил он резко. Лара сидела на ковре, сочувственно глядя на отца и понимая его состояние растерянности.
— Мне бы хотелось узнать, как все-таки это произошло, — сказала она негромко. — Если, конечно, ты не возражаешь.
Сунув руки в карманы брюк, мистер Шофилд стоял посреди комнаты, поигрывая мышцами груди и плеч и натягивая рубашку. За последние несколько минут он, казалось, постарел и сейчас, когда он заново переживал события далеких лет, возле его носа и рта заметнее обозначились морщины.
— В первый же раз, когда я увидел Марион, я… Имей в виду, Лара, это вовсе не означает неуважения к памяти твоей матери, — сказал он мягко, — ведь я был к ней очень привязан. Однако в первый же раз, увидев Марион, я понял, что это та самая женщина, которую я искал всю жизнь. Я почувствовал, словно внезапно нашел другую свою половину.
Лара всегда это знала, всегда ощущала, что отец и Марион составляют идеальную супружескую пару.
— То же самое думала и она. — Он улыбнулся своим воспоминаниям, чувствуя, как проясняется его голова. — Я уже больше года был вдовцом, когда однажды пришел к тете Марджори, — сказал он, имея в виду свою сестру, — и встретил у нее Марион. Я вовремя не сообразил, что в этот день у нее дома должно состояться одно из заседаний этого ее дурацкого комитета, — заметил он сердито, и Лара невольно улыбнулась — она знала, что тетя является членом множества различных организаций и благотворительных обществ и до сих пор проявляет большую активность на всех проводимых ими собраниях. — Она настояла на том, чтобы я остался, а затем подвез до дома одну из присутствовавших там леди. — Мистер Шофилд вздохнул. — С твоей тетей Марджори еще тогда было очень трудно спорить.
Больше всего ее тетя любила организовывать людей для выполнения тех дел, которые она считала полезными. В прошлом месяце Ларе пришлось потратить немало усилий, чтобы тактично удержать тетю от участия в подготовке свадьбы. Боже, неужели это было лишь в прошлом месяце? Когда она осознала это, улыбка моментально исчезла с ее лица.
— Но единственный раз в жизни твоя тетя оказала мне большую услугу, — продолжал мистер Шофилд свой рассказ сосредоточенно, — Марион Саундерс оказалась самой очаровательной женщиной, которую я когда-либо встречал. Мне кажется, я влюбился в нее в тот самый момент, когда она застенчиво взглянула на меня своими прекрасными голубыми глазами. Еще до того, как мы доехали до ее дома, я понял, что серьезно влюблен в нее. Она пригласила меня войти, чтобы выпить чашку чая, — и я, естественно, согласился. Я испытал настоящее потрясение, когда минут десять спустя в дом с шумом вбежал мальчик лет девяти.
— Она не сказала тебе, что она замужем? — спросила Лара, нахмурившись.
Мистер Шофилд вздохнул.
— Я и сам мог бы понять это по всем имевшимся признакам — обручальное кольцо на пальце, стоявшие на низком столике в гостиной фотографии; на одной из них был тот самый мальчик, что так внезапно появился, а на другой — жених и невеста в день свадьбы.
— У Джордана есть такая фотография, — напомнила ему Лара.
Мистер Шофилд пристально взглянул на нее.
— Он тебе ее показывал?
— Да.
— Лара…
— Папа, пожалуйста, рассказывай дальше, — сказала она с неуверенной улыбкой. — Мы еще успеем поговорить обо мне. Сейчас я хочу узнать правду, — добавила она настойчиво, поскольку все еще чувствовала его колебания. Он кивнул в знак согласия.
— Хорошо, но я надеюсь, что ты так же будешь откровенна со мной.
— Не беспокойся, — ответила Лара негромко. — Мне тоже нечего от тебя скрывать.
Мистер Шофилд снова испытующе взглянул на дочь, а затем пожал плечами, словно в знак согласия.
— Появление сына Марион буквально сразило меня, и я поторопился попрощаться с ней, — произнес он мрачно. — Когда я вернулся к Марджори, она в свойственной ей манере стала допытываться, что я думаю о Марион. Я, конечно, не сказал всей правды, но иногда Марджори бывает удивительно проницательной, — сказал мистер Шофилд с иронией, поскольку давно уже привык рассчитывать не на тонкое понимание со стороны сестры, а на ее диктаторские манеры. — И вот Марджори рассказала мне кое-что о Марион — о том, как она забеременела, будучи незамужней, как родители настояли на том, чтобы она вышла замуж за Джека Саундерса. Дело в том, что отношение к незамужним женщинам с детьми было в те времена гораздо менее либеральным, чем сегодня, — добавил он сухо. — Таким образом, в девятнадцать лет она вышла замуж за Саундерса, а в двадцать уже стала матерью. И с этого момента ее жизнь превратилась в ад — муж постоянно попрекал ее замужеством, его частенько не было дома по вечерам, а иногда и по ночам. Все, что рассказывала Марджори, я слушал молча, притворяясь, что мне это вовсе не интересно, — вспоминал он хмуро. — В общем, если я и нашел свою избранницу, то все равно слишком поздно — она уже была женой другого человека. Однако перед следующим заседанием этого же комитета Марджори позвонила мне, и, несмотря на данное самому себе обещание, я заехал к ней, чтобы снова отвезти Марион домой.
— Я и не предполагала, что тетя Марджори — такая романтическая натура, — усмехнулась Лара, опускаясь в кресло.
Мистер Шофилд улыбнулся.
— Да дело тут вовсе не в романтической натуре, просто ей нравится распоряжаться людьми, И вот она, с присущей ей мудростью, решила, что Марион не повезло в жизни и что она заслуживает большего. И, Бог свидетель, я хотел дать ей это большее, — добавил он дрогнувшим голосом. — Особенно после того, как я увидел ее мужа.
— Так ты… встречался… с ним? — Лара была поражена.
— Да, — ответил мистер Шофилд со вздохом. — В этот второй раз, когда я подвозил Марион, он оказался дома. Он был пьян, вовсю ругался и обращался с Марион так, словно она не жена, а служанка. Мне пришлось уйти, чтобы не ударить его. На следующей неделе Марджори не пришлось звонить мне — я сам горел желанием отвезти Марион домой. И так продолжалось на протяжении следующих шести месяцев. Много лет спустя Марион призналась мне, что у нее с самого начала было ко мне такое же чувство, что каждую неделю она обещала себе отказаться от моих услуг, но каждый раз уступала. И, тем не менее, она была замужней женщиной, дала клятву супружеской верности другому человеку, и мы должны были считаться с этим. Но однажды ночью муж Марион пришел домой с очередной попойки и принялся вымещать на ней свое дурное настроение, обвиняя ее в том, что она обманом выскочила за него замуж и родила ему ребенка, которого он не хотел. — Глаза мистера Шофилда сердито вспыхнули, а взгляд стал суровым. — На следующий день Марион не было на заседании, и, когда я приехал к ней домой, я понял, почему… — Его голос прервался, дыхание участилось, а руки сами сжались в кулаки. — Надеюсь, мне никогда больше не доведется увидеть женщину в таком состоянии, — заметил он с горечью. — Я стал умолять Марион уйти от него, сказал, что я люблю ее и буду заботиться о ней и сыне.
— Я ничего этого не знала, — сказала Лара изумленно. — Марион всегда казалась мне такой спокойной и безмятежной.
— Она не хотела, чтобы ты знала, — пояснил он мягко. — Ведь она любила тебя, и ей не хотелось, чтобы ты знала, какой ужасной была ее жизнь до того, как она пришла в нашу семью.
— И в этот день она ушла от мужа?
— Нет. — Мистер Шофилд сжал губы. — Ее муж сказал, что сожалеет о случившемся и что это больше не повторится. Марион была не из тех, кто легко нарушает данную клятву, и, несмотря на свои чувства ко мне, в которых она призналась как-то в тяжелый момент, она не хотела бросать мужа, понимая, что сыну нужен отец. Затем все повторилось, и на этот раз Марион — вся в синяках — прибежала ко мне, как только Джек ушел на работу. Я снова стал убеждать ее уйти от мужа, сказал, что это будет происходить снова и снова. Наконец она согласилась со мной, и мы вместе отправились в школу, чтобы забрать Джордана и рассказать ему всю правду. Но его там уже не было, — заметил он с грустью в голосе. — Как сказал директор, в это утро в школу заходил отец Джордана и, сославшись на кризис в семье, увел с собой мальчика. — Мистер Шофилд посмотрел на дочь, и Лара увидела в его глазах боль. — Марион никогда больше не видела Джордана, отправив его в тот день, как обычно, утром в школу.
У Лары встал комок в горле.
— Никогда?!
Мистер Шофилд покачал головой.
— Мы обращались в полицию, я нанял частных детективов для розыска. Им удалось выяснить, что отец и сын в тот же день покинули страну и направились в Южную Америку. Когда полиция прекратила поиски, их продолжали искать нанятые мной детективы. В течение двух лет…
— Двух лет?
— Да, — вздохнул он. — После этого их след потерялся, и нам пришлось признать поражение. Все ниточки вели нас в тупик, или мы узнавали, что они только что куда-то уехали.
— Джордан говорил мне, что в детстве ему много приходилось ездить по свету.
— Не то слово, — отметил он хмуро. — Они никогда не задерживались в одном месте больше, чем на несколько недель.
— Но зачем он увез Джордана с собой, если тот ему, в сущности, не был нужен?
Мистер Шофилд пожал плечами.
— Возможно, это был какой-то дикий способ наказать Марион за то, что ему пришлось жениться и столько лет прожить с ней в браке. Впрочем, я не знаю точно, какие у него были мотивы — может быть, он действительно любил своего сына. Но ведь и Марион любила Джордана, и то, что она ничего не знала о его судьбе, едва не погубило ее.
В этот момент Лара подумала о растущем внутри нее ребенке, о том, что его тоже могут когда-нибудь похитить у нее, и ей стало понятнее, какую душевную муку пришлось испытать Марион.
— Мы очень любили друг друга, — медленно продолжал ее отец. — Но я думаю, что именно благодаря тебе Марион смогла сохранить рассудок. — На его губах появилась чуть заметная улыбка. — Ты сразу же очень привязалась к ней и уже через пару дней называла мамой. Я хотел, чтобы у нас были еще дети, — припомнил он вдруг. — Но она всегда отказывалась. И еще она не хотела, чтобы ты знала о том, что у нее когда-то был ребенок, которого она потом потеряла. Я думаю, она боялась, что ты будешь меньше ее любить из-за этого.
— Ни в коем случае! — Лара резко покачала головой. — Джордан говорил… Он говорил, что вы с Марион не могли пожениться, поскольку она не была разведена с его отцом.
Губы мистера Шофилда искривились.
— Неправда. Хотя мы, конечно, так и не нашли его. — Он вздохнул, видя, как глаза Лары удивленно раскрылись. — У него была сестра, которая, как мы предполагали, знала о его местонахождении, хотя и упорно отрицала это. Необходимые для оформления развода документы мы послали по ее адресу и через некоторое время, каким-то чудесным образом, получили их вдруг обратно оформленными и заверенными у нотариуса. Разумеется, мы тут же проверили указанный адрес, но оказалось, что они в очередной раз переехали, и нотариус утверждал, что не имеет представления — куда именно.
— Когда его отец умер, Джордану было четырнадцать лет, и он говорит, что в то время они находились в Гонконге.
— Через два года после того, как ее муж согласился на развод, показывая всем своим поведением, что он не намерен когда-либо возвращать Джордана, я постарался убедить Марион прекратить поиски. Ведь это напряжение постепенно разрушало ее здоровье, и я думаю, что ее мучения доставляли Джеку Саундерсу удовольствие.
— Но каким образом он мог знать…
— Таким же, каким он получил документы для развода! — мрачно пояснил мистер Шо-филд. — Каждую неделю Марион отправляла по адресу его сестры письма для Джека, в которых она умоляла его вернуть Джордана. Первое отправленное ею письмо вернулось распечатанным, а все остальные с убийственной периодичностью возвращались потом непрочитанными. Таким же образом возвращались и посылаемые ею подарки к рождеству и ко всем дням рождения Джордана. Сестра Джека явно выполняла инструкции своего брата. В течение многих лет я видел, как возвращались письма, которые Марион отправляла каждую неделю, и как все это медленно убивало ее. После того, как мы получили документы для развода, она ходила даже к сестре бывшего мужа, чтобы поговорить с ней. Когда я увидел Марион после этого визита — измученную и подавленную, — я настоял на том, чтобы прекратить поиски и примириться с тем, что Джордан потерян для нее навсегда. Ей не просто было это сделать, но, в конце концов, я думаю, она согласилась со мной. Тем не менее, она продолжала посылать Джордану подарки к рождеству и к дням рождения, и тут уж я ничего не мог поделать. Кроме того, что Джек Саундерс жестоко и даже по — варварски поступил с Марион, он своей ложью и хитрыми уловками — совершенно исковеркал жизнь сыну, все чувства которого заменило теперь стремление к мести.
— Бедный Джордан, — произнесла Лара, испытывая к нему глубокое сострадание. — Ведь он ничего не знает об этих письмах и подарках. Он до сих пор убежден, что Марион совершенно сознательно отказалась от него, предпочтя ему и его отцу твое богатство.
— Но ведь сестра его отца знала обо всем и могла бы рассказать ему… Боже, — он даже застонал от досады, — ведь все это время у меня в руках были данные, позволявшие установить личность Джордана, а я и не подозревал об этом! Ведь я… собирал о нем сведения, Лара, — признался он со смущением. — После случая с Рексом Мейнардом я…
— Да-да, я знаю, — нетерпеливо сказала Лара.
— Ты знаешь?! — Мистер Шофилд был поражен этим обстоятельством.
На ее губах появилась насмешливая улыбка.
— Знаю. Расскажи мне о твоих сведениях, которые могли бы помочь узнать, кто такой Джордан, — попросила она торопливо.
Мистер Шофилд вздохнул, продолжая сетовать на свою несообразительность.
— Начнем с того, что он был усыновлен. Имена его приемных родителей — Джоанна и Артур Синклер — должны были насторожить меня. И усыновили они его… двадцать лет назад, а я не смог связать между собой эти факты. Ведь прошло уже столько времени с тех пор.
— Джоанна Синклер и есть та тетя Джордана, которая отсылала обратно все письма и подарки?
— У Джека была только одна сестра, — сказал он хмуро. — Злопамятная женщина, считавшая, что ее брат никому не может причинить зла. Если бы она видела, что он сделал тогда с Марион…
— В семьях всегда так бывает, папа, — сказала Лара, стараясь успокоить его. — Все члены семьи защищают друг друга. Однако, если твои сведения верны, она продолжала обманывать Джордана и после смерти отца. Она, например, говорила ему, что Марион все еще жива, но скрыла от него, что мать продолжала писать ему письма и отправлять подарки. Боже мой, да она внушила Джордану, что вы с Марион давно уже расстались и живете отдельно друг от друга, хотя видела по обратному адресу на конвертах и пакетах, что это неправда! Как же она могла быть такой жестокой! — с горечью произнесла Лара.
— Кто знает, — заметил мистер Шофилд с отвращением. — Может быть, она на самом деле верила россказням своего брата, потому что не хотела знать правду и была уверена в том, что Марион заслуживает наказания.
— Но заставлять вместе с ней страдать и Джордана!
— Да, — вздохнул он, — Джордан явно был не в восторге от жизни у них, иначе бы он не убегал так часто из дома. Надо сказать ему, наконец, всю правду…
— Но он не поверит тебе, — сказала Лара с грустной уверенностью.
— Ему придется поверить, — настойчиво произнес мистер Шофилд. — Ради себя самого и ради памяти своей матери.
— Папа, Джордан не поверит тебе, — повторила она категорично. — Он считает, что ты достаточно умен и легко сможешь придумать правдоподобное объяснение своим, как он считает, эгоистичным поступкам.
— Ну, тут он ошибается, — сказал мистер Шофилд с печальной улыбкой. — Хотя я любил Марион, и моя жизнь была бы без нее лишена смысла, мы оба уважали ее клятву супружеской верности; вероятно, мы так и оставались бы просто друзьями, если бы Джек Саундерс не стал обращаться с ней с такой жестокостью. Ни один мужчина не имеет морального права подвергать женщину такому необузданному насилию.
Лара вспомнила о том, что ей пришлось пережить в ту ночь в квартире Джордана, но теперь это не казалось ей необузданным насилием. Сейчас, оглядываясь назад, она понимала, что Джордан прекрасно сознавал, что он делает — ведь только таким путем он мог заставить себя вступить с ней в интимную близость. Проявленная им на следующий день нежность объяснялась необходимостью обольстить ее. В отличие от своего отца, Джордан прекрасно умел контролировать агрессивные эмоции и нежные чувства.
— Кроме того, — продолжал мистер Шофилд, — вряд ли он сможет опровергнуть доказательства…
— Какие доказательства? — Лара была озадачена. — Поверь мне, Джордан не поверит ни одному слову из того, что ты сейчас рассказал. Он вообще не верит ни тебе, ни мне, — добавила она с горечью.
Мистер Шофилд прерывисто вздохнул.
— И для этого надо было жениться на тебе?
— Да.
— Боже мой! — произнес он дрогнувшим голосом.
— Видишь ли, ему понадобились акции твоей фирмы, — сказала она с уверенностью. — Они были нужны ему, чтобы наказать тебя так, как ты, по его мнению, заслуживаешь.
— Вот ведь дурак! — сказал мистер Шофилд резко. — Да его убить мало за то, что он сделал с тобой!
— Со мной? — удивилась Лара. — Ведь с помощью этих акций он собирается нанести удар тебе.
— Уже нет.
— Нет? — еще больше удивилась она. Мистер Шофилд покачал головой.
— Сегодня утром Джордан вернул мне эти акции. Причем, все совершенно законно, — добавил он, видя ее изумление.
— Но как же… Я не понимаю, — произнесла она ошеломленно. — Ведь Джордан говорил, что он собирается контролировать тебя и будет получать от этого удовольствие.
— Может быть и так. — Он кивнул. — Но наш юрист подтвердил, что все бумаги в порядке. Возможно, Джордан сообразил, что может сильнее повредить мне плохим к тебе отношением.
— Ну как же так, папа! — Она закрыла лицо руками.
Мистер Шофилд тяжело вздохнул.
— И в этом он, конечно, прав. — Он присел перед дочерью на корточки и мягко отвел руки от ее залитого слезами лица. — Ведь ты все еще любишь его, несмотря ни на что, правда?
— Д-да, — всхлипнула она.
— Марион была бы очень рада тому, что вы с Джорданом поженились, — сказал он задумчиво.
— Наша семейная жизнь продолжалась недолго, — напомнила Лара. — А сейчас Джордан ненавидит меня.
Его губы искривились.
— Я не верю, что мужчина может жениться на женщине и вступить с ней в близость, если он не испытывает к ней никаких чувств, кроме ненависти. Ведь он… — Мистер Шофилд взглянул на залившие щеки дочери румянец. — Ты ведь не рассказала мне всего, правда?
Лара покачала головой, изо всех сил стараясь сдержать слезы.
— После нашей свадьбы Джордан даже не прикоснулся ко мне.
— Что!.. Неудивительно, что ты так плохо выглядела и была такой несчастной! Он нахмурил брови.
— Но я не хочу сказать, — добавила она с дрожью в голосе, — что он так же вел себя до свадьбы. — Она еще гуще покраснела.
— Я понимаю. — Мистер Шофилд плотно сжал губы.
— Но это еще не все. — Она нервно улыбнулась. — Через семь месяцев тебе предстоит стать дедушкой.
От этого нового потрясения глаза мистера Шофилда широко раскрылись.
— А Джордан знает? — выговорил он наконец.
Лара напряглась.
— Его вряд ли интересует мой ребенок.
— Но ведь это и его ребенок!
— Он не обрадуется этому ребенку. — Она грустно покачала головой.
Мистер Шофилд пробормотал что-то себе под нос.
— Я думаю, мне пора серьезно поговорить с Джорданом, — сказал он резко.
— Но только он не должен знать о ребенке, предупредила Лара.
Он прищурил глаза.
— Ты полагаешь, Джордан может предъявить свои права на него?
Она посмотрела на свои стиснутые пальцы.
— Да, мне кажется, он захочет нанести нам удар и попытается отобрать у меня ребенка.
— Я никогда не позволю ему этого сделать, — пообещал мистер Шофилд. — Ему придется пройти через все суды, какие только существуют, чтобы добраться до ребенка.
— Спасибо тебе, папа, — сказала Лара негромко, со слезами в голосе.
— Но нужно дать Джордану возможность наладить отношения между вами. Подожди, выслушай меня, Лара, — торопливо сказал он, видя ее протестующий жест. — Несколько минут назад я говорил тебе о доказательствах, которые у меня есть.
— Но я же говорила тебе…
— Лара, пойдем со мной. — Он взял ее за руку и заставил подняться на ноги. Затем он повел ее наверх — в комнату, которую Марион использовала в качестве швейной мастерской и своей личной гостиной. Когда они вошли туда, мистер Шофилд уверенно направился к огромному шкафу, протянувшемуся от стены до стены, и склонился над большим ящиком в нижней его части.
Лара нахмурила брови, видя, как он достал из кармана большую связку ключей и собрался открыть ящик.
— Папа…
— Подожди, Лара, — сказал он, поднимая крышку.
Лара онемела от изумления, увидев внутри целые кипы нераспечатанных писем и множество пакетов с подарками.
— Да это же письма и подарки Марион для Джордана! — воскликнула она, с трудом переводя дыхание.
— Все до единого, — проговорил мистер Шофилд, выпрямляясь. — Она не смогла расстаться ни с одним из них.
Лара упала на колени перед ящиком и взяла в руки несколько писем.
— Даты… — сказала она ошеломленно.
— Именно. — Мистер Шофилд хмуро кивнул с чувством удовлетворения. — Джордан не сможет оспорить их — так же, как и то, что они были возвращены после отправки по адресу его тети.
Лара подняла на отца глаза, глубоко потрясенная тем, какое огромное количество писем написала Марион лишь для того, чтобы получить их все обратно.
— Ты собираешься показать их Джордану?
— Да, — произнес он. — Но только не я, а ты. Это должна сделать ты, Лара, — сказал он с настойчивостью. — Если ты расскажешь — покажешь ему всю правду, ты сможешь узнать, как он на самом деле относится к тебе.
Лара медленно поднялась с колен.
— Я уже знаю это. Ему нужен был способ взять тебя под контроль — вот для чего ему и понадобилась я.
— Тогда почему он вернул мне акции? — возразил мистер Шофилд.
— Я все равно ничего не скажу ему о ребенке! — упрямо повторила Лара.
— Я и не прошу тебя говорить ему об этом сейчас, когда вы еще не разрешили свои проблемы.
На ее губах появилась печальная улыбка.
— Мне кажется, тетя Марджори не единственная романтическая натура среди наших родственников!
Мистер Шофилд тоже улыбнулся.
— Не может быть, чтобы я ошибался — я видел, с каким чувством он смотрел на тебя. Ведь тебе не трудно будет встретиться с ним? — спросил он мягко. — К тому же Джордан имеет право узнать правду о своих родителях.
— А ты не хотел бы сам рассказать ему обо всем?
— Лара, дорогая, ведь я уже прожил свою жизнь, а для тебя это, может быть, единственная возможность устроить свою, — сказал он негромко.
И ей захотелось этого самой — захотелось вдруг с непреодолимой силой! У нее будет законное основание увидеть Джордана и рассказать ему правду о матери, которую его научили презирать, показать ему, что Марион никогда не забывала сына. На самом верхнем пакете стояла дата — это был год смерти Марион. Даже теперь — пятнадцать лет спустя — она все еще старалась связаться с сыном, которого горячо любила и которого потеряла. Джордан должен был узнать об этом!
— Я поеду к нему, — решила она твердо.
— Умница! — Отец обнял ее.
Когда мистер Шофилд и Лара приехали на квартиру Джордана в Лондоне, они не нашли там никого, кроме миссис Найт, которая представления не имела, где может быть ее хозяин, и сообщила лишь, что он уехал куда-то днем. Лара проверила спальню Джордана и обнаружила, что в платяном шкафу и в ящиках нет большей части его вещей.
— Что же мне теперь делать? — спросила Лара с горестным видом, когда они присели отдохнуть в гостиной.
— Прежде всего, конечно же, не надо отчаиваться, — сказал мистер Шофилд уверенно. — Он не мог снова улететь в Германию?
Лара покачала головой.
— Нет, он закончил с этой сделкой еще в прошлом месяце.
— Н-да, , — Мистер Шофилд задумался. — А поехать в Йоркшир, где у него есть дом?
Лара замерла. Мог ли Джордан в самом деле отправиться туда? Если даже и так, у нее все равно нет адреса. Она сказала об этом отцу.
— Проверь в телефонном справочнике, — посоветовал он.
Вспомнив свой давний разговор с Джорданом по этому поводу, она решила, что искать его адрес и номер телефона в телефонном справочнике не имеет смысла.
— Его там нет, — сказала она печально.
— Поищи в алфавитной книжке на его письменном столе, — предложил мистер Шофилд.
Она почувствовала себя чем-то вроде взломщика, когда вошла в кабинет Джордана и начала листать его личную телефонную книжку. Когда она увидела, сколько в ней записано телефонов женщин, ее сердце сжалось — это была отнюдь не «маленькая черная записная книжка», о которой говорил ей когда-то Джордан, а целый том!..
Наконец, ей попалось на глаза что-то напоминающее название места — Хайгроув — и какой-то номер телефона; проверив в телефонном справочнике, она увидела, что перед этим номером стоит код графства Йоркшир.
— Позвони по этому телефону, — посоветовал негромко мистер Шофилд, стоявший в проеме двери. — Чтобы убедиться, что он там. Нет смысла напрасно ездить — ведь мы только предполагаем, что он может быть там, — добавил он.
Когда Лара набрала номер, ее немного смутил ответивший женский голос с отчетливым йоркширским акцентом. Что если это какая-то из его любовниц? Что можно ей сказать?
— Могу ли я поговорить с мистером Синклером? — спросила Лара довольно официальным тоном.
— Боюсь, что нет, — холодно ответила женщина.
У Лары оборвалось сердце: у нее тотчас же мелькнула мысль, что это вовсе не дом Джордана, что…
— Но если вы назовете свое имя, я могу передать мистеру Синклеру, и он, если вы разрешите, позвонит вам сам, — вежливо добавила она.
Лара почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Это все-таки был дом Джордана, и он находился сейчас по этому адресу!
— Нет… спасибо, — поспешно ответила Лара. — Я… Я позвоню ему позже. — Она поскорее повесила трубку и взглянула на отца. — Он там, — сказала она, задыхаясь от волнения, чувствуя, как ладони стали вдруг горячими и влажными.
— И что же? — спросил он негромко.
— Мне страшно, папа! — Она ощущала теперь сильную дрожь в руках и никак не могла унять ее, отчаянно стискивая побелевшие пальцы. — Я боюсь, что он снова посмотрит на меня с ненавистью, как в прошлый раз.
— Ты ведь не трусиха, Лара, — сказал мистер Шофилд уверенно. — Что бы ни случилось, ты все сможешь вынести.
— Думаешь, смогу? — В ее голосе была горечь.
— Да, — сказал он твердо; — Тебе ведь теперь надо думать еще и о ребенке.
— Я не смогу жить и мучиться из-за ребенка в браке без любви, как Марион. — Она содрогнулась, представив себе семейную жизнь с Джорданом, вынужденным взять на себя ответственность за ребенка, которого он явно не хотел — ее ребенка. — Джордан ненавидит всех, кто носит фамилию Шофилд, включая этого будущего малыша.
— Я не думаю, что он ненавидит тебя, Лара. — Мистер Шофилд покачал головой. — И мне кажется, он сам поймет это, как только узнает от тебя всю правду.
Именно на это надеялась Лара, отправляясь в Йоркшир. Когда по дороге начался дождь, она досадливо поморщилась. Отец уговаривал ее подождать до утра, но она знала, что раз уж решение принято, лучше отправляться немедленно, поскольку теперь она все равно всю ночь не сомкнет глаз.
Однако немного погодя, когда дождь усилился и дворники на ветровом стекле уже с трудом справлялись с потоками воды, Лара начала сомневаться, правильно ли она поступила. Если этот сильный дождь вскоре не прекратится, ей придется остановиться где-то и переждать до утра, так как от напряжения у нее уже начали болеть спина и плечи.
До нужного места оставался еще примерно час езды, когда ливень постепенно превратился в моросящий дождик. Однако она затратила на этот путь примерно вдвое больше времени, поскольку из-за мокрого асфальта ей пришлось существенно снизить скорость. Когда она приближалась к обозначенному на карте пункту Скарфилд, ее стала мучить мысль, что Джордан может быть дома не один, разговаривавшая с ней по телефону женщина могла быть его любовницей. Ей не хотелось подвергаться унижению, застав его дома с какой-нибудь женщиной.
Вот почему, увидев освещенную телефонную будку, она остановилась с намерением позвонить отсюда Джордану. Как только она вышла из машины, ее продуло холодным ветром, и, прежде чем Лара успела дойти до телефонной будки, ее волосы были мокрыми от дождя. Набрав номер, она услышала в трубке тот же самый женский голос и торопливо бросила в щель монету.
— Я вас слушаю. — Женщина ответила ей так же вежливо, как в прошлый раз.
— Я уже звонила сегодня, — сказала Лара. — Могу ли я теперь поговорить с мистером Синклером?
— Одну минуту. — До Лары доносились теперь еле слышные голоса. По-видимому, женщина закрыла трубку рукой. — Мистер Синклер не желает, чтобы его сейчас беспокоили, — услышала она голос женщины через пару минут.
И тут терпение Лары лопнуло — теперь, когда ее переполняли усталость и напряжение, она готова была высказать Джордану все, что она думает о его желании, «чтобы его не беспокоили».
— Кто вы такая? — высокомерно спросила она — именно так, как это сделала бы прежняя Лара Шофилд.
— Я… Меня зовут миссис Хауарт. — Женщину, похоже, смутил неожиданно резкий тон Лары — Я экономка мистера Синклера.
— А я его жена. — Лара почувствовала изумление экономки Джордана. — И передайте, пожалуйста, мистеру Синклеру, что я буду у него в течение ближайшего получаса.
— Но я… Мистер Синклер… — Экономка не могла подобрать слов.
— И еще скажите, — уверенно продолжала Лара, — что, желает он или не желает, чтобы его беспокоили, ему все равно придется поговорить со мной. Вы передадите все это, миссис Хауарт? — добавила она с холодной вежливостью.
— Э.. да. Но…
— Благодарю вас. — Лара повесила трубку, чувствуя, что ей пока больше нечего сказать. Она решила, что разговаривавшая с ней женщина явно не любовница Джордана, а если в данный момент у него дома находится еще какая-то женщина, Джордан непременно поймет, что ту женщину лучше не показывать Ларе, когда она приедет. Джордан может, конечно, оставить свою любовницу на виду, но Лара все же сомневалась, что он так поступит!
Под припустившим дождем она побежала обратно к машине, и ее волосы окончательно вымокли и повисли, прилипая к лицу. В машине Лара привела себя в порядок, глядя в маленькое зеркальце в пудренице. Ей не хотелось выглядеть мокрой курицей, поскольку она намерена была держаться перед Джорданом с той же холодной уверенностью, что и вчера, когда он собирался на свидание с Кэти Томас.
Она подкрасилась, убрала с лица волосы и собрала их в тугой узел на макушке, чувствуя, что теперь она сможет вести себя, если не с абсолютной уверенностью, то по крайней мере с чувством собственного достоинства.
Вести машину стало теперь еще труднее. К тому же Лара чувствовала, что не укладывается в обещанные полчаса и поэтому, крепко сжав губы, отчаянно давила на педаль газа. Она не заметила, откуда выехал на дорогу тяжелый грузовик, но он ехал прямо ей навстречу и, увидев перед своей машиной его огромную массу, Лара ясно поняла, что ее ждет неминуемая гибель.
В последний момент чувство самосохранения заставило ее резко свернуть влево — и машина, сбив ограждение, ринулась вниз по крутому спуску набережной стенки, осветив на миг фарами мутные воды реки внизу. Когда Лара ударилась головой о дверцу, ее последней мыслью было то, что теперь письма и пакеты, лежавшие в коробке на заднем сиденье, погибнут в холодной черной воде, и ей нечего будет показать Джордану. Если, конечно, она будет жива.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Самый любимый - Мортимер Кэрол



Потрясающе
Самый любимый - Мортимер КэролЕлена
15.01.2011, 15.27





Хороший роман читать можно 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролСабина
8.02.2013, 22.55





Прочитала и не жалею, совсем неплохо
Самый любимый - Мортимер КэролОЛЬГА
11.03.2013, 20.27





Мне понравилось. Даже слезинку проронила. Впечатляет, как женщина может предано любить, не взирая на обиды, унижения. Советую прочитать. Очень яркие главные герои, а выражения их чувств и емоций вобще потрясает своей глубиной. Рекомендую.
Самый любимый - Мортимер КэролОля
21.03.2013, 13.14





Хорош!!!!
Самый любимый - Мортимер Кэролleka
23.05.2013, 11.25





Миленько
Самый любимый - Мортимер Кэролводопад
24.05.2013, 14.05





Когда-то раньше читала этот роман, мне понравилось. Сейчас перечитала - и ничего! То ли я повзрослела, то ли роман при повторном прочтении не производит впечатления - не знаю. Банально и предсказуемо: 6/10.
Самый любимый - Мортимер Кэролязвочка
24.05.2013, 17.40





Я буду любить тебя несмотря ни на что... Это, конечно, не для всех подходит
Самый любимый - Мортимер КэролАлина
24.05.2013, 18.23





Такие мужчины на самом деле не меняются. Этот герой мне не понравился.
Самый любимый - Мортимер КэролТараторка
24.05.2013, 19.18





интересно 9/10
Самый любимый - Мортимер Кэролatevs17
26.07.2013, 15.37





Прочла с удовольствием ,жаль в жизни так бистро не меняются мужчини 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролКалимат
28.01.2014, 23.22





Даааааа.... Идея хорошая, но сам роман- бред полнейший. Он- садист, она- мазохистка!
Самый любимый - Мортимер КэролКристина
22.09.2014, 18.31





Советую читать, а мнение каждый составит себе сам.
Самый любимый - Мортимер Кэролиришка
7.12.2014, 21.08





Сюжет интересный. Но после всего, что натворил герой...и сразу его простить... надо быть влюбленной дурочкой и без мозгов. 6/10
Самый любимый - Мортимер КэролВикки
16.01.2016, 18.58





Бред, полнейший бред.Хотя,некий смысл в романе все же есть - мужчина должен добиваться любви женщины и покорять ее, а не наоборот. Если женщина позволяет себя так унижать, как гл.героиня, она не женщина - она овощ! А таких мужчины не любят. ИМХО.
Самый любимый - Мортимер КэролЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
17.01.2016, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100