Читать онлайн Самый любимый, автора - Мортимер Кэрол, Раздел - Глава ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 283)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самый любимый - Мортимер Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самый любимый - Мортимер Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортимер Кэрол

Самый любимый

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ТРЕТЬЯ

Вот уже во второй раз за неполные три недели Джордан Синклер застает ее в компрометирующей ситуации, и Лара знала, что вполне заслуживает его презрения.
Мистер Шофилд выглядел еще более смущенным, чем Лара, которая поднялась с софы и, быстро покрываясь румянцем, стала поправлять кружевной подол своего черного платья.
— Я очень сожалею о случившемся, сэр… э… мистер Шофилд. — Как ни странно, первым нарушил молчание Найджел, продолжавший стоять рядом с Ларой; его темные волосы были в беспорядке. — Лара была так очаровательна, что… Ну, я уверен, вы понимаете… — проговорил он с глуповатой улыбкой.
Мистер Шофилд, к которому постепенно возвращалось самообладание, вошел в комнату. За ним неторопливо последовал Джордан.
— Ну что ж, Лара — вполне взрослый человек, — сказал мистер Шофилд понимающе. — К тому же вы считали, что вы здесь одни.
— Спасибо, сэр. — Найджел ответил ему благодарной улыбкой, удовлетворенный тем, что его извинения были с такой готовностью приняты.
Лара продолжала ощущать молчаливое презрение Джордана Синклера. Она понимала, что смущение отца больше всего вызвано тем, что Джордан также оказался свидетелем этой страстной сцены. Лара предпочла бы, чтобы в этот момент в комнату вместе с отцом вошел кто угодно, только не он. Перед большинством знакомых отца она легко могла бы обратить все это в шутку — но только не перед ним. В глазах Джордана, наблюдавшего также сцену у Бэзила, она наверняка должна была выглядеть теперь заурядной соблазнительницей, и никакой возможности оправдаться у нее не было. Кроме того, если до него дошли слухи о Рексе Мейнарде, он вполне мог слышать и выдумки тех, с кем она когда-то встречалась.
— Извини, дорогая. — Отец нежно поцеловал ее в щеку, и в его глазах она увидела сожаление. — Я пригласил Джордана к нам пообедать, — сообщил мистер Шофилд неестественно жизнерадостным тоном, из чего Лара заключила, что он все еще испытывает неловкость перед гостем.
— Что ж, я очень рада, — так же бодро откликнулась Лара. — Вы опять обыграли сегодня папу в гольф, мистер Синклер? — спросила она сдержанно, твердо намереваясь не показывать своего смущения, несмотря на раскрасневшееся лицо и стертую помаду.
Джордану показалось забавным, что именно. она старается придать их неожиданной встрече более официальный характер.
— На этот раз, — сказал он неторопливо, — была очередь мистера Шофилда выиграть.
— Неужели? — Глаза Лары округлились от удивления. — Ты, папа, молодец, — улыбнулась она отцу, оторвав взгляд от широкой мускулистой груди Джордана, обтянутой черным свитером с высоким воротником; серые спортивные брюки плотно облегали его длинные стройные ноги. Серебристо-белокурые волосы, взъерошенные свежим апрельским ветром, придавали Джордану бесшабашный вид, о чем сам он, видимо, не догадывался. Лару интересовала в нем каждая подробность, хотя после их последней встречи, когда он дал ей суровую отповедь, она ненавидела себя за то, что продолжала испытывать влечение к нему.
Мистер Шофилд с удовольствием выслушал похвалу.
— Просто, я думаю, Джордан устал после своей деловой поездки в Германию, — сказал он скромно.
Холодные серые глаза взглянули на Джордана.
— Так, значит, вы уезжали? Он кивнул.
— Совершенно верно. Хотя, судя по тому, что ваш папа рассказывал мне, я не много потерял — ведь ни одна вечеринка не может рассчитывать на успех без очаровательной Лары Шофилд!
Лара специально приблизилась к Найджелу и взяла его под руку. Похоже, отец сообщил Джордану, что у нее пропал интерес к вечеринкам, хотя последний, судя по всему, не описал отцу ту щекотливую ситуацию, из-за которой все, собственно, и произошло. По крайней мере за это она могла быть ему благодарна, не изменяя, однако, своего неприязненного к нему отношения.
— Мы с Найджелом значительно лучше узнали друг друга за прошедшее время, — произнесла она со значением. — А на вечеринках это так трудно сделать.
— Да, я согласен с этим. — Джордан выдержал ее долгий и пристальный взгляд. — Надеюсь, мы не помешали вам только что в этом «узнавании друг друга»? — спросил он отчетливо.
Лара вспыхнула — она была уверена, что именно на такую реакцию он и рассчитывал. На лице мистера Шофилда вновь появилось выражение неловкости.
— Нет, не помешали, — ответила она резко. — Мы с Найджелом как раз собирались уходить, — добавила она язвительно. — У нас заказан столик в ресторане.
— В таком случае нам не следует вас задерживать, — усмехнулся Джордан.
Под насмешливым взглядом темно-синих глаз Лара перед уходом поцеловала отца в щеку, видя, как Джордан поудобнее устраивается в кресле, давая ей понять, что он может прекрасно провести вечер в их доме и без нее. Более того, она была уверена в том, что ее отсутствие его вполне устраивает!
Сидя в ресторане, она все больше злилась, раздосадованная тем, что Джордан находится у нее дома, а ей приходится проводить вечер с Найджелом. Как никогда раньше, Найджел раздражал Лару, и, в конце концов, она не могла уже больше сдерживаться и обрушилась на него.
— Дорогая… — начал было он, совершенно обескураженный ее странным поведением в этот вечер.
— Не смей называть меня так! — Она бросила на него сердитый взгляд через стол.
— Но ведь это просто любовное обращение..
— Вот именно! — напустилась она с новой силой. — Кто вообще просил тебя испытывать ко мне какие-то чувства? — Все свое негодование по поводу Джордана она выплеснула на ничего не подозревающего Найджела.
— Лара…
— После нескольких свиданий ты ведешь себя так, словно я — твоя собственность! — Она бросила салфетку на стол и схватила сумочку
— Ведь я хочу жениться на тебе…
— А я не собираюсь выходить за тебя замуж! — Она встала из-за стола. — Я хочу уйти отсюда, немедленно.
— Но…
— Немедленно, Найджел! — Плотно сжав губы, она яростно сверкнула глазами.
С еще более озадаченным видом, бросая на нее недоумевающие взгляды, Найджел расплатился по счету.
К тому времени, когда они вышли из ресторана, Лара успела уже почувствовать угрызения совести — никогда еще не приходилось ей быть такой жестокой с другими людьми. Найджел обиженно молчал, и ей хотелось сказать, что произошло какое-то недоразумение и что на самом деле она любит его, но… Как бы ни были жестоки произнесенные ею в тот вечер слова, в них была правда — она не хочет, чтобы Найджел любил ее, и не желает выходить за него замуж.
Она была настоящей змеей и хотела ужалить его побольнее — и знала, что добилась своего. Если начать сейчас извиняться перед ним и сказать, что она не хотела его обидеть, Найджел снова начнет изводить ее своей невыносимой собачьей преданностью. Вот почему, несмотря на обиду и недоумение в его страдальческих карих глазах, она не произнесла ни единого слова, пока они ехали к ее дому.
— Не надо ничего говорить, Найджел, — предупредила Лара, сверкнув глазами, и вышла из машины.
— Но…
— Все кончено, — сказала она коротко.
— Но…
Не дожидаясь, пока Найджел закончит фразу, она повернулась и стала открывать ключом дверь, не желая беспокоить никого из прислуги.
Кроме того, никого не хотелось сейчас видеть — то, как произошел разрыв с Найджелом, произвело на нее тягостное впечатление. Что означает выражение «милосердная жестокость»? Ей пришлось проявить жестокость — но была ли она милосердной? Вероятно, да. Найджел уже долгое время увивался вокруг нее, и она лишь две недели назад дала ему повод предполагать, что он ей не безразличен. Теперь лишь голая правда могла помочь освободиться от Найджела, и она хорошо это понимала.
Она совершенно забыла о том, что Джордан Синклер остался обедать с отцом, и вспомнила об этом лишь теперь, когда вошла в гостиную и увидела Джордана, удобно развалившегося на диване с рюмкой бренди в руке. Она остановилась на пороге комнаты, заметив, что шторы на окнах, выходивших на фасадную сторону дома, оставались незадернутыми. Интересно, видел ли он эту сцену?..
— Да, — произнес он негромко, когда ее напряженный взгляд остановился на его загорелом лице. — Я все видел. Что вы сделали с бедным парнем? Он был сам на себя не похож, — добавил он насмешливо.
Лара с недовольным видом отбросила назад через плечо волосы.
— А где мой отец?
— У себя в кабинете. Разговаривает по международному телефону, — неторопливо проговорил Джордан. — Вы не ответили — что же вы все-таки сделали с бедным Уэнтуортом?
Она решительно прошла дальше в комнату, и ее глаза вспыхнули.
— Не ответила, потому что это не ваше дело, — сказала она с раздражением.
— Не мое? — Его светлые брови поднялись.
— Нет, не ваше! — В своем возбуждении Лара подошла к буфетному бару, налила себе большую порцию джина и плеснула в нее немного тоника, частично пролив его себе на руки. Обернувшись, она увидела стоявшего рядом Джордана. Широко раскрыв глаза, она посмотрела на него снизу вверх, и ее ресницы затрепетали от волнения.
— Думаю, ваш отец не одобрил бы этого, — Джордан кивнул на стакан в ее руке. — Похоже, он беспокоится за вас.
Лара покраснела.
— Не вижу, почему мой отец должен беспокоится.
— Не видите? — усмехнулся он. Она сжала губы.
— Нет.
— Так, значит, Уэнтуорт вышел теперь из игры?
— Я не понимаю, почему…
— Так, значит, вышел? — настойчиво повторил Джордан.
Вспыхнув, ее протест моментально угас — она почувствовала в нем волю, более сильную, чем ее собственная.
— Я надеюсь на это, — сказала она твердо.
— А как насчет Бэзила?
— Он никогда и не участвовал в этой игре, — презрительно усмехнулась она.
— А Гари?
— Он тоже. Послушайте, мистер Синклер…
— Лара, ну это же смешно, — сказал он шутливо. — Вы сами знаете, что с момента нашей первой встречи вы никогда не называли меня про себя «мистером Синклером».
Почувствовав, что голос Джордана снизился до обворожительного шепота, Лара вопросительно посмотрела в его прищуренные глаза.
— Неужели я внезапно так постарела? — спросила она негромко.
Джордан с удовольствием рассмеялся.
— Можно сказать и так. — Он приветливо смотрел на ее ошеломленное лицо. — Я лишь хотел убедиться в том, что все ваши поклонники получили отставку. — Он вдруг совершенно протрезвел. — Я принадлежу к довольно необычной породе мужчин, которые предпочитают считать себя единственными в жизни женщины. Ваш отец разрешил мне пригласить вас пообедать завтра — вы согласны? — Он напряженно ждал ее ответа.
— Вы спросили об этом моего отца? — Она была изумлена. Джордан кивнул.
— Мне показалось, что он не вполне доверяет мне, когда речь идет о его единственном ребенке — вы ведь единственный ребенок в семье, не так ли? — Он прищурил глаза.
— Да. Но…
— И, слава Богу, что так. — Он сделал гримасу. — Двое таких, как вы, было бы чересчур!
Лара нахмурилась, пропустив мимо ушей его шутку.
— Подождите — давайте разберемся, — сказала она медленно. — Вы спросили отца, нельзя ли пригласить меня пообедать, и он вам разрешил?
— Совершенно верно, — усмехнулся Джордан. — Вас это удивляет?
— Чрезвычайно, — сказала она сдержанно.
— Мне кажется, ему понравилось, что я попросил у него разрешения.
— А почему вы это сделали? — Она испытующе смотрела на него.
— Вы что, не хотите пообедать со мной?
Она вспыхнула.
— Дело не в этом. Хотя я и не уверена, что хочу, — добавила она задумчиво. — Я просто не понимаю, почему отец согласился. Я была уверена, что вы стоите под первым номером в его списке опасных молодых людей.
— Вероятно, он изменил свое мнение.
— Так же, похоже, как и вы — обо мне, — проговорила Лара в задумчивости. — Если, конечно, вы, как и Бэзил, не наслушались всяких сплетен на мой счет. — Ее глаза сердито вспыхнули. — Я и не подозревала — пока Бэзил не рассказал мне, — в какой степени мужчины нуждаются в удовлетворении своего самолюбия. Вопреки тому, что Бэзил, да и вся эта публика думают обо мне, я не занимаюсь распутством. Если ваше приглашение объясняется лишь тем, что вы надеетесь уложить меня в постель, вы будете разочарованы, как и все эти предполагаемые любовники. — Последнюю фразу она произнесла с презрением.
Джордан нежно коснулся рукой ее лица.
— Буду разочарован?
Прикосновение к щеке его пальцев всколыхнуло все ее чувства, и она вдруг ощутила, что клонится к нему.
— Я…
Джордан склонился и отыскал ее губы. Этого оказалось достаточно, чтобы заглушить любой протест, который мог у нее возникнуть. Но она и не думала протестовать!
— Я позвоню тебе завтра вечером в половине восьмого. — Когда Джордан отстранился, он торжествующе улыбался, а на лице Лары сохранилось выражение изумления.
— Прошу прощения… Ты сегодня рано вернулась, Лара, — сказал, подходя к ним, мистер Шофилд. Слегка нахмурившись, он остановил свой взгляд на руке Джордана, все еще обнимавшей талию дочери. — А где же Найджел? — спросил он внезапно.
— Да вот…
— К счастью для меня… у них произошла размолвка, — неторопливо произнес Джордан, видя, что Лара не может подобрать слов.
— В самом деле? — Мистер Шофилд еще больше нахмурился,
— Я думаю, мне пора идти, — коротко сказал Джордан. — Мне было приятно провести у вас вечер, Джозеф. Мы обязательно должны еще как-нибудь встретиться. Ты меня проводишь, Лара? — Его светлые брови вопросительно поднялись.
Лара ненавидела, когда кто-то пытался ею распоряжаться, и все же Джордану Синклеру прекрасно это удалось! Еще никогда в жизни не приходилось ей быть днем на свидании с одним человеком, а вечером получать прощальный поцелуй совсем от другого. Никогда еще не была она столь ошеломлена одним-единственным поцелуем. Что же в этом человеке так сильно действует на нее и почему…
— Лара… — неожиданно вывел ее из задумчивости голос отца.
— Я… Да-да, конечно. — Выходя вместе с Джорданом из гостиной, она бросила на отца неопределенный взгляд. — Джордан, я… — И вновь ее слова были прерваны поцелуем — не легким на этот раз, а требовательным и жестким.
У нее вдруг закружилась голова. Она почувствовала, что силы покидают ее, и приникла к нему, положив руки на мощные, широкие плечи. Затем, чуть отстранившись, посмотрела на него снизу вверх широко раскрытыми глазами.
— В половине восьмого, — напомнил он негромко перед тем, как уйти.
Ларе потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями и подготовиться к разговору с отцом. Она не понимала, почему Джордан изменил свое мнение о ней, и была рада тому, что это все-таки произошло. Более чем когда-либо она была убеждена, что не встречала еще подобного человека, что…
Мистер Шофилд встретил ее с сердитым видом в гостиной.
— Что-то не так? — Она тоже нахмурилась, глядя на отца.
Он неодобрительно посмотрел на дочь.
— Почему ты ничего не рассказала мне о том, что произошло у Бэзила?
Лара густо покраснела. Сообщить отцу про Бэзила мог лишь один человек…
— Да, Джордан рассказал мне об этом, — резко сказал мистер Шофилд и, не моргнув глазом, наполовину опустошил свой стакан виски. — Я оказался таким дураком, когда после той сцены с Найджелом стал рассуждать, как я доволен, что ты, похоже, сделала свой выбор, рассказал Джордану, как меня беспокоит компания, с которой ты общалась. — Он пристально посмотрел на дочь такими же серыми, как у нее, глазами — в этот момент сходство между ними было особенно заметным. — Можешь себе представить, что пришлось мне испытать, когда он рассказал, как ты оказалась в спальне Бэзила.
— Это было лишь… Я и не предполагала..
— Не предполагала, что твое кокетство заведет тебя так далеко, — закончил он сердито.
— Да нет! Я…
— Лара, я видел, как ты завлекаешь и дразнишь мужчин. — Его губы дрогнули. — Если бы Бэзил довел дело до конца, у меня не было бы оснований особенно винить его.
— Все это было не так, — заговорила она возбужденно, возмущенная поступком Джордана Синклера. Какое он имел право рассказывать ее отцу про Бэзила?! — Я и не думала, что он имеет в виду постель…
— Не будь наивной, Лара. — Он допил виски и еще больше нахмурился. — Вот уже много лет я не могу чувствовать себя спокойно из-за твоих постоянных заигрываний с мужчинами. Я думал, что у тебя достаточно здравого смысла, чтобы не попадать в подобные ситуации. В общем, этот человек не показался тебе достаточно привлекательным? — спросил он вдруг с насмешкой.
— Кто, Бэзил? Ну конечно же нет, — сказала она презрительно.
— А Найджел?
Она покраснела.
— Ну вот, теперь ты заговорил, как Джордан, — откликнулась она, напрасно пытаясь вспомнить, когда в последний раз отец так строго разговаривал с ней и было ли такое вообще! Насколько она помнила, он всегда был любящим и во всем потакающим своей дочери родителем. Она не могла припомнить случая, чтобы он так сердился на нее — даже по поводу Рекса Мейнарда.
— Ну что ж, я очень благодарен Джордану за его помощь. Если бы не он…
— Ты хочешь сказать — за его вмешательство, — вставила она язвительно. — Я вполне могла бы и сама уладить ситуацию с Бэзилом. Джордану вообще не следовало рассказывать тебе об этом.
Мистер Шофилд плотно сжал губы.
— Насколько я понимаю, Джордан принял самое активное участие в «улаживании»!
— Я могла бы справиться и без его помощи…
— Тебе не нужно было ставить себя перед необходимостью с чем-то справляться! — Мистер Шофилд опять сердито повысил голос. — А из-за чего вы поспорили сегодня вечером с Найджелом?
Лара отвернулась от него.
— Мы с ним не спорили — во всяком случае, не совсем так. Просто я не хочу с ним больше встречаться, вот и все.
— И это после того, как ты несколько месяцев подряд водишь его за нос! — Он презрительно хмыкнул. — Но ведь это жестоко, Лара. Может быть, я этого раньше не замечал, — мистер Шофилд покачал головой, — или, может быть, ты не всегда была такой раньше — и я искренне на это надеюсь, — но теперь ты превратилась в какого-то избалованного ребенка. Мужчины — это ведь не игрушки, с которыми можно играть или выбрасывать их, как только они наскучат. Я сомневаюсь, что тебе удастся поиграть таким образом с Джорданом, уж он-то… Что-что? — Он остановился, услышав, как Лара чуть слышно что-то пробормотала. — Что ты сказала? — настойчиво переспросил мистер Шофилд.
— Я сказала, что я передумала и никуда не пойду с ним завтра вечером, — неохотно повторила Лара, сверкая горящими от возмущения глазами. — Я не собираюсь идти куда-то с таким…
— Нет, ты пойдешь! — загремел он — ее добрый, снисходительный отец, который никогда не выходил из себя. — Получается, что я вырастил какую-то взбалмошную мадам. — Он сердито посмотрел на нее. — Если ты обещала пойти куда-то с этим человеком, ты обязана выполнить свое обещание!
Тяжело дыша, отец и дочь сверлили друг друга взглядом. А ведь до этого они вообще никогда не спорили, и отец никогда не осыпал ее упреками, как в этот раз. И все это из-за Джордана Синклера, будь он неладен.
Лара сделала глубокий вдох, чтобы взять себя в руки, и приблизилась к отцу.
— Папочка, ну не будь ты таким сердитым, — сказала она тоном обиженного ребенка. — Может, я и была немного непослушной, но…
— Возможно, это помогало тебе, когда ты была подростком, Лара, — сказал он с холодной усмешкой, — но теперь это уж точно не действует. Ты говорила Джордану, что ты встретишься с ним завтра — ведь он, несмотря на всю твою избалованность, хочет видеть тебя. Ты должна пойти на это свидание.
— Мне казалось, что он тебе не нравится, — пробормотала она, насупившись.
— Этого я не говорил, я лишь сказал, что он может быть опасен, — и я не сомневаюсь в этом. Но тебя, похоже, привлекают опасности. Во всяком случае, Джордан — это тот мужчина, который может тебя защитить.
— Вот только кто будет защищать меня от него!
Его губы дрогнули.
— Не думаю, что тебе захочется защищаться от него. Он настоящий мужчина, Лара, и он лучше всех этих кривляк и идиотов, с которыми ты постоянно встречаешься. И, кроме того, он попросил моего разрешения, прежде чем пригласить тебя на свидание, а ведь этого не сделал ни один из твоих ухажеров!
— Но ведь мы живем в двадцатом веке…
— И это означает, что можно забыть о всяком уважении к старшему поколению, не так ли? — спросил мистер Шофилд язвительно. — Марион бы никогда… Боже, почему я так часто вспоминаю ее в последнее время? — Он посмотрел на фотографию своей покойной жены на каминной полке. — Я любил ее и всегда чувствовал, что она осталась со мной, но в последнее время… — он озадаченно покачал головой, — она то и дело вдруг приходит на память. — Мистер Шофилд беспокойно вздохнул. — Ей бы не понравились твои дикие приятели и еще более — разнузданные вечеринки, Лара, — сказал он более мягким и спокойным голосом. — Мне очень жаль, что я накричал на тебя, дорогая, — добавил он тихо, — но меня совершенно вывел из себя этот случай с Бэзилом. Что если бы он не смирился с твоим отказом? Я знаю, дорогая, ты любишь совершать необъяснимые поступки, но ведь ты же не такая, как эта распущенная публика, с которой ты общаешься. Однажды кто-нибудь из этих пижонов не захочет считаться с твоим желанием…
— А что если этим пижоном окажется Джордан Синклер?
Мистер Шофилд уверенно покачал головой:
— Джордан не пижон, и он всегда держит себя под контролем. Если женщина ответит ему отказом, он примет это.
Лара облизала губы.
— А если я не захочу отвечать ему отказом?
Мистер Шофилд спокойно выдержал ее взгляд.
— Тогда это будет твоим собственным выбором, Лара; я не ханжа, и ты, я не сомневаюсь, — тоже. Если тебе встретится мужчина, с которым ты захочешь вступить в близкие отношения, я не буду возражать. Но я не хочу, чтобы ты спала по очереди с кем попало, как это принято делать в компании Бэзила. Я уверен в тебе и знаю, что такие отношения с мужчиной будут для тебя чем-то большим, чем мелкая интрижка.
Хотя Лара чувствовала сильную усталость, она долго не ложилась спать в ту ночь. Они с отцом снова были друзьями, но сейчас она думала не об этом. Ее тревожило то, что она вроде бы должна сердиться на Джордана за вызванную им сегодняшнюю размолвку с отцом — и сердилась на него за это, — однако по-прежнему хотела встретиться с ним завтрашним вечером. И хотела вовсе не потому, что на этом настаивал отец. Дело в том, что так распорядился сам Джордан, который со снисходительной самонадеянностью ожидал покорности и легко подавлял любые ее протесты, пользуясь решающим влиянием на нее своей физической привлекательности.
Ощущая влечение к Джордану, она твердо решила сделать так, чтобы оно не было односторонним, в чем, безусловно, должна была помочь ее обольстительная внешность во время предстоящего вечернего свидания. Днем она побывала у парикмахера, где длинные волосы были собраны и уложены в аккуратный пучок на макушке. Стиль новой прически подчеркивал чистоту линий лица, тонкие брови, ясные серые глаза, четко очерченные скулы, короткий прямой нос и пухлые губы, покрытые темной помадой цвета меди. Новое, закрепленное на одном плече платье ярко-белого цвета спускалось мягкими, шелковистыми складками чуть ниже колен, а заниженная линия талии не столько скрывала, сколько обрисовывала упругие, соблазнительные бедра; длинные, стройные ноги были обуты в изящные белые вечерние туфли.
И выглядела, и чувствовала она себя прекрасно. Хотя без двадцати минут восемь, когда приехал Джордан, Лара была уже готова, она нарочно продолжала еще некоторое время оставаться в своей комнате — своего рода месть за прежнее намерение Джордана заставить ее ждать годами.
— Твой отец уже уехал — у него назначена деловая встреча за обедом, — сказал, вставая ей навстречу, Джордан — высокий и подтянутый в своем темном вечернем костюме. — Я тоже собрался было уезжать, — сказал он резко. — Ты заметила, что уже пробило восемь?
Лара подняла брови и взглянула на маленькие золотые часики на тонком запястье.
— Ну так что ж. — Ее губы чуть искривились, а глаза сохранили серьезное, без тени улыбки, выражение.
— Выходит, наступил час расплаты? — спросил он неторопливо.
— Расплаты за что? — поинтересовалась она.
— За те десять минут, на которые я опоздал не по своей вине. — Его губы искривились. — Мне пришлось заниматься одним срочным делом, и в результате я смог приехать домой, чтобы переодеться, лишь в семь часов…
— Так ты, значит, из-за этого опоздал? Он сердито вздохнул.
— Ну конечно же. А ты, я полагаю, расценила это как сомнение в твоей привлекательности?
Лара вспыхнула от этой жестокой насмешки.
— Ты очень хорошо; знаешь, что меня рассердило вовсе не твое опоздание! Во всяком случае… не только это, — поправилась она, встретив его насмешливый взгляд. — Наверное, было очень трудно снять трубку и предупредить, что ты задерживаешься? — проговорила она с притворной мягкостью.
— В этом случае — да, очень трудно. — Он плотно сжал губы.
Она сердито посмотрела на него.
— Вообще-то меня разозлило не опоздание, а то, что ты совершенно бесцеремонно вмешиваешься в мои дела. Какое ты имел право рассказывать отцу про Бэзила?
— А, так значит, он отчитал свою маленькую дочку, не так ли?
От его новой насмешки Лара еще больше покраснела.
— Занимайся лучше своим чертовым бизнесом…
— Вижу, что отчитал, — произнес Джордан задумчиво. — Но ведь, кто-то же должен был остановить тебя.. Ты быстро приближалась к самоуничтожению в этой компании, где в ходу наркотики и где царят легкие нравы.
— Ты, кажется, был в той же самой компании! — с детской запальчивостью напомнила она.
— Мне все-таки уже тридцать лет, — сказал Джордан. — У меня намного больше опыта, и в жизни я прошел через такое, что тебе и не снилось. Наркотики меня не интересуют, а женщины у меня и так есть всегда, когда я захочу. — Он пожал плечами.
— Да, я это заметила! — усмехнулась Лара.
Его темно-синие глаза пристально смотрели на нее.
— Рано или поздно тебя, с твоим бесшабашным ко всему отношением, потянет попробовать наркотики и секс.
— И ты, значит, собираешься спасти меня от всего этого? — язвительно спросила она. — Я полагала, что мы собираемся пообедать в ресторане, а не венчаться в церкви!
Глаза Джордана приобрели холодное, сердитое выражение.
— Человеку, который будет иметь глупость жениться на тебе, потребуется еще более сильный, чем у тебя характер.
— То есть как у тебя?
— Да, — сказал он резко.
Лара возмущенно выдохнула воздух.
— Если моему отцу кажется, что ты какой-то особенный, это вовсе не означает, что я тоже так считаю, — заметила она с раздражением.
К ее досаде, несмотря на все обидные слова в его адрес, Джордан вдруг рассмеялся.
— Мужчинам так кажется, когда они узнают, что некто спас их единственную дочь от подлого соблазнителя, а они в тот же самый день выигрывают у этого некто в гольф. Первый поступок говорит сам за себя, а что касается второго — тут уж с их стороны непременно появляется чувство вины, словно они в самом деле уязвили ваше самолюбие. Вот почему они стараются смягчить удар — в данном случае твой отец решил, что будет замечательно, если я поведу тебя в ресторан или еще куда-нибудь.
— Так ты нарочно проиграл! — Лара изумилась, поняв, наконец, все. — Ты специально позволил отцу выиграть у тебя в гольф!
— Может быть, это тебя утешит? — усмехнулся он. — Я проиграл абсолютно выигрышную партию ради возможности пригласить тебя пообедать в ресторане. Ну, а рассказанная твоему отцу история про Бэзила окончательно решила в мою пользу исход дела.
— Да ты просто хитрый…
— …лицемерный, самонадеянный, — продолжил он уверенно, словно ему много раз приходилось выслушивать эти обвинения. — И все же я добился кое-каких результатов, не правда ли? — Его светлые брови поднялись.
Еще несколько мгновений Лара продолжала молча и ошеломленно смотреть на человека, с которым ей предстояло провести сегодняшний вечер, а затем вдруг расхохоталась — она была восхищена способностью Джордана управлять поступками людей по своему усмотрению. Ей показалось довольно увлекательным находиться рядом с таким мужчиной.
Вначале ее реакция, казалось, удивила Джордана, но в следующий момент он сам охотно присоединился к ней, неотразимо улыбаясь.
— Ну ладно, — сказал он, наконец, с удовлетворением, — поехали обедать. Мне кажется, мы интересно проведем сегодня вечер!
Быть рядом с Джорданом оказалось не просто интересно — это было захватывающе интересно и волнующе. В ресторане Джордан уделял ей все внимание, давая почувствовать, что в зале с множеством других красивых женщин для него существовала лишь она одна.
— А что случилось с Дженни? — Лара посмотрела на него из-под полуопущенных темных ресниц, когда после обеда они еще продолжали сидеть за столиком.
— Дженни? — спросил Джордан, нахмурившись.
— Ну та блондинка, с которой ты был на вечеринке у Бэзила, — напомнила она раздраженно, недоумевая, действительно ли он так быстро забывает имена своих прежних женщин каждый раз, когда заводит новое знакомство.
— Ах да, Дженни, — кивнул он, вспоминая. — Я просто развлекал ее по просьбе друга.
— Вот это мило!
От этой язвительной насмешки взгляд Джордана тотчас же похолодел.
— Делал все, чтобы она не скучала, — пояснил он, — пока ее муж был в деловой поездке.
— Еще лучше!
— Возможно, кто-то и будет в восторге от твоей многоопытной искушенности в этих делах, — заметил Джордан, — но только не я!
— Прошу прощения! — Лара густо покраснела.
Джордан сердито вздохнула
— Ты все понимаешь по-своему. Бен Райт — это мой старый друг, а Дженни — его жена. Замужние женщины ни в малейшей степени не интересуют меня, — добавил он серьезно.
В его последней фразе она невольно почувствовала напряжение и поняла, что Джордан как-то по-особенному относится к этому вопросу.
— А ты был когда-нибудь женат? — спросила Лара с любопытством.
Он задумчиво посмотрел на нее.
— А почему это тебя интересует?
— Ну просто… интересно. — Он пожала плечами.
Его губы чуть искривились.
— Нет, я никогда не был женат…
— …и жениться не собираюсь, — насмешливо продолжила она. — Так и хочется добавить, — пояснила Лара, видя его удивленно поднятые брови.
— Ну что же, может быть, ты и права, — сказал Джордан задумчиво. — Женитьба меня мало привлекает.
Лару, до того как она встретила Джордана, мысль о замужестве привлекала ничуть не больше. Но сейчас этот человек с его сильным и независимым характером казался ей намного интереснее всех других знакомых мужчин, и она была абсолютно уверена в том, что никогда не соскучится в его обществе. И, наконец, покорить его своей воле представлялось ей в этот момент величайшей целью ее жизни, хотя она и понимала, что достичь этого ей никогда не удастся: Джордан всегда будет скрывать многое в себе. Она не спрашивала Джордана о его прошлом, но по его молчанию в тех случаях, когда она рассказывала о своих счастливых детских годах, Лара поняла, что его собственное детство не было столь же благополучным. Ей ужасно хотелось, чтобы он раскрылся перед ней и доверил ей свои наиболее сокровенные мысли, — необычное желание для молодой девушки, у которой большую часть жизни на первом месте всегда были лишь собственные интересы и переживания.
— Я очень интересно провела с тобой время, — сказала она Джордану, когда они подъехали к ее дому. Пока они сидели в машине, он не пытался положить руку ей на плечи, не говоря уже о том, чтобы поцеловать на прощание.
— Хорошо, — прозвучал его короткий ответ.
— А ресторан — просто замечательный.
Его губы искривились в усмешке.
— Я уверен, что ты уже была в нем раньше.
Ему нетрудно было догадаться, что такая модная молодая особа, как Лара Шофилд, непременно посещала в прошлом этот ресторан — один из наиболее роскошных в Лондоне.
— Вообще-то была, хотя и не в такой приятной компании.
— Благодарю. — Он церемонно наклонил свою серебристо-белокурую голову в знак признательности за комплимент.
Однако он снова ничего не сказал о том, понравился ли ему самому этот вечер, и Лара разочарованно вздохнула. И вообще — собирается ли он поцеловать ее на прощание? Она была уверена в том, что обычно он позволяет себе гораздо больше и, чаще всего, говорит своей даме не «спокойной ночи», а «доброе утро». Возможно, его останавливает то обстоятельство, что они с отцом живут в одном доме.
— Ты не хочешь зайти и выпить чашку кофе? — торопливо предложила она. — Папиной машины нет — значит, он еще не вернулся от мэра.
— От мэра? — Джордан нахмурился. — Мне казалось, что твой отец собирается провести вечер с женщиной.
— Ну что ты! — Лара рассмеялась. — Отец не ходит на свидания. Заменить Марион в нашей с ним жизни может лишь уникальная женщина — такая, например, какой была сама Марион.
— Понятно, — сказал он с неожиданной резкостью. — В таком случае кофе — это неплохо.
Оказавшись наедине с Джорданом, она почувствовала вдруг, что вся ее мнимая искушенность исчезла, и когда она открывала дверь своим ключом, ей стоило немалых усилий сдержать радостную улыбку. К этому времени их экономка давно уже ушла спать.
— Кофе и бутерброды нам всегда оставляют на кухне, — сказала Лара, когда Джордан помогал ей снять накидку. — Сейчас, одну минуту.
— Я не голоден. — Он опустил ее накидку на стул в прихожей и положил руку ей на талию. — А кофе я уже пил в ресторане.
Широко раскрытыми глазами Лара смотрела ему в лицо, думая о тех горестях и разочарованиях, которые оставили складки возле носа и рта. Джордан, выглядевший из-за них значительно старше своего возраста, говорил уже о том, что ему пришлось пережить намного больше трудностей в жизни, чем ей. Она приложила к его лицу теплую ладонь, пытаясь разгладить эти морщины.
— О, Джордан, — еле слышно прошептала она, поднимая к нему свои манящие раскрытые губы.
Его твердые губы яростно и властно приникли к ее теплым и нежным губам, сминая их. Он с силой прижал к себе гибкое, податливое тело, отчетливо ощущая своими твердыми мышцами ее мягкую грудь и бедра. Затем он стал целовать ее обнаженное плечо, нежно и страстно покусывая его мягкую белизну. Перебирая в это же время его густые, жесткие волосы и гладя его затылок, она вдруг почувствовала непреодолимую дрожь в коленях.
— А что, нам обязательно заниматься этим в коридоре? — спросил он шутливо и ласково.
Лара вспыхнула, моргая и стараясь прийти в себя.
— Ну конечно же, нет.
Обнимая ее за талию, он довел ее до гостиной, а затем, глядя ей прямо в глаза, уложил на софу и медленно лег рядом.
— Джордан, ..
— Что? — Он спустил платье, державшееся только на одном плече, и из-под шелковистой ткани показалась ее обнаженная грудь.
Неизведанное еще ощущение от поцелуев мужчины в грудь заставило Лару вскрикнуть от удовольствия, а ее соски тотчас же затвердели и выпятились вперед, словно торопясь узнать волшебное прикосновение теплых губ и нежного языка. Но Джордан — словно нарочно — пропускал их, целуя каждый дюйм груди Лары, не замечая ее протяжных стонов наслаждения и одновременно разочарования. Наконец, когда кончик его языка пробежал сначала вокруг одного, а затем и другого соска, она вся содрогнулась от сильной непроизвольной реакции, между тем, как сильные руки Джордана сдвинулись ниже, лаская ее талию и бедра, а затем отодвинули в сторону платье, чтобы оно не мешало ему нежно покусывать ее молодую, упругую грудь.
Эти сильные руки чуть задержались на кружевах ее трусиков, в то время как нежный поцелуй в губы заставил Лару раствориться в море сладострастного наслаждения, и она не могла уже больше говорить, а лишь вскрикивала и стонала. Одна его рука нашла вдруг самый центр ее страсти и принялась мягко и нежно ласкать его, от чего Лара, вся содрогнувшись, выгнулась и приникла к нему.
Она никогда еще не испытывала столь интимной любовной ласки и никогда не позволяла мужчине распоряжаться ее телом словно своей собственностью. Однако дрожь в руках и ногах и постепенно нараставшее наслаждение заставили ее желать продолжения этих ласк, ведущих к тому высшему блаженству, которое этот мужчина мог подарить ей. Ни в одной из прочитанных ею специальных книг не говорилось о вспышке ощущений от прикосновений рук мужчины и о неудержимом экстазе под действием этих опытных рук.
Она с недоумением посмотрела на Джордана, когда он неожиданно отпрянул от нее и стал поправлять ее одежду.
— Джордан… — воскликнула она, полная недоумения и разочарования.
— Не здесь, Лара. — Нежными движениями он поправил пряди волос, выпавшие из аккуратного пучка ее прически. — Твой отец может в любой момент вернуться, и я думаю, нам не стоит повторять вчерашнюю сцену. — Его губы дрогнули в усмешке.
Когда Джордан ласкал ее, она совершенно забыла про отца, забыла обо всем на свете. Ей хотелось лишь одного — чтобы эти ласки завершились, наконец, ошеломительным финалом. Сейчас она покраснела, понимая, что Джордан гораздо меньше потерял — а может быть, и вообще не терял — контроль над собой.
— Я думала только о себе, — сказала она с чувством раскаяния. — Ведь я не прикоснулась к тебе и даже ни разу не поцеловала.
— Ничего, может быть в другой раз. — Он встал, приводя в порядок свой пиджак. Его волосы все еще были растрепаны от ее прикосновений.
Лара села, все еще испытывая непреодолимое желание, чуть-чуть не пришедшее сейчас к своему естественному завершению.
— Так значит, будет другой раз? — Она облизала губы, отчаянно желая снова увидеть его рядом и ощутить его присутствие в глубине своего тела.
Ее глаза продолжали гореть от возбуждения, полностью лишенные помады губы приобрели свой естественный цвет, а на нежной коже на плечах и груди виднелись небольшие красные пятна, оставленные его грубым подбородком. Выражение лица Джордана было значительно более сдержанным.
— Что если нам завтра пообедать? — предложил он мягко. — У меня дома. Лара с трудом перевела дыхание.
— Я… Я не против, — согласилась она, принимая тем самым и другое, не названное вслух предложение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Самый любимый - Мортимер Кэрол



Потрясающе
Самый любимый - Мортимер КэролЕлена
15.01.2011, 15.27





Хороший роман читать можно 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролСабина
8.02.2013, 22.55





Прочитала и не жалею, совсем неплохо
Самый любимый - Мортимер КэролОЛЬГА
11.03.2013, 20.27





Мне понравилось. Даже слезинку проронила. Впечатляет, как женщина может предано любить, не взирая на обиды, унижения. Советую прочитать. Очень яркие главные герои, а выражения их чувств и емоций вобще потрясает своей глубиной. Рекомендую.
Самый любимый - Мортимер КэролОля
21.03.2013, 13.14





Хорош!!!!
Самый любимый - Мортимер Кэролleka
23.05.2013, 11.25





Миленько
Самый любимый - Мортимер Кэролводопад
24.05.2013, 14.05





Когда-то раньше читала этот роман, мне понравилось. Сейчас перечитала - и ничего! То ли я повзрослела, то ли роман при повторном прочтении не производит впечатления - не знаю. Банально и предсказуемо: 6/10.
Самый любимый - Мортимер Кэролязвочка
24.05.2013, 17.40





Я буду любить тебя несмотря ни на что... Это, конечно, не для всех подходит
Самый любимый - Мортимер КэролАлина
24.05.2013, 18.23





Такие мужчины на самом деле не меняются. Этот герой мне не понравился.
Самый любимый - Мортимер КэролТараторка
24.05.2013, 19.18





интересно 9/10
Самый любимый - Мортимер Кэролatevs17
26.07.2013, 15.37





Прочла с удовольствием ,жаль в жизни так бистро не меняются мужчини 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролКалимат
28.01.2014, 23.22





Даааааа.... Идея хорошая, но сам роман- бред полнейший. Он- садист, она- мазохистка!
Самый любимый - Мортимер КэролКристина
22.09.2014, 18.31





Советую читать, а мнение каждый составит себе сам.
Самый любимый - Мортимер Кэролиришка
7.12.2014, 21.08





Сюжет интересный. Но после всего, что натворил герой...и сразу его простить... надо быть влюбленной дурочкой и без мозгов. 6/10
Самый любимый - Мортимер КэролВикки
16.01.2016, 18.58





Бред, полнейший бред.Хотя,некий смысл в романе все же есть - мужчина должен добиваться любви женщины и покорять ее, а не наоборот. Если женщина позволяет себя так унижать, как гл.героиня, она не женщина - она овощ! А таких мужчины не любят. ИМХО.
Самый любимый - Мортимер КэролЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
17.01.2016, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100