Читать онлайн Самый любимый, автора - Мортимер Кэрол, Раздел - Глава ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 283)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самый любимый - Мортимер Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самый любимый - Мортимер Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортимер Кэрол

Самый любимый

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава ДЕСЯТАЯ

Мир вокруг нее раскачивался — вперед и назад, вперед и назад, и от этого непрерывного движения к горлу подкатывала тошнота. Затем она глухо застонала, ее вырвало, и кто-то осторожно вытер ей лицо. Она чувствовала, что лежит теперь на земле, и слышала, как кто-то говорит ободряющие слова, но смысла этих слов не понимала.
Она почему-то никак не могла поднять веки, и ей было холодно, очень холодно. Потом она с благодарностью почувствовала, как что-то теплое накрыло ее сверху и обернулось вокруг тела.
— Как это произошло? — послышался вдруг резкий, прерывистый мужской голос.
Прежде чем Лара попыталась ответить, заговорил какой-то другой мужчина.
— Она неслась прямо на меня. Затем рванула влево через ограждение — и прямо в реку. Пока я спустился туда…
— Да-да, ясно, — нетерпеливо прервал его первый мужской голос. — Вы вызвали скорую помощь?
— Да.
— Тогда какого черта они не едут? — взорвался тот, первый мужчина. — Может быть, она умирает… Лара… — сказал он обеспокоено, видя, как она сделала протестующее движение. — Лара, все в порядке, — добавил он успокаивающе. — Помощь уже близко.
— Не-ет, — ответил ему еще какой-то хриплый голос, и Лара с глубоким удивлением обнаружила, что это говорит она сама. — Там, в машине сзади. Письма…
— Они все здесь, Лара, — успокоил ее голос.
— Да она словно с ума сошла, — пробормотал другой голос. — Я ее пытаюсь вытащить из машины, а она требует, чтобы я сначала достал эту коробку с заднего сиденья. А в коробке-то — ничего, кроме каких-то старых писем, да разной ерунды. И не поймешь…
— Нет-нет, — снова прохрипела она — Джордан… Скажите Джордану…
— Я здесь, Лара. Я здесь.
Вот странно — ей показалось, что этот резкий голос сказал: «Я здесь». Но ведь Джордан не может быть здесь — Джордан сейчас дома, в Хайгроув, и, вероятно, сердито дожидается ее приезда. Интересно, успокоит его или, наоборот, еще более рассердит то, что она так и не приедет…
Как бы ни старались врачи и медицинские сестры, больничная палата все равно остается чем-то вроде тюрьмы для тех, кто предпочитает домашний покой и уют. Как Лара.
Когда Лара, наконец, пришла в себя, она обнаружила, что лежит на больничной койке, и первое, о чем она с беспокойством подумала, был ее ребенок. Однако пришедший к ней доктор заверил Лару, что маленький находится в полной безопасности — и тогда она снова медленно погрузилась в сон, счастливо улыбаясь. Ее ребенок был жив!
Через некоторое время она снова проснулась и увидела отца, который сидел рядом с кроватью.
— Меня тошнит, — пробормотала Лара — и ее тут же вырвало.
— Что ж, ничего удивительного, ты выпила половину реки, — пошутил мистер Шофилд, помогая дочери вновь устроиться на подушке и осторожно обмывая ее лицо и руки.
— Ну почему же только половину? — спросила она, отвечая на шутку.
Мистер Шофилд мягко рассмеялся,
— Так уж меня информировали. — Внезапно он стал серьезным. — Ну, шутки в сторону. Как ты все-таки себя чувствуешь?
— Чувствую себя немного потрепанной, — призналась Лара. — Но в остальном, все в порядке.
— Переломов у тебя нет, но ты вся в синяках, — сказал мистер Шофилд, нахмурившись.
Она скривилась — в этот момент ей вспомнился другой случай, когда у нее было много синяков.
— Но у меня ведь не было галлюцинаций? — испросила она медленно. — Джордан действительно там был, правда?
Мистер Шофилд кивнул.
— Он нес тебя на руках от реки.
— Но. .
Тут им пришлось прервать разговор, потому что пришла сестра и сказала, что больной нужно отдыхать. Однако три дня спустя, когда Лару уже отпускали домой, ей снова захотелось узнать, каким же образом Джордан оказался в ту ночь на дороге и почему он не пришел к ней в больницу. Впрочем, она уже и так нашла ответ на оба эти вопроса. На дороге Джордан оказался потому, что ехал в Лондон, подальше от нее, а в больницу к ней он не приходил потому, что ему просто не хотелось ее видеть.
Теперь она уже знала — ощущение раскачивающегося мира появилось у не от того, что Джордан нес ее на руках, а вот отчего он был так сердит, она до сих пор не могла себе объяснить. В самом деле — разве должно было его беспокоить то обстоятельство, что жена, с которой он собрался разводиться, чуть не утонула в реке?
— Ты готова ехать домой, Лара?
Она повернулась к отцу с широкой улыбкой на лице. Домой! Она была замужем за Джорданом лишь несколько недель, и все же то место где они с отцом прожили двадцать один год, не было уже для нее в такой степени домом, как квартира Джордана.
— Готова, — сказала она приветливо, передавая отцу небольшой саквояж с вещами, которые у нее были с собой в больнице.
По всему телу у Лары было еще множество синяков, а на лбу виднелся большой кровоподтек от удара о дверцу машины, и по дороге в Лондон, к дому отца, ее неприятно растрясло, несмотря на мягкие подвески роскошного автомобиля.
— Все в порядке? — Мистер Шофилд повернулся к ней, ободряюще взяв за руку.
Она ответила ему усталой улыбкой — долгий путь утомил ее больше, чем она ожидала.
— Да, все отлично. — Она кивнула.
— Лара, — медленно произнес мистер Шофилд. — Джордан ждет тебя у нас дома. Он…
— Джордан! — обомлела Лара, глядя на отца испуганными глазами. — Ты не говорил ему о ребенке? — настороженно спросила она.
— Нет-нет. — Он покачал головой. — Но я все рассказал ему о нас с Марион. Сейчас он хочет поговорить с тобой.
Она почувствовала огромное облегчение от того, что Джордан не знает про ребенка, но если это действительно так, тогда непонятно, о чем он собирается говорить с ней. Ему известна теперь вся правда — что же ему еще надо?
— Лара, он… То, что я рассказал ему, — продолжал негромко отец, — когда показывал все эти письма и пакеты, его буквально потрясло. И он теперь изменился.
— Как изменился? — спросила она удивленно Мистер Шофилд вздохнул.
— Это трудно описать. Как только тебя доставили в больницу, он позвонил мне. Когда я приехал туда, я нашел его сидящим возле твоей постели. Врачи посоветовали нам отправляться домой, поскольку ты должна была очнуться лишь через несколько часов. И тогда мы поехали к нему домой. У него была с собой эта коробка с письмами, и я рассказал ему, как все произошло. Думаю, что он был ошеломлен и подавлен услышанным. — Мистер Шофилд снова вздохнул. — Так или иначе, он просил меня оставаться в его доме все время, пока ты находишься в больнице, а затем он… затем он уехал. Не знаю, куда и зачем он ездил, но, когда он вернулся этим утром, он сказал, что хочет поговорить с тобой. Он приехал сюда пораньше, чтобы быть здесь,
когда я привезу тебя.
— Он что, заболел? — спросила Лара, нахмурив брови.
— Нет, дело вовсе не в этом. — Мистер Шофилд сжал ее руку, стараясь успокоить. — Джордан потерял все свое высокомерие. — Он попытался подобрать нужные слова. — Такое впечатление, что он лишился цели в жизни.
Лара отвернулась в сторону.
— Так оно и есть, — сказала она печально. — С десятилетнего возраста им руководило стремление к мести.
— Да, — кивнул мастер Шофилд. — Думаю, что ты права, Лара. Но ты поговори с ним, выслушай его.
Она не ответила, стараясь представить Джордана, лишенного высокомерия. И ей никак это не удавалось. И еще она не могла сообразить, что же они могут сейчас сказать друг другу. Ведь Джордан знал теперь правду, и, поскольку он не попытался увидеться с ней, можно уже было не беспокоиться о том, как он к ней относится. Да и какое это имело значение? Она лишь предавалась пустым мечтаниям, когда торопилась в Йоркшир в надежде на то, что Джордан увидит ее, узнает правду — и тогда их отношения каким-то чудесным образом изменятся. Но ведь Джордан никогда не любил ее, он лишь заставлял себя изображать какие-то эмоции, чтобы убедить ее выйти за него замуж. Новая встреча с ним означает для нее лишь новую боль — и все же это может быть последней возможностью увидеть Джордана. И нельзя ее упускать!
— Ты войдешь со мной? — умоляюще спросила она отца, когда они остановились перед дверью в гостиную, за которой был Джордан.
— Нет, — решительно ответил мистер Шофилд, покачав головой. — Он специально просил меня дать ему возможность поговорить с тобой наедине. Я считаю, что обязан хоть в этом поддержать его.
— А как же насчет меня? — спросила она обиженно.
Мистер Шофилд нежно прикоснулся к ее щеке.
— Я не думаю, что он снова захочет обидеть тебя, Лара. В нем нет уже никакой ненависти. Если я тебе понадоблюсь, я буду в соседней комнате, — добавил он, видя, что она все равно нервничает. — Но я не верю, что такая необходимость возникнет.
Когда спустя несколько секунд она увидела Джордана, она поняла, что все ее опасения были напрасными. Отец был прав — он очень изменился. Сейчас он выглядел похудевшим, а его темно-синие глаза на бледном и осунувшемся лице не имели теперь прежнего блеска. На нем были мешковато сидевшие джинсы и темно-синяя рубашка. Лара тотчас же поняла по его виду, какую боль и разочарование пришлось ему пережить, когда он узнал правду о прошлом, и ее сердце сжалось от сочувствия. В следующее мгновение, забыв всю свою сдержанность, она бросилась к Джордану и обняла.
— Лара… — Он равнодушно встретил ее объятия, а его голос прозвучал резко и отрывисто.
Это ее нисколько не смутило. Лара понимала, что Джордан не любит ее и не отвечает на ее любовь, но он уже так давно живет без этого чувства, что ему просто необходимо знать теперь, что кто-то вместе с ним испытывает боль от того, что выпало на его долю в последние двадцать лет.
— Ты должен забыть это, Джордан, — сказала она, глядя на него глазами, полными слез. — Ты должен все простить и забыть прошлое.
— Моя тетя…
— Ты должен забыть все это! — Она приложила свои нежные ладони к лицу Джордана, видя страдание в его глазах. — Все уже позади. Прошлое нельзя изменить, и ты должен примириться с этим.
На его лице появилось выражение смущения.
— Но почему ты сочувствуешь мне, Лара? — В его голосе была растерянность — она и не предполагала, что он способен испытывать это состояние. — Ведь ты не можешь чувствовать ко мне ничего, кроме ненависти! А жалости от тебя я не могу принять, — сказал он хмуро.
Итак, он все еще ненавидит ее. Лара опустила руки и отвернулась.
Джордан резко повернул ее лицом к себе в побледнел, видя, что она сморщилась от боли.
— Я снова сделал тебе больно, — простонал он. — Ну почему я все время причиняю тебе боль?
— Я… Ничего, все нормально, — сказала она дрожащим голосом. — Просто у меня легко появляются синяки.
Он еще больше побледнел, отвернулся в сторону и закрыл лицо руками.
— Я ненавижу себя за то, что сделал с тобой и что хотел сделать с твоим отцом, — сказал он глухим, сдавленным голосом. — Как ты должна меня ненавидеть! Я пришел сюда только для того, чтобы просить у тебя прощения. — Когда он опустил руки и открыл лицо, она увидела, как взволнованно блестят его глаза. — Хотя этим все равно не искупить того, что я сделал, — этого никогда нельзя простить!
Лара была поражена, увидев слезы в его глазах. Джордан чувствовал себя таким ничтожным, каким она никогда не ожидала его увидеть — да и не хотела видеть!
— Джордан…
— А теперь я оставлю тебя в покое. — Его движения стали вдруг неровными и резкими. — Ты можешь в любой момент подать документы на развод — я не буду возражать, — добавил он неестественным голосом. — Как ты однажды сказала, причиной можно указать жестокое обращение с тобой. — Он горько усмехнулся.
— Я не хочу так поступать с тобой, Джордан, — произнесла она негромко.
Он взглянул на нее через комнату, и на его лице появилось выражение ожесточения.
— Но ведь это я во всем виноват, только лишь я! — Он застонал, чувствуя отвращение к самому себе. — Я смотрю назад и вижу вместо себя какого-то незнакомого человека! Лишь одно во мне не изменилось с тех пор.
— И что же это?
Он глубоко вздохнул, как бы успокаивая себя, и опустил глаза в пол.
— Несмотря на все свои убеждения, я все равно полюбил тебя.
Лара замерла, уверенная в том, что ослышалась или это ей просто показалось. Ведь не мог же он, в самом деле, только что сказать, что он любит ее!
Джордан посмотрел на нее, и Лара снова увидела влажный блеск его глаз.
— Ты была для меня словно сияние рождественских елок, которых у меня никогда не было, словно подарки к Рождеству и к дням рождения, которых мне никто и никогда не дарил. Если бы я мог все изменить теперь, если бы ты была со мной… Прости. — Он закрыл глаза, прерывисто дыша. — Я слишком много заставлял тебя страдать, чтобы теперь навязывать тебе свою любовь, которая вряд ли нужна. Сегодня я исчезну из твоей жизни и больше уже никогда не нарушу твоего покоя. Я всего лишь хотел, чтобы ты знала, как я сожалею о том, что сделал.
В этот момент слезы, которые Джордану, как мужчине, удавалось сдерживать, потоком хлынули у нее из глаз и потекли по щекам.
— Но Джордан… — простонала Лара, сотрясаемая рыданиями, — …как же ты… мог все это… делать, если ты любил меня?
Он отпустил дверную ручку.
— Несколько раз я чувствовал, что у меня уже нет больше сил на это, но затем… затем ты говорила что-то о моей матери — и во мне вновь вспыхивало желание отомстить.
Лара присела, неожиданно почувствовав слабость в ногах.
— Расскажи мне об этом. — Она затаила дыхание.
Ей хотелось сказать Джордану, что она по-прежнему любит его, но она все еще боялась верить ему, опасаясь того, что он снова может причинить ей боль.
Джордан принялся беспокойно ходить по комнате.
— С самого начала — вопреки всей логике и ощущению, что я предаю тем самым память отца, — я обнаружил, что меня влечет к тебе. Все это не имело смысла, и я боролся, но, независимо от моего желания, мое чувство росло.
— Но ведь ты говорил, что ты ненавидишь меня и тебе противно быть моим мужем. Ты… ходил на свидания к другим женщинам, — напомнила она ему с горечью.
Джордан покачал головой.
— После встречи с тобой я уже не мог смотреть на других женщин. И это выводило меня из себя. Когда я вернулся из Германии и твой отец сказал, что ты отправилась на вечеринку, я подумал, что наши отношения стали для тебя очередной игрой, и решил сделать тебе больно, унизить тебя, наказать за то, что ты заставила любить себя. — Он избегал ее взгляда. — Но, конечно, не таким образом, как это у меня получилось. Я был потрясен, обнаружив, что я — твой первый мужчина, и это заставило меня отказаться от дальнейшего обострения ситуации. В ту бессонную ночь я понял, что я не могу с тобой больше встречаться, что мне осталось лишь извиниться и оставить тебя в покое. С таким намерением я и отправился вслед за тобой в поместье, но вся горечь и обида вновь проснулись во мне, когда ты сказала, что именно там погибла моя мать. А потом я увидел спальню, где она была вместе с твоим отцом. И я… Лара, что с тобой? — торопливо спросил он, видя, как она побледнела.
— Ничего. Я… Ты не мог бы дать мне стакан воды? — Она посмотрела в ту сторону, где на подносе стоял кувшин с водой и плавающими в ней кубиками льда.
— Да, конечно. — Нахмурив брови, он налил ей воды, с озабоченным видом наблюдая, как она пьет крошечными глотками. — Ты хорошо себя чувствуешь? Не слишком ли это тяжело для тебя после аварии?
— Нет, я… Со мной все в порядке. — Она провела по губам кончиком языка. — Просто меня немного растрясло по дороге.
— Ведь ты могла утонуть! — Он еще больше помрачнел. — И все это из-за меня!
— Джордан, пожалуйста, продолжай, — подбросила Лара, усаживаясь поглубже в кресло и устраивая поудобнее голову на мягком подголовнике. Сейчас ее лицо было очень бледным, и на нем отчетливо выступали багрово-черные кровоподтеки. — Расскажи мне о том, что ты чувствовал.
Джордан отошел, и в его глазах появилось прежнее тоскливое выражение.
— В общем, во мне снова проснулась злоба. Ты была права, когда назвала это обольщением, — я действительно старался завлечь тебя физической близостью. Но только в этот раз во мне не было никакой ненависти, и я еще больше, чем раньше, ощутил любовь к тебе. Именно тогда я понял, что, если я хочу осуществить свой план мести, я не должен больше допускать близости с тобой. Для меня это было довольно трудно до свадьбы — особенно потому, что ты так открыто проявляла свои чувства, — а уж после свадебной церемонии и вовсе превратилось в настоящую пытку. Я старался заставить тебя уйти от меня и становился все более и более жестоким, не желая до поры до времени раскрывать перед тобой всей правды. Но ты все не уходила, и в конце концов я…
— Ты решил использовать Шэлу Ньюман и Кэти Томас, чтобы сделать мне больно.
— Я попросту лгал тебе про них, Лара, — простонал Джордан. — Как и в тот раз, когда говорил, что не хочу быть связанным по рукам и ногам. Ведь я уже был крепко-накрепко привязан к тебе невидимыми нитями, которые я не мог так просто и безболезненно разорвать. В ту ночь — ночь, когда я сказал тебе всю правду, — я понимал, что после наносимого мной удара мы уже не сможем начать все заново и что этим я убиваю твою любовь. — Его лицо исказилось. — В конце, когда мы уже прощались, ты держалась так холодно, что я просто пришел в ярость от того, что ты восприняла наш разрыв легче, чем я, и что я сделал больнее себе, чем тебе.
— Почему же после этого ты вернул моему отцу акции «Шофилд хотэлз»? Ведь именно они были нужны тебе для мести.
— Я и так уже достаточно сделал к тому времени, а, кроме того — если уж до конца быть откровенным, — когда я понял, как сильно я люблю тебя, я перестал понимать, зачем вообще нужна эта месть. Что бы там ни случилось в прошлом, оно так и останется в прошлом. Я вдруг понял, что, как бы ни старался сегодня, я уже ничего не смогу там изменить.
— А как же насчет развода?
Он судорожно вздохнул.
— Готов дать тебе его в любой момент.
Лара покачала головой.
— Джордан, как по-твоему, зачем я отправилась в Йоркшир с этими письмами, которые твоя мать написала тебе когда-то?
Он пожал плечами.
— Ты считала, что я должен, наконец, узнать правду — ту самую правду, которую ты знала и без всяких доказательств, — сказал он с горечью. — Моим единственным — хотя и не очень убедительным — оправданием может быть то, что я видел происходившие события пристрастными глазами ребенка. Мои родители были для меня основой жизни, моим миром, и когда этот мир стал внезапно рушиться!..
—  — Тебя обманывали, Джордан. — Лара посмотрела на него с состраданием. — Сначала — отец, а затем — твоя тетя. Откуда ты мог знать правду? Так вот, я поехала в Йоркшир вовсе не затем, чтобы позлорадствовать…
— Я никогда так не думал! — воскликнул он с горячностью. — Боже, когда миссис Хауарт передала, что ты едешь ко мне в такую непогоду, я чуть с ума не сошел! — простонал Джордан. — Несмотря на всю опасность, ты едешь, чтобы повидаться со мной. — Он покачал головой. — Как только я узнал об этом, я тут же помчался тебе навстречу…
— Навстречу? — поразилась Лара, понимая теперь, почему Джордан оказался той ночью на пустынной дороге. Оказывается, он вовсе не думал уезжать от нее в Лондон.
— Ну конечно, — сказал он резко. — Ведь ты могла попасть в аварию, могла погибнуть. Когда я увидел стоявшие на дороге машины и мне сказали, что какой-то автомобиль свалился в реку, мне показалось, что у меня остановилось сердце, пока я не убедился, что ты жива. Лара, ну зачем надо было рисковать своей жизнью из-за этих писем?
Она спокойно встретила его взгляд, понимая, что именно теперь она должна сказать о своей любви — любви, которая ни на одно мгновение не умирала в ее душе.
— Я считала, что это наш с тобой единственный шанс, — сказала она негромко. — Я надеялась, что, если смогу убедить тебя в твоем заблуждении относительно Марион и моего отца, ты, возможно, перестанешь меня так сильно ненавидеть.
Джордан крепко сжал кулаки, а в глубине его темно-синих глаз опять замерцал огонек.
Неужели это было важно для тебя? — спросил он дрожащим от напряжения голосом.
Лара ответила ему робкой улыбкой.
— По-моему, я вовсе не такая уж избалованная эгоистка, как мы все предполагали, — ведь как бы ты ни старался навредить мне, я все равно люблю тебя. И всегда буду любить, Джордан, как бы ты ни обращался со мной.
Он судорожно глотнул, не в силах произнести ни слова.
— Джордан, я никогда раньше не замечала, что тебе так трудно подбирать слова. — Она поднялась со спокойной улыбкой, уверенная теперь в том, что они действительно любят друг друга. — Не знаю, к месту ли будет сообщить тебе и другую важную новость, — произнесла она шутливо в его объятиях, положив голову ему на грудь и счастливо вздыхая.
— Другую новость? — произнес он изменившимся голосом, судорожно обнимая ее и с наслаждением пряча лицо в ее волосах.
— Пожалуйста, не так сильно, дорогой, — сказала Лара, чуть высвобождаясь из его крепких объятий. — Ведь ты же не хочешь раздавить своего сына или дочку! — Джордан внезапно оцепенел, и Лара почувствовала, как сильно забилось сердце в его груди. — В чем дело? — спросила она, поддразнивая его. — Надеюсь, ты не будешь спрашивать, как это могло произойти? — Она насмешливо подняла брови. Он проглотил комок в горле.
— У нас будет… ребенок?
— Примерно через семь месяцев.
— Нет, в самом деле? — Он недоверчиво смотрел на нее.
— В самом деле. — Лара весело рассмеялась. — Дорогой, не надо делать такие большие глаза! — Ее лицо стало серьезным. — Если, конечно, ты не шутил в тот день, когда говорил, что не уверен, хочешь ли иметь детей. — Она вопросительно посмотрела на него.
Джордан покачал головой.
— Просто тогда я вдруг почувствовал огромное удовольствие от мысли, что у тебя может быть от меня ребенок. И это чувство потрясло меня в тот раз.
У Лары отлегло от сердца.
— Ну а сейчас?
— Сейчас я снова чувствую потрясение, — сказал он с мягкой улыбкой, — от мысли, что в тебе уже растет мой ребенок.
— Ничего, это все пройдет к тому времени, когда он появится на свет, — успокоила она его, счастливо улыбаясь,
— Так ты вернешься ко мне?! — ошеломленно спросил Джордан. — И будешь моей женой?
Лара нежно провела рукой по его лицу, разрешая все сомнения.
— Я никогда не переставала хотеть этого. Я люблю тебя, Джордан. И всегда буду любить.
— Я тоже люблю тебя, Лара! — Он принялся целовать ее со всей своей нерастраченной страстью, и вскоре — впервые в их брачной жизни обоих переполняли уже чувства, не поддающиеся их воле.
— Как ты думаешь, твой отец не очень будет возражать, если я отвезу тебя домой — к нам домой? — простонал он, еле сдерживая желание. — Мне кажется, тебе нужно обязательно лечь в постель. Чтобы отдохнуть, разумеется, добавил он с шутливой серьезностью.
— Ну разумеется — для чего же еще! — рассмеялась она в ответ.
— Лара!.. — Джордан осторожно коснулся ее лица дрожащими от волнения пальцами. — Я обещаю, что я всегда буду любить тебя и никогда больше не сделаю тебе больно.
Лара знала, что Джордан сдержит свое обещание, и дала сама себе слово любить этого человека так сильно, чтобы он никогда уже больше не мог усомниться в том, что его любят. Итак, они преодолели боль и горечь прошлого, и теперь перед ними было будущее — общее будущее, — к которому им предстояло стремиться.
Когда семь месяцев спустя на свет появилась их дочь — Джозефина — Марион, названная так в честь дедушки и бабушки, — ее окружал мир, в котором царили счастье и любовь.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Самый любимый - Мортимер Кэрол



Потрясающе
Самый любимый - Мортимер КэролЕлена
15.01.2011, 15.27





Хороший роман читать можно 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролСабина
8.02.2013, 22.55





Прочитала и не жалею, совсем неплохо
Самый любимый - Мортимер КэролОЛЬГА
11.03.2013, 20.27





Мне понравилось. Даже слезинку проронила. Впечатляет, как женщина может предано любить, не взирая на обиды, унижения. Советую прочитать. Очень яркие главные герои, а выражения их чувств и емоций вобще потрясает своей глубиной. Рекомендую.
Самый любимый - Мортимер КэролОля
21.03.2013, 13.14





Хорош!!!!
Самый любимый - Мортимер Кэролleka
23.05.2013, 11.25





Миленько
Самый любимый - Мортимер Кэролводопад
24.05.2013, 14.05





Когда-то раньше читала этот роман, мне понравилось. Сейчас перечитала - и ничего! То ли я повзрослела, то ли роман при повторном прочтении не производит впечатления - не знаю. Банально и предсказуемо: 6/10.
Самый любимый - Мортимер Кэролязвочка
24.05.2013, 17.40





Я буду любить тебя несмотря ни на что... Это, конечно, не для всех подходит
Самый любимый - Мортимер КэролАлина
24.05.2013, 18.23





Такие мужчины на самом деле не меняются. Этот герой мне не понравился.
Самый любимый - Мортимер КэролТараторка
24.05.2013, 19.18





интересно 9/10
Самый любимый - Мортимер Кэролatevs17
26.07.2013, 15.37





Прочла с удовольствием ,жаль в жизни так бистро не меняются мужчини 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролКалимат
28.01.2014, 23.22





Даааааа.... Идея хорошая, но сам роман- бред полнейший. Он- садист, она- мазохистка!
Самый любимый - Мортимер КэролКристина
22.09.2014, 18.31





Советую читать, а мнение каждый составит себе сам.
Самый любимый - Мортимер Кэролиришка
7.12.2014, 21.08





Сюжет интересный. Но после всего, что натворил герой...и сразу его простить... надо быть влюбленной дурочкой и без мозгов. 6/10
Самый любимый - Мортимер КэролВикки
16.01.2016, 18.58





Бред, полнейший бред.Хотя,некий смысл в романе все же есть - мужчина должен добиваться любви женщины и покорять ее, а не наоборот. Если женщина позволяет себя так унижать, как гл.героиня, она не женщина - она овощ! А таких мужчины не любят. ИМХО.
Самый любимый - Мортимер КэролЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
17.01.2016, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100