Читать онлайн Самый любимый, автора - Мортимер Кэрол, Раздел - Глава ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 283)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самый любимый - Мортимер Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самый любимый - Мортимер Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортимер Кэрол

Самый любимый

Читать онлайн

Аннотация

Лара Шофилд, дочь богатого владельца отелей, выросла без матери. Отец ни в чем не отказывал дочери. Она красива, независима и капризна.
Однажды в гольф-клубе Лара знакомится с преуспевающим бизнесменом Джорданом Синклером. Он непременно должен стать ее мужем, решает Лара. Однако Джордан с его независимым характером и чувством собственного достоинства упорно противостоит ее чарам. И все же Лара добивается своего. Счастливый финал? Нет, точку ставить рано. О том, как складываются взаимоотношения героев после свадьбы, вы узнаете, прочитав этот увлекательный роман о любви.


Следующая страница

Глава ПЕРВАЯ

— Папа, а кто этот человек?
— Какой человек, Лара? — рассеянно спросил мистер Шофилд, раздосадованный своим недавним проигрышем дочери в любимом виде спорта.
Они сидели за столиком в баре одного из наиболее престижных в южной части Англии гольф-клуба, членом которого был мистер Шофилд, — отец старался утопить печаль в стакане виски, а дочь праздновала успех бокалом легкого белого вина. Они с отцом довольно часто играли в гольф, но в этот раз ей впервые удалось взять над ним верх, и мысль об этом невольно наполняла ее душу ликованием.
— Да вон тот, что стоит рядом с Гари Риджуэем. — Она специально старалась не смотреть в сторону двоих мужчин, разговаривавших возле стойки бара.
Мистер Шофилд без лишних церемоний тут же повернулся и внимательно посмотрел на них.
— Да-а, симпатичный парень, — произнесен негромко. — Кажется, я где-то его встречал, — добавил он с сомнением. — Впрочем, нет, вряд ли — мне просто показалось.
— Жаль, — протянула она разочарованно
— Лара. — Он многозначительно посмотрел на дочь. — Неужели жизнь тебя ничему так и научила? Ведь только-только начал забывать скандал с Рексом Мейнардом.
Она сильно смутилась, понимая, что у отца есть сегодня все основания для беспокойства после той старой истории, связанной с Рексом! Тогда она оказалась в ужасно глупом положении. Встречаясь с этим человеком, она и не подозревала, что он лишь присматривается к драгоценным украшениям и, вместе со служанкой в их доме, замышляет похитить наиболее ценные из них. Это было в духе какой-то викторианской драмы, насквозь пропитанной фальшью и лицемерием, и все же это произошло с ней на самом деле!
А ведь Рекс казался ей таким милым и внимательным, когда она познакомилась с ним на одной из лондонских вечеринок, таким остроумным! После того как он вместе со служанкой попался при попытке украсть драгоценности, ее постарались представить в прессе самой настоящей дурочкой. Уж этот урок она никогда не забудет — не забудет еще и потому, что служанка, как потом уже выяснилось, была женой Рекса! Газеты несколько недель острили по этому поводу, а в отделах светской хроники до сих пор встречались намеки на ее взаимоотношения с «мужем своей служанки».
— Нет, папа, на вора он уж точно не похож, — сказала она с расстановкой.
Человек, который так привлек ее внимание, явно не испытывал нужды в деньгах. На нем была неброская, но, по всей видимости, дорогая модная одежда — плотно облегающие светлые голубые джинсы и темно-синий свитер из тонкой шерсти, на фоне которого красиво выделялись его длинные серебристо-белокурые волосы. Это, однако, вовсе не являлось предметом его гордости — да и вообще, насколько можно было судить, человек этот менее всего склонен был демонстрировать свои достоинства. Необычный цвет его волос — не светлых и не седых, а каких-то средних между тем и другим — был очень непривычным для мужчины, и, будь перед ней женщина, Лара нисколько не усомнилась бы в том, что волосы — крашеные. Как бы там ни было, волосы прекрасно подходили ему и резко контрастировали с его ровным бронзовым загаром, а такие синие — или скорее даже темно-синие — глаза Лара вообще видела впервые. У него был прямой нос, четко очерченные, плотно сжатые губы и упрямый подбородок. Как ей показалось, рост незнакомца превышал шесть футов, и, хотя ему было, по-видимому, лет тридцать пять, нельзя было не оценить его подтянутую, мускулистую фигуру без фунта лишнего веса.
Лара заметила его сразу же, как только они с отцом вошли в клубный бар пятнадцать минут назад. На ней самой был серый свитер и черные облегающие брюки, подчеркивающие стройность фигуры. Прямые, слабо поблескивающие от падающего на них света темные волосы свободно спускались ниже плеч, а челка была откинута назад, по обе стороны от пробора. На ее слегка припудренном лице заметно выделялись темно-синие тени на веках. От природы длинные шелковистые ресницы обрамляли светло — серые глаза с необычной черной каемкой вокруг радужной оболочки — глаза, обладавшие каким-то таинственным блеском. Подчеркнутые темными румянами скулы, короткий прямой нос и красиво очерчивающая линию рта темно-фиолетовая губная помада дополняли ее внешность.
Лара без всякого самодовольства знала о своей привлекательности и была, поэтому немало удивлена полным отсутствием внимания со стороны этого человека, когда они с отцом вошли в бар, и она приветствовала стоявшего рядом с ним у стойки Гари Риджуэя. Темно-синие глаза лишь равнодушно скользнули по ней, а через секунду-другую смотрели уже в другом направлении.
Нет, к такому невниманию к себе она не привыкла! С пятнадцатилетнего возраста ей легко удавалось очаровывать любого мужчину, причем в последние пять лет никто из них не осмеливался пренебрегать ею подобным образом.
— Я, пожалуй, пойду, скажу пару слов Гари, — бросила она небрежно, вставая из-за стола.
— Лара!
Она посмотрела на отца сверху вниз.
— Да, что?.. — спросила рассеянно.
— Ты ведь не можешь так просто подойти и вмешаться в их разговор, — сказал мистер Шофилд, нахмурив брови.
— Еще как могу. — Она улыбнулась и, вверенная в себе, направилась через зал, притягивая взгляды всех мужчин в баре — всех, за исключением человека с темно-синими глазами. Гари Риджуэй уже целый месяц добивается свидания с ней, и теперь, знакомясь с его собеседником, неплохо было бы немного подбодрить своего ухажера.
— Здравствуй, Гари, — приветливо сказала она, подходя к беседующим мужчинам. — Надеюсь, я не помешала? — Очаровательная улыбка говорила об уверенности в том, что не помешала, а если даже и помешала, то ее, конечно же, простят.
— Вообще-то у нас частный разговор, — резко возразил ей человек с темно-синими глазами.
После мгновенного замешательства она ответила ему ослепительной улыбкой.
— Я не отниму у вас много времени, — сказала она непринужденно, невольно отметить про себя, что незнакомец выше ростом, чем ей показалось вначале. При своих пяти футах и восьми дюймах она, несмотря на трехдюймовые каблуки, доставала ему лишь до подбородка.
Незнакомец холодно кивнул и повернулся к Гари.
— Я подойду через несколько минут — мне надо тут кое с кем переговорить. Прошу прощения, — бросил он небрежно в ее сторону и тотчас же ушел.
— Да-а… — разочарованно вздохнула она, когда незнакомец присоединился к двум разговаривавшим поблизости парам. Лара видела, как он обаятельно улыбнулся старшей из двух женщин — еще довольно привлекательной блондинке, — которой приятно польстило оказанное ей внимание. — Не очень-то он общительный, этот твой приятель, — язвительно сказала Лара высокому, темноволосому и уверенному в своей неотразимости Гари.
Перспектива свидания со стоявшим рядом красавцем показалась ей теперь довольно малопривлекательной. Сейчас она предпочла бы, чтобы этот незнакомец с темно-синими глазами удалился, позволив уйти ей самой и тем самым избавиться от необходимости отговариваться от очередного предложения свидания.
— Это Джордан-то не очень общительный? — Гари бросил взгляд на своего знакомого. — А по-моему, вполне компанейский парень. — Он насмешливо посмотрел на Лару. — Хотя в данном случае меня радует, что Джордан не особенно стремился к общению.
Лара почувствовала досаду. Банальные попытки Гари обольстить ее не производили особого впечатления, хотя в последний месяц она немало слышала от других о его способностях в этой области. Сейчас надо было как-то ускользнуть от него.
— Так значит его зовут Джордан? — спросила она с интересом.
— Джордан Синклер, — равнодушно ответил Гари. — Он человек со средствами.
— В самом деле? — Ее интерес к незнакомцу се ослабевал. — Я не встречала его раньше в нашем клубе.
— Он здесь в качестве моего гостя. Джордан не член клуба, хотя и надеется скоро им стать. Я обираюсь дать ему рекомендацию.
— В самом деле? — повторила она. — А где же он живет — где-то поблизости или в Лондоне?
— Слушай, ты что, подошла ко мне, чтобы осуждать Джордана? — потерял терпение Гари. — А я-то полагал, что дело в моем личном обаянии, — добавил он капризным тоном.
Ларе очень хотелось сказать, что у него нет никакого обаяния и вообще мало что есть, за исключением спортивной фигуры и привлекательной внешности. Несмотря на деловые контакты Гари с отцом, который хорошо отзывался о нем, Лара отлично знала, чего он стоит. Познакомились они также благодаря ее отцу. Хотя Гари было сорок лет, а ей — лишь двадцать, он при каждой возможности — причем, всегда незаметно для отца — напоминал ей о своих претензиях. Этого человека следовало остерегаться.
— Да мне просто интересно было узнать о мистере Синклере, вот и все, — мягко возразила она. — Так кто же из вас выиграл, ты? — Она сменила тему разговора, зная, что Гари больше всего любит говорить о себе.
— Нет, выиграл Джордан, — неохотно признался Гари.
— Тогда, может, не стоит рекомендовать его в члены клуба? — спросила Лара, не в силах удержаться от соблазна поддеть его.
Но Гари не оценил ее юмора — он был одним из тех, кто никогда не находит в себе никаких поводов для шуток.
— Мне просто не повезло, — пояснил он. — Лара, может быть, мы вместе сегодня поужинаем?
Это было то самое приглашение, которого она так надеялась избежать. Из-за того, что Гари имел деловые контакты с мистером Шофилдом, ей пришлось искать вежливую форму отказа.
— Боюсь, что сегодня никак не получится, — сказала Лара. — Отец устраивает вечером обед и хочет, чтобы я выступала в роли хозяйки дома. Так что — как-нибудь в другой раз. Гари, — торопливо добавила она, видя его нахмуренное лицо. — А сейчас мне пора идти — папа уже начинает нервничать. — Она видела недовольство Гари полученным отказом, и ей хотелось побыстрее ускользнуть, чтобы избежать затруднительного положения.
— Ну, как? — насмешливо поинтересовался мистер Шофилд, когда дочь снова заняла свое место за столиком и неторопливо поднесла к губам бокал с вином.
— Его зовут Джордан Синклер, и у него какой-то бизнес с недвижимостью, — сказала она спокойно.
— Думаю, что все это ты узнала не от самого мистера Синклера, — язвительно заметил отец. — Похоже, на этот раз тебе не удалось произвести впечатление, не так ли? — добавил он с ласковой усмешкой.
Лара видела, как Джордан Синклер опять подошел к Гари, и они тут же покинули бар. Темно-синие глаза Джордана так и не взглянули в ее сторону с того самого момента, когда он, извинившись, оставил ее наедине с Гари.
— Да, папа, не удалось. — Она, не отрываясь, следила за тем, как внушительная фигура Джордана Синклера появилась за рулем ярко-красного «феррари» и как скоростная машина, подчиняясь опытному водителю, выехала со стоянки гольф-клуба. Да, Джордан Синклер интересовал ее все сильнее, а уверенности в себе у нее всегда было вполне достаточно. — Но все еще впереди. — Она многозначительно улыбнулась.
— Лара!
— Да, папа? — Она взглянула на него с трогательной невинностью.
Мистер Шофилд поразился выражению целеустремленности в ее блестящих серых глазах и вздохнул.
— Не берись за то, что выходит за пределы твоих возможностей, — стал он увещевать дочь. Обилие седых волос в своей черной шевелюре мистер Шофилд, не без основания, объяснял состоянием постоянного нервного напряжения, в котором он пребывал с тех пор, как Лара превратилась в девушку и стала находить мужчин чем-то намного более интересным, чем все принадлежавшие ей дорогие игрушки. Когда же мистер Шофилд — все еще привлекательный мужчина пятидесяти пяти лет — устало жаловался дочери, что стареет из-за ее непредсказуемого поведения, она указывала на ту значительность, которую придают ему седые виски. — Джордан Синклер мало походит на человека, который легко поддается женским чарам.
Выражение целеустремленности в ее глазах уступило место азарту.
— Ты так полагаешь?
— Я думаю, нам пора идти. — Мистер Шофилд допил виски, зная уже по опыту, что спор лишь делает Лару более упрямой. — Ты помнишь, что у нас сегодня вечером гости?
— Да, конечно, — ответила она задумчиво, размышляя о том, что обед — это, в сущности, наиболее естественный способ познакомиться с новым человеком.
— Лара… — позвал мистер Шофилд, чтобы поторопить дочь, и встал, высокий и худощавый, полный той безграничной энергии, которая вознесла его на вершину управляемой им сегодня гостиничной империи.
— Прошу прощения. — Лара грациозно поднялась из-за стола. — Я просто задумалась.
— Вот как раз это меня и тревожит. — Лицо мистера Шофилда искривилось. — Оставь ты этого человека в покое, Лара.
Ее темные брови удивленно поднялись.
— Ты говоришь так, словно я какой-то людоед!
— Если тебе все равно, за какого человека приняться, тогда ты действительно людоед, дочка, — сказал он со вздохом. — Да к тому же, судя по его виду, Джордан Синклер не относится к твоему типу мужчин.
— Ну, о чем ты говоришь, папа? Мужчины не делятся да какие-то там типы — они бывают либо доступными, либо недоступными. А Гари ничего не говорил мне о какой-то особой недоступности Джордана Синклера, — завершила она с удовлетворенной улыбкой.
Мистер Шофилд возмущенно покачал головой, чувствуя всю безнадежность своих попыток отвлечь внимание дочери от Джордана Синклера. Он сосредоточился на управлении своим роскошным «ягуаром», выруливая на автостраду, и мысленно напомнил себе о необходимости выяснить, что собой представляет этот человек с серебристо-белокурыми волосами, который произвел на его дочь столь сильное впечатление. Лара может воображать себе, что она совершенно свободна и независима, но после грубого вторжения в ее жизнь Рекса Мейнарда он должен строго следить за всеми новыми знакомыми дочери — только так можно будет избавиться от нового подобного унижения.
В тот момент мистер Шофилд не мог даже предположить, что будет делать Лара в следующие полчаса. Отец и дочь жили в своем доме в Лондоне, куда вернулись после смерти приемной матери Лары пять лет назад. Приехав домой, Лара тотчас же раскрыла новый телефонный справочник и стала искать номер телефона и адрес человека, встреченного в гольф-клубе. В конце концов она принялась звонить по всем указанным там телефонам, которые принадлежали людям с именем Дж. Синклер, и выслушала множество недовольных ответов на свое жизнерадостное приветствие. Ни разу, однако, в трубке не прозвучал чуть хрипловатый голос человека с темно-синими глазами.
После сорока минут таких беспорядочных телефонных звонков ей пришлось признать поражение. В справочнике не было телефона Джордана Синклера — вероятно, он лишь недавно появился в Лондоне. У нее уже не оставалось времени на дальнейшие поиски — через час запланировано начало обеда, и она, вместе с отцом, должна будет встречать внизу прибывающих гостей в качестве хозяйки дома. Эту роль она исполняет уже в течение двух лет после окончания средней школы.
Все гости были ей хорошо знакомы. Продолжая смеяться над какой-то шуткой Пола Дэвиса, она подняла глаза и вдруг встретилась взглядом с одним из запоздавших гостей. Джордан Синклер. Он сопровождал Кэти Томас — разведенную состоятельную особу. По тому, как Кэти прижимала к себе руку Джордана, когда они разговаривали с отцом, Лара догадалась об интимности их отношений. Вот досада! Кэти была типичной «веселой вдовой», и ее связи с мужчинами продолжались обычно месяцами.
Лара тотчас же извинилась перед Полом и решительно направилась к ним. Под легким шерстяным платьем голубоватого цвета, слегка колыхавшемся при ходьбе, откровенно обрисовывались грудь и стройные узкие бедра. Несмотря на чуть большее, чем обычно, количество косметики, ее лицо с темной, поблескивающей на губах помадой оставалось все таким же свежим и привлекательным, окутанным тонким, пьянящим ароматом духов.
— Кэти! Как я рада тебя видеть, — ласково приветствовала она женщину, старше себя лет на пятнадцать. Кэти — невысокая, пышная дама с рыжими волосами — не делала секрета из того, что прекрасно живет на содержании у бывшего мужа и вовсе не собирается лишиться его из-за нового брака. Это, однако, нисколько не мешало ей иметь многочисленные любовные связи, и сейчас, как можно было судить, в роли очередного возлюбленного выступал Джордан Синклер. Ах, черт возьми!
— И я рада тебя видеть, Лара, — несколько более сдержанно ответила Кэти, с которой у хозяйки дома не было почти никаких общих интересов — во всяком случае до того момента, как появился Джордан. — Ты, наверное, еще не знакома с Джорданом. — Она все так же прижимала к себе его руку, явно с намерением показать свои права на него.
Взгляды серых и темно-синих глаз встретились. Лара не могла поручиться за себя, но в глазах Джордана отразилось лишь холодное любопытство. Теперь, оттененные черным вечерним костюмом, его волосы казались, скорее, серебряными, а загорелая шея над белоснежным воротничком рубашки — бронзовой. Выглядел он просто великолепно. Лара видела, что, стоя рядом с ее отцом, Джордан возвышается над ним, и вдруг почувствовала, как у нее забилось сердце.
— Нет, Кэти, ты ошибаешься, — сказала она с самой приятной улыбкой. — Мы с Джорданом уже встречались сегодня — не правда ли? — Лара взглянула на Джордана из-под полуопущенных темных ресниц. Ей хорошо было известно, что, когда она смотрит вверх, ее серые глаза с их заметной черной каемкой выглядят особенно эффектно. Еще в пятнадцатилетнем возрасте она без конца отрабатывала этот прием перед зеркалом и с тех пор хорошо поняла, как он действует на мужчин. С помощью такого взгляда она в шестнадцать лет чуть было не свела с ума сына кухарки, а впоследствии научилась находить и более интересные жертвы. — В гольф — клубе, — напомнила она Джордану, на которого, судя по холодному выражению лица, не произвели особого впечатления ни ее слова, ни то, как она смотрела на него.
Темно-синие глаза равнодушно взглянули в ее сторону, а светлые брови вопросительно поднялись.
— Разве мы встречались? — спросил он, растягивая слова.
Лара была удивлена и заметно обескуражена таким вопросом.
— Ну, как же, в баре гольф-клуба. — Ее лицо нахмурилось. — Там еще был Гари.
Джордан стал напряженно вспоминать и наконец кивнул.
— Кажется, я припоминаю — какая-то молоденькая девушка подходила, чтобы поговорить с ним… Однако это вряд ли можно назвать нашей встречей, — произнес он шутливо. — Я еще, помнится, отошел к своему знакомому, а вы остались с Гари.
— С Гари Риджуэем? — язвительно спросила Кэти. — Дорогая, но ведь он же явно не в твоем вкусе.
Ларе удалось с достоинством вынести эту насмешку, хотя — следует признать — под конец ей был нанесен довольно-таки серьезный удар. В ее собственном представлении она не была «молоденькой девушкой», и то, что эти слова использовал столь заинтересовавший ее мужчина, никак не способствовало самоутверждению.
— Ну, естественно, ведь Гари был твоим кавалером несколько месяцев назад, — в смятении услышала она свои сорвавшиеся с губ слова. Как бы ни раздражали ее отношения Кэти с Джорданом, не следовало оскорблять в их доме гостей отца. По суровому выражению глаз своего родителя Лара поняла, что ей еще предстоит позднее выслушать его мнение на этот счет.
— Ну и что же. — Кэти поправила и без того безупречно уложенные рыжие волосы. — Ведь он, дорогая моя, немного стар для тебя. А, впрочем, может быть, это ты слишком молода для него? — Она негромко рассмеялась, давая понять, что все это не имеет особого значения — уж ей-то нечего опасаться конкуренции со стороны этой «молоденькой девушки». — Как прошла сегодняшняя игра, дорогой? — обратилась она к Джордану.
— Нормально, — последовал короткий ответ, хотя на его лице появилась улыбка, а взгляд темно-синих глаз потеплел.
— Гари говорил, что вы у него выиграли, — вступила в разговор Лара, которая не любила в таких случаях оставаться в стороне.
Джордан холодно взглянул на нее.
— Да, это так.
— Но ведь…
— Просто Гари позволил себе небольшую передышку — вот и все. — Он пожал плечами.
— Так, может быть, мы как-нибудь сыграем с вами партию? Гари сказал, что вы собираетесь вступить в члены клуба.
— Что ж, может быть, мисс… — Его светлые брови вопросительно поднялись.
— Шофилд. Лара Шофилд. — Она была заметно раздражена тем, что Джордан так до сих пор и не понял, с кем разговаривает.
— Моя дочь, — легко вступил в разговор мистер Шофилд, представляя Лару. — И будьте с ней поосторожнее в гольфе, мистер Синклер, — заметил он сдержанно. — Лара может дать хорошую фору противнику.
— Я сам готов дать в игре фору в пять ударов, — произнес Джордан.
— Вот как? — в голосе мистера Шофилда чувствовался интерес. — Что если мы как-нибудь сыграем партию-другую?
Джордан кивнул. — Я был бы очень рад.
— Ну вот и прекрасно, — просиял мистер Шофилд.
Лара с негодованием проводила взглядом Кэти и Джордана, направившихся в сторону группы гостей на другом конце зала. С отцом «был бы очень рад» сыграть партию в гольф, а с ней — лишь «может быть»! Нет, ей определенно не нравилось охотиться за мужчиной, да в этом у нее никогда и не было необходимости. Ну и повезло же ей с этим Джорданом Синклером! Вон он рассмеялся над тем, что сказала Кэти, и вся его сдержанность, с которой он только что разговаривал с ней самой, исчезла без следа. Неужели же она ему совсем не нравится?
— Ну что, Лара, не очень-то получается, да? — задумчиво спросил мистер Шофилд у дочери, не отрывая взгляда от Джордана. — Кэти явно не собирается скоро с ним расстаться, — заметил он, глядя на оживленную Кэти и ее кавалера. — Да, похоже, и он никуда не торопится, — усмехнулся мистер Шофилд, видя, как Джордан нагнулся к Кэти, шутливо стараясь дотянуться до ее пухлых розовых губ.
— Она слишком стара для него, — ядовито заметила Лара, которая уже изменила свое первоначальное мнение и считала теперь, что Джордану не тридцать пять лет, а где-то около тридцати.
— Это обстоятельство его не особенно беспокоит, — улыбнулся мистер Шофилд. — Немного странно, что он появился сегодня здесь, — добавил он в задумчивости.
— Вот именно. — Плотно сжав губы, Лара продолжала наблюдать за непринужденностью поведения Кэти и Джордана.
Проследив, куда направлен пристальный взгляд дочери, мистер Шофилд усмехнулся.
— А я-то всегда считал, что у тебя серые глаза. Лара смущенно повернулась к нему.
— Они и есть серые, папа! — Она с раздражением вздохнула, увидев иронию в его глазах. — И это нисколько не смешно!
— Именно это я подумал сегодня утром, когда ты проявила такой интерес к первому попавшемуся симпатичному незнакомцу. Но теперь, как я вижу, Джордана Синклера можно не опасаться — его, очевидно, интересует совсем другой тип женщин, детка. — Он шутливо коснулся пальцем ее чуть вздернутого носа.
— Мужчины не выбирают какой-то особый «тип», — раздраженно возразила она. — Так же, впрочем, как и женщины. И я вовсе не думала отказываться от мистера Синклера. — В этом она тотчас же торжественно поклялась самой себе.
Мистер Шофилд пожал плечами.
— Как я уже сказал, Джордана Синклера можно не опасаться. Но если ты и дальше намерена преследовать его, — продолжал он более суровым тоном, — то постарайся, по крайней мере, не нападать на нашу гостью.
Лара покраснела от этого замечания.
— Я очень сожалею об этом, папа. Но они оба… так снисходительно разговаривали со мной!
— Этот мужчина староват для тебя, дорогая, — сочувственно сказал мистер Шофилд. — Не столько по возрасту, сколько по своим манерам. Почему бы тебе не пообщаться сейчас с бедным Найджелом? Ведь он, как приехал сегодня, так и не сводит с тебя глаз.
Найджел Уэнтуорт — высокий, благообразный 22-летний юноша со светлыми волосами был старше ее на два года. Мистер Шофилд благосклонно относился к нему, как к наследнику владельца сети магазинов мужской одежды в Лондоне, который был не менее состоятелен, чем он сам. Лара знала, что Найджел уже несколько месяцев влюблен в нее и, по всей видимости, в один прекрасный день сделает ей предложение. Он был полезен, когда требовался кавалер, чтобы пойти в театр или в гости, но во всех остальных случаях она предпочитала обходиться без него. Его горячее чувство действовало на нее угнетающе, и она не могла смириться с мыслью о необходимости провести рядом с ним остаток жизни.
Тем не менее в этот вечер он мог понадобиться ей для исцеления уязвленного самолюбия.
— Да-да, конечно, — согласилась Лара с предложением отца — к его немалому удивлению.
Мистер Шофилд даже сощурился от неожиданной готовности дочери развлекать человека, которого она всегда называла «глуповатым мальчиком».
— Лара!.. — сказал он настороженно.
Широко раскрытые серые глаза невинно посмотрели на него.
— Да, папа?
Он издал горестное восклицание и покачал головой.
— Как бы мне хотелось, чтобы Марион была сейчас с нами — она всегда так хорошо умела образумить тебя.
Отец и дочь немного помолчали, вспоминая Марион Шофилд — приемную мать Лары и вторую жену мистера Шофилда, которую он горячо любил все годы их совместной жизни.
Родная мать Лары умерла во время родов, и через два года после этого мистер Шофилд женился на Марион Саундерс — бездетной тридцатилетней вдове. Это был идеальный брак. В двухлетнем возрасте Лара признала эту высокую женщину с прекрасными золотыми волосами своей матерью, и они были очень привязаны друг к другу вплоть до трагической гибели Марион в результате несчастного случая на прогулке верхом. Это случилось вскоре после того, как Ларе исполнилось пятнадцать лет.
Сразу же после смерти Марион их дом в поместье был закрыт, а Лара с отцом переехали в Лондон. Их загородный дом и теперь оставался в полном порядке, но за последние пять лет они приезжали туда всего лишь несколько раз. Ни отец, ни дочь не могли долго оставаться там, где они когда-то были так счастливы втроем целых тринадцать лет. Конюшни были теперь пусты — печальное напоминание о том, что после гибели жены мистер Шофилд распорядился продать всех лошадей до одной. В отчаянии и бессильной ярости он приказал пристрелить коня, на котором в тот роковой день выезжала Марион. Не менее потрясенной и убитой горем Ларе удалось тогда убедить отца в том, что лошадь не виновата и что Марион ни за что не хотела бы смерти этого великолепного гнедого жеребца. Отец в тот раз смягчился и позволил продать коня вместе с остальными лошадьми.
Пять прошедших лет не заставили отца забыть покойную жену — Марион была красивой женщиной, прекрасной внешне и внутренне, и никакая другая не смогла занять ее место в его жизни. Принадлежавшие ему и разбросанные по всему миру гостиницы стали для него после смерти Марион единственным интересом в жизни, а сохранить рассудок в этот тяжелый период ему помогло лишь присутствие рядом дочери.
— Мне тоже очень не хватает ее сегодня, папа. — Лара взяла отца за руку.
— Да, — печально произнес мистер Шофилд — и словно освободился вдруг от какого-то оцепенения. — Нам с тобой нужно пойти к гостям, дорогая. А то мы не очень-то хорошо выступаем в роли радушных хозяев. Лара кивнула.
— Я пойду и поговорю с Найджелом.
Мистер Шофилд легко коснулся руки дочери.
— И будешь держаться в стороне от Кэти и Джордана, договорились?
Ее глаза широко раскрылись от искреннего удивления.
— Как же я могу так поступить, папа? Они ведь тоже наши гости.
Мистер Шофилд почувствовал твердую целеустремленность дочери и вздохнул.
— Тогда, по крайней мере, веди себя как следует.
— Ну, разумеется! — В голосе Лары прозвучало возмущение. — Разве я когда-нибудь вела себя не как следует?
Взгляд, которым наградил ее отец, был безмерно красноречив! Бедный мистер Шофилд, оставшись один на один со своей дочерью-подростком, не представлял, что с ней делать, а теперь и вовсе был бессилен контролировать ее. Просить дочь держаться в стороне от Джордана Синклера было все равно, что просить пчел не приближаться к цветам! Нет, Джордан привлекал Лару больше, чем любой другой мужчина, и, кроме того, она не могла позволить обращаться с собой словно с какой-то надоедливой школьницей.
Найджел, как обычно, был чрезвычайно рад ее обществу и тут же торопливо принялся что-то рассказывать, опасаясь, что иначе может наскучить Ларе, и она захочет уйти к другим гостям. Впрочем, в отношении этого он мог бы и не беспокоиться — ей всегда было с ним скучно. Она слышала монотонный звук речи возле себя и время от времени вставляла нужные слова, между тем как все внимание было направлено на Кэти Томас и ее привлекательного кавалера.
Она еще больше укрепилась во мнении, что эти двое были в близких отношениях — об этом говорило все их поведение. До сих пор Лара предпочитала, чтобы знакомые мужчины были послушными. Чтобы сделать мужчину внимательным и заинтересованным, ей достаточно было намекнуть на возможность близости между ними, не давая при этом никаких конкретных обещаний. Однако для Джордана Синклера эта тактика, похоже, не годилась — его чувственные, плотно сжатые губы предполагали потребность в интимных отношениях с женщинами. Хота Лара никогда еще не заходила так далеко, это вовсе не означало, что она боится таких отношений. Тем более, что увлечь Джордана Синклера она готова была любой ценой.
— Ну, так что же ты об этом думаешь, Лара?
— Что-что? — рассеянно спросила она, поворачиваясь к Найджелу. По напряженному выражению его лица Лара поняла, что пропустила мимо ушей что-то важное. — Что ты сказал? — переспросила она с улыбкой.
— Мои родители хотели бы познакомиться с тобой, — повторил он. В его карих глазах светилась надежда. — Как ты относишься к этой идее?
Точно гром среди ясного неба! Ларе приходилось кое-что слышать о Кэролин и Сейморе Уэнтуортах, родителях Найджела, о том, как Кэролин изо всех сил угождает своему важному супругу, и мысль, что нужно предстать перед ними в качестве будущей невесточки, не вызвала у нее ни малейшего энтузиазма. Они с Найджелом в дружеских отношениях и иногда даже бывают в разных местах, но ведь она не давала ему повода считать, что собирается выйти за него замуж.
— Да, в общем, никак не отношусь, — сказала она напрямик.
— Но…
— Найджел, ну не будь ты таким настойчивым, — отмахнулась она от него. — Знакомиться с родителями… Это же так старомодно, — добавила она, чтобы смягчить удар. — Нам ведь это не нужно, правда?
— Да, но… Она взяла его под руку. — Смотри — Бейнз уже собирается пригласить всех к столу, — проговорила она с улыбкой.
— Но… — Ну пойдем же, Найджел. — Она потащила его через зал. — Я такая голодная! — Ларе ужасно хотелось закрыть, наконец, тему знакомства с родителями. Теперь ей придется дать Найджелу отставку на пару недель, и тогда он, возможно, забудет о своих серьезных намерениях. Не хотелось бы совсем расставаться с ним. И почему он стал таким настойчивым? Она почувствовала себя расстроенной.
Ее озабоченные серые глаза встретились вдруг с насмешливым взглядом темно-синих глаз. В этот момент она совершенно растерялась, поскольку поняла, что Джордан не только не забыло ее существовании, но и наблюдает за ней. В следующее мгновение она улыбнулась ему своей особо обворожительной улыбкой и увидела, как он отвернулся от нее.
Черт бы его побрал! И чем только она заслужила подобную неприязнь? Его отношение было необычным — при ее привлекательности ни один мужчина никогда не относился к ней с такой недоброжелательностью.
За обеденным столом Джордан Синклер полностью игнорировал Лару, уделяя все внимание Кэти и еще одной незамужней женщине по имени Памела Грирсон, сидевшим по обе от него стороны. По-видимому, это его вполне устраивало, и во время обеда он даже несколько раз негромко рассмеялся, явно наслаждаясь поданными деликатесами и дамским обществом. Такой мужчина, как Джордан, должен был нравиться большинству женщин, и Кэти заметно гордилась перед Памелой тем, что именно она удостоилась такого расположения.
Впрочем, и эта связь не казалась чем-то постоянным, поскольку Джордану явно нравилось, что Памела проявляет к нему интерес. Из своих наблюдений во время обеда Лара сделала вывод, что такой любитель женского пола, как Джордан,
не отказался бы иметь сразу несколько любовниц.
Когда после обеда Памела направилась в ванную комнату, чтобы освежить свою косметику, а через несколько минут за ней решительно последовала Кэти с горящими голубыми глазами, Лара предположила, что эти две дамы будут разговаривать между собой вовсе не о погоде.
Временное отсутствие Кэти и Памелы беспокоило Лару лишь потому, что Джордан в этот короткий промежуток времени оставался в одиночестве. На обеде присутствовало множество женщин, готовых занять освободившееся место, и поэтому Лара твердо решила опередить их.
— Прошу прощения, Найджел. — Она повернулась к своему кавалеру, неопределенно улыбаясь. После обеда ей не удалось отделаться от него, и это лишь укрепило ее в намерении избегать Найджела в ближайшие несколько недель. — Мне надо еще кое с кем поговорить.
— Но…
— Походи, пообщайся с гостями, — решительно и ободряюще сказала она, видя его расстроенное лицо. — Ведь для этого люди и собираются вместе.
Он поймал ее за руку.
— Но я же пришел, чтобы увидеться с тобой. Лара утешающее похлопала его по руке.
— Ну, вот мы и увиделись. А теперь мне нужно пойти к другим гостям — я ведь не могу оставаться рядом с тобой весь вечер.
— Лара…
— Пойди и поговори с моим отцом, Найджел, — посоветовала она ему с тайным озорным умыслом. Лара хорошо знала, что Найджел — при всех его достоинствах кавалера для выходов в свет в глазах отца — до смерти наскучил уже ее родителю рассуждениями об открывающихся перед ним перспективах и о том, что через пару лет он унаследует бизнес своего отца.
Лицо Найджела просияло.
— Мы еще увидимся попозже, — сказал он с надеждой в голосе.
— Может быть, — уклончиво ответила Лара, стремясь успеть подойти к Джордану до возвращения Кэти или Памелы, претендовавших на его внимание.
Джордан стоял один в холле возле рояля и, с непринужденной улыбкой на губах, как ни в чем ни бывало потягивал бренди из широкого бокала.
— Привет, — сказала Лара, посмотрев на него из-под полуопущенных ресниц. Теперь, когда она оказалась рядом с ним и темно-синие глаза взглянули на нее, Лару внезапно охватило волнение.
Джордан кивнул в ответ и перевел взгляд на другой конец зала — туда, где ее отец беседовал с Найджелом.
— Это ваш близкий друг? — спросил он неторопливо.
— Ну что вы! — резко возразила Лара. — Просто приятель. Вы играете? — поинтересовалась она.
— Что вы сказали? — Светлые брови вопросительно поднялись, а непринужденная улыбка бесследно исчезла.
Отметив про себя это обстоятельство, она слегка нахмурилась.
— Вы смотрели на рояль, и я спросила, играете ли вы на этом инструменте.
— Нет, — последовал короткий ответ. Лара пыталась найти еще какую-нибудь тему для разговора, видя, что сам Джордан Синклер не очень-то старается поддержать беседу.
— А вы играете? — спросил вдруг он.
— Тоже нет, — рассмеялась она, чувствуя облегчение от того, что он все-таки делает попытку поддержать разговор. — Это рояль моей приемной матери, она очень хорошо играла.
— Играла? — выговорил он, запнувшись.
Лара кивнула.
— Да, она умерла. Отец не хочет расставаться с этим роялем, хотя никто больше на нем не играет.
— Я не знал, что ваш отец овдовел.
— Причем дважды, — сказала она, снова кивая. — Хотя он больше тоскует по Марион — так же как и я. Она была для меня замечательной матерью. Когда они с отцом поженились, она воспитывала меня с двухлетнего возраста как собственного ребенка. Я… очень рада, что вы пришли к нам сегодня. — Она опять пронзила его своим чарующим взглядом из-под полуопущенных ресниц и с еще большим огорчением отметила полную его неуязвимость. И это тоже было совершенно ненормальным, черт бы его побрал!
— В самом деле? — протянул он.
— Да, — решительно сказала она с твердым намерением показать свой интерес к нему. — После того, как я встретила вас в клубе… то есть увидела вас в клубе, — поправилась она, видя его насмешливый взгляд, — я пыталась позвонить вам по телефону.
Он прищурил глаза.
— Неужели? И зачем же вам это понадобилось?
Лара пожала плечами, зная, что этим движением она привлекает его внимание к своей соблазнительно выступающей молодой груди.
— Я полагала, вы захотите быть на этом обеде.
— Да, как видите, — он церемонно наклонил голову, — я люблю присутствовать на обедах.
— Вместе с Кэти.
Его губы искривились.
— Да, именно так.
Лара вздохнула.
— Я хотела предложить вам другое… общество, — сказала она негромко, — но не нашла вашего номера в телефонном справочнике.
— Кэти это не понравилось бы, мисс Шофилд, да и мне тоже. — Бархатистость в его голосе уступила место холодному презрению. — Я предпочитаю самостоятельно выбирать для себя женщин, и это одна из причин того, что в телефонном справочнике не указан номер моего телефона. Я сообщаю свой номер только тем, кому считаю нужным его сообщить. Я достаточно ясно выразился, мисс Шофилд?
Никто и никогда не называл ее «мисс Шофилд» с таким ледяным презрением. Темно-синие глаза холодно смотрели на нее. Лара нервно облизала губы.
— Так, значит, вы не скажете мне номер своего телефона?
— Даже если вы будете просить меня об этом, — сказал он язвительно. Ее глаза вспыхнули.
— Я и не собиралась этого делать!
— Вы уверены? — спросил он с усмешкой.
— Да, уверена! — с достоинством ответила Лара. — Я не намерена бегать за вами, мистер Синклер. Найджел — всего лишь мой приятель, но ведь есть еще и множество других мужчин. — Она гордо подняла голову. — А теперь позвольте покинуть вас.
— Не смею задерживать, — сказал он с насмешкой.
Лара повернулась и пошла прочь, широко улыбаясь и стараясь, чтобы никто из гостей не заметил слез у нее на ресницах.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самый любимый - Мортимер Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Самый любимый - Мортимер Кэрол



Потрясающе
Самый любимый - Мортимер КэролЕлена
15.01.2011, 15.27





Хороший роман читать можно 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролСабина
8.02.2013, 22.55





Прочитала и не жалею, совсем неплохо
Самый любимый - Мортимер КэролОЛЬГА
11.03.2013, 20.27





Мне понравилось. Даже слезинку проронила. Впечатляет, как женщина может предано любить, не взирая на обиды, унижения. Советую прочитать. Очень яркие главные герои, а выражения их чувств и емоций вобще потрясает своей глубиной. Рекомендую.
Самый любимый - Мортимер КэролОля
21.03.2013, 13.14





Хорош!!!!
Самый любимый - Мортимер Кэролleka
23.05.2013, 11.25





Миленько
Самый любимый - Мортимер Кэролводопад
24.05.2013, 14.05





Когда-то раньше читала этот роман, мне понравилось. Сейчас перечитала - и ничего! То ли я повзрослела, то ли роман при повторном прочтении не производит впечатления - не знаю. Банально и предсказуемо: 6/10.
Самый любимый - Мортимер Кэролязвочка
24.05.2013, 17.40





Я буду любить тебя несмотря ни на что... Это, конечно, не для всех подходит
Самый любимый - Мортимер КэролАлина
24.05.2013, 18.23





Такие мужчины на самом деле не меняются. Этот герой мне не понравился.
Самый любимый - Мортимер КэролТараторка
24.05.2013, 19.18





интересно 9/10
Самый любимый - Мортимер Кэролatevs17
26.07.2013, 15.37





Прочла с удовольствием ,жаль в жизни так бистро не меняются мужчини 8/10
Самый любимый - Мортимер КэролКалимат
28.01.2014, 23.22





Даааааа.... Идея хорошая, но сам роман- бред полнейший. Он- садист, она- мазохистка!
Самый любимый - Мортимер КэролКристина
22.09.2014, 18.31





Советую читать, а мнение каждый составит себе сам.
Самый любимый - Мортимер Кэролиришка
7.12.2014, 21.08





Сюжет интересный. Но после всего, что натворил герой...и сразу его простить... надо быть влюбленной дурочкой и без мозгов. 6/10
Самый любимый - Мортимер КэролВикки
16.01.2016, 18.58





Бред, полнейший бред.Хотя,некий смысл в романе все же есть - мужчина должен добиваться любви женщины и покорять ее, а не наоборот. Если женщина позволяет себя так унижать, как гл.героиня, она не женщина - она овощ! А таких мужчины не любят. ИМХО.
Самый любимый - Мортимер КэролЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
17.01.2016, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100