Читать онлайн Исполнение желаний, автора - Мортимер Кэрол, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исполнение желаний - Мортимер Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исполнение желаний - Мортимер Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исполнение желаний - Мортимер Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортимер Кэрол

Исполнение желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Он остался стоять, где стоял! Энни не останавливалась, пока не дошла до своей спальни. Однако при каждом шаге она ожидала, что Руфус догонит ее, грубо схватит за руку, развернет лицом к себе и заявит, что она уволена! Однако этого не произошло.
В последующие десять минут она, сидя на постели, ждала, что он ворвется в комнату. И этого тоже не случилось. Почему?
Сейчас Энни этого не знала. Она влепила Руфусу пощечину за то, что он случайно оказался невольным свидетелем того унизительного предложения, которое сделал ей его брат. Выместила на нем свой гнев – гнев на Энтони и на себя, впечатлительную дуру!
А ведь Руфус оказался прав!
И его нельзя винить за то, что он знает своего братца лучше, чем она. Но он уж точно расплатился сполна за свое знание. Свидетельства тому… красные пятна на его щеках… проступали и два часа спустя!
Когда Энни устроилась на переднем сиденье «мерседеса» рядом с Руфусом, а Джессика села сзади, девушка, чуть повернув голову, сразу заметила отпечаток своей ладони на жесткой мужской щеке.
Но больше она старалась не поворачиваться, даже невзначай. Фактически ей удалось пробормотать всего лишь несколько слов, когда Руфус положил ее чемодан в багажник машины в начале поездки. Ей вообще не хотелось быть здесь, привлекать к себе повышенное внимание. Довольно плохо и то, что…
– Простите, Энни.
Она резко повернулась к сидевшему за рулем Руфусу и проглотила комок в горле, снова увидев злосчастные следы на его щеке. До сих пор она была твердо убеждена, что не способна физически оскорбить другого человека, и, глядя на Руфуса, ей с трудом верилось, что она ударила его. А он извиняется перед ней! Какого черта? Протянув руку, он легко сжал обе ее ладони, лежащие на коленях.
– Энтони – ублюдок, – жестко сказал он, смотря перед собой на дорогу.
Энни быстро оглянулась на Джессику и облегченно вздохнула, убедившись, что девочка крепко спит.
– Она не любит длинных поездок, – произнес Руфус, поглядев на дочь в зеркало заднего вида. Он отпустил руки девушки. – Большую часть пути она спит, – снисходительно пояснил он.
Как бы хотелось и Энни забыться крепким сном, однако сегодня ее желания почему-то не исполнялись!
– Я сожалею, что ударила вас…
– Ну, – нежно пожурил он, – я ведь недавно пытался сказать, что заслужил пощечину…
– Не вы. – Она решительно тряхнула головой.
– Уверяю, – он скорчил печальную гримасу, – это не первая пощечина, которую я получаю вместо Энтони.
– Но последняя от меня. – По ее телу прошла дрожь: отголосок содеянного ею.
Руфус, держа одной рукой руль, другой провел по щеке.
– У вас довольно мощный удар справа, мисс Флетчер…
– Пожалуйста, не надо, – простонала она. Ее глаза наполнились слезами искреннего раскаяния. – Мне так стыдно. Не могу поверить, что это действительно моих рук дело. – Она опустила голову, и по ее щекам потекли слезы. – Вы должны…
– Я ничего не должен, Энни, – мягко прервал он. – Вы обижены, и самый лучший способ избавиться от обиды – это…
– Ударить вас! – Она уже рыдала по-настоящему.
– О, Энни, не ревите! – протестующе простонал Руфус. – Я не выношу, когда кто-нибудь плачет. Особенно из-за таких, как Энтони. Энни, прекратите! – сурово приказал он и обнял ее.
Только тут до Энни дошло, что он остановил машину. Приподняв голову, она ошеломленно огляделась вокруг, поняв, что заставила Руфуса съехать на обочину. Это было совершенно незаконно, ну разве что в крайнем случае…
– А это и есть крайний случай, Энни, – заверил он ее, и тут только Энни осознала, что последние слова она произнесла вслух.
Затем, когда его рот впился в ее губы, она и вовсе перестала что-то соображать.
Боже, какие чувства! До сих пор она ни разу не ощущала такого обжигающего удовольствия, такого сильного жара в собственном теле и желания продлить эта мгновения еще и еще.
– Мы приехали, папа?
Руфуса и Энни словно ударило электрическим током, когда они услышали сонный голос Джессики, донесшийся с заднего сиденья машины. Они мгновенно отпрянули друг от друга.
Возбуждение Энни стало еще сильнее, нежели несколько минут тому назад. Всякий раз, когда этот мужчина целует ее, она не в силах противиться и отвечает поцелуем на поцелуй. Она едва узнает себя!
– Папа, мы уже на месте? – еще требовательнее произнесла Джессика, не получив ответа на свой первый вопрос.
Руфус посмотрел на Энни и лишь затем, повернувшись, взглянул на дочь:
– Нет, Джесс, мы еще не приехали…
– Тогда почему мы остановились? – настаивала Джессика, совершенно сбитая с толку.
Руфус, словно ища подмоги, посмотрел на Энни, она столь же беспомощно взглянула на него: они вряд ли могли сказать правду маленькой девочке!
– Э… ну… Энни что-то попало в глаз! – наконец довольно неуклюже выпалил Руфус, одаривая Энни строгим взглядом, ведь ей приходилось бороться со смехом.
И впрямь что-то попало в глаз. Вероятно, соринка!
Она снова позволила Руфусу поцеловать себя. Накануне вечером он поцеловал ее, потому что был зол. И она расстроилась. Сейчас он поцеловал ее, потому что пожалел. Потому что она была огорчена. В обоих случаях причиной оказывались ее слезы. Стало быть, ей следует набраться сил и не плакать! Во всяком случае, в его присутствии…
– Теперь лучше? – в полудреме спросила Джессика.
Руфус бросил на Энни насмешливый взгляд.
– Теперь лучше? – тихо поддразнил он.
Она, хмуро посмотрев на него, повернулась к Джессике:
– Сейчас мне гораздо лучше, спасибо. В самом деле, настолько лучше…
– О черт! – с чувством произнес Руфус, взглянув в зеркало заднего вида.
Энни с тревогой посмотрела на него.
– В чем дело, Руфус? – произнесла она озадаченным тоном.
Он покачал головой:
– У меня одни несчастья из-за вас, Энни! – При этих словах он распахнул дверь со своей стороны. – Трудно поверить, что мы знакомы всего сорок восемь часов! – Он легко выскочил из салона.
Обернувшись, Энни увидела подходящего к «мерседесу» патрульного. Полицейская машина с яркой полосой стояла невдалеке от них. Видимо, они остановились в неположенном месте. И Энни ни в коей мере не верилось, что полицейского растрогает рассказ о том, что пассажирке Руфуса что-то попало в глаз.
Джессика, сев прямо, выглянула из заднего окошка.
– Папа что-то не так сделал? – испуганно спросила она. – Его отругают?
Энни покачала головой.
Мужчины несколько минут беседовали на обочине, и сердце Энни замедлило свой ход, когда молодой полицейский достал из кармана записную книжку и принялся что-то писать. Он выписывает Руфусу штраф! И это ее вина. На сей раз Руфус непременно на нее разозлится.
Когда он расстался с полицейским и быстро направился к машине со сложенным листком бумаги в руке и угрюмым лицом, Энни внутренне приготовилась к яростному нападению. На сей раз не будет никаких поцелуев… даже если она и расстроена!
Она не знала, испытывает по этому поводу облегчение или грусть…
И у нее впрямь не было времени, чтобы подумать об этом как следует, потому что Руфус уже сел в машину рядом с ней.
– Папа…
– Не время, солнышко, – с натугой отвечал Руфус дочери, глядя в обзорное зеркальце. – Надо как можно быстрее выбраться на дорогу. – Он завел мотор и, осторожно маневрируя, влился в быстрый дорожный поток.
Энни не знала, о чем говорить: ей казалось, что вообще не следует раскрывать рот.
– Повезло, а? – наконец нарушил молчание Руфус, устроившись на сиденье поудобней и отъехав на приличное расстояние от полицейской машины.
– Повезло? – недоверчиво повторила Энни. Это слово, с ее точки зрения, было менее всего применимо к подобной ситуации.
– Мм… – Руфус одарил ее мимолетной улыбкой. – Полицейский узнал мое имя, и он вроде бы один из моих поклонников. Год назад я написал статью о преступности в предместье и достаточно лестно отозвался о его брате, тоже полицейском. Очевидно, он хотел сохранить эту статью на память, но его жена выбросила газету, поэтому он спросил, не могу ли я прислать ему другой экземпляр. Статья сохранилась у меня на диске где-то в квартире, я отыщу ее для него, когда мы приедем.
Листок бумаги оказался вовсе не квитанцией о штрафе, а адресом полицейского. А она-то навоображала всякие ужасы!..
– В том, что тебя узнают, тоже есть свои достоинства, – колко произнесла она.
Руфус снова взглянул на нее.
– Я не знаменитость, Энни, – наконец медленно промолвил он.
– Зато известна ваша статья, – возразила она.
– Пожалуй. – Он беспечно пожал плечами. – Ну и что? Она спасла нас от строгого взыскания. Он лишь рассмеялся, когда я сказал, будто остановился потому, что тебе что-то попало в глаз! – Руфус протянул руку и вновь сжал ее ладонь, на этот раз тайком.
– Поспать пока, что ли? – снова сзади донесся голос Джессики, напомнив Энни о ее обязанностях! Она здесь для того, чтобы присматривать за девочкой, а не заниматься глупостями!
– Как хочешь, – рассеянно отвечал Руфус дочери. – Ехать нам еще долго.
Джессика, устраиваясь на заднем сиденье, устало вздохнула, и Энни тоже была не прочь вздохнуть с ней на пару они еще и до Лондона не доехали, а ей уже хотелось, чтобы путешествие закончилось! Как же в ближайшие дни она будет делить квартиру с этим мужчиной, пусть даже и в присутствии Джессики?..
– Вы что-то уж очень притихли, – заметил Руфус несколько минут спустя.
Она взглянула на него.
– В самом деле?
– Вам известно об этом не хуже моего, – раздраженно выпалил он.
Энни выдохнула:
– Не думаю, что когда-либо я была болтуньей.
– Я не сказал, что вы болтунья. Вы просто… черт подери, женщина, – раздраженно оборвал он самого себя. – Никогда не знаешь, когда вы вот так раздражаете меня, целовать вас или трясти за шиворот.
Она проглотила в горле ком.
– Лучше уж трясите за шиворот… по всей видимости, так будет лучше для всех!
Руфус бросил на нее ошеломленный взгляд, затем откинул голову назад и залился теперь уже привычным смехом.
– Вы, барышня, плохо влияете на мое «эго», – пояснил он, когда его веселость не сколько утихла.
Губы Энни невольно сложились в улыбку; не прошло и пары минут, как ее плохое настроение куда-то испарилось.
– Сейчас я думала не о вашем «эго», – слегка поддела она. – Быть может, следующий полицейский не окажется вашим почитателем!
– И то верно, – сухо согласился он. – Однако ответственность, возложенная на вас, не позволит вам совершить таких поступков, которые принудят меня либо поцеловать вас, либо встряхнуть за шиворот!
Энни не знала, что ей делать: когда она говорит, то оказывается, что невпопад, а если молчит, то и тогда выходит все не так!
Самое безопасное – это последовать примеру Джессики… и заснуть!
Она закрыла глаза, притворяясь уставшей. А вскоре ей и вовсе не пришлось притворяться: ее одолел настоящий сон…
Уже наступили сумерки, когда они въехали в Лондон. Проснувшись, Энни вглядывалась в улицы, чтобы разобраться, по какому району они сейчас проезжают. Эту часть города Энни знала плохо. Они въехали на подземную стоянку под престижным жилым домом. Энни не удивилась, ведь у Руфуса были приличные доходы, и здравый смысл подсказывал девушке, что и в Лондоне у этого человека должно быть престижное жилье.
Не удивила ее и охрана здания: один страж порядка на подземной стоянке, другой – в холле наверху. Никто не потребовал документов: Руфуса, очевидно, знали хорошо. Да и сама квартира, казалось, не являлась частью здания. Она располагалась на первом этаже. Тут же позади нее был сад, обнесенный высокой стеной.
Обстановка квартиры ослепляла роскошью и подлинной антикварной мебелью. На полу – ковры приглушенных золотых и зеленых тонов. Когда Энни оглянулась вокруг, единственное слово, что пришло ей на ум, было «изысканность». Как отличалось это помещение от той квартиры, что не так давно она снимала вместе с тремя подружками: одна эта огромная гостиная была почти такого же размера, как все их жилье.
– Эту квартиру я лишь арендую, – заметил Руфус, следя за ее реакцией.
Годового заработка Энни едва хватило бы, чтобы оплатить месячную ренту всего этого!
– Черт возьми! – внезапно воскликнул Руфус. – Мне никогда не приходилось извиняться за выбор собственного жилья!
Не дом ее беспокоил… дай ей волю, и она сама, вероятно, обосновалась бы в такой квартире! Нет, местонахождение и очевидная роскошь ошеломили ее и подчеркнули разницу между нею и семейством Даймондов. Но она, разумеется, не требует, чтобы он извинялся!
– Великолепно, – чопорно сказала она ему.
Сейчас он выглядел еще более раздосадованным. А Энни уже отлично было известно, что случается, когда он бывает раздражен.
– Здесь очень чисто, – вмешалась Джессика. – По-видимому, ты давно не бывал в этой квартире, папочка, – озорно добавила она.
– Последние три месяца и ногой не ступал, – устало сознался он. – Вернувшись в Англию в среду, я сдал свой материал и поехал прямо в поместье.
Энни хмуро посмотрела на него: уж очень он торопился попасть туда…
Чтобы повидаться с Джессикой? Или была иная причина, что привела его так скоро в родительский дом?
На ее вопрошающий взор он ответил загадочным взглядом, и Энни поняла, что здесь ей не найти ответов, пока Руфус не будет готов сам все объяснить. Сейчас он, казалось, был явно к этому не расположен!
– Однако сегодня утром я сделал кое-какие припасы, – оживленно прибавил Руфус. – Чашка чая для меня и Энни и сок для вас, барышня, нам не помешают. – Он ласково взъерошил волосы Джессики. – Ты проводишь Энни в спальню рядом со своей, Джесс, а я пойду приготовлю чай и сок.
Энни обрадовалась нескольким минутам передышки, которые помогут ей привыкнуть к окружающей обстановке. Она, конечно, осознавала, что квартира Руфуса не будет похожа на комнаты в старом викторианском доме, но все же…
То, что ее застали врасплох, доказывает: их отношениям недостает искренности. Она заставляла Руфуса смеяться, сердила его, раздражала, и за последние двадцать четыре часа он поцеловал ее дважды. Она почти забыла, что он ее работодатель, а она наемный работник. Ей следует помнить об этом.
– Чудесная комната, – сказала она Джессике, как только девочка привела ее в отведенную ей спальню.
И впрямь это была чудесная комната. Золотое и кремовое убранство делало ее приветливой и гостеприимной. Но кому какое дело, чудесная это комната или нет, ведь ей придется занимать ее весьма недолго.
– Давным-давно папа не привозил меня сюда, – задумчиво сообщила Джессика.
Итак, поездка в Лондон была не обычным событием. Энни не могла удержаться от вопроса, что же на сей раз послужило ее причиной… Она улыбнулась Джессике.
– Пожалуй, вывих лодыжки – это не так уж и скверно в конечном счете, – поддразнила она.
Джессика ответила ей улыбкой, столь напомнившей ее отца. Первое время Энни интересовало, как выглядела Джоанна. В поместье вообще не было ни единой фотографии матери Джессики. Только здесь в гостиной она заметила снимок Джессики в рамке. В одном Энни была уверена: Джоанна не могла быть рыжей и носить короткие волосы!
Ну вот какие странные мысли лезут ей в голову…
– Пошли на кухню, – сказала Джессика. – Папа не силен в ведении домашнего хозяйства, – сообщила она по секрету. – Так что чай, вероятно, будет ужасен!
Они все еще смеялись, когда спустя несколько секунд вошли на кухню.
– Не посвятите ли и меня в причину вашей веселости? – снисходительно поинтересовался Руфус, разливал чай.
Энни взглянула на Джессику, та посмотрела на Энни, и обе одновременно отрицательно покачали головой, отчего их вновь разобрал смех. Какое счастье, что Энни могла смеяться: в последнее время в ее жизни так мало было смешного.
– О, ясно, – Руфус понимающе кивнул, – я основная мишень! – сказал он, передавая Энни чашку чая.
При виде чая они обе снова громко рассмеялись, да так, что Энни из опаски уронить чашку не взяла ее из руки Руфуса.
– А, понимаю… причиной вашего смеха послужил мой чай! – Он поставил чашку на стол и заглянул в нее. – Должен признать, вид у него довольно отвратный. – Он скорчил гримасу.
– То же самое про чай сказала и я, – хихикнула Джессика. – Иначе почему бы я стала пить сок?
– Ах ты, маленькая обезьянка! – Ее отец отвесил ей воображаемый подзатыльник. – Полагаю, ты считаешь, что Энни окажется искуснее в приготовлении чая? – вызывающе произнес он.
Глаза Энни округлились.
– Я нисколько не умаляю вашего умения готовить чай!
– Однако… вы обе смеялись надо мной, – мгновенно вывернулся он.
Энни нерешительно заглянула в чашку, которую намеревался дать ей Руфус, и невольно поежилась при виде мутной жижи.
– Сколько чайных пакетиков вы кладете в заварной чайник? – скептически осведомилась она.
– Я люблю крепкий чай, – сухо, словно оправдываясь, ответил он.
– Как и я, – возразила она. – Однако… мне вечно говорили: «Один пакетик на человека и один пакетик на чайник». – Она вопросительно взглянула на него.
– Это большой чайник, – пробормотал он неохотно.
Энни с пониманием посмотрела на него.
– Сколько же пакетиков чая вы кладете? – не сдавалась Энни.
– В самый раз, – вновь тихо произнес он.
– Папочка! – легонько пожурила его Джессика. – Ты увиливаешь от пря…
– …прямого ответа, – нетерпеливо закончил он. – Хорошо, шесть пакетиков. Я кладу шесть чайных пакетиков в заварной чайник! – Он сердито переводил взгляд с одной на другую.
Энни прикусила губу, чтобы вновь не расхохотаться, но не произнесла ни слова. Она подошла к пустому заварному чайничку и принялась готовить чай по-новому. Во всяком случае, он согрел чайник, хоть этого ей не придется делать!
– Джессика, а как ты насчет чая? – Она держала четвертый пакетик над чайничком.
– Не смей соглашаться лишь потому, что он мне не удался, – предостерег ее отец. – Я, когда вы приготовите чай, буду в гостиной.
Энни видела, что он покинул кухню с подергивающимися от смеха губами.
– Ты считаешь, мы не обидели его? – тихо спросила она Джессику.
– Нет. – Девочка удобно устроилась на одном из стульчиков перед стойкой. – Да он и сам будет рад отведать, хоть ради разнообразия, приличного чая!
Энни так и не поняла, был ли Руфус рад или нет, когда они вошли к нему в гостиную и он принял от нее без единого слова чашку чая. Занятия на кухне доставили Энни настоящее удовольствие. Из них троих могла бы получиться прекрасная семья…
Она прервала свои размышления. Семейные отношения созданы для других, не для нее. Возможно, когда-нибудь у нее и будет собственная семья, а до тех пор ей не следует слишком уж привязываться к Джессике. И к ее отцу!..
Руфус заставляет ее смеяться. А смех ее еще опаснее, нежели поцелуи. Потому что Руфус не из тех, кто связывает себя узами брака. Он любит дочь, это яснее ясного. Несомненно, что его жизни были и другие женщины после смерти жены, однако выбранная им профессия не допускает длительных связей. И ему было известно из подслушанного ранее разговора, что она думает насчет роли любовницы…
Она тряхнула головой. С какой стати ей думать о нем? Этот мужчина дважды поцеловал ее, не сказав, что умирает от любви к ней. Ни хотя бы что-нибудь в этом роде!
– Прекрасно. – Руфус поставил пустую чашку.
– Папочка! – В голосе Джессики вновь послышался укор.
– Я же сказал «прекрасно», не так ли? – раздраженно ответил он. – А готовить вы тоже мастерица? – Он повернулся к Энни с надеждой на лице.
– Пожалуйста, скажи «да»! – умоляюще взглянула на нее Джессика.
Энни привыкла за последние два месяца, что обеды в доме готовит повар. Однако здесь холостяцкая квартира, безо всяких излишеств…
Она утвердительно кивнула головой.
– Только основные блюда, – торопливо пояснила она. Первоклассным поваром она не была!
– Папа не в состоянии сварить и яйца, – без обиняков призналась Джессика.
– Могу, – мгновенно воспротивился он, но в его глазах плясали веселые огоньки.
– Нет, не можешь, – возразила ему дочка. – Помнишь, в тот раз ты?..
– Хорошо, хорошо, – Руфус, будто защищаясь, поднял руки. – Я не умею готовить, – устало сдался он.
– Он забыл налить в кастрюлю воды, – сообщила Джессика Энни шепотом, но так, чтобы и отец услыхал ее слова. – Не знаю, видела ли ты когда-нибудь, как взрываются яйца, но…
– Нет, Джессика, не видела, хотя уверена, это весьма… интересно, – быстро прервала себя Энни, заметив, что Руфус тоже готов взорваться, если злопыхательское обсуждение его кулинарного искусства продлится и дальше. – Теперь я поняла, для чего понадобилась вам в этой поездке! – произнесла она с насмешливым негодованием. – Ты просто не хочешь рисковать и есть блюда, приготовленные отцом…
– Она раскусила нас, Джессика, – Руфус заговорщически подмигнул дочери.
– Это было не слишком трудно, – уничтожающе ответила Энни. – Итак, что мы желаем сегодня на вечер? – Она вопросительно приподняла брови, уверенная, что он уже заказал продукты для сегодняшнего ужина.
– Бифштекс и салат, – мгновенно ответил Руфус. – Однако салат приготовим мы с Джессикой…
– Я сделаю его сама, папочка, – твердо прервала его Джессика, повернувшись к Энни. – В прошлый раз салат делал папа, и я нашла жетон в собственной…
– Хорошо. Я оставлю вас, девочки, вдвоем, готовьте ужин сами, – Руфус решительно встал. – Во всяком случае, мне надо сделать несколько срочных звонков. Я буду у себя в кабинете… первая дверь направо… позовете, когда все будет готово. – Он твердыми шагами вышел из гостиной.
Энни повернулась к Джессике с улыбкой на устах:
– Кажется, мы своим поддразниванием прогнали его!
– Его прогонишь! Он и сам рад сбежать, – сказала Джессика, беспечно пожав плечами.
То были счастливые полчаса: Энни жарила бифштексы, которые нашлись в холодильнике, тем временем Джессика готовила салат. Когда бифштексы поджарились, они стали накрывать на стол. Энни решила устроить ужин на кухне, а не в гостиной, которую она уже видела, из опаски, что Джессика и без того перетрудила свою медленно заживающую лодыжку.
– Неплохо, – удовлетворенно кивнула Энни, когда все блюда были поставлены на стол. – Даже если и приходится при этом хвалить саму себя.
– Я схожу за папой. – Джессике не терпелось похвастаться.
– Я пойду, – решительно заявила Энни. – Побереги свою ногу.
– Можно в таком случае я зажгу свечи? – тут же спросила Джессика.
Энни остановилась у двери:
– Вот вернусь с твоим папой, и, если он разрешит, тогда и зажжешь свечи.
О свечах подумала Джессика, как и о бокалах для Энни и Руфуса, уверив, что после ужина папочке захочется вина. Энни не была столь убеждена в этом, однако с радостью согласилась, хотя сама выпивала не больше одного бокала: вино быстро ударяло ей в голову.
Подойдя к кабинету, Энни услышала, что Руфус с кем-то разговаривает по телефону. Она нерешительно мялась возле двери, не зная, что делать.
Приготовившись постучать в дверь, она внезапно остановилась, услыхав обрывок разговора.
– Пожалуйста, попросите Маргарет, как только она придет, чтобы позвонила мне, – твердо произнес Руфус. – Мне надо переговорить с ней.
Маргарет?.. Энни знала лишь об одной Маргарет, ее только недавно упоминали в разговоре, и то была ее предшественница. Руфус звонит Маргарет. И ему действительно необходимо поговорить с ней… Зачем? Энни понимала, что та женщина ушла без предупреждения, но если даже и так…
– Да, я получил ее письмо. – Руфус по-прежнему говорил с человеком на другом конце провода. – Но мне надо самому поговорить с Маргарет.
Итак, прежняя гувернантка писала ему! Они были в близких отношениях?..
Неужели в семействе Даймондов не только Энтони имеет склонность к прислуге?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Исполнение желаний - Мортимер Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Исполнение желаний - Мортимер Кэрол



добрая история,странно ребенок в романе не раздражал
Исполнение желаний - Мортимер Кэролatevs17
25.03.2012, 19.34





Книга интересная,моя оценка 8 из 10.
Исполнение желаний - Мортимер Кэролтая
17.04.2012, 11.55





нормальненько....
Исполнение желаний - Мортимер Кэролирина
17.04.2012, 17.12





Странное поведение у героев. И три месяца ждали до свадьбы...странно... 6/10
Исполнение желаний - Мортимер КэролВикки
14.01.2016, 14.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100