Читать онлайн Свадебный камень, автора - Морси Памела, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебный камень - Морси Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебный камень - Морси Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебный камень - Морси Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морси Памела

Свадебный камень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Гид! Гид Уэстон!
Человек, расставляющий силки, обернулся, услышав, что его зовут. И вдруг с расширившимися от ужаса глазами схватился за грудь и опустился на колени.
— Фарли! Ро Фарли! Боже милостивый, я ведь сегодня не выпил и глотка, а мне чудятся призраки!
Молодой человек в заляпанном грязью пальто из добротней ткани и с кожаной сумкой в руках подбежал к потрясенному Гиду Уэстону.
— Гид, я не призрак, — сказал Ро. — Призраки не вымазали бы ботинки в этой грязи. Я такой же живой, как и ты, только я заблудился. Брожу здесь полдня по болоту и не могу отыскать тропинку в горы.
— Это действительно ты, и ты не мертв? — спросил Гид, внимательно разглядывая его. Ро улыбнулся и покачал головой:
— Насколько могу судить, я жив, как и ты. Гид подошел и дотронулся до его плеча. Убедившись, что Ро все-таки действительно сделан из плоти и крови, Гид перевел дух и рассмеялся:
— Ро Фарли, да ты вовсе не умер! Хочешь выпить? — Ро покачал головой:
— Нет, спасибо! В последний раз, когда я пробовал этот твой донк, он чуть не убил меня. Мне нужно скорее найти тропинку и добраться до хижины. Моя же… моя Мегги не видела меня слишком долго…
Уэстон слабо кивнул.
— И она явно удивится, — сказал он. — Но ее сейчас нет дома.
— Нет?
— Нет. Она в церкви, как и все остальные жители этой горы, кроме меня.
— В церкви? Во вторник?
— На заупокойной службе. В Свадебном Камне похороны.
— Похороны? — глаза Ро потемнели от тревоги. — Анри?..
— Да нет, Анри тоже там. Это не его похороны. Твои.
— Мои. Сегодня… Она ждала так долго?
— Ждала?
Ро с надеждой взглянул вверх, на вершины гор, потом снова на Уэстона. — Мне необходимо прямо сейчас попасть в церковь, Гид! Как поскорее это сделать?
— Я проведу тебя, — ответил Уэстон. — Мы обогнем вот этот ближний гребень и будем на месте в мгновение ока!
Мегги в черном платье и шляпке сидела на передней скамье. Глаза ее оставались сухими, хотя сердце было сплошной ноющей раной. Справа от нее сидел отец, сложив на груди руки, едва скрывая гнев и разочарование. С другой стороны сидел Джесси. Глаза его покраснели, он постоянно кусал губы, чтобы удержаться от слез и не зарыдать при всех.
Прихожане Свадебного Камня печально пели «Скала веков, раскройся для меня», а Мегги боролась с ознобом, леденившим тело и душу.
Всю ночь и все утро она думала о том, что рассказывала бабушка Пигготт. И о словах своего отца. Она вспоминала о Ро. Мысленно видела, как он улыбается Джесси, как разглядывает ее через дыру в крыше; воскресила в памяти его лицо, когда он умолял выйти за него замуж. И воспоминания разбивали сердце.
Она захотела, чтобы он ушел в свой штат у залива — к жизни, которая не сделает его счастливым, и к женщине, в существование которой он не был даже уверен. Она повторяла себе, что поступила самоотверженно, что для него это был самый лучший выход. Но по правде говоря, не что иное, как детское упрямство заставило ее отказаться от его предложения. Ей нужен был принц. Принц, опьяненный страстью к ней. Принц, который бы вечно любил ее до безумия. Тот, что завоевал бы ее, как в сказке, и женился на ней по любви.
Ро Фарли не был принцем. Он был человеком.
Она ждала, что он влюбится в нее, а он не влюбился. Но у него едва ли было время узнать ее. Она сама бросилась к его ногам, а потом начала жаловаться на его неблагодарность. Ро Фарли, который никогда еще никого не любил и которого тоже не любили ни разу, должен был броситься к этой самой любви, как головастики к запруде, только потому, что так хотелось Мегги Бест…
Глядя на пустой алтарь перед собой, Мегги проклинала собственную глупость. Жизнь привела к порогу ее дома настоящего мужчину и предложила реальный шанс быть счастливой, а она сознательно отшвырнула все это прочь, предпочитая лелеять свои фантазии.
Сейчас история завершилась, и вовсе не счастливым концом, а смертью. И эту историю придумала она сама.
Мегги настояла, чтобы служба была простой. И отказалась от могильного камня на кладбище. Ро Фарли умер для нее, для этих людей, но в глубине ее сердце он будет жить вечно. И она запомнит Ро не как принца девичьих грез или пылкого возлюбленного, а как хорошего благородного человека, который обнимал ее и хотел жениться на ней.
Мегги почувствовала, что Джесси дрожит, и взяла его руку в свои. Он выглядел сильным и красивым в выходном воскресном костюме, с тщательно причесанными волосами. Но как только на заре колокол начал свой погребальный звон, Джесси с трудом сдерживался: эмоции и слезы готовы были выплеснуться наружу.
— Поплачь, если хочешь, — сказала за завтраком Мегги, но он только покачал головой.
— Папа не плачет, — ответил Джесси. — И Ро не плакал бы. Я не мальчик, Мегги! Я — мужчина, как и они. Так сказал Ро, а он — мой друг. Он никогда не лгал мне.
Замерли последние звуки старого церковного гимна, и пастор Джей поднялся на кафедру. Мегги судорожно сглотнула слюну, стремясь унять дрожь, и нервно скомкала в руках платок.
Старый человек, стоявший перед ними, выглядел собранным и целеустремленным. Белоснежные волосы сияли в солнечном свете, льющемся через окно, расположенное позади проповедника. Для человека его возраста пастор Джей был еще строен и держался прямо. А голос по-прежнему оставался достаточно сильным, чтобы говорить от имени небес. Глаза его многозначительно изучали толпу, отмечая, кто здесь и кого нет в церкви. Он открыл рот, но не произнес ни слова. Быстрее, чем индюк заглатывает червяка, выражение на лице старого проповедника вдруг изменилось, и он казался теперь смущенным и озадаченным.
— Уже воскресенье? — спросил он прихожан. Некоторые из собравшихся откашлялись, а пара детишек захихикали, прикрыв рот рукой. Священник не сводил с них вопросительного взгляда, и дьякон Бьюлл Филлипс подошел к кафедре. Низко склонившись к старику, он что-то зашептал ему на ухо.
— Похороны? — громко спросил пастор Джей. — У нас похороны? А где тело?
Снова дьякон посовещался с пастором, и старый человек кивнул головой. Он взглянул на траурную скамью и печально улыбнулся Мегги.
— Скорблю о твоей потере, сестра, — сказал он. Бьюлл Филлипс вздохнул с облегчением. Пастор продолжал:
— Боюсь, я не знал твоего покойного мужа.
— Конечно же, вы знали его, — нетерпеливо вставил Филлипс.
И вновь на лице пастора появилось смущение.
— О, может, и знал, — неуверенно произнес он, почесывая голову. — Но, кажется, не могу сейчас припомнить этого парня…
Он перевел взгляд на Филлипса, который на мгновение опешил.
— Наверное, произнести речь следует тебе, Бьюлл, — сказал пастор. — Ты, кажется, знал его…
— Мне? — Филлипс стоял, пораженный ужасом. — Я понятия не имею о проведении заупокойной службы.
— Ничего страшного, — успокоил пастор Джей. — Просто расскажи, что ты знаешь об этом человеке. А я ничего не знаю о нем. Прошу прощения, сестра… — сказал он Мегги.
— Но я не могу… — начал Филлипс.
— Я могу!
Слова раздались с траурной семейной скамьи, и Мегги с отцом, повернувшись, недоверчиво уставились на Джесси.
— О, ради всего святого, это же нелепо! — простонал Филлипс, поворачиваясь к остальным на скамье дьяконов, надеясь получить совет, как выпутаться из сложившейся ситуации.
Шум нарастал, голоса становились все более возбужденными. Джесси никому не дал времени на размышления; он поднялся и встал перед прихожанами.
Молодой человек заметно волновался. Голубые глаза казались огромными, словно блюдца, верхняя губа дрожала, как будто в любую минуту Джесси готов был разразиться рыданиями. Но он не заплакал.
Джесси посмотрел на отца и Мегги. Потом обвел взглядом собравшихся.
— Я не часто говорю перед людьми, — начал он. — В основном потому, что не отличаюсь особым умом и люди не прислушиваются к моим словам.
Он оглянулся на пастора Джея, по-прежнему стоявшего на своем месте за кафедрой.
— Но если проповедник не помнит Ро Фарли, то я помню.
Джесси откашлялся и храбро вскинул подбородок.
— Ро Фарли был моим другом, — объявил он. — Никто не заставлял его. Некоторые, возможно, удивлялись, почему он дружил со мной. Он ведь был умным, умнее многих собравшихся здесь. Он знал об этом, когда приехал в наши места, но никогда не важничал.
Джесси еще раз откашлялся. Голос его окреп, легкая дрожь исчезла, и с каждой минутой слова звучали все более уверенно и весомо.
— Сначала он не показывал, какой он умный, потому что хотел понравиться людям. Ведь люди не любят тех, кто сильно отличается от них. А позже — потому, что не считал себя лучше вас из-за своего ума.
От волнения Джесси теребил рукава пиджака, но даже не замечал этого.
— Понимаете, — продолжал он, — Ро Фарли считал, что блестящий ум — дар Божий. Просто дар — вроде того, что папа преподносит тебе на Рождество. Ты не заработал его и не заслужил. И человеку не следует гордиться своим умом, так как сам он не имеет к нему никакого отношения. Это милость Господа. И если парень задирает нос, гордясь, что он умнее некоторых других, это так же глупо, как если бы он считал себя особенным потому, что у него голубые глаза или бородавка над губой.
Джесси помолчал, скользя взглядом по толпе, в надежде, что его правильно поймут.
— Ро Фарли убеждал меня, что не стоит стыдиться, если Бог не дал ума. Ведь, как и любой нормальный смышленый парень, я здесь совершенно не при чем.
Молодой человек гордо улыбнулся.
— Ро считал, что в этом мире по-настоящему надо ценить лишь то, чего мы сами достигли с помощью даров Господних. Он восхищался нами, жителями гор! Он приехал из сказочного места, где есть океан, поезда и живет такое количество людей, какого мы за всю жизнь не увидим. А мы не имели ничего общего с теми людьми. Мы совсем ничего не имели, кроме наших песен и мелодий. Ро сказал, мы привезли их из-за моря давным-давно. Мы сохранили их. И он был благодарен нам за это. Вот зачем Ро привез Слушающий Ящик.
Спокойный голос Джесси, казалось, гипнотизировал прихожан, задумчиво и почтительно сидевших в полной тишине, внимая каждому слову.
— Ро Фарли не был совершенством, — продолжал Джесси. — Он делал ошибки. Я сам совершал множество ошибок. Я ужасно переживал за них. А он переживал за свои. Но он не пытался скрыть их, или притвориться, что не делал ничего такого, или переложить вину на кого-то еще. Он признавался в том, что сделал, и в следующий раз пытался сделать лучше.
На мгновение заколебавшись, Джесси перехватил взгляд сестры. Она ободряюще улыбнулась ему.
— Кое-кто думает, что женитьба Ро Фарли на моей сестре — ошибка. Моя сестра, Мегги, тоже была одной из тех, кто так думал. Но насколько я понимаю, это не ошибка. Ро любил Мегги. Он говорил мне… ну, мы иногда разговаривали о личном — он говорил о своем отношении к любви, жизни, людям, о том, как оно изменилось благодаря Мегги. Она заботилась о нем, а до этого никто не проявлял к нему внимания и участия.
Глаза Мегги наполнились слезами, и она прижала к лицу платок.
— Возможно, кое-кто из вас посчитает, что это только слова, и Ро на самом деле думал не то, что говорил мне — о том, что не очень страшно быть слабоумным вроде меня, и о том, как он любит Мегги. Но я знаю — он не придумывал и не лгал. Ро Фарли был моим другом, а друзья всегда говорят друг другу правду.
— Верно, Джесси!
Неожиданно раздавшийся голос прозвучал от дверей церкви. Все прихожане обернулись на звук. Несколько человек вскрикнули. Бьюла Уинслоу лишилась чувств.
— Я говорил тебе, что вернусь, Джесси, — сказал Ро, продвигаясь по проходу. — И я не мог солгать своему другу.
— Ро! — Мегги встала, пристально наблюдая расширившимися глазами, как человек, которого она любила, идет к ней.
— Я слышал, что ты говорил об ошибках, Джесси, — продолжал Ро. — Твоя сестра как раз допустила небольшую ошибку. Я не умер! И еще долго не собираюсь умирать.
Он дошел до первого ряда и был теперь на расстоянии вытянутой руки от любимой женщины.
— Ты дома… — прошептала Мегги.
— Да, я вернулся домой, — ответил он. Толпа вокруг них вновь ожила. Женщины радостно переговаривались. Дети носились среди взрослых, как будто церковная служба неожиданно превратилась в пикник. Мужчины дружески хлопали Ро по спине и радостно приветствовали его.
Анри схватил его за руку и энергично потряс.
— Я знал, что ты вернешься, сынок, — кричал он, перекрывая шум толпы. — Почему-то знал, и все!
Бабушка Пигготт одновременно плакала и смеялась. Она обхватила за шею своего племянника Пигга Бруди и звонко чмокнула его в щеку. Тот покачал головой и сплюнул комочек табака в жестяную коробку, которую носил с собой, потом заявил всем, кто смог услышать его, что «это — самая потрясающая чертовщина, которую я видел в своей жизни».
Джесси скакал, как мальчишка у конфетного прилавка, ожидая своей очереди обнять друга. Когда пришел его черед, он обхватил Ро, как большой белокурый медведь.
— Я так рад видеть тебя, приятель! — сказал Ро.
— Я старался не плакать, — доверительно сообщил Джесси. — Но я так сильно скучал и мне так много хочется рассказать и показать тебе…
— Надеюсь, у нас будет много времени для этого, — ответил Ро. — И когда-нибудь, когда я действительно умру, то хочу, чтобы ты снова повторил все, что говорил сегодня обо мне.
Джесси кивнул, но потом честно признался:
— Не знаю, смогу ли я запомнить все эти слова так надолго…
Мегги, еще не пришедшая в себя, стояла рядом. Сердце колотилось в груди. Она по-прежнему все видела, чувствовала, дышала. Но ее не покидало ощущение нереальности происходящего.
Когда Ро встал прямо перед ней, над толпой постепенно нависла тишина.
— Привет, Мегги, — тихо сказал он. Дрогнувшим голосом Мегги ответила:
— Привет, Ро — Взгляд Ро скользнул по ее лицу, глазам, волосам, скрытым наполовину под незамысловатой черной шляпкой, стройной фигуре, облаченной в траурное платье, еще ниже…
— На тебе туфли! — с изумлением произнес он.
— Так ведь почти зима, — ответила Мегги. Они неотрывно смотрели друг на друга, забыв об окружающих. Мегги очень осторожно протянула руку, чтобы просто дотронуться до его пальто, и рука задрожала.
Ро взял ее пальцы и поднес к губам. Странный звук, похожий на гул взламываемого рекой льда весенним утром, казалось, исходил из самого сердца Мегги.
— Я должен кое-что сказать тебе, — произнес Ро. Мегги молча ждала его слов. Ей тоже надо было кое-что сказать ему.
Ро бросил взгляд в сторону Анри, и тень улыбки скользнула по его губам.
— Женщина, — грубовато начал он, — я пришел в эти горы, чтобы остаться. Ты можешь любить меня или ненавидеть, но я больше никогда не покину тебя!
Мегги чувствовала, как сжимается горло. Она не отрывала пристального взгляда от лица Ро.
— И есть еще кое-что, что я должен сообщить тебе, — продолжал он чуть мягче. — Я люблю тебя, Мегги! Я никогда не влюблялся раньше, и меня никто не любил. Наверное, именно поэтому я не смог с первого взгляда распознать любовь. Но сейчас я уверен, Мегги! Я знаю, что это — любовь.
— Я тоже люблю тебя! — прошептала Мегги.
— Восхвалим Господа, и аллилуйя! — громко возвестил с кафедры пастор Джей.
Прихожане обратили, наконец, внимание на старого проповедника. Они с удивлением обнаружили, что его возглас относится вовсе не к воссоединению молодой пары. Пастор вообще не смотрел на людей перед ним. С выражением благодарности и изумления на лице, с воздетыми к небу руками он уставился на церковную дверь.
Прихожане, все как один, обернулись посмотреть, что же привлекло взгляд святого отца. На пороге стоял Гид Уэстон, казавшийся таким же удивленным от возгласа пастора, как и все остальные.
— Гид Уэстон, Господь услышал мои молитвы! — объявил пастор Джей. — Я обещал Господу, что оставлю кафедру, когда Гид Уэстон переступит порог церкви. Я — старый человек, друзья мои! Я устал и готов сложить с себя величественный крест, возложенный на меня Богом. И вот небеса позволили сделать это!
Прихожане застыли в изумленном молчании; глаза Гида Уэстона расширились, как у норки, внезапно выхваченной из темноты светом жировой лампы.
— Не так быстро, пастор Джей! — поспешно произнес Ро. — Прежде, чем оставить эту кафедру, вы должны официально обвенчать нас!
Проповедник на мгновение опешил и вопросительно взглянул на Ро:
— На ком ты хочешь жениться, сын мой?
— Как на ком? На Мегги, — ответил Ро. У пастора Джея отвисла челюсть, он выглядел совершенно растерянным и ничего не понимающим.
— Я знаю, что молодые вдовы обычно и в самом деле быстро выходят замуж, но не во время же похорон…
Потребовалось несколько минут, чтобы убедить пастора Джея в законности просьбы Ро.
Ро хотел, чтобы во время церемонии рядом с ним стоял Анри или Джесси, но священник настаивал, что для этой цели лучше всех подходит Гид Уэстон. Желание жениться пересилило желание спорить, и Ро уступил настояниям старика.
Невеста в черном траурном платье и жених в покрытой пылью дорожной одежде и с двухдневной щетиной на лице проследовали за пастором Джеем через церковную дверь по небольшому склону к вершине Свадебного Камня.
Солнце освещало остатки первого в этом году снега, и он ярко сверкал на фоне ясного голубого неба. Воздух был чистым, бодрящим и каким-то новым, как будто время заново начало свой отсчет. И двое, стоявшие сейчас на древнем камне, который видел, как соединялись навечно многие жизни, очень любили друг друга.
— Возьмешь ли ты эту женщину в жены, чтобы она разделила с тобой радость и горе, богатство и нищету, и была с тобой рядом всю жизнь?
— Да, — ответил Ро.
— А ты — берешь ли этого мужчину в мужья, согласна лм повиноваться ему и заботиться о нем всю жизнь, отказавшись от всего другого?
— Да, — сказала Мегги.
Они повернулись и взглянули друг на друга, в глазах их светилась любовь, и сомнение, и изумление. Они были вместе! И небеса видели их союз.
— Перед Богом и этими людьми, — громко произнес пастор Джей, — объявляю вас мистером и миссис… — старик заколебался. — Как твое имя, сынок? — спросил он.
— Монро Фарли.
Пастор Джей кивнул и снова начал:
— …мистером и миссис Монро Фарли Уэстон! Мегги открыла было рот, пытаясь возразить, но не успела. Ро воспринял объявление как должное и рассмеялся.
Он уверенно взял Мегги за руку.
— На этот раз скунса не видно, миссис Фарли, — сказал он.
Мегги улыбнулась. Им не нужен никакой скунс. Через мгновение на глазах жителей горы и Бога Мегги и Ро Фарли спрыгнули со Свадебного Камня.
Солнце только-только скрылось за горой, когда Мегги и Ро переступили порог новой комнаты. Свадебное торжество, неожиданное и неподготовленное, прошло на удивление удачно. Собравшиеся съели угощение, принесенное на поминки; Джесси играл на скрипке для желающих потанцевать, а Гид Уэстон даже обеспечил спиртным менее стойких членов паствы.
Ро с Мегги были уставшими и измученными, но счастливыми. Счастливее, чем когда-либо в своей жизни. Они вместе завесили вход из пристройки в комнату стегаными одеялами из разноцветных лоскутков, чтобы, наконец, оказаться вдвоем.
— Думаю, завтра надо сделать нам дверь, — сказал Ро. — Неплохая идея, — согласилась Мегги.
Он повернулся к женщине, ставшей его женой, и, обняв за талию, притянул к себе.
— Ты рада, что я вернулся? — спросил он. Мегги смутилась лишь на мгновение, потом ответила:
— Как ты можешь сомневаться в этом? — Ро улыбнулся:
— Я и не сомневаюсь, но так приятно услышать это из твоих уст!
Мегги улыбнулась в ответ, и Ро запечатлел легкий поцелуй на кончике ее носа. Они обнялись, вдыхая теплый, знакомый запах друг друга.
— Я так рада, что ты любишь меня… — шепнула Мегги.
Ро слегка отстранился, чтобы взглянуть на нее:
— Но не так сильно, как я — от сознания, что ты любишь меня.
Они долго стояли, молча улыбаясь друг другу.
— Ты хочешь лечь спать? — спросил Ро. Мегги вспыхнула:
— Да, конечно!
Испытывая легкую неловкость, они стояли посреди комнаты, словно ждали, кто решится сделать первый шаг.
— Почему ты не распускаешь волосы? — спросил Ро.
В тот же миг руки Мегги взлетели к короне из кос, венчавшей ее голову, с чрезмерной поспешностью вытаскивая шпильки, которые в результате разлетались до всему полу.
— Я соберу их, — сказал Ро, но когда он опустился на корточки, Мегги оказалась рядом.
Они были близко, очень близко, и Ро прижался к ее губам, ощущая их нежный вкус, такой знакомый и такой желанный. В затянувшемся поцелуе они поднялись на ноги, совершенно позабыв про шпильки. Наконец, они оторвались друг от друга, но по-прежнему стояли рядом, тяжело дыша.
— Не хочешь помочь мне переодеться на ночь? — спросила Мегги.
Ро отбросил всякие опасения и кивнул. Он повернул Мегги спиной к себе и принялся аккуратно расстегивать пуговицы черного платья, в то время, как она подняла и удерживала на весу распущенные волосы.
Мегги закрыла глаза от восторга при нежном прикосновении его рук. Она решительно откашлялась и постаралась начать разговор:
— С тех пор как ты уехал, я спала в этой комнате, — сказала она.
Ро прижался губами к ее затылку.
— Я надеялся на это, — ответил он. — Знаешь, я мечтал о тебе. Одинокими ночами в Кембридже я представлял, как ты спишь на этой кровати, под этим одеялом…
Мегги, чувствовала на шее тепло его дыхания, от которого дрожь пробежала по телу, и затрепетало сердце в груди.
— Я тоже представляла тебя под этими покрывалами, — призналась она. — Я представляла тебя рядом со мной. Но не спящим!
Не обращая внимания на дрожащие пальцы, Ро расстегнул последнюю пуговицу на талии и рассмеялся.
— Мегги, Мегги! — поддразнил он. — Ты говоришь с бесстыдством женщины, способной лечь в траву с пьяным охотником на лягушек!
Не реагируя на эти слова, Мегги оглянулась через плечо, задумчиво приподняв бровь:
— Все зависит от того, мистер Фарли, кто будет этим охотником…
Ро уважительно кивнул и с удовольствием помог Мегги снять платье через голову. С неменьшим удовольствием он снова окинул внимательным взглядом свою жену, стоявшую в тонкой, домотканой рубашке.
— Мегги, ты прекрасна! — прошептал Ро. Через минуту взгляд его упал на черное платье, которое он все еще держал в руке.
— А вот эта вещь — нет! Думаю, следует сжечь ее, — сказал Ро. — Мне совершенно не нравится черный цвет.
— Это мое лучшее платье! — запротестовала Мегги. — И его нужно носить до тех пор, пока оно не протрется до дыр!
— Неужели? Ты будешь очень практичной женой, не так ли?
— У меня нет выбора, — ответила Мегги. — Я только что вышла замуж, как ты знаешь, а мой молодой муж отказался от своей работы, чтобы стать свободным жителем Озарка. У него нет собственной фермы. У нас нет полей у подножия, охотничьих собак, дойной коровы или поросенка.
— Полагаю, мы будем жить любовью, — ответил Ро.
— Этим сыт не будешь! — заявила Мегги.
— Не знаю, не знаю… — сказал Ро, пододвигаясь поближе. — Я вообще-то обожаю время от времени откусывать от нее кусочки…
Он доказал правдивость своих слов, слегка сжав зубами мочку уха Мегги.
Возникшее при этом ощущение заставило молодую жену выдохнуть многозначительное «Ох!». Желание обожгло ее. Новое ощущение оказалось не просто немного пугающим. Это уже не были детские фантазии о любви. То, что происходит между ними — реально, и станет основой их жизни. Мегги Бест все-таки вышла замуж за человека, которого она действительно любила, и они стоят в своей собственной спальне, где будут зачаты их дети. И все происходит на самом деле… Это пугало Мегги. Она нервно отстранилась от Ро.
— Что, Мегги? — прошептал он.
— Давай ляжем в постель под одеяло, — сказала она, торопливо забираясь на высокий матрас. — И загаси свечу…
Ро, улыбаясь, смотрел, как она устраивается под стеганым одеялом.
— Для меня супружество тоже совершенно новая вещь, Мегги, — тихо сказал он. — Я совсем ничего не знаю о нем. И этому невозможно научиться, читая книги…
Мегги кивнула, соглашаясь.
— Нам придется вместе постигать это, — сказала она.
Она явно пыталась быть храброй. И все же нервно прикусила губу от волнения.
— Погаси же свет, Ро! Я думаю, нам лучше начинать в темноте.
Ро долго смотрел на нее, потом улыбнулся.
— Через минуту, — сказал он. — Сначала я покажу то, что привез тебе.
— Мне?
Ро протянул ей коробочку, завернутую в мягкую коричневую фланель.
— Открой вот это, — попросил он.
Мегги торопливо развернула ткань. Внутри оказалась блестящая серебряная ложка с гравированным узором, очень напоминающим рисунок на деревянной ложке, которую она дала Ро много месяцев назад.
— Она прекрасна! — воскликнула Мегги. Ро вытащил из кармана и ту, деревянную.
— Я унес ее в тот день, когда уходил.
— А я подумала, что ты просто забыл вернуть ее…
— Я не смог ее не взять! Точно так же, как не смог оставить тебя. Когда я понял, что должен вернуться, то попросил ювелира изготовить эту вещь специально для тебя. Чтобы ты постоянно носила ее с собой и никогда не покидала меня.
— Никогда! — повторила Мегги торжественно и искренне. — Я люблю тебя, Ро Фарли! Однажды я не дала волю своему эгоизму и в результате себя же и наказала, когда отослала тебя прочь. Но я никогда не найду в себе мужества сделать подобную ошибку еще раз.
И тогда Ро поцеловал ее долгим, страстным, любящим поцелуем. Когда их губы разъединились, Мегги прижала гладкий прохладный металл ложки к щеке.
— Вижу, она тебе нравится, — сказал Ро.
— Это чудесный подарок! Именно такой, какой принес бы принц! — Ро улыбнулся:
— Тебе нравятся сказочные дары. Ну что ж, я принес тебе еще один…
— Еще один подарок? Он кивнул:
— Хочешь получить его сейчас?
— Ах, да! — с детским восторгом воскликнула Мегги.
— Сейчас принесу.
Мегги с ярко заблестевшими от возбуждения глазами села на кровати.
Из недр своей сумки Ро извлек чудесную, обтянутую голубым шелком шкатулку. Стенки ее были вышиты нежным жемчугом, а крошечный золотой замок в форме сердечка запирался изящным ключом филигранной работы.
Когда Ро протянул шкатулку Мегги, у нее перехватило дыхание:
— Это мне?
— Она принадлежала моей матери, — сказал Ро. — Свадебный подарок отца. Это одна из немногих оставшихся у меня вещей моей мамы.
— Она просто великолепна! — прошептала Мегги с благоговейным страхом.
— Я всегда хотел подарить ее своей жене в первую брачную ночь. Не зная даже, кто станет моей женой…
Мегги кивнула, рассматривая прекрасный образец ювелирного искусства, казавшийся совершенно неуместным в убогой хижине Озарка.
— Таким подарком гордилась бы даже самая взыскательная светская женщина, — сказала она.
— Да, — ответил Ро. — Полагаю, что так. Наверное, именно поэтому отец и купил ее для моей мамы. Эту шкатулку я мог бы подарить любой женщине, Мегги! — Его лицо медленно расплылось в улыбке. — Но то, что я положил в эту шкатулку, я могу подарить только моей Мегги!
Сердце Мегги сильно застучало от радости при этих словах:
— Можно, я открою?
— Конечно, Мегги! Я очень хочу, чтобы ты это сделала!
Быстро, но очень осторожно Мегги повернула крошечный ключ в замке и приподняла изящную щеколду.
В радостном ожидании она открыла крышку. И испустила отчаянный вопль: маленькая зеленая древесная лягушка, ошеломленная не меньше Мегги, выпрыгнула из атласной коробки на стеганое одеяло.
— Тварь! — пронзительно закричала Мегги, выбираясь из-под одеяла.
Ее супруг оглушительно хохотал.
— Ро Фарли! Ты обещал!
— Я? Ничего подобного! Это Джесси обещал! Мегги прыгнула на середину кровати и нанесла удар, достойный боксера, в грудь Ро.
— Ты… ты… ты… — она даже зашипела, не в силах подобрать подходящего слова. — Ты…
— …Твой муж! — услужливо подсказал Ро.
С криком ярости Мегги накинулась на него. Ро удалось остановить беспорядочный град ударов, обняв Мегги и упав вместе с ней на кровать. В горизонтальном положении у них появились новые, более приятные возможности для выяснения отношений, и как только боевой запал Мегги утих, Ро улыбнулся.
— Я люблю тебя, Мегги, — просто сказал он.
— Мне следовало бы избить тебя до потери сознания, — ответила она. — Но я тоже люблю тебя!
Мегги обвила его шею, стянула с плеч Ро подтяжки и принялась на практике объяснять, что именно она подразумевала под только что сказанными словами.
Когда половицы начали поскрипывать, а крепления кровати стонать от напряжения, испуганная маленькая лягушка, оттолкнувшись длинными задними лапами, спрыгнула с постели. Она застыла на полу, уверенная, что в любой момент на нее может свалиться новое бедствие. Спустя несколько минут, убедившись, что никто не собирается ни ловить ее, ни наступать ей на спину, лягушка запрыгала к дверям в поисках выхода. Ей совершенно не хотелось проводить ночь с людьми, у которых не хватило ума даже погасить свет, ложась спать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадебный камень - Морси Памела



Не понравилось.
Свадебный камень - Морси ПамелаКэт
26.10.2014, 12.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа