Читать онлайн Свадебный камень, автора - Морси Памела, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебный камень - Морси Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебный камень - Морси Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебный камень - Морси Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морси Памела

Свадебный камень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Ро не мог припомнить, когда еще он так хорошо проводил время. После «дебатов» о несомненной пользе огня по сравнению с водой, где, кстати, победителем вышел отдавший предпочтение воде оппонент, мистер Трейс, близнецы Нед и Джед Бруди объявили, что сейчас начнется инсценированное судебное заседание.
По их указанию Том Макниз «арестовал» бабушку Пигготт.
— В чем она обвиняется? — спросил Макниз, сопровождая старую женщину.
— В том, что не принесла пирог с черникой на ужин! — громко объявил Нед.
Празднично одетая бабушка Пигготт, которая приходилась близкой или дальней родственницей, наверное, почти всем здешним жителям, погрозила расшалившимся юношам костлявым пальцем.
— Меня уже давно не смешат такого рода глупости! — раздраженно предупредила «обвиняемая». Простая глиняная трубка, которую она держала между зубов, была набита самодельным табаком и его запах плыл над толпой.
— Если ты, бабушка, не сделала ничего плохого, — уверил ее Джед с дразнящей улыбкой, — то тебе не о чем беспокоиться!
Бабушка же была настроена довольно скептически.
— За свою жизнь я насмотрелась довольно таких заседаний и знаю, что жертве всегда есть о чем беспокоиться!
Близнецы от всего сердца рассмеялись, и толпа присоединилась к ним.
— Бабушка, ты не жертва, — объяснил ей Нед. — Ты — преступник!
Глаза старой женщины сузились.
— Если меня легко и быстро не оправдают в этом судилище, вы, два плута, никогда больше не попробуете ни одного из моих пирогов!
Не поддавшись на запугивание, близнецы добавили к содержанию первоначального обвинения еще «дачу взятки» и «угрозы при аресте» и пригласили своего дядю Пигга занять место судьи.
Пигг не спеша поднялся на крыльцо школы и сел на верхней ступеньке, пристально глядя на бабушку Пигготт (которая в действительности приходилась ему тетей, а не бабушкой), как будто никогда не видел ее раньше.
— Это самая большая чушь! — громко заявила она. — Я — старая женщина. Не ждите, что я буду стоять здесь, как какая-то юная дурочка!
Пигг кивнул и выплюнул большой кусок табачной жвачки, мастерски попав точно в столб перил на южной стороне.
— Принесите бабушке стул, мальчики! — приказал он.
Через минуту бабушка Пигготт, все еще квохчущая, как мокрая курица, сидела перед своими обвинителями, а Пигг Бруди вызывал состав суда.
Он назначил пастора Джея главой присяжных. Смущенный священник никак не мог уразуметь, что происходит, но послушно подошел и встал слева от крыльца, как велел ему судья. Он начал судорожно водить пальцем по Библии, как будто его вызвали читать.
Затем в состав присяжных выбрали Сиднея Пиза, сонного малыша, едва начавшего ходить, который сосредоточенно сосал палец. Матери Сиднея эта затея совершенно не понравилась, но отец решил, что это очень смешно, и поставил сынишку рядом со священником.
Следующим призвали капризного мула Джоба, принадлежавшего Пиггу. Гиканье и вопли толпы привели в замешательство упрямого старого мула, совершенно не желавшего занимать место среди присяжных. После многочисленных пинков и толчков упирающееся животное все-таки привязали к молодому деревцу возле крыльца. Мама Сиднея Пиза тоже разволновалась и предупредила своего мальчика, чтобы он держался подальше от нервного и раздражительного создания.
Наконец, судья вызвал Джесси Беста, засмеявшегося от восторга, что его включили в игру. Он вприпрыжку побежал к судейскому месту, и все это гораздо больше напоминало шалость непосредственного ребенка, чем степенную поступь фермера.
Пигг велел Джесси встать между мулом и юным Сиднеем.
— Если старина мул взбрыкнет и ударит Джесси по голове, ему это, возможно, пойдет на пользу, — объявил Пигг.
Толпа громко рассмеялась, выражая согласие, а Джесси широко улыбнулся шутке, которую не совсем понял.
Судебный процесс, инсценированный в традиционном стиле, где все участники игры вели себя слишком серьезно, длился недолго. Свидетельские показания, данные братьями Бруди, состояли в следующем: все мужчины, женщины и дети должны были открыть рот и высунуть язык. Когда не обнаружили ни одного синего от черники языка, близнецы доказали свою правоту.
Бабушка Пигготт пыхтела, сопела и причитала, но даже и не подумала выдвигать какие-либо доводы в свою защиту. Суду потребовалась лишь пара минут, чтобы признать ее виновной.
Пигг Бруди громко откашлялся.
— Я хотел бы поблагодарить всех присяжных и отдать должное их ясному уму и блестящим мыслительным способностям.
Толпа покатилась со смеху от «ясного ума» бедняги пастора Джея, малютки Сиднея, упрямого мула и Простака Джесса.
Когда шум затих, Пигг официально обратился к бабушке:
— Миссис Пигготт, судебное заседание признало вас виновной. Хотите ли что-нибудь сказать до того, как я объявлю вам приговор?
Бабушка раздраженно фыркнула.
— Подумай хорошенько, прежде чем сказать, Пигготт Дандервулф Бруди — объявила она. — Я не собираюсь соглашаться чистить какой-нибудь курятник или белить уборные!
Пигг слегка вздрогнул при упоминании своего второго имени, но принял к сведению предупреждение старой женщины.
— Полагаю, что наказание должно соответствовать преступлению, — объявил он. — Бабушка, этим судом ты приговариваешься к следующему: на литературный вечер в следующем месяце ты обязана принести два пирога. Один вот для этих парней, которые доставили тебя в суд, а другой, конечно же, для судьи!
Громкими криками толпа приветствовала решение, но Джесси Бест прервал шум.
— Присяжным тоже должен достаться пирог! — сказал он Пиггу.
Судья взглянул на бабушку, но та только плечами пожала. Хлопнув ладонью по колену, Пигг внес этот пункт в текст приговора.
— Хотя мой мул не получит ни кусочка! — произнес он. — Бедное создание страдает от черники такими расстройствами желудка, что приходится на всю ночь привязывать его у ручья.
Ро немного смущенно засмеялся, услышав эту историю, и обвел взглядом вспыхнувших девушек, многие из которых посматривали в его сторону.
Удивительно, что он чувствует себя совершенно свободно и легко с этими людьми! А ведь они так сильно отличаются от него… Странно, но они, кажется, даже не замечают этого!
Его взгляд и внимание вновь сосредоточились на крыльце школы, как только по ступеням поднялся Анри, На минуту он задержался, чтобы с гордостью похлопать Джесси по спине и перекинуться с ним парой слов, потом повернулся к толпе и поднял вверх руки, призывая к молчанию.
— Сегодня среди нас находится посторонний человек, — начал он.
Ро на мгновение опешил. Он чувствовал здесь себя настолько хорошо и спокойно, что казалось нелепым называть его «посторонним». С улыбкой, которая, он надеялся, выглядела дружеской, Ро прошел к школьному крыльцу. Там его встретил Джесси, необычайно осторожно державший эдифон. Он улыбнулся Ро, поставил прибор на верхнюю ступеньку и нежно снял крышку.
— Вот это — Фарли, — начал Бест. — Джентльмен и ученый, ребята! Он остановился у меня. Говорит, что привязался к моему Джесси, — Анри плутовато ухмыльнулся. — А может, он привязался к моей малышке Мегги?..
Толпа довольно захихикала, а Ро выпрямился. Может, со стороны Анри вполне нормально — подшучивать над дочерью в своей хижине, но перед всеми собравшимися жителями это было более, чем неуместно! Невольно Ро обвел взглядом толпу в поисках Мегги; к счастью, он нигде не заметил ее.
— Так вот: Ро… — продолжал Анри, — …воспылал страстью к старой доброй музыке.
Ро наблюдал, как глаза людей внимательно и задумчиво рассматривали его.
— Я не говорю сейчас о записанных нотах и всех этих «до-ре-ми», о которых мы слышали от проезжающих профессоров.
Вздох облегчения пронесся над толпой.
— Ро любит музыку, которую мы поем и играем на этой горе с тех давних времен, как наши предки изгнали отсюда индейцев.
Ро с надеждой снова взглянул на людей, стоящих внизу.
— Там, откуда он пришел, очень мало подобной музыки, — объяснил Анри. — Поэтому он старается сохранить ее на этих маленьких восковых цилиндрах, чтобы она никогда не исчезла.
Когда Анри поднял один из синих восковых цилиндров, чтобы они получше разглядели, раздался искренний смех. Хранить музыку на цилиндре, похожем на веретено? Это казалось хорошей шуткой!
— Я говорю серьезно, — настаивал Анри. Он повернулся к молодому человеку, стоявшему рядом. — Ро, покажи этим ребятам, как работает твой Слушающий Ящик. Он слушает, что ты поешь или говоришь ему, запоминает и снова проигрывает тебе.
Руки Ро дрожали, пока он прикреплял рупор к эдифону. Впервые с тех пор, как он стал членом научного общества университета, Ро волновался и сомневался в том, достигнет ли он успеха. Он рассчитывал, что техника очарует толпу неотесанных фермеров Озарка и убедит их помочь в его поисках. Но, возможно, технические чудеса современного мира для них еще не все. Этих простых и бесхитростных жителей не так-то легко впечатлить достижениями науки и прогресса. У них свои, особые ценности, им важно другое: еда, семья, друзья. Ро боялся, что его довольно ограниченные научные возможности не выдержат сравнения со столь фундаментальными жизненными понятиями.
Он поставил цилиндр с записью «Барбары Аллен» в исполнении Джесси. После трех ритмичных поворотов ручки эдифон набрал достаточную скорость. Ро осторожно установил закругленную иглу на бороздки в синем воске.
Скрипучий звук, вырвавшийся из прибора, был совершенно неузнаваемым, и Ро поспешно отрегулировал блестящий металлический рычаг, который управлял скоростью вращения. И сразу же из сверкающего жестяного рупора послышалась безупречно звучавшая мелодия скрипки Джесси.
Толпа задохнулась от потрясения, затем воцарилась благоговейная тишина.
— Это я! — гордо объявил Джесси. — Это я там играю! Я знаю, создается впечатление, что играет этот прибор, но это не так. Он только слушает, а скрипка, что там играет, моя. Это я!
Анри взглядом заставил сына замолчать, и толпа почтительно вслушивалась в безукоризненное воспроизведение старой знакомой мелодии.
Когда замер последний звук, на склоне горы стояла гробовая тишина. Ро чувствовал, как по спине сбегают капельки пота.
Потом Бьюла Уинслоу захлопала в ладоши. К ней тут же присоединился ее брат. Том Макниз. Муж и сын последовали ее примеру, и в следующую минуту толпа взорвалась аплодисментами.
Ро облегченно вздохнул. Он даже не осознавал, что до сих пор от волнения почти не мог дышать. Им понравилась музыка! Он был уверен в этом. Сейчас единственное, что им оставалось сделать — доверить ему свои песни.
— Этим летом мне хотелось бы, — сказал он, — провести несколько вечеров у каждого из вас и записать те песни, которые вы помните. Я запишу слова старых песен, а эдифон запишет ваше пение и игру на инструментах. Я буду счастлив записать любые старинные песни, но особенно меня интересуют самые старые. Те, которые пришли из-за океана с вашими предками.
— Мои предки не пересекали океан, — заявил Орв Уинслоу. — Они приехали из Тенесси!
— Но до этого, мистер Уинслоу, они приехали в штат Теннесси с Британских островов, — ответил ему Ро.
— А до этого они явились из Рая! — вставила бабушка Пигготт, вызвав новый взрыв смеха.
— Мое предположение, — объяснил Ро, — и состоит в том, что те песни, которые вы поете, уходят корнями в шотландско-ирландские традиции средних веков. С течением времени эта музыка и все, что связано с ней, постепенно исчезло. Но ваши предки принесли эту музыку в Новый Свет, и благодаря тому, что горы изолировали вас от остального мира, она по-прежнему существует.
Единственным раздавшимся звуком было хныканье ребенка. На лицах собравшихся застыло выражение вежливой скуки. Ро попытался еще раз.
— Естественно, из-за разрыва во времени и пространстве в манере исполнения песен могут возникнуть изменения. Это — распространенное явление, называемое «общинное воспроизведение». Но я уверен, что мы сможем распознать истинный облик песен по строфической структуре, и думаю, что найду в этих горах образцы всех семи основных тональных семей Шотландии…
— Каких семей? — услышал Ро вопрос молодой женщины, обращавшейся к мужу. — Они что, тоже из штата у залива?
Ро рассмеялся и тут же ощутил желание стукнуть себя по голове. Люди смотрели на него так, словно он произнес шутку, которую они не в состоянии понять.
Внутри у него все похолодело. Несмотря на всю образованность и богатый опыт общения в гостиных Кембриджа, он по-прежнему чувствовал себя свободнее среди книг, чем среди людей. И сейчас перед толпой этих селян, чья помощь столь необходима для доказательства его гипотезы, Ро казался себе таким же неуклюжим, как в ту пору, когда был краснеющим долговязым подростком.
Когда Бьюлл Филлипс, громко откашлявшись, заговорил, слова его не были неожиданностью для Ро.
— Все это хорошо и прекрасно, Фарли, — сказал он. — Но лето — очень напряженная пора для большинства из нас, юноша. Мы просто не имеем возможности терять время, отрываться от работы в середине дня, чтобы распевать песни!
Согласное бормотание пронеслось по толпе, и большая часть собравшихся, насколько Ро расслышал, разделила мнение Филлипса.
— Но я мог бы приходить к вам по вечерам, — поспешно произнес Ро.
Бабушка Пигготт покачала головой.
— Работающие люди к вечеру устают, — сказала она.
— Никогда не замечал, чтобы ты так уставала, что отказывалась спеть, бабушка! — вставил Джесси.
Старая женщина бросила на него сердитый взгляд.
— Тебе бы лучше помолчать, Простак Джесс! Я еще не забыла все эти глупости насчет пирога… Толпа снова добродушно засмеялась.
— Может быть, — прервал Ро, — может быть, я мог бы помогать вам на фермах? Я работал бы для всех вас, чтобы компенсировать то время, которое вы потратите на запись и воспоминания. Дополнительная пара рук может возместить потерянное время!
Когда собравшиеся задумались над этой мыслью, Анри вышел вперед.
— Я чуть подслащу кашу в горшке, ребята, — сказал седобородый старик. — Мой парень Джесси и Фарли — закадычные друзья. А все вы знаете, какой работящий и крепкий мой мальчик. И он с удовольствием будет пораньше справляться со своей работой и отправляться с нашим юным ученым, чтобы показать дорогу и помочь. У вас будет два работника за одну цену! Разве не это ты называешь выгодной сделкой, Бьюлл Филлипс? Держу пари, мечтаешь, чтобы я так же покупал патроны к своему винчестеру в твоем магазине!
Фермеры посмеялись над Филлипсом. Владелец магазина, дрожавший над каждым пенни, словно это был самый близкий и любимый родственник, не отличался способностями к выгодным сделкам у себя в магазине. Филлипс благоразумно решил не заострять внимания на теме.
— Нет! — объявила бабушка Пигготт от имени всех собравшихся, как будто имела на то полное право. — Собирание старых песен — неимоверная глупость, и мы не станем в нее ввязываться!
— Я не считаю это глупостью, — сказал Анри, упираясь руками в бока, полный решимости опровергнуть слова старой женщины.
Бабушка выпустила клуб дыма из трубки и покачала головой.
— Ну, это потому, что ты здесь такой же чужой, как и он. Ты не кровный родственник, а по линии жены. Ты играешь на скрипке, он — на этом новоизобретенном хитроумном приспособлении.
— Боже милостивый, бабушка! — взмолился Анри. — Я прожил на этой горе двадцать пять лет! Когда же я стану, наконец, полноправным членом семьи?
— Когда научишься уважать старших! — резко оборвала она.
Опасаясь нежелательного спора, Ро прервал их.
— Миссис Пигготт, — умоляющим тоном произнес он, — это — моя работа, и мне действительно необходима помощь!
— Называй меня просто «бабушкой», — ответила старая женщина с дружелюбной улыбкой, которая противоречила ее упрямому отказу помочь ему. — Если я и не твоя бабушка, то вполне могла бы быть ею. Мне очень жаль, что у тебя такая работа, сынок! Но это не способ добывать пропитание. Если ты терпеть не можешь охоту или торговлю, тебе лучше заняться сельским хозяйством.
Одобрительный приглушенный шум голосов пронесся над толпой. Ро почувствовал, как Анри хлопнул его по спине.
— Извини, Po, — тихо сказал он. — Ничего нельзя сделать… Как только бабушка высказала что-то, считай, что это принято большинством остальных.
Ро недоверчиво и удивленно покачал головой.
— Они не помогут мне?
Анри пожал плечами.
— Еще неизвестно. Походи среди них, подружись кое с кем. Невозможно завоевать целый мир, но всегда найдутся люди, которых можно уговорить изменить свое решение.
Ро признал правоту слов старика. Он храбро кивнул бабушке, вежливо соглашаясь с ее приговором. Затем спустился с крыльца школы и смешался с толпой. На сердце лежала тяжесть, но он продолжал улыбаться. Ро не упоминал больше ни о своей работе, ни об эдифоне — он просто ходил и разговаривал с людьми.
И все же он не сдался окончательно. Он прислушивался к людям, с которыми беседовал, их разговорам и размышлениям. Мысленно Ро отмечал, кто из них окажется ему полезным в большей степени, кто — в меньшей, а кто сможет предложить пусть самую незначительную, но все же помощь.
Анри прав, уверял он себя. Люди действительно могут передумать, и Ро Фарли был полон решимости найти способ повлиять на их мысли и поведение. Он собирался продолжить свои исследования, и ему страстно захотелось — хотя он совершенно не понимал, почему — остаться и продолжить свои изыскания здесь, у горы Свадебный Камень.
Спустя несколько минут прозвучал сигнал, известивший о начале музыкальной части вечера: Джесси проиграл напев на скрипке. Толпа одобрительно зааплодировала и затопала ногами. Ро наблюдал, как его друг быстрыми, короткими, энергичными движениями смычка увеличивал темп мелодии.
— Для парня, у которого не все в порядке с головой, — заявил Орв Уинслоу, — он просто чудеса выделывает с этой скрипкой!
Ро согласился.
Джесси сыграл несколько мотивов, включая те, которые Ро никогда не слышал раньше. Он испытывал сильное искушение завести эдифон и записать кое-что, но решил не торопить события. Однако Ро тут же пожалел о своем благоразумии, когда Джесси заиграл веселую мелодию, не знакомую ему. Анри тут же принялся танцевать джигу и напевать:
«Как-то раз в таверну ночью я зашел,
Сразу же потребовал комнату и стол.
Лежали на столе, где скатерть была постлана,
Лепешка, мамалыга и… голова опоссума!»
Ро рассмеялся вместе с остальными и отметил про себя, что надо бы не забыть попросить Анри повторить стихи, когда под рукой будет бумага для записи.
После игры на скрипке молодежь устроила вечеринку. Парни и девушки исполняли некое подобие замысловатого танца, состоящего из движений и пения, но все шло без музыкального сопровождения.
Ида Пигготт схватила Ро за руку и пыталась сделать его своим партнером. После нескольких неловких па на площадке, не оставивших никаких сомнений в том, что он понятия не имеет ни о песнях, ни о движениях, Ида оставила его в покое.
Решив, что лучше на время сбежать, Ро направился прочь от толпы.
Поднимаясь к церкви, он заметил довольно большую, блестящую скалу и подошел поближе. В ярком лунном свете Ро обнаружил, что скала представляла собой огромную глыбу сверкающего белого кварца площадью почти четыре квадратных фута. Острым углом она выступала из земли. Было что-то необычное и даже пугающее в том, как скала словно притягивала, вбирала в себя лунный свет и посылала его на землю. Зачарованный этой красотой, Ро забрался наверх и сел на вершине скалы. Перед ним простирались небо и горы, и это было похоже на большое плоское блюдо с засахаренными фруктами на нем.
С неожиданным вздохом необъяснимого покоя и удовлетворения Ро улыбнулся. Хотя скала была далеко от вершины горы и вечерняя темнота не позволяла видеть ничего, кроме тусклой линии горизонта и мерцающих звезд, Ро показалось, что со своего блестящего, кварцевого выступа он видит всю Вселенную.
— Это — Свадебный Камень…
Заслышав голос за спиной, Ро вздрогнул, так как не слышал, чтобы кто-то приближался к нему. Улыбаясь, он повернулся и увидел стоявшую у громадной скалы Мегги Бест. Ни о чем не подозревающий Ро наклонился и взял ее за руку, чтобы помочь забраться наверх и сесть рядом.
Он заметил печальное выражение в глазах Мегги и решил, что девушка собирается принести извинения за нежелание общины помочь ему. Ро не хотелось вновь возвращаться к этой неприятной теме, и он спросил:
— Это и есть Свадебный Камень?
Мегги кивнула. Черты ее лица казались особенно привлекательными в лунном свете, а голос звучал немного приглушенно, словно она говорила о чем-то очень личном и стремилась сохранить свои слова в тайне.
— Из-за него гора получила свое название, — сказала она. Затем слегка отклонилась назад, как бы впитывая красоту теплого вечера.
Ро скользнул взглядом по ее длинной, изящной шее, мягким изгибам крепкого, молодого тела и длинным ступням босых ног, выглядевшим особенно трогательно на гладкой, будто отполированной поверхности камня.
— Мне всегда казалось, что отсюда открывается самый чудесный вид, который я когда-либо наблюдала…
— Да, прекрасный, — согласился Ро, но он больше не смотрел на пейзаж.
Должно быть, что-то в его голосе выдало его чувства, так как Мегги быстро повернулась и бросила на него удивленный взгляд. Ро тут же с преувеличенным вниманием уставился на горизонт вдали.
— Почему его называют «Свадебным» Камнем? — спросил он.
— Потому что именно здесь люди заключали браки, — ответила Мегги.
Ро с улыбкой повернулся к ней. Странный и в чем-то притягательный обычай давать брачную клятву на выступе горной скалы показался ему любопытным.
— Но какое отношение имеет глыба камня к браку? Глаза Мегги остановились на лице Ро. Он не мог видеть в темноте их теплую, серо-голубую глубину, но хорошо помнил этот цвет.
— Говорят, что этот обычай уходит корнями во времена, когда здесь жили индейцы, — начала Мегги. — Наверное, племя осагов было суеверным. Они верили, будто скала обладает духовными силами, способными изменить мир, и приходили сюда просить об этом. — Она ласково улыбнулась. — Думаю, что мы — цивилизованные люди — суеверны ничуть не меньше индейцев, — со смехом призналась девушка. — Ведь этот камень был здесь до того, как появились священники, церкви и законы… — Она почтительно провела рукой по гладкой блестящей поверхности. — Когда двое собирались пожениться, они просто поднимались на этот камень, чтобы объявить себя мужем и женой, и спрыгивали на землю. Считалось, что они заключили брак перед Богом.
Ро скептически приподнял бровь:
— И что, этого было достаточно? Мегги кивнула:
— Но именно это и есть самое главное в любом бракосочетании, не так ли? Просто обещание перед Богом…
— Наверное, так, — согласился Ро.
— По крайней мере, в те времена этого было вполне достаточно. Свадебный Камень такой блестящий и так сверкает в солнечных лучах, что, наверное, люди считали: Бог не мог не заметить их.
Ро опустил глаза, чтобы еще раз внимательно рассмотреть странный камень, который горцы наделили особой волшебной силой и властью.
— Даже когда бабушка Пигготт и ее муж поселились здесь, а у подножия горы построили церковь, жители гор предпочитали заключать браки здесь, на камне, — продолжала Мегги. — Поэтому Пигготты и Макнизы решили выстроить церковь именно здесь.
— Магомет идет к горе… — тихо произнес Ро. Мегги удивленно взглянула на него:
— Кто это — Магомет?
Ро покачал головой и улыбнулся ей:
— Он, не из этих мест.
Мегги закрыла глаза и глубоко вздохнула, наслаждаясь чистым ночным воздухом. Ро видел, как вздымалась и опускалась грудь девушки и на мгновение ощутил обжигающее пламя желания. Он отвернулся от Мегги, J устремив взгляд вдаль. Несколько минут царили спокойствие и тишина. Это была чудесная, приятная тишина. Как будто их души гармонично слились друг с другом и с красотой ночи…
Ро перевел взгляд на яркое мерцание лунного света на кварцевой поверхности Свадебного Камня. Ему казалось, будто духовная сила скалы излучает необычный покой и безмятежность.
Подняв глаза, он еще раз восхитился красотой окружающей природы. Яркие звезды ночного неба сверкали над головой, а внизу, на земле, мигали светлячки. Высоко вверху проносились тени легких невесомых облаков. Вдали Ро различил контур горы Нос Индианки, а чуть ниже простирались очертания горных хребтов и кряжей, создавая впечатление, что эти горы уходят в вечность.
На площадке возле школы раздавались звуки оживленных голосов; оттуда доносились дружеские шутки и веселые восклицания. Казалось, спокойствие и умиротворение разлиты в ночном воздухе.
Странное, необъяснимое возбуждение охватило Ро. Все чувства словно ожили, пробудились и пришли в движение, обрели особую остроту. Он ощущал запах плодородной, покрытой мхом земли и слабый аромат травы, приготовившейся к цветению. Он слышал пронзительные крики древесных лягушек, сливающиеся со скрипом одиноких сверчков и стрекотанием цикад.
Гладкая сила и монолитная твердость Свадебного Камня под рукой обостряли чувство вечности. А тепло женщины, сидевшей рядом, наполняло все существо Ро ощущением мира, спокойствия и определенности, которые он ни разу еще не испытывал за всю свою жизнь. Красота природы и красота босоногой Мегги Бест предстали перед взором Ро Фарли. В этом месте действительно была какая-то необъяснимая блаженная умиротворенность.
— Думаю, что люди, должно быть, правы, — сказал он.
— Насчет чего?
Ро бросил еще один задумчивый взгляд на простиравшийся перед ним пейзаж.
— Я готов поклясться, что Бог видит почти все, что происходит на вершине этой горы.
Мегги, улыбаясь, повернулась к нему, и их взгляды встретились. Улыбка исчезла, когда она потянулась к Ро и дотронулась до его руки. Как будто искра вспыхнула между ними, и это была вспышка, испугавшая их обоих. Вопреки всем своим благим намерениям Ро поцеловал девушку. Просто коснулся на мгновение губами ее губ, но этого было достаточно.
Ро нервно дернулся назад и закашлялся, прочищая горло. Его захватили и ошеломили чувства, которых он так страшился и остерегался. Сейчас ему было неловко от близости девушки, а ведь всего минуту назад она казалась такой желанной рядом с ним… Краем глаза он видел Мегги, напряженно разглаживающую подол полинявшего синего платья.
Ему надо быть поосторожней! Так легко поддаться очарованию гор и близости хорошенькой женщины… Но он всего лишь гость в этих местах. В конце лета он вернется к упорядоченной, цивилизованной жизни Кембриджа, штат Массачусетс. В Озарк он приехал искать и записывать интересную музыку кельтского происхождения, а не заигрывать с местными девушками. Может быть, Мегги Бест тоже заигрывает с ним, но с явным желанием окрутить навсегда.
Если бы Мегги была, скажем, юной соблазнительной мельничихой или какой-нибудь молодой особой, не обремененной столь многочисленными родственными связями в здешних местах — он, возможно, пофлиртовал бы с ней. Она относилась к типу весьма привлекательных, называемых «земными» женщин, совершенно непохожих на тех, с которыми он встречался раньше и с которыми, наверное, будет встречаться и впредь. Он очень хорошо помнил горячую нежность ее поцелуя. Но было ясно, что с Мегги Бест нельзя поступать легкомысленно и безответственно: нельзя «поиграть» с ней, не связав себя при этом «по рукам и ногам. А он совсем не стремился к подобной цели, отправляясь в это Богом забытое место. Осенью он уедет из Озарка и уедет один. И не следует оставлять на своей совести чье-то разбитое сердце…
Кроме того, Мегги не совсем в его вкусе. Она — обычная горянка, да еще с весьма своеобразным нравом. То она практична и деловита, то буквально через мгновение уносится мечтами в какой-то волшебный мир, полный романтических принцев. Женщина же, которая привлечет внимание Ро Фарли, должна одинаково легко чувствовать себя и среди завсегдатаев светских гостиных Кембриджа, и среди представителей ученого мира. Мегги Бест на это не способна. Да, ему определенно следует держаться от нее подальше. И сегодня вечером, и во все остальные дни и вечера, что он проведет в этих горах.
Сосредоточившись на этой мысли, Ро проворно вскочил на ноги. Изобразив на лице беззаботную улыбку, он повернулся к Мегги. Ро готовился произнести какую-нибудь дежурную фразу, которая рассеяла бы нежелательное очарование, излучаемое Мегги Бест.
То, что он собирался произнести, так и не прозвучало, потому что внимание Ро отвлек шум какого-то животного в кустах позади них.
Он и Мегги одновременно обернулись на звук, удивленные, что дикое животное решилось так близко подойти к людям. Ро недоверчиво раскрыл глаза, а Мегги тихо вскрикнула от испуга, увидев маленькое, похожее на ласку существо с великолепным черно-белым мехом, выскочившее прямо у них за спиной.
— Скунс!
Мегги завопила с таким ужасом, как будто увидела бешеную рысь или разъяренную медведицу.
Кровь в жилах Ро, казалось, закипела и потекла стремительно и яростно, как прорвавшая дамбу вода. Он схватил Мегги за руку и рывком поставил ее на ноги.
— Прыгай! — скомандовал он.
И они спрыгнули с камня.
Толпа при первых же пронзительных криках со всех ног бросилась к ним. Но внезапно все остановились, и, застыв, как вкопанные, уставились на этих двоих, которые, спрыгнув со Свадебного Камня, стояли, держась за руки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадебный камень - Морси Памела



Не понравилось.
Свадебный камень - Морси ПамелаКэт
26.10.2014, 12.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа