Читать онлайн Код любви, автора - Моррель Максимилиана, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Код любви - Моррель Максимилиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Код любви - Моррель Максимилиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Код любви - Моррель Максимилиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Моррель Максимилиана

Код любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Через два дня, как и намечалось, мы летим в самолете рейсом Лос-Анджелес – Индианаполис. Рей, забравшись на колени к Морису, не умолкает ни на минуту, то глядя в иллюминатор, то вертясь в разные стороны в поисках чего-нибудь интересного в салоне, не уставая при этом задавать бесчисленные вопросы.
Морис терпеливо отвечает, рассказывает, поясняет. На эти короткие мгновения малыш умолкает, слушает, открыв рот, а затем все начинается сначала. Кажется, им обоим это не доставляет никаких неудобств, но почему я думаю иначе? Может быть потому, что Морис время от времени проводит языком по своим губам или утыкается в детскую шейку, делая глубокий вдох? Не понимаю. Почему неосознанное чувство беспокойства периодически посещает меня? Впечатление такое, что он предельно собран, хотя ничем этого не выдает. Обыкновенное поведение любящего родителя.
Нам предстоят четыре часа полета, и надеюсь, Рей все же когда-нибудь выдохнется.
Наконец-то! Или это Морис усыпил его? Сын даже здесь умудряется спать, развалившись.
– Хочешь, я возьму его? – мой спутник качает головой, и я замечаю, как его острый коготь гладит нежную тонкую кожу за ушком сына, там, где бьется голубая жилка. – Ты ведь можешь случайно поранить его, если он дернется.
– Исключено, – от этого спокойствия у меня иногда мурашки пробегают по спине. – Я чувствую каждое движение еще до того, как он его сделает.
– Я хочу все рассказать о тебе своим родителям.
Одной рукой придерживая Рея, вторую Морис кладет на мои пальцы. Если холод может обжигать, то сейчас это было именно так.
– Не стоит, Гленда. Твоя откровенность, вероятнее всего, вызовет нежелательную реакцию.
– Но, Морис, мои родители образованные, умные и очень внимательные, они сразу догадаются, что с тобой что-то не так.
– Тогда мы все спишем за счет моей эксцентричности.
– Разве ты не хочешь убедиться, что есть еще на свете люди, способные понять тебя, и что я не одна такая?
Смех Мориса был тихим, но зловещим.
– Не будь такой наивной, девочка! Ты – это одно, остальные – совсем другое, и твои родители в том числе.
– Они все-таки мои родители, и я привыкла делиться с ними своими радостями и огорчениями. Как же мне хочется, чтобы ты тоже мог верить им!
Морис убрал руку, взглянул на Рея и неподвижно уставился в одну точку. Опять ловлю себя на мысли, что ни один человек не способен на такую абсолютную неподвижность. В этом есть нечто противоестественное, А впрочем, о чем это я? Морис сам – «нечто».
– Нет, Гленда, – заговорил он наконец. – За долгие годы я научился не доверять людям. Пока я просто кажусь им странным, ничего не происходит. Но как только тайная завеса приоткрывается, наступает взрыв эмоций, основанных на многовековых страхах и неправдоподобных поверьях. Согласен, основания тому есть, только не думаю, что за последние сто лет я заслужил чем-либо слепую предвзятость. Неоднократно я пытался наладить контакт с живыми, только заканчивалось это всегда одинаково. Один случай навсегда отбил у меня охоту заводить тесные отношения. Это было в тысяча девятьсот сорок втором году. Вторая мировая война, Европа оккупирована зарвавшимися экстремистами. Кучка шизофреников разрабатывает план мирового господства и не останавливается ни перед чем. Даже перед заключением договора с вампирами-«анархистами», почувствовавшими не просто безнаказанность убийств, но еще и покровительство самих же смертных. Они собирались группами, объединяясь в карательные отряды. Опьяненные безграничной властью, эти выродки уничтожали и себе подобных, тех, на кого была возложена миссия остановить БЕЗЗАКОНИЕ. Наверное, то был беспрецедентный случай, когда неживые приняли одну из воюющих сторон. Нельзя сказать, что все подразделения «чернорубашечников» состояли из вампиров, но последних хотя и можно было вычислить, остановить обычному человеку не представлялось возможным. Вампир способен передвигаться с быстротой мысли, растворяясь во тьме, сливаясь с тенями, и убить его практически нереально. Да и в голову никому не могло прийти, что порой это дело рук не просто жестокости, а НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ жестокости. Кровь была повсюду, земля пропиталась ею насквозь, ее запах кружил голову, и даже самые стойкие из нас срывались. Так получилось, что я был арестован и бежал из плена с одним датчанином. Его звали Хендрик Каух. Тогда он рассказал мне свою историю. Вся его семья – жена, сын и две дочери – были зверски убиты. Они жили на отдаленной ферме, и в тот злосчастный день, когда Хендрик уехал в поселок, нагрянули нацисты. Вернувшись, он увидел страшную картину. Не стоит вдаваться в подробности, но на одну деталь несчастный обратил внимание: у всех четверых шеи оказались разорванными клыками. Что навеяло его на мысль о вампирах, он и сам не понимал, однако терять ему было нечего и Каух отправился на поиски убийц. То там, то здесь он наталкивался на нечто подобное, но окончательно укрепился в своем мнении лишь тогда, когда собственными глазами увидел существо с огромными клыками, сосущее кровь у еще трепещущей в последней агонии жертвы. Почему я тогда подумал, что хочу помочь? А впрочем, цель у нас была одна, и пара лишних рук мне бы не помешала. Настроен он был решительно, но слепая ярость – плохой советчик, и ошибок он успел наделать намеренно. Откуда же несведущему человеку было знать все тонкости борьбы, в которую он вступил? В первую очередь необходимо было вернуться на ферму. И я ему об этом сказал. Если члены его семьи не умерли до конца, а перешли в другую степень существования, каково было проснуться детям в могиле, засыпанными землей, которая давила на них, сминала, выдавливала жизнь, землей, пропитанной незнакомыми запахами, с копошащимися в ней червями, личинками и всевозможными букашками? Но даже не это самое главное. Новые ощущения и неистовый, незнакомый голод заставят их выбраться на поверхность. А дальше что? Инстинкт сделает свое дело, и маленькие ненасытные чудовища начнут охотиться – безжалостно, бессмысленно, без разбора. Снова жертвы и вновь обращенные. Прочитанные над телами молитвы бесполезны, так же как сколоченный наспех крест. Хендрик слушал меня внимательно, то понимающе кивая, то задавая наводящие вопросы. А когда мы двинулись в путь, я наблюдал за тем, какая внутренняя борьба происходит в нем, ведь ему предстояло убить тех, кто совсем еще недавно был его семьей. Нам повезло, все четверо никуда не ушли, память прошлой жизни еще держала их на нажитом месте, и, хотя дом оказался полностью сожжен, вход в подвал был расчищен. Вторая половина дня, они спят. Хендрик не переставал удивляться, откуда у меня столь глубокие познания о мире вампиров, но, даже не получая исчерпывающих объяснений, продолжал прислушиваться к моим советам и наставлениям. По дороге, а мы продвигались, разумеется, только ночью, с большим трудом отыскали истинного священника. Теперь у него имелось все необходимое, в том числе саперная лопата и деревянный молоток для забивания кольев. Давно приспособившийся к жизни среди людей, я оставлял его на рассвете в надежном укрытии, а сам удалялся, чтобы успеть насытиться и без помех погрузиться в сон, пусть недолгий, но такой необходимый.
Он спустился в подвал, а я остался наверху. Не так просто убить себе подобного, тем более если он не заслуживает смерти. Но в ликвидации была серьезная необходимость, и Каух это понимал. Через некоторое время из-под земли донеслось детское хныканье. Девочка лет пяти. Затем рычание взрослого вампира. Вероятно, матери. Стоны, мольбы, угрозы, предсмертные визги и хрипы. Все было кончено. Когда Хендрик поднялся на поверхность, на нем лица не было. Я мог себе представить, что он пережил, но другого выхода на тот момент не существовало. Какое-то время мне казалось, что он откажется от дальнейшей борьбы, его замкнутость и отчужденность говорили об этом, но я ошибся. Долгих два года мы скитались в поисках зондер-команд, но нападали в основном на отдельные группы из трех-четырех вампиров. А нам нужен был основной отряд.
Я почувствовал их пристанище еще издалека. Отдаленный, спрятанный в чаще леса хутор охранялся обычными солдатами из людей. Необходимо было дождаться рассвета. Обычным способом с многочисленной сворой сытых вампиров справиться было практически невозможно, даже мне. Перед самым восходом я прошелся окрест, ликвидировав охрану и утолив жажду. Мне необходима была энергия. Первые лучи солнца стали сигналом к действию, но я был так слаб, что не мог двинуться с места. Мне необходимо было хотя бы полчаса, чтобы пережить самое тяжелое время суток. И все это на глазах у Хендрика. Он волновался, но не насторожился. Когда я смог подняться на ноги, мы пересекли лес и вышли к строениям. Логово располагалось в большом сарае. В нос ударил резкий запах свежевыпитых тел, в основном детских и женских. У меня кружилась голова, даже несмотря на то, что я был сыт. Тишина, стоявшая вокруг, звенела. Все спали. По моей негласной команде Хендрик принялся обливать деревянные стены бензином из канистр, прихваченных с собой. Я открыл одну из створок и вошел вовнутрь. Прямо у входа в беспорядке были свалены тела жертв. Кто-то был окончательно мертв, но кое-кто должен был проснуться. Редкое, едва различимое биение их сердец я слышал достаточно отчетливо. Преодолев преграду, я наконец смог увидеть тех, за кем гонялся так долго. Их было тридцать четыре, восемь из них новообращенные, троих я знал еще по Гражданской войне в Америке, они были старыми, могущественными и хитрыми, давно приговоренными к смертной казни. Остальные лезомбы, тзимиски, равны, салубри
type="note" l:href="#n_3">[3]
всех возрастов. Короче, те, кто не входят в Камарилий
type="note" l:href="#n_4">[4]
. Издав пронзительный крик, зов на языке ночи, который знают все бессмертные, я заставил всех очнуться от сна. Там, сзади, стоял Каух. «Поджигай!» – приказал я. И в этот миг один из старых прыгнул на меня. Молниеносное движение руки, и его сердце осталось в моих пальцах, а тело рухнуло к ногам. Началась борьба энергий: моя против их, объединенной. Напуганные, обезумевшие в предчувствии близкой кончины, они пытались раздавить меня мощной, энергетической атакой. Не будь я Мастером, меня просто разорвало бы в клочья. Одни падали обессиленные, остальные продолжали извергать импульсы. Прозвучало слово: «Мастер». «Поджигай же!» – рявкнул я, уже не пытаясь спрятать клыки. Огонь взметнулся сразу, языки пламени накинулись на сухое дерево с неистовством голодного зверя. Кто-то попытался выскочить, но это уже были пустяки, огонь и дневной свет добили бы его или Каух, который должен был следить, чтобы никто не сбежал. Огонь уже прорывался сквозь стены, набрасываясь на «детей тьмы». Среди более слабых началась паника. Но расслабляться было еще рано. И в этот момент раздался выстрел в спину. Серебряная пуля вонзилась в мою плоть, тягучая пульсация боли заставила содрогнуться. Ее сразу почувствовали, ожесточенные тени придвинулись ко мне, только отступать я не имел права. Воспламенилась крыша, створки ворот захлопнулись и тотчас загорелись. Теперь весь сарай был охвачен пламенем. Одежда на мне начала тлеть. Собрав иссякающие силы, я послал последний удар, ставшая безликой огненная масса издала тяжелый вздох и отступила. Сгоревшее сооружение вот-вот должно было рухнуть. Вот тогда я прыгнул через огонь наружу и получил еще одну пулю в грудь. За мной вывалился один из старых, он походил на пылающий факел, но даже пули его не остановили. Он навалился на Хендрика и, вдавив в землю, вцепился клыками в ключицу. Каух еще пытался отбиваться. Прокатившись по земле, дабы сбить пламя с одежды, я оторвал вампира от человека, отворачивая ему голову. Отобрав ружье и лопату, я поднял искалеченного спутника. Я не понимал, за что он так поступил со мной, обрекая практически на верную смерть. А человек, который еще сегодня утром считал меня своим другом, изрыгал проклятия мне в лицо, лихорадочно нашаривая крест в кармане куртки. Я схватил его за горло и приподнял над землей. Легкое нажатие пальцев – и он был бы мертв, смерть уже застилала его глаза, но я выпустил его. Отпустил на все четыре стороны. Еще один урок для меня.
И после услышанного не хочешь же ты, чтобы я напечатал объявление в газете: «Стошестидесятилетний уравновешенный, неагрессивный вампир желает подружиться с человеком»?
Я только горько усмехнулась. Да, еще одна история предательства в твоей жизни. Когда ты убедишься, что моим родителям можно верить, тогда мы им все и расскажем. Хорошо, Морис? Я не хочу, чтобы ты заранее подозревал их в низких помыслах и поступках.
– Мы уже подлетаем, буди Рея. Он хотел посмотреть сверху на деда. Я дала телеграмму, и папа нас обязательно встретит.
В аэропорту я сразу заметила высокую фигуру отца в серо-зеленом джемпере, черных брюках и легкой куртке.
– Деда! – Реймонд побежал к нему. Никогда не скажешь, что ему пятьдесят семь лет, только морщинки расходятся от глаз веселыми лучиками, да в коротких рыжих волосах поблескивает седина. Папа так рад, будто мы не виделись целую вечность. А всего-то прошло чуть больше недели. Крепко его целую.
– Это Морис Балантен, мы приехали познакомиться и пригласить вас на нашу свадьбу через две недели.
Папа протянул руку:
– Зовите меня Джереми. Замерзли, что ли? Вы тот самый помощник шерифа из Дак-Сити, который три месяца назад лишил покоя мою дочь?
Морис вопросительно посмотрел на меня. А я только улыбнулась.
– Отличная мужская профессия! Добро пожаловать, у нас еще будет время познакомиться поближе.
Папа грузит наши чемоданы в багажник джипа и усаживается за руль. Морис садится рядом с папой, а я с Реймондом устраиваюсь на заднем сиденье.
– Мама расстроится, узнав, что вы теперь реже станете приезжать к нам.
Всю дорогу папа с гордостью повествует Морису об успехах на ферме и с юмором – о неудачах, шутит с Реем, который, перебивая, рассказывает свои новости про папу Мориса, его большой дом, про Саха, Ганешу…
Папа только удивленно посматривает то на гостя, то на меня в зеркало заднего вида. Но не задает никаких вопросов.
Наконец-то мы проехали большой поселок. Теперь уже недалеко и до дома. Неожиданно папа останавливает машину и поворачивается ко мне:
– Ты очень напряжена, Гленда-Сью. У вас что-нибудь случилось? Если маме не стоит это знать, тогда расскажи сейчас. Я помогу, ты же знаешь, сделаю все, что в моих силах. Какие у вас проблемы?
– Всего одна, папа. Но вполне разрешимая, если вы с мамой мне поверите. Дома поговорим.
Мы подъехали к дому, старому, но еще крепкому, архитектура которого претерпела множество изменений. Широкий двор и сам дом обступают огромные лиственницы, невдалеке знакомые строения телятника, коровника, конюшни. Загоны, пастбища. На крылечке уже стоит мама в своей любимой пестренькой юбке по щиколотку и блузке с закатанными по локти рукавами. Ее светло-каштановые волосы растрепал ветер, ярко-синие глаза смеются.
– Какая она красивая! – вырвалось у меня. – Правда, Морис?
Едва мы вышли из машины, как огромная собака, которая обычно встречала меня радостным лаем, на этот раз бросается мимо, к Морису, скаля зубы и изводясь от ярости.
– Бабушка, что с Люксом? Он не рад меня видеть? – заплакал Рей.
Я оглядываюсь на Мориса, который, выйдя из машины, идет навстречу рассвирепевшему псу. Какое-то мгновение, и Люкс, скуля, начинает отползать на брюхе, стремясь забиться под крыльцо. Бедняга Люкс, он столкнулся с чем-то ужасным, неподвластным его собачьему разуму. Что он почувствовал: угрозу, опасность, зло? Собаку невозможно обмануть человеческой внешностью, она видит глубже. А ты, Гленда, тоже, как собака, ощущаешь присутствие могучей силы, давления. Правда, зная сущность вампира, еще и подключаешь свой рассудок. Добряк Люкс! При его размерах ему нечего бояться. А что будет с ним теперь?
– Папа, убери ружье, собака ни при чем! Давай отправим его к соседям.
Я глажу дрожащего пса. Расстроенная мама, плачущий Реймонд, папа с карабином в руках и невозмутимый Морис. Ну, как все это истолковать? Пойдем лучше в дом. Мама подошла к Морису:
– Меня зовут Сьюин. Простите, но мы не в состоянии объяснить, что творится с собакой. Надеюсь, это не испортит впечатления. Проходите, чувствуйте себя свободно. Отдохните с дороги.
Обычная вежливость, но для Мориса эти слова значат гораздо больше, как и для всякого вампира. Мне ли не знать, но я забыла, и, если бы не мама, мой любимый так и остался бы стоять на пороге.
А мама между тем указала жестом на старое удобное кресло в гостиной.
В доме добротная тяжелая мебель, но очень уютно из-за мягкого полумрака, создаваемого старинными лампами, которые горят вполнакала, и большого куста жасмина, загораживающего широкое окно. С этой обстановкой совсем не гармонируют яркая цветная фотография «Боинга» на взлете и рисунки Рея в деревянных рамках на стене. Массивный комод заставлен фотографиями: я маленькая, Рей в том же возрасте. Нас можно различить только потому, что я в платье. Я в школе, в колледже. Мы с Реймондом вместе на поляне в джинсах и одинаковых клетчатых рубашках. Рей с собакой, верхом на теленке. Родители в обнимку, смущенные, что их застали врасплох. И мы все вчетвером на крыльце дома.
Морис с интересом рассматривает все, а родители, в свою очередь, пытаются ненавязчиво разглядеть Мориса, который всякий раз отвлекается и внимательно, выслушивает Реймонда.
Тот бегает из своей комнаты к нам и показывает свои «сокровища»: лук со стрелами, самолет, сделанный дедом… Наконец мама с улыбкой замечает:
– У вас, видимо, имеется опыт общения с детьми, Морис? Вы недавно познакомились, но у вас, похоже, полное взаимопонимание.
– Я уже считаю Реймонда своим сыном, а с детьми приходилось общаться, когда я работал в приюте для сирот.
– Хорошо, что вы любите детей. Рей ласковый и очень общительный. Но не у всех хватает терпения и душевной теплоты. Приятно, что мы с вами коллеги. А я еще раз убеждаюсь, что внешность обманчива. Это ваша маска, Морис? С виду вы очень холодный и, простите, неприступный.
Я перебила мамины рассуждения:
– У Мориса много талантов, а еще он обладает уникальными способностями. Много видел в жизни, испытал непонимание, предательство, ненависть, неприятие…
– А еще он умеет двигать вещи! – вмешивается Рей. – Я сам видел. Папа сидел за столом, а книжка сама к нему придвинулась. А еще стул двигался.
– Давайте сделаем перерыв! Рею не терпится все показать своему папе. Ты пойдешь с ним, Морис, или сначала переоденешься?
На переодевание Морису понадобилось всего несколько минут. Как замечательно на нем сидят обыкновенные джинсы и простая навыпуск футболка с длинными рукавами и смешной рожицей впереди! Реймонд поволок Мориса во двор, и уже откуда-то издалека слышен его заливистый смех.
В глазах родителей читаю множество вопросов. Как хочешь, Морис, но я должна рассказать им правду. Клянусь, я сделаю все, чтобы убедить их! Гленда, тебе это не составит труда, миллионы читателей верят твоим историям как Святому Писанию.
– После ужина я хочу серьезно поговорить с вами, а пока пойду, тоже влезу в свои любимые джинсы и присоединюсь к своим мужчинам.
Что-то они там не на шутку развеселились! Без меня?..
После ужина, во время которого родители не могли понять, почему будущий зять практически ничего не ест, мы наконец устроились в гостиной. Рея уже уложили. А у нас на столе большой кофейник, чашки, домашнее печенье в плетеной сухарнице.
– Итак, папа, мама! Я уже сказала, что Морис не обычный человек, я бы назвала его сверхчеловеком.
– Гленда-Сью, остановись, дочка! Этому есть медицинский диагноз – мания величия. Неужели вы, Морис, с ней согласны?
– Мегаломания – один из моих недостатков, – усмехнувшись, отвечает Морис. Я пересаживаюсь на подлокотник кресла, на котором сидит Балантен, и начинаю свой рассказ. – Он – Мастер вампиров.
Кладу руку на плечо Мориса, и пока родители, не осознавая услышанного, таращатся на меня, продолжаю повествование.
Опуская многие подробности, я описала жизнь Мориса до нашей встречи в Дак-Сити. Пока я говорила, папа то нервно ходил по комнате, даже закурил, хотя бросил лет десять тому назад, то садился рядом с мамой, которая внимательно слушала не шевелясь. Иногда я обращалась к Морису, дабы уточнить дату или порядок событий. Он ни разу не остановил меня, не перебил, но я кожей чувствовала его напряжение. Мой рассказ длился не более часа, и, когда я закончила, наступила долгая тишина. Я увидела, что мои родители собираются с мыслями, а Морис с отчаянием в глазах ждет их реакции. И мама первой нарушила паузу:
– Ты хочешь, Гленда, чтобы мы в это поверили? Морис, что же вы молчите? Скажите, что это сюжет ее нового романа?
– Все это правда, от первого до последнего слова.
– Вечная жизнь, вечный голод! – воскликнул папа. – Глупые страшилки, как в кино. Это слишком невероятно для нас, простых смертных. А я, хоть убей, вижу перед собой молодого человека, пусть даже необычного на первый взгляд.
– Подожди, Джереми, – мама накинула на себя шаль. – Даже если допустить, что все соответствует действительности, а не просто дурацкая шутка, тогда я хотела бы узнать у вас, Морис, что вас связывает с Глендой? Для чего вам понадобились моя дочь и мой внук?
– Если после повествования Гленды вы ожидаете услышать нечто неординарное, то я вас разочарую. Я люблю Гленду, а Реймонд – ее неотъемлемая часть.
– Сьюин, ты что, всерьез? – папа даже подпрыгнул на месте. – Морис, нет! Гленда-Сью, ты еще сущий ребенок и фантазерка. Для тебя мир состоит из благородных героев и разбойников. А обычные люди наделены самыми невероятными чертами характера. Зато как ты это описываешь! Да я не устаю удивляться, читая твои книги! Когда ты успела поохотиться на слонов в Африке, спуститься по горной реке на плоту и нырнуть в водопад? А твои познания о драгоценных камнях! Мы ведь всего один раз подарили на твое совершеннолетие сережки и конечно с бирюзой. Живопись, архитектура, марки машин, серии самолетов… Ты большую часть жизни провела за книгами, и вдруг!.. Впервые самостоятельно выехала за пределы дома и фермы и попала в город вампиров. Воистину, жизнь тебя не разочаровывает! И главное, совершенно не отличается от фантазии.
– Джереми, а не ты ли учил ее, что если бы не было ковра-самолета, то существование самого самолета оставалось бы под вопросом? А Чапек с его «Средством Макропулоса»? Самая давняя мечта человека о вечной молодости, начиная еще с Древнего Египта. А может быть, и она уже реальность, но не для всех, – мама чуть заметно улыбнулась.
Я слушаю спор родителей и чувствую, как напряжение отпускает Мориса.
– Мистер Балантен, – папа останавливается напротив нас, – вы можете встать на мое место? Я – инженер, авиаконструктор, уже в возрасте, гожусь вам в отцы. Вы бы поверили?
– Неужели ты не видишь, Джереми, бедный мальчик растерян не меньше нашего. Столько перенести в жизни, да на его плечах груз, непосильный для обычного человека! Поставь бутылку бренди на место! Представляю, как он ожесточен, а какой характер! Ждать, что тебя ожидает вечность, и не потерять рассудок!
Брови Мориса удивленно и трогательно дрогнули. Милый Морис, давно тебя никто не называл бедным мальчиком. Но, по-моему, ему самому это начинает нравиться. Он расслабился и вальяжно развалился в кресле. Да он забавляется! И голос у него веселый и даже какой-то жизнерадостный.
– Ты права, Гленда, – родители изумленно взглянули на нас, они ведь еще не знают, что он умеет читать мысли, – вот уже лет восемьдесят меня никто не называл мальчиком. Благодарю вас, Сьюин, это очень трогательно. И вечности, предстоящей мне, я даже рад. А вот кто кому годится в отцы, Джереми, я бы еще поспорил!
– Гленда-Сью, налей мне все-таки выпить… Он еще издевается! Хорошо, – папа делает большой глоток, – тогда поговорим о страшилках. Если вы действительно вампир, раз уж вам так нравится, то должны питаться кровью. И как нам прикажете к этому относиться, уважаемый Мастер?
– Готов прямо сейчас продемонстрировать, как я это делаю.
Нет, Морис смеется, любит же он попугать нас, смертных. А еще говорил, что его это уже давно не развлекает. Не мальчик – мальчишка! Папа театрально вскинул руки:
– Ну уж, увольте! Вот только кровопролития нам и не хватало. На спор я тоже могу выпить пару стаканчиков бычьей крови. Фр-р, мерзость! Завтра и проверим!
Морис плавно поднялся, его глаза похожи на два осколка черного льда. Голос даже не дрогнул: беспощадный, тихий до шепота, почти утробный, подчиняющий до оцепенения:
– Я питаюсь только человеческой кровью! – Мама побледнела, почувствовав наконец в его словах правду. – Но никого не убиваю и не обращаю в себе подобных. Причинять людям вред нам запрещено Законом, и я к тому же обязан это контролировать.
Папа, нахмурившись, подошел к Морису и взглянул ему прямо в глаза. Мастер тут же отвернулся.
– Я все равно не хочу до конца верить в то, что здесь наговорили, мне проще считать это болезнью. Как она может называться – вампиризм? Есть такое понятие?
– Это называется порфирией. Генетическое заболевание крови и тканей организма, – уточнил Морис. – Только истинного его объяснения так до сих пор и не найдено.
– Все, на сегодня хватит, пойдем спать, Сьюин!
Я с грустью смотрю вслед удаляющимся родителям. Отлично понимаю, что не так просто поверить, не то что принять, неоспоримый факт существования вампиров в целом и Мориса, не совсем человека, в частности. Мне на это понадобился не один день. А у мамы с папой и этого времени нет.
Морис молча кивает моим мыслям. Ему не меньше моего необходимо, чтобы мои родные правильно оценили ситуацию. От этого зависит и наше благополучие тоже.
Наконец-то в нашей комнате я отдаюсь во власть шелковых губ, сильных нежных рук. Растворяюсь в неге, наслаждаюсь. И чем больше я возбуждаюсь, тем теплее становится его тело, его сердце начинает биться чаще, в унисон с моим. Сплетение наших тел – гармония любви…
А это еще что значит? Черт возьми, да он смеется, уткнувшись мне в плечо! Ах, он слышит, о чем говорят родители! Спрятать подальше чеснок, убрать серебряные ножи и вилки… Ой, папа, мама, если бы вы знали, какой роскошный серебряный сервиз в доме Мориса в Лос-Анджелесе! Обсуждают фильмы про вампиров… Спорят, существует ли реально тот, с кем они только что сидели за столом… Действительно смешно! Я в детстве считала, что в кентервилльском привидении нет ничего странного. Американцы со своим прагматизмом опередили старушку Европу, напичканную суевериями. Вот и папа с мамой думают не о том, как бороться с вампирами, а как не доставить Морису неудобств и проблем.
Зажимаю ему уши ладонями. Прекрати подслушивать и займись наконец-то мной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Код любви - Моррель Максимилиана

Разделы:
От автораПролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Код любви - Моррель Максимилиана



ооооочень понравился, читайте, не пожалеете, перечитывала несколько раз
Код любви - Моррель Максимилианааня
29.11.2011, 21.02





ne ochen
Код любви - Моррель МаксимилианаAfa
8.03.2012, 16.59





Мне понравился, не похожий на другие, да и просто было приятно прочитать.
Код любви - Моррель Максимилианаnatali20
15.03.2012, 0.42





Не очень, мало страсти!Роман не похож на подобные, интересно знать как они будут жить вместе по прошествии времени:он - молодой и красивый, она - старая сморщенная старушенция,но зато человек с чувствами и т.п...
Код любви - Моррель МаксимилианаКатерина
24.10.2012, 8.44





Хочу чтобы Нас с Васей свела судьба!И чтобы он полюбил меня!
Код любви - Моррель МаксимилианаДиана
12.11.2012, 16.13





ИЗ ЗА КОМЕНТОВ РАСХОТЕЛОСЬ ЧИТАТЬ!!!rnrnРАЗ НЕ НРАВИТСЯ, МОГЛИ БЫ НАПИСАТЬ ПОЧЕМУ?
Код любви - Моррель Максимилиана.
17.06.2014, 15.14





Как не удивительно( после всех предыдущих комментариев) книга мне понравилась, прочитала с удовольствием! Еще раз подтвердилось что на вкус и цвет товарищей нет :) Если есть продолжение с удовольствием прочитаю :)
Код любви - Моррель МаксимилианаLana
12.11.2014, 22.25





Муть.
Код любви - Моррель Максимилианаирчик
15.11.2014, 23.41





Интересно. Заставляет задуматься...
Код любви - Моррель МаксимилианаВера
5.05.2015, 14.45





По-своему интересно. Отличается и от других книг. Хорошая фантазия у автора.
Код любви - Моррель МаксимилианаКитти
9.02.2016, 10.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100