Читать онлайн Корабельная медсестра, автора - Морни Джейн, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Корабельная медсестра - Морни Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Корабельная медсестра - Морни Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Корабельная медсестра - Морни Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морни Джейн

Корабельная медсестра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

На следующий день Гейл появилась в лазарете только после полудня. Все утро и часть дня она провела на вызовах в каюты.
В лазарете кроме их молодого пациента и сестры Мак Манус она застала миссис Мэтьюсон, пришедшую навестить сына.
Гейл была приятно удивлена дружелюбию и обаятельности этой маленькой изящной женщины с безукоризненными манерами. Гейл обратила внимание на то, как аккуратно и красиво уложены ее седые волосы.
– Вы, наверное, и есть та медсестра, о которой мне рассказывал Гарри, приветствовала она Гейл. – Он говорил, что вы очаровательны.
– Отличный повод, чтобы прикидываться больным как можно дольше, – молодой Мэтьюсон озорно улыбнулся Гейл.
– Не шути с этим, все могло кончиться очень плохо, мой мальчик, – сухо бросила миссис Мэтьюсон.
Гейл ощутила, как на мгновенье между матерью и сыном возникло напряжение.
– Гарри захотел плыть сразу же после операции, я была в ужасе, – говорила старая женщина Гейл, пока та провожала ее до дверей, – но теперь, когда я вижу, что он в надежных руках, мне стало намного спокойней.
– Спасибо, миссис Мэтьюсон, – улыбнулась Гейл. – Мы постараемся доказать, что достойны вашей оценки.
Гейл просматривала дневные записи, когда к ней в маленькое отделение для медсестер заглянула Энн Даунинг.
– Что-то неладно с этой их помолвкой, вот что я вам скажу, сестра. – Гейл повернула голову и посмотрела на вошедшую.
– В самом деле? – холодно спросила она, ничуть, впрочем, не обескуражив Энн Даунинг.
– Да, в самом деле. Только что сюда приходила его подружка, хотела навестить молодого человека. Так вот, как только я сказала, что у него сидит мать, она тут же унеслась прочь, как вспугнутая ворона. Правда, ведь смешно, если учесть, что они собираются пожениться?
– Ну, наверное, не хотела мешать его матери... – Даунинг громко хмыкнула. – Больше, похоже, было на то, что она ее боится – эта самая уж не знаю, кто она ему – невеста или не невеста. Кстати, не больно-то она похожа на настоящую леди, вот что я вам скажу.
– Хорошо, что нас совершенно не касается личная жизнь наших пациентов, – сказала Гейл.
Даунинг приняла обиженный вид.
– Ничего страшного не случится, если мы поговорим немного о том, что само бросается в глаза, – ответила она и вышла.
Гейл зашла к Гарри Мэтьюсону. Он выглядел озабоченным и обеспокоенным.
– Сестра, я не пойму, почему моя невеста до сих пор не зашла меня навестить? Может она приходила, пока я спал после обеда?
– Нет, насколько мне известно. – Гейл раздумывала, сказать ему про то, что она узнала от Даунинг, или нет.
– Может быть, она не попала на корабль? – Он внезапно так занервничал, что она решила сказать.
– Я думаю, что она решила, что одного посетителя за раз будет для вас достаточно, – успокаивающе проговорила Гейл. – И она была права.
Он, похоже, успокоился немного, узнав, что его невеста на борту, но выглядел все еще озабоченно.
– Что же она не зашла? Как глупо получилось... – он помолчал, затем, с видом маленького мальчика, доверяющего кому-то большой секрет, продолжал. – Вы знаете, сестра, они почти не знакомы друг с другом и я очень рассчитывал на то, что они сдружатся за время плавания. Я боюсь, что мама совсем ее запугает. Моя невеста так чувствительна – если так пойдет и дальше и она не перестанет бояться моей матери, то ничего хорошего у нас не получится.
– Не беспокойтесь, – утешала его Гейл. – За время плавания – а ведь мы долго будем плыть до Австралии – они наверняка сойдутся поближе и все будет хорошо.
– Я тоже так думаю. Она обязательно понравится маме, когда та узнает ее поближе. Она замечательная девушка, вы сами в этом убедитесь, как только я вас познакомлю.
– Сгораю от нетерпения, – шутливо ответила Гейл, немного тронутая энтузиазмом этого очень молодого и очень влюбленного человека.
– Думаете, я просто влюбленный дурачок, да?
– Нет, конечно. Я думаю, что это замечательно – чувствовать такую любовь.
Они рассмеялись и в этот момент в лазарет вошли сестра Мак Манус и доктор Бретт. Гейл отметила про себя пристальный взгляд, который он бросил на нее от дверей лазарета.
Сестра Мак Манус пригласила ее в маленький офис, примыкающий к лазарету и там они отчитались перед начальником о результатах утренних вызовов в каюты.
Гейл была поражена легкостью и взаимопониманием, которыми были отмечены отношения старшей медсестры и Бретта. Это была идеальная рабочая пара: они понимали друг друга буквально с полуслова. Чувствовалось, что эти люди испытывают глубокое взаимное уважение.
Когда Гейл, закончив с вечерними вызовами в каюты, наконец, освободилась, уже темнело. Она вышла на палубу, накинув теплое пальто поверх униформы. По правому борту вдалеке виднелся берег, они, должно быть, уже вышли из речного устья в пролив. Корабль мерно покачивался на темных ленивых волнах.
Гейл прислонилась к поручням, с удовольствием вдыхая свежий и холодный морской воздух. Она смотрела на полоску земли, постепенно растворяющуюся в сумерках, и думала о, том, что в следующий раз увидит эту землю только через три долгих месяца.
Невольно ее мысли обратились к событиям прошедшего дня. Она вспомнила признание, так доверчиво сделанное Гарри Мэтьюсоном. Похоже, миссис Мэтьюсон не разделяет восторгов Гарри по поводу его избранницы. Интересно, что именно в ней не устраивает? Может быть, в ней говорит обычная в таких случаях материнская ревность? Вряд ли – ведь миссис Мэтьюсон не производит впечатления вздорной и неразумной женщины.
Может быть, у нее просто вошло в привычку отпугивать девушек, пытающихся прибрать к рукам наследника состояния Мэтьюсонов?
Гейл была разочарована, когда, вернувшись в лазарет, узнала, что пока ее не было, у Гарри побывала его невеста.
– Вы упустили случай с ней познакомиться, – укоризненно сказал Гарри, когда Даунинт, помогавшая Гейл переставлять его постель, вышла за дверь. – Она приходила навестить меня.
– Я знаю. Не беспокойтесь, – мы с ней еще встретимся.
– Само собой, – улыбнулся Гарри. – Она придет пожелать мне доброй ночи после ужина.
– После ужина? – Гейл засомневалась. – Я не совсем уверена, что ей стоит это делать. Она получила на это разрешение?
– Моей маленькой красавице достаточно было улыбнуться доктору Бретту, и он позволил навещать меня, когда ей вздумается, – похвастался Гарри. – Хороший парень, этот ваш доктор.
Гейл пожала плечами, справедливо рассудив, что в любом случае, вечером ее сменит Фостер – пусть он и разбирается с нарушением режима.
После ужина Гейл, несмотря на усталость, вместо того, чтобы отправиться прямо в свою каюту, решила заглянуть в лазарет. Ей хотелось увидеть, наконец, невесту Гарри. Роман молодого Мэтьюсона определенно волновал Гейл, хотя она не совсем понимала, почему.
Открыв дверь лазарета, она услышала, как протестующий голос Фостера был прерван мелодичным женским голоском, капризно произнесшим:
– Какая чепуха – конечно, я могу его навестить. Я уже его навещаю, не правда ли? – послышался звонкий смех. – Это ведь не тюрьма, и потом доктор Бретт сказал, что я могу это делать, когда захочу.
Гейл резко остановилась, будто наткнувшись на невидимую преграду. У нее было ощущение, будто ее окатили ледяной водой.
– Только не так поздно, – твердо выговаривал Фостер. – И только с разрешения медсестры.
– Ну ладно, тогда, где эта медсестра? Гейл закрыла за собой дверь и сделала шаг вперед. Девушка у кровати Гарри повернулась к ней и их глаза встретились. Гейл уже знала, кого она увидит.
Невестой молодого Мэтьюсона оказалась Бэрри – Берил, жена ее брата!
– Сестра! Позвольте представить вам мою невесту. – Гарри смотрел на Гейл и не видел, как Берил вздрогнула от неожиданности. Через долю секунды она уже беззаботно глядела на Гейл.
– Как поживаете, сестра? Неужели вы действительно хотите выгнать меня отсюда?
Гейл встретила взгляд ее зеленых глаз, совершенно спокойный, как будто она действительно обращалась к незнакомому человеку. Гейл какую-то долю секунды пыталась решить, что ей делать. Бэрри не сводила с нее глаз, очевидно догадываясь, что должно твориться сейчас у той в голове.
– Ну что же, мисс... – Гейл подчеркнуто замолчала и Гарри тут же вставил:
– Харкорт. – Он повернулся к своей возлюбленной. – Бэрри, дорогая, это – сестра Уэст. Она – сущий ангел, во всяком случае, пока ты себя хорошо ведешь.
– Значит, мне придется вести себя хорошо, – обаятельно улыбнулась в ответ Бэрри. Похоже, она находила ситуацию скорее забавной, чем опасной для себя. Гейл поняла, что она сменила свою незамысловатую фамилию на более звучную и аристократическую. Наверняка она это сделала из профессиональных соображений.
– Конечно, придется, – ответила Гейл. – Персонал может быть очень суров с нарушителями режима. – Она чуть заметно улыбнулась. – И хотя мистер Фостер имел в виду главную медсестру, я боюсь, что в ее отсутствие именно мне придется проявлять твердость. – Она должна была поддержать Фостера в его попытке не допустить такой поздний визит.
– Я оставляю вам время только на то, чтобы пожелать спокойной ночи.
Гейл вышла. В коридоре она почувствовала, что ее бьет мелкая дрожь.
Подумать только – Бэрри! Бэрри с ее видом капризной маленькой девочки, с ее обаянием котенка и соблазнительной внешностью. Что может быть нужно опытной женщине вроде нее от юнца вроде Гарри? Ответ вполне очевиден. Так же как и причина неприязни миссис Мэтьюсон. Мать Гарри, должно быть, вдоволь насмотрелась на таких, как Бэрри. Гейл подумала о том, что может быть известно о ней Мэтьюсонам. Наверняка не так много, судя по решительности, с которой Бэрри отказалась узнать Гейл.
Как и можно было ожидать, короткое прощание в лазарете затянулось и Гейл уже была готова вернуться туда и навести порядок, но тут в коридоре, наконец, появилась Бэрри. Она беззаботно улыбалась и выглядела довольно эффектно – пышные белокурые волосы и короткая юбка, подчеркивающая ее стройность, делали ее очень привлекательной. Бэрри остановилась перед Гейл, ее красные губы приоткрылись в улыбке, обнажив белоснежные зубы.
– Удивительные вещи случаются в этом забавном маленьком мире, правда? Но ты молодец, Гейл, ты даже глазом не моргнула. Может, ты знала заранее, что плыву с вами?
– Я и сама не знаю, почему я так себя повела, – честно призналась Гейл.
– Боже мой! – Берил звонко рассмеялась. Ее смех звучал почти естественно. – Если бы ты повела себя по-другому, то совершила бы ошибку – большую ошибку. – Берил продолжала улыбаться, но ее улыбка стала какой-то напряженной. – Лучше не выдавай меня, Гейл. По крайней мере, пока не услышишь всю историю до конца – тогда можешь делать все, что угодно. Я надеюсь, ты слышала – я собираюсь замуж за Гарри. – Ее широко открытые глаза смотрели на Гейл спокойно и безмятежно.
– В самом деле? – в голосе Гейл прозвучала ирония.
– Ну да. Он ведь представил меня, как свою невесту? Гарри совершенно без ума от меня и мы будем очень счастливы – совсем скоро. Я должна тебе все рассказать. Это целая история. Но здесь плохое место для секретов, правда?
Она с коротким смешком посмотрела в конец коридора.
– Лучше приходи ко мне в каюту. Номер 57 на третьей палубе. Когда ты сможешь?
Гейл пообещала быть у нее через четверть часа. Гейл вернулась в лазарет. Там ее нетерпеливо ожидал Гарри, глаза его блестели, он возбужденно спросил:
– Ну как она вам? Правда, ведь – настоящая королева? Она самая милая и красивая на земле, ведь, правда, сестра?
Гейл посмотрела на него сверху вниз, и у нее защемило сердце от жалости. Ей хотелось сказать:
– Да, конечно, милая в том смысле, в каком может быть милым яблоко с гнилой сердцевиной; только ты об этом не знаешь.
– Она очень красивая, – сказала вместо этого Гейл. – Но вам могут повредить такие поздние визиты. Пора спать.
– Все, сплю, – пообещал Гарри с улыбкой. – Может быть, она мне приснится.
Да, похоже, парень крепко сидит на крючке. Бэрри умела накрепко привязывать к себе мужчин. С грустью Гейл вспомнила своего брата Питера и то, как подкосил его окончательный уход Бэрри. Некоторое время после того, как это случилось, на него просто страшно было смотреть. Вряд ли он до самого конца оправился от этого удара. Иногда Гейл задумывалась над тем, не послужил ли уход Бэрри причиной катастрофы, но этого уже никто не мог подтвердить наверняка. Было бы слишком жестоко взваливать вину за его смерть на Бэрри. Но что было, несомненно – так это то, что с ее уходом жизнь потеряла для брата Гейл всякий смысл.
Что за удивительное совпадение – встретить вдову своего брата таким вот образом. Наверняка во всем этом есть какой-то высший смысл. И как странно, что Бэрри ничуть не встревожена этой встречей. Хотя это, скорее всего, только видимость. Бэрри всегда была мастер скрывать свои истинные чувства.
Гейл вышла из лазарета, чтобы идти к Берил и сквозь открытые двери приемного покоя увидела Грэма Бретта. Он позвал ее внутрь и дал указания насчет завтрашнего приема. Когда с этим было покончено, доктор неожиданно сказал:
– По-моему, вы были слишком жестоки с молодым Мэтьюсоном и его невестой сегодня вечером. Я видел ее недавно – бедняжка жаловалась, что ее не пускают в лазарет. Не могли бы вы быть к ним поснисходительнее? – Он улыбнулся. – Вы знаете – молодая любовь и все такое... Гейл опешила. Неужели неприступный доктор Бретт тоже поддался чарам Бэрри? По тому, как он о ней говорил, чувствовалось, что Бэрри успела добиться его расположения, а это выражение «молодая любовь»; он явно употребил его, имея в виду малоопытность этой девушки. Что бы он сказал, если бы узнал, что молодой неопытной невесте Мэтьюсона уже за тридцать и у нее есть шестилетний сын, между прочим – безжалостно ею брошенный?
– Если вы так хотите, доктор, я не буду вмешиваться, – сдержанно ответила Гейл. – Спокойной ночи, сэр.
Пока Гейл искала каюту Берил, ей пришло в голову, что это довольно странно – невеста Гарри Мэтьюсона, путешествующая в каюте на третьей палубе. Она бы ничуть не удивилась, если бы Берил оказалась в одной из роскошных кают первой палубы, или, в крайнем случае, где-нибудь на второй. Но, с другой стороны, корабль переполнен, а Берил, наверное, брала билет в последний момент. А может она покупала билет за свой счет или хотела произвести благоприятное впечатление на свою будущую свекровь.
Когда Гейл вошла в каюту, Бэрри сидела на койке и снимала лак с ногтей. На ней был короткий халатик, вполне соответствующий той роли юной неопытности, которую она разыгрывала в настоящее время.
Бэрри подняла голову и жизнерадостно улыбнулась; у нее был вид человека, готового поделиться какой-то тайной с близким другом.
– Наконец-то. Садись вот сюда, на стул. Сигарету? – Бэрри вытащила пачку и когда Гейл отказалась, закурила сама. – Ну, давай, выкладывай, – равнодушно сказала она, заметив замешательство Гейл, которая действительно не знала, с чего начать. – Я по твоему лицу вижу, что тебе не нравится вся эта история с Гарри. Но тебе ведь никогда не нравилось то, что я делаю, правда? Так что давай, начни с обвинений.
– Как я могу тебя обвинять – я про тебя почти ничего не знаю, – сказала Гейл. – Да и вообще, меня не касается то, что ты делаешь со своей жизнью. Но, прежде всего, не хочешь ли ты узнать, как поживает твой сын Пип?
Бэрри одарила ее долгим, спокойным взглядом и слегка пожала плечами.
– Обвинение номер один, – сказала она иронично. – Я знаю, что он в порядке, пока живет с мамочкой Уэст; ему с ней гораздо лучше, чем со мной. Что бы ты обо мне ни думала, Гейл, я вовсе не бездушный урод – я всего лишь не гожусь на роль матери. И это не моя вина. Я никогда не хотела становиться матерью. – Ее точеное лицо омрачилось воспоминаниями. – Никто не может идти против своей натуры, знаешь ли, и я, наверное, смогу гораздо больше сделать для Пипа, когда твердо встану на ноги, чем сейчас.
Так вот как она успокаивает свою совесть – или что там у нее есть вместо совести!
– И что Гарри, он знает про Пипа?
– Не будь наивной, Гейл. Гарри думает, что мы с ним одного возраста. Почему бы и нет? Я так и выгляжу, разве не правда? – Бэрри вызывающе вскинула голову. Сейчас она выглядела, пожалуй, еще моложе – если бы не рот с искривленной внутренним напряжением линией губ. – Я представляю, что вы с мамашей Уэст обо мне думали, когда я не ответила на это письмо о Питере. – Теперь Бэрри выглядела серьезной. – Пока они его искали, я следила по телевидению и газетам, следила до тех пор, пока не прекратились поиски. Бедный Питер. – Она вздохнула. – А потом уже не было смысла писать; мне не хотелось возвращать вас к болезненным воспоминаниям.
Гейл не могла смотреть на нее – на это выражение фальшивой скорби на ее лице.
– Я сомневаюсь, чтобы болезненные воспоминания прекратились так быстро, – сказала она с горечью.
Бэрри напряглась.
– Ну ладно, вы получили лишний повод меня осуждать.
В каюте стало тихо. Мысли Гейл путались, она не знала, что еще сказать. В конце концов, личная жизнь Берил ее действительно не касается, но она ведь не может стоять, сложа руки и смотреть, как за этим славным парнем, Мэтьюсоном, захлопывается ловушка?
– Бэрри, – начала Гейл, наконец. – Ты ведь не собираешься жениться на юнце, который младше тебя на десять лет, даже не сказав ему, что ты уже была замужем?
Бэрри прикурила новую сигарету от окурка старой и нервно раздавила его в пепельнице.
– Я все ждала, когда же ты спросишь. Пора поговорить об этом напрямую. – Улыбка на ее лице сменилась выражением холодной решительности. Гейл уже приходилось видеть ее такой – черты лица заострились, глаза похожи на кусочки зеленого льда.
– Начать с того, что Мэтьюсоны считают меня совершенно одинокой. – Ее губы скривились. – Я для них – дочка обедневших аристократов, пытающаяся заработать себе на жизнь. Так что, как видишь по сценарию, появление родственников не предусматривается.
– Зачем тебе понадобилось начинать с такого глупого обмана? – горячо воскликнула Гейл. Как это похоже на Бэрри – окружать себя, как коконом, какой-нибудь невероятной историей. – Наверняка ведь для австралийцев все это не так уж и важно – социальное положение, голубая кровь и все такое?
– Да, но мать Гарри не австралийка и для нее это еще как важно. Но даже моя «голубая кровь» не слишком мне помогла. Старуха почему-то меня сразу невзлюбила. – Впервые за все время Бэрри выглядела обеспокоенной. – А ее влияние на Гарри просто поразительно велико. Ты знаешь, у него не слишком сильный характер, при всех его достоинствах. Так что, – в голосе Бэрри теперь звучала решимость. – Я должна с ней справиться, честно или обманом – неважно. Я не думаю, что Гарри женится на мне против ее воли, хотя он и дал мне вот это. – Она подняла свою руку и на ней сверкнул изящный изумруд.
Гейл моргнула. Это действительно был впечатляющий камень. – В таком случае получается, что ты рисковала, отправляясь в Австралию?
– Ничего, я в любом случае не останусь внакладе, – высокомерно заявила на это Бэрри. – Я собираюсь работать на телевидении. Ты же знаешь, у меня это неплохо получалось дома. А Гарри устроил мне потрясающий контракт. У него там связи. Я, может быть, не брошу работу даже после свадьбы, если мне там понравится, там посмотрим.
Гейл смотрела на Бэрри и поражалась, насколько та уверена в будущем и самонадеянна. – А почему бы тебе не удовлетвориться просто этой работой на телевидении, зачем тебе еще и разрушать его жизнь? – твердо спросила она.
– Тут уже ничего не поделаешь, так уж получилось, что он безумно в меня влюблен. – Взгляд Бэрри стал жестким, как у ядовитой змеи, готовой к атаке.
– В таком случае он переживет известие о том, что ты была замужем и у тебя есть ребенок.
– К сожалению, его мамуля в меня совсем не влюблена, – рот Бэрри скривился в едкой усмешке, она раздраженно махнула рукой. – О чем мы спорим? Он ничего не узнает. – В тоне Берил и в том, как она смотрела на нее, Гейл почудилась скрытая угроза. Но чем Берил может ей угрожать? Как раз наоборот – Гейл может и наверняка должна раскрыть ее обман. Она уже жалела о том, что не сделала этого сразу же, при первой их встрече сегодня вечером. Не может быть и речи о том, чтобы Гейл стала ее союзницей и Бэрри должна это прекрасно понимать. Ее самоуверенность и то, как она забавлялась сложившейся ситуацией раздражали Гейл.
Гейл поднялась. В маленькой каюте было душно от табачного дыма.
– Но теперь тебе, так или иначе, придется сказать им! – тихо проговорила она. – Тебе крупно не повезло, я думаю – ты никак не могла предвидеть подобное совпадите. – Неожиданно для Гейл, Бэрри рассмеялась.
– Да ты, никак, угрожаешь мне? – Бэрри спокойно занялась ногтями на ногах. – Действительно, я не могла этого предвидеть и сперва немного испугалась. Но на самом деле наша встреча ничего не меняет.
Раздражение Гейл росло.
– Но ты ведь не воображаешь себе, что я помогу тебе обмануть Мэтьюсонов?
– Считай, что ты уже мне помогаешь, потому что если ты будешь мне мешать, я просто заберу Пипа у твоей матери.
У Гейл приоткрылся рот в немой гримасе изумления – такого поворота она никак не ожидала. Вот почему Бэрри была так уверена в себе! Такие вещи были вполне в ее духе, очевидно, она сразу догадалась, как защитить себя от возможного разоблачения. Гейл вдруг почувствовала, как на нее навалилась скопившаяся за день усталость.
– И что ты собираешься с ним делать? – спросила она; ей удалось заставить свой голос звучать ровно, хотя саму Гейл колотила легкая дрожь. – Ты можешь пренебрегать порядочностью и честностью, но я точно знаю, что ты никогда не станешь усложнять себе жизнь. Ты относишься к нему как к обузе со дня его рождения, а теперь, когда ты собираешься и крепче встать на ноги, он будет мешать тебе еще больше.
– Ничего, как-нибудь управлюсь, – самоуверенно кивнула головой Бэрри. – У меня есть тетка в Ливерпуле. Помнишь мою тетю Минни? Правда, за это нужно будет ей платить. Вообще-то, будет жаль, если придется это делать, но у меня нет выбора. Не будь дурочкой, милая. – Она соскользнула с койки и стояла теперь напротив Гейл, как будто стряхнув с себя вид простодушия и невинности. В ее взгляде читалась решительность женщины, много повидавшей на своем веку, а губы застыли в горькой и презрительной усмешке.
– Что тебе за дело до этих Мэтьюсонов? – с вызовом спросила она. – Кроме желания мне навредить, что еще заставляет тебя лезть в это дело?
Гейл замешкалась с ответом. Действительно, как бы ни были ей симпатичны Мэтьюсоны, они все равно – чужие люди и их благополучие должно значить для Гейл гораздо меньше, чем счастье Пипа и матери.
– Я вовсе не ищу случая тебе навредить, – наконец заговорила она. – Просто я считаю непорядочным для себя молча наблюдать, как ты разрушаешь человеческую жизнь. Ведь он же совсем еще мальчик по сравнению с тобой.
По лицу Бэрри было видно – ее разъярило упоминание о ее возрасте.
– В таком случае, даже еще лучше, что у тебя нет выбора, – с издевкой сказала она. – И не думай, что я блефую. Раз уж мы заговорили о возрасте, то послушай, что я скажу: я действительно приближаюсь к тому этапу жизни, когда женщина или срывает куш или сходит с дистанции. – Она посмотрела Гейл прямо в глаза и, отчетливо выговаривая слова, медленно произнесла:
– Я выхожу замуж за Гарри. И если ты мне будешь мешать, то я найду способ отомстить, не беспокойся.
Гейл смотрела на лицо Бэрри и жалела, что Гарри не может увидеть его таким, каким оно было сейчас – злобным и постаревшим, с жестко прочерченными линиями возле глаз и рта. Возможно, Бэрри прочитала чувства Гейл в ее взгляде – она отвернулась; взяла щетку и стала расчесывать свои пышные белокурые волосы.
– Я вижу, ты мне веришь, – в ее голосе прозвучало торжество. – Мне этого достаточно.
– Нет, я действительно верю, что ты можешь это сделать, – сказав это, Гейл тихонько открыла дверь и вышла.
Как только Гейл вышла, Бэрри бросила причесываться, включила яркую лампу над зеркалом и стала пристально разглядывать свое отражение. Все, что касалось ее возраста, действительно тревожило Бэрри. Гейл не могла выбрать более удачного способа уязвить ее. Интересно, подействует ли ее угроза разлучить Пипа с бабушкой? Неужели ей удалось так легко напугать Гейл? Бэрри уже не чувствовала себя в полной безопасности, ведь буквально несколько слов, сказанных Гейл, могут разрушить все ее планы.
Она подумала, что никогда не могла понять Гейл с ее четкими представлениями о том, что хорошо, а что плохо. Вдруг она решит, что открыть обман, на который так легко попался молодой Мэтьюсон – это ее долг – что тогда?
Бэрри вспомнила, как просто Гарри поверил, что имеет дело с совсем молодой девушкой, впервые встретившись с ней на одной из вечеринок в Лондоне. Ей не пришлось врать – скорее всего, если бы Бэрри призналась ему в тот вечер, что она вдова и у нее есть шестилетний сын, он бы просто не поверил.
Сама же Бэрри не питала иллюзий. Гарри Мэтьюсон может оказаться последним ее шансом, и она не должна его упустить.
Она выключила лампу. Теперь Берил жалела о том, что не нажала на Гейл сильнее и не добилась от нее обещания молчать.
Выйдя от Бэрри, Гейл пошла прямиком в свою каюту. Там она без сил опустилась на край койки и сорвала с головы шапочку. Голова ее раскалывалась от боли. Она чувствовала себя смертельно уставшей и опустошенной. В какое ужасное положение она попала! Теперь ей придется смотреть, как день за днем на ее глазах Гарри становится жертвой этой ужасной женщины.
Однако должна ли она была что-то изменить, даже если бы не было угрозы со стороны Бэрри? Роль доносчицы ей претила. Может, даже лучше, что она связана этой угрозой и решение принято за нее. Рисковать тем, что Бэрри сделает, как обещала, она не могла. Мать просто не переживет этого.
Все же она чувствовала себя предательницей по отношению к молодому Мэтьюсону. К симпатии, которую испытывала Гейл к этому юноше, теперь, однако, примешивалось легкое раздражение. Неужели он сам не видит того, что так очевидно для его матери, а именно – что Бэрри влюблена не в него, а в состояние Мэтьюсонов? Он сам будет виноват во всем, что может с ним случиться. Он заслужил это – нельзя быть таким слепым глупцом.
Гейл тут же поняла, что на самом деле так не думает. Это была все-таки нечестная игра – немалый опыт обольщения, накопленный Бэрри, против неопытности и искренности совсем молодого человека.
Оставалось надеяться на то, что миссис Мэтьюсон сама с этим разберется. Может быть, ее влияние на сына, в конце концов, возьмет верх. Вперед еще много времени и много чего может случиться до конца рейса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Корабельная медсестра - Морни Джейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Корабельная медсестра - Морни Джейн



Читать можно))))
Корабельная медсестра - Морни Джейн)))
27.04.2013, 11.27





Мило)
Корабельная медсестра - Морни ДжейнКсения
28.04.2013, 6.39





Можно почитать.
Корабельная медсестра - Морни Джейниришка
14.12.2013, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100