Читать онлайн Корабельная медсестра, автора - Морни Джейн, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Корабельная медсестра - Морни Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Корабельная медсестра - Морни Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Корабельная медсестра - Морни Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морни Джейн

Корабельная медсестра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

«Юджиния» вышла в море; расторгнутая помолвка широко обсуждалась на корабле. И команда, и пассажиры были заинтригованы таким поворотом событий. Как и предполагала сестра Мак Манус, скучающая публика готова была обсуждать самые невероятные причины разрыва.
Неприязнь матери Гарри к его невесте была настолько очевидна, что многие не верили в то, что Бэрри пошла на расторжение помолвки по собственной воле.
Те, кому Бэрри была не очень симпатична, уверяли, что от нее просто откупились. Другие говорили, что бедную девочку запугали. Но никто даже близко не мог предположить истинную подоплеку этого дела.
Джуди Моррис из интендантской службы была в курсе всех последних слухов и охотно делилась ими с Гейл.
– Конечно, Гарри Мэтьюсон сделал красивый жест, позволив Бэрри Харкорт представить все дело, таким образом, будто она сама его бросила. И, между прочим, Гейл, часть народа считает, что тут и ты замешана. Ну, знаешь, эта обычная глупость – человек влюбляется в свою сиделку и так далее.
– Какая чепуха, – сказала Гейл, чувствуя легкую досаду. Она вспомнила туманные предостережения сестры Мак Манус. Никто лучше самой Гейл не знал, насколько не соответствует истине предположение о том, что она заняла место Бэрри в сердце молодого Мэтьюсона. Хоть он и взял в привычку преследовать Гейл в ее свободное время, когда она выбиралась на палубу подышать воздухом, у нее не было на его счет никаких иллюзий. Он постоянно говорил о Бэрри, только о ней. В нем нарастало какое-то неистовство и это беспокоило Гейл. Она понимала, что общение с ней служит для Гарри своего рода предохранительным клапаном. Он изливал ей душу, находя в ней сочувствующего и сдержанного слушателя.
– Девушки? Зачем мне девушки? – возмущенно ответил он как-то раз, когда Гейл предположила, что ему пора заинтересоваться какой-нибудь привлекательной девушкой, которых было на борту довольно много. – Вы думаете, я позволю кому-то из них вышибить из меня дух, как это сделала она? Если я не смогу вернуть Бэрри... – Его лицо искривилось трагической гримасой. – Но еще не все потеряно; Боже мой, еще не все. Любым способом – по-честному или обманом – но я должен ее вернуть иначе я конченый человек.
Гейл поежилась – таким отчаянием повеяло от его слов. Она дотронулась до его руки в молчаливом сочувствии.
Под влиянием момента она чуть было не рассказала ему правду о Бэрри, но даже это вряд ли бы что-нибудь изменило.
– Бросьте, Гарри – не надо драматизировать, – пыталась урезонить его Гейл. – Такие мысли вам не помогут. Вам надо научиться достойно принимать неизбежное. – Голос изменил ей, потому что этот совет относился к ней точно так же, как и к Гарри.
Реакция Гарри на расторгнутую помолвку беспокоила Гейл. Его излияния, часто сопровождающиеся вспышками ярости, начинали действовать ей на нервы и она была бы не прочь избежать их, если бы не думала, что, давая ему выговориться, облегчает его душевную боль. Наверняка он не был так откровенен с матерью, по-прежнему подозревая ее в неприязни к Бэрри.
Гейл удивляло, как скромно ведет себя Бэрри в последнее время. Большую часть времени она проводила в одиночестве – читая журналы или книгу в кресле на палубе и как бы давая понять, что не нуждается в компании. Странно – ведь теперь она свободна и, будучи одной из самых привлекательных женщин на корабле, она могла бы окружить себя компанией веселых и миловидных ухажеров, в которых на борту не было недостатка.
Гейл подозревала в этом какой-то умысел. У нее было тревожное ощущение, что Бэрри просто разыгрывает какой-то спектакль – возможно, чтобы произвести впечатление на Грэхема. Если бы он увидел, что Бэрри вовсю веселится, то она не смогла бы рассчитывать больше на его сочувствие. Бэрри играла роль маленькой женщины с разбитым сердцем.
Пытаясь отвлечься от тревожных мыслей, Гейл занимала себя всевозможными делами, не связанными с работой. В свободное время она стала помогать Бренде Найт, медсестре из детского отделения, с подготовкой детского маскарада. Этот праздник занимал важное место в списке корабельных увеселений.
Обычно они с Брендой после дежурства усаживались в комнате для медсестер, которая, в отличие от их кают, была оснащена кондиционером, и принимались за шитье детских костюмов. Таким образом у Гейл оставалось меньше времени на разговоры с Гарри, чему она, в глубине души, была рада. Однако, прогуливаясь однажды вечером по палубе, он заметил свет в больших окнах медицинского офиса и, заглянув туда, открыл для себя, как Гейл проводит теперь свое свободное время.
– Привет! Что я вижу! Две самые симпатичные девушки на корабле сидят взаперти, вместо того чтобы вовсю веселиться! – Он нетвердо стоял на ногах и, со вздохом облегчения плюхнулся в кресло около стола.
– Вы что, никогда не видели, как две честные рабочие девушки выбиваются из сил, зарабатывая свой кусок хлеба? – парировала Бренда. – Посмотрите, – она подняла шитье. – Маленькая Салли Маунтфорд будет салатом. В день праздника мы прикрепим сюда настоящие салатные листья. Это Гейл придумала.
– Гейл очень умная девушка. Замечательная девушка Гейл. – Он вяло помахал рукой. – Получит первый приз, я уверен.
Гейл забеспокоилась. Только этого не хватало. Теперь он, чего доброго, начнет пить. Вряд ли это поможет ему вернуть Бэрри.
Он сидел в кресле полусонный, с отяжелевшими глазами. Гейл сказала, что он выглядит уставшим и ему пора в постель, но ее уговоры не возымели действия. Он оставался там до тех пор, пока они не закончили работу и не собрались уходить.
Гейл была бы не прочь подышать воздухом, но ей не хотелось этого делать в компании подвыпившего Гарри. Она отвела молодого человека в его каюту и оставила там, на попечение стюарда.
Теперь Гарри знал, где ее искать после работы и на следующий день появился у них опять, как только они сменились с дежурства. Он просидел с девушками целый вечер, беспрерывно куря. Присутствие его создавало какую-то напряженность и нарушало легкую дружескую атмосферу, в которой обычно проходили их вечера за шитьем. Гейл готова была терпеть это неожиданно возникшее неудобство, но что ее беспокоило – так это то, что подобные визиты определенно не помогут покончить со всякими глупыми слухами.
– Что происходит, Гейл? – спросила Бренда, когда они, окончив работу, убирали за собой в каюте, а Гарри ждал Гейл на палубе. – Наш молодой друг – он что... Похоже, он к тебе привязан, правда?
– Не в том смысле, в каком ты думаешь, – довольно резко ответила Гейл. – Единственное, чего он хочет – это говорить о Бэрри Харкорт.
– Хорошо, что мы уже почти закончили работу. Нет нужды давать лишний повод для сплетен. В такую жару пассажирам только и остается, что выдумывать от безделья всякие двусмысленные глупости, чтобы было о чем поболтать.
Гейл понимала, что Бренда таким образом тактично советует ей держаться подальше от молодого Мэтьюсона.
По настоянию Гарри она некоторое время постояла с ним на палубе. Яркие тропические звезды висели в темно-синем небе и Гейл, было, залюбовалась ими, но слова Гарри нарушили ее созерцательное настроение.
– Иногда я думаю, что мне было бы лучше там... – Его взгляд был прикован к воде, пенящейся у борта корабля.
Гейл часто задумывалась, не стоит ли поговорить с миссис Мэтьюсон о депрессии, в которую все глубже и глубже затягивало Гарри.
Расставшись с Гарри, Гейл спустилась к себе в каюту. Там стояла такая духота, что она тут же пожалела о том, что ушла с палубы так рано. Почему бы не позволить себе подышать еще минут десять – в одиночку, в тишине и покое. Гейл вернулась на свое любимое место на носу корабля. Она любила стоять здесь днем, наблюдая, как летучие рыбы, сверкая серебристыми боками, проносятся над водой на своих маленьких темно-синих крыльях в поисках спасения от какой-то невидимой опасности.
Красота тропической ночи заставила мысли Гейл обратиться к Грэхему и усилила томительную тоску в ее сердце. Такая ночь создана для любви и влюбленных, а она одинока. Одинока и боится за любимого человека. Ее сердце учащенно билось, пока она, стоя у поручня, пыталась решиться на какое-нибудь действие.
– Дышите воздухом, сестра? – Она так сосредоточенно думала о нем, что появление самого Грэхема рядом с ней, казалось естественным продолжением ее мыслей.
– Да, здесь самое лучшее место для этого. – Он облокотился на поручень рядом с Гейл и предложил ей сигарету. Она, поколебавшись, взяла ее. Руки ее дрожали, а сердце бешено колотилось, когда он достал зажигалку и дал ей прикурить.
С того самого вечера в Адене, когда доктор так резко и сурово отчитал ее, между ними установились довольно напряженные, чисто деловые отношения и встречались они с тех пор только на работе. Она не могла себе представить, зачем ему понадобилось останавливаться около нее. Некоторое время они, молча, курили. Гейл не знала, как начать разговор. Он первым нарушил молчание.
– Сестра, я хотел поговорить с вами в спокойной обстановке. Во время работы это трудно сделать; давайте поговорим сейчас.
– Чем вы на этот раз недовольны? – импульсивно спросила Гейл.
– Значит, вы сами признаете, что поступаете неправильно?
– Нет, иначе я бы не спрашивала. – Секунду они, молча, смотрели друг другу прямо в глаза, затем Грэхем, пожав плечами, отвернулся.
– Я перейду прямо к делу. Сестра, вы новичок на корабле, и не знаете, наверно, как щепетильно компания относится к любого рода скандалам, в которые замешаны члены медицинской команды – особенно, когда дело касается пассажиров. Но вы должны знать – ведь вы ознакомились с правилами – что ваши отношения с пассажирами строго регламентированы.
Гейл коротко выдохнула воздух.
– Вы сказали – «скандал». Я не понимаю вас, доктор.
– Я боюсь, что это принимает уже масштабы скандала. – Внешне он был абсолютно спокоен и сосредоточен. – Дружба с Гарри Мэтьюсоном привлекает к вам внимание. Подобные отношения создают нездоровую атмосферу на корабле и пагубно отразятся на отношении к вам администрации компании.
Гейл крепче ухватилась за поручень. Она не знала, на кого сейчас больше сердиться – на преследующего ее Гарри, на Грэхема, пытающегося призвать ее к порядку, или на саму себя.
– Я не думала, что окажусь жертвой глупых сплетен только из-за того, что пытаюсь помочь человеку, переживающему последствия тяжелого удара. Что они говорят? – поинтересовалась она с горькой иронией. – Что я пытаюсь по кусочкам собрать разбитое сердце Гарри?
Грэхем посмотрел на нее; ее голос звучал искренне. Он чуть не сказал:
– Все гораздо хуже, – но удержался. Он думал о Бэрри, как она доверилась ему, как отважно она переживает свое страдание.
– Что я могу поделать, Грэй, – говорила Бэрри. – Гарри изменился ко мне. Эта привлекательная медсестра, сестра Уэст, нашла дорогу к его сердцу. Я вижу, что он влюблен в нее. Я должна дать ему свободу, уйти с его дороги, правда, Грэй?
Его лицо застыло. Услышать такое о сестре Уэст было тяжелым ударом. А теперь слухи о том, что она повинна в разрыве между Бэрри Харкорт и Гарри.
Мэтьюсоном только усилились, и причиной тому – ее поведение.
– Вас надо понимать в том смысле, что ваши отношения с молодым Мэтьюсоном – чисто платонические? – со спокойствием, от которого у Гейл мурашки побежали по коже, наконец, спросил Грэхем.
– Естественно!
– Похоже, что вы являете собой очень последовательного сторонника платонических отношений. – Голос Грэхема был полон горького сарказма. Чувствовалось, что он теряет контроль над собой. – Ведь был еще молодой Пат Нейли – «тоже платонический друг».
Гейл резко повернулась и сильно побледнев, теперь пристально смотрела на холодное и презрительное лицо Грэхема. Разъяренный взгляд Гейл зажег ответный огонь в его глазах. Поддавшись сдерживаемому до поры внутреннему порыву, он схватил ее за руку.
– Что вы за девушка, Гейл? Сначала Пат, потом этот Мэтьюсон. Пусть меня повесят, если я знаю, что о вас думать. – Его глаза горели, в нем бурлила какая-то непонятная ярость.
– Вы делаете мне больно. – Он отпустил руку Гейл и, похоже, взял себя в руки. Гейл услышала, как он извиняется. – Вы достаточно ясно дали понять, что обо мне думаете, – с горечью произнесла Гейл. – Впрочем, какая разница? – Каким-то чудом ей удалось сказать это спокойным и безразличным голосом.
– Вы абсолютно правы. – Грэхем нахмурился. – Теперь, когда помолвка расторгнута, ничего уже нельзя изменить. – Он пренебрежительно махнул рукой. – Просто неприятно разочаровываться в ком-то, кого очень ценишь. А я именно так к вам относился – я думал, вы другая.
Гейл ощутила внутри себя тягостную, тошнотворную пустоту; это было ощущение катастрофы. Она наклонилась к поручню и смотрела невидящими глазами в черную воду. Ей хотелось спросить, какое отношение она может иметь к расторгнутой помолвке, но не смогла выговорить, ни слова.
Что могло разрушить его хорошее отношение к ней? Он сказал, что высоко ценил ее раньше. Что заставило его изменить эту оценку?
Гейл повернулась и уже было открыла дрожащие губы, чтобы заговорить. Но Грэхем исчез – она была настолько захвачена волной собственных переживаний, что не заметила, как он ушел.
Это конец, повторяла себе Гейл опять и опять. Если мужчина так ясно и недвусмысленно дает тебе понять, что ты абсолютно ничего для него не значишь – надеяться больше не на что и пора оставить все мечты об этом человеке. Она подумала, что со временем душевная боль от пережитого пройдет, ведь нельзя же жить все время с кровоточащей раной в душе?
Она пыталась отвлечься работой и участием в жизни корабля. Детский праздник прошел с огромным успехом. Маленькая Салли Маунтфорд в своем «салатном» костюме получила первый приз за самый оригинальный наряд.
Потом настала пора большого концерта. Бэрри, конечно же, пригласили выступать. Чтобы, по мнению устроителей, ее выступление должно было придать всему концерту оттенок профессионального шоу.
Она появилась на сцене как раз перед перерывом и спела пару слащавых песенок. Голос ее звучал хрипловато, но слушать его было приятно, и она завоевала симпатии основной части зрителей.
В романтическом платье из сиреневого шифона она выглядела воплощением юности и красоты. Такая роль ей очень удалась в этот вечер, ее вид навевал желание сравнить ее с весенним рассветом или бутоном розы.
В антракте Гейл сходила в лазарет, чтобы сделать уколы. У нее разболелась голова, и вместо того, чтобы вернуться обратно в зал, она вышла на палубу подышать воздухом. Там было пустынно – большинство пассажиров пошли на концерт. Но когда Гейл, по дороге к своему любимому месту на носу, проходила мимо двух шлюпок, висящих на талях, из темного промежутка между ними послышалась какая-то возня. Наверное, там укрывалась пара подростков. Гейл почти прошла мимо, но тут шум прервался женским криком:
– Отпусти меня! Ты сумасшедший. Отпусти немедленно. – И в следующую секунду из-за лодки выскочила девушка. Увидев Гейл, она испуганно бросилась к ней и вцепилась ей в руку.
– Помогите мне! Не уходите. – Это была Бэрри, в состоянии полной паники. Узнав Гейл, она чуть отпрянула, но продолжала крепко держаться за ее руку.
– Что случилось? – спросила Гейл, когда ей удалось, наконец, спуститься вместе с окаменевшей от страха девушкой вниз по крутым сходням. – Кто это был?
Бэрри на удивление быстро пришла в себя.
– Я не знаю.
– Ты должна знать. – Гейл понимала, что та лжет. – Наверняка вы поднялись туда вместе.
– Ничего подобного. Я вышла подышать воздухом после моего номера. На меня кто-то напал.
– Я тебе не верю, – сказала Гейл, зная склонность Бэрри к фантастическим выдумкам. – Это был Гарри Мэтьюсон, так ведь?
– Я тебе сказала, – упрямилась Бэрри. Если Грэхем узнает, что Гарри постоянно преследует ее, пытаясь убедить вернуться к нему, ее версия того, как была расторгнута помолвка, рухнет. Предполагалось, что Гарри безумно влюблен в Гейл, которая отбила его у Бэрри. Грэхем и сам проявлял повышенный интерес к этой миловидной медсестре, пока Бэрри не выставила ее эдакой, неразборчивой в средствах, охотницей за мужчинами.
Все же Гарри здорово напугал ее сегодня. До сих пор он ни разу не распускал руки. Сегодня его дикий вид и нелепые угрозы действительно напугали ее. Она вздрогнула.
– Бэрри, если это действительно был незнакомец, то я должна доложить об этом случае по начальству, – сказала Гейл. Бэрри одарила ее ненавидящим взглядом.
– Ну ладно. Только я не хочу затевать новый скандал. Гарри был не в себе, он сам не понимал, что говорит. Если Грэй узнает, что Гарри приставал ко мне – будет ужасная сцена, давай не будем его огорчать лишний раз. – Бэрри внимательно следила за лицом Гейл. – Мы не будем объявлять о нашей помолвке до самого Мельбурна. Ты ведь знаешь, я надеюсь, что Грэй покинет корабль в Мельбурне вместе со мной.
Гейл ощутила, как волна дрожи прокатилась по ее спине. Ей вдруг стало холодно посреди этой влажной духоты.
– Доктор Бретт оставляет судно? Но это невозможно, пока ему не найдется замена.
– Это все уже устроено, – высокомерно бросила Бэрри. – Странно, что ты ничего не знаешь об этом.
Прежде, чем Гейл оправилась от удара, Бэрри оставила ее, направляясь к залу, где продолжался концерт.
На следующее утро они пришли в Коломбо, но Гейл была не в состоянии радоваться этому долгожданному событию. А ведь она давно мечтала повидать Цейлон.
Гейл все еще чувствовала себя какой-то онемевшей от того, что услышала вчера от Бэрри.
Она ждала возможности спросить у сестры Мак Манус – правда ли, что доктор Бретт оставляет корабль в Мельбурне. Такая возможность должна была скоро представиться – главная медсестра пригласила ее с собой на берег. Фостер и Энн Даунинг прекрасно справятся с работой в лазарете, пока они гуляют по Коломбо. Задолго до обеда они уже были свободны и вскоре отправились на берег. Будь Гейл настроена повеселее, она бы порадовалась местному колориту, выраженному в сочетании цветов национальной одежды, грациозности маленьких парусных лодок, снующих в гавани и в той общей атмосфере жизнерадостности и веселья, которая окружала темнокожих местных торговцев, предлагающих разнообразнейший товар – бухарские ковры, резную слоновую кость, драгоценные украшения, потрясающих расцветок сари и многое другое.
Они добрались на рикше до Четем-Стрит и прогуливались по современному торговому району, когда сестра Мак Манус сказала:
– Жаль, что у нас маловато времени, чтобы успеть в Канди – там есть на что посмотреть; но я боюсь, что сегодня нам придется ограничиться только Маунт Лавинией.
На широких, чистых, обсаженных деревьями улицах «Города-Сада» причудливо смешались Восток и Запад. В уличных пробках перемешались сверкающие автомобили последних марок, экзотического вида рикши и тысячи велосипедистов. На тротуарах среди людей в европейской одежде выделялись местные женщины в ярких сари.
Но главным впечатлением дня стал огромный восточный базар. Если Аден показался Гейл городом из библейской истории, то это место было совсем как в сказках Тысячи и одной ночи – женщины с закрытыми лицами и мужчины в тюрбанах среди груд всевозможного товара.
У них было слишком мало времени, чтобы посмотреть все заслуживающее внимания в этом удивительном городе. Они поймали такси и отправились к Маунт Лавинии, в излюбленное место отдыха горожан и туристов, посещающих Коломбо, расположенное в семи милях от города.
Скоро город остался позади: Гейл с удовольствием вдыхала пряный воздух, пока они ехали по заросшим цветами и деревьями окрестностям столицы.
Обедали они под тентом на террасе гостиницы. Отсюда была видна двухмильная полоса золотого пляжа. Кокосовые пальмы вытягивали свои сухопарые стволы на фоне искрящегося под ярким солнцем моря.
Гейл рассеянно смотрела на всю эту красоту. То немногое, что они успели увидеть в самом Коломбо и его окрестностях, при других обстоятельствах наверняка очаровало бы Гейл и развеяло ее мрачное настроение, но сейчас она больше была занята мыслью о том, не пора ли уже расспросить сестру Мак Манус о возможном увольнении Бретта на берег? Гейл решила подождать, пока кончится обед, может, тогда ее начальница будет разговорчивее.
Гейл с трудом дождалась окончания обеда и, когда они вышли прогуляться по пляжу, сказала:
– Сестра, могу я вас спросить кое о чем, что касается доктора Бретта?
– Спросить вы, конечно можете. Другое дело – смогу ли я вам ответить.
– Я слышала прошлой ночью, что доктор Бретт увольняется с корабля в Мельбурне. Ведь этого не может быть, правда?
Сестра Мак Манус как-то странно на нее поглядела. – А разве он вам не говорил? – сказала она. Сердце Гейл провалилось вниз, как скоростной лифт. – Я полагаю, что теперь об этом можно рассказать – после того, как он принял решение, – продолжала она. – Доктора Бретта срочно вызывают на операцию в Мельбурнской Клинической Больнице – очень тонкую операцию, которую он может произвести лучше, чем большинство врачей.
– Доктор Бретт? Я думала, он избегает оперировать. – Гейл вспомнила, что как-то он говорил ей об этом. – Довольно долго так и было, к сожалению. В свое время он мог стать одним из самых знаменитых наших хирургов среди специалистов по мозгу. Он был, без преувеличения, блестящий хирург.
– Доктор Бретт? – переспросила пораженная Гейл и, затаив дыхание, стала слушать грустный рассказ сестры Мак Манус.
Пациентка умерла на столе. Это была не его вина. Операция уже не спасала положения, и пациентка все равно бы умерла. Она выбрала минимальный шанс, который ей давала операция. Грэхем Бретт принял все это так близко к сердцу, что отменил все операции и ушел работать на судно, где от него редко требовалось бы делать хирургические операции.
– Я искренне рада, что он согласился взять этот случай в Мельбурне, – закончила – сестра. – Успешная операция, а я не сомневаюсь в том, что она будет успешной, вернет ему веру в свои силы и восстановит в нем то, что было разрушено.
Трагическая история подействовала на Гейл. Но при этом ей стало немного легче – ведь это совсем другое дело, чем если бы он оставался на берегу, чтобы быть с Бэрри. Из дальнейших расспросов она узнала от сестры Мак Манус, что давний коллега Бретта, практикующий в Мельбурне, написал ему в Порт-Саид, умоляя согласиться сделать очень специфическую операцию его жене. Между судном и главным управлением компании начался оживленный обмен телеграммами и разговорами по рации, в результате было решено обеспечить в Мельбурне замену для главного врача «Юджинии».
Они шли по упругому желтому песку. Гейл спросила:
– Сестра, эта операция – он тогда оперировал девушку, с которой был помолвлен? Сестра Мак Манус посмотрела на нее с интересом. – Так он вам рассказывал? – Он однажды упомянул девушку – девушку, которая умерла. – Да, это она, – сестра Мак Манус тяжело вздохнула. – Это полностью изменило его жизнь. Я молю Бога, чтобы в этот раз все прошло удачно. Вера в него его друга, конечно, должна помочь. А когда он вернется к настоящей работе, то, я думаю, он сможет по кусочкам восстановить свою разрушенную карьеру.
Они сидели в тени большого пляжного зонта, каждая погруженная в свои собственные мысли, пока сестра Мак Манус не решила, что они должны хотя бы мимоходом глянуть на гостиницу Гэлл Фэйс – очень популярное среди туристов место. Они могут выпить там чаю перед возвращением на корабль.
Они вернулись в Коломбо на такси и скоро уже были в оживленном вестибюле огромной гостиницы. Помещение было наполнено жужжанием больших вентиляторов под потолком, голосами людей, говорящих на разных языках и звоном кубиков льда в стаканах.
Решив выпить чаю в относительной тишине и покое гостиничной террасы, они прошли через ресторанный зал, приготовленный для ужина и танцев. Именно сюда, скорее всего, пойдет вечером Грэхем Бретт.
Будет ли с ним Бэрри? Ее сердце опять защемила тоска. Кто же еще кроме Бэрри, может оказаться здесь вместе с ним?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Корабельная медсестра - Морни Джейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Корабельная медсестра - Морни Джейн



Читать можно))))
Корабельная медсестра - Морни Джейн)))
27.04.2013, 11.27





Мило)
Корабельная медсестра - Морни ДжейнКсения
28.04.2013, 6.39





Можно почитать.
Корабельная медсестра - Морни Джейниришка
14.12.2013, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100