Читать онлайн Прочь сомнения!, автора - Морленд Пегги, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прочь сомнения! - Морленд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прочь сомнения! - Морленд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прочь сомнения! - Морленд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морленд Пегги

Прочь сомнения!

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава восьмая

Она остановила машину у самых ворот конюшни, выпрыгнула из кабины и огляделась, но вокруг никого не было.
– Привет, Сэм.
Сэм подняла голову, закрывая глаза от солнца. Колби устроилась в проеме открытого чердачного окна, свесив ноги наружу. Девушка вздохнула, собираясь с силами.
– Привет, Колби, – ответила она, пытаясь скрыть дрожь в голосе. – Что ты там делаешь?
– Я объявила забастовку.
– Правда? Можно присоединиться?
Колби неопределенно пожала плечами.
– Конечно. Почему бы и нет?
Сэм вбежала в конюшню и быстро поднялась по лестнице, ведущей на чердак. Просунув голову в люк, она увидела, что Колби, сидя на самом краю окна, смотрит вниз. От испуга она чуть не упала с лестницы, но вовремя ухватилась за перила.
– Колби?
Девочка посмотрела на нее через плечо.
– Да?
– Пожалуйста, ты не можешь немного отодвинуться от окна?
Колби посмотрела вниз, потом снова на Сэм.
– Зачем?
Сэм с трудом преодолела последние ступени, прижала руку к груди, пытаясь отдышаться.
– Я испугалась, что ты упадешь.
Колби улыбнулась.
– А, это Нина рассказала тебе, что я собираюсь прыгнуть из окна?
– Ну, – неопределенно заметила Сэм. – Она намекала на такую возможность.
Девочка снова свесила ноги вниз, стуча каблуками по старой стене конюшни.
– Просто я хотела, чтобы она отстала от меня.
Подобный ответ Сэм не успокоил. Внутри все переворачивалось: одно неверное движение, и девочка полетит вниз.
Господи! Почему Колби не заперлась в своей комнате или где-то еще? Почему она выбрала именно чердак? Сэм панически боялась высоты. Ничего не могла с собой поделать. В детстве она упала с дерева, и с тех пор ни уговоры, ни мольбы не могли заставить ее вскарабкаться на высоту выше собственного роста. Откашлявшись, Сэм повторила свою просьбу:
– Может, ты все-таки чуть-чуть подвинешься?
Колби повернула голову.
– Ты что, боишься?
– Ну... немножко.
– Тут нечего бояться. Ты не упадешь. – Колби взмахнула рукой. – Иди сюда. Здесь так здорово, все видно.
Собрав всю волю в кулак, Сэм сделала один робкий шаг. Потом другой и третий, пока наконец не оказалась рядом с Колби. Она опустилась на пол и закрыла глаза, чтобы не начала кружиться голова.
– Значит, мы бастуем? – устало спросила Сэм.
– Они привезли сюда машины для прокладки дорог. – Колби показала рукой вдаль. – Видишь? Они там стоят.
Сэм схватилась за край футболки Колби и попыталась посмотреть в окно, но не смогла.
– Да, я видела их еще по пути сюда. А какое отношение имеют машины к твоей забастовке?
– Не хочу, чтобы прокладывали дороги. Если будут дороги, то мы скоро отсюда переедем.
Вот в чем дело. У Сэм отлегло от сердца. По крайней мере, ребенок не собирался покончить жизнь самоубийством.
– Например, заключенные все время бастуют, – объяснила Колби. – Они отказываются есть, пока начальник тюрьмы не выполнит их требования.
– А ты требуешь, чтобы папа остановил строительство на ранчо?
– Да. Я не слезу отсюда, пока он не пообещает, что мы останемся здесь. Папа никогда не нарушает обещания.
Не нарушает, подумала Сэм, чувствуя укол в сердце. Тогда он не притронулся к ней, как и обещал, пока она сама этого не захотела.
– Нет, он не нарушает обещания, – тихо подтвердила Сэм. – Он хороший человек.
Колби с любопытством посмотрела на нее.
– Ты влюбилась в моего папу?
Сэм поперхнулась.
– Нет.
– Папа говорил, что ты сердишься на него и поэтому больше не будешь давать мне уроки. И еще говорил, что ты не отвечаешь на его звонки. И говорил...
Во дворе прозвучал автомобильный сигнал, и Колби вновь высунулась из окна.
– О-хо, – прокомментировала она, – папа приехал.
Ноги Сэм вдруг налились тяжестью. Она не хотела видеть Нэша. Она не сможет.
– Ой, кажется, он рассердился.
– Колби Реней Риверс, немедленно слезайте оттуда!
Сэм набралась мужества и выглянула наружу. Нэш стоял внизу, сжав руки, и мрачно смотрел на окно.
– И не подумаю! Ты меня не заставишь, – громко крикнула Колби. – Мы с Сэм объявили забастовку!
Его лицо смягчилось.
– Сэм? Она там, с тобой?
Сэм, сжав обе оконные рамы, выглянула, чтобы Нэш мог ее видеть.
– Да, я здесь.
Нина попросила меня приехать.
На мгновение их взгляды встретились, Сэм увидела в его глазах боль и сожаление. Взглянув на Колби, он быстро придал лицу грозный вид.
– Хорошо, обе спускайтесь вниз, иначе я сам поднимусь!
– Быстрее, Сэм! – прошептала Колби, – Убирай лестницу!
Сэм с трудом пробралась по узкому чердаку, подняла лестницу и... Только тут она поняла, что капризная девчонка сделала ее своей соучастницей.
– Колби, это глупо, – тихо сказала она, возвращаясь к окну. – Если твой папа захочет подняться сюда, он все равно это сделает, даже без лестницы.
Прищурившись, Колби посмотрела вниз.
– Да, но это займет время, и мы сможем составить план.
– Какой план? – изумленно спросила Сэм.
– Не знаю. Я как раз над ним думаю.
– Колби, – начала вразумлять ее Сэм, – ты всерьез считаешь, что твой папа подчинится твоим требованиям? Это его бизнес. Понимаешь? Он не может его бросить!
Подбородок девочки задрожал, и из глаз потекли слезы.
– А я думала, что ты на моей стороне. Думала, что ты понимаешь.
Чувствуя, что сама скоро заплачет, Сэм обняла Колби.
– Так и есть, дорогая. Я все понимаю. – Она посадила Колби себе на колени и посмотрела ей в глаза. – Но мы не всегда можем делать то, что нам хочется. Даже если очень хочется.
Наверное, сейчас Сэм поняла эту истину, как никогда. Ей очень хотелось поговорить с Нэшем, все ему объяснить. Но она не могла.
Колби продолжала плакать.
– Сэм, я не хочу переезжать отсюда. Здесь так хорошо.
– Я знаю. – Сэм тяжело вздохнула. – Позволь мне поговорить с твоим папой, – предложила она. – Ничего не обещаю, но посмотрим, что можно сделать.
Девочка неожиданно бросилась ей на шею.
– Ах, Сэм, спасибо! Тебя он обязательно послушается, а меня не послушается – я знаю.
Медленно освободившись от объятий Колби, Сэм выглянула в окно.
– Мы спускаемся, – объявила она. – Можешь звонить в национальную гвардию и отменять вызов.
Удивительно, подумал Нэш, как Сэм может шутить в такой ситуации. Приготовившись к долгому разговору, он подошел к двери конюшни и стал ждать.
Первой появилась Колби, потом Сэм. Сначала гнев Нэша обрушился на дочь:
– Послушайте, Колби Реней Риверс, я должен сейчас же поставить вас в угол и хорошенько отхлестать. Ты представляешь, какие проблемы создала нам всем? Нине чуть не стало плохо, Сэм пришлось ехать сюда, хотя, я уверен, у нее есть более важные дела.
Сэм вышла вперед, обняв хрупкое плечо Колби.
– Я приехала потому, что сама так хотела, – решительно сказала она. – И я хотела бы поговорить с тобой, если не возражаешь.
Некоторое время Нэш молча смотрел на нее.
– О чем? – подозрительно спросил он. Проигнорировав вопрос, Сэм слегка подтолкнула девочку.
– Сходи домой и успокой бабушку. Мы скоро придем.
Колби повиновалась, но, оказавшись у отца за спиной, обернулась и выразила Сэм свое восхищение, показав большой палец.
Несмотря на волнение, Сэм не сдержала улыбки.
– Я скучал, Сэм.
У Сэм замерло сердце.
– Я тоже, Нэш. – Слова вылетели сами собой. – По Колби я тоже соскучилась, – торопливо добавила она.
– Тогда почему ты не отвечала на мои звонки?
К глазам подступили слезы, но ей совсем не хотелось выпускать их наружу.
– Не имеет значения.
Нэш взял ее за локоть, обнял за плечо и повернул к себе.
– Это имеет значение. Для меня, по крайней мере. Черт возьми! Я люблю тебя, Сэм.
Сэм опустила голову, не решаясь посмотреть ему в глаза. Стоит посмотреть, и через секунду она окажется в его объятиях.
– Послушай, Нэш. Я очень тебе благодарна. Ты... – Смутившись, она замолчала. – Ты избавил меня от многих страхов, за это я тебе искренне благодарна.
Ее опущенные глаза пугали Нэша, он коснулся ее плеча.
– Что ты хочешь этим сказать, Сэм?
– Я хочу сказать, что у нас нет будущего.
Когда-то Нэш тоже так думал, но сейчас он считал иначе. Хотя у Сэм могут быть свои причины.
– Но почему?
– Взгляни на себя, Нэш, – сказала она, освобождаясь из его рук. – Костюм-тройка, итальянские галстуки, – продолжила Сэм, жестикулируя. – И на меня. Деревенская девчонка, которая целыми днями не отходит от коров. Мы как огонь и вода. Несовместимы.
На его щеках появился легкий румянец, и подбородок напрягся.
– Я думал, что мы прекрасно совместимы.
– В определенных случаях. Но у нас разный стиль жизни.
В ее словах была доля истины, и Нэш только сжал губы, не в силах ответить.
– Я знала с самого начала, что это так, но особо не задумывалась. А когда Марго заявила, что...
– Так дело в Марго? – Он схватил ее за плечи. – Ты понимаешь, что значишь для меня неизмеримо больше, чем деньги сумасшедшей старухи?
Сэм слушала, не веря своим ушам, потом приказала себе собраться. Не важно, что он сказал. Она приняла решение. И не встанет на пути его успеха ни за что. Иначе ей никогда не избавиться от чувства вины.
Кстати, она забыла выполнить обещание, данное ею Колби.
– Желание Колби много для тебя значит? – спросила она.
Нэш отпустил ее руки.
– Странно, что ты спрашиваешь, конечно, да.
– Колби не хочет переезжать.
– Что здесь нового? – Нэш печально взмахнул рукой. – И что ты предлагаешь делать? Все бросить, вернуть деньги инвесторам? Это моя работа, я на это живу. Колби придется изменить свое мнение.
– Ей еще от многого придется отказываться. Ты не можешь дать ей одну маленькую поблажку?
Нэш сжал пальцы так, что они хрустнули.
– Хватит. Не заставляй меня снова чувствовать себя виновным.
Сэм хотелось успокоить его, и она с трудом сдерживала себя. Ради Колби. Нужно дать ей еще один шанс.
– Я не пытаюсь взвалить на тебя какую-то вину. Просто постарайся взглянуть на вещи глазами Колби. Сначала она потеряла мать, потом три новых разочарования. Девочка приобретала друзей и трижды теряла их, когда вы переезжали. Ей нужна какая-то стабильность в жизни, корни. Может быть, ты не понимаешь, что корни Колби именно здесь, в этом самом месте.
Он отрицательно покачал головой.
– Мои корни там, где я нахожусь. Как и Колби.
– Ее корни здесь, – повторила Сэм, указывая на землю под ногами. – Ты не слышал, о чем она просила? Она умоляла не разделять ранчо на участки. Сначала разметала дорожные столбы, чтобы выиграть хоть немного времени. Сегодня объявила забастовку, угрожая не есть и сидеть на чердаке до тех пор, пока ты не откажешься от своих планов. Девочка готова сражаться с тобой ради своей цели. Разве это не доказательство ее привязанности к ранчо Риверсов. Ее корни здесь!
– Почему здесь? – непонимающе спросил он. – Почему не в другом месте?
– В многоквартирном доме, где вы собираетесь жить? – Нэш смотрел нерешительно, и Сэм продолжила: – Колби не хочет жить в таком доме, Нэш. Она хочет жить здесь, где простор, где можно скакать на лошади куда угодно. Спать в дедушкиной спальне, в окружении родных стен. А ты отнимаешь у нее все это, Нэш. Пожалуйста, я прошу.
Его губы упрямо сжались.
– Ты просишь слишком много.
– Я? – Засунув руки в карманы, Сэм отошла. – Может, я и прошу слишком много, но для твоей дочери. – Еще минута, и ее сердце не выдержит. Сэм повернулась и пошла к грузовику.


– Где Сэм?
– Уехала домой.
Нина отложила посудное полотенце и вопросительно посмотрела на Нэша.
– Ты позволил ей уехать?
– Ну да, – его крайне удивила реакция Нины. – То есть я не отправил ее домой, как вы, наверное, подумали. Она просто сказала все, что хотела сказать.
Пожилая женщина подняла глаза к небу.
– Ты несколько недель тосковал без этой женщины и теперь, когда представилась возможность поговорить, упускаешь ее! Почему ты не сделал ей предложение?
Сделать предложение Сэм? И это говорит Нина? Нэш потерял дар речи.
Фыркнув, она вернулась к немытой посуде.
– Колби нужна мама, я же не вечная. – Нина вздернула подбородок. – А тебе нужна жена. Жизнь продолжается. Стейси тебя бы не одобрила.


Еще не придя в себя после беседы с Ниной, Нэш тихо постучал в комнату дочери, потом открыл дверь. Колби сидела на кровати с большой книгой на коленях. По ее щекам текли слезы, капая на страницы.
– Пожалуйста, девочка, не плачь. – Он присел рядом на кровати. – Папа на тебя уже не сердится.
– Я не из-за себя плачу, – сказала она, всхлипывая. – А из-за них. – Колби показала на книгу.
Краем глаза Нэш взглянул на обложку. Девочка изучала семейную книгу Риверсов. Каждое поколение вносило туда данные о себе: дни рождения, свадьбы, даты смерти – все досконально отмечалось. Нэш нашел там и свое имя, имена Стейси и Колби. Запись о Стейси занимала больше всего места, все три даты были записаны рукой его матери.
Он аккуратно взял книгу и отложил ее в сторону.
– Почему же ты плачешь из-за них?
– Они бы огорчились, как и я, если бы узнали, что ранчо Риверсов разделят на кусочки, а их дома больше не будет.
Нэш закрыл глаза и тяжело вздохнул.
– Колби, мы говорили уже тысячу раз. Я не владелец ранчо, а разработчик.
– Я знаю, папа. Но все равно грустно, правда? Вот Сэм и ее семья. Они все время живут в «Разбитом сердце». У них есть фотографии, семейная история и все прочее – о всех Макклаудах, которые жили там раньше.
– И у нас есть, – напомнил Нэш. – Есть старая книга, есть альбомы с фотографиями дедушки и бабушки.
– Да, но все изменится, старого дома не будет. Конюшню Уиски снесут. О наших родственниках больше ничего не напомнит. Кроме фотографий. – Колби опустила голову. – И дома больше не будет.


Нэш сидел на веранде, медленно покачиваясь в кресле-качалке. Колби устроилась на его коленях. Где-то далеко горели огоньки костров, а ветер с холмов приносил аромат цветов. После трудного, тяжелого дня медленные движения качалки успокаивали. Сначала спор с Сэм, потом разговор с Ниной и, наконец, страдания Колби.
Он погладил деревянную ручку старого кресла, от которого шло приятное тепло. Эти кресла в подарок маме сделал его отец много лет назад. Мама любила сидеть здесь по вечерам, перебирая горох или просто отдыхая. Отец, бывало, сидел рядом и рассказывал о планах на следующий день. Всегда работа, вздохнув, подумал Нэш. Работа занимала все мысли отца.
Опираясь ногой о дощатый пол, он снова раскачал кресло, разглядывая в полудреме стойки веранды, обвитые побегами глицинии с кистями душистых цветов. Интересно, сколько лет они растут здесь? Кто их посадил – мама или дедушка? Он не знал, но помнил, что эти цветы были здесь всегда. В засушливые годы, когда поля вокруг высыхали, становились коричневыми, мать наливала в небольшой кофейник драгоценную воду и поливала эти цветы. Ей нравились их запах, их тень, которую создавали листья глицинии в жаркий полдень. Что бы подумала она, узнав, что глициний, как и дома, в котором она прожила столько лет, не будет?
Нахмурившись, Нэш огляделся вокруг. Веранда, которую построил дед своими руками. Пастбище до горизонта, где Нэш работал вместе с дедом и отцом, кося траву и укладывая солому. Ему показалось, что он видит на горизонте коров. Стадо призовых гетерфордских коров, которых они разводили и выращивали много лет. После смерти отца Нэш продал стадо и забыл о нем. Интересно, что сказал бы на это папа?
Нэш проглотил горечь. Вновь вспомнился разговор с Колби.
Он старался не думать о нем. Я не хозяин ранчо, напомнил себе Нэш. Я предприниматель, и земля для меня только материал для продажи.
Колби всхлипнула во сне и повернулась, будто напоминая о своем присутствии, а заодно высказывая свое мнение. Он взглянул на ее лицо со следами слез, и сердце сжалось.
Она еще так мала. Потом она, конечно, привыкнет к новой обстановке. Она всегда быстро привыкала, после каждого их переезда.
Но раньше оставалось ранчо Риверсов, куда они могли вернуться.
Просто постарайся взглянуть на вещи глазами Колби. Сначала она потеряла мать, потом три новых разочарования. Девочка приобретала друзей и трижды теряла их, когда вы переезжали. Ей нужна какая-то стабильность в жизни, корни.
Слова Сэм живо всплыли в памяти. Корни. Надежное место в ненадежном мире. Разве не этого он хочет для Колби? Девочка была для него всем, смыслом его жизни. Почему он отказывается дать ей самое лучшее?
Колби нужна мама, я не вечная. – Теперь вспомнились слова Нины. – Жизнь продолжается. Стейси тебя бы не одобрила.
Стейси. Его вновь тисками сжала досада. Будь она жива, Нэшу не пришлось бы проходить через этот кошмар... по крайней мере, он не был бы в одиночестве. Стейси не думала о нем, о его желаниях. Она хотела ребенка и поставила на карту свою жизнь. Он снова посмотрел на дочь.
Она очень похожа на Стейси. Те же глаза, тот же упрямый подбородок и цвет волос. И ее сердце, щедрое и слабое. Об этой черте Стейси он почти забыл. Спящая Колби обхватила его шею рукой, и он замер от смутной догадки.
Почему он злится на Стейси? – спросил себя Нэш. Она подарила ему самый драгоценный подарок, какой могла. Колби часть его самого, и она будет с ним всегда. Стейси знала, что никогда не сможет жить полной жизнью, Нэш тоже знал это, когда женился на ней. Но она сделала свою жизнь короче, чтобы подарить ему бесценный подарок. Как он раньше не догадался?
Он посмотрел на небо, сдерживая слезы. На бледно-сиреневом небе ярче всех остальных горела одна звезда.
– Спасибо, Стейси, – с благодарностью прошептал Нэш. Казалось, что звезда померцала ему в ответ. И продолжала светить так же ярко и весело, а потом затерялась среди других.


Нэш проснулся внезапно. Он осторожно, чтобы не разбудить Колби, выпрямился в кресле. От непривычного положения затекли ноги. Нэш не собирался спать на веранде, но пришлось.
Вдалеке он расслышал звук грузовика и посмотрел туда. Рабочие уже размещали оборудование для земляных работ у границы ранчо.
Он крепче обнял Колби. Все кончилось. Назад пути нет.
Один из бульдозеров тронулся с места, зачерпывая первый ковш земли на месте будущего котлована. Он слышал скрежет металла о твердую, спрессованную годами землю. Казалось, будто скребут по его коже, по его сердцу.
Нет! Он не пожертвует землей отца и деда, которая давала ему еду и кров. Сэм права. Его корни здесь, пусть слабые, но они начинали прорастать. Ему хотелось, чтобы Сэм помогла этим корням прорасти глубже, чтобы чувство семьи, в котором они с Колби так нуждались, возродилось. Или даже увеличилось, кто знает.
Нэш встал с кресла, укладывая туда Колби. Девочка проснулась, с трудом приоткрыв глаза.
– Папа? Что случилось?
– Ничего, крошка. – Он погладил ее щеку. – Все будет хорошо. Ты пока побудешь здесь, а я скоро приду. Тогда мы кое-что обсудим.
Он спустился по ступенькам веранды, потом побежал по дороге, размахивая руками, чтобы привлечь внимание водителя. Бульдозер медленно остановился.


– Все кончено.
Камилла оторвалась от изучения бумаг:
– Да? Что случилось?
Сэм проглотила комок в горле.
– Марго Барристер угрожала забрать средства, вложенные в проект Нэша, если он продолжит отношения со мной.
Камилла выглядела удивленной.
– Он так и сделал?
В глазах Сэм появились слезы.
– Нет. Я сама с ним рассталась. Этот проект так много значит для Нэша. Не хочу стоять на пути его успеха.
– Стало быть, ты пожертвовала собой ради великой цели?
Камилла редко обращала свой сарказм на пациентов, и Сэм была в замешательстве.
– Ну, не совсем так. Не хотелось, чтобы он выбирал между мной и бизнесом.
– Ты боялась, что он предпочтет тебя бизнесу, как твой отец?
По ее щекам потекли слезы.
– Это жестоко.
Камилла выпрямилась в кресле и тихо вздохнула.
– Сэм, мы работаем с тобой почти год, пытаясь разрешить проблемы, которые возникли у тебя в юности. Ты рассказывала мне об отношениях с Нэшем, и теперь я знаю, что ты добилась определенных успехов, преодолела свой страх перед мужчинами. Но осталось еще кое-что. Твой отец.
Сэм сжала руками подлокотники кресла, пытаясь унять дрожь. Об этом ей не хотелось даже думать.
– Нет. Ты не права.
Камилла удивленно подняла брови.
– Вот как? Тогда почему ты здесь?
– Потому что... – Не найдя нужных слов, Сэм замолчала.
– Ты здесь потому, что тебе нужно с кем-то поделиться. С кем-то, кто не связан с твоими родственниками или с Нэшем. И умеет отделять факты от эмоций. Л права, Сэм?
Она энергично помотала головой.
– Нет. Я здесь не поэтому.
Ее собеседница продолжала натиск.
– Хочется плакать, Сэм?
– Нет. – Сэм упрямо вздернула подбородок. – Слезы – признак слабости.
– Кто тебе сказал об этом?
– Папа. Он никогда не разрешал нам плакать. Макклауды должны быть выше слез.
Камилла встала, обошла вокруг стола и придвинула кресло поближе к Сэм.
– Но все равно тебе хочется плакать. Ты сдерживаешься, потому что не хотела бы огорчать своего отца, который не разрешал вам давать волю слезам. А ты чувствуешь себя виноватой перед своим отцом. – Прежде чем Сэм ответила, Камилла сжала ее руку. – Не сдерживай себя, Сэм. Плачь, если хочешь.
Будто какая-то невидимая преграда оказалась разрушенной. Слезы ручьем потекли по ресницам и щекам Сэм.
– Папа умер из-за меня, – рыдала она, опустив голову на руки.– Если бы я уступила Риду тогда, он был бы жив. А так у него случился сердечный приступ.
Камилла снова взяла ее руку.
– То, что ты хотела бы пожертвовать собою, своей честью ради жизни отца, благородно, но не разумно. Раньше или позже у Лукаса все равно случился бы сердечный приступ. Не повторяй подобной ошибки с Нэшем. Вместо того чтобы убегать от страха, взгляни ему в лицо. Разве не пришло время для Сэм Макклауд бороться за то, чего она хочет? И в чем нуждается?


Сэм прохаживалась рядом с грузовиком вперед и назад, не решаясь сесть за руль, чтобы отправиться на ранчо Риверсов. После встречи с Камиллой прошла неделя мучительных раздумий, и она наконец приняла решение. Сам по себе вопрос был несложным. Сэм знала, чего она хочет. Она хотела... быть рядом с Нэшем и Колби. Как это сделать – другой вопрос.
Сжав зубы, она прикоснулась к ручке кабины и быстро отскочила назад. А что, если слишком поздно? – в панике подумала она. Если Нэш решил, что она ему больше не нужна? Она встала на подножку грузовика, пытаясь собраться с силами.
Она часто не понимала людей. Почему они так горячо выражают свои эмоции? Сэм не позволяла себе выпускать чувства наружу многие годы. Это спасало ее от угнетающего чувства вины за смерть отца и от отвратительных воспоминаний о Риде Уэстере. В конце концов она научилась так умело скрывать чувства и желания, что они исчезли совсем.
Только не по отношению к Нэшу.
Проклятье! – раздраженно подумала она. Он снова научил ее чувствовать, и теперь она тонула в самых противоречивых эмоциях, самой сильной из которых был страх.
Может быть, отправившись на ранчо Риверсов, она зря потеряет время. Сэм сделала все возможное, чтобы разрушить отношения с Нэшем. Разве она не нашла для этого самые убедительные слова? Огонь и вода, вспомнила она. И оказалась права. Они несовместимы, и их взгляды на жизнь далеки друг от друга.
Но она любила Нэша и слышала от него те же слова. Провести жизнь без него гораздо хуже, чем жить с ним, даже в том ужасном доме. Кроме того, всегда можно найти компромисс. А что, если Нэша связывают с ранчо Риверсов неприятные воспоминания и он хочет убежать от них? Он может купить землю еще где-нибудь, акров десять или около того. У Колби будет лошадь, а у Сэм привычный простор.
Если Нэш потеряет инвесторов из-за нее, она сможет компенсировать часть суммы. У нее остались деньги, полученные в наследство.
Она не представляет, как будет жить без Нэша дальше. Значит, она должна за него бороться.
Но как? Ссутулившись, Сэм села на подножку грузовика.
Нужно поехать туда. Поговорить. Рассказать о своих чувствах.
Решение пришло само собой, будто ниоткуда. Сэм подумала о Камилле. Камилла всегда побуждала ее не замыкаться, дать отдушину любому чувству, хорошему или плохому.
Сэм встала, расправив плечи. Так и быть, решила она. Она расскажет Нэшу о том, как много он для нее значит. Она прижала руку к сердцу. Только бы не было слишком поздно.
Быстро, боясь передумать, Сэм села за руль и запустила двигатель.


Подъезжая к границе ранчо Риверсов, она искала глазами табличку с названием. Вот и знакомые ворота впереди. Но выцветшая и ржавая табличка исчезла, ее заменили на новую. Очевидно, сообщение о продаже участка, решила Сэм и нажала на газ. И Колби, и Нэш по-прежнему называли этот участок «Ранчо Риверсов». А новый знак установили, наверное, для торжественного открытия строительства.
Потом она мельком взглянула на пастбище: справа вдоль свежевспаханной пашни стояли трактора, рядом с ними сеялка. Она удивленно раскрыла глаза. Зачем вспахивать и засеивать поле, уже разделенное на участки?
Она тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Нэш. Самое главное – поговорить с Нэшем.
Рядом с конюшней Сэм заметила его «мерседес» и припарковалась рядом. В тишине она услышала ритмичные удары. Они раздавались из конюшни – Сэм зашла внутрь, но его там не было.
– Нэш?
Послышалась возня и чей-то сердитый возглас из стойла Уиски.
Из стойла высунулась детская голова.
– Привет, Сэм! Мы здесь, – сообщила Колби и снова скрылась.
С колотящимся сердцем Сэм подошла поближе. Нэш и Колби сидели на корточках перед дальней стеной – приколачивали новую кормушку. Нэш придерживал один ее край. Его джинсы были перепачканы, а рубашка пропиталась потом.
Сэм не верила своим глазам.
– Что вы здесь делаете?
Колби подскочила, схватила ее за руку и потянула за собой.
– Мы чинили стойло Уиски, но папа только что попал молотком по пальцу. Может быть, он его сломал? – со страхом спросила девочка. – Посмотришь, Сэм?
Сэм опустилась на корточки рядом с ним, взяла его руку и посмотрела в глаза. Она хотела увидеть в них радость или любовь, но серые глаза оставались безучастными. Конечно, она опоздала. Сэм внимательно рассмотривала опухоль на его большом пальце.
– Кости целы. Можно смочить его водой. Сначала горячей, потом холодной.
Нэш внимательно посмотрел на нее.
– Что-то случилось, Сэм? Зачем ты приехала?
Под проницательным взглядом ей стало не по себе, но она все-таки решилась посмотреть на Нэша.
Она приехала бороться, вспомнила Сэм. Бояться поздно.
– Чтобы поговорить с тобой.
Нэш встал и помог Сэм подняться.
– Колби, иди домой и скажи бабушке Нине, чтобы она приготовила чай со льдом. У нас гости.
– Папа, но я хочу побыть с тобой и Сэм...
– Колби!
Одного его слова оказалось достаточно.
– Да, сэр. – Девочка опустила голову и быстро исчезла. – Всегда я пропускаю самые интересные моменты, – печально сказала Колби сама себе.
Несколько минут Нэш молчал.
– Так о чем ты хотела поговорить?
– Я... – Сэм вздохнула несколько раз. – Просто хотела сказать тебе, что ошибалась, утверждая, что мы огонь и вода. Мы очень похожи. Это хорошо, правда? То есть мы немного разные, но это тоже очень хорошо. – Сэм понимала, что говорит как Колби, скороговоркой, но остановиться не могла. – Конечно, мне не хотелось бы жить в том доме, но я готова решиться, – торопливо добавила она. – Чтобы быть рядом с тобой. Хотя можно найти компромиссное решение. Ты можешь купить землю в другом месте, не очень много, десяти акров достаточно. У Колби будет лошадь, и я...
– Я не продаю ранчо.
– ...построю небольшой зал, чтобы... – Сэм начинала понимать смысл того, что только что услышала. – Повтори, пожалуйста!
– Я не продаю ранчо. Ты оказалась права. Мои корни и корни Колби здесь. – Он подошел так близко, что Сэм слышала удары его сердца, чувствовала запах пота от его рубашки. – И я хочу, чтобы твои корни были рядом с нами.
Сэм отступила, не веря своим ушам.
– Что?
Нэш покачал головой.
– Я плохо поступил, правда? – Он снова подошел и прижал руку к ее щеке. – Я люблю тебя, Сэм. С первой минуты, как встретил. – Он увидел, как из ее глаз капают слезы.
Он вздохнул.
– Я не собираюсь превратиться в ковбоя. Я не собираюсь сам заниматься ранчо. На самом деле... – Он замолчал, прислушиваясь к шуму за перегородкой. Конечно, Колби никуда не ушла и подслушивала. – Колби! Я же сказал тебе, чтобы ты шла домой!
– Я не Колби, – раздался низкий бас. – Это я, Гейб.
Сэм удивленно смотрела на высокую фигуру Гейба в проеме.
– Гейб, что ты здесь делаешь?
Смутившись, он вопросительно смотрел то на нее, то на Нэша.
Нэш обнял Сэм за плечи.
– Сэм, позволь представить тебе моего нового управляющего, Гейба Питерса.
Она смогла только вдохнуть воздух, как рыба.
– Но, Гейб, как же «Разбитое сердце»? Ты там работал всю жизнь и привык к нам.
– Да, мэм. Вы для меня как семья. – Гейб снял шляпу и принялся мять ее в руках. – Буду благодарен, если вы сообщите все Мэнди и Джессу, так как мне не хочется самому огорчать их. – Он немного помолчал. – Но в «Разбитом сердце» я больше не нужен. Там Джесс, да и Джемми скоро подрастет. Я буду только мешать.
– Неправда! – воскликнула Сэм. – Мы всегда тебе рады, Гейб.
– Рад слышать, Сэм, именно поэтому я решил принять предложение Нэша. Здесь, на ранчо Риверсов, я буду по соседству и смогу навещать вас чаще. – Он подмигнул Сэм. – Ведь за вами еще нужен глаз да глаз.
Сэм вопросительно посмотрела на Нэша.
Тот улыбнулся Гейбу.
– Я еще не спросил ее.
Гейб снова подмигнул.
– Кажется, мне пора. – Он натянул шляпу. – Пойду в дом, посмотрю, не нужно ли помочь миссис Нине.
– Спасибо, Гейб, – улыбнулся Нэш.
– Ты все устроил? – Сэм пристально посмотрела на него.
Он легонько повернул ее к себе.
– Да. Потому что понял, как ты права. Колби нужно ранчо. Да и мне тоже, хотя до последнего времени я этого не понимал. Знаю, как ты любишь «Разбитое сердце», как сильно привязана к своей семье, но надеюсь, что точно так же ты полюбишь ранчо Риверсов. И захочешь жить рядом со мной и Колби. – Нэш с силой сжал ее локоть. – Я люблю тебя, Сэм. Выходи за меня замуж. Скажи, что ты согласна.
Сэм молчала.
Нэш тоже молчал, думая, что Сэм еще сердится на него из-за Гейба.
– Я знаю, что в «Разбитом сердце» у тебя ветеринарный кабинет, но и здесь найдется свободная пристройка. О! Мы организуем клинику! Ты можешь назначать прием здесь или работать в грузовике. Как хочешь. – Не в силах больше ждать, Нэш подхватил ее на руки и закружил. – Сэм, прошу тебя, скажи «да».
Она посмотрела на него огромными, мокрыми от слез глазами.
– Да!
– Ура-а!
Сэм и Нэш одновременно подняли головы и увидели в чердачном проеме довольную мордашку Колби. Сердце Сэм ушло в пятки.
– Колби, умоляю тебя, не двигайся.
– Колби Реней Риверс, сейчас же слезай оттуда!
Их приказы прозвучали одновременно. Потом они посмотрели друг на друга, Сэм испуганно, а Нэш с удивлением. Первым опомнился Нэш.
– Не волнуйся, – успокоил он. – С ней проблем не будет. Конечно, Колби трудно утихомирить, но как-нибудь справимся. Найдем компромисс. Например, составим и согласуем список обязанностей.
Колби продолжала смотреть из своего укрытия.
– Перестань, папа. Сэм просто боится высоты. Она думает, что я упаду. – Действительно, от одного взгляда вверх на Колби у Сэм закружилась голова. За какую-то минуту Колби спустилась по лестнице и оказалась рядом. – Можно я буду подружкой невесты? – восторженно спросила она. – А может, вы устроите ковбойскую свадьбу, гости будут в сапогах и джинсах? Мы все будем сидеть на лошадях. Священник тоже. Я украшу гриву Уиски цветами и фатой. Все можно организовать прямо здесь, на «ипподроме», или в «Разбитом сердце». Там даже лучше, потому что ипподром настоящий. А потом будем танцевать...
Все это время Нэш не отводил взгляда от Сэм. И в конце концов заметил:
– Умная девочка, но сколько она говорит.
Сэм со смехом обняла его.
– Почему бы нам не последовать ее совету?

загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Прочь сомнения! - Морленд Пегги

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Прочь сомнения! - Морленд Пегги



Хороший роман.
Прочь сомнения! - Морленд ПеггиВикушка
14.02.2014, 21.56





на один раз...............прикольный8
Прочь сомнения! - Морленд ПеггиКетрин
26.12.2014, 18.18





хотя.................... нет ...есть что то и такое , что зацепило..............
Прочь сомнения! - Морленд ПеггиКетрин
26.12.2014, 22.57





РОМАН ПОНРАВИЛСЯ ,ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО !)))
Прочь сомнения! - Морленд ПеггиОЛЬГА
17.06.2015, 12.25





О,КЕЙ
Прочь сомнения! - Морленд Пеггииришка
14.06.2016, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100