Читать онлайн Продавец швейных машинок, автора - Морган Стенли, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Продавец швейных машинок - Морган Стенли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Продавец швейных машинок - Морган Стенли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Продавец швейных машинок - Морган Стенли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Стенли

Продавец швейных машинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

Целую неделю я с большим удовольствием провел в мастерской. Иногда, когда Чарли заваливали работой, я задерживался, чтобы помочь ему, а в другие дни с утра разбирал и собирал машинки, а после обеда разъезжал с Вэнсом.
Несмотря на его дьявольскую манеру вождения, грозившую тем, что каждая поездка могла стать для нас последней, я уже стал заранее предвкушать их. Каждое посещение прибавляло мне опыта, а также учило лучше разбираться в человеческой натуре. А интересных образчиков было, хоть отбавляй.
Вот, например, случай с миссис Хендерсон.
Дело было в четверг. Мы с Чарли ковырялись в мастерской, и время уже клонилось к обеду, когда нагрянул Аллен Дрейпер и заявил, что в магазин пришла миссис Хендерсон, которая требует срочно починить её машинку. Судя по тону Дрейпера, миссис Хендерсон была по меньшей мере пэром Англии.
— Иди и узнай, что у неё случилось, Расс, — попросил Чарли. — Занеси её в заявочный список и скажи Вэнсу, чтобы сегодня же заехал к ней.
Я проследовал за Дрейпером в торговый зал и увидел царственного вида дамочку, разодетую в меха. Лет, должно быть, под семьдесят. Нет, она не выудила из сумочки пенсне и не смерила меня взглядом, а только довольно приятно улыбнулась, когда Дрейпер представил меня. Я счел не лишним поклониться.
— Мистер Тобин займется вами, мадам, — произнес Дрейпер и, ослепив её лучезарной улыбкой, удалился к кабинкам.
— Вы хотите отремонтировать машинку? — спросил я.
Она снова улыбнулась.
— Да, будьте добры. Не могу понять, что с ней стряслось. Внизу что-то звякает.
Я послушно начертал в заявочной квитанции "внизу что-то звякает", а также записал её адрес и телефон.
— Вы сможете приехать сегодня днем? — спросила она.
Что ж, если столь почтенная дама просит об одолжении, Расс Тобин не способен отказать.
— Конечно, мадам, — расшаркался я. — Непременно. Вы будете дома весь день?
— Да, я никогда не выхожу до вечера.
— Мы приедем, — великодушно пообещал я.
Вэнса чуть не хватил удар, когда я ему об этом сказал.
— Черт побери, ты же знаешь, сколько у меня уже этих долбаных заказов!
Он помахал перед моим носом толстенной пачкой квитанций.
Я пожал плечами.
— Извини, Вэнс, но она очень важная клиентка.
Вэнс вздохнул и выдохнул с такой силой, что загасил сигарету во рту Чарли.
— Ладно, — сказал он. — Но только поедем мы к ней в самую последнюю очередь.
К дому миссис Хендерсон мы подкатили в половине пятого.
Огромный старый дом, казавшийся особенно сумрачным под льющим, как из ведра дождем, напомнил мне особняки, окружавшие крикет-клуб. К дому вела широкая подъездная аллея, окруженная моими самыми нелюбимыми деревьями и кустарниками — увядшими гортензиями, лавром и бирючиной.
Оставив фургон перед воротами, мы прошли во двор и поднялись на шаткое крыльцо.
— Веселенькое место, — поежился Вэнс.
Я поднял руку, позвонил в дверь и выругался — в рукав налилась почти тонна воды.
— Ты что-нибудь слышишь? — спросил Вэнс, приплясывая под дождем.
Я слышал только рев воды, вырывающейся из водостока рядом с крыльцом. Я помотал головой.
— Музыка, — вдруг произнес Вэнс.
Я наклонил голову набок и услышал отдаленное громыхание рок-гитар и ударника.
Я снова надавил на кнопку, уже подольше.
— Видимо, она не слышит, — предположил Вэнс. — Может, постучать в окно?
Мы выждали ещё с минуту, потом пустились в сафари через мокрые заросли, поочередно заглядывая во все окна. Наконец, мы продрались к окну кухни.
В центре просторнейшей кухни размером с футбольное поле на зеленом линолеуме красовался сверкающий белый стол, напоминающий одинокий островок посреди безбрежного океана. На столе рядом с надрывающимся транзисторным приемником стояла бутылка апельсинового сока, початая бутыль джина невообразимых размеров и торт с пятью незажженными свечками. Миссис Хендерсон с коктейлем в руке, лихо приплясывая, скакала вокруг стола в такт бешеному ритму. Глаза её были прикрыты, на губах играла мечтательная улыбка, а второй рукой она приподнимала краешек юбки, весело размахивая ею из стороны в стороны.
На полу возлежала колоссальная восточно-европейская овчарка, лет, должно быть, ста шестидесяти и глухая, как пень. Положив здоровенную и плешивую, изъеденную молью голову на изъеденные молью лапы, овчарка подремывала, время от времени приоткрывая один глаз, чтобы проверить, жива ли ещё хозяйка.
— Она уклюкалась в стельку, — прошептал Вэнс. — Что делать?
Я пожал плечами, о чем тут же пожалел — водяной вал обрушился с воротничка и промочил мне всю спину.
— Мы же обещали, — напомнил я.
Я легонько постучал в окно. Ничего не случилось. Миссис Хендерсон совершила пару изящных пируэтов, потом отхлебнула из стакана.
Я забарабанил по стеклу, но добился только того, что пес приоткрыл один глаз, который уставился на меня. И в следующий миг разверзлась преисподняя, и на нас обрушились все силы ада. Гнусная тварь, свирепо оскалясь, с немыслимой скоростью метнулась к окну; я даже услышал, как лязгнули зубы. Миссис Хендерсон едва не выронила свой коктейль. Она оторопело уставилась на нас, словно пытаясь определить, где меня видела. Пожалев её, я проорал:
— Швейная машинка!
Старушка метнула раздраженный взгляд на приемник и вдруг сообразила, что может его выключить. Сделав это, она посмотрела на нас с прежним недоумением.
Я нащупал в кармане визитную карточку и прижал её к стеклу. Пес забрызгал слюной все окно, пытаясь сожрать мою руку вместе с карточкой, а миссис Хендерсон, близоруко щурясь, пожевала губами, потом потрясла головой и куда-то удалилась.
— О, дьявольщина! — выругался Вэнс.
Пес тем временем окончательно остервенел. Дом заходил ходуном от яростного лая.
— Давай вернемся, когда она протрезвеет, — предложил Вэнс. — Через пару месяцев. Очень уж мне не нравится эта псина.
Я уже решил было последовать его совету, когда вернулась миссис Хендерсон с очками на носу. Она уставилась на карточку, хотя было видно, что она все равно ни черта не разбирает. Однако что-то миссис Хендерсон вдруг сообразила, потому что в следующий миг победоносно воздела руки, расплылась в улыбке и принялась оттаскивать четырехтонную бестию от задней двери.
Наконец, она открыла дверь и остановилась в проеме, удерживая пса за ошейник.
— Извините, мальчики, мне так неловко. Заходите, пожалуйста. На Глэдис не обращайте внимания — она не кусается. — Миссис Хендерсон заливисто рассмеялась. — Ха-ха! Она слишком стара, чтобы кусаться, как и её хозяйка.
Я в этом уверен не был. По меньшей мере, в той части, которая относилась к Глэдис.
— Хватит лаять! Заткнись, тебе говорят! — прикрикнула миссис Хендерсон и ткнула Глэдис коленкой. Пес неохотно затрусил к двери в коридор, возле которой плюхнулся на линолеум, как мешок цемента. Опустив голову на лапы, он жалобно взвыл, совсем как сирена маяка на острове Гернси в густом тумане.
— Молодец, хорошая девочка, — похвалила миссис Хендерсон. Потом уставилась на нас. — Ой, бедные мальчики, вы же совсем вымокли! Скидывайте пальто, я повешу их у камина.
Мы с благодарностью сбросили мокрые одеяния, а миссис Хендерсон без умолку тараторила:
— Вы не звонили в парадную дверь? Мне жутко неловко, что я не слышала, но я решила устроить себе маленькую вечеринку, а бедненькая Глэдис уже почти ничего не слышит…
"Бедненькая Глэдис", определенно, прикидывала, кого из нас слопать первым.
— У вас сегодня день рождения, мадам? — поинтересовался Вэнс.
Бойкая старушенция улыбнулась и ткнула рукой в сторону стульев, задвинутых под стол. Потом принялась отодвигать стул для себя. Вэнс решил проявить несвойственную ему галантность и бросился ей помогать, однако Глэдис, неверно истолковав намерения подозрительного незнакомца, молнией метнулась к нему и вцепилась оставшимися клыками в его брючину.
Вэнс испустил такой истошный вопль, что его, должно быть, услышала даже сама Глэдис, и запрыгал по кухне, волоча за собой овчарку.
Миссис Хендерсон чуть кондрашка не хватила. Она принялась истошно вопить:
— Глэдис, отпусти его! Это добрый джентльмен, слышишь? Он не хотел обидеть мамочку! Глэдис! Нельзя, тебе говорят! Пошла на место!
Однако Глэдис явно решила понаслаждаться на полную катушку, и ни за какие коврижки не желала разжать челюсти. Гулять, так гулять. Они совершили три полных витка вокруг стола, после чего случилось неизбежное. Брюки лопнули под коленкой, и Вэнс отлетел в коридор, а бедняга Глэдис, не выпуская из пасти оторванную штанину, покатилась по скользкому линолеуму и остановилась лишь тогда, когда её зад уткнулся в камин. Примерно секунду озадаченная собака пыталась сообразить, что случилось, но уже в следующий миг, издав дикий вопль, который, должно быть, был слышен в Лондоне, она сорвалась с места и пулей вылетела в коридор, опрокинув по пути поднимавшегося с пола Вэнса.
Я услышал, как бедное животное с жалобным воем носится по дому, сметая все встречные препятствия.
Вэнс на четвереньках выполз в кухню, пугливо оглянулся, закрыл за собой дверь и задвинул засов.
— Чертова зверюга совсем взбесилась! — выкрикнул он.
Потом опустил голову и осмотрел на свою оголившуюся ниже колена конечность.
— 0, какой кошмар! — воскликнула миссис Хендерсон. — Бедный мальчик! Сядьте… Давайте все присядем и выпьем. Вам сразу полегчает.
Кудахтая и причитая себе под нос, она просеменила к буфету и достала ещё два стакана.
— Господи, никогда прежде за Глэдис такого не водилось. Она такая кроткая и послушная, к тому же ей ведь уже семнадцать — я взяла её совсем крошкой. И никогда — никогда она ни на кого не нападала. Такая тихоня сущий ангел.
Миссис Хендерсон щедро наполнила наши стаканы джином, добавив в каждый пару капель апельсинового сока.
— Ну, вот, — заявила она, придвигая нам стаканы. — Пейте.
Я приложился к стакану и сразу почувствовал, как крепчайшая жидкость, ошпарив горло, обожгла пищевод, после чего начала выедать мои внутренности. Я сделал ещё глоток и вдруг увидел, как стены кухни поплыли, грозя опрокинуть потолок.
Кинув взгляд на Вэнса, я убедился, что с ним творится то же самое. Он разрумянился и замурлыкал. Миссис Хендерсон уже осушила свой стакан и счастливо хихикала.
— Ну что, лучше? — полюбопытствовала она.
— Гораздо, — ответил Вэнс.
— Это очень хороший джин, — с гордостью сказала миссис Хендерсон. Может, даже самый лучший. В нем, кажется, градусов шестьдесят, а то и больше. Мой сын привозит его из-за границы. Он у меня служит в военном флоте.
— В самом деле? — вежливо произнес Вэнс. — Да, это так.
— Что так? — спросила миссис Хендерсон.
— Джин и вправду хорош.
Она восприняла это как просьбу подлить еще, и снова наполнила его стакан до краев.
— О, нет, не надо, — вяло принялся возражать Вэнс после того, как стакан наполнился.
— Надо, — улыбнулась она. — Пейте, мальчики. Ведь сегодня мой день рождения, и я по этому случаю испекла праздничный торт. Вам нравится?
Она придвинула ко мне торт, и я убедился, что сверху нетвердой рукой выведена кремовая надпись: "С днем рождения, Генриетта!".
— Вам, наверно, кажется, что это очень глупо… печь самой себе торт?
Я потряс головой, которая показалась мне чужой.
— Вовсе нет, — проквакал я. — Это очень даже мило.
Она вздохнула и приложилась к стакану.
— Все мы, старея, делаем глупости, — философски изрекла она. Особенно, когда живешь в одиночку. Впрочем, вы ещё слишком молоды, чтобы это понять. А мне только и остается, что петь и плясать в полном одиночестве.
— Разве у вас нет друзей? — спросил я.
Генриетта залпом опорожнила стакан и покачала головой.
— Пожалуй… нет. Есть только сестра в Манчестере, которая навещает меня примерно раз в месяц, но она глуха, как и Глэдис. Говорить с ней сущая мука. У нее, правда, есть слуховой аппарат, но почему-то вечно выходят из строя батарейки. Я ей говорю, что нужно возить с собой запасные, а она твердит, что батарейки не умещаются в её сумочке.
— А соседи? — поинтересовался я.
Миссис Хендерсон скорчила гримасу.
— Я их на дух не выношу, — пожаловалась она. — Они живут, как свиньи. Не удивлюсь, если узнаю, что они держат в спальне коз. Арабы, что ли. А как воняет их стряпня! Ведь это арабы едят бараньи глаза?
— Да, они, — с видом знатока подтвердил Вэнс, раскачиваясь на стуле.
— Во-во, — обрадовалась Генриетта. — Этим и воняет, вареными козьими глазами.
— Вы говорили про бараньи, — не удержался Вэнс.
— Нет, про козьи, — уверенно ответила миссис Хендерсон.
У меня предательски засосало под ложечкой. Чтобы унять желудок, я сделал изрядный глоток, и почувствовал себя на седьмом небе.
— О, вы уже почти допили! — обиженно воскликнула миссис Хендерсон, поспешно подливая мне джина.
— Скажите, — вдруг выпалила она. — Как вам удается помнить все эти современные танцы? Вчера вечером я смотрела телик, и попробовала их станцевать, но ничего не вышло. Как они хоть называются-то?
Лицо Вэнса прояснилось — это была его епархия. Он уже, кажется, полностью позабыл о столкновении со свирепым хищником, который едва не закусил вэнсятинкой, и теперь сидел, развалившись в небрежной позе. Вэнс говорил мне, что три вечера в неделю проводит в разных дискотеках.
— Что ж, — величественно проговорил он, — сейчас в моде крысодав, ерзик, пердунчик…
— О, Господи! — расхохоталась миссис Хендерсон. — Ну и названия! И как же это танцуют?
— Сейчас покажу! — гордо возвестил напыжившийся Вэнс.
Он попытался встать со стула, но сделал неловкое движение и упал.
— Стол мешает, — пояснил он, поднимаясь.
Он взялся за один конец стола, я за другой, и мы оттащили стол в сторону. Потом Вэнс включил транзистор, нашел нужную волну и расплылся в довольной улыбке.
— Это называется цыплячий желудок! — радостно провозгласил он, завертевшись и взмахивая руками, как кастрированный петух.
— Давайте вместе, мадам, — пропыхтел он.
Миссис Хендерсон долго упрашивать не пришлось. С молодецким визгом она выскочила на середину кухни и принялась подражать неописуемым телодвижениям Вэнса. Вы не поверите, но получалось у неё весьма недурно. Во всяком случае, Генриетта веселилась, как ребенок, звонко хохоча во все горло.
Я принялся громко хлопать в ладоши и притопывать в такт.
Когда музыка кончилась, Генриетта завопила:
— Не выключайте, я хочу еще!
Вэнс прислушался и довольно крякнул.
— Это самая модная вещь — "Со мной без дураков". Исполняют Дури Лей и "круглые идиоты". А танец называется — "воробьиная лапка".
— Как?
— "Воробьиная лапка". Вы должны прикинуться воробышком и прыгать так, будто у вас болит лапка. Вот так, смотрите!
Он показал.
Генриетта покатилась со смеху.
Откровенно говоря, я никогда не слыхал про "воробьиную лапку". Думаю, что Вэнс тоже. Он напридумывал всю эту галиматью просто, чтобы повеселить славную старушку. А она уже рыдала от смеха.
И тут вернулась Глэдис. Дверь внезапно сотряслась от мощного удара, и послышался заливистый лай.
— Черт побери, не впускайте ее! — завопил Вэнс, веселье с которого как рукой сняло. — Она у меня последние ноги оттяпает!
— Глэдис, пошла вон! — крикнула Генриетта. — Прекрати гавкать!
Ясное дело, вредная псина не послушалась.
Танец закончился, и мы все без сил повалились на стулья. Миссис Х. вновь наполнила стаканы. Мы уже так набрались, что джин показался легкой водичкой.
— За вас, мамаша! — провозгласил Вэнс, воздымая стакан. — С днем рождения. Расс, давай споем. Паздравля-а-ем вас, паздравля-а-ем вас, паздравляем все вместе, паздравля-ааа-ем вас! Уррааа!
Генриетта посмотрела на Вэнса, потом перевела взгляд на меня. Глаза её увлажнились. В следующий миг — кап, кап — на стол закапали слезинки.
Вэнс оторопел. Впрочем, замешательство продлилось недолго. Он обнял Генриетту за плечи.
— Ну полно, мамаша. Нам же весело, правда?
Миссис Х. кивнула, всхлипнула и высморкалась в крохотный платочек.
— Да, мальчики, потому-то я и плачу. Я сидела одна-одинешенька, приготовившись провести день рождения вдвоем с Глэдис, съесть мой праздничный торт, а тут… такая радость…
— А можно его попробовать? — вызвался я, чтобы отвлечь её от слез. Маленький кусочек.
— Конечно! — обрадовалась она и поспешила к буфету за тарелками. Тем временем Вэнс зажег свечки.
— Давайте, мамаша, — предложил он. — Дуйте. Это на счастье.
Генриетта одним махом задула свечки и принялась разрезать торт.
— А почему пять? — спросил я. — По одной на каждые семь лет?
Генриетта хихикнула.
— Эх, хотела бы я, чтобы мне было тридцать пять, — вздохнула она, раскладывая куски торта. — Увы, в последний раз мне было столько тридцать лет назад. Мы с мужем жили тогда в Китае. У нас был прекрасный дом со слугами, в бассейне плескались золотые рыбки. Красивая была жизнь…
Торт оказался на удивление вкусным.
— А ваш сын, — спросил я. — Вы часто его видите?
— Нет, — ответила Генриетта. — Он приезжает только в отпуск.
Вэнс сочувственно потряс головой.
— Неужели у вас больше никого нет?
— Только сестра. Мой любимый муж скончался пять лет назад…
Внезапно её лицо прояснилось.
— Хватит печалиться! — воскликнула она. — Ведь у нас праздник. Как вас зовут, мальчики?
— Расс, — представился я. — А это Вэнс.
— Что ж, Вэнс, вруби-ка приемничек, и давай ещё потанцуем.
Вэнс попытался украдкой кинуть взгляд на часы.
— Я… э-ээ, — проблеял он. — Мне нужно позвонить в "Райтбай".
— Какой "Райтбай"? — озадаченно спросила миссис Хендерсон.
— Мы там работаем. Продаем швейные машинки.
Ладонь миссис Хендерсон взлетела ко рту.
— Швейная машинка! — воскликнула она. — Конечно же. У меня совсем из головы вылетело. Надеюсь, вам не попадет?
— Нет, — с пьяной беззаботностью отмахнулся Вэнс. — Мой катафалк вечно ломается. Позвоню им, скажу, что прокололся, и поеду домой.
— Что ж, раз так… — произнесла миссис Хендерсон.
Она встала, осторожно открыла дверь в коридор и ловко схватила Глэдис за ошейник.
— Запру её в передней, — сказала она через плечо. — Телефон в коридоре, Вэнс.
Эх и погуляли же мы, скажу я вам. Прикончив бутылку джина, мы плясали, как людоеды вокруг костра; потом миссис Хендерсон приготовила изумительный ужин, зажарив бифштексы с яйцами и картошкой, которые мы уплели, запивая вкуснейшим вином.
Было уже одиннадцать, когда мы собрались уходить. Не хочу хвастать, но миссис Хендерсон была счастлива. Она заставила нас пообещать, что мы будем приходить к ней всегда, когда захотим, добавив, что, случись кому из нас оказаться на мели, она готова кормить его совершенно задаром.
Вот ведь как меняются люди. В магазине она выглядела королевой, а у себя дома оказалась просто одинокой пожилой женщиной, которой безумно не хватает обычного человеческого общения. Так что, не стоит составлять о людях мнение по первой встрече — можно здорово наколоться. А вообще, люди часто оказываются на поверку куда лучше, чем пытаются выглядеть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Продавец швейных машинок - Морган Стенли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Продавец швейных машинок - Морган Стенли


Комментарии к роману "Продавец швейных машинок - Морган Стенли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100