Читать онлайн Продавец швейных машинок, автора - Морган Стенли, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Продавец швейных машинок - Морган Стенли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Продавец швейных машинок - Морган Стенли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Продавец швейных машинок - Морган Стенли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Стенли

Продавец швейных машинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

До работы я добрался в самом радостном настроении, несмотря на то, что в ожидании автобуса промок до нитки. Забавно, да? Когда человек возбужден в предвкушении какого-то события, ничто не может ввергнуть его в уныние. А меня просто распирало от нетерпения объявить моему боссу, чтобы подыскивал себе нового ишака.
А ведь я ещё даже представления не имел, на что променяю эту свою работу, однако в тот час ничто не могло омрачить моего праздника. Одна мысль о том, что я вырвусь из уэйнрайтского плена, окрыляла меня.
При этом я вовсе не могу пожаловаться, что работать там плохо. Нет, дело, видимо, в том, что я просто не создан для канцелярской работы. Да и обстановка в конторе угнетающая. Само здание фирмы, которое при возведении окрестили "временной постройкой", стоит на прежнем месте вот уже десять лет. Построено оно для быстроты и дешевизны из монолитных бетонных блоков, так что внутри создается полное впечатление, что ты сидишь в одном из блиндажей линии Мажино, и в любую минуту на тебя может обрушиться град десятидюймовых снарядов.
Наша контора в этом здании самая крупная и занимает самую большую площадь; вполне справедливо, ведь и народу у нас побольше, чем у других. Заправляет нами некий Боб Фитч. Долговязый тощий стручок, точь-в-точь карикатурная копия де Голля, разве что шнобель чуть поменьше. Со стариной Фитчем ужиться можно. Почти всю жизнь он провел в Индии, да и теперь, похоже, мысленно все время там. Я ему немного даже сочувствую. Жил себе в солнечной Индии, да в ус не дул, на всем готовеньком. А здесь — серый туман, да промозглая сырость.
Он славный малый, старина Фитч, никогда даже голоса не повысит. Порой ему, конечно, приходится отчитывать нас за какие-нибудь провинности, но даже это получается у него совершенно формально. Он явно дорабатывает до пенсии, а потом, должно быть, протянет ноги от скуки.
Иное дело миссис Ридер. Уникальное создание неопределенного цвета и возраста. Считается женщиной, но вряд ли у кого язык повернется так её назвать. Более нелепой внешности не сыскать во всей Вселенной. Вся какая-то скрюченная, скособоченная, едва ли не вывернутая наизнанку. Лишь по звуку голоса можно определить, стоит она сейчас на ногах или на голове. Зато норов! В одну минуту она вопит, брызжет слюной и размахивает руками, точно ветряная мельница, а в следующую — весело хохочет, как ни в чем не бывало. С самого начала она решила меня невзлюбить и в первую неделю буквально ела меня поедом. Наконец, я не выдержал и предложил ей для разнообразия поцеловать себя в одно место. Миссис Ридер вместо ответа схватила со стола нож для разрезания бумаги, и я уже решил, что в следующую секунду она с криком "Оле!" попытается вонзить его мне в загривок, но она вдруг разразилась смехом, и с тех пор мы с ней друзья не разлей вода.
Есть у нас ещё миссис Робертсон, но про неё мне даже рассказать нечего. Сидит себе в углу весь день напролет и копошится со своими бумажками. Если миссис Робертсон за день произносит шесть слов, это значит, что где-то на горе рак свистнул. Так, серая мышка.
Вот, наконец, я и добрался до Глории — до неё я и впрямь мечтаю добраться! Роскошная пышнобедрая блондинка с шикарным бюстом, который мужчинам снится в самых смелых снах. Сидит позади меня, но, несмотря на все мои ухищрения, отказывается пересесть.
Одна беда — Глория замужем, и мы с ней дружим. В том смысле, что навсегда останемся друзьям. Правда, это ей не мешает заигрывать со мной и флиртовать напропалую. У нас с ней такие рабочие отношения, которые позволяют совершить все что угодно, вплоть до полового акта, при условии, что мы не одни. Однажды, например, она загнала меня в угол и прямо на глазах у миссис Ридер, которая её и подначила, расстегнула мне ширинку, чтобы доказать миссис Ридер, что мужчина я не только по паспорту.
Держу пари, что в глубине души Глория ко мне неравнодушна. В том смысле, что лазить в ширинку Бобу Фитчу она не стала бы как пить дать. А вообще, она женщина хоть куда. Пальчики оближешь!
Ну, вот и все про наш славный персонал. Есть у нас ещё счетовод, который приставлен к нам главным, но у него отдельный кабинет, дальше по коридору. Зовут его Мак-Фадден и от него, должно быть, пошли все байки и анекдоты о неприветливости шотландцев. Более мрачного типа днем с огнем не сыскать. Мне кажется, если ему когда-нибудь взбредет в голову улыбнуться, то кожа на его физиономии треснет и разойдется по швам. Нам он особенно не докучает, но вечно вызывает к себе беднягу Фитча, когда на нас приходит какая-нибудь жалоба. К нашему сожалению, кабинет его расположен крайне неудобно — прямо при входе, — так что всякий раз, как кто-то из нас опаздывает, как я в эту пятницу, то неизбежно попадается на глаза бдительному Мак-Фаддену. Чего не миновал и я.
— Э-ээ… Мистер Тобин!
Черт побери! А ведь я уже почти прокрался мимо.
— Доброе утро, мистер Мак-Фадден.
Он пропустил мое жизнерадостное приветствие мимо ушей и придирчиво посмотрел на свои наручные часы.
— Вы только пришли? — по его тону легко было догадаться, что это не вопрос, и я не стал врать.
— Да, мне страшно неловко. Все из-за дождя…
Он посмотрел на меня поверх круглых очков без оправы.
— Причем тут дождь?
— Не совсем дождь… Скорее, это даже не дождь, а будильник. Он не прозвонил вовремя. Заржавел, должно быть, из-за сырости…
— Вы хотите сказать, что он промок под дождем? Где же вы ночуете, молодой человек? На заднем дворе?
Я чистосердечно рассмеялся.
— Нет, конечно, но…
— Тогда что вы имели в виду? — Мак-Фадден отнюдь не смеялся.
Я пожал плечами.
— Он не зазвонил.
Мак-Фадден посмотрел на меня так, будто только что изловил в дамском туалете.
— Значит, вам следовало отдать его в починку, мистер Тобин. Если это повторится, я буду вынужден известить о вашем поведении нашего секретаря.
Ой, как напугал! Теперь понимаете, чем я недоволен? Какого черта я должен выслушивать подобные отповеди от какого-то подслеповатого скотча?
— А впредь, — не унимался старый хрыч, — я буду самым пристальным образом следить за вами, Тобин. Вы совсем распустились…
Это меня добило. Либо я уволюсь в ту же минуту, либо буду вынужден терпеть подобный вздор всю оставшуюся жизнь.
— Вам не придется напрягать зрение и следить за мной, мистер Мак-Фадден, — заявил я, волнуясь, как мускусная крыса в ненастную погоду. Я увольняюсь. Официальное заявление получите позднее.
Словно я ударил его под дых. Его нижняя челюсть отвалилась, словно у задыхающейся золотой рыбки, кадык заходил вверх-вниз, а из горла извергся сдавленный звук.
Что ж, я одержал верх. И ушел с гордо задранным носом. Впрочем, всю значимость содеянного я осознал лишь позже, обедая в кафе вместе с Глорией.
Закусочная Курилки Джо, находящаяся прямо за углом от конторы Уэйнрайта — наша излюбленная забегаловка. Ее любят посещать портовые парни и в первое время, когда мы начали захаживать туда вдвоем с Глорией, по нашему поводу отпускали немало шуточек. Затем мы уже сами познакомились со многими докерами и веселились с ними вместе. Глорию, разумеется, продолжали поддразнивать до сих пор, но она нисколько не обижалась. Воистину, закусочную нужно было переименовать в "Глорию", ведь она привлекала в неё куда больше посетителей, чем сам Курилка Джо.
— Что у нас сегодня? — поинтересовалась она, когда мы сели за столик.
— Сосиски с картофельным пюре или фирменное блюдо, — ответил я, заглянув в меню.
— Мне надоели сосиски с пюре. Давай отведаем фирменного блюда.
Мы заказали две порции, и Глория наклонилась ко мне.
— Теперь расскажи мне все подробно, Расс, — попросила она, сверкая глазами. — Что ты сказал Мак-Фаддену?
Я, конечно, слегка приукрасил собственную речь, как это свойственно мужчинам, когда они хвастаются перед дамами своими воинскими подвигами, но все-таки старался держаться в рамках приличия. Глория была за меня рада и горда, но все же немного встревожилась.
— Но, Расс, не поспешил ли ты с увольнением? Ведь ты ещё не подыскал себе другую работу.
Я пожал плечами.
— Главное — уйти вовремя, крошка, а время как раз подоспело. Так что, спасибо Мак-Фаддену. А также Мики-Маусу.
Глория недоуменно посмотрела на меня.
— Кому?
— Мики-Маусу. Он торчит на моем будильнике. Дергается в такт тиканью. Он у меня с детства.
Она кивнула.
— Да, знаю. У меня когда-то тоже был такой, но потом я оторвала ему лапки.
Курилка Джо принес нам две порции фирменного блюда. Дождавшись, пока он отошел, Глория метнула на меня подозрительный взгляд.
— Что это такое?
Я попробовал.
— Похоже на сосисочный фарш с картофельным пюре, — промямлил я.
— Ах, какая прелесть! — воскликнула Глория. — Вот это разнообразие!
Некоторое время мы молча работали челюстями, потом Глория спросила:
— Что ты все-таки собираешься делать, Расс? Я имею в виду работу.
Я пожал плечами.
— Пока ещё точно не знаю. Но в нашу дыру не вернусь ни за какие коврижки. У меня от одного вида Мак-Фаддена зубы болят.
Глория отодвинула тарелку и отпила глоток чая.
— А что ты умеешь делать? Чем ещё занимался?
Я ухмыльнулся, метнув на неё красноречивый взгляд.
— О, нет, только не это, — хихикнула Глория. — В постели ты, вероятно, настоящий гений, но на хлеб этим не заработаешь.
— Ну, джиголо
l:href="#n_1" type="note">[1]
все-таки с голода не умирают, — сказал я, поддразнивая её.
Глория прыснула.
— Представляю, как ты обхаживаешь семидесятипятилетнюю красотку ради трехразового питания.
— Фи, — поморщился я. — Не порти мне аппетит.
— Ну, а что тогда?
Я снова пожал плечами.
— Не знаю, Глория. Я родился в деревне, но фермерство меня не прельщает — по утрам я вообще чувствую себя разбитым. Днем и вечером другое дело, могу вкалывать хоть до глубокой ночи, но рано утром — увольте.
Глория задумалась.
Я угостил её сигаретой и закурил сам.
— Торговля? — предложила она.
Я посмотрел на нее, представил что скрывается за этим словом, и помотал головой.
— А почему бы и нет, Расс? По меньшей мере, тебе не придется вставать на рассвете.
Я потряс головой.
— Нет, это не по мне.
Глория хихикнула, как будто я сказал что-то смешное.
— Почему же нет? С твоей внешностью… Ты умен, обаятелен…
— Продолжай же! — заинтересованно попросил я.
— Нет, правда, Расс. Из тебя вышел бы превосходный продавец… особенно, если ты будешь продавать товар женщинам.
— Что?
Она вздохнула.
— А ведь ты себя явно недооцениваешь. Ты интересный мужчина. Женщины только увидят твои невинно-голубые глаза и на коленях начнут уговаривать, чтобы ты взял у них деньги, — Глория плотоядно усмехнулась, её глаза лукаво блеснули. — А также все остальное.
Вы, конечно, не поверите, но я почему-то внезапно оробел. Глория, похоже, заметила мое состояние и улыбнулась.
— А если ты ещё будешь так краснеть, они тебя вообще запрут в доме и больше не выпустят.
С минуту мы не разговаривали, пока сказанное укладывалось в моем мозгу. Продавец. Что ж, в этом что-то есть. Если как следует организовать дело, то я буду сам себе начальник и смогу сам выбирать для себя рабочее время.
— Мне понадобится машина, — буркнул я себе под нос.
Глория вздохнула и покачала головой.
— Ну, вот, ты уже ищешь отговорки. Многие фирмы предоставляют машины своим продавцам.
Я кивнул.
— Да, это верно.
— Ну так что?
Я ещё с минуту подумал. Потом выпалил:
— А что бы я мог продавать?
— О, да все, что угодно, Расс. Главное научиться, а потом тебе будет безразлично, что предлагать. Лишь бы тебе самому нравилось.
Я пожал ей руку.
— Ты замечательная малышка. Настоящий друг.
Глория улыбнулась и наморщила свой хорошенький носик. Потом вдруг вскрикнула:
— О, Боже! Мы должны бежать! Мак-Фадден там желчью изойдет.
Я расплатился с Курилкой Джо, и мы с Глорией вышли на улицу. Прежде чем повернуть за угол, я оглянулся по сторонам и потянул Глорию за руку по направлению к ближайшей подворотне. Глория понимающе улыбнулась и последовала за мной.
Я обнял её и прижал к себе, ища губами её губы. Она же просунула руки под мое пальто и прильнула ко мне всем телом. О, Господи, какая потрясающая женщина! Даже через свитер я ощущал её роскошные налитые груди, а потом, когда её бедра начал елозить вверх-вниз и из стороны в сторону, а одна нога проползла между моими ногами, Фридрих Великий сперва приподнял голову, а затем и восстал во всю мощь, пытаясь вырваться из плена. Глория счастливо хихикнула, впилась в мои губы, словно пытаясь их проглотить, а одну руку опустила, нащупывая моего рвущегося на свободу зверя. В следующую секунду она отстранилась и посмотрела на меня. Глаза её были мечтательно затуманены.
— Удачи тебе, Расс, — прошептала она. — У тебя все получится, я уверена. Пусть ты и не продашь слишком много пылесосов, но зато, черт побери, сделаешь уйму женщин счастливыми!
Я рассмеялся, и она чмокнула меня в губы.
— Жаль, что я замужем, — вздохнула она. — Я бы покупала то, что ты предлагаешь, по семь дней на неделе.
Она легонько погладила Фридриха, пытавшегося вылезти на свежий воздух где-то в районе воротничка.
— Для старых друзей — бесплатно, — выдавил я.
— Посмотрим, — игриво произнесла она. — Я положила на тебя глаз с первого дня, как ты появился в нашей конторе, но даже и мечтать о тебе не смела, пока мы работали вместе. Теперь же…
Я судорожно сглотнул.
— А как же твой муж?
Глория пожала плечами и улыбнулась.
— Не пропадай, Расс. Возможно, мне уже в ближайшее время понадобится новый пылесос.
Все мои мысли по дороге домой были поглощены торговлей. Вот образчик того, до чего меня довело мое пылкое воображение. Ее Величество королева вручает мне в Букингемском дворце медаль как лучшему коммивояжеру десятилетия; я читаю лекцию директорам крупнейших компаний об искусстве преодоления кризиса в торговле; мне доставляют на дом новехонький "роллс-ройс", а я, чтобы отметить покупку, в один вечер продаю сразу пятьдесят стиральных машин. И так далее.
Подходя к дому, я окончательно уверился, что Глория права. Мое истинное призвание — торговля.
Я так весело поздоровался с Тетушкой, что она метнула на меня вдвойне подозрительный взгляд и мысленно наверняка прокралась вслед за мной по ступенькам.
Дверь в комнату Джин стояла нараспашку, а сама Джин сидела на кровати и красила ногти на ногах.
— Привет, — сказала она, не поднимая головы.
На ней была прозрачная белая блузка и наитончайшие трусики, какие я когда-либо видел. Задрав одно колено к самому подбородку, она не оставляла моему распаленному воображению никакой, даже самой крохотной подробности своей восхитительной анатомии.
Я остановился в дверном проеме, прислушиваясь к шагам Тетушки. Джин продолжала заниматься своим делом, не обращая на меня внимания.
— Как дела? — сдавленно проквакал я.
— Есть хочу, — капризно протянула девчонка.
Я с усилием оторвался от своего наблюдательного поста и прошел к себе в комнату. В верхнем ящике стола у меня хранится плитка шоколада на тот случай, если в один прекрасный вечер мне будет лень идти ужинать. Я вернулся на прежнее место и небрежно швырнул шоколадку прямо на кровать Джин. Она испуганно встрепенулась, потом восторженно вскрикнула:
— О, ты ангел!
— Заплатить можешь потом, — пошутил я.
Она ухмыльнулась, запустила в меня оберткой и надкусила плитку. Потом спросила:
— Хочешь?
— Да, но не шоколадку. Можно попробовать?
Джин состроила очаровательную гримаску и подтянула к подбородку уже обе коленки, а потом ещё и расставила длинные ножки чуть в стороны, отчего моему сладострастному взору открылась нежно розовеющая расщелина, поросшая по краям пушком. Я судорожно сглотнул.
— Если будешь приставать, я пожалуюсь Тетушке, — пообещала прелестница.
— Еще посмотрим, кому из нас она поверит, — проблеял я.
Джин хихикнула и вгрызлась белыми зубками в шоколадку.
— А я меняю место работы, — заметил я мимоходом.
— Да?
Даже в приемной дантиста люди проявляют больше любопытства.
— Я собираюсь стать коммивояжером, — гордо возвестил я.
Джин едва не поперхнулась.
— Кем?
— Коммивояжером, — с достоинством повторил я.
Джин так расхохоталась, что у меня руки зачесались дать ей по заднице. Моему самолюбию был нанесен чувствительный щелчок по носу. Неужели Глория ошибается? Черт возьми, ведь эта сопливая девчонка не способна отличить свою лобковую кость от… от радиатора. Что она смыслит в искусстве торговли?
— Попробуй-ка продать что-нибудь мне, — вызывающе произнесла она.
— А я уже попробовал, — тихо ответил я. — И, если бы не твоя тетка, ты бы это купила.
Джин внезапно замолчала, а на её губах заиграла улыбка. Ее рука легла на левую грудь и словно невзначай потерла её. Я понял, что выиграл. Она даже не пыталась отрицать, что хочет меня, а если это не свершившийся акт удачной продажи, то что? Глория была права. Верь в свой товар — и ты победишь. Что ж, мой главный товар — сексапильность — был при мне; оставалось только подобрать ему сопутствующий — холодильники, пылесосы или энциклопедии. Внезапно я ощутил сильнейшее возбуждение. Мне показалось, что в этой торговле меня ждет ошеломляющий успех. Как там звучит старая поговорка? Сперва продай себя, а остальное уже просто. Интересно, что имел в виду тот парень, который её придумал? Неужели то же самое, что и я?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Продавец швейных машинок - Морган Стенли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Продавец швейных машинок - Морган Стенли


Комментарии к роману "Продавец швейных машинок - Морган Стенли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100