Читать онлайн Продавец швейных машинок, автора - Морган Стенли, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Продавец швейных машинок - Морган Стенли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Продавец швейных машинок - Морган Стенли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Продавец швейных машинок - Морган Стенли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Стенли

Продавец швейных машинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Что ж, урок пошел мне впрок, скажу я вам. Больше я в такие истории не ввязываюсь! Отныне с клиентами — только деловые отношения. Ни любовных интрижек, ни кокетства, ни трах-трах или даже чмок-чмок — только бизнес!
Нет, не думайте, своих кисок я не забросил, не такой я охальник. Нет, я исправно водил Глорию в кино; с Самантой мы плавали на пароме в Нью-Брайтон; Хелен и Крис я навестил и принес каждой по букету цветов; с Милли же я даже сходил в театр.
Я вовсе не хочу сказать, что каждая из этих встреч носила чисто платонический характер — вы бы все равно не поверили в такой вздор, — но состоялись они только во внерабочее время, то есть никак не были связаны с продажей швейных машинок. Что касается последнего, то я превзошел сам себя. К концу сентября я вышел на первое место по числу продаж и выплатил последний взнос за машину. Более того, за все это время я не соблазнил ни одной клиентки, тогда как сам отбился от нескольких дюжин атак с применением артподготовки и тяжелой бронетехники. Словом, жизнь виделась мне в самых розовых красках и, казалось, ничто уже не омрачит моего горизонта, как вдруг меня угораздило встретить Питера и Френсиса. Крайне неприятный случай, скажу я вам.
Очаровательный домик, стоявший особняком в зеленом предместье, встретил меня свежей краской, розовыми петуниями и желтым львиным зевом. Над дверью покачивался старинный медный фонарь, весело поблескивавший на дневном солнце.
Идиллическое уединенное любовное гнездышко для какой-то счастливой парочки.
Постучав в дверь, я ещё раз оглянулся по сторонам и вздохнул с завистью. Совсем рядом с городом, и такое чудо!
Дверь открылась, и в проеме возник голубоглазый и белокурый молодой человек очень приятной наружности. Посмотрев на меня с некоторым испугом, он вдруг улыбнулся и пропел:
— Приветик!
В голосе прозвучало столь откровенное и неприкрытое приглашение, что такому искусству позавидовала бы даже Саманта.
В подобных случаях есть лишь один выход — нужно принять свирепый вид и вообще прикинуться распоследним сукиным сыном. Если вы хоть разок улыбнетесь — пиши пропало.
— Здравствуйте. Мистер Томас? — прорычал я.
Вместо ответа, он, грациозно изогнув стан, широким жестом пригласил меня войти.
Разодет он был, как и положено голубым, в светло-синие тона. Тонюсенький голубой свитер с глубоким вырезом и обтягивающие переливающиеся брючки, столь тесные, что был виден весь десерт и три четверти мясного блюда; тонкие холеные пальцы разукрашены золотыми кольцами такой толщины, что я даже не поверил, сможет ли Аполлончик поднять руку.
— Как вас зовут, милый? — пропел педик.
— Тобин! — рявкнул я.
— Ах, как восхитительно. А имя?
— Просто Тобин. Рассел Тобин.
— Ну надо же. Проходите в гостиную, мистер Тобин.
— После вас, мистер Томас.
Я предпочитаю видеть, что делают эти мальчики.
Радостно взвизгнув, красавчик, виляя бедрами, поплыл в гостиную.
Я последовал за ним. Прихожая и коридор сверкали чистотой и были прекрасно обставлены. На стенах красовались картины в стиле модерн, а растений было больше, чем в бирманских джунглях. Воздух благоухал, как дамская косметичка.
В гостиной можно было без труда летать на самолете. Пол от стены до стены устилал белоснежный пушистый ковер, посреди залы торчала стойка с роскошным темно-синим костюмом-тройкой, а на стенах были развешаны бесчисленные картины и рисунки.
За небольшим столиком в углу гостиной сидел ещё один образчик, который рассматривал разбросанные по столу скетчи. Примерно тех же лет, что и Томас, худощавый и такой смуглый, что мог без труда сойти за испанца; а может, только что вернулся из отпуска в Блэкпуле. На первый взгляд, он мог сойти за мужчину, но уже в следующий миг все испортил, повернувшись ко мне и пропищав тонюсеньким фальцетом:
— Доо-о-обрый день!
— Френсис, познакомься с мистером Тобином, — сказал Томас. — Впрочем, давайте отбросим формальности. Меня зовут Питер, это Френсис, а вы Рассел. Поставьте машинку на стол, Рассел, вам, должно быть, ужасно тяжело её держать.
Он лихо смахнул со столика кипу скетчей.
— Вот сюда, лапик. Сейчас мы на неё полюбуемся. Розетка нужна?
Я уже не был в этом уверен, но не усмотрел в его вопросе подвоха, и кивнул.
— Да.
Он взял провод с вилкой и исчез под столом, выпятив обтянутый брючками задик. Я с трудом удержал правую ногу от естественного порыва влепить ему пинка. Справа послышалось учащенное дыхание. Я повернулся и увидел, как Френсис с разгоревшимися глазами созерцает извивающиеся формы Питера, то и дело облизывая пухлые губы.
Перехватив мой взгляд, он потупил взор, порозовел и хихикнул.
— Ну вот! — победоносно провозгласил Питер. — Расставь стулья, Френсис.
Они расселись вокруг стола, а я снял с "мини" футляр.
— Но она ужасно маленькая, Рассел, — прогнусавил Питер.
— Но жутко клевая, — тявкнул Френсис.
— Смотря для чего она вам нужна, — пожал плечами я.
— А вот посмотри, миленочек, — гордо пропел Питер, протягивая мне наброски. — Это Френсис придумал. Потрясающе, да?
Я перелистал несколько альбомных листов с невероятно вычурными и расфуфыренными костюмчиками, разукрашенными кружевами и виньетками, как викторианский сервант.
— Ну как? — с придыханием спросил Питер.
— Клево, — сказал я. Френсис хихикнул.
— Мы держим в городе магазинчик мужской одежды, — пояснил Питер, — но до сих пор продавали готовое платье. Теперь же мы решили сами заняться дизайном, а для этого нужна машинка.
— Замечательная идея! — сказал я.
— Да, — произнес Френсис, с сомнением воззрившись на "мини". — Но все-таки, мой утеночек…
— Вам кажется, что она маловата, — перебил я.
— Да, милый. Может, у тебя есть что-нибудь покрупнее?
— Есть, — кивнул я. — Но она и стоит подороже.
— Ну естественно, — отмахнулся Френсис. — Тащи сюда, и мы полюбуемся.
— Не задерживайся, цыпочка! — подпел Питер.
Вы не поверите, но эта парочка начала мне чем-то нравиться. Была в них какая-то легкость и искренность.
Выбравшись к машине, я позволил себе посмеяться. Никогда я ещё так тесно не общался с двумя гомиками, а ведь прежде я их на дух не переносил. Теперь же я даже получал удовольствие от общения.
Когда я вошел в гостиную, оба засуетились, помогая мне устанавливать и подключать "макси". На этот раз под стол влезли оба, получая, должно быть, море удовольствия, от столь тесной близости.
— Ну вот, красавчик, — промурлыкал Питер. — Теперь твоя очередь.
Я снял с "макси" футляр.
— Ух ты! — выпучил глаза Френсис.
— Ой, какая прелесть! — залился Питер. — Совсем другое дело.
— Она дорогая, — предупредил я.
Френсис бережно погладил машинку, словно перед ним была фарфоровая ваза эпохи Минг.
— Сколько она стоит? — спросил он.
— Сорок девять фунтов и десять шиллингов, — выпалил я.
Я ждал хоть какого-то проявления чувств, но гомики просто молча стояли и любовались машинкой. Я даже испугался, не вогнал ли их в транс.
— Разумеется, — быстро сказал я, — мы торгуем в рассрочку.
Питер потряс головой.
— Нет, киска, мы в такие игры не играем. "Деньги на бочку" — вот наш девиз. Правда, Френсис?
— Да, ангел. Деньги на бочку. — Он повернулся ко мне. — Расси, душка, а что она умеет? Покажи, будь ласков.
— С превеликим удовольствием, — улыбнулся я.
Я лихо прострочил кусок ткани, а Питер вдруг сказал:
— Слушай, Френсис, а давай спросим Рассика, что он думает насчет… сам знаешь чего. — Он кивнул в сторону кухни.
— А что, — расхохотался Френсис. — Давай. Принеси три стаканчика, дорогой.
Я озадаченно посмотрел на них, но мне ничего не объяснили.
Питер отчалил на кухню, и я услышал, как там звякают стаканы и льется жидкость. Минуту спустя он вернулся с тремя полными стаканами на подносе.
— Рассел! — торжественно произнес он. — Нам важно услышать твое мнение. Этот рецепт придумал сам Френсис, и лично мне напиток кажется просто божественным. Скажи, что ты о нем думаешь.
Он раздал стаканы и провозгласил:
— За осуществление наших замыслов!
Я не большой любитель пунша. Мне кажется, что смешивать разные спиртные напитки с яблочным соком, значит просто убить их вкус. Я предпочел бы выпить все по отдельности, а потом запить яблочным соком. Однако, чтобы не рисковать сделкой, я решил уважить хозяев, и залпом осушил стакан.
Как я и ожидал: похоже на яблочный сок, но слегка пощипывает горло.
— Восхитительно! — похвалил я.
Гомики запрыгали от восторга.
— Правда? Ты и в самом деле так думаешь, Рассик?
— Угу, — проурчал я, приканчивая пунш.
— Осторожней, — захихикал Френсис. — Он очень крепкий.
— Да что вы — он мягкий, как компот, — возразил я.
— Еще стаканчик? — игриво предложил Питер.
Я пожал плечами.
— Почему бы и нет.
Они допили, и Питер помчался на кухню.
— У нас сегодня ожидается маленький междусобойчик, — вкрадчиво произнес Френсис. — Соберется несколько самых близких друзей. Сегодня у нас годовщина.
Он не уточнил, что за годовщина, а я не стал проявлять излишнее любопытство.
Вернулся Питер.
— А вот и я. Я так рад, что тебе понравился наш напиток, Расси.
— Я рассказал ему, что у нас сегодня вечеринка, — сказал Френсис.
Питер пригубил напиток и спросил:
— Ты не мог бы остаться, Расси? Мы будем очень, ну очень рады. Познакомишься с интересными людьми — художниками, дизайнерами… даже актерами.
— Это очень любезно с вашей стороны, но…
— Останься, прошу тебя, — взмолился Френсис. — Ты такой славный. Ты всем понравишься.
Я отхлебнул немного яблочного сока. Странно! Я готов был поклясться, что "макси" приподнялась и повисла в дюйме над столом. Я поморгал и помотал головой, пытаясь рассеять туман, которым вдруг заволокло мои глаза.
— Фу! — выдохнул я. — Что вы намешали в этот пунш?
Питер хихикнул.
— Ага! Говорил же я тебе! С изобретениями Френсиса нужно держать ухо востро.
— Так что в нем есть? — не унимался я.
Френсис пожал плечами.
— О, капелька бренди…
— И?
— … чуть-чуть водки…
— И?
— … немного сидра…
— И?
Френсис визгливо расхохотался.
— Ой, я уже всего и не упомню. Итак, чуток одного, щепотка другого.
— Зря ты не записал, — вознегодовал Питер. — Сегодня ты самого себя превзошел.
— А что положено в основу? — настаивал я. — Бензин?
Педики так и покатились со смеха.
— Ладно, — махнул рукой я. — Я покажу вам, как работает машинка, пока ещё хоть смутно различаю, где она находится. Сначала — лапки. С помощью этой вы можете…
Я углубился в демонстрацию.
Прикончив за следующие полчаса ещё два или три стакана адского зелья, я научился летать. Во всяком случае, мне удавалось совершенно запросто парить дюймах в трех-четырех от пола. Голоса доносились до меня гулко и раскатисто, словно раздавались в длинном и извилистом туннеле; мой собственный голос слышался со стороны — слева и почему-то чуть сзади. Все это я говорю вам лишь для того, чтобы вы поняли — назюзюкался я просто вусмерть.
Не помню, когда стали прибывать гости, но время от времени из голубоватой дымки выплывали очки… или борода, которые участливо интересовались, летаю ли я, и несли какой-то вздор. Я, пошатываясь, добрел до туалета, а потом заблудился и оказался на кухне. Решив передохнуть, я привалился к двери.
— Тебе помочь, киска? — спросил вдруг какой-то тощий тип с козлиной бородкой и с рогами.
Я хихикнул, и рога исчезли.
— Ты уже его видел? — спросил козлобородый, тыча в меня сухой лапкой со стаканом.
— Пунш? — спросил я.
Козлобородый прыснул и возвел глаза к потолку.
— Фильм, глупыш.
Его голос дрожал от возбуждения.
— Какой фильм? — глупо спросил я.
— О, черт! — поморщился тощий. — Ты что, совсем ничего не знаешь?
Я покачал головой, ожидая, что она вот-вот оторвется и утонет в пунше.
— Френсис достал новую пленку! — счастливо поведал козлобородый. "Голубой хлыст против Мак-Таггерта"! Все только о нем и говорят.
— Неужели? — проблеял я.
— Да, это штучка похлеще, чем "Ровно в девять"! Его-то ты видел?
— Нет.
Тощий пришел в ужас.
— Ну, ты даешь… — Он подлил мне пунша и прошептал: — Может, посидим вдвоем?
— А?
— Ну, во время фильма. Френсис уже устанавливает экран.
Он ткнул пальцем в сторону гостиной, а я вдруг почувствовал, что отрубаюсь. Отмахнувшись от козлобородого, я выбрался в коридор и, пошатываясь, побрел вдоль стены. Проковыляв пару миль, я увидел перед собой дверь. Потянувшись к ручке, я промахнулся и упал на четвереньки. Затем нащупал ручку, нажал и провалился в спальню. В ноздри шибанул запах дорогих духов.
— Господи, нигде покоя нет! — пропищал кто-то с кровати.
— Отваливай, приятель! — присовокупил его дружок.
Я ползком выбрался в коридор, с трудом встал, привалился к стене и пополз дальше. Наткнувшись на какую-то дверцу, я ввалился в неё и очутился в чуланчике, в углу которого стоял крохотный диван. С радостным воплем я запер дверь на ключ, торчавший изнутри, плюхнулся на спасительный диванчик и провалился в небытие.
Я показывал шаху Попитинии, пригласившему меня провести мой двухнедельный отпуск в своем стамбульском гареме, на какие чудеса способна "макси", когда меня разбудил адский грохот.
— А ну открывай! — прогромыхал зычный бас. — Мы знаем, что ты там! Считаю до пяти!
Мое сердце заколотилось сразу по всему телу. Я не имел ни малейшего представления, где нахожусь.
— В чем дело? — проскрипел я.
— В чем дело! — передразнил бас. — Джордж, там ещё один! Он желает знать, в чем дело.
Я не расслышал ответа Джорджа, но, судя по тому, как заржал бас, это было нечто нецензурное.
— Выходи, голубок! — гаркнул он. — Это полиция!
Из темноты выплыло бревно, которое врезалось мне между глаз; все вдруг поплыло. Какая полиция? Откуда здесь полиция? Издеваются надо мной, мерзавцы!
— Уйдите! — простонал я. — Я устал.
На секунду воцарилось молчание, потом меня оглушил дикий рев, прозвучавший из стофутового динамика, воткнутого мне в ухо:
— Устал! Щас я тебе жопу прострелю! Открывай дверь, паршивый пидорас! Это полиция!
Вы знаете — что-то подсказало мне, что там и вправду полиция. Я спустил с дивана одну ногу, потом другую, затем подобрал оторвавшуюся голову, ощупью нашел дверь и повернул ключ.
Дверь рывком распахнулась. Передо мной высился шестифутовый блюститель закона, ненавидящие глаза которого смотрели на меня так, будто я был кусочком протухшего камамбера, который имел наглость пристать к подметке его ботинка.
— Выходи, цыпленочек! — злобно гаркнул он. — Подружки заждались тебя в фургончике.
Мне стало дурно.
— Послушайте, — проквакал я. — Это ошибка!
— Ты прав, сынок. Ее допустил твой папаша. Поскупился на презерватив, жмотина.
Удар попал в цель. Я почувствовал, как вскипает кровь в моих жилах.
— Слушайте, я вовсе не из них…! — проорал я.
Полицейский вздохнул.
— Да, конечно. Пошли со мной, сынок…
Я решил не сдаваться.
— Вы только меня выслушайте! Хоть две секунды!
— Тебя силой, что ли, вывести?
— Я продавец! — завопил я. — Я приехал сюда, чтобы продать швейную машинку!
— Скажешь это сержанту! — заорал он. Куда громче, чем я мог даже мечтать. — Топай!
Он стиснул мою руку кулачищем размером с кабанью голову и подтолкнул меня по коридору. Очутившись в прихожей, я не поверил своим глазам. И прихожая, и гостиница лежали в руинах. Как будто здесь произошло танковое сражение. Все картины сорваны, растения выдраны из горшков, бочки с землей перевернуты.
Изумительный белый ковер был разодран или изрезан в клочья и залит кровью, а потрясающий синий костюм-тройка превратился в сорок семерку. Пружины из выпотрошенного дивана в беспорядке валялись на полу, как впавшие в ступор змеи.
Во всей гостиной осталось только два неповрежденных предмета: 8-миллиметровый проектор, валявшийся на боку, на камине, и швейная машинка.
В одном углу, похоронив голову в руках, сидел незнакомый бритоголовый парень в кожаной куртке, а на груде из обломков стола и обрывков одежды скорчился Френсис, по окровавленной физиономии которого катились слезы.
Посреди гостиной высился сержант, взиравший на меня с живым интересом.
— Подойди-ка, сынок, — позвал он меня. — Откуда ты выполз?
Кожаннокурточник вскинул голову, метнул на меня злобный взгляд и отвернулся. А вот Френсис уставился на меня с нескрываемым изумлением. Он явно про меня забыл.
— Раскопал его в задней спальне, сержант. Соло. Называет себя "продавцом".
Никогда ещё не слышал, чтобы это слово произносили с таким отвращением.
— Гмм! — произнес сержант. — Чем торгуем, братец? Порнофильмами?
Он вытащил из-за спины руки и помахал перед моим носом бобиной кинопленки.
— "Голубой хлыст против Мак-Таггерта", — процедил он. — Это твой? Где ты его взял?
— Я продаю швейные машинки, — с достоинством сказал я.
Сержант покосился на чудом уцелевшую "макси", торчавшую под немыслимым углом из футляра.
— Вот эти, что ли? — кивнул он.
Я посмотрел на Френсиса.
— Да.
— Кому?
Я кивком указал на Френсиса.
— Ему.
— Когда?
— Сегодня днем.
Сержант чуть призадумался.
— Как говоришь, тебя зовут?
— Рассел Тобин.
— Адрес?
Я сказал и заметил, что приведший меня констебль строчит в блокноте.
— Как называется твоя фирма?
— "Швейные машинки "Райтбая".
— Адрес?
Я продиктовал.
— Сколько тебе обычно требуется времени на то, чтобы продать швейную машинку?
Я пожал плечами. Голова по-прежнему гудела, как потревоженный улей, а мысли разбегались, как тараканы. Я до сих пор не мог поверить в реальность случившегося.
— Неужто не знаешь? — ядовито спросил он.
— Час… может, полтора.
— В котором часу ты сюда приехал?
Вопрос застал меня врасплох. Я не мог даже припомнить, какой сегодня день. Наконец, меня осенило.
— Около четырех.
Сержант царственным жестом приподнял левую руку, отодвинул рукав и посмотрел на часы.
— Сейчас… без трех с половиной минут полночь. Значит, ты провел здесь… почти восемь часов. — Он опустил руку и кинул на меня невинный взгляд. — Долго торговались, да?
Френсис, не выдержав этого издевательства, счел своим долгом вмешаться.
— Черт побери, сержант, оставьте его в покое! Рассел приехал, чтобы продать нам машинку…
— Рассел!! — довольно хмыкнул сержант. — Понимаю…!
Френсис — благослови Господь его душу! — уже завелся.
— Ни черта вы не понимаете…!
— А ну, молчать! — проревел взбешенный сержант. — Вы уже и так влипли по уши — не усугубляйте свою участь!
Мне показалось, что Френсис снова готов заплакать, и я его пожалел.
— Что ж, Рассел, — произнес сержант. — Расскажи-ка нам про свой восьмичасовой марафон.
Я вздохнул и принял покаянный вид.
— Я показал им машинку, а они угостили меня пуншем. Я думал, что он безобидный, и выпил стакана три-четыре. Больше мне сказать вам нечего. — Я засмеялся. — Я даже не знаю, купили они у меня машинку или нет.
Френсис обиженно посмотрел на меня.
— Что ты, уте… Рассел — конечно же, мы купили её. У тебя должен быть чек.
Я вытаращился на него.
— Неужели?
Френсис расхохотался, забыв про свои раны.
— Да, пунш оказался лучше, чем я предполагал.
Сержант ожег его свирепым взглядом и снова посмотрел на меня.
— Где чек?
Я пожал плечами и полез в карман за бумажником. Чек, подписанный Френсисом, оказался в нем. Думаю, этот крохотный листочек спас мою жизнь в ту ночь. Сержант взял у меня чек, внимательно изучил, потом вернул. Когда он заговорил, в голосе прозвучали уважительные нотки — похоже, он мне впервые начал верить.
— Значит, ты пытаешься доказать мне, что не имеешь отношения к тому, что здесь случилось? — спросил он.
Я пожал плечами.
— Я даже представления не имею о том, что тут произошло.
Его взгляд пронзил меня насквозь.
— Ты хочешь сказать, что не знаешь про фильм?
Я вздохнул.
— А, значит, про фильм тебе известно! — торжествующе воскликнул сержант.
Внезапно я почувствовал, что вконец вымотался. Мне хотелось лишь одного — побыстрее выбраться отсюда и залезть в свою чистенькую постель… или в постель к Саманте… Глории — куда угодно…
— Послушайте, сержант… Что-то я слышал. Я стоял на кухне, а какой-то козел… то есть, какой-то тип с козлиной бородой болтал про некий фильм. Но больше я ничего не помню. Должно быть, я тогда и вырубился.
Лет на десять в гостиной воцарилось молчание — сержант надувал щеки и буравил меня взглядом.
Когда он, наконец, заговорил, я ощутил, как вылетающие у него изо рта слова царапают мою кожу.
— Следи за собой, сынок. Не пей все подряд. — Он посмотрел на Френсиса, потом перевел взгляд на меня и внезапно хихикнул. — В противном случае, в один прекрасный день, проснешься… беременным. Ладно, езжай домой.
Я зашагал было к двери, но кое-что вспомнил и обернулся.
— Что еще? — нетерпеливо спросил сержант.
— У меня ещё был портфель.
Портфель обнаружился в трубе камина.
На улицу меня проводил констебль. Я не выдержал и спросил:
— А что тут, собственно, случилось?
Сначала мне показалось, что он не ответит, но в следующее мгновение его губы разлепились.
— Человек восемь бритоголовых ворвались сюда и намяли бока этим пидор… голубеньким мальчикам. Троих увезли в больницу.
— Вот этот в кожаной куртке…
— Да, один из них. Для него и одного гомика не хватило места в фургоне.
— Спокойной ночи, констебль!
— Спокойной ночи, сынок! Смотри, не попадай больше в такие компании.
Подходя к машине, я уже ожидал, что от неё тоже остались только одни ошметки, но я ошибся. Один из "дворников" был погнут, да сорванный колпак валялся рядом в канаве — и все!
Около часа я добрался домой и без сил рухнул в постель. Господи, какое счастье лежать в своей собственной постели! Пусть она жесткая и неудобная, да и вид из окна премерзкий, но в ту ночь я чувствовал себя королем в самых роскошных апартаментах.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Продавец швейных машинок - Морган Стенли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Продавец швейных машинок - Морган Стенли


Комментарии к роману "Продавец швейных машинок - Морган Стенли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100