Читать онлайн Дерзкая леди, автора - Морган Рэйчел, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая леди - Морган Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Рэйчел

Дерзкая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Онести крайне раздражала способность Джесса видеть ее, что называется, насквозь. Ее ранило, когда этот прозорливый человек угадывал то, что она всеми силами старалась скрыть.
«Итак, почему вы не желаете сказать мне, чего на самом деле хотите?»
Могла ли она осмелиться сделать это?
Интуиция подсказывала Онести, что следует забыть этот глупый импульсивный порыв. Это было бы очень рискованно. Доверять Джессу нельзя! Слишком многое поставлено на карту!
Отчаяние же твердило совсем обратное. Независимо от того, нравится ей это или нет, но Джесс был самым подходящим кандидатом на предлагаемое Скарлет место. Он легко приспосабливался к любым ситуациям, мог сыграть любую роль и в целом казался совершенно безвредным и безопасным человеком. Ни разу с той памятной ночи он больше не потребовал от Онести близости. Не настаивал, чтобы она дала ему больше, чем хотела. Правда, Джесс хвастался, что в случае какой-нибудь опасности непременно защитит ее. Это одновременно раздражало и... успокаивало девушку.
Пока Онести ходила по комнате, пробегаясь пальцами по столам, стойке бара и подоконникам, Джесс не отрываясь следил за ней. Девушка чувствовала этот пристальный взгляд. Он наполнял все ее тело приятным теплом и вызывал стыдливый румянец на щеках. Онести очень хотелось рассмеяться, ибо она никогда не замечала в себе особой стыдливости. Отец не раз говорил, что его дочь родилась под знаком бесстыдной Луны!..
Онести через плечо посмотрела на Джесса. Он все еще стоял у двери, внимательно следил за ней и о чем-то думал. О чем? Может быть, разглядел в ней робкую маленькую девочку? Или же, наоборот, видел в ней женщину – лживую, бесстыдную потаскушку, способную использовать в своих интересах кого и что угодно?
Она медленно повернулась и внимательно посмотрела в лицо Джессу, пытаясь разгадать его мысли. Грязь на левой скуле, растрепанные и спутавшиеся волосы, облепленные глиной ботинки, порванная в нескольких местах одежда – все это говорило о том, что его утренняя прогулка, целей которой Онести пока не знала, была не совсем легкой.
Нет, все же она имела смутное представление о том, где Джесс был и что делал. Он был достаточно мужественным человеком, и если ему не удалось найти в «Скарлет Роуз» то, чего искали здесь многие другие, оставалось попытать счастья где-нибудь еще. Разве она ему этого не говорила?
Но в глазах Джесса она не увидела ничего, кроме твердого желания услышать ответ на заданный вопрос.
– Хорошо, я хочу вас! – выпалила Онести, почувствовав, что уже в следующее мгновение от ее смелости не останется и следа.
Глаза мужчины расширились, брови полезли вверх.
– Ради Бога, не прикидывайтесь удивленным! – почти с отчаянием выкрикнула Онести. – Вы сильный, здоровый мужчина, которого никак нельзя назвать невыносимым. Мы с вами могли бы стать прекрасными партнерами!
Джесс слегка наклонил голову, некоторое время смотрел на Онести, после чего сумрачно сказал:
– Но есть одна деталь.
– Деталь? Какая?
– Вы же меня ненавидите!
Теперь уже она с изумлением посмотрела на него:
– У меня нет к вам никакой ненависти! Просто я нахожу вас немного самонадеянным и привыкшим командовать. Иногда это меня раздражает. Но ведь это отнюдь не означает ненавидеть! Откровенно говоря, я даже нахожу вас вполне... привлекательным.
Онести завершила свой комплимент очаровательной улыбкой.
Некоторое время Джесс переминался с ноги на ногу. Потом сделал попытку причесать вконец растрепавшиеся волосы.
– Знаете, Онести... – неуверенно начал он, – я, конечно, польщен... но... – Он как-то неловко засмеялся, но тут же вновь посерьезнел и завертел головой. – Боюсь, это может оказаться мне не по карману. Услуги Скарлет слишком дороги, чтобы я мог надолго здесь задерживаться.
– Я могла бы оплатить ваши расходы...
– Неужели? Извините меня за это смущение, но вчера вы, казалось, не могли дышать со мной одним воздухом. А сегодня вдруг заявляете, что хотите меня, и предлагаете партнерство. При этом даже согласны мне платить... Чем объясняется такая перемена?
Онести поняла, что выглядит очень даже странно. Она глубоко вздохнула и вдруг призналась:
– Потому что вы моя последняя надежда.
– А! Понятно, – утвердительно закачал головой Джесс, хотя было совершенно очевидно, что ему далеко не все ясно. – Я и раньше выслушивал гнусные предложения подобного рода, но это побивает все рекорды! Почему вы так уверены, что я захочу лечь с вами в постель?
Онести раскрыла рот:
– Что?! Да идите вы знаете куда?! Какая постель?! Я хотела предложить вам партнерство в опасном и трудном предприятии, участие в котором начисто исключает саму возможность близких отношений!
Эти слова она произнесла через силу. Воспоминания о проведенной с ним ночи были все еще очень свежи. Джесс побледнел. Потом сразу же покраснел.
– Мне этого не нужно! – прошептал он и повернулся, чтобы уйти.
– Подождите! – воскликнула Онести, схватив его за руку. – Вы можете меня выслушать до конца?
Джесс скрестил на груди руки, давая понять, что готов слушать ее.
– Я прошу вас помочь мне в кое-каких поисках, – призналась она.
– В каких?
– Сначала вы должны дать согласие и поклясться мне в преданности.
– Нет, дорогая моя! Я никогда ничего не делаю очертя голову. Тем более не зная, с какой целью.
Онести почувствовала, что попала в капкан. Почему она была уверена, что Джесс непременно примет ее предложение? И что ему теперь сказать? «Джесс, ты мне нужен в качестве телохранителя, пока я буду ездить по всей стране в поисках... бог знает чего и где»?
Нет, она должна сказать ему что-то вполне конкретное. Нечто такое, что непременно затронет его мужскую гордость.
– Я хочу, чтобы вы помогли мне найти мою семью!
Онести и сама не знала, в каком тайнике своей души нашла эти слова. Но они были произнесены, и она поняла, что не могла сказать ничего лучше. Однако убедить Джесса оказалось не так-то легко.
– Но я думал, что все члены вашей семьи уже давно умерли, – сказал он удивленным тоном. Его глаза сузились. В них появилось откровенное подозрение.
Онести дугой выгнула брови:
– Кто вам это сказал?
– Роуз как-то раз упомянула в разговоре.
Девушка нервно облизнула губы и отвела взгляд.
– Оба моих родителя действительно умерли. Мать скончалась, когда я была такой маленькой, что ничего не помню. Отца же убили несколько месяцев назад. Но у меня есть брат. Да, вот так-то! Он бродячий актер. Он до сих пор не знает о смерти отца. Теперь вы понимаете, как важно для меня найти его?
Джесс задумался.
– Как зовут вашего брата?
– Джордж. Джордж Мэллори.
Так в Техасе называл себя Дьюс. Он считал, что подобные имя и фамилия более привычны для тамошних жителей.
– Джордж Мэллори... – Джесс нахмурился. – Где-то я уже слышал эту фамилию...
Онести поспешила пояснить:
– Имя и фамилия моего брата очень распространены. Вы могли услышать их где угодно.
Казалось, что Джесс не слышит слов девушки.
– Вы имеете представление, где сейчас может находиться ваш брат? – спросил он.
– Гм-м... Очень туманное... Но мне кажется, что он уехал в Калифорнию.
– Кажется... И вы хотите, чтобы я убил бог знает сколько времени на то, что вам только кажется?
Вопрос прозвучал не очень обнадеживающе. Но у Онести не было другого выхода, и она ответила с улыбкой:
– Обещаю щедро вас отблагодарить.
– Неужели? – сказал Джесс, медленно растягивая слова. – Это каким же образом?
Неплохой вопрос! Обычно мужчин привлекают лишь две вещи. Одна из них – деньги. Но Онести не была уверена, что на Джесса произведут впечатление те двенадцать долларов, которые лежали в ее сумочке. Что же касается второго, то она отнюдь не желала прибегнуть к подобному средству, то есть, попросту говоря, торговать своим телом. Оставался подаренный отцом рубин в золотой оправе. Но расстаться с ним...
И все же Онести подняла руку и вытянула из-под блузки за обвивавшую шею цепочку драгоценный подарок. Слезы застилали ее глаза. В день смерти отца Онести дала себе клятву только через собственный труп отдать кому-либо эту драгоценность. Но теперь, когда речь шла о том, чтобы сохранить золотую безделушку или открыть наконец тайну завещанных Дьюсом слов, Онести почувствовала, что у нее оставался лишь один выбор...
Помедлив несколько мгновений, она расстегнула замочек на цепочке, сняла с шеи украшение и бросила его на стол.
Джесс несколько секунд, показавшихся Онести вечностью, искоса смотрел то на вещь, то на ее обладательницу.
– Что это?
– Ваша награда. Она никогда не потеряет свою ценность.
В воздухе повисла тишина. Онести ждала решения. Глаза Джесса сделались беспокойными, мгновенно сменив цвет с зеленого на голубой. Девушку охватило тревожное чувство.
Постепенно взгляд Джесса стал снова спокойным и непроницаемым. Онести была уверена, что достигла своей цели. Но он одной фразой перечеркнул ее надежды:
– Я не думаю, что смогу помочь вам, Онести. Попытайтесь найти кого-нибудь другого.
– Вы отказываетесь? Это так надо понимать?!
– Неужели раньше вы ни от кого не получали отказа?
– Получала. Но столь категоричного – никогда!
– Видите ли, несмотря на то что я с пониманием отношусь к вашему стремлению разыскать брата, вы напрасно тратите время. У меня уже есть работа.
– Но уверена, что не здесь!
– Нет. Но я чувствую себя связанным словом также и с Роуз. Хотя на следующее же утро после выступления навсегда распрощаюсь с этим городком.
– Но и я хочу уехать отсю...
– Одна! – оборвал Джесс ее фразу.
И прежде чем Онести успела сделать попытку снова его удержать, Джесс повернулся и стал подниматься по лестнице на второй этаж. Она сжала кулаки и с ненавистью смотрела ему вслед. Почему все, что касается этого человека, связано с трудностями и проблемами?
Борясь с желанием броситься вслед и умолять его передумать, Онести заставила себя опуститься в кресло, постараться смирить дыхание, сделавшееся частым, почти лихорадочным. Теперь ей предстояло по меньшей мере весь остаток недели мучиться от осознания факта, что этот гнусный человек вновь одержал над ней победу...
Неожиданно губы Онести скривились в ехидной усмешке. У нее есть еще целых три дня! А она, Онести Магуайр, рожденная, как об этом с гордостью говорил ее отец, с творческой душой драматической актрисы, упрямством и упорством, уже успела понять нехитрую истину: всегда существуют способы подчинить себе мужчину. Даже такого непокорного, как Джесс Джонс...
В течение следующих трех дней Джесс старался решить, выкинуть Онести из головы или же затащить к себе в комнату и показать, насколько опасно перегибать палку в отношениях с мужчиной. Она же заботилась о Джессе, как о принце королевской крови. Готовила и подавала ему завтрак, организовывала ванну, следила, чтобы его белье было добела выстиранным, высушенным и выглаженным. Она также поддразнивала Джесса во время репетиций и громко смеялась над его не всегда умными шутками.
И хотя он отлично понимал, что Онести преследует свои собственные цели, такое обхождение со стороны красивой девушки было очень приятно. Джесс даже не мог вспомнить, испытывал ли когда-нибудь подобное удовольствие от женского общества.
Поэтому, несмотря на предостережения внутреннего голоса, в нем непреодолимо росло желание взять Онести под свою опеку. В конце концов, думал Джесс, одинокой молодой женщине будет трудно и небезопасно мотаться по стране. И только Бог может знать, какие беды подстерегают ее на этом пути!
Но ведь у него и без этого полно забот...
Джесс стал подумывать о том, чтобы отговорить Онести от безумного замысла. Но в то же время ему очень хотелось посмотреть, насколько далеко она может зайти в своих намерениях.
Тем временем планы Скарлет Роуз к субботе стали реальностью. Благодаря усилиям Онести игорный зал блестел чистотой от пола до потолка. Кроме того, Роуз уговорила Джесса срубить около дома несколько деревьев, чтобы расчистить дорожку к парадному крыльцу. С помощью Сары Уэнтворт она нарисовала огромными буквами на широченном фанерном щите рекламное объявление, которое Джо и Джейк водрузили на вершину крутого холма, возвышавшегося за домом Роуз:
Самая сладостная певчая птичка на Западе!
Выступит в субботу, 12 июня!
На сцене салона «Скарлет Роуз»!
Теперь, если все пойдет хорошо, не только пассажиры дилижанса, но и все проезжающие по главной дороге смогут увидеть этот призыв и присоединиться к толпе слушателей.
...В субботу Джо и Джейк пришли пораньше, чтобы расставить по полкам бара бутылки ликеров, вин и пива. Они демонстративно не замечали Джесса, а он старался вести себя точно так же.
Закончив помогать Роуз, Джесс незаметно выскользнул через кухонную дверь во двор, чтобы проверить самочувствие жеребца. Джемини важно прогуливался в небольшом манеже, поручни которого были смонтированы из железнодорожных рельсов. Из конюшни на него с грустной завистью смотрел несчастный мул.
Увидев хозяина, Джемини подошел к ограждению и, положив голову на поручни, стал терпеливо дожидаться полагающейся ему ежедневной порции овсяных хлопьев.
– Тебе очень хочется разрушить эту ограду, не правда ли? – улыбнулся Джесс.
Джемини несколько раз ударил копытом о землю и тряхнул головой.
Джесс погладил коня по лбу, расчесал пятерней его спадавшую на глаза челку и вздохнул:
– Откровенно говоря, у меня точно такое же желание!
Взяв Джемини под уздцы, он ввел его в конюшню, поставил перед ним корзину с едой и осмотрел ногу. Рана была еще заметна, но начинала затягиваться. Еще один день – и можно будет пуститься в путь, покинув наконец-то этот жалкий городишко!..
Что-то заставило Джесса обернуться.
В дверях конюшни стояла Онести. Девушка была одета в розовое платье и выглядела принцессой из волшебных сновидений. Шелковая материя плотно обтягивала ее фигуру, подчеркивая длинные красивые ноги, тонкую талию и высокую грудь. Лента, украшенная маленькими искусственными розочками, тянулась от правого плеча к левому бедру. Другое же плечо оставалось неприкрытым, оголяя гладкую кожу персикового цвета.
– Вам нравится? – кокетливо спросила Онести, повернувшись кругом и продемонстрировав свой наряд со всех сторон.
Джесс почувствовал, как у него сохнут губы. Его взгляд скользнул по нежной шее Онести, ее пухлым, слегка надутым губкам, чуть вздернутому носику и утонул в кофейного цвета глазах. Огонь пробежал по его жилам.
Сжав в руках тряпку, которой чистил седло, Джесс потянулся к висевшей на стене уздечке и недовольно спросил:
– Что вы здесь делаете?
– Я пришла, чтобы услышать ваше мнение. Никак не могу решить, что надеть сегодня вечером. Как вы думаете, в этом наряде я выгляжу достаточно соблазнительно?
Она сделала паузу. Потом протянула руку к столику, стоявшему у косяка двери, взяла с него какой-то пакет и развернула.
– Или, может быть, вы предпочли бы вот этот – наглый и бесстыдный?
С этими словами Онести поднесла чуть ли не к самому лицу Джесса то самое бордовое платье, в котором была в ту памятную ночь.
Похоже, что она решила совсем добить его...
Каждое воспоминание о той ночи и без того бередило душу Джесса. Обнаженное тело Онести со всеми его совершенными линиями, гладкая, нежная и теплая кожа, страстный взгляд и обещающая неземное наслаждение улыбка... С этими видениями он отчаянно боролся на протяжении последней недели. И видимо, тщетно...
Черт побери! Неужели он хотел сохранить эти воспоминания? Хотел! Даже против воли...
– Ничего не изменится, если вы даже выйдете на помост в дерюге и с посыпанной золой головой, – буркнул Джесс, поспешно отвернувшись. Он не хотел, чтобы Онести прочла в его глазах волнение. – Все равно бешеный успех у здешней публики вам обеспечен!
– Видимо, ждать от вас помощи даже в виде простого совета бессмысленно! – сморщилась девушка.
Наступило молчание, нарушаемое лишь легким постукиванием копыта Джемини о землю. Но Джесс понял, что Онести не даст ему спокойно страдать.
– Очень красивое животное, – сказала она, глядя на Джемини. – И давно оно у вас?
Джесс оторвал взгляд от бедер Онести и процедил сквозь зубы:
– С тех пор как Джемини был еще жеребенком.
– Готова поспорить, что вы выложили за него кругленькую сумму!
– Мне его подарили.
– Вы, верно, всегда были очень талантливым, если получали такие дорогие подарки.
Джесс застыл с уздечкой в руках. Потом ехидно улыбнулся:
– Не надо комплиментов. Я не изменю своего решения.
– Почему же, Джесс? Ведь вы все равно завтра утром уедете отсюда. К тому же я обещаю, что не доставлю вам никаких беспокойств.
– Послушайте, Онести! Ведь всего через несколько часов здесь соберется целая толпа здоровых мужчин, каждый из которых, уверен, посчитает за честь стать вашим спутником и защитником.
– Но я не хочу их! К тому же я никого не знаю!
– Вы считаете, что знаете меня?
– Я уверена, что вы честный и вполне приличный человек, на которого можно положиться. С вами мне будет спокойно и комфортно. А потому делиться своими проблемами и планами с кем-либо еще я не хочу.
Столь твердая вера в него легла на плечи Джесса тяжелым грузом подобно железным латам средневекового рыцаря.
«Честный... Приличный... Можно положиться...»
Черт побери, он, оказывается, куда лучше, нежели сам о себе думал!
Чувствуя себя явно неудобно, Джесс утопил пятерню в своих густых волосах. И вместе с тем ему очень бы хотелось быть именно таким, каким нарисовала его себе Онести!
– Спасибо! – несколько смущенно ответил он. – Со своей стороны, я должен признаться, что безмерно восхищен вашим героическим решением разыскать брата. Но если бы вы спросили моего откровенного мнения, то я бы посоветовал вам остаться здесь, у Скарлет Роуз, а для поисков брата нанять профессионала.
– Вы имеете в виду детектива?
– А почему бы и нет? Я уверен, что среди них есть немало и таких, кто специализируется на розыске пропавших людей.
На какое-то мгновение Джессу показалось, что в глазах Онести появилось выражение, близкое к панике. Но тут же исчезло. Она внимательно посмотрела на собеседника и вздохнула:
– Наверное, вы правы, Джесс! Честно говоря, я просто не понимаю, как столь простая мысль раньше не пришла мне в голову! Ну а теперь скажите, какое все же платье вы посоветовали бы мне надеть сегодня вечером? Бордовое или розовое в крапинку?
Джесс нахмурился. Возможно, он бы и согласился переменить тему их разговора, если бы на лице Онести не появилась до неестественности ослепительная улыбка.
– Что с вами? – строго спросил он.
– Со мной?
– Да, с вами. Я вижу, как дрожат ваши руки.
Онести потупила взгляд.
– Наверное, я несколько нервничаю перед сегодняшним вечером. По опыту знаю, что публика подчас бывает шумноватой и невнимательной.
– И что ж из того? Я ведь буду рядом!
– Рядом? Что вы имеете в виду?
– То, что я непременно должен находиться вместе с вами. Я же ваш концертмейстер. Или вы забыли?
Джесс протянул руку и, подняв голову Онести за подбородок, внимательно посмотрел ей в глаза.
– Обещаю, что буду рядом с вами. Во всех смыслах этого слова!
Онести порывисто обняла Джесса за шею и прижалась к нему, даже не заметив, что выходные платья, которые оказались между ними, смялись. Джесс закрыл глаза и не протестовал. Видит Бог, он также страстно хотел обнять эту девушку, но сдерживался... Хотя и чувствовал, что начинает терять контроль над собой.
Онести же приподнялась на цыпочки и нежно поцеловала его в щеку.
– Спасибо, Джесс!
Она повернулась и убежала в дом. А он растерянно смотрел ей вслед, не отрывая ладони от щеки, на которой был запечатлен поцелуй. Боже, как же хорошо, что завтра утром его здесь уже не будет! Ведь остаться хотя бы еще на день непременно означало бы натворить непростительных глупостей! Дело могло даже кончиться тем, что он, как мальчишка, упал бы к ногам этой хитрой и дерзкой девчонки!
Несмотря на все усилия выкинуть разговор с Джессом из головы, Онести продолжала думать о нем весь день и даже в начале вечера, когда надо было готовиться к выходу на сцену. Предложение Джесса нанять для поисков брата профессионального детектива казалось ей все более и более разумным.
Однако Онести хорошо помнила, как детективы упорно охотились за отцом. Она надеялась, что эти люди, узнав о смерти Дьюса, прекратили поиски. А если нет? Прознав о гибели Дьюса, они могли бы начать преследовать его дочь, которая должна в той или иной степени быть посвященной в дела и планы своего родного отца.
Для этого надо было только узнать ее имя, что детективам наверняка не составило бы труда...
– Онести, ты готова? – вернул ее к действительности голос Роуз с первого этажа. – Здесь уже собралось полно желающих послушать «самую сладостную певчую птичку Запада»!
– Сейчас, сейчас!..
Девушка спешно поправила прическу, положила гребенку на туалетный столик и ладонями разгладила чуть смявшееся розовое платье в крапинку. Она все же надела его для выступления. Причиной тому был жадный блеск в глазах Джесса, когда он рассматривал этот наряд.
Онести укрепила на затылке миниатюрный веночек из живых цветов и вышла.
Гул голосов в игорном зале смешивался с дымом и запахом сигар. Роуз и помогавшая ей Сара Уэнтворт сновали между столиками, разнося напитки и легкую закуску, успевая при этом перебрасываться с гостями шутками. Джо и Джейк абонировали стойку бара и один из столиков.
Онести чувствовала, как у нее то замирает, то начинает учащенно биться сердце. Ладони пересохли, язык распух так, что с трудом ворочался. И дело было не только в том, что она давно не выступала на публике: в последний раз Онести пела со сцены как раз в тот страшный вечер, когда погиб отец.
Все же ей удалось несколько успокоиться. Не обращая внимания на похотливые мужские взгляды, Онести выставила одну ногу в блестящей туфле вперед и медленно обвела глазами зал.
Большинство сидевших за столиками жили в «Черной подвязке» и пришли сюда из любопытства. Но были и обещанные Роуз пассажиры дилижанса – дюжина мужчин и две женщины, скорее всего мать и дочь. Последние устроились за столиком около двери. Дочь смотрела на Онести с восхищением, а мамаша – с явным неодобрением.
Онести стояла на сцене и ждала, пока все гости рассядутся, а в зале наступит тишина. Неожиданно за спиной она услышала бормотание Джесса и обернулась. Их взгляды встретились. Девушка почувствовала, как ее наполняет теплое ощущение его близости. Она утонула в тепле его сине-голубых глаз, неудержимо притягивавших к себе.
Джесс ободряюще подмигнул, сел за пианино и в ожидании посмотрел на солистку. Она чуть заметно кивнула...
Тихо прозвучали первые аккорды музыки. И тут произошло чудо. Онести показалось, что аудитория исчезла, растворилась в этих волшебных звуках. Она запела... Запела для Джесса... Только для него одного... Это была та самая песня, которую они уже столько раз репетировали, и ее мелодия не давала покоя Онести даже во сне. Сейчас ей казалось, что в окружающем мире существовали лишь она и Джесс.
Когда же последний звук музыки растворился в воздухе, по холодным щекам Онести покатились слезы. Глаза Джесса засияли. Она вдруг поняла, что еще никогда за всю свою жизнь не испытывала ощущения такой душевной близости с другим человеком.
Какое-то движение в первом ряду столиков нарушило охватившее зал оцепенение. Один из мужчин встал со своего места и не спеша направился к Роуз. Они обменялись несколькими фразами, после чего Скарлет взяла его за руку и, одарив многообещающей улыбкой, повела за собой к лестнице на второй этаж. Увидев это, мамаша закрыла ладонью глаза своей юной дочери, потом схватила ее за плечи, и они под плаксивое шмыганье дитяти вышли из зала.
Джесс также не оставил этот эпизод без внимания. Он повернулся к Онести и посмотрел на нее таким обвиняющим взглядом, что сердце девушки подпрыгнуло чуть ли не к самому горлу. Свирепые глаза и крепко стиснутые зубы Джесса заставили Онести почувствовать себя жалкой и никчемной.
Кто-то осторожно тронул ее за локоть. Она обернулась и увидела перед собой мужчину лет сорока, одетого во фланелевую рубашку с короткими рукавами. С натянутой улыбкой Онести взяла его за руку и повела наверх, как минутой раньше сделала Роуз с претендентом на ее тело...
Джесс сбился со счета, пытаясь определить, сколько времени провел за инструментом в компании бутылки виски. В голове шумело, а мышцы постепенно размягчались, превратившись в некое подобие желе.
Он понимал, что не должен был напиваться до потери сознания, но только таким способом мог затуманить мозги, дабы не видеть, как Онести поднимается по лестнице с сексуально озабоченным типом. За последние дни он так привык к девушке, что забыл, каким способом она зарабатывает себе на жизнь. То, что произошло сейчас, напомнило ему об этом...
Как сквозь туман, он смотрел на двух мужчин, нетвердой походкой спускавшихся по лестнице. Они на ходу застегивали пуговицы на рубашках. Оба они в этот момент походили на самодовольных объевшихся котов.
Джесс потянулся к бутылке и, чтобы окончательно заглушить затуманенный рассудок, сделал еще несколько глотков виски. Но это не помогло. Перед его мысленным взором предстало обнаженное тело Онести, распластанное на одной из кроватей, раскрытые в экстазе губы, и ладони, сжимающие ее грудь…
Не чьи-то ладони, а его...
Он со всей силой ударил кулаком по клавишам. Сидевший у стойки бара Джо обернулся и с удивлением посмотрел на него. Зал почти опустел. Кто-то спал прямо за столиками, кто-то поднялся в комнаты второго этажа, чтобы передохнуть до утра. Особенно в отдыхе нуждались пассажиры дилижанса, которым предстояла дальняя и утомительная дорога. Впрочем, Джесса это абсолютно не интересовало. Он вновь наполнил стакан... Потом – другой... И вскоре заметил, что бутылка опустела...
Так и с ней... Джесс вдруг подумал о том, что почти не помнит тех сладостных мгновений, которые подарила ему Онести. Что же с ним случилось? Может быть, она была права, считая его непредсказуемым? Или же он просто принадлежит к той же категории пьяных кретинов, как и один из только что заплативших за возможность обладать ее телом?
Эти мысли заставили Джесса нахмуриться. Наверняка мужчины, которых она укладывала к себе в кровать, помнили хотя бы час, проведенный с этой женщиной. Час сладостный, порой – страстный... А он? Когда он покинет этот город, то вряд ли вспомнит о той ночи, которую провел с ней...
Впрочем, стоит ли все это воспоминаний? Онести получила его. А он ей заплатил. Вот и все!..
Джесс поднялся из-за инструмента и огляделся. Игорный зал закружился перед его глазами. С трудом пробираясь между пляшущих стульев и прыгающих столов, он дошел до лестницы и, чтобы устоять на ногах, схватился рукой за перила. Раздавшийся от дверей громкий смех заставил его обернуться. На пороге стояли двое мужчин. Он сразу узнал их.
Одного из них, высокого и мрачного, звали Роско Трит. У него был большой сизый нос и желтоватые водянистые глаза. Глядя на его старую кожаную куртку на меху, можно было подумать, что на дворе зима, а не теплая июньская ночь.
Его старший брат Роберт был приземистым, спортивного телосложения и куда более аккуратным. Одежда его состояла из легкой серой куртки и отутюженных брюк того же цвета. На боку поблескивал пистолет.
В последний раз Джесс видел их довольно давно. Это было в Аризоне, где те занимались сносом скалы на территории исправительного дома. Но что они делали в Ласт-Хоупе?
– Здорово, ребята! – приветствовал их Джо.
– Привет, Джо! – ответил ему Роско. – На вывеске написано, что сегодня здесь выступает «самая сладостная певчая птичка на Западе». Но мы не видим никакой птички!
– Концерт уже закончился. Но если вы ищете и других развлечений, то присаживайтесь за любой столик. Кто-нибудь из женщин вот-вот подойдет.
Джесс заскрипел зубами. Он даже не мог допустить мысли, что руки похожего на погонщика мулов Трита или его брата коснутся тела Онести... Или же даже тела Роуз... Но нет! Именно – Онести! Сегодня ночью она должна принадлежать ему!
Роско был явно недоволен тем, что его заставляют ждать. Роберт слегка толкнул брата локтем, и тот опустился на стул.
– Брось это, Роско! – прошипел Роберт. – Или ты не помнишь, как в прошлый раз позволил своему похотливому члену возобладать над мозгами? Благодари Господа, что тогда Магуайр сломал тебе нос и заставил опомниться!
Произнесенное имя пронзило затуманенный мозг Джесса, заставив его встрепенуться. Он проклинал себя за то, что напился, и стал стараться поскорее протрезветь.
– Этому сукину сыну просто очень повезло, вот и все! Посмотрим, повезет ли еще раз, когда мы его поймаем!
– Нам никогда не удастся его поймать, если ты будешь на всем пути отсюда до границы заходить в каждый трактир!
– Ну нет уж! Мы его обязательно поймаем! И заставим горько пожалеть о том, что он родился на свет!
– Не раньше, чем получим свои деньги!
Джесс бросил взгляд сначала на лестницу, а потом вновь на Роберта и Роско. Ему предстоял не очень трудный выбор: провести ли час-другой в постели с женщиной или же наконец напасть на след этого Магуайра. Последнее, бесспорно, было бы просветом надежды, которого Джесс так давно ждал. Поэтому это исключало всякую проблему в выборе.
Стиснув зубы, он повернулся спиной к лестнице, взял со стойки бара бутылку и твердым голосом сказал Джо:
– Я заплачу за них, старина!
После чего, подсев к Роберту и Роско, поставил выпивку в центр стола:
– Добрый вечер, ребята! Это – за мой счет!
Полная и печальная луна низко висела на черном как деготь небе. Онести брезгливо взглянула на лежащего рядом и громко храпящего мужчину – последнюю жертву ее хитростей – и спустила ноги на пол. Затем встала, собрала с пола разбросанную одежду.
Тяжело вздохнув, она продела в рукава сначала одну руку, потом – другую. Снова присев на край кровати, опустила голову и некоторое время тупо смотрела на матрац.
Нет, больше она не сможет этого делать!
Дьюс всегда говорил: «Девочка моя, если ты чувствуешь, что преступила опасную черту, то постарайся тут же выйти из игры...»
Онести казалось – эту черту она уже переступила. Примешивая к вину наркотик, она усыпляла очередного мужчину, лежащего с ней в постели, а наутро убеждала его, что «все было». Причем тут же расписывала в радужном свете невероятные мужские достоинства, которые обманутый якобы проявлял ночью. Тот с готовностью платил несколько долларов за «полученное удовольствие» и уходил. Все это всегда проходило с неизменным успехом и вселяло в Онести ощущение не только защищенности, но и превосходства над своими жертвами. Теперь же в душе была одна опустошенность. Единственное, что осталось в памяти от вчерашнего вечера, так это образ мужчины с золотистыми волосами и песня о будущем, которую они вместе исполняли. Но и это воспоминание все больше и больше вытеснялось растущим чувством одиночества.
Надо было заставить Джесса изменить свое решение! Как жаль, что она не сумела этого сделать...
Теперь он, наверное, уже несколько часов скачет, удаляясь все дальше от Ласт-Xoупa и уходя из ее жизни. Онести понимала, что с собой Джесс унес нечто гораздо большее, чем возможность помочь ей в раскрытии тайны последних слов отца.
Нет, она не может, не должна допустить этого! Может быть, Джесс еще не уехал! Надо срочно сойти вниз, и если он здесь...
...Если Джесс здесь, то она вечером приведет его в свою спальню! В конце концов, потеря невинности за возможность разгадать смысл завещанных отцом слов не очень большая цена!..
...Она увидела Джесса стоящим около крайнего стола, расположенного прямо под лестницей. В его компании было двое мужчин, черты которых в полумраке игорного зала Онести не могла различить. Они чего-то ждали. Своей очереди на нее? Девушка усмехнулась, ибо в таком случае им пришлось бы ждать здесь до утра. Потому что...
...Теперь она принадлежала Джессу... Только ему одному...
Онести гордо подняла подбородок, расправила плечи и собралась сойти с лестницы. Но в этот момент свет от лампы упал на лицо одного из сидевших за столом...
У нее перехватило дыхание. Онести поспешно сделала шаг назад и прислонилась спиной к стене.
Боже мой! Роберт?! Но ведь это невозможно! Он же мертв!..
– Разве мы с вами знакомы? – донеслось снизу. Говорил Роберт. Она сразу же узнала его голос и почувствовала, как по спине поползли мурашки. Перегнувшись через перила лестницы, но продолжая оставаться в тени, она вперила взгляд в этого человека. Кто он? Привидение? Или все же простой смертный из плоти и крови?
Онести почувствовала, как сразу же гулко застучало ее сердце. Да... Черные гладкие волосы... Острый подбородок... Аккуратно подстриженные усы... Боже, это он! Нет сомнения! Но откуда он взялся и что здесь делает?
– Не знаю, как вы, но я-то имею представление, с кем имею дело! – услышала Онести ответ Джесса.
В следующий момент он отшвырнул стул, стоявший между ним и теми двумя, сидевшими за столом.
– Невольно мне довелось подслушать ваш разговор.
– Ах вот как! – воскликнул тот, кто сидел рядом с Робертом, и мерзко расхохотался.
– Мне сдается, что мы все трое охотимся за одним и тем же человеком, – с угрозой в голосе продолжал Джесс.
– И что же вы намерены с ним сделать? – спросил Роберт.
– Это касается только меня одного! Говорят, что он направился в Лидвилл.
– Ложь, черт возьми! Он сам мне сказал, что намерен ехать в Тех...
– Заткнись, Роско! – прервал брата Роберт.
– Где вы слышали об этом?
– О Лидвилле?
– Да.
–Там же, где и ваш разговор о сломанном носе!
Мгновенно расстегнув кобуру, Джесс выхватил «кольт» и, прицелившись в Роберта, сказал с улыбкой, от которой у Онести похолодели пальцы рук и перехватило дыхание:
– А теперь вы расскажете мне, где найти Дьюса Магуайра. Только после этого я дам вам шанс прожить хотя бы еще один день!
Онести была так ошарашена услышанным, что на мгновение потеряла способность даже дышать. Ни разу она не видела оружия в руках Джесса. И никогда не слышала, чтобы он говорил таким жестким, беспощадным тоном.
Постепенно до ее сознания стал доходить и смысл сказанных им слов.
Она еще плотнее прижалась к стене. Казалось, у нее онемел каждый нерв. Имя Дьюса, слетевшее с языка Джесса, рассекло ее сердце подобно бритве. Боже, как она могла подумать, что этого человека не следует опасаться?!
Нет, он оказался куда более опасным, нежели она когда-нибудь могла предположить!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая леди - Морган Рэйчел



так себе романчик
Дерзкая леди - Морган РэйчелЕлена
31.03.2012, 18.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100