Читать онлайн Дерзкая леди, автора - Морган Рэйчел, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая леди - Морган Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Рэйчел

Дерзкая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

После ночи, наполненной кошмарными сновидениями, капли дождя, мягко падавшие на горячую крышу, показались Онести успокоительными пилюлями. Она неподвижно лежала в своей постели и предавалась ностальгическим воспоминаниям. Перед ее мысленным взором возникали картины сельской природы. Свежая весенняя трава изумрудного цвета, сапфировые воды океана, расплавленное золото сверкавшего высоко в небе солнца...
Откуда это все? Ведь Онести никогда в жизни не встречала этой райской красоты. Но подобные видения просто-таки преследовали ее! Все ее детство прошло в непрерывных переездах из одного штата на западном побережье в другой. Дьюс тщетно пытался набрести на некую золотоносную жилу. Их скитания порой напоминали погоню за радугой... Но ни одно из мест, которое им приходилось проезжать, не шло ни в какое сравнение со сказочными ночными сновидениями Онести.
Она смотрела на красочные оконные портьеры и вслушивалась в утреннюю тишину, которая наполняла ее тело каким-то неведомым желанием. Онести казалось, что в ушах звучит прекрасная музыка. Неужели и она тоже пришла из тех волшебных сновидений?
Но нет! Онести уже проснулась и лежит с открытыми глазами. А музыка все продолжает звучать... Только теперь девушка поняла, что завораживающие звуки вполне реальны и доносятся с первого этажа. Боже, да это же Джесс! Он снова сел за пианино и играет!
Онести приподнялась на постели, спустила ноги, зевнула и протерла глаза. Ее мысли снова обратились к новому знакомому.
Мужчина, умеющий держать данное слово... В другой ситуации она посчитала бы это просто замечательным. Но сейчас Онести чувствовала, что подобная черта характера Джесса ставит ее в ужасное положение. Обволакивает, как паутина... Он дал Роуз слово и обязан его сдержать. Пусть так. Но она-то здесь при чем?!
Боже, как же ей хотелось уклониться от репетиций! Тем более что она уже много месяцев не занималась вокалом. А выступать в ближайшую субботу на публике, видимо, все-таки придется. Значит, надо хорошо подготовиться.
Спустя несколько минут Онести, одетая в старое, но аккуратное платье из набивного ситца, с собранными на затылке волосами, пришпиленными одной заколкой, спустилась в игорный зал. Она была полна решимости сохранять спокойствие, что бы Джесс ни сказал или ни сделал.
Однако, как только она увидела Джесса, ее решимость стала быстро испаряться. Остановившись на нижней ступеньке лестницы, она даже схватилась за перила, дабы не упасть.
Белокурые волосы Джесса были зачесаны назад и перехвачены сверху, кожаной ленточкой. Их густой шлейф струился вниз по спине, вздрагивая при каждом движении головы пианиста.
Онести стояла и зачарованно смотрела на Джесса. Вся неприязнь и раздражение, наполнявшие ее накануне и даже всего несколько минут назад, разом улетучились...
Едва отзвучала последняя нота, как дверь кухни отворилась и на пороге появилась Роуз.
– Прекрасно! – лучезарно улыбнулась она. – Я очень рада, что застала вас здесь вместе!
Лицо Онести тотчас же сделалось холодным. Джесс с удивлением взглянул на хозяйку.
– Я не помешала? – спросила Скарлет.
Джесс отрицательно завертел головой, а Онести машинально провела ладонью по своим приглаженным волосам.
– У меня есть нечто полезное для вас обоих.
– Что именно? – спросила девушка, наблюдая, как Скарлет передает Джессу какие-то книги.
– Сборники песен.
– Откуда они у вас? – спросил он, с любопытством перелистывая одну из брошюр.
– От одного старого поклонника. Он развлекал меня по вечерам серенадами. Любовником он был отвратительным, но голос имел очень хороший... В общем, я нашла их в одном из сундуков и подумала, что вас они могут заинтересовать.
Скарлет надела перчатки и обернула шею теплой шалью.
– Кончаются продукты. Я схожу в лавку к Саре. Может быть, ей привезли свежую партию. А вы, если проголодаетесь, можете подкрепиться пирожками. Они на плите.
– Спасибо, Скарлет! – поблагодарил хозяйку Джесс.
– Я, кажется, уже просила вас называть меня так, как все мои друзья, – Роуз, не так ли?
Она похлопала Джесса по плечу и улыбнулась:
– Я скоро вернусь.
Дверь за хозяйкой закрылась. Онести и Джесс молчали. Оба чувствовали себя неуютно...
Обычно Онести не думала о том, как приспособиться к той или иной ситуации, и просто старалась поскорее нащупать для себя выгодную роль. Но Джесс обладал способностью видеть ее насквозь, приводить в замешательство и смущение, лишать уверенности в себе и вообще выбивать из колеи.
– Песня, которую вы играли, очень хорошая, – сказала наконец Онести, чтобы как-то разрядить атмосферу.
– А мне показалось, что вы совсем не слушали.
– Кто ее написал?
– Я. Но это было очень давно.
Онести подумала, что если Джесс действительно написал эту песню, то она никак не могла слышать ее раньше. Но тогда почему мелодия кажется ей такой знакомой?
– Как она называется?
– Я назвал ее «Никогда не лги мне!».
Щеки Онести зарделись. Она вдруг подумала, знает ли Джесс, сколько лжи он уже услышал от нее за столь короткое знакомство.
– Что ж, у вас действительно удивительный талант. А где вы учились?
– Я совсем не учился. Просто однажды сел за рояль и стал играть.
По тому, как он резко снова повернулся к роялю, Онести поняла, что ненароком задела его больное место.
– Если вы готовы, – сухо сказал он, – то мы можем начать. Вам не слишком высоко?
– Нет, – пожала плечами Онести. – Очень удобно.
– Все же лучше как следует распеться.
Пальцы Джесса побежали по клавишам. Онести закрыла глаза, стараясь сосредоточиться на выпевании поднимавшихся все выше нот и забыть про сидевшего рядом пианиста.
Почувствовав, что вполне распелась даже в самом верхнем регистре, она вопросительно посмотрела на Джесса. Тот взял сборник песен, открыл его и, пролистав несколько страниц, передал ей. После чего снова повернулся к инструменту и взял первые аккорды. Чудесные звуки музыки, которую Онести никогда раньше не слышала, заполнили игорный зал. Какая-то неведомая сила тянула ее к Джессу, заставляла заглянуть через его плечо в стоявшие на пюпитре страницы, испещренные круглыми черными знаками. Онести смотрела на них, тщетно пытаясь понять их значение. Джесс повернулся.
– Вы не умеете читать ноты? – спросил он.
– Нет. Я пою по слуху.
– Вообще-то читать ноты достаточно просто. Каждая из них имеет свое обозначение и высоту на нотных линейках, соответствующие ее звучанию.
– А вы можете просто сидеть, смотреть в ноты и все слышать?
– Могу. Но это не совсем моя заслуга. Как только отец понял, что я могу играть на рояле, он нанял сразу нескольких учителей, которые и обучили меня всему, что касается классической музыки.
– Классической? Но здесь вы играете отнюдь не классику!
– Что ж, по мере необходимости приходится играть все. Кстати, это довольно легко. Хотите попробовать?
Онести села рядом, и он принялся объяснять ей премудрости фортепианной игры. Пока он рассказывал о целых и половинных нотах, она пыталась понять, что к чему. Но сочетать эту теорию с практическим пением оказалось невозможным. Голос золотым потоком сам выливался из души. И Онести стало не до черных знаков на разлинованной бумаге...
Джесс снова и снова смотрел на свою ученицу. Иногда на его лице появлялась добрая улыбка. Она же смотрела на его ресницы, светлые мягкие волосы, правильно очерченный подбородок. На полуоткрытые, непреодолимо зовущие к себе губы. Смотрела и чувствовала, как истома разливается по всему ее телу...
А тонкие длинные пальцы Джесса снова забегали по клавишам, извлекая из старого инструмента волшебные звуки. Онести невольно стало казаться, что нежные руки мужчины касаются ее кожи, которая от этих прикосновений начинает петь. Что же он за человек? И почему порой напоминает бандита, вызывая в ней ярость?
Так думала Онести, машинально выпевая мелодию очередной песни и не сводя глаз с роскошных светлых волос Джесса.
Неожиданно он обернулся и с усмешкой сказал:
– Вы так на меня смотрите, будто бы намерены повторить нашу прошлую ночь.
Онести посмотрела в его глаза и прочла в них восхищение. Яркий румянец вновь выступил на ее щеках.
– Вы должны сначала заслужить это право, – шутливо ответила девушка, хотя в душе понимала, что отделаться шуткой вряд ли сможет.
Губы Джесса скривились в усмешке. Откровенно говоря, он не знал, чего ожидать от нее уже в следующую минуту. Онести же просто встала со стула и, совсем по-доброму улыбнувшись, начала петь. Джесс почувствовал, что кровь в его жилах забурлила, но пока отнес это на счет резкого повышения температуры в игорном зале, виной чему были проникавшие через окна лучи летнего солнца.
Соблазнительно покачивая бедрами и насмешливо смотря через плечо, Онести пела старую шутливую песенку под названием «Сок запретного плода». А Джесс проклинал себя за упорное желание подробнее вспомнить финал их прошлой ночи.
Наконец, не выдержав, он захлопнул песенник и встал.
– Хватит занятий!
– Но я только начала получать удовольствие!
Да. Он не сомневался, что репетиция и впрямь нравилась этой дерзкой девчонке. Кроме того, по ехидному выражению ее лица было совершенно ясно: она отлично понимала, что делает...
Не в силах совладать с собой, Джесс выскочил на крыльцо. В этот момент он был похож на вора, застигнутого на месте преступления и преследуемого презлющими собаками.
Остановившись на нижней ступеньке крыльца, он глубоко вдохнул свежий, пьянящий воздух и полез в карман за сигаретой. Джесс не мог понять, как Онести удалось довести его до такого состояния. Может быть, виной всему была ее одежда? Впрочем, на ней ведь не было вчерашнего вызывающего платья! Скромное старенькое платье выглядело вполне приличным и не могло возбуждать желания. И все же Онести сумела воспламенить его!
Не обнаружив в кармане ни одной сигареты, Джесс позвенел оставшимися монетами и принялся рассматривать тонувший в утренней дымке городок. Ночью прошел дождь. В воздухе приятно пахло землей и молодой травой. С зеленых ветвей деревьев, сквозь которые просматривались унылые стены домов, доносился веселый птичий гомон.
В доме напротив, на первом этаже которого расположился небольшой магазинчик, приоткрылась дверь, и на крыльцо вышла женщина. На вид ей можно было дать лет восемьдесят. Заметив стоявшего через дорогу Джесса, она ладонью прикрыла от солнца глаза и принялась внимательно его рассматривать. Он же, в надежде на то, что в лавке можно купить сигареты, лениво потащился через дорогу. Женщина, не спуская с него глаз, сделала шаг навстречу.
– Такой представительный молодой человек и останавливается у Роуз! – насмешливо сказала она.
– Всего на некоторое время.
– Впрочем, она всегда умела приворожить к себе хороших клиентов. Меня зовут Сара Уэнтворт. Я хозяйка вот этого заведения.
– А я Джесс Джонс, – в свою очередь представился он, вглядываясь через голову женщины в грязное стекло обшарпанной витрины. – Скажите, миссис Уэнтворт, а у вас, часом, нет чего-нибудь курительного?
– Вам повезло, мистер Джонс. У меня осталось несколько пачек «Джорджиа файн».
Она открыла дверь лавки и жестом пригласила его войти.
Полки магазинчика были полупустыми. Консервы, какие-то крупы, два-три вида тканей – и все...
– Вы давно здесь, миссис Уэнтворт? – спросил Джесс.
– Приехала одной из первых. А уеду скорее всего последней. Ага! Я так и знала, что еще остался табак!
Она протянула руку и, зацепив с полки пригоршню коричневого табака, закатала его в тонкий рулончик белой бумаги.
– Я слышала, что вы в эту субботу будете играть для пассажиров дилижанса?
– У новостей длинные ноги!
– На этом пятачке в них нет необходимости, – рассмеялась Сара. – Только что у меня была Роуз и хвалилась, что ей удалось заполучить интересного постояльца, который к тому же ищет работу. Должна признаться, меня удивило, что вы остановились у нее. Большинство приезжих обычно предпочитают «Черную подвязку».
– «Черную подвязку»? – нахмурился Джесс.
– Небольшая гостиница на Паверти-Галш. Это в нескольких милях к востоку отсюда. Она стоит у главной дороги, а потому никогда не терпит убытков. Кстати, ее хозяину Эли Джонсону постоянно требуются помощники. Роуз сама работала у него, пока не построила свой «Скарлет Роуз». Эли питал к ней нежные чувства, но безответно. Так по крайней мере говорит сама Роуз. Впрочем, я ее не осуждаю, если дело обстояло действительно подобным образом.
У этого господина характер пороховой бочки. Стоит поднести спичку, и... б-ба-бах! Когда Роуз сбежала от него, Эли грозил, что заставит ее пожалеть об этом. И действительно: сначала он переманил ее девчонок-служанок, а теперь старается прибрать к рукам весь ее бизнес. У меня сердце кровью обливается, когда вижу, как Роуз обеими руками отбивается от этого хищника!
Теперь Джессу стало ясно, почему Скарлет так старается привлечь внимание к своему заведению и сделать его прибыльным. Но все же, когда он признался, что ищет работу, она должна была бы сказать о «Черной подвязке»! А о чем она еще промолчала? Об этом можно было только догадываться! Что ж, теперь у него уже не было причин сомневаться в ее словах о том, что никакого Магуайра она никогда не видела. Вполне возможно, что тот, подобно остальным, предпочел остановиться на Паверти-Галш...
– Вы не знаете, не нанимал ли Эли Джонсон когда-либо одного очень рослого, весьма представительного шотландца? – спросил Джесс у Сары.
– Вполне возможно, – утвердительно кивнула она. – После открытия лидвилльских месторождений иностранцы буквально заполонили окрестности. Конечно, большинство из них в конце концов разорились и уехали. Но, может быть, имеет смысл проверить.
– Благодарю вас за совет, Сара!
– Но только не говорите никому, что это я вас туда послала. Иначе Роуз поджарит меня на медленном огне.
– Я буду нем!
Джесс подумал, что скорее всего и эта слабая надежда рассеется подобно многим предыдущим. Но все же какая-то зацепка появилась. Что ж, это уже лучше, чем ничего!
Остаток дня прошел в спешных приготовлениях и уборке. В буфете не осталось ни одного грязного стакана, а подоконники, столы и стойка бара были вычищены до блеска. Добела отстиранные полотенца и простыни сушились на протянутых через двор бельевых веревках.
Онести не хотелось думать, будто бы она использует свою работу по дому только для того, чтобы избежать встреч с Джессом. Но после их совместной репетиции она с каждым часом испытывала к нему возраставшую неприязнь, причин которой не могла понять. Онести предпочла бы обвинить во всем самого Джесса, пробудившего в ней эмоции и чувства, которые она считала оставшимися в далеком прошлом. Но на самом деле виной ее раздражения был страх. Онести боялась Джесса! Боялась потому, что никак не могла понять, какой он на самом деле. Ее представления об этом человеке менялись с невероятной быстротой. Кто же он, наконец? Бездомный бродяга, страстный любовник или талантливый пианист?
После упорной, но безуспешной борьбы с ветром, сдувающим с веревок сушившееся белье, Онести сняла его и сложила в большую корзину. Все это время она продолжала неотступно думать о Джессе. Как и большинство мужчин, с которыми ее сталкивала жизнь, он всегда отлично знал, чего хочет. В отличие же от многих он был в достаточной степени человеком чести и не лишен благородства. Последнее подтверждалось его бескорыстной помощью Скарлет Роуз. И это еще больше притягивало к нему Онести.
Внутренне издеваясь над собой за то, что все-таки обнаружила в этом негоднике нечто хорошее, Онести взяла корзину и направилась к дому. Открыв дверь черного хода, она задержалась на пороге и, оглянувшись, еще раз обвела взглядом двор.
У сарая, который Роуз именовала конюшней, была привязана лошадь Джесса. Нога у нее была перетянута красной тряпкой. Значит, Джесс не лгал, что рана еще не полностью зажила. Онести невольно обрадовалась, ибо это в какой-то степени развеяло ее мрачные подозрения.
Однако самого хозяина раненой лошади нигде не было видно. Солнце, окрашивая все в ярко-оранжевый цвет, висело низко над горизонтом. Онести вздохнула, чуть прищурившись, посмотрела на заходящее светило, вошла в дом и со вздохом поставила корзину на кухонный стол.
– Роуз, где вы?
– Я здесь! – донесся из игорного зала голос Скарлет. Онести приподняла портьеру, служившую дверью, и увидела Роуз, стоящую у сцены с блокнотом и карандашом в руке.
– Вы не знаете, где Джесс? – спросила она с замиранием сердца.
– Не знаю, – буркнула в ответ Роуз. – Я его не видела с самого утра.
У Онести отлегло от сердца.
– А вы что делаете?
– Составляю план на субботу.
– Зачем?
– Сама не знаю. Просто привыкла все записывать в блокнот, чтобы ничего не упустить.
Онести еще никогда не видела свою хозяйку столь оживленной. С интересом продолжая смотреть на Скарлет, она пододвинула к сцене стул.
– А я никогда ничего не планирую заранее. Предпочитаю экспромты.
– Экспромты порой кончаются не совсем удачно, – хмыкнула Роуз.
– Как будто я этого не знаю! – обиделась Онести. Однако тут же подумала, что почти всякий раз, когда она загодя что-то замышляла, ее планы непременно рушились. В то же время спонтанные решения в большинстве своем, как казалось Онести, чаще всего приводили к успехам.
На мгновение она замерла от неожиданной мысли: а не в этом ли заключалась проблема? До смерти Дьюса она жила мгновением, хватаясь за любую возникавшую возможность, не особенно задумываясь о будущем и до самого конца продолжая верить в успех.
Может быть, так же следует вести себя и теперь? Не строить какие-то планы, а просто воспользоваться любым подходящим случаем и уже потом думать, что из этого выйдет? Бог свидетель, что раньше она была отнюдь не хуже, чем стала сейчас!
В этот момент дверь отворилась, и двое неизвестных втолкнули в зал Джесса. Оба были примерно вдвое старше его и наполовину ниже ростом. От неожиданности Онести раскрыла рот.
– Мы поймали негодяя, шарившего по нашим земельным участкам! – крикнул первый из ворвавшихся, выпустив изо рта темную струю слюны с прожеванным табаком.
Онести с первого взгляда поняла, что перед ней Джейк. Вторым же, несомненно, был его брат Джо. В свое время братья поразили ее своим удивительным внешним сходством. Единственным отличием было то, что Джейк жевал табак, а Джо к этому не пристрастился.
Джо схватил Джесса за руку и бросил на пол. Тот посмотрел на тонкие, костлявые запястья братьев и подумал, что без особого труда мог бы вышвырнуть обоих в окно. Однако постарался сохранить спокойствие и не пытался сопротивляться.
– Скарлет, я хотел бы объяснить вам... – начал Джесс, но Роуз тут же прервала его:
– Если хотите объяснять, то делайте эта поскорее! Джо и Джейк не очень жалуют воров.
Краем глаза Джесс посмотрел на Онести, которая не без интереса наблюдала эту сцену. Ему показалось, что происходящее ее очень даже забавляет.
Ничего себе! Очень забавно!
Он перевел взгляд на хозяйку.
– Я и не думал покушаться на земли этих господ! – взмолился Джесс.
Черт побери, он действительно даже не подозревал, что нарушил чьи-то границы! Тем более что заборов там не было и в помине! А эти двое неожиданно выпрыгнули откуда-то и набросились на него...
Джесс не мог признаться Скарлет, что все утро провел в «Черной подвязке». Он ведь хорошо знал об отношениях Роуз с Эли Джонсоном, который, по словам Сары Уэнтворт, был человеком крайне несдержанным, раздражительным и хвастливым.
– Джесс, вы можете быть откровенным с ней, – неожиданно заявила Онести. – Тем более что Роуз и так все узнает.
– Рассказать ей?!
Но что? И откуда Онести знает, что он делал? Девушка утвердительно кивнула:
– Я знаю, что вы хотели преподнести ей сюрприз. Но поскольку тайное уже стало явным...
«Черт побери, чего она хочет?» Джесс смотрел на Онести сузившимися от злости глазами и не мог ничего понять.
– Он не хотел сделать ничего дурного, Роуз, – спокойно продолжила Онести. – Он пытался выяснить, по какой дороге лучше перевезти в субботу из «Черной подвязки» передвижной помост. Там есть таковой. А одновременно Джесс хотел полюбоваться прекрасными видами, которые открываются с холмов.
Роуз посмотрела сначала на Джо, потом – на Джейка, затем перевела взгляд на Джесса.
– Это правда? – спросила она.
– Онести уже сказала, что я хотел преподнести вам сюрприз.
– Так это же замечательно! Нам действительно надо было давно подумать, как доставить сюда помост для концерта!
Она подошла к Джессу, взяла его ладонями за виски и поцеловала в губы.
– Вы просто удивительный человек! Потом наклонилась и прошептала ему на ухо:
– Мне начинает казаться, что мы приобрели не только отличного пианиста!
Онести все же услышала ее слова и тут же вставила:
– Да, видимо, это и впрямь так!
В ее голосе явственно прозвучала насмешка, отдавшаяся в голове Джесса убийственным эхом.
– Дядя Джо и дядя Джейк! – торжественно провозгласила Роуз. – Я очень рада вашему приходу. Спешу сообщить, что в субботу у нас состоится большой вечер, в организации которого вы оба, надеюсь, примете участие.
Она взяла братьев под руки, и все трое скрылись за портьерой бара. Джесс облегченно вздохнул. Гроза вроде бы миновала. Но если бы не вмешательство Онести, то неизвестно, чем бы все кончилось...
Джесс посмотрел на девушку, и его глаза неожиданно превратились в две узенькие щелочки.
– Черт побери, зачем вы устроили эту комедию?
– Какую?
– Да рассказали идиотскую сказку!
– Это было первое, что пришло мне в голову. Извините, пожалуйста, но вас однажды уже подстрелили. И мне не хотелось, чтобы это повторилось. Или вам мало одной пули?
Онести поставила на стол лампу, подложив под нее красную вязаную салфетку.
– Лучше скажите, стоит ли обложить подставку каждой лампы высушенными цветами? Или это будет выглядеть очень уж провинциально?
– Цветы могут загореться, – досадливо буркнул Джесс.
Он скрестил на груди руки и всем своим видом старался показать, что понимает эту нехитрую игру. Джесс успел заметить, что девушка всегда старается сменить тему разговора, если не желает сказать правду.
– Чего вы хотите, Онести? – спросил он.
– Я? Почему вы думаете, что я непременно чего-то хочу? – Она продолжала расставлять по столам лампы, избегая смотреть в глаза Джесса. – Вы думаете, что девушка не может ничего делать без задней мысли?
– Кто угодно, но только не вы. Я пробыл здесь всего пару дней, но уже понял, что Роуз отлично вас вымуштровала. Вы не делаете ничего, хорошего или плохого, просто так, не получив за это что-либо взамен.
Онести повернулась к Джессу и бросила на него негодующий взгляд:
– Вы не имеете никакого права меня оскорблять!
– Можете думать все, что вам угодно. Но лучше скажите, зачем вам понадобилось меня спасать?
– Может быть, я боялась, что Роуз потребует, чтобы вы собрали свои пожитки и убрались отсюда? Она очень ревностно относится не только к своим вещам, но и к собственности ближайших родственников.
– А мне кажется, что вы просто хотели в последний раз меня увидеть.
– Неужели?!
– Конечно! Ведь вы достаточно ясно высказались, какое место я занимаю в списке ваших привязанностей.
Джесс улыбнулся и подошел к Онести вплотную:
– Итак, почему вы не желаете сказать мне, чего на самом деле хотите?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая леди - Морган Рэйчел



так себе романчик
Дерзкая леди - Морган РэйчелЕлена
31.03.2012, 18.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100