Читать онлайн Дерзкая леди, автора - Морган Рэйчел, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая леди - Морган Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Рэйчел

Дерзкая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Он услышал ее задолго до того, как увидел. На фоне расстроенного пианино звучал знакомый, полный непобедимого соблазна голос, который заставил бы сердце Джесса растаять, если бы он не был до такой степени взбешен. Только одна женщина в мире обладала таким завораживающим голосом! И только она осмеливалась использовать свой бесценный дар в качестве... оружия!
Поначалу Джесс не поверил, что Онести может быть до такой степени легкомысленна. Но уже в следующий момент вспомнил, с кем имел дело...
Сжав кулаки, он бросился вниз по Мэйн-стрит к центру города, где возвышалось громоздкое, черного цвета здание совершенно безвкусной архитектуры. Именно из его окон лился волшебный голос.
Да пошла бы она ко всем чертям со всеми своими тайнами и лживостью! Честно говоря, если бы сейчас у Джесса оставалась хоть искра благоразумия, то он тут же оседлал бы Джемини и бросился прочь, подальше отсюда! Более того, он знал, что буйная ватага железнодорожных рабочих и золотоискателей не удовлетворится лишь слушанием песенок, слетающих с губок маленькой очаровательной лгуньи. Как только она перестанет петь, эти мужланы, согретые сальными улыбками и лживо-страстными глазами, всей толпой набросятся на ее совершенное тело...
По мере приближения к заведению, явно сочетавшему в себе танцевальный клуб с публичным домом, Джесс все больше и больше убеждался в небезосновательности своих самых мерзких подозрений.
Крики и свист, доносившиеся из окон, тонули в звуках ее бархатного голоса. Глухие удары по пустой бочке и хриплые пьяные вопли, несшиеся со всех сторон, все больше накаляли атмосферу.
Джесс остановился у входа в здание, откуда мог наблюдать за происходящим внутри.
В центре пивного зала, на большом круглом столе, стояла Онести. Притопывая одной ногой в такт мелодии, она приподняла грязный после долгой дороги подол платья. Полупьяная толпа, набившаяся в зал, смотрела на нее широко раскрытыми глазами.
Первым желанием Джесса было выхватить «кольт» и перестрелять всех до единого. Но он тут же постарался унять эмоции. Стрелять? Зачем? Чтобы пробиться к столу, на котором стояла и похотливо дергалась Онести? Это было бы похоже на пошлую сценку из дешевого бульварного романа!
Но что, черт побери, оставалось делать?!
Джесс все-таки выхватил «кольт», поднял руку и выстрелил в воздух.
Сразу же стало тихо. Пуля попала в лепное украшение у самой крыши, откуда посыпалась штукатурка.
– Джесс! – воскликнула Онести.
– Представление окончено, ребята! – сурово и очень громко произнес Джесс.
Онести смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. Она была изумлена. Джесс же поднял вверх другую руку и сделал пальцами всем известный масонский знак, призывавший разойтись. Когда проход в зал очистился, он вошел и направился к столу. На лице Онести заиграла улыбка. Но в этот момент из толпы вышел железнодорожный рабочий и преградил Джессу дорогу.
– Ты это что надумал? – произнес он пьяным голосом, еле ворочая языком.
Джесс поднял руку с «кольтом» и приставил дуло к его лбу:
– Эта женщина поет здесь только для меня. Понятно?
Он уже беспрепятственно подошел к столу, взял Онести за руку и, грубо стащив со стола, провел через не успевшую опомниться толпу.
– Слава Богу, что вы пришли! – заискивающе прошептала девушка, когда они выбрались на главную улицу.
– Я бы не стал благодарить за это Бога! – процедил сквозь зубы Джесс.
...Они вошли в комнату Онести. Джесс закрыл дверь, повернул ключ в замке и, скрестив руки на груди, стал у порога, широко расставив ноги.
– Что это значит? – ледяным тоном спросил он. – Стоило мне ненадолго уйти, как вы посчитали, что можете делать абсолютно все, что заблагорассудится?
– Нет, Джесс! Я сейчас все объясню.
– Постарайтесь!
Онести облизнула кончиком языка пересохшие губы и начала:
– Дело было так. Я пошла в местное отделение Топографического общества и...
– Зачем? – перебил ее Джесс. – Узнать, где можно поживиться золотишком?
– Конечно, нет! – горячо запротестовала Онести. – Я подумала, что кто-нибудь из тамошних клерков, возможно, знает о моем брате. Но около танцевального клуба...
– Вы хотите сказать – около публичного дома? – вновь остановил ее Джесс.
– Пусть так! Во всяком случае, около этого заведения меня схватили двое мужчин и сказали, что помнят, как я пела в Денвере. Я попыталась уверить их, что они ошибаются. Но ни тот ни другой даже не пожелали слушать мои объяснения, а схватили за руки и, затащив в клуб, заставили залезть на стол и петь.
– Ну а теперь расскажите наконец правду!
– Вы считаете, что я лгу?
– Считаю, что пытаетесь лгать. И не очень удачно!
– Почему я непременно должна лгать?!
– Неплохой вопрос! Люди обычно не лгут, если им нечего скрывать! Словом, снова спрашиваю: как это все понимать, Онести? Что с вами произошло? Проснулась жажда наживы, которую надо поскорее утолить? Или же вы просто решили найти себе любовника на ночь?
От возмущения у девушки сжало горло.
– Вы вульгарны и достойны самого глубокого презрения! – с хрипом выпалила она. – Боже, Джесс! Как вы могли подумать, будто мне доставляло удовольствие выступать перед этим сборищем пьяниц?!
– Но я что-то не заметил, чтобы вы протестовали против этого!
– Что вы знаете, Джесс?! Вы ведь и понятия не имеете, что значит стоять на помосте в окружении грязных и отвратительно пошлых мужиков! К тому же чуть ли не поголовно пьяных!
– Но вам по крайней мере не приходилось им лгать!
Слезы застилали глаза Онести. Меньше всего она заслуживала подобных оскорблений. Но что поделать, если с самого первого дня знакомства она представляла себя этому человеку в столь мерзком свете! Впрочем, выбора у нее не было.
Онести быстро взяла себя в руки и положила ладонь на грудь Джесса:
– Но ведь я не теряла над собой контроль! Видите ли, женщина обладает способностью казаться очень живой и волнующей или же медлительной и крайне раздражительной. Все зависит от того, что ей в данный момент выгоднее.
Брови Джесса выгнулись дугой:
– Но ведь и мужчина может обладать теми же способностями! А порой даже в большой степени. Он так же может удовлетворять или раздражать. Радовать или мучить.
Холодная дрожь пробежала по спине Онести. Но она высоко подняла голову и гордо сказала:
– Я еще не встречала такого мужчину.
– Ха! В Ласт-Хоупе вы говорили мне совершенно другое!
– Эх, Джесс, Джесс! – сокрушенно вздохнула Онести. – Неужели вы так ничего и не поняли? Гм-м... Ну, дотроньтесь до меня! Я получаю от ваших прикосновений бо-о-льшое удовольствие. Или вы все еще ни о чем не догадались? Ведь мы с вами играем, Джесс! И мужчина с вашим опытом давно должен был бы это понять!
– Играем? – переспросил он. – Другими словами, мои прикосновения вас ничуть не трогают?
Онести отступила на шаг, решив, что несколько переборщила со шпильками. Джесс же перешел в наступление:
– Значит, если я дотронусь до вас вот здесь, то вы так ничего и не почувствуете?
И он провел пальцем по ее ребрам, спустившись аж до талии.
– Ничего! – с вызовом ответила она, правда, скорее самой себе, чем Джессу...
– А здесь? – Он, продолжая испытывать ее, взял руку Онести и прижался к ее ладони своими влажными губами. – Тоже ничего не чувствуете?
Прикосновение его губ к чувствительным точкам ладони вызвало во всем ее теле дрожь. Она вдруг почувствовала, как слабеют и подгибаются колени. Перед глазами поплыл туман. Сердце быстро забилось.
– А что, если я вас поцелую? – продолжал экспериментировать Джесс. – Вот так!
Его свободная рука скользнула под падающие на спину Онести волосы и коснулась шеи. Он нагнулся и, приподняв прядь локонов, запечатлел на гладкой коже горячий поцелуй.
Да, Джесс знал толк в поцелуях. Все другие мужчины, целовавшие Онести или пытавшиеся поцеловать, делали это либо грубо, либо жадно, либо слюняво. Губы же Джесса оказались удивительно мягкими и нежными. А сам поцелуй – чистым, таинственным и потому особенно волнующим.
– Неужели даже сейчас вам все безразлично? – уже с явным удивлением спросил он.
– Черт бы вас побрал, Джесс! – рассмеялась Онести.
– Дорогая, не пытайтесь меня обмануть! Ведь ваше тело все равно не может скрыть правду!
Онести подняла руку, как бы намереваясь стереть самодовольную улыбку с лица своего спутника. Но тот поймал руку и прежде, чем девушка сообразила, что он намерен сделать, сорвал со своей головы шнурок, поддерживавший волосы, и связал им ее запястья. Другой же конец шнурка Джесс привязал к своей руке.
Онести сделала попытку освободиться, но тщетно!
– Что вы делаете?! – испуганно воскликнула она.
– Успокойтесь, – улыбнулся он. – Это сделано для вашей же безопасности. Наш поезд отправляется около полудня. А я отнюдь не уверен, что вы не приготовите мне еще какой-нибудь сюрприз. Поэтому и решил на время привязать к себе.
– Другими словами, вы собираетесь тащить меня на веревке, как свинью на скотобойню? Ну нет уж! Сейчас же развяжите мне руку! Слышите?
– Ни за что на свете! Один мой хороший приятель – очень рассудительный и умный человек – однажды сказал, что самый надежный способ не дать дикой лошади удрать – это стреножить ее!
Онести раздраженно фыркнула и попыталась разорвать шнурок.
– Чем сильнее вы будете его дергать, – предупредил Джесс, – тем крепче затянется узел.
Взяв Онести за локоть, он повел ее к кровати, добавив при этом:
– Постарайтесь привыкнуть.
– Значит, – продолжала канючить Онести, – вы считаете, что удержать женщину можно, только накрепко привязав ее к себе? Ведь так?
Джесс дернул за шнурок и ухмыльнулся:
– Нет, дорогая, иногда я плачу ей!
Итак, Джесс настроился ехать в Тринидад. Онести сидела у вагонного окна и всячески пыталась завязать разговор. Одновременно она поглядывала на уплывавшие куда-то назад леса, луга, поселки. Она думала и о том, что если бы Джесс не был так зол, то, несомненно, восхищался бы изобретательностью своей спутницы. Ведь ему и в голову не пришло наводить справки о разыскиваемом человеке в Топографическом обществе. Однако Онести не знала, что, пока она спала, Джесс все-таки побывал там и кое-что разузнал.
Нет, там ничего не знали о Джордже Мэллори. Зато слышали о Дьюсе Магуайре. О том, что три или четыре года назад он проезжал через этот город в обществе молодой женщины.
Джесс впервые услышал, что Дьюс путешествовал не один, а с дамой. И его это очень даже заинтересовало. Правда, клерк не мог сказать, кем была та женщина. Но уверял, что с Дьюсом она ехала, несомненно, по своей воле. Они провели одну ночь в местном отеле, а наутро отправились дальше северным поездом.
Джесс долго раздумывал над рассказом клерка, стараясь при этом подавить в себе подозрение, что Магуайр готовил еще одно преступление, аналогичное первому. Он опасался, что молодую даму, путешествовавшую вместе с преступником, ожидала та же участь, что и девочек Джервиса. Если Магуайр дважды преступил закон, то нет никаких гарантий, что он не сделает это и в третий раз.
Итак, Джессу предстояло найти этого мерзавца прежде, чем еще одна девушка лишится жизни, а ее семья окажется разбитой.
Однако он не мог ничего предпринять против Магуайра до тех пор, пока не поручит дальнейшую заботу об Онести ее брату. Почему он чувствовал себя ответственным за судьбу этой женщины? Кроме нежелания увидеть ее в грязных руках братьев Трит, в его действиях было еще что-то. Хотя если бы Роберт и Роско догадались о его отношении к Онести, то вполне могли бы задаться целью взять ее в заложницы и заставить Джесса заплатить за ее свободу.
«Но, возможно, я здесь и ни при чем, – думал Джесс, пристально вглядываясь в профиль спутницы. – Ведь Онести потрясающе красива! И любой мужчина мечтал бы ею обладать». Включая и его самого!.. Особенно его самого!.. Сейчас Джесс признавался себе, что был бы просто счастлив вернуть хотя бы один миг той ночи...
– Перестаньте на меня так смотреть! – донесся до него голос спутницы.
Джесс с усилием отвел взгляд, сделав вид, будто читает газету. Ему было совершенно очевидно, что Онести не простила ему прошлую ночь. Но в этом была и ее ошибка. Ибо она сама поставила себя в неловкое положение...
– Вы устали, Онести! – постарался успокоить ее Джесс. – У нас впереди длинная и трудная дорога. Вам не мешало бы поспать.
– Вряд ли я смогу заснуть, – вздохнула она. – Потому как отношусь к особам, не привыкшим спать в строго определенное время.
Фраза была сказана так громко, что сидевшие поблизости пассажиры разом оторвались от газет и с удивлением посмотрели на девушку.
– Тише! – прошептал ей Джесс.
– Вы намерены заткнуть мне рот?
– Умоляю, не испытывайте моего терпения!
– Джесс, Джесс!.. Мне казалось, что такой умный мужчина, как вы, может найти более приличный и деликатный способ, чтобы заставить замолчать женщину!
Джесс вновь уткнулся в газету, но очень скоро понял, что не может прочесть даже заголовки статей. Все его мысли и чувства поглотила Онести. И не столько красотой, сколько рассудительностью и умом. Именно в этом, возможно, и заключалась ее загадочная черта. Разгадать же загадку Джесс не мог. Не помогали ни искушение, ни принуждение.
«Может быть, Онести что-то сильно тревожит? – продолжал размышлять он. – Или ей приходится спасаться от преследования?»
Нет! Тогда бы она не стала так долго задерживаться в Ласт-Хоупе. А если она сама кого-то преследует? Кстати, это выглядело более вероятным. Но тогда – кого? Своего брата? Что-то в этом было не так!.. У Онести оказалась карта. Она знала имя. Но, может быть, это просто выдумка и на самом деле никакого Мэллори на свете не существует?
Да нет же! Джесс ведь и раньше слышал это имя! Хотя... Хотя почему этот Мэллори должен непременно быть братом Онести? Почему бы не... любовником?
И наконец, почему Онести не хочет доверять ему? Если бы она была более откровенной, то он мог бы ей помочь. Ведь у него есть немало друзей. И возможностей...
Черт побери, он должен в конце концов перестать думать обо всем этом! Иначе в памяти непременно воскреснут картины давно прошедших дней, о которых он не хотел бы вспоминать!
Джесс глубоко вздохнул от охватившего его раздражения и, свернув газету, бросил ее в угол сиденья. Что ж, если ему повезет, то по прибытии в Нью-Мексико он сможет кое-что узнать. Джесс уже отослал очередной отчет Макпарланду вместе с запросом о Джордже Мэллори...
Тут его веки сомкнулись, дыхание сделалось ровным, голова откинулась на спинку сиденья, и он заснул...
Сколько времени он спал, Джесс не знал. Разбудила его Онести.
– Джесс! Джесс! Проснитесь!
Он открыл глаза и увидел, что Онести с тревогой смотрит на него.
– Что с вами? Вы не заболели?
Джесс взглянул в окно и увидел, что деревья больше не уплывают назад, а колеса вагона не стучат по рельсам.
– Почему мы остановились?
– Потому что приехали!
– Серьезно? Жаль, что так скоро!
Он взял оба саквояжа и направился к выходу.
– Посмотрим, сумеем ли мы здесь разыскать вашего братца! – бросил он через плечо, обращаясь к шедшей сзади Онести.
Неужели он выступал в миссионерской церкви?
Джесс внимательно рассматривал кирпичное здание, построенное на песчаном плато возле индейской резервации апачей. Около каменного колодца толпились куры. Чуть поодаль застыл на вечной стоянке спальный вагон, отслуживший свой век на железной дороге.
– Выглядит покинутым, – задумчиво проговорил Джесс, окинув взглядом бедное пристанище миссионеров. – А вы уверены, что брат направился именно сюда?
– Полагаю, именно сюда, – не совсем уверенно ответила Онести. – Во всяком случае, на карте это место отмечено.
– Дайте-ка я еще раз посмотрю.
Онести раскрыла саквояж, вытащила из него сложенную вчетверо карту и протянула Джессу:
– Вот.
Он развернул карту и увидел отмеченный звездочкой пункт около техасской границы. Против звездочки стояло название: «Миссия «Сестры милосердия»».
Тем не менее Джесс подумал, что весь составленный спутницей сценарий отдает каким-то не совсем приятным душком.
– Может быть, все ушли на богослужение? – предположила Онести.
– Это в десять-то часов утра рабочего дня?! – усмехнулся Джесс. – Верится с трудом! Впрочем, всякое может быть. Подойдем поближе!
Около часовни они снова остановились. Некоторое время он напряженно вслушивался, надеясь уловить хотя бы какой-нибудь звук, свидетельствующий о чьем-то присутствии. Ничего...
– Подождите здесь, – приказал он Онести.
Сам же, вынув из кобуры револьвер, взбежал по ступенькам к двойной двери часовни.
Часовня оказалась пустой. Столовая и подсобные помещения – тоже. Но на кухонной плите в большой кастрюле поднималось тесто. Значит, кто-то здесь обитает и должен вот-вот вернуться. Что касается других миссионеров, то они, возможно, в это время проповедовали в резервации среди аборигенов.
Постояв на кухне еще несколько минут и никого не дождавшись, Джесс повернулся и возвратился туда, где только что оставил Онести. Но увидел там лишь лошадей. Девушка куда-то исчезла.
Джесс вздохнул, подошел к вагону, видимо, служившему жилищем миссионерам, решительно открыл дверь и перешагнул низкий порожек.
Там никого не было. В торце вагона он заметил маленькую дверцу, открыл ее и вновь очутился в часовне.
Пройдя молельный зал и все примыкавшие к нему комнаты, Джесс так никого и не встретил. В том числе – Онести, которую главным образом и надеялся найти.
Он снова вышел на улицу и огляделся по сторонам. И только теперь заметил у угла часовни мраморную статую, выполненную в греческом стиле. Перед ней застыла человеческая фигура, в которой Джесс тут же узнал свою спутницу.
Он облегченно вздохнул.
– Онести!
От неожиданности девушка вздрогнула и испуганно оглянулась. Джесс насмешливо спросил:
– Изучаете? Ну-ну! А если бы сейчас вас окликнул не я, а один из братьев Трит?
– Упрек заслужила, – усмехнулась Онести. – Ну, вы нашли кого-нибудь?
– Нет. Но, похоже, миссионеры скоро вернутся. А чем занимались вы?
– Я? Рассматривала это произведение искусства.
– Статую?
– Статую. Правда, некоторых деталей в ней не хватает.
– Что ж, для античности это в порядке вещей, но вернемся в современность. В одном из подсобных помещений я заметил приготовленную горячую ванну. Не желаете ею воспользоваться? Вряд ли в ближайшее время нам представится такая возможность.
– Нет. Я лучше разыщу кухню и посмотрю, нет ли там чего поесть.
– Поесть? Но ведь мы совсем недавно плотно перекусили! Неужели вы снова проголодались?
– Лучше спросите об этом мой желудок!
Джесс внимательно посмотрел на Онести. Он уже давно понял, что она никогда ничего не делает просто так. И его приказ не слезать с лошади тоже был нарушен, видимо, с какой-то целью. А сейчас она пытается уверить его, будто хочет поискать еду. Наверняка ради того, чтобы на какое-то время остаться одной. В подтверждение его подозрений Онести, не скрывая раздражения, сказала:
– Если вам непременно хочется искупаться, то лучше сами воспользуйтесь ванной. Не беспокойтесь, я никуда не убегу! Так что вымойтесь и возвращайтесь сюда.
Похоже, что в этой миссии Онести и впрямь ничто не угрожало. Поэтому Джесс подумал: «Может, и впрямь воспользоваться советом спутницы...»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая леди - Морган Рэйчел



так себе романчик
Дерзкая леди - Морган РэйчелЕлена
31.03.2012, 18.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100