Читать онлайн Дерзкая леди, автора - Морган Рэйчел, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая леди - Морган Рэйчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая леди - Морган Рэйчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Рэйчел

Дерзкая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Джесс угрюмо смотрел на сморщенную рябью поверхность реки, думал об Онести и карте, которую она ему показала. Отмеченный на ней маршрут очень напоминал тот, который, отправляясь в путь на поиски Дьюса, начертал для себя он сам. Этот путь должен был протянуться от Колорадо до Нью-Мексико и далее – через Техас к берегу океана.
Онести объяснила, будто бы получила эту карту от актера бродячего театра, который, как она сказала, видел ее брата в составе еще какой-то бродячей труппы. Некоторая логика в подобном объяснении, несомненно, присутствовала. Джордж Мэллори, опять же по словам его сестры, действительно был профессиональным актером. Вместе с тем Джесс подсознательно чувствовал, что Онести лжет ему. Но в чем заключалась эта ложь, он разгадать не мог.
Тем не менее Джесс был готов поспорить на свои новые сапоги, что скрываемая Онести тайна каким-то образом связана с Джорджем Мэллори. Но, черт возьми, где же он раньше слышал имя и фамилию этого человека? В Денвере? В Лидвилле? Опять же – в Дурандо?
Может быть, кто-нибудь из сотрудников его разыскного агентства прольет свет на эту тайну? С тех пор как Джесс отослал Макпарланду свое последнее донесение, прошло несколько недель, и если тот его получил, то должен вот-вот ответить. Теперь Джессу необходимо снова телеграфировать шефу обо всех подробностях расследования дела Магуайра, а заодно попросить сообщить все, что известно о брате Онести.
В то же время сама Онести представлялась Джессу своего рода детской шарадой, в которой отсутствовало слишком много такого, с помощью чего можно было бы ее разгадать. Те маленькие зацепки, которые он все же успел заметить, мало чем могли помочь. И чем глубже он проникал в эту шараду, тем сильнее ему хотелось найти ответы на все свои вопросы.
Джесс вернулся минут через сорок с двумя пойманными и уже очищенными форелями. Он нашел Онести сидящей на земле перед грудой хвороста и сухих веток и закутанной в снятое с седла одеяло, чтобы не простудиться.
– Почему вы не разожгли костер? – хмуро спросил Джесс.
– Потому что вы не оставили мне спичек.
Джесс вздохнул, полез в карман и, вытащив спичечную коробку, бросил Онести.
– Красивая коробка! Где вы ее взяли?
– Мама подарила на прошлое Рождество.
– У вас есть мама?
– Естественно! Или вы думали, что меня нашли в капусте?
– Вовсе нет! Просто мне казалось, что у вас не осталось родственников и нет близких друзей.
Джесс подумал, что в чем-то Онести была права: очень немногие его коллеги по разыскному агентству сохранили близкие родственные или дружеские связи.
Но вслух сказал совсем другое:
– Вы ошибаетесь, Онести! У меня есть и родственники, и друзья. Кстати, моя мама очень хорошо пела и часто выступала перед публикой. Должен признаться, что ваши голоса очень даже похожи!
– Почему она перестала заниматься пением?
– Мама сказала мне, что больше не может слушать музыку.
Онести внимательно посмотрела на Джесса. Он заметил это и отвернулся, словно боясь, как бы она не увидела в его глазах больше, чем он хотел бы. Онести отвела взгляд и принялась рассматривать спичечную коробку. Но когда повернула ее вверх дном, Джесс обратил внимание, что там нанесены знаки, которых никто не должен знать. Он быстро протянул руку и вырвал коробок из рук девушки. Та в изумлении на него посмотрела:
– Зачем вы так? Я ведь только хотела посмотреть, как она открывается. И ничего больше!
– Извините, я сам разожгу костер.
Онести поспешила переменить разговор:
– А ваша мама, Джесс? Где она сейчас?
– Скорее всего в Монтане.
– И что делает?
– Полагаю, вместе с моей бабушкой содержит какое-нибудь игорное или увеселительное заведение. Кроме того, я недавно узнал, что она примкнула к феминистскому движению, добивающемуся принятия закона о праве женщин голосовать. И, насколько я знаю собственную матушку, она определенно играет там далеко не последнюю роль.
– А я не помню свою мать.
– Она умерла?
– Да. Умерла, когда я была еще совсем маленькой. Отец никогда о ней не рассказывал. Наверное, это было бы ему очень больно.
– Понятно.
Джесс встал, подошел к Джемини и вытащил из привязанного к седлу саквояжа медную сковородку с деревянной ручкой. Когда же вернулся к костру, то с удивлением увидел, что Онести, протянув вперед обе руки, выжидающе смотрит на него.
– Что?
– Сковородку.
– Что «сковородку»?
– Дайте ее мне. Вы поймали и очистили рыбу. Теперь ее надо поджарить. Этим, с вашего позволения, займусь я.
Джесс громко рассмеялся.
– Послушайте, мистер Джонс! Пусть я не смогла разжечь костер. Но поджарить-то пару форелей уж, наверное, сумею!
Через несколько минут Джесс с наслаждением уплетал деликатесную рыбу, которая прямо-таки таяла во рту.
– Это самая вкусная еда, которую я попробовал после отъезда из Ласт-Хоупа!
– Вот как! Значит, я не совсем беспомощная хозяйка и могу еще кому-нибудь пригодиться!
– Я никогда не считал вас беспомощной!
– Еще бы! Разве у вас были какие-нибудь основания думать обо мне иначе?
– Послушайте, Онести! Я понимаю, что вам пришлось пережить несколько очень трудных дней. И мне, видимо, не удалось их как-то скрасить... – Джесс сделал паузу, после чего убежденно сказал: – Но мы обязательно разыщем вашего брата!
– Надеюсь.
– А что вы намерены делать, если мы его действительно найдем? Ведь он, насколько я понимаю, бродячий актер. Так? Вы собираетесь скитаться вместе с ним по всей стране?
Вопрос застал Онести врасплох. Но, помолчав несколько мгновений, она все же ответила:
– Откровенно говоря, я об этом не задумывалась. Сначала надо его найти! Потом мы решим, как быть дальше.
«Если мы найдем его», – подумал Джесс, но вслух сказал:
– Наверное, вам было очень тяжело потерять отца?
Онести чуть было не подавилась куском форели. Но не успела она ответить, как Джесс задал уже следующий вопрос:
– От чего он умер?
– Его застрелили.
– А я думал, что причиной смерти была болезнь.
– Кто вам это сказал?
– Роуз. Говорила, что вы приехали в Ласт-Хоуп устраиваться на золотоносные шахты после того, как все ваши близкие умерли от дифтерии.
Онести потупила взгляд и вытерла лежавшим на коленях носовым платком неожиданно вспотевшие руки.
– Вы, верно, что-то неправильно поняли, – сказала она, пытаясь уйти от продолжения неприятного разговора.
– Что я не так понял? – не унимался Джесс. – То, что вы работали у золотоискателей, или же слова Роуз о причине смерти вашего отца?
– С каких это пор вас стала так интересовать моя личная жизнь? – фыркнула в ответ девушка. – И еще: разве я когда-нибудь подвергала вас подобным допросам или затрагивала темы, которые меня вовсе не касаются? Согласитесь, что ничего такого никогда не было! А потому, пока вы сами не станете хоть чуть откровеннее, не ждите того же от меня!
Онести встала и пошла к реке. Джесс смотрел ей вслед, с трудом сдерживаясь, чтобы не догнать ее и не извиниться. Почему – он сам не знал. Эта женщина с первого дня их встречи перевернула вверх дном всю его жизнь. И если кто-то из них двоих и должен был извиняться, так это именно Онести, а уж никак не он! Разве не она вовлекла его в свои проблемы? И при этом все хранила в секрете, одновременно настаивая, чтобы он отложил собственные срочные дела!
Поэтому даже если бы Джесс и решился принести Онести извинения, то вряд ли нашел для этого нужные слова. Извинения всегда давались ему с трудом...
И все же Онести была права: Джесс добровольно согласился стать ее защитником. Именно защитником, а не обвинителем. А значит, не имел никакого права выпытывать у нее секреты. Конечно, если хотел остаться ее союзником...
Было около трех часов ночи, когда какой-то звук разбудил Джесса. Открыв глаза, он понял, что это ему привиделось. Кругом стояла полнейшая, ничем не нарушаемая тишина. Слышалось только мягкое журчание реки.
Все было как всегда. Разве что Джесс не остался в одиночестве минувшей ночью. По другую сторону умирающего костра спала Онести. В темноте ночи, окутавшей девушку плотнее, чем натянутое до подбородка одеяло, Джесс мог разглядеть лишь смутные очертания ее стройного тела. Но он ощущал и с наслаждением вдыхал волшебный аромат волос, рисуя в воображении ее совершенную фигуру.
Джесс посмотрел на черное небо, усыпанное бриллиантами звезд. Может быть, присутствие этой прекрасной женщины разбудило его так рано? Что ж, возможно, и так! Во всяком случае, Джесса не покидало странное чувство, будто кто-то упорно перетягивает на себя покрывало звездного небосвода, усеянное звездами.
Черт побери, о чем он думает? Что за дурацкие мысли? Джесс перевернулся на другой бок и закрыл глаза.
Но откуда-то снова возник все тот же неясный звук. Джесс открыл глаза и прислушался. Может быть, это плачет Онести? Или стонет во сне?
Он сбросил с себя одеяло, поднялся на ноги и, перешагнув через потухающий костер, наклонился над спящей девушкой.
Тлеющие угли бросали красноватый отблеск на щеки Онести и золотили прядь волос, упавшую на лоб. В этот момент она вздрогнула и вновь издала звук, похожий на слабый стон. Только сейчас Джесс заметил, что широкое одеяло, укрывавшее ее, было дырявым. Согреться под ним было просто невозможно. Особенно в столь ранний студеный час у подножия высоких гор со снежными вершинами...
– Онести, вам нехорошо? – шепотом спросил Джесс.
Ответа не последовало.
Каждый мужчина, считающий себя джентльменом, непременно предложил бы дрожащей от холода даме свое одеяло. Но Джесс никогда не считал себя таковым. Онести же пока ничем не доказала свою принадлежность к кругу светских дам. Конечно, можно было лечь рядом. Тогда Джесс согрел бы спутницу теплом своего тела. И зубы ее перестали бы отбивать барабанную дробь, не дававшую Джессу заснуть.
Не раздумывая он взял свое одеяло и лег рядом с Онести, положив руку на ее талию. Но, черт побери, какой волшебный аромат исходил от этого небесного создания! Джесс вдруг почувствовал, что теряет сознание. Какое наслаждение может доставить мужчине столь совершенная женщина, лежащая совсем рядом!
Он крепче обнял девушку и почувствовал, как она тоже прижимается к нему всем телом. Джесс закрыл глаза и с трудом подавил готовый вырваться из груди страстный стон. Он решил лишь держать Онести в объятиях, и не более того! Как бы привлекательна она ни была, какой бы волшебный аромат от нее ни исходил и как бы ни трудно было ему сохранять над собой контроль, он будет спокойно лежать с закрытыми глазами.
Дыхание Джесса остановилось. Нервы напряглись до предела. В этот момент ему хотелось лишь вдыхать аромат ее волос, но губы сами коснулись виска Онести... Потом прижались к ее шее... Теплой мочке миниатюрного уха... Каким-то образом его ладонь оказалась на ее бедре, а пальцы, проникнув под шелк панталон, стали нежно поглаживать гладкую кожу ягодиц. Когда же Джесс почувствовал, как восстала и затвердела его мужская плоть, он порывисто прижал девушку к себе. И тонкое одеяло, которым они оба были прикрыты, показалось ему чуть ли не раскаленным...
Слабый внутренний голос предупреждал, что он балансирует над пропастью, но закипевшая в жилах кровь уже не внимала требованиям рассудка.
А Онести все крепче прижималась к нему. Соски ее груди окаменели. Низ живота запылал нестерпимо жарким огнем. Дыхание сделалось лихорадочным.
Она открыла глаза и на мгновение отстранилась.
– Джесс?
– Вы хотели увидеть кого-то другого?
– Боже, что вы делаете, безумец?!
– Неужели не понятно? Ваши зубы стучат от холода, да так громко, что с этого дерева начали падать листья. Вот я и решил вас немного согреть.
– Но я не просила меня трогать! Равно как и не приглашала ложиться рядом.
– Мне показалось, что в данном случае никакого приглашения не требовалось.
– Не сомневаюсь, что в конце концов это должно было случиться! – пробормотала Онести, чувствуя, как в ней растет раздражение.
– Что должно было случиться? – захихикал он.
– А вот то самое! То, что я здесь, рядом с вами. И готова, как вы, конечно, думаете, безраздельно вам принадлежать. Уверена, что, как только я повернусь на спину, вы окажетесь на мне.
Появившееся на лице Джесса выражение изумления тут же сменилось холодной маской ущемленной мужской гордости.
– Вы не были столь стыдливы и недоступны при первом моем прикосновении.
– Тогда все было по-другому!
– В каком смысле? И что с тех пор изменилось? Ведь я хочу вас! А вы – меня! Назначьте наконец цену!
В глазах Онести вспыхнуло самое настоящее бешенство, щеки сделались пунцовыми.
– Вы спрашиваете, что с тех пор изменилось? Очень многое! Начать с того, что я больше не работаю у Скарлет Роуз. Не желаю выставлять свое тело на потеху каждому постояльцу, независимо от того, сколько тот готов заплатить. Это относится и к вам. Я не продаюсь ни вам, ни кому бы то ни было еще! И ни за какие деньги!
Девушка повернулась на другой бок и потянула одеяло на себя. Она уже не помнила, что еще накануне была готова продать Джессу свою невинность только за то, чтобы он согласился на ее предложение.
Джесс же сжал зубы от злости. Дьявол! Она была холодной как лед! Но к тому же очень усталой и... напуганной.
Однако Онести очень хорошо понимала, что за человек лежал рядом. Ей хотелось наказать Джесса и за допущенную им во время ее сна вольность, и за то, что он разбудил в ней спавшие чувства, чего до сих пор не удавалось сделать никому, но в глубине души Онести очень даже хотелось, чтобы Джесс и дальше был столь же настойчивым...
Она крепко зажмурилась, чтобы горячие слезы, начавшие заполнять глаза, не хлынули по щекам. Дьюс бы сказал, что она очутилась между дьяволом и сладостно сияющим голубым океаном. И в результате накликала на себя больше бед и всякого рода неприятностей, нежели могла переварить.
Наступило время, когда она должна была признаться себе в том, что совершила большую ошибку. А потому должна как можно скорее найти способ избавиться от этого человека...
– Вставайте, Онести! Пора в дорогу!
Девушка на мгновение открыла глаза, несколько раз моргнула и, увидев над собой темное небо, снова сомкнула веки.
– Отстаньте! Еще даже не начало светать.
– К тому времени, когда вы соизволите прийти в себя и одеться, станет совсем светло. К тому же я хотел бы успеть к Новому году попасть в Нью-Мексико. Так что вставайте! Иначе мне придется ехать без вас.
Онести повернулась на живот и подложила под голову вещевой мешок. Ее неудержимо тянуло к Джессу. Кроме того, она чувствовала такую слабость, что сомневалась, сможет ли вообще подняться на ноги, даже если очень захочет.
– Поезжайте! Я вас догоню.
– Как вам будет угодно!
Сквозь дремоту она слышала удаляющиеся шаги Джесса, потом какой-то шорох и скрип подтягиваемых подпруг. После чего вновь стало совсем тихо. Даже слишком...
Она вновь открыла глаза, приподнялась и оглянулась по сторонам.
– Вы ищете меня? – услышала она голос Джесса. Он стоял, прислонившись спиной к лошади, и насмешливо смотрел на нее.
– Вы... Вы просто разбойник! – завопила Онести. – Никогда больше не смейте так со мной обращаться! Или вы забыли, что должны меня охранять?!
Насмешка сбежала с его лица. Он внимательно посмотрел на свою спутницу и холодно сказал:
– В таком случае вам следовало бы приучиться отрывать свою ленивую задницу от постели еще до наступления полудня. Я понимаю, что это никак не вписывается в ваш обычный распорядок дня. Но имейте в виду: если вы не встанете, не оденетесь и не приготовитесь к отъезду до рассвета, то я поеду один.
Онести забросила упавшую на плечо прядь волос за спину и прошипела:
– Тогда мне придется вас уволить с должности телохранителя!
Джесс громко расхохотался:
– Как же бы мне повезло!
Он повернулся и снова принялся подтягивать седло. Онести внимательно посмотрела на своего спутника. В последние дни Джесс пребывал в отвратительном настроении. Онести не была настолько наивной, чтобы не понять причины. Она уже знала, что на состояние духа мужчины сильно влияет сексуальное удовлетворение или же, наоборот, озабоченность. Джесс, несомненно, испытывал последнее...
– Могу ли я надеяться, что ваше дурное настроение пройдет само собой, или же вы намерены продолжать валять дурака до того дня, когда мы расстанемся? – очень холодно спросила Онести.
– Если вы недовольны мной, то поищите другого лопуха, – хмыкнул он в ответ.
– Что ж, может быть, я так и сделаю...
Одевшись, Онести спустилась к реке. Поднимавшееся над горизонтом солнце ослепительными бликами отражалось в глади воды. Онести нагнулась и опустила ладонь в прохладную воду. И тут ее внимание привлекло странное нагромождение скал на противоположном берегу. Казалось, они готовы вот-вот сползти в реку по огромной гранитной плите, служившей им основанием.
Онести долго смотрела на них и вдруг почувствовала, что у нее перехватило дыхание, а сердце бешено заколотилось.
«Правда заключена в плывущих камнях...»
А что, если это они и есть?! Вдруг она и впрямь нашла то, что завещал отец? Неужели после трехмесячных поисков, за которые она обследовала буквально каждую ложбинку, каждый ручеек, каждое ущелье, и все – безрезультатно, ей наконец-то повезло?
Онести посмотрела через плечо назад и увидела Джесса, колдовавшего над костром. По выражению его лица было видно, что он раздражен долгим отсутствием спутницы. Но теперь она не могла вернуться, не убедившись в правильности своей догадки. Или же в очередной ошибке...
Онести сняла башмаки, затем – чулки и осторожно погрузила ногу до лодыжек в воду, которая была такой холодной, что ей показалось, будто бы все тело и даже кости пронзили тысячи микроскопических иголок.
Постояв несколько секунд, она отважно двинулась вперед через быстрый поток. Надо было торопиться, пока Джесс не потерял терпение и не бросился ее разыскивать. За это время Онести должна была пройти каких-нибудь десяток с небольшим метров по мелкой воде. Это не составило бы большого труда, если бы вода не была такой ледяной.
Онести уже приближалась к противоположному берегу, когда поняла, что никаких «плывущих камней», о которых говорил Дьюс, там нет. Над берегом возвышалось простое нагромождение сорвавшихся с гор глыб – и более ничего... Почувствовав горькое разочарование, она хотела уже вернуться назад, как вдруг почувствовала, что не может сделать ни шагу. И не потому, что ледяная вода свела мышцу. Ее нога увязла в какой-то плотной, тягучей массе. Онести попыталась высвободить правую ногу. Но вместо этого увязла еще глубже. Вода дошла ей до колен. Чем энергичнее Онести пыталась вырваться из захватившего ее капкана, тем глубже уходила ногами в зыбучий песок.
– Боже мой! – в ужасе закричала она. – Я тону! Джесс!..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая леди - Морган Рэйчел



так себе романчик
Дерзкая леди - Морган РэйчелЕлена
31.03.2012, 18.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100