Читать онлайн Приют любви, автора - Морган Мелоди, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Морган Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Морган Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Морган Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Мелоди

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Под ярким сиянием солнца Джонси шла на запад по Си-стрит, направляясь в деловой район Ларами. Свернув на Вторую улицу, она увидела череду высоких зданий, протянувшихся на три или больше квартала. Но ей не составило труда найти большой угловой дом с вывеской во всю его длину, гласившей – “Торговая компания Трейбинга”. Внушительный кирпичный фасад блистал высокими колоннами, стекла в окнах первого этажа были зеркальными, а венчал здание резной карниз.
Милочка посоветовала сделать покупки здесь, потому что тут было все, что им нужно. “В здании такого размера и впрямь будет все необходимое”, – подумала Джонси. Достав из рукава кружевной платочек, она приложила его к вискам. Солнце пригревало как следует, побуждая ее поскорее зайти в несомненно прохладное помещение.
Но как раз перед тем, как свернуть к двери, Джонси остановила свой взгляд на женщине, яркому, броскому наряду которой явно недоставало скромности. Держа себя вызывающе, она стояла перед салуном на другой стороне улицы. Даже зная, что ей нужно идти по своим делам и не обращать на нее внимания, Джонси не могла отвести глаз от женщины. А та поправляла свои черные как ночь кудри и открыто заигрывала с высоким ковбоем, стоявшим рядом с ней. Затем, к потрясению Джонси, женщина многообещающе прильнула к мужчине и поцеловала его в губы.
Внезапная вспышка узнавания озарила Джонси: она поняла, что это тот самый ковбой, который вломился к ней в дом и штурмовал лестницу. Что ж, напомнила она себе, ничего удивительного, что он выставляет напоказ свои отношения с подобной женщиной. В конце концов, он ворвался к ней в дом, думая, что это публичный дом, не говоря уже о том, что оставил там шпоры после одного из посещений.
Бросив напоследок на парочку иронический взгляд, Джонси повернулась и открыла тяжелую входную дверь магазина Трейбинга, маленький колокольчик на которой дернулся и звякнул. Очутившись внутри, она внезапно погрузилась в запахи новой кожи, тканей и свежего кофе, смешавшиеся в один приятный аромат.
За прилавком мужчина среднего роста поднимал коробку, чтобы поставить ее на полку. Оглянувшись через плечо, он широко улыбнулся.
– Доброе утро!
– Доброе утро.
Она улыбнулась и пошла по деревянному полу к прилавку, доставая из кармана жакета список покупок.
– Могу быть вам чем-нибудь полезен? – спросил продавец.
Несмотря на то, что она все еще была немного смущена увиденным на улице, Джонси отметила его дружеский тон и искорки в голубых глазах. Уже обозначившиеся залысины придавали его лицу открытое, искреннее выражение.
– Да, – ответила она, пытаясь отбросить острое желание глянуть через плечо на высокого темноволосого ковбоя, которого Милочка назвала Мэтом. – Вы доставляете покупки на дом? Мой адрес в начале списка. Я открыла новый пансион.
Предполагая, что по адресу он может определить, что это за дом, она затаила дыхание в ожидании ответа. Он глянул на листок бумаги, но выражение его лица не изменилось.
– Добро пожаловать в Ларами, мисс?..
– Тейлор, – представилась Джонси. – Благодарю вас. – Она благодарно улыбнулась и продолжала: – Я хотела бы также взглянуть на ткани и нитки.
– Конечно. У нас лучший в городе выбор. Продавец вышел из-за прилавка и провел ее к столу, на котором лежали рулоны материй.
– Когда вам это доставить? – он слегка взмахнул списком, привлекая ее внимание.
– Сегодня в течение дня, если это не слишком… затруднительно, – ответила она, внезапно увидев прямо перед большим зеркальным окном ковбоя.
– Буду рад привезти ваши покупки к вам домой, как только закончу сегодня работу. Это вас устроит? – Голос продавца нарушил ее мысли.
– Да-да, разумеется, – поспешно ответила она, глядя на мужчину на улице. Затаив дыхание, она надеялась, что он пройдет мимо. Но к ее ужасу он толкнул дверь и ступил внутрь.
Едва колокольчик оповестил о его появлении, Джонси быстро спряталась за самый большой рулон ткани.
– Значит, я доставлю все сегодня во второй половине дня, – подытожил продавец.
Но Джонси, отвернувшись, невидящим взглядом вперилась в темно-синий ситец с узором из крошечных красных цветочков и почти не слышала его слов.
– Привет, Мэт, – бодро сказал продавец, наконец оставив Джонси в покое.
– Привет, Дэн.
Тот самый низкий голос, который она запомнила. Прикусив губу, она возмечтала о потайной двери в полу, куда она могла бы забраться и затаиться.
– Колючую проволоку еще не привезли? – спросил ковбой.
– Еще нет. Но мы вот-вот ждем поступление. Может, я пошлю кого-нибудь к тебе на ранчо сообщить, когда она прибудет? Тебе не придется попусту ездить сюда, – предложил Дэн.
– Спасибо, но сегодня мне еще нужно уладить тут кой-какие дела. До отъезда на ранчо я еще загляну. Увидишь Чарли, скажи ему, что я буду в конюшне Андерсона.
– Не сомневайся.
Конюшня Андерсона! Джонси уронила ридикюль. Эта конюшня находится практически напротив ее дома. Она поспешно наклонилась, чтобы поднять сумочку.
– Мисс Тейлор, вы нашли ткань, какую хотели? – спросил Дэн.
Взволнованная Джонси быстро выпрямилась.
– Я… я передумала, – запинаясь, проговорила она. – Мне вообще не понадобится ткань.
Она не знала, как достойно выбраться из магазина, но сделать это было надо.
При звуке ее голоса ковбой повернулся в ее сторону. Она не могла не встретиться взглядом с его темными-претемными глазами. Он был именно таким высоким, как она запомнила, и вид у него был такой же угрожающий.
Конечно же, он ее не узнает, поскольку сейчас она полностью одета. Не владея собой, Джонси почувствовала, что покраснела до корней волос при мысли о том, как она выглядела этой ночью.
– Мэт Доулсон, это мисс Тейлор. Она только что поселилась в Ларами. У нее новый пансион на Си-стрит.
– Мы знакомы. – Он слегка дотронулся до широких полей своей шляпы и кивнул. Кончики усов приподнялись в улыбке. – Освещение ночью было скудным, но не настолько, чтобы я не разглядел вас. – Его глаза быстро пробежали по ней. – Приятно снова встретиться с вами, мисс Тейлор, в более дружеской обстановке.
Джонси растерялась окончательно. Краем глаза она заметила, что улыбка Дэна сменилась озадаченностью. Да уж – более дружеская обстановка!
Она напустила на себя как можно более величественный вид и, хотя физически это было невозможно, взглянула на Мэта сверху вниз.
– Это ничего не изменит, если вы предпримете другую такую же попытку вторжения, мистер Доусон.
Широкая улыбка осветила его продубленное солнцем лицо, и в уголках глаз появились морщинки. Похоже, улыбка была для него привычным делом, и Джонси удивилась, что его внешний вид казался ей угрожающим.
– Не изменится? – спросил он, приподняв бровь. – Тогда, пожалуй, стоит попытаться, мисс Тейлор. Даже если пистолет заряжен.
Глаза у Джонси расширились, и она застыла с открытым ртом. И вовсе не по причине весьма теплого дня шея у нее налилась жаром. Доусон не оставит попыток смутить ее – наедине или на людях. И ее не волновало, что он, возможно, самый красивый мужчина, какого она встречала. Она недвусмысленно даст ему понять, как обстоит дело.
– Мистер Доусон, – решительно обратилась она. Затем, выделяя каждое слово, продолжила: – Если вы еще когда-нибудь ступите на мой порог, будьте уверены – пистолет окажется заряженным.
С этими словами она развернулась и быстро пошла к двери, звучно стуча каблуками.
– Минуточку, мисс Тейлор, – позвал он.
Повернувшись, она увидела, что Мэт что-то поднял с пола, потом еще два предмета, но она была не в состоянии сосредоточиться и разглядеть, что там такое. Она хотела поскорее уйти отсюда, вернуться в уединение и под защиту стен своего дома.
Он продолжал идти к ней, нагнулся и поднял с пола что-то еще. Протянув руки, сказал:
– Это, наверное ваше.
Плутоватая усмешка играла у него на лице.
Джонси глянула на блестящие шпильки, гребни, маленькую коробочку румян и другие туалетные принадлежности. Потом посмотрела на свой раскрытый ридикюль и поняла, что, должно быть, по ошибке взяла сумочку Руби. Испытывая унижение, Джонси выхватила все это у Мэта из рук, затолкала в ридикюль и круто повернулась к двери.
В то же мгновенье он поспешил к двери и открыл ее для Джонси, но она, торопясь избавиться от него, не заметила узкой ступеньки крыльца и подвернула лодыжку. Безумная боль пронзила ногу, и девушка остановилась, в отчаянии ухватившись за дверную ручку. Сердясь, на себя, она сорвала злость на Мэте Доусоне, который бросился, чтобы поддержать ее.
– Не прикасайтесь ко мне! – с убийственным спокойствием произнесла она, испепеляя его взглядом. – Иначе я закричу.
Не испугавшись, по всей видимости, ее угрозы, но несколько растерявшись, он подхватил ее на руки.
– Я отвезу вас домой. – И, повернувшись к Дэну, спросил: – У тебя за домом нет повозки или коляски? Я возьму на время.
– О нет, только не вы! Отпустите меня! – Она с мольбой посмотрела на Дэна. – Не могли бы вы отвезти меня домой?
– Я бы с большим удовольствием. – Дэн беспомощно пожал плечами. – Но мне не на кого оставить магазин.
Как все неудачно, мелькнуло в голове у Джонси. И подумать только, ей чуть было не понравился этот человек!
– Сейчас я подгоню коляску, – сказал Дэн, побежав за дом.
Гневно посмотрев в темные глаза своего спасителя, Джонси плотно сжала губы и с пренебрежением отвернулась в сторону. Руки ее были крепко прижаты к его груди. Секунды складывались в минуты, которые показались Джонси часами. Она знала, что держать ее, должно быть, все тяжелее, хотя он даже не переменил позы, но она отказалась жалеть его, поскольку все случилось исключительно по его вине. И его напряжение не стоит и десятой доли ее страданий.
– Как нога? Перелома нет?
Она уловила нотку озабоченности. Пусть поволнуется, подумала она, и не ответила.
Мэт так и стоял на ступеньках, дверь оставалась открытой, и несколько прохожих оглянулись на них.
– Отпустите меня, – прошипела Джонси. – На нас начинают оглядываться, и ничего удивительного. – Она чувствовала себя глупо из-за смущения. Только этого ей не хватало: чтобы ее увидели с мужчиной, завсегдатаем публичного дома, еще и заигрывающим среди бела дня с девицей из салуна. – Я сказала, отпустите меня.
– Нет.
В старой повозке подъехал Дэн.
– Единственное, что там было. Извините, – грустно сказал он. – Надеюсь, заднее колесо не отвалится по дороге.
– Мы поедем медленно. Спасибо, Дэн. Я скоро верну ее.
Мэт легко поднял Джонси в повозку, словно и не держал ее на руках последние десять минут.
Она ухватилась за сиденье, стараясь защитить болевшую лодыжку, потом уселась. Она закусила губу, чтобы не произнести чуть было не сорвавшиеся с языка слова благодарности Мэту, и смотрела, как он обходит кругом неприглядную повозку. Два шага – и он уже сидит рядом с ней.
Хлестнув поводьями пару лошадей, он крикнул:
– Поехали!
Те в ответ медленно двинулись вперед, склонив головы и слегка покачивая ими в такт шагам.
Джонси молчала. А к чему говорить? Он знает, где она живет. Он глянул на нее разок, но она вздернула нос и отвернулась. Прошло несколько невыносимых минут, и она спросила:
– Мы можем ехать побыстрее?
– Вы же не хотите, чтобы отвалилось колесо? – проворчал он. – Уйдет не меньше часа, чтобы поставить его на место.
– С такой скоростью я могу и допрыгать до дома, – ответила она, – и буду там раньше вас.
– Сомневаюсь.
В конце концов они остановились перед ее домом. Он вышел из повозки, и Джонси соскользнула к нему с сиденья. Не имело смысла притворяться, будто она может спуститься самостоятельно, потому что лодыжка болела немилосердно. Поэтому, положив руки ему на плечи, она позволила взять себя за талию и вынуть из повозки. Когда ее ноги коснулись земли, она снова обратила внимание на его высокий рост.
– Спасибо, – коротко произнесла она. Он тут же подхватил ее на руки и понес ко входу, там Джонси чуть наклонилась, повернула ручку и распахнула дверь.
– Теперь можете отпустить меня.
Он не обратил внимания на ее требование и понес на кухню, где осторожно усадил на стул.
– Давайте-ка взглянем на вашу щиколотку.
Она уставилась на него не веря своим ушам, потом спросила:
– Простите?
Он взял ее ногу, вернув пристальный взгляд.
– Я сказал, что хочу взглянуть на вашу щиколотку.
Джонси инстинктивно отдернула ногу, ударившись ею о ножку стула.
– О!
– Не будьте так упрямы, – сказал Мэт, осторожно беря ее за ступню.
Она закрыла глаза, зажмурилась из всех сил, чтобы не показать, как ей больно.
– Сначала вы вламываетесь в мой дом, потом становитесь причиной несчастного случая, а теперь оскорбляете меня.
– За первое я прошу прощения, – сказал он, все еще держа ее за ступню, – но это произошло по чистой случайности. А к вашему вывиху я отношения не имею. – Потом мягко добавил: – Но чувствую себя частично ответственным.
Джонси распахнула глаза.
Он посмотрел на нее в упор и сказал:
– А вот последнее – правда. Вы упрямы. И прежде чем она смогла ответить, он снял с нее туфлю и осмотрел лодыжку, которая уже начала опухать.
– Кости целы. Всего лишь растяжение, но вам надо полежать несколько дней.
– Благодарю вас, мистер Доусон, – сказала она, высвобождая ногу из его крепких пальцев.
Никто из мужчин никогда не дотрагивался и, говоря по правде, даже не смотрел подобным образом на ее ступню.
– Через несколько дней я загляну проведать вас, – сказал он, поднимаясь.
Эти слова заставили Джонси выпрямиться на стуле.
– Полагаю, в этом нет необходимости. Я сама могу о себе позаботиться.
– Я же сказал, что чувствую себя частично ответственным. – Мэт коснулся полей своей шляпы и собрался уходить. – Загляну через несколько дней, – подчеркнуто повторил он.
Услышав, что входная дверь закрылась, она испустила вздох облегчения. Ей не следовало ходить в город, по крайней мере не сегодня. Теперь вот извольте радоваться. Может, если она положит ногу повыше и приложит холод, станет лучше. Джонси сняла чулок, вспыхнув при мысли о том, что позволила Мэту Доусону так интимно коснуться себя. Но об этом никто не узнает.
Допрыгав до мойки, рядом с которой Мэгги складывала чистые полотенца, она налила в ведро воды, опустила туда полотенца, отжала их. Допрыгала до ближайшего стула, села на него, а на другой положила больную ногу. Подняв юбки до колена, она обернула лодыжку полотенцами.
– Что случилось? – раздался с порога голос Милочки.
– Я по глупой случайности подвернула лодыжку. Во всяком случае, так сказал доктор Доусон.
Милочка улыбнулась:
– Доктор Доусон?
– Да. Помнишь того мужчину, который вломился в дом в первую ночь, когда я была здесь?
– Мэт Доусон. Но он не врач, у него большое ранчо за городом. – Милочка выглядела озадаченной. – Он сказал тебе, что он врач?
– Нет. Это длинная история. А конец ее таков: через несколько дней он зайдет взглянуть на мою ногу. – Джонси поправила полотенца. – Он чувствует себя виноватым.
– Понятно.
Но Джонси подумала, что ничего ей не понятно. Но делать нечего – она слишком устала, чтобы пускаться сейчас в объяснения. Она сделает это потом. Может быть.
– Очень болит? – спросила Милочка, склоняясь над пострадавшей щиколоткой Джонси и разворачивая ткань. – Хм. Немного распухла, но синяков нет. Надо несколько дней подержать ее в покое.
– Я знаю, – простонала Джонси. – А у нас столько работы. Так мы никогда не подготовим пансион. – Джонси нахмурилась, почувствовав прилив раздражения.
– Подготовим, – отозвалась Милочка, потом спросила: – Это Мэт привез тебя домой?
– Да, – ответила Джонси, задумавшись, насколько хорошо Милочка знает Мэта Доусона. Той ночью он обнаружил отличное знакомство с домом, а сегодня безошибочно отнес ее на кухню. И вовсе не потому, что оттуда пахло готовящейся едой: Мэгги нигде не было видно. Хотя, если вспомнить его открытую фамильярность с девицей из салуна и обыск наверху, не приходится сомневаться, что он был здесь постоянным клиентом. Джонси тут же заставила себя не думать об этом.
– А где Мэгги? – спросила она.
– Она лежит. Плохо себя чувствует, но к вечеру ей станет получше.
В устах Милочки это прозвучало так, словно в отдыхе Мэгги не было ничего необычного. Какая все же странная девушка.
– Обед мы пропустили, – сказала Милочка. – Сиди, не вставай, я что-нибудь соберу для нас.
– Я не хочу, чтоб ты работала одна. Сидя я могу чистить лампы и другие предметы.
– Прекрасно. И если побережешь лодыжку, не успеешь оглянуться, как встанешь на ноги.
Они поели сыру и свежего хлеба, выпили холодного чаю, потому что разжигать огонь и кипятить свежий чайник не захотелось. А из куска яблочного пирога получился восхитительный десерт. Потом Джонси оперлась на Милочку и допрыгала до вычищенного дивана в большой гостиной.
– Удобно устроилась? – спросила Милочка.
– Да, спасибо.
– Пойду – гляну на Мэгги. Когда вернусь, придумаем, что ты сможешь делать, – сказала она и ушла.
Джонси с одобрением окинула взглядом комнату. Тяжелые шторы были выстираны, бахрому с них спороли. Солнце било в окно, сияньем отражаясь на медных частях ламп. Она вдохнула приятный запах пчелиного воска и лимона и почувствовала удовлетворение от хорошо выполненной работы.
Это была ее любимая комната. Джонси нравился большой мраморный камин с таким же большим прямоугольным зеркалом над ним. У камина стояла корзина с лучиной для растопки. Гостиная была практически пустой, если не считать двух удобных стульев напротив дивана. Ей виделся большой обеденный стол и стулья с прямыми спинками, нарядные хрустальные люстры. Так она сидела и мечтала, а солнце светило в окна, и по комнате разливались цветные огоньки.
Внимание ее привлек звук шагов на крыльце, и она глянула в переднюю, надеясь, что Милочка спустилась вниз. Но, похоже, придется впустить визитера самой. А она еще и босая на одну ногу. Это, без сомнения, Дэн – принес ее заказ. В таком случае, он, конечно, поймет, если она не пойдет к двери, и Джонси крикнула:
– Входите, пожалуйста!
Джонси сидела на диване, вытянув на нем ноги и подоткнув под них юбки, и чувствовала себя очень неловко. Что ж, подумала она, ничего не поделаешь.
Дверь широко распахнулась, явив безупречно одетого мужчину – от коричневатой фетровой шляпы до идеально скроенного костюма. На его начищенных сапогах не было ни пылинки, и Джонси подивилась, как это ему удалось. Она не могла представить, чтобы этот человек, стоя перед дверью, вытирал носки своей обуви сзади о брюки. По правде говоря, она подумала, что одна нога не выдержала бы веса его тела.
– Меня зовут Джей Ти Лоуренс, – произнес незнакомец, дотронувшись до шляпы, но не сняв ее. – А вы представляете собой дивную картину, мисс Тейлор, расположившись вот так на диване. – На его лице обозначилась усмешка, но глаз она не достигла. – Ну а теперь ответьте мне, что за чушь я слышал, будто вы закрыли заведение?
Не дожидаясь приглашения, он уселся на стул напротив нее. Его холодные синие глаза вперились в Джонси.
Она почувствовала, что закипает, и поняла, что этого он и хочет. И тут же собралась.
– Мистер Лоуренс, я вас не знаю, хотя вы и выяснили, кто я. Я возмущена вашим приходом в мой дом, вы ведете себя так, словно лично в нем заинтересованы. Я не обязана давать вам отчет, поэтому, пожалуйста, уходите. Всего доброго.
Она знала, что румянец заливает ее щеки, выдавая негодование. И хорошо, подумала она, пусть видит, что я возмущена.
– Моя дорогая леди, так получилось, что вас не поставили обо мне в известность.
Он поднял брови и опустил голову, так что подбородок почти уперся в грудь.
Джонси сложила руки на коленях и заставила себя сдержаться.
– Вы уже сообщили, мистер Лоуренс, но мне нет до этого дела.
Она не позволит этому человеку запугать себя, особенно в собственном доме.
Мистер Лоуренс фыркнул сквозь пухлые губы.
– Вижу, мне придется разъяснить вам создавшееся положение, раз уж адвокат этого не сделал.
Ее охватила паника. Если он скажет, что произошла ошибка и дом ей не принадлежит, она просто не вынесет этого. Ведь это ее единственная возможность обрести самостоятельность. Она не забыла и никогда не забудет, что до какого-то времени у нее ничего не было, не забыла постель, на которой спала, и одеяло, которым укрывалась. Она отчаянно нуждалась в этом доме, хотела его иметь даже со всеми связанными с ним трудностями. По крайней мере, он принадлежит ей, и она не нуждается ни в чьей помощи. Она замерла, затаив дыхание в ожидании следующих слов.
– Видите ли, моя дорогая, этот дом не принадлежит вам полностью. Спайси взяла у меня в долг весьма крупную сумму. И вы унаследовали этот долг. Она содержала довольно великосветское заведение, если можно применить это слово к подобным заведениям, но у нее тем не менее были трудности с выплатой. Поэтому каким образом вы, мисс Тейлор, надеетесь вернуть долг, превратив этот дом в обычный пансион?
Он откинулся назад, насколько позволило его дородное тело, и улыбнулся.
Джонси показалось, что ее швырнули о кирпичную стену. Она судорожно выдохнула и принудила себя сосредоточиться на цветном пятне на стене, которое отбрасывал канделябр, зная, что не сможет взглянуть на этого человека и не сойти при этом с ума.
– Убирайтесь.
Голос ее прозвучал низко, и она не отрывала глаз от пятна на стене.
Мгновенье мистер Лоуренс не двигался и не говорил. Затем он поднялся со стула.
– Возможно, вам нужно некоторое время, чтобы понять совершаемую вами ошибку. По-этому оставляю вас, чтобы вы обдумали создавшуюся ситуацию. Пожалуйста, не вставайте. Я найду выход.
После того как дверь закрылась, Джонси продолжала сидеть в мертвой тишине. Ей хотелось закричать. Швырнуть что-нибудь. Ей хотелось плакать.
На глазах выступили крупные слезы, заставив яркое пятно на стене затуманиться и расплыться. Затем оно снова вернулось в фокус – слезы скатились по щекам.
Она не может сдаться, только не теперь, когда она так близко подошла к осуществлению своей мечты. Ей так хотелось самой отвечать за свою жизнь, никого не спрашивая, самостоятельно принимая решения и делая выбор. И это почти случилось.


Мэт не знал, зачем он здесь сидит. Следит, подумал он, – коротко и ясно. Он пришел в конюшню Андерсона, чтобы забрать свою лошадь и встретиться с Чарли, и поймал себя на том, что за последние полчаса посмотрел в сторону большого желтого дома большее число раз, чем ему хотелось бы себе сознаться. И где этот Чарли?
Не находя себе места, Мэт поднялся и поставил ногу на скамью у широких дверей конюшни. Он уперся локтем в колено и сдвинул шляпу на затылок, недовольный Чарли и собой. В конторе шерифа он потратил времени больше, чем надо, но ничего не добился. Он и не ожидал помощи, просто устал ждать, а его скот тем временем исчезал на глазах. Он устал от Джонни и хотел, чтобы все это поскорее закончилось. Его взгляд еще раз скользнул по дому Спайси. “Разрази меня гром”, – произнес он, поставив ногу на землю. Он смотрел, как по ступенькам поднимается Джей Ти, и недоумевал, какое дело у банкира из Шайенна к мисс Тейлор. Но каким бы это дело ни было, подумал он, разрешится оно к выгоде Джея Ти. Он нахмурился, размышляя о своих с ним отношениях.
Довольно скоро Джей Ти неторопливо вышел из двери и спустился с крыльца, явно довольный положением вещей – его лицо расплылось в улыбке.
Мэт знал, что Джей Ти скоро появится в городе и совершит обход тех мест, которые представляют для него интерес, как он обычно делал во время своих регулярных наездов в Ларами. Он знал также, что Джей Ти позовет его в маленькую контору, которую снимает в аллее за Второй улицей. Даже при одной мысли об этом Мэт стиснул зубы.
Он был уверен, что Джей Ти имеет отношение к кражам на ранчо “Даймонд Ди”, часть которого принадлежит Мэту. И только Джонни мог помочь доказать это. Во всяком случае, так сказал Джонни. Мэт знал, что никогда не следует доверять вору, но закон ему не помогал, и он начал отчаиваться. Но если Джонни не представит доказательств – и скоро, – он собирается как следует отделать этого наглеца. Мэт в возбуждении уселся на скамью.
– Давно ждешь? – спросил Чарли, появившись из-за угла конюшни.
– Где тебя черти носят?
Мэт встал, засунул большой палец за ремень и поплотнее надвинул шляпу.
– Делал то, что надо было сделать, – ответил Чарли, снимая со своей седеющей головы пропыленную шляпу. Он выбил ее о ногу и снова надел. – А ты как? – спросил он, смотря на Мэта долгим оценивающим взглядом.
– Пустая трата времени, – отозвался тот, когда они вошли в конюшню и стали седлать лошадей.
– Джей Ти в городе, – произнес Чарли, подтягивая подпругу.
– Знаю. Он нанес визит в новый пансион. Боюсь, причинит он мисс Тейлор неприятности.
Чарли поднял бровь.
– Мисс Тейлор?
Избегая взгляда Чарли, Мэт безразлично ответил:
– Новая владелица заведения Спайси.
У него не было настроения обсуждать мисс Тейлор и события дня.
– Тогда понятно, почему Лотти работает у Сэма. Ты ее видел?
Мэт кивнул, выводя лошадь на улицу. Обсуждать Лотти у него тоже не было настроения.
Они сели на лошадей и поехали в деловую часть города. Мэт хотел остановиться у магазина Трейбинга – вдруг привезли колючую проволоку. Он забрал бы ее по пути на ранчо. Он не собирается больше терять в городе время, поскольку ни о чем не договорился с шерифом.
Потом он вспомнил, что обещал мисс Тейлор проведать ее через несколько дней. Хорошо, ему все равно придется приехать в город, если проволока еще не доставлена. Мэт остановил лошадь у входа в магазин.
– Я на минуту.
– Похоже, ты ошибаешься, – сказал Чарли, кивком указывая куда-то позади Мэта.
Обернувшись, тот увидел, что к ним идет Джей Ти.
– Добрый день, джентльмены, – произнес он, едва кивнув. – Мэт, я хотел бы повидаться с тобой у себя в конторе.
Подавив желание отказаться, Мэт ответил ему тяжелым взглядом.
– Жду тебя там минут через двадцать, – приказал Джей Ти и повернул назад, откуда шел.
Мэт продолжал глядеть ему в спину, сожалея, что не может оставить без внимания распоряжение этого надутого негодяя. Джей Ти был не только банкиром, ссудившим его деньгами. Ему принадлежала половина ранчо “Даймонд Ди”.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Морган Мелоди


Комментарии к роману "Приют любви - Морган Мелоди" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100