Читать онлайн Райский берег, автора - Морган Мелани, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Райский берег - Морган Мелани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Райский берег - Морган Мелани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Райский берег - Морган Мелани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Мелани

Райский берег

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Ну, что, жизнь снова прекрасна? — раздался знакомый голос.
Брайан Лавджой расположился с какой-то книжкой в кресле на веранде. По местному времени было всего пять, солнце припекало вовсю. Он нацепил на себя джинсовые шорты и легкую футболку. Разумеется, не просто так. Ведь иначе как бы смогла Патрисия оценить его великолепные бицепсы и ноги, от одного вида которых сходила с ума не одна красотка?
Патрисия заставила себя оторваться от созерцания мужской плоти. Намереваясь ретироваться к себе — обнаружить Брайана на веранде она никак не ожидала, — она безразлично кивнула и ответила:
— Да, спасибо. Правда, голод дает о себе знать.
Это было ошибкой.
— Рядом с бассейном отличный ресторанчик. Кормят просто превосходно. — Брайан явно вознамерился начать светскую беседу. — Сам пробовал.
— Значит, вы не спали?
Патрисия подошла к барьерчику и принялась расчесывать волосы.
— Нет. Решил искупаться в бассейне. Так лучше всего — днем не спать, иначе ночью глаз не сомкнешь.
— Ну не все же такие супермены.
— Не обижайтесь, Пат. Ведь я спал во время полета. — Он поднялся. — Дайте-ка, я вам помогу.
Он взял из ее рук расческу, приподнял прядку мокрых волос и аккуратно расчесал их.
Патрисия не сопротивлялась. Что тут такого? Он просто помогает расчесать ей волосы.
Мокрые волосы расчесывать непросто. Это ничего не значит.
Но ее тело не желало подчиняться голосу разума. Впервые за столько времени она оказалась так близко с мужчиной, да еще с таким красавцем. Неудивительно, что каждая клеточка ее тела потянулась к нему, словно моля, чтобы он дотронулся до нее.
Господи, неужели так трудно устоять перед искушением?
— Мне нужно было поработать. Видно, я заснула.
Патрисия потуже затянула пояс на халате и сразу же пожалела об этом. Выглядит гак, будто она обороняется от врага, весь ее облик — слова, жесты — говорит о том, что она его боится.
Ну и пусть думает, что хочет. Не его дело, что она чувствует. В конце концов, она не обязана перед ним оправдываться из-за того, что решила вздремнуть.
— Да, уткнувшись головой в альбом, — сказал Брайан. Он покончил с тугой прядкой и продолжал расчесывать ее волосы. — Я решил, что в постели вам будет удобнее.
Патрисия застыла.
— Это вы уложили меня в постель.
— Вначале я попытался вас растормошить, — заверил Брайан. — Но все было напрасно.
Выходит… Он донес ее до спальни, уложил на кровать, раздел и укрыл одеялом. Как заботливый отец.
— Вот оно что. — Теперь по крайней мере понятно, почему она не помнит, как добралась до кровати. Патрисия сглотнула. — А я сразу и не поняла. — Снова ошибка! Надо было, сохраняя невозмутимость, сказать нечто вроде: благодарю, на вашем месте я поступила бы так же. И сделать вид, что ей все равно. — Спасибо, — выдавила она.
Ничего себе, он снял с нее пиджак, распустил волосы, даже про юбку не забыл. Это еще хуже, чем если бы он раздел ее донага! Она резко повернулась.
— Мне показалось, что ваш костюм слегка помялся, — Брайан опустил расческу, — поэтому я отдал его горничной. Пусть отпарит и слегка прогладит.
— Вы настоящий друг! — Друг? С каких это пор они успели подружиться? К тому же язвительность в данной ситуации явно неуместна.
Так, еще одна ошибка. Как бы исправиться?
— Пат, вы, должно быть, проголодались. — Брайан не дал ей времени проявить вежливость.
Она не испытывала к нему ни малейшей благодарности, она предпочла бы, чтобы он не стоял здесь с ее расческой в руках, а убрался куда-нибудь подальше, в Сидней или на Лазурный берег, и оставил ее в покое.
— Вы ведь почти ничего не ели с тех самых пор, как мы вылетели из Австралии. Ну-ка, идите одевайтесь, а я пока закажу вам что-нибудь перекусить. Отведайте ланч.
Надо же, какая заботливость! — Патрисия уже открыла было рот, намереваясь сказать ему, куда он может засунуть свой ланч, но здравый смысл взял свое. Он по крайней мере вежлив, а она ведет себя как капризная девчонка. Брайан наверняка не так прост, как кажется, но все-таки надо проявить хотя бы минимум любезности. Может, и удастся что-нибудь выведать для Джесс.
Патрисия выдавила из себя нечто похожее на улыбку и произнесла:
— Вы правы. Поесть мне, пожалуй, не повредит. Голодная я ужасно злая.
— Тогда это вам просто необходимо. — Брайан вернул ей расческу. — А то, чего доброго, наброситесь с кулаками на Топану. Он и не поймет в чем дело, а ваш имидж деловой образованной женщины полетит ко всем чертям.
Правда, я хоть убей не понимаю, на кой вам эта растрепанная прическа и мятый костюм?
Может быть, как-нибудь, насытившись, вы мне это объясните. — С этими словами он уселся в кресло, надвинул поглубже бейсболку и взял газету.
Патрисия потеряла дар речи. Она молча направилась в свою комнату.
Он глядел ей вслед и недоумевал. Надо же уродиться такой странной! И эта неожиданно появившаяся улыбка… Нет, неспроста она улыбнулась.
Правда, ноги у нее красивые. И волосы, по крайней мере пока она их не собирает заколками.
Странно, странно! Но ужасно интересно. А он еще раздумывал, лететь ему с ней в Синушари или нет!
Несколько часов сна и бутерброд пошли Патрисии на пользу. Мышцы перестали болеть, а туман в голове рассеялся. Отогнав широкополой шляпой какого-то пестрого жука, она огляделась вокруг.
Ресторан и вправду неплохой, в этом Брайан не ошибся. Посетителей маловато, всего пять-семь человек. Пожилая пара, отец с очаровательными ребятишками, красивая брюнетка, попивающая кофе и читающая книгу. Но вот сюрприз! Стоило пройти мимо нее Брайану, как книга тут же перестала ее интересовать. Она проследила за ними, пока они не дошли до столика у окна, затем опустила взгляд, но читать перестала. Еще бы! Брайан Лавджой — удовольствие почище самого захватывающего романа.
— Вам не кажется, что здесь мало народу?
— Ничего удивительного, — сказал Брайан. — Сейчас такая жара. Люди сидят по домам или на пляже валяются. — Он огляделся. — Днем, когда я плавал, было гораздо больше народу.
Как мило, подумала Патрисия. Представляю, как они на него глазели. Хотя ему, вероятно, не привыкать. Вот и ту брюнетку с книгой он проигнорировал.
— Сколько? — зачем-то спросила она.
— Человек двадцать-тридцать, наверное. Я не считал.
Еще бы, ведь это девушки, будто завороженные, следят за тобой, а не ты за ними. Они слетаются к тебе как мухи на мед.
Правда, справедливости ради стоит отметить, что Брайан, казалось, искренне не подозревал, какое действие производит на окружающих. А может, просто не привык смешивать работу и развлечения. Решил полностью посвятить себя ей, Патрисии, и ее проблемам.
Поскольку красотой она его привлечь явно не может, это означает, что он задумал каким-то способом выведать, что у нее на уме касательно фирмы.
— Здесь отличное курортное место, — заметила Патрисия. — Жаль, что вокруг почти нет туристов.
— Ну вы же сами знаете. Отель построен совсем недавно, туристы еще не успели разузнать про этот рай земной.
— Да, рекламы почти не было.
— То-то и оно, — согласился Брайан. — Ведь вы здесь именно за этим. Распишете местные красоты в крупной воскресной газете, расскажете про гробницу этой дамочки и про драгоценности, которые здесь обнаружили. Так, люди по крайней мере хоть узнают о существовании этого островка. Сюда слетятся журналисты, поднимется шумиха — и готово! От туристов отбоя не будет.
— Как у вас все просто, — покачала головой Патрисия. — Прежде чем о чем-либо писать, я должна увидеть все своими глазами, сделать несколько снимков.
Ей вспомнились слова Джессики. Она советовала почаще привлекать Брайана к работе: спрашивать его мнение, просить помощи. Может, ему захочется помочь ей со съемками?
— Кстати, тут вы мне пригодитесь. Умеете обращаться с фотоаппаратом? — Патрисия пожалела, что никогда не училась актерскому мастерству. С какой явной фальшью прозвучал вопрос! Нет, надо ей срочно осваивать науку притворства!
— Ну, с «мыльницей» совладаю, — ответил Брайан.
Что-то не больно верится! Такой парень привык обращаться со сложным оборудованием.
Она взглянула на его длинные пальцы. Вот они настраивают объектив… Нет, не может быть!
Брайан Лавджой знает, как обращаться с камерой. И не только с камерой.
Он сцепил пальцы на затылке и откинулся на спинку стула, давая ей вдоволь насладиться видом мускулистого живота и широкой груди, явственно просматривавшихся сквозь тонкую ткань футболки.
— Я же здесь, чтобы смотреть за вами, а не для того, чтобы делать за вас вашу работу.
Патрисия уставилась на него.
— Что-что?
Его глаза были скрыты солнцезащитными очками, уголки рта приподнялись, но улыбаться он явно не собирался. В данную секунду его мысли, его реакция были для Патрисии полной загадкой.
— Я здесь не для того…
— Я поняла, — прервала его Патрисия. — Речь идет не о том, что я хочу переложить на вас свои проблемы. — Она постаралась придать голосу спокойствие. Ему не удастся вывести ее из себя! — Просто с тех самых пор, как вы решили полететь со мной сюда, вместо того чтобы остаться на Лазурном берегу, я боюсь, что вам будет скучно. Поэтому и предложила мне помочь. Если вы станете единственным владельцем фирмы, какие-то знания, полученные здесь, вам, вероятнее всего, пригодятся.
Патрисия сама поражалась собственному великодушию. Как же, ведь она даже допустила возможность, что он приберет к рукам ее фирму! Говоря по правде, ей меньше всего хотелось, чтобы Брайан помогал ей делать снимки.
Она вообще предпочла бы, чтобы он остался во Франции. Поэтому-то не раздумывая и ответила согласием на предложение Топану.
Она и представить себе не могла, что ему взбредет в голову полететь с ней. И вот теперь она обречена проводить с ним дни напролет! А все потому, что не захотела остаться во Франции. Там она без конца ездила бы с фабрики на фабрику, общалась с художниками и дизайнерами. Это ему быстро надоело бы, и он отправился бы на пляж. И оставил ее в покое, а ей только этого и нужно!
Это все Джессика со своими нелепыми идеями! Не будь ее, Патрисия вообще сидела бы в Сиднее, у себя дома, и занималась бы любимым делом, вместо того чтобы потягивать кофе в обществе этого плейбоя.
Хотя Джессику тоже можно понять. Нелегко выпустить из рук фирму, в которую и ты и твои предки вложили всю жизнь, и на каком основании? Только потому, что совладелец — мужчина и он «старший наследник мужского пола»?
Сбежать бы сейчас обратно в Австралию!
Потихоньку собрать вещи и сесть на самолет.
Но и этого нельзя: это означает признать свое поражение. Джессика будет неистовствовать! А Топану? Как объяснит она ему свое исчезновение?
Нет, голубушка, сказала себе Патрисия, ты влипла по самые уши. Она мрачно взглянула на Брайана.
— Может быть, вы типичный представитель семейства Лавджоев и предпочитаете идти напролом? Просто чтобы доказать всем, что чего-то стоите? Почему же тогда уклоняетесь от сотрудничества?
Брайан оставил без внимания ее тираду.
— Какой вид деятельности вы предпочитаете: туристический бизнес или дизайн? Ответьте, тогда я пойму, чем могу быть вам полезен.
Она ожидала подвоха с этой стороны и заранее приготовила ответ. Тем не менее сделала вид, что раздумывает над ответом.
— Я сказала бы, что эти два вида деятельности дополняют друг друга, существуют во взаимной гармонии. Занимаясь археологическими находками, рассматривая древние украшения, надписи на стенах, ткани, не истлевшие от времени, я не только узнаю много любопытного, но и надеюсь, что все это может натолкнуть меня на какую-то идею.
— А писать рекламную статью для Топану вы будете, разумеется, тоже исключительно ради взаимной гармонии с министерством туризма?
Этот Брайан, хоть и придал себе беззаботный вид, так и норовит ее уколоть!
— Ваша ирония, мистер Лавджой, совершенно неуместна. В статье я могу рассказать о своих впечатлениях, поведать читателям о том, что думает заезжий путешественник о затерянном в океане острове. Мой непредвзятый подход импонирует министерству туризма. Что тут такого?
— Ничего. — Брайан взглянул на нее. — Я очень рад, что теперь вам найдется занятие на время праздников, пока музей все равно закрыт. А то вы все беспокоились, что будете терять время даром.
Он замолчал, но Патрисия н6 стала задавать вопросов, зная, что продолжение последует.
— За эти выходные вы вдоволь успеете насладиться местными достопримечательностями.
Будет о чем сообщить любопытствующим читателям.
— Из всех достопримечательностей меня интересует только одна.
— Понимаю, — с притворным сочувствием кивнул Брайан, — но вы же слышали, что сказал мистер Топану: туда нельзя. Горы и все такое. Слишком опасно. Не расстраивайтесь, и здесь есть на что посмотреть.
— Вы что, Брайан, испугались? Вам не по себе из-за того, что придется карабкаться в гору? Боитесь, что поход затянется?
— Я ничего не боюсь, только снаряжение альпиниста запамятовал с собой взять.
— Понятно. — Так, значит. Ну и пусть! Она так легко не сдастся! Увидит гробницу Нусанти-Хо своими глазами, чего бы ей это ни стоило. Патрисия пожала плечами. Брайану лень идти с ней в такую даль, ну и ради Бога! Естественно, кроме фирмы его вообще ничего не интересует. — Вы правы. Здесь много достопримечательностей — Вот именно. Начните сегодня же. Поезжайте на пляж, побродите по улицам, напитайтесь местной атмосферой. Или отправляйтесь в ресторан с местной кухней.
Говорит «поезжайте», а не «поедем». Имея в виду, что она будет развлекать себя сама, а он будет гулять сам по себе.
— А вы со мной не хотите? — спросила Патрисия.
— В ресторан? Зачем? Я уже убедился, что вы умеете красиво есть, знаете, в какой руке вилку держать, в какой нож.
Сама напросилась. Сколько раз намекала ему, что он не обязан следовать за ней по пятам. И вот он наконец понял намек. А ей теперь придется в одиночестве бродить по улочкам города, среди всех этих пальм и прочих деревьев.
После наступления темноты здесь, должно быть, ужасно. Брр! Веселенькая перспектива.
Но она лишь пожала плечами и сказала:
— Как хотите.
Патрисия взглянула налево, в окно, увидела уходящий в море траулер и перевела взгляд направо. Миловидная брюнетка по-прежнему сидела за столиком. Вот в чем дело!
Как она сразу не догадалась. Они с Брайаном уже наверняка договорились насчет дальнейшего распорядка дня, так что у него найдутся дела поинтереснее осмотра достопримечательностей.
— Ужинать будете здесь? — спросила Патрисия.
— Вряд ли. Мне хочется насладиться местным духом. А здесь кухня европейская.
— Понятно. Ну, если захотите, поедем в город вместе. Вы только скажите. Там наверняка есть заведения, где подают местную пищу.
— Это уж конечно, — согласился Брайан.
— Там вы точно насладитесь… духом. — Патрисия бросила многозначительный взгляд в сторону брюнетки.
Но на Брайане были темные очки, за их стеклами было не видно, куда он смотрит.
— Несомненно, — бесстрастно произнес Брайан. — Но, разумеется, если вы поедете в город по делу…
— Скорее всего. Люблю сочетать приятное с полезным.
— Тогда я должен буду сопровождать вас.
Он что, издевается?
— Не беспокойтесь, мистер Лавджой. Я все запишу, а вы, если найдется свободная минутка, просмотрите мои записи. Так что, прошу вас, не стесняйтесь. Поезжайте в ресторан, найдите там себе…
— Зовите меня Брайаном. — Он не дал ей договорить. — Мы ведь все-таки коллеги, Пат.
— Как скажешь, Брайан, — согласилась Патрисия, не обращая внимания на то, каким тоном он произнес слово «коллеги». — Найдите себе компанию по душе и не волнуйтесь ни о чем. — Она решила, что немного язвительности не повредит. — Ведь так ты привык проводить свободное время?
— Мне все-таки кажется, что я должен не отходить от тебя ни на шаг.
Патрисия недоуменно взглянула на него.
— Когда в конце месяца мы полностью завладеем фирмой, — продолжал Брайан без тени смущения, — мне придется докладывать акционерам о том, куда были потрачены их деньги.
В частности, деньги на это путешествие.
Какой наглец! Ишь чего захотел, контроль над фирмой ему подавай! Патрисия уже собралась дать ему хорошенькую отповедь, как вдруг подумала: он ведь только и ждет, что я выйду из себя. Ну ничего, не доставлю ему подобного удовольствия!
— Ну, если ты настаиваешь, — пожала она плечами и улыбнулась. Мол, мне все равно. — Но завтра я собираюсь отправиться осматривать округу. — Она отмахнулась от мухи. — Все равно работать не придется. Думаю, здесь есть машины напрокат.
— Напрокат?
— Или внедорожники. Да, так даже будет лучше.
По выражению его лица было трудно понять, что у него на уме. Темные очки полностью скрывали его мысли.
— Дороги здесь наверняка не очень.
Пристальный взгляд Брайана нервировал ее.
Ужасно смотреть кому-то прямо в глаза и не видеть их за стеклами солнцезащитных очков.
— Ну, не знаю, — проговорил тот. — Пока мы ехали из аэропорта, мне показалось, что с этим здесь все в порядке. Или вы намерены поехать туда, где не проложены дороги.
Патрисия усмехнулась.
— Ну что ты! Я же здесь новичок, почти ничего не знаю. Хотя наверняка здесь множество старинных развалин.
— Развалин везде полно, — согласился Брайан без особого энтузиазма.
— И вряд ли они находятся на только что построенном шоссе. Вот ты был в магазине, есть у них карта острова? — Патрисия положила салфетку на стол и встала. — Будь любезен, закажи еще кофе, а я пойду взгляну. Или ты против? — Она ехидно изогнула губы. — Хочешь и в магазин проследовать за мной? Сомневаюсь, что тебе будет о чем доложить акционерам по результатам моих покупок.
Он спустил очки на нос и уставился на ее брюки. Брюки были вполне в стиле Патрисии: грязно-зеленого цвета, из хлопка, который мялся не меньше, чем ее знаменитый костюм, но зато с множеством глубоких карманов на молнии.
— Я того же мнения, — провозгласил Брайан и поправил очки.
Созерцание ее брюк вряд ли доставило ему Удовольствие, а вот Патрисия была на седьмом небе от счастья. Мало того, что она нашла удобный повод съязвить, ему явно не понравились ее брюки, а именно этого она и добивалась. Чтобы все мужчины знали: она одевается, имея в виду исключительно удобство. У нее даже и в мыслях нет доставить эстетическое наслаждение представителям сильного пола.
Когда-то она подходила к выбору одежды с прямо противоположных позиций, но ничего не выиграла, лишь пострадала.
По привычке поправляя волосы, она направилась в магазинчик в поисках карты. Желательно такой, на которой указано, где найти сокровища.
Брайан подозвал официанта.
— Пожалуйста, принесите еще два кофе.
Официант кивнул и удалился. Но Брайан смотрел не на него, а на Патрисию, которая уже успела обогнуть бассейн и шла прямиком к магазину.
У нее красивая походка, неожиданно для себя отметил он. Несмотря на эти ужасные брюки. Даже они не в силах срыть врожденное изящество.
Да, Патрисия Кромптон из тех, кто без одежды выглядит гораздо лучше. Красавицей ей в любом случае не быть, но и первое впечатление обманчиво. За внешней непритязательностью облика скрыто множество такого, о чем сразу и не догадаешься.
Мешковатые брюки, нелепые заколки в волосах — всего лишь фасад, маска. Но зачем ей скрывать свою истинную сущность? Что именно она утаивает?
Всего, что у нее на уме, Брайан не знал, но кое о чем догадался. Она буквально расцвела, когда ей пришла в голову мысль о карте острова и возможности взять напрокат джип. Почему?
Ясно как день. Завтра — праздник, выходной. Значит, лучшее, что она может сделать, — целый день охотиться за мухами. Но это ей явно не по душе, как и походы по ресторанам.
Она не из тех, кто страшится опасностей, они приятно щекочут ей нервы. К тому же Патрисия чертовски упряма. Инди Топану отказался свозить ее к гробнице Нусанти-Хо, и теперь она вознамерилась отправиться туда сама.
Но только не одна. Он сам по глупости заявил, что не будет отходить от нее ни на шаг. И теперь она обратит эту его угрозу против него.
Она же не сумасшедшая и не полезет одна в горы. А с ним поход к гробнице становится возможным.
Из всего этого может быть один вывод: он во что бы то ни стало должен ее остановить.
Министру туризма, этому Инди Топану, который говорит вкрадчивым голоском и все время улыбается, придется явно не по душе, что Патрисия Кромптон, такая задумчивая, вечно погруженная в свои проблемы, отправится вдруг на поиски приключений. Почему Топану не хочет, чтобы она побывала на территории гробницы, не его забота. Ему важно одно: остановить Патрисию, пока не поздно.
Вряд ли это будет трудно. Она, конечно, упряма, но без него не отправится. Ведь ни одна женщина не разбирается в картах и уж тем более не справится со своенравным двигателем внутреннего сгорания.
Брюнетка, сидящая поодаль, не сводит с Брайана глаз. Ей явно не терпится познакомиться. Причем желательно поближе. Брайан никогда не был против общения, но не с женщинами ее типа. К счастью, в этот момент вернулась Патрисия, и он смог без особых затруднений отвести взгляд.
— Ну как? — тепло приветствовал он ее. — Нашла то, что искала?
Патрисия не ожидала подобного приема. Она опустила сумку на стол и достала из нее карту и путеводитель.
— А это еще что такое? — Он подобрал выпавший из сумки компас. — Ты что, в джунгли вознамерилась идти? — Он уставился на нее открытым простодушным взором, прямо созданным для того, чтобы вызвать доверие.
Но она и не думает ему доверять. Выхватила компас и засунула его в бездонный карман своих мятых брюк.
— Просто беру компас по привычке.
— С таким снаряжением ты уж точно нигде не пропадешь. И карту приобрела — прямо загляденье!
Она угадала в его голосе иронию.
— А что такое? — спросила она с невинным видом, открывая обычную туристическую карту: основные дороги, значки достопримечательностей, горы, словно на детском рисунке.
— Да ничего. Такая карта сойдет, если ты и впрямь не собираешься забраться в джунгли в поисках той ужасной гробницы.
— В гробнице нет ничего ужасного.
— Но посетить ее тебе не удастся, — заметил Брайан.
— Это мы еще посмотрим! — Патрисия была настроена воинственно.
— Топану же сказал: исключено. Разве непонятно?
— Понятно. Не понятно только почему. Вот я и хочу узнать.
— Твое любопытство может тебе дорого обойтись. Там опасно, сама слышала.
— Неустойчивые своды, как говорит мистер Топану, — кивнула Патрисия. — Но меня это не пугает. Я буду осторожна. Мне дорога жизнь.
— И думать забудь! — воскликнул Брайан. — Ради бога, Пат, ты же знаешь, что я прав.
Она встала в эффектную позу: руки в боки, голова гордо поднята. Скривила губы в улыбке и произнесла:
— Брайан, ты же мужчина. Разве ты можешь ошибаться?!
Все это слова, ирония. За этой непритязательной маской скрывается стальная воля. Переубедить ее будет не так-то просто.
— Так ты не пойдешь туда? Скажи: да или нет?
— Да. Ведь ты это хотел услышать? Счастлив? Могу тебе обещать, что не полезу в джунгли. Я ведь даже не знаю, куда идти.
Отчего это она вдруг покраснела. От солнца? Или от стыда?
Брайан взял путеводитель и пролистнул его.
Обычные достопримечательности, на которые клюют туристы: храмы, пагоды, лавки с местными безделушками и прочее.
— О гробнице здесь ни слова, — заметил он.
— Это вполне объяснимо. Ведь ее обнаружили совсем недавно.
— А у тебя есть хоть малейшее представление, где находится гробница? — Он положил путеводитель на карту и отпил кофе. — Может, Топану тебе что-то сказал.
Наверняка она что-то знает, не собирается же она вслепую отправиться на поиски.
— Ты же слышал: это далеко в горах.
Нет, ей наверняка что-то известно, она держит то, что знает, в тайне, но по тому, как блестят ее глаза, видно: под внешним безразличием скрывается бешеное любопытство. Нет, она не игрок в покер и тайну хранить не умеет.
Для Брайана это только к лучшему: найди он к ней подход — моментально выведает все планы ее сестрицы, Джессики. Если, конечно, та посчитала нужным поделиться с Патрисией.
— Гробница представляет собой ценный памятник древности, — рассуждала она. — Вполне естественно, что правительство предпринимает все меры, чтобы защитить его от кладоискателей.
— От кого?
— От проходимцев, которых привлекут слухи о том, что в гробнице найдено золото. Они же не знают, что археологи извлекли все, что можно, и начнут крушить стены в поисках клада.
— Такого это сооружение точно не вынесет и погребет их под обломками. И поделом!
— Так-то оно, может, и так, но памятник будет разрушен.
— Не волнуйся, уверен, что его тщательно охраняют.
— Необязательно. Раз золото в музее, лучшая защита — полная тайна.
— Какая уж тут тайна, когда там работала бригада археологов, — заметил Брайан.
— В любом случае, — Патрисия резко сменила тему, — я арендовала на все время нашего пребывания полноприводной внедорожник.
— Джип?
— Так это, кажется, называется. Что ты удивился? Не волнуйся, это не армейский вездеход, последняя модель лучшей марки. Если хочешь сесть за руль, покажи в конторе водительское удостоверение. — Она кинула на него взгляд. — Или ты предпочел бы не ездить со мной в одной машине?
— С какой стати?
— Так я не буду тебе мешать наслаждаться жизнью.
А он не будет препятствовать ее поискам, так что ли? Похоже, он ее недооценил. Патрисии Кромптон достанет духу самолично отправиться на поиски.
— Не знаю, — объяснила она, — тебе вроде не до осмотра древних храмов и прогулок по кривым улочкам города. Может, я ошибаюсь, но мне именно так показалось.
Как она угадала?
— Намек понял. Пока ты вкалываешь как лошадь, я, мол, тут развлекаюсь, будто в отпуск приехал.
— Я ничего такого не говорила. Я вообще не против развлечений. Мне кажется, что ты охотнее провел бы завтрашний день в бассейне или на пляже, отдохнул после двух утомительных перелетов. — Она метнула красноречивый взгляд в сторону брюнетки.
— Тут ты ошиблась. — Брайан и впрямь не прочь поваляться бы денек на пляже. Но, как бы Патрисия ни старалась, он не оставит ее одну. Он терпеть не может все эти дурацкие достопримечательности, на которые клюют туристы. В них, как правило, нет ничего примечательного. Но делать нечего. Он не выпустит ее из виду. Какие-никакие, они все-таки партнеры, бросать ее в совершенно незнакомом месте — это не по нему. — Обожаю посещать достопримечательности. Так время летит просто незаметно.
Патрисия пожала плечами. Врет и не краснеет! Корчит из себя заядлого туриста, лишь бы она не пошла разыскивать гробницу. Думает, она не видит его насквозь?! Ну погоди, ты еще об этом пожалеешь.
— Вот и отлично, — проговорила она. — На Синушари выведена особая порода лошадей.
Конюшня находится, кажется, где-то здесь… Она ткнула пальцем в карту.
— Что, в горах?
— Это же особые лошади.
— Да уж. Не знал, что ты такая любительница лошадей. Впрочем, женщинам это свойственно. — Брайан взял путеводитель и перелистал его. — Вот отличный дворец, а вокруг пруд. Прямо парковый ансамбль. Разве не мило? — Он помахал путеводителем у нее перед носом. Как раз то, что тебе нравится.
— Да, интересно, — согласилась Патрисия.
— А ботанический сад? Разве такое великолепие можно пропустить?
— Ну-ка дайте посмотреть.
Она наклонилась, обдав его едва заметным ароматом, немного холодноватым, но чрезвычайно женственным. Секунда — и аромат исчез, а Брайан крепко призадумался. Снова это несоответствие между внешним притворством и тем, кто такая Патрисия на самом деле. Несмотря на мешковатую одежду, она ощущает себя женщиной. Отсюда длинные волосы вместо модной короткой стрижки, сексуальные трусики и дорогие духи.
— Твоему Топану было бы невредно подумать, какой громадный потенциал представляют для его острова молодожены. Это же настоящий клад! Многие захотели бы провести здесь медовый месяц, посмотреть на этих лошадей, сфотографироваться на фоне экзотических растений в ботаническом саду…
— Тогда непременно пойдем завтра в ботанический сад, — прервала его разглагольствования Патрисия. — А еще, — она взглянула в путеводитель, — тут написано про ткачей. Я бы не прочь взглянуть на местные ткани. Да, кстати, о лошадях, — вдруг вспомнила она, — конюшня ведь дальше всего. Пойдем сначала туда, а на обратном пути осмотрим остальные достопримечательности.
— Думаю, не стоит. Лошади везде одинаковы, что в Австралии, что на Синушари, что где-нибудь еще. Не факт, что тебе позволят проехаться на жеребце местной породы. Так что, по-моему, лучше начать нам с того дворца.
— Это по-твоему. А по-моему, лошади — это то, что надо. И вообще, я же не спрашивала твоего мнения. Начнем с конюшни, а там посмотрим. Да, как бы не забыть, надо будет попросить в отеле, чтобы собрали нам чего-нибудь поесть, ведь мы целый день будем путешествовать. Между прочим, недалеко от конюшни отличный бар, видишь? — Она показала ему фото в путеводителе. — Так что и там будет чем заняться. Поплаваем, а потом устроим пикник.
Брайан вытаращил на нее глаза.
— Ты что, отважишься плавать нагишом?
— Зачем это? — Патрисия пожала плечами.
— Помнится, во Франции ты сказала, что не взяла с собой купальник.
— Не взяла, да, — согласилась Патрисия. Но с этим проблем не будет. В гостинице продается все необходимое, да и цены вполне приемлемые. — Она попыталась не покраснеть. Куплю купальник здесь.
— Отличная мысль. — В голосе Брайана не чувствовалось энтузиазма.
— Что-то ты приуныл.
— Да нет, просто не знал, что это известие должно привести меня в восторг. Извиняюсь.
Это просто здорово — купить купальник в местном магазинчике. Думаю, лучше всего тебе подойдет бикини. — Предвкушение, с которым он произнес эти слова, было вполне искренним. Есть что-то такое в Патрисии, что не дает ему покоя, возбуждает в нем любопытство. Ему ужасно захотелось снять с нее шляпу, распустить волосы, посмотреть, как упадут они на плечи. А затем снимать с нее одежду, слой за слоем, пока он не доберется до настоящей женщины, до того, что составляет самую суть Патрисии Кромптон.
— Да я не о купальнике, — сказала она и зевнула, — похоже, ты не очень-то хочешь устроить пикник на пляже.
— Тут ты права. Песок и еда не больно-то сочетаются. Разве нет?
— Господи, не хочешь — не надо! Забудь про пляж. Перекусим в ботаническом саду, созерцая роскошные цветы. Заодно обсудим, насколько подходит здешний сад для празднования свадьбы. — Патрисия снова углубилась в путеводитель. — Надо же, как интересно!
— Что такое?
— Здесь водятся колибри размером с бабочек и даже меньше.
— Что-то их не видно, — мрачно буркнул Брайан. — И вообще, это уже извращение: птицы размером с насекомых, насекомые размером с кошку. Тут не сказано, вдруг здесь ползают свирепые гусеницы полуметровой длины и кусают всех вокруг?
Патрисия даже не поморщилась.
— Кто о чем, а ты о том же! Может, тебе лечиться надо, а?
— Мое отвращение к насекомым, если ты об этом, неизлечимо. Меня утешает лишь одно: таких, как я, на свете большинство. Немногие готовы выйти в теплый вечерок на полянку и подставить себя на съедение москитам. Поэтому и изобрели всякие штуки, которые отпугивают этих тварей, репелленты или как это там называется…
— Ты пользуешься репеллентами? — спросила Патрисия.
— Да, а что тут такого?
— Везет. А у меня на них аллергия.
Вот и отлично. Значит, мой репеллент и тебя отпугнет. Правда, моя задача в другом: не отходить от тебя ни на шаг, чтобы ты, не дай Бог, не угодила в гробницу в тот самый момент, когда та надумает рухнуть тебе на голову.
Что самое удивительное, Патрисия ни капли не похожа на искательницу приключений.
Скорее наоборот, со своим кислым видом она должна избегать любых неприятностей.
Или она ничего не имеет против приключений, если они не связаны с мужчинами? Отсюда бурная реакция на каждое его, даже самое невинное, замечание!
Но он здесь не затем, чтобы таскаться с ней по ботаническим садам. Ему нужно выведать, что задумали Кромптоны. А для этого необходимо подружиться с Патрисией. Понять, что таится за непроницаемой оболочкой, нащупать ее слабости, раскрыть секреты.
Не поздно начать прямо сейчас.
— Расскажи что-нибудь о себе, — попросил он. И, не давая ей времени удивиться, объяснил:
— На случай, если тебе потребуется медицинская помощь.
— Сомневаюсь, что такой случай наступит.
— Надеюсь, что ничего такого не случится, но все же мне не помешает знать…
— О чем?
— Ну, трудно сказать. — С этой Патрисией вообще все непросто. — Может, у тебя редкая группа крови или резус-фактор отрицательный.
Или аллергия не только на репелленты, но и на какие-то лекарства или пищу?
— Нет, только на химикаты, которые отпугивают насекомых. Кстати, говорят, что запах некоторых цветов и пряных трав тоже иногда действует как репеллент. Надо лишь подобрать верное сочетание. Кто-то посоветовал мне использовать для этого дорогие духи. — Она наклонила голову, подставив шею его взору. Понюхай. Не знаю, действует ли, но запах точно приятнее.
Будь на ее месте любая другая женщина, Брайан бы знал наверняка, что та задумала. Он должен не просто вдохнуть нежный аромат, а наклониться, наклониться поближе, чтобы ощутить его сполна, и не удержаться от поцелуя. А после поцелуя возможно все что угодно…
Но это с женщинами другого сорта. Патрисия Кромптон совсем не такая. А какая? Он и сам не знает. Во всяком случае, целовать ее в шею он не стал, да и обнюхивать не захотел. Вместо этого надел солнечные очки и вскочил с места.
— Боже правый, — произнесла Патрисия, — не знала, что этот запах будет таким противным.
— Спокойно, запах тут ни при чем. — Он взглянул на часы. — Вечером мы пойдем в ресторан, это значит, что мне нужно соснуть часок-другой. А то после дорогого вина захраплю прямо за столиком. Встретимся в восемь, да?
Она кивнула.
— Если я сам не проснусь, постучи ко мне в дверь, ладно?
— Значит, ты все-таки собрался спать. Какой прогресс! А я-то уж решила, что ты супермен, любые перелеты тебе нипочем.
— Местные жители привыкли спать после обеда. А во время отпуска сиеста вообще то что надо.
Она посмотрела на него снизу вверх, придерживая рукой широкополую шляпу.
— Но мы же не в отпуске. Ты сам это твердишь.
Так оно и есть. Будь он здесь с развлекательной целью, ни за что не связался бы с такой занудой. Неожиданно для самого себя Брайан почувствовал, что ужасно на нее зол.
Он взглянул на Патрисию и заявил:
— У тебя нос облезает. Воспользуйся кремом от солнца. Или у тебя такового нет?
Вместо ответа она раскрыла сумку и, нырнув в нее с головой, извлекла ярко-зеленый тюбик. Отвинтив колпачок, выдавила на палец порцию белого крема и нанесла его на нос.
— Доволен?
— Я просто в экстазе, — ответил он и направился к выходу.
Патрисия невольно посмотрела ему вслед.
Брайан Лавджой этого заслуживает: вид сзади у него ничем не хуже, чем спереди. Любая, самая требовательная женщина была бы в восторге.
Просто удивительно: кому-то, вроде этого Брайана, все, а кому-то ничего! Как несправедливо! Хотя это касается лишь внешности, что же до душевных качеств, тут все вполне обычно: привычная смесь иронии и самодовольства. Но благородство вообще редкое качество, нельзя же требовать его от современных мужчин.
Тем более по отношению к такой женщине, как она, Патрисия Кромптон. Брайан привык к роскошной жизни. Днем он не покладая рук трудится на адвокатской ниве, а по вечерам из преуспевающего юриста превращается в не менее завидного плейбоя, у которого от женщин отбоя нет. Похоже, к долгосрочным отношениям он не способен.
Но Патрисия избегает его не поэтому. Слишком близко его облик подходит к тому, о чем она мечтала. Будь он с ней поласковее, ей пришлось бы немало постараться, чтобы вызвать в себе неприязнь к нему.
Но, к счастью, он ведет себя, как и полагается представителю семейства Лавджоев, так что особых усилий по выработке надлежащего отношения прилагать не требуется.
Патрисия решила так: раз уж она пришла в ресторан и перед ней стоит дымящийся кофе, почему бы не воспользоваться возможностью и не посидеть просто так, наслаждаясь открывшимся отсюда видом? Оглядевшись, она заметила, что брюнетка еще сидит за столом и тоже потягивает кофе.
Вот это женщина как раз из разряда тех, с кем Брайан с удовольствием проводит время.
Правда, для него она немного старовата, но для разнообразия, пожалуй, сойдет.
Удивительно, что Брайан, несмотря на все ее старания, остался к ней равнодушным. Даже странно.
Да мне-то какое дело, разозлилась Патрисия на себя. Как будто мне больше подумать не о чем!
Она решительно поставила на стул рядом свою сумку и засунула руку на самое дно. Оглядевшись, чтобы убедиться, что врагов поблизости нет, достала карту. Но не ту, которую показывала Брайану, а настоящую, подробную, да к тому же с крестиком, который поставил любезный продавец. Крестиком была отмечена гробница Нусанти-Хо.
Пока Брайан прохлаждался в тиши своего номера, она разрабатывала коварный план на завтра, решая, что будет делать. Как незаметно сбежит от Брайана и как доберется до гробницы.
Нехорошо, конечно, так его обманывать, но должна же она ему доказать: женщины не такие дурехи, какими он привык их считать, и уж тем более женщины из рода Кромптонов.
К тому времени, когда Патрисия наметила план действий, солнце уже почти село. Она встала, направляясь в бунгало, но замешкалась, заметив, что брюнетка так и сидит за столиком. Патрисии даже стало ее жалко. Может, у нее что-то случилось? Надо подойти, поговорить с ней. Или не стоит?
Пока она принимала решение, к брюнетке подошел служащий гостиницы и передал какую-то записку. Мгновение поколебавшись, Патрисия пожала плечами и пошла к себе. До обеда ей еще нужно успеть принять душ и переодеться.
С переодеванием тут же возникли проблемы. Патрисия предпочитала путешествовать налегке. То, что Брайан Лавджой увязался с ней на Синушари, еще не означает, что она должна накупить себе кучу одежды. Больше того, в Сиднее темно-серый костюм из немнущейся шерсти ее вполне устраивал: к нему подходит и белая блузка, и голубая, и лиловато-розовая, его удобно уложить в чемодан. А когда достанешь — ему достаточно отвисеться и малейшие складки и помятости исчезнут. К тому же такой костюм классического покроя никогда не выходит из моды.
В том-то и беда. Патрисия разглядывала лежащий на кровати костюм с нескрываемым скептицизмом. Что подумаете ней Брайан, если она его наденет? Не пора ли сменить старый верный костюм на сногсшибательное платье, от которого у него глаза на лоб полезут?
Патрисия готова была расплакаться. Вот, снова началось! Когда-то она уже была такой идиоткой, наряжалась, желая понравиться мужчинам, не всем, конечно, на всех ей было наплевать, а тому, которого любила. И что из этого вышло? Море слез и разбитое сердце.
И тогда она дала себе обет, что никогда не будет вести себя как последняя идиотка. Никогда, ради кого бы то ни было! Понятно, в таких случаях все девушки заявляют с гордо поднятой головой: никогда! Но Патрисия-то сдержала свое слово. Другой вопрос, что это оказалось довольно просто.
Косметике — бой. Модной одежде и безделушкам — бой. Самая простая прическа.
Вплоть до недавнего времени. Да что там, еще час назад ее это вполне устраивало. Может потому, что не было искушения?
Патрисия заколола волосы. Не хватает еще, чтобы он посчитал ее неряхой! Хотя Брайан уже имел возможность во всех подробностях рассмотреть ее волосы. И не только волосы, если уж на то пошло.
Вообще, он слишком много себе позволил.
Буквально раздел ее. Обувь снял, это еще ладно, вполне логично: ведь ее ноги пропутешествовали из Сиднея в Монте-Карло, а оттуда на Синушари. Но зачем было раздевать ее, снимать жакет и юбку? Что это — следствие дурного воспитания или просто любопытство?
Надевая туфли, она заметила лак на пальцах. Она про него и думать забыла! Брайан, должно быть, немало позабавился. Интересно, что он об этом подумал?
Наверняка какую-нибудь гадость.
А ей все равно! Пусть считает, что хочет. Она весело взяла сумочку, отыскала в ящике комода ключи от машины, которую взяла напрокат, и вышла на веранду.
Будить Брайана она не стала: через стенку ванной было слышно, как льется вода. Раз он под душем, то уж точно не спит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Райский берег - Морган Мелани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Райский берег - Морган Мелани



Ничего особенного.
Райский берег - Морган МеланиОЛЬГА
26.06.2011, 16.16





Страсти ноль.Роман на один раз!!!
Райский берег - Морган МеланиВера Яр.
5.11.2012, 22.19





Очень скучный роман
Райский берег - Морган МеланиМира
28.03.2015, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100