Читать онлайн Магический кристалл, автора - Морган Кэтлин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магический кристалл - Морган Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магический кристалл - Морган Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магический кристалл - Морган Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морган Кэтлин

Магический кристалл

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Элайя не сразу различила фигуры женщин в темных одеждах. Наконец девушка поняла, что перед ней Верховная жрица. Облаченная в черное платье с красным кантом, она стояла во главе группы Сестер. Жрица обвела холодным взглядом Элайю и Тирена, сходящих с транспортной платформы.
– Итак, ты наконец возвратилась, дитя мое, – сказала Верховная жрица, изобразив подобие улыбки. – Ты привезла кристалл?
Прежде чем ответить, Элайя поклонилась.
– Да, Великая настоятельница. – Она подняла на жрицу глаза. – Наконец-то кристалл возвращается на Аранию.
– Так дай же мне его, дитя мое! – Сухая клешня с блестящим перстнем протянулась к Элайе.
Элайя и Тирен обменялись взглядами.
– Нет, – решительно ответила девушка. – Кристалл останется у меня до возвращения на пьедестал власти.
Глаза жрицы вспыхнули от гнева.
– Да будет так, дитя мое, – неохотно согласилась она. – Церемония Восстановления кристалла в Правах состоится в очередное полнолуние Ткача, то есть всего через десять солнц.
Бледные холодные глаза снова испытующе уставились на Тирена.
– А кто это такой? – Она, несомненно, заметила ошейник.
– Это мой друг. – Элайя приблизилась к Тирену. – Без его помощи мне никогда не удалось бы выполнить свою миссию. Я обещала ему здесь безопасное убежище.
За спиной Верховной жрицы послышался ропот:
– Она обещала ему безопасное убежище! Что она о себе возомнила?
Голоса Сестер становились все громче:
– Смотрите, на нем ошейник! Он заурядный преступник. Его появление внушает тревогу.
Элайя пыталась скрыть волнение. «Как они смеют так говорить о Тирене?» Увидев, как омрачилось его лицо, она взяла его руку и пожала, потом обратилась к женщинам:
– Неужели мы пали так низко, что наше слово уже ничего не значит? Я обещала этому человеку доброжелательный прием и безопасную жизнь на Арании. Есть ли среди вас такие, кто готов отказать ему в этом и заставить меня нарушить слово?
Сестры замолчали и обменялись напряженными взглядами. Верховная жрица подняла руку, но выражение ее глаз не сулило ничего доброго.
– Никто из нас так не поступит. Ради тебя мы приветствуем этого человека и благодарим за то, что он сделал во имя нашего блага. – Она оглядела Тирена. На нем были лишь рваные бриджи, сапоги и пояс.
– Кажется, вам нужна одежда и сытная еда. Следуйте за Сестрой Мирной. – И Верховная жрица указала на послушницу в белом одеянии. – Она проводит вас в ваши покои, где вы сможете отдохнуть и подкрепиться. Элайя присоединится к вам позднее.
Тирен насмешливо усмехнулся:
– А что, если я останусь с Элайей? Лицо Верховной жрицы застыло.
– Это ваше право, – наконец ответила она, – но нам с Элайей следует обсудить дела общины. Полагаю, вам лучше отдохнуть после долгого путешествия. Арания славится своими банями с горячей минеральной водой.
– Как ты считаешь, Элайя? – спросил он девушку. – Я подчинюсь только твоему решению.
– Верховная жрица права. Нам необходимо поговорить, а ты пока подкрепись. – Она снова пожала ему руку. – Я приду к тебе позднее.
– Ну что ж, я в вашем распоряжении, Сестра, проводите меня, – сказал он Мирне.
Та жестом предложила Тирену следовать за ней, и вскоре оба исчезли за дверью.
Элайе мучительно хотелось броситься за ним, но она подавила порыв и обратилась к Верховной жрице.
– Мы многое пережили вместе, и он до сих пор опекает меня. Теперь в этом не будет необходимости, ибо здесь нам ничто не угрожает.
– Это естественно, дитя мое, – ответила жрица. – Именно так и ведут себя мужчины. – Однако в нашем Ордене принято преодолевать все земное. Не сомневаюсь, что ты справишься с примитивными чувствами, даже если они и возникли у тебя к этому мужчине.
Девушка ощутила обиду, но, закаленная упорной тренировкой, сдержала эмоции:
– Он… он был очень полезен. Его верность заслуживает уважения, не так ли?
– Чаще всего так. – Рука женщины коснулась ее плеча. – Но об этом поговорим в другой раз. – Помолчав, Верховная жрица спросила: – Кстати, где ключи от его ошейника?
Элайя вздрогнула. Уйти от ответа было нельзя. Девушка смело встретила взгляд Верховной жрицы.
– Ключи у Тирена.
На лице жрицы не дрогнул ни один мускул, она лишь поджала губы.
– Не слишком разумно привезти сюда преступника, поступки которого мы не сможем контролировать.
– Он очень достойный человек! – страстно воскликнула Элайя. – И никому из нас ничто не угрожает.
Лицо жрицы выразило сомнение:
– Посмотрим. А знаешь ли ты, за что его сослали на Карцер?
Элайя на секунду задумалась. «Почему я так и не спросила у него об этом? Может, боялась узнать правду?»
– Нет, не знаю. Но это не имеет значения. Я провела с ним много времени и убеждена, что он достойный человек.
Верховная жрица вздохнула.
– Мне и Сестрам придется положиться на твое суждение, дитя мое. Надеюсь, ты не ошибаешься.
А теперь пойдем, тебе пора помыться и облачиться в одежду нашего Ордена. – Она бросила брезгливый взгляд на потрепанное и грязное платье девушки: – Должно быть, крайне унизительно носить такое открытое платье. Элайя поникла:
– Это платье заставил меня надеть преступник Фирокс. Тирен здесь ни при чем.
– Он мужчина, – сурово возразила Верховная жрица. – А мужчины все одинаковы.
Элайя поняла, что спорить бесполезно. И Сестрам, и им с Тиреном нужно время, чтобы преодолеть страхи, взаимные подозрения. «Да, – убеждала себя девушка, – нужно лишь время и терпение».
– Ну что ж, дитя мое, – сказала жрица. – Иди с Сестрой Зейлой. Тебе пора воссоединиться с нами и забыть о превратностях жизни, которые тебе пришлось испытать. Ступай и предай забвению все, что случилось на Карцере. Скоро начнется новая эра кристалла. Тебе следует подготовиться к твоей новой роли.
Элайя последовала за Сестрой Зейлой по давно знакомым коридорам. Они прошли через дверь, ведущую к галереям, между которыми располагался прелестный садик для медитации. Жадно вдыхая аромат цветов, Элайя подумала о том, как истосковалась по любимому саду.
В ее душе постепенно воцарились мир и покой. Она снова дома; труднейшая миссия завершена. Ничто не помешает ей осуществить свое призвание. Ничто, кроме последнего Испытания Достоинства. Неожиданно леденящий страх закрался в душу девушки, но она быстро справилась с собой. После того, что пришлось пережить на Карцере, последнее испытание, конечно, покажется пустячным.
Они молча поднялись по каменной винтовой лестнице и остановились перед кельей Элайи. Девушка поблагодарила Сестру Зейлу и открыла дверь.
Все здесь сохранилось в том же виде, как перед ее отъездом: койка за белой прозрачной занавеской, певчие птицы в золоченой клетке в углу, заросший цветами балкон. Со вздохом облегчения Элайя села на край койки и начала раздеваться.
Изорванное платье скользнуло на пол. Девушка перешагнула через него и пошла мыться. Большая каменная ванна была наполнена ароматной минеральной водой, в которую с наслаждением погрузилась Элайя. Какое наслаждение!
Интересно, о чем сейчас думает Тирен и что чувствует? Ярко представив себе его, она испытала угрызение совести.
«О, Тирен, что со мной? Как я могла позволить мечтать о своем призвании? Ведь стать Сестрой кристалла значит навсегда разлучиться с тобой, а я этого не переживу».
Элайя поспешно выбралась из ванны. Чем скорее она поговорит о Тирене с Верховной жрицей, тем лучше. До того как наставница обдумает связанные с ней Планы, ей необходимо объяснить свои намерения. Медлить нельзя, иначе ее надежды и мечты о жизни с Тиреном не осуществятся.
Через полчаса Элайя стремительно направлялась по коридору в покои Верховной жрицы. Свои каштановые волосы, еще влажные после ванны, она заплела в косы и облачилась в белое платье с узким черным кантом – одежду послушницы. Девушка впервые чувствовала себя в нем скованно, хотя и полагала, что это пройдет. Ведь туника и бриджи, в которых она путешествовала по пустыне, тоже поначалу ей казались неудобными. Время все лечит.
Элайя живо вспомнила тот день, когда Верховная жрица впервые вызвала ее, чтобы сообщить о задании. Теперь казалось, что это произошло давным-давно, когда она была еще девочкой, не ведавшей, что такое мужество, опасность и любовь.
С неколебимой решимостью девушка взялась за дверную ручку и вошла.
Верховная жрица указала ей на маленькую табуретку возле массивного деревянного трона. Колючие глаза наставницы пронизывают ее насквозь.
– Итак, дитя мое, расскажи мне все подробно. Весь месяц я думала только о тебе.
– Не знаю, с чего начать или что будет интересно, Домина Магна, – начала Элайя, – но попытаюсь ничего не упустить.
И она рассказала о Тирене и Ватисе, об их приключениях и о том, как росло ее доверие к ним.
Она поведала жрице о кончине Ватиса, о путешествии в горы Мэйсер, о борьбе с Фироксом и возвращении кристалла, умолчав лишь о чувствах, которые связали ее с молодым человеком, и о власти Тирена над кристаллом.
Верховная жрица, откинувшись на спинку кресла, сверлила девушку пронзительным взглядом.
– Очень интересная история, дитя мое, – наконец сказала она. – Но, кажется, ты опустила ряд важных деталей. Например то, что ты и Тирен были любовниками.
Элайя ахнула.
– Как… как вы узнали?
– Очень просто, дитя мое, – холодно ответила наставница. – У наших женщин рано проявляются признаки беременности, и от такого опытного глаза, как мой, этого не утаишь. Ты, конечно, знала о беременности? Элайя поникла.
– Да, Великая настоятельница. Кристалл уведомил меня.
– А молодой человек знает об этом?
– Тирен? Я не успела ему сказать: не могла найти подходящий момент.
Верховная жрица на минуту задумалась:
– Ему незачем знать об этом. Пообещай мне, что не скажешь ему.
Элайя удивилась:
– Почему? Разве он не вправе знать?
– В данном случае нет. Он ссыльный и иностранец. Наши законы не распространяются на него.
– Но он может услышать это и не от меня, – робко возразила девушка. «Наверное, лучше рассказать ей все. Возможно, тогда жрица поймет, почему нам с Тиреном необходимо остаться вместе».
Наставница прищурилась:
– Кто же может ему рассказать, если ты поклянешься сохранить все в тайне?
– Магический кристалл! Тирен тоже наделен даром общения с ним.
– Что? – Глаза жрицы округлились от ужаса. – Это невозможно! Только ты обладаешь этим даром! Я позаботилась об этом!
– Возможно, на Арании это так, но Тирен родом с Беллатора. Он из королевской династии Ардейн. По его словам, мы дальние родственники.
– Ардейн! Жрица в негодовании хлопнула по подлокотнику. – Ведь это твоя прабабушка! Я совсем забыла о ней! – Она поднялась и взволнованно заходила по комнате. «На раздумья нет времени! – воскликнула она про себя. – Лучше всего было бы начать сегодня, но придется отложить на завтра».
Она вновь обратилась к Элайе.
– Восстановление кристалла в Правах – священная церемония, требующая величайшей чистоты намерений и усерднейшей подготовки. Тебе нельзя видеться с мужчиной до ее завершения. Ты должна посвятить сердце и душу подготовке к этому ритуалу, раз уж благодаря Провидению суждено начаться новой эре правления Магического кристалла.
– Но вы не понимаете, – возразила девушка. – Мы с Тиреном…
– Вы разлучитесь только на десять солнц. Уверена, что этот мужчина выдержит разлуку. Я бы не стала тебя просить, если бы это не было так важно.
Элайя тяжело вздохнула. «Тирен поймет, если она все объяснит ему. Но когда? Как?»
– Элайя!
Резкий голос Верховной жрицы прервал ее размышления. Она подняла встревоженные глаза.
– Я жду ответа.
– Как скажете, Великая настоятельница. Когда мне начать церемонию очищения?
– Завтра. – Жрица добавила: – Хотя кристалл остается у тебя, с ним ни под каким видом нельзя общаться до конца церемонии. Это небезопасно.
– Небезопасно? Неужели это так? Мне было совсем не трудно общаться с ним на Карцере.
– Только благодаря исключительному везению тебе удалось избежать опасности. Кроме того, если в общение с ним входят два человека одновременно, неточная команда может повлечь всеобщую гибель.
– Я… не знала, – пробормотала Элайя. – Почему же меня не предупредили об этом?
– У нас не было времени подготовить тебя. В тот момент мы только что узнали о местонахождении кристалла. Но это теперь не важно. После периода очищения и церемонии ты убедишься, как усилится твой дар общения. Итак, ты даешь мне слово, дитя мое?
– Да, Домина Магна.
– Хорошо. А теперь можешь идти. Скоро стемнеет, и тебе нужно отдохнуть. Следующие десять солнц будут посвящены главной цели. Твой народ – и Магический кристалл – полагаются на тебя.
Элайя вышла из комнаты. А как же мечты, с которыми она направлялась сюда? Неужели она обречена всю жизнь подчиняться долгу служения своему народу? Неужели никогда не получит возможности осуществить свои мечты?
В ней созрело твердое решение. Она добьется своего. Просто их судьба определится через несколько солнц, и только из-за важнейшего события – Восстановления кристалла в Правах. Возможно, Тирен обидится, но его страдания продлятся недолго. После этого он сам получит право выбора, и тогда они наконец будут вместе – на этот раз навсегда.
Тирен беспокойно мерил шагами комнату. За монастырем садилось солнце, и сумерки проникли в спальню через балконную дверь. Он в отчаянии сжал кулаки. Где Элайя? Что они сделали с ней?
Робкий стук прервал его мысли. «Элайя!» Тирен бросился к двери, которая, как он ранее обнаружил, открывалась только снаружи.
– Элайя! – воскликнул молодой человек. – Почему ты так задержалась?
Однако перед ним стояла Сестра Мирна, держа поднос с едой.
– Это я, Мирна, – сказала она, заметив его мрачный взгляд. – Я… принесла вам ужин.
Тирен взял у нее поднос:
– Может, вы сообщите мне, где Элайя и когда я ее увижу. Прошло уже несколько часов с тех пор, как мы расстались. Я волнуюсь.
– Она… задержалась. – Мирна попятилась. – Я не могу сказать, где она. Не тревожьтесь, вы скоро увидитесь. – С этими словами она поспешно вышла.
– Клянусь пятью лунами, – воскликнул Тирен, когда дверь снова задвинулась, – меня это начинает бесить!
Прошло еще несколько часов. Не притронувшись к еде, Тирен разделся. Он взглянул на новую одежду, принесенную ранее Мирной. Туника походила на ту, которую Элайя носила на Карцере: воротник под горло и длинные рукава с манжетами. Но эта туника была белой с ярко-красным кушаком.
Ну и вид у него будет в этом наряде, больше подходящем для женщины! Неужели аранийские мужчины обычно носят такую одежду? Но ведь его собственная одежда превратилась в лохмотья, значит, придется воспользоваться тем, что предлагают.
Как ни устал Тирен, ему не удавалось заснуть, и он метался в огромной кровати.
«Где Элайя?» Ему хотелось поговорить с девушкой, обнять ее, услышать, что все будет хорошо. Он гнал от себя ужасную мысль, что потерял ее.
«Проклятие! Мне нужно только одно – распутать паутину, которой община опутала душу Элайи». Но время, к которому относятся так беззаботно, неумолимо уходило.
Наконец Тирен забылся тяжелым сном. Его преследовали странные кошмары. Он лежал в объятиях Элайи и гладил ее, когда до них донеслись отдаленные голоса, сменившиеся фантастическими песнопениями. Голоса повторяли одни и те же слова и фразы. Потом он оказался один в холодной, полутемной комнате. Свет падал лишь на каменную плиту, где лежал Тирен. Он с ужасом понял, что не может шевельнуться, и дико огляделся. Что происходит? Почему он здесь? Где Элайя?
Из черного рукава высунулась рука. В тонких пальцах блестел кривой кинжал, острый, как лезвие бритвы. Его блестящее острие было направлено ему в сердце. Тирен словно загипнотизированный смотрел на него, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой.
«Элайя! Элайя!»
Он проснулся с хриплым криком и весь в испарине. Сердце билось часто и гулко. Сев на постели, Тирен схватился за голову. Что значит этот кошмар? Может, он отражает сомнения, одолевавшие его в последнее время? Или с ним говорил Магический кристалл, предупреждая об опасности?
Дверь в спальню раздвинулась. На фоне яркого света, лившегося из коридора, он увидел хрупкую девушку с ниспадающими на плечи волосами.
– Элайя!
Она направилась к нему и, присев на край кровати, дрожащей рукой погладила по щеке.
– Как… ты? – прошептала она. – Я слышала, как ты кричал во сне и звал меня.
– Скверный сон, ничего страшного. Теперь, когда ты здесь, это уже не важно. Он уткнулся лицом в ее ладони.
– Где ты была? Я ждал тебя весь день, не зная, где тебя искать и что с тобой. Как ты?
– Все хорошо, Тирен, все хорошо.
Элайя попыталась высвободить руку. О небо, что с ней произошло в тот момент, когда она услышала его зов? Ведь она обещала Верховной жрице не видеться с ним, а теперь оказалась здесь, в его спальне!
– Почему ты так расстроена?
– Я… должна вернуться к себе. Уже поздно и меня могут обнаружить в твоей спальне.
– По-моему, мы покончили с условностями, – возразил Тирен. – А может, теперь тебе стыдно называть меня другом и признаться в том, что существует между нами?
Элайя подавила рыдания.
– Нет, никогда! Я благословляю то время, когда мы были вместе, и надеюсь, что оно не кончилось, но прежде, чем мы будем опять вместе, предстоит выполнить ряд обязательств.
– Твои слова тревожат меня. Неужели ты считаешь, что я отпущу тебя? В чем дело, Элайя? Скажи мне!
Она вздохнула.
– Нам нужно расстаться на десять солнц. – Перехватив негодующий взгляд Тирена, Элайя приложила палец к его губам: – Попытайся понять, пожалуйста! Перед церемонией Восстановления кристалла в Правах я должна побыть одна. Такова традиция.
– И кто же сказал это тебе? Верховная жрица? Я не верю ей, Элайя. Она не питает к тебе любви и, боюсь, сделает все, чтобы разлучить нас. Полагаю, это не ограничится десятью солнцами.
– Ты несправедлив к ней. Если она настаивает на том, чтобы я придерживалась освященных временем традиций, это еще не повод считать ее злой. Мы расстанемся всего на десять солнц. Клянусь!
– Жрица превратит десять солнц в целую жизнь! – воскликнул он.
– Но ты забываешь, что мы с тобой Хозяева кристалла. Что значит ее власть по сравнению с этим?
– Почти ничего, но все-таки я беспокоюсь. – Тирен привлек Элайю к себе. – Меня страшит не разлука. Мое сердце привязано к тебе узами, которые крепче жизни. Если я потеряю тебя…
У девушки сжалось сердце.
– Ты не потеряешь меня, – воскликнула она, отпрянув. «Если я не уйду сию же минуту…»
– Позволь мне уйти. Сейчас мне запрещено видеть тебя.
– Меня не касаются чужие традиции, – возразил Тирен. – Ты моя, а я твой. Скоро утро, и мы расстанемся.
И он жадно прильнул к ее губам. Элайя отпрянула, хотя страстно желала его. Ну что ж, независимо от воли Верховной жрицы она соединится с ним еще раз перед тем, как начать период вынужденного воздержания.
– Я страстно хочу тебя, – сказала она. – Ради этой ночи забудем обо всем на свете! Если бы ты только знал, как я тосковала по тебе! Я люблю тебя!
– Я не имею права требовать от тебя таких признаний. Но мне бы хотелось, чтобы ты разобралась в своих чувствах.
– Я помню все, что было с нами. Но мне хотелось бы предложить тебе нечто большее, чем любовь.
И вот наконец оба ощутили беспредельное наслаждение от обладания друг другом, а потом долго дремали, не разжимая объятий.
Приподнявшись на локте, Элайя вглядывалась в лицо любимого. «А не спросить ли наконец о преступлении, за которое его сослали на Карцер?» Этот вопрос преследовал ее с самого начала их знакомства.
– Мне хотелось бы спросить, почему тебя сослали на Карцер? – Элайя не сводила с него глаз. – Ты когда-то сказал, что тебя обвинили в малодушии. Но, узнав тебя поближе, я поняла, что это абсурд. Ты самый храбрый, самый отважный человек на свете.
– Спасибо. Твое уважение значит для меня гораздо больше, чем я могу выразить словами. – Он привлек ее к себе. – Есть разные виды трусости, – начал Тирен. – На Беллаторе существует свой кодекс поведения, как и на других планетах Империи после потери кристалла. Мое преступление в том, что я не имел мужества подчиниться принятому всеми закону.
– Странно. Ватис утверждал, что ты один из лучших воинов планеты. Так за что же тебя так наказали?
– Помнишь ту ночь, когда ты обрабатывала мои раны после того, как мы покинули крепость Фирокса?
Она кивнула.
– Мы говорили о вере человека в себя и в свои идеалы. Но иногда, Элайя, эта вера вступает в противоречие с традициями народа планеты. На Беллаторе придерживаются очень строгой дисциплины, во всяком случае – в армии. Воин считается хорошим, если беспрекословно выполняет приказы, даже когда они жестоки или несправедливы. Я могу изложить тебе только мою версию случившегося.
– Это меня вполне устроит. Меня интересует лишь версия того, кого я знаю и люблю, а не народа планеты, мне совершенно неизвестной.
Тирен с облегчением вздохнул:
– Какое счастье, что ты так доверяешь мне! Надеюсь, мой рассказ не разочарует тебя. Итак, за шесть месяцев до ссылки я выполнял обычное поручение на планете Агрика. Ее населяют в основном кроткие примитивные люди, но обстоятельства вынудили их напасть на одну из наших сторожевых застав. Мне с моим отрядом приказали выступить против них и отомстить, сровняв с землей ближайшую деревню. Целую деревню, Элайя!
– И как же ты поступил? – с ужасом воскликнула девушка.
– Я приказал своим воинам собрать всех жителей деревни на площадке для выгула скота. После этого по моему сигналу их должны были расстрелять. Когда я поднял руку, чтобы скомандовать «пли!», мой взгляд упал на одного из крестьян. Меня поразило сходство этого старика с Ватисом. Внезапно я увидел в них не врагов, а таких же людей, как и мы, хотя и отставших в развитии на несколько сотен циклов.
Поняв, что со мной происходит, я заставил себя отвернуться от него, но тут встретился глазами с молодой женщиной. После этого я уже не мог спокойно смотреть на лица до смерти перепуганных крестьян.
Тирен помолчал, стараясь преодолеть волнение.
– Тогда я отменил приказ, хотя кое-кто из моих людей настаивал на его выполнении, и велел освободить крестьян. Согласно воинскому уставу они подчинились. Однако нашлись среди них и такие, кто обрадовался возможности донести на меня, когда мы вернулись на главную базу. Меня тут же арестовали за трусость и собирались предать казни.
– Но тебя же не казнили! Тирен горько усмехнулся.
– Я из королевской фамилии, мой отец – лорд, ближайший родственник короля Беллатора. В Совете долго спорили, решая мою судьбу. Многие требовали казни, которая показала бы всему народу, что перед законом все равны.
В ходе обсуждения, продолжавшегося несколько месяцев, было признано, что я, попав под растленное влияние своего наставника, утратил контроль над собой. Поэтому в знак особой милости Совет сохранил мне жизнь. Однако понимая, что, усвоив уроки Ватиса, я уже не исправлюсь, члены Совета решили сослать меня на Карцер вместе с Ватисом, признанным соучастником преступления.
– Совет, видимо, проявил к вам великую милость?
Тирен презрительно усмехнулся.
– Поскольку средняя продолжительность жизни на Карцере составляет не более шести месяцев, Совет не сомневался, что посылает меня на верную смерть, хотя и с небольшой отсрочкой. Я так страдал, что хотел умереть, но меня удерживало на этом свете воспоминание об их глумливых физиономиях в момент объявления приговора. Убеждало меня и то, что я отказался признать наставления Ватиса вредными.
Он провел рукой по ее волосам.
– Кто бы мог подумать, что я выживу, освобожусь и буду держать тебя в объятиях? Теперь я понимаю, что Карцер был лишь одним из этапов моей жизни, которая в конце концов свела нас с тобой. За это я безгранично ему благодарен.
В этот момент перед глазами Элайи возник кривой кинжал с ручкой, инкрустированной драгоценными камнями. Задрожав всем телом, она спрятала голову у него на груди.
– Что случилось? – встревожился Тирен. – Я не обидел тебя?
– Нет, что ты, – горячо возразила она. – Просто я спрашиваю себя, чем же на самом деле вознаградила тебя судьба? Ты оказался еще на одной чужой планете с чуждыми тебе традициями, и даже я не в состоянии сказать, что нам сулит грядущее солнце. Разве это может успокоить тебя?
– Я счастлив благодаря тебе, – ответил Тирен, прижимая ее к себе еще теснее. – Я хочу быть с тобой рядом, где бы мы ни оказались. А после этой ночи я знаю, что ты целиком принадлежишь мне, так же как я – тебе.
Не покидай меня, Элайя. Если Сестры воспротивятся тому, чтобы мы остались здесь, давай найдем себе другое место на Арании. Нам ничего не нужно для счастья, кроме нас самих.
– Да, – согласилась Элайя. – Мы так и сделаем, как только пройдет десять солнц.
Она заснула на полуслове. Тирен наклонился и поцеловал ее.
– Ну что же, – нежно шепнул он, – я могу и подождать. У нас еще есть время.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магический кристалл - Морган Кэтлин



Роман для любителей фэнтези.Почитать можно.8б
Магический кристалл - Морган КэтлинЛеля
16.11.2013, 0.37





Стиль повествования не на самом высоком уровне. 6/10
Магический кристалл - Морган КэтлинВирджиния
30.10.2015, 13.11





Девочки , это что за фигня ? Испортили такой хороший сайт , я даже скачать не могу , пишет - страницы не существует ((((((
Магический кристалл - Морган КэтлинНинуля
29.06.2016, 0.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100