Читать онлайн Нежность, автора - Монтейро Марианна, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежность - Монтейро Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежность - Монтейро Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтейро Марианна

Нежность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Прошло три года.
…Кабинет Фернандо Монтейро был уставлен шкафами, полными книг. В середине стоял широкий письменный стол, сплошь заваленный вырезками из газет. Единую обстановку кабинета несколько нарушал спортивный тренажер, с помощью которого Фернандо стремился поддерживать себя в форме.
После нескольких минут занятий Фернандо уже тяжело дышал и взмок от пота.
Наконец, ему надоело. «В конце концов, я не готовлюсь к первенству мира по культуризму, – подумал Монтейро. – Чтобы удержать в руках шариковую ручку, сил хватит…»
Он встал, снял со спинки стула широкое махровое полотенце, набросил его на плечи и вышел из кабинета.
В коридоре он услышал негромкий смех жены и лепет дочери и заглянул в детскую.
Вероника лежала в кровати вместе с Валентиной. Девочка рассматривала картинки в книжке, мать с улыбкой наблюдала за дочерью.
Увидев мужа, Вероника широко улыбнулась ему.
– Доброе утро! – поздоровался Фернандо.
Валентине нездоровилось, и потому Вероника ночь провела в ее комнате.
– Доброе утро, милый, – ответила женщина. – Тебе все-таки очень не нравится, когда ночью меня нет с тобою рядом. Признайся!
Фернандо посмотрел жене в глаза и, вздохнув, пожал плечами. Потом, не закрывая двери, прошел в спальню и стал собираться на работу.
Легкая простуда дочери, была, судя по всему, на исходе. Ночь девочка провела совсем спокойно, дав выспаться и матери. Поэтому у Вероники было отличное настроение.
– Господи, как я довольна нашей жизнью! – потягиваясь, рассуждала она сама с собой. – Мне нравится наш дом, мне нравится, что мы едим свиные отбивные… – Взгляд Вероники остановился на букете цветов, который вчера принес муж. – И мне нравятся цветы, которые ты мне даришь… – она намеренно говорила громко, чтобы слышал Фернандо.
Из спальни донесся голос мужа:
– Вероника, где мои носки?
– …Мне нравится, что ты спрашиваешь о носках, – по инерции продолжала женщина.
– Но все-таки где они? – повторил Фернандо более раздраженно.
– Как где? – повысила голос Вероника. – На своем месте – в ящике!
Минуту стояла тишина, потом Фернандо крикнул:
– Вероника, там четыре носка, и все из разных пар! Это просто немыслимо!
Не обращая внимания на рассерженный тон мужа, Вероника улыбнулась.
На пороге детской показался Фернандо – в брюках и рубашке с галстуком, но босиком.
– Так и не нашел? – спросила она.
Фернандо отрицательно покачал головой и подошел к детской кроватке. Валентина подняла голову и улыбнулась отцу.
В руке Фернандо крутил белый шерстяной носок. По хитрому выражению его лица Вероника поняла, что он придумал какую-то забаву.
Фернандо загадочно улыбнулся, натянул носок на руку и приблизился к кровати.
– Эй, смотри, кто пришел! – шепнул Монтейро дочери. При этом он протянул к девочке руку и пошевелил пальцами под носком.
Валентина заинтересованно посмотрела на отца, потом – на его руку.
– Только посмотри, что папа придумал, – подвинулась ближе Вероника.
Фернандо зарычал и нахмурил брови.
– Это самый страшный зверь, – сказал он, шевеля носком. – Он пришел, потому что не завтракал…Он очень любит маленьких вкусных девочек…
Валентина засмеялась. Она не боялась отца, потому что привыкла к сказочным историям, которые Фернандо часто придумывал для нее. Эти истории всегда хорошо заканчивались. Они бывали и пострашнее, чем сейчас. Что значит какой-то носок, который папа называет «самым страшным зверем»? Девочка хорошо знала, что это всего-навсего папина рука. Самое страшное, чего от этого «зверя» можно было ожидать, – щекотки.
– Какой зверь идет страшный, какой идет смешной, – Фернандо стал легонько щекотать дочурку.
Девочка хохотала и отбивалась. Фернандо корчил смешные рожи и шипел, словно змея.
Вероника смеялась вместе с ними.
– Фернандо, хватит, – попросила она через некоторое время. – Нельзя же так тормошить больного ребенка с самого утра…
– Она уже выздоровела, и ей полезны положительные эмоции, – возразил Монтейро. – Разве я пугаю тебя, Валентина? – он стащил с ладони носок. – Вот, посмотри! Зверь пропал. Раз – и нет его!
Девочка протянула ручонки к отцу.
– Папа!
Фернандо обнял дочь:
– Что, милая?
– Хочу еще зверя! – заявила девочка.
– Ну вот! – Фернандо с торжеством посмотрел на жену. – А ты говоришь, что я ее волную…
Вероника улыбнулась, но сказала:
– И все-таки, не надо. Прошу тебя. Кстати, если ты собираешься завтракать, то отправляйся вместе со зверем на кухню. Я тебе уже приготовила поесть…
– Спасибо! – поблагодарил Фернандо. – Ты чудо! – он поцеловал жену.
Валентина жалобно захныкала.
– Папа, а меня?
– С удовольствием! – ответил Фернандо и поцеловал дочку.
В Мехико из Гвадалахары приехал Альдонсо Ривера. Он позвонил Веронике, и она очень обрадовалась звонку своего бывшего шефа.
– Я как раз собиралась пройтись по магазинам, – сказала ему Вероника. – Мы можем встретиться. Расскажешь мне, как у вас дела?
– Конечно, расскажу обо всем, – ответил Альдонсо. – Хочешь, угощу тебя мороженым с изюмом?
– Правда? – воскликнула Вероника. – Ты не забыл, что я люблю мороженое?
– А как же! – пошутил Ривера. – Но с кем ты оставишь дочь?
– Рамина посидит с ней, – ответила Вероника.
Она имела в виду няню, которую они с мужем наняли для присмотра за маленькой Валентиной.
…Вероника Монтейро и Альдонсо Ривера встретились у входа в кондитерскую.
– Здравствуй, Вероника! – радостно приветствовал ее бывший начальник, одновременно внимательно приглядываясь к молодой женщине. – Ты ничуть не изменилась! Только еще похорошела, если это возможно.
– Да и ты тоже, – ответила Вероника, немного покривив душой.
Несмотря на свои тридцать три, Ривера начал седеть. Хотя в остальном он почти не изменился.
– Выглядишь отлично, – добавила Вероника. – Возмужал!
Они заняли столик у окна и сделали заказ. После того, как официант принес мороженое для Вероники и кока-колу для Альдонсо, Вероника приступила к расспросам.
– Как там все? Как идут дела фирмы?
Ривера махнул рукой.
– Новостей не так много, – ответил он. – Да, ты знаешь, Памела вышла замуж…
– Правда? – воскликнула женщина. – Не ты ли взял ее в жены?
– Нет…
Вероника порадовалась за Альдонсо, что тот наконец избавился от назойливых ухаживаний Памелы.
– Ты еще не женился? – спросила Вероника, не заметив на пальцах Альдонсо обручального кольца.
Ривера с такой грустью посмотрел на молодую женщину, что Вероника отругала себя за любопытство. «В самом деле, зачем я сама напоминаю ему о том, что обманула его надежды?» – с досадой подумала женщина.
Чтобы перевести разговор на более приятную тему, Вероника спросила о работе.
– Дела идут в гору, – ответил Альдонсо. – Ты только посмотри на мой костюм. Разве я мог раньше позволить себе покупать такие вещи?
Он несколько оживился, когда заговорил о делах фирмы.
– Здесь я по вопросу одного весьма выгодного контракта. Так что жаловаться не приходится…
– Ой, я совсем забыла! – воскликнула Вероника. – Я же взяла с собой фотографии…
– Фотографии? Чьи?
– Хочу показать тебе мою малышку… – Вероника полезла в сумочку и вынула несколько снимков, сделанных в разное время Фернандо.
– Здесь Валентина совсем маленькая, – комментировала Вероника. – А здесь Фернандо сфотографировал ее в тот момент, когда она упала… – Вероника улыбнулась воспоминаниям. – Представляешь? Муж попросил Валентину постоять хоть одну минуту спокойно, а она взяла, да и упала!
Ривера кисло улыбнулся.
– Я даже никогда не думала, что буду так счастлива, что это все мне так будет нравиться! – продолжала Вероника. – Семья, дети!
Она понимала, что снова затронула больную тему, но ничего не могла с собой поделать. В конце концов, кроме семьи у нее ничего в жизни не было.
– А работа? – спросил Альдонсо. – Ты тоскуешь по работе?
Вероника вздохнула.
– Если честно, то уже отвыкла грустить, хотя в первое время – да, тосковала! – она вертела в пальцах чайную ложечку. – Знаешь, ведь я нашла некоторое применение своим способностям и здесь!
Ривера недоуменно поднял брови.
– Вот как? – вежливо поинтересовался он.
– Да, я обставила наш с Фернандо дом, – похвасталась Вероника. – Знаешь, Альдонсо, мы напрасно встретились здесь. Надо было пригласить тебя к нам. Ты все увидел бы сам и оценил мою работу.
– Я не сомневаюсь в твоих способностях, – грустно улыбнулся архитектор. – И никогда не сомневался, – он замолчал.
Вероника почувствовала, что разговор иссякает и, чтобы поддержать его, снова стала рассказывать о семейной жизни.
– Ты знаешь, Альдонсо, такие вещи трудно объяснить, их просто нельзя понять заранее, – сбивчиво говорила она. – Пока сам не окунешься в семейную жизнь и не попробуешь на себе… Во мне открылось что-то совершенно новое, что-то такое, – она принялась помогать себе, жестикулируя, – чего раньше просто не подозревала! Меня переполняет любовь, нежность, которую хочется отдать маленькому существу…
Ривера заметил, что Вероника рассказывала не об отношении к мужу, а о чувствах, которые она испытывала к дочери.
– А ты не пробовала вести дневник? – неожиданно перебил Альдонсо.
Вероника недоуменно посмотрела на него.
– Дневник?
– Ну да, дневник! Сейчас тебя переполняют новые чувства, советую записать их. Потом перечитаешь сама, дашь почитать дочери… Представляешь, как ей будет интересно это читать, когда вырастет?
Вероника вздохнула и покачала головой.
– Ох, Альдонсо, у меня совсем нет времени на то, чтобы писать!
– Тогда купи магнитофон и наговаривай на кассеты! – посоветовал Ривера. – Какая разница, в каком виде сохранять воспоминания?
– Интересная идея! – согласилась Вероника.
– Конечно! – оживился Альдонсо. – С магнитофоном еще лучше! Твоя дочь, твоя Валентина, когда вырастет, не только узнает, о чем ты думала, она еще и услышит твой голос!
Внезапно Веронике стало грустно.
– И все-таки, Альдонсо, я жалею, что бросила работу, – сказала она.
– Ты не жалей, а попробуй устроиться в Мехико! – ответил Ривера. – У меня есть здесь знакомые, хочешь, я порекомендую тебя?
– Ты думаешь, стоит попробовать? – недоверчиво спросила Вероника.
– Ну да! У тебя получится, я верю.
Женщина задумалась, но потом отрицательно покачала головой.
– Нет, Альдонсо, большое спасибо, но… Не стоит.
Мужчина вопросительно поднял брови.
– Почему?
Вероника посмотрела Альдонсо в глаза.
– Потому что я была бы рада работать в твоей фирме, – ответила она. – Понимаешь? Мне нравилось именно это! Начинать работу на новом месте, в чужом коллективе… нет, не стоит.
Ривера помолчал.
– Зря! – наконец сказал он.
Вероника умолчала о том, что Фернандо был против того, чтобы она работала.
– Ты творческая личность, Вероника, – как бы сам с собой рассуждал Ривера. – Но ты женщина, и главное для тебя семья. Кто-то сказал, что нет большего врага для творчества, чем детская коляска…
– Но я совершенно счастлива, Альдонсо! – воскликнула Вероника.
– Да, у тебя есть дочь, но если у тебя появится второй ребенок, ты совершенно изменишься…
– Почему?
– Как тебе объяснить? Я считаю, что ты сейчас наполовину изменилась…
– А ведь ты говорил, что я такая же, как и прежде! – напомнила Вероника.
– Внешне, Вероника, внешне! – Ривера вздохнул. – Но характер, натура… В тебе осталась половина прежней Вероники Санчес, дорогая. Мне кажется, что это вызвано появлением ребенка. Если появится второй – ты лишишься второй половины своей неповторимой натуры…
Она пристально глядела в глаза Альдонсо.
– Ты действительно так считаешь?
Ривера утвердительно кивнул.
– Я просто уверен в этом!
– Но моя натура перейдет к детям! – с жаром воскликнула Вероника. – И я не буду жалеть об этом…
* * *
Когда Вероника вернулась, она обнаружила дома мужа, который читал книжку Валентине.
– Она открыла дверь хижины, – читал Фернандо, – но никого там не нашла…
– Привет! – растерянно произнесла Вероника. – Я не знала, что ты придешь домой обедать…
– Так получилось! – объяснил муж. – Проезжал мимо – дай, думаю, заеду…
– А где сеньора Рамина? – поинтересовалась Вероника.
– Она вышла в магазин купить что-нибудь на обед Валентине! – ответил муж. – У нас почему-то оказался пустым холодильник.
– Но ведь я пошла как раз за продуктами! – сказала Вероника. – Что же, у нас будет запас… – она пожала плечами.
Фернандо подозрительно посмотрел на жену.
– Слишком много времени уходит у тебя на покупку продуктов!
Вероника с расстроенным видом опустилась на стул.
– У тебя плохое настроение, Фернандо? – спросила она. – Ты решил и мне его испортить? Я ездила в центр города…
Монтейро отложил книжку.
– Позволь спросить, зачем?
– Папа, почитай мне еще! – попросила девочка.
– Сейчас, милая, после того, как мама объяснит, где она так долго была, – сказал Фернандо дочери и снова посмотрел на жену.
– Господи, Фернандо, твои подозрения нелепы, – проговорила Вероника. – Мне позвонил Альдонсо Ривера…
– Ривера? – муж удивленно поднял брови. – Он в Мехико?
– Да, приехал по поводу какого-то контракта…
– Я уж было подумал, ради тебя!
Вероника поморщилась.
– Перестань… Мы с ним встретились, поговорили… Я показала ему фотографии, вот эти, – женщина стала копаться в сумочке.
– Хорошо, хорошо! – воскликнул муж. – И потому ты задержалась?
– Да, дорогой, – сказала Вероника. – Ты ведь понимаешь, что мне было интересно с ним поговорить.
– И ты совсем забыла, что опаздываешь к обеду?
Вероника не знала, что ответить мужу.
Приход сеньоры Рамины прервал неловкое молчание.
Вероника вышла на кухню.
– Сеньора Рамина, спасибо вам большое, но я тоже купила продукты, – сказала хозяйка дома.
– Не стоит благодарности, сеньора Монтейро, – отозвалась пожилая женщина. – Я приготовлю девочке обед, можете не беспокоиться…
Вероника вернулась в гостиную.
– Валентина, посмотри картинки в этой книжке, – говорил Фернандо дочери. – Мне очень жаль, но я должен идти…
– Ты уходишь? – спросила Вероника. – Я думала, что ты больше не вернешься.
Монтейро посмотрел на жену, потом перевел взгляд на часы.
– У меня деловой обед, – сказал он сухо. – А потом я тоже отправлюсь по магазинам!
– Ты – по магазинам! – Вероника была удивлена. – Зачем?
– Куплю себе носки! – отрезал Фернандо.
Вероника не нашлась, что ответить. После разговора с Альдонсо Риверой она успела купить продукты, но на остальные магазины времени уже не оставалось… Поэтому больше она ничего не купила.
Фернандо вышел, громко хлопнув дверью. Вероника с тоской посмотрела ему вслед.
Валентина полистала книжку, потом вздохнула и обратилась к матери:
– Мама, ты мне почитаешь?
Лицо Вероники просветлело.
– Обязательно, моя милая, – сказала она. – Давай почитаю… – и женщина подсела к дочери. – На чем вы тут с папой остановились?
Вероника вставила чистую кассету в магнитофон и включила его. Несколько секунд она молча смотрела на медленно движущуюся тонкую ленточку пленки, потом выключила магнитофон.
– Что за ерунда, – пробормотала Вероника. – Я и не думала, что так трудно начать вести звуковой дневник. Слова как будто разбежались и потерялись…
Она глубоко вздохнула, собралась с мыслями и снова включила магнитофон.
– Говорит Вероника Монтейро, – сказала молодая женщина и запнулась. Она почувствовала сильное желание выключить магнитофон и вообще выбросить эту идею из головы. Но вспомнила о дочери и заставила себя продолжать: – Это само собой понятно, кто же, кроме меня, может говорить… Ведь это мой магнитофон, моя кассета и моя дочь, которая будет слушать эту пленку…
Вероника несла полную чушь, потому что обнаружила, что голова ее становится совсем пустой, как только кассета начинает крутиться.
Но отступать она не собиралась и продолжала:
– Сегодня шестое октября, я сижу в гостиной, а мою дочь Валентину сеньора Рамина кормит на кухне. Валентина не желает обедать и капризничает… – Вероника прислушалась к звукам, доносящимся из кухни. – Нет, сейчас я не могу говорить, по той простой причине, что мне надо пойти и самой покормить дочку, а не диктовать на пленку послание в будущее…Думаю, ты меня отлично поймешь Валентина, когда будешь прослушивать эту кассету!
Вероника вздохнула и выключила магнитофон. После этого решительным шагом направилась на кухню.
* * *
Ночью Веронике приснился страшный сон, и она проснулась в холодном поту.
– Фернандо! – воскликнула Вероника и начала тормошить мужа.
Монтейро заворочался.
– Что такое? – недовольно пробормотал он.
Жена еще пребывала под впечатлением сна. Валентина, ее Валентина тяжело заболела, ее любимая дочь находится при смерти!
Сон был таким реальным, что сильно смахивал на явь.
– Ты уверен, что Валентина спит?
– А что ей еще делать? Она в своей кроватке, у нее выключен свет!
– Фернандо, я что-то беспокоюсь! – упрямо повторяла Вероника. – Сходи в детскую, посмотри, все ли в порядке у Валентины!
Монтейро сел и зажег лампу на тумбочке.
– Три часа ночи! – воскликнул муж. – Что ты такое придумала?!
– Посмотри, все ли в порядке с Валентиной! – твердила Вероника.
– Но я хочу спать…
Она вскочила с кровати.
– Тогда я сама посмотрю… – она босиком побежала к двери.
– Не беспокой ее! – раздраженно кричал Фернандо жене вслед. – Оставь ребенка в покое! Перестань преувеличивать! Нельзя так носиться с ребенком, каждый вечер заглядывать, тревожить! И все из-за того, что тебе снятся какие-то кошмары…
Он смотрел на открытую дверь. Вероника уже стояла на пороге детской комнаты.
– Фернандо! – долетел до него испуганный голос жены. – Фернандо, она не дышит!
– Господи Боже мой!
Он вскочил с постели и в одно мгновение оказался рядом с женой.
Вероника тяжело дышала.
Фернандо прищурился. На детскую кроватку падал луч света, и было видно, как Валентина, положив руку под щечку, улыбается во сне.
Фернандо пробормотал ругательство и на цыпочках приблизился к кроватке.
За его спиной всхлипывала Вероника.
Фернандо наклонился над дочерью и прислушался. Тишину детской нарушало только ее спокойное посапывание.
Фернандо усмехнулся и вернулся к жене.
– Она сладко спит, – сказал он ей на ухо. – Если не веришь – убедись сама.
Вероника, все еще не оправившись от испуга, подошла к дочери и прислушалась к сонному дыханию. Выражение страха на ее лице сменилось счастливой улыбкой.
Она виновато посмотрела на мужа.
– Господи, Фернандо, я так переволновалась…
Муж прошипел в ответ:
– Это не причина для того, чтобы будить дочь посреди ночи. Ты испугаешь ее!
Когда они вышли в гостиную и закрыли дверь детской, Фернандо обнял жену. – Нельзя так изводить себя, – сказал он. – Так можно и с ума сойти…
– Не знаю, – плакала на плече мужа Вероника. – Не пойму, что со мной происходит…
* * *
Гонсалесы предложили устроить пикник в ближайшие выходные. Вероника поддержала идею – она хотела помириться с Фернандо.
– А не позвать ли нам супругов Альтамирано? – спросила она. – Мы с ними давно не виделись!
– Ничего не имею против, – отозвался муж.
Вероника с удовлетворением отметила, что Фернандо в первый раз за последние три дня улыбнулся ей. На это она и рассчитывала, предлагая позвонить Альтамирано.
…Они расположились на пологом берегу небольшого озера. Фернандо бросал камешки в воду и о чем-то говорил с Михелем. Вероника устроилась в складном кресле. У ее ног на растеленном одеяле сидели Леона и Мерседес.
Роман Альтамирано разводил костер. У него под ногами вертелась маленькая Валентина, пытаясь помочь.
Вероника не случайно попросила Фернандо, чтобы он взял на пикник это кресло. У нее были причины с особым вниманием относиться к своему здоровью и не сидеть на холодной земле.
Она знала, что забеременела во второй раз. Сейчас Вероника обдумывала, как об этом сказать мужу.
Фернандо и Михель подошли к костру, который уже развел Роман. Монтейро положил руки на плечи дочери и заботливо спросил:
– Тебе не холодно, Валентина?
– Нет, – ответила та.
– Успокойся, Фернандо, – сказала, не вставая с кресла, Вероника. – Она так хлопотала у костра, что просто не могла замерзнуть…
Временами с озера налетал прохладный ветер, он и служил причиной для тревог Фернандо.
– Папа, я пойду к Леоне и Мерседес! – сообщила о своем желании Валентина.
Она называла женщин по именам и на «ты». Это позволяли сами сеньоры Гонсалес и Альтамирано, которые души не чаяли в дочери Вероники и баловали ее.
– Фернандо, у твоей дочери проявляется женская натура! – рассмеялся Роман. – Ее тянет в женскую компанию…
– Она просто устала от твоей компании, – пошутил в ответ Монтейро. – Иди, посиди, милая, – сказал Фернандо дочери. – Но если тебе станет холодно, попроси маму, чтобы она уступила трон!
Последнюю фразу журналист намеренно сказал громко, чтобы услышали все. Фраза больно резанула по ушам Вероники, но она промолчала.
«Ведь он еще ничего не знает!» – успокоила она себя, оправдывая мужа.
Михель с наслаждением втянул в себя воздух.
– Красота! – сказал он. – Романтика!
– Почаще бы так выбираться на природу! – отозвалась его жена.
– Все дело в том, что мы очень обленились, – сказала Мерседес. – Сидим все время в городе и не можем сделать усилие и отправиться за город.
– Все-таки такая поездка отнимает много времени, – вздохнула Вероника. – Да и зачем в поисках глотка свежего воздуха куда-то ехать, когда можно просто выйти в сад.
Мерседес ответила таким же вздохом.
– Не у всех есть сад, – сказала она. – Вам с Фернандо повезло, дорогая Вероника, романтика начинается у вас во внутреннем дворике!
Фернандо насмешливо фыркнул.
– Романтика! – воскликнул он. – Мерседес, если хочешь, я расскажу, в чем заключается наша романтика! Нарисую, так сказать, романтическую картину наших будней!
– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовалась сеньора Альтамирано.
У Вероники сердце сжалось от недоброго предчувствия. Она выразительно посмотрела на мужа, но тот начал рассказывать, не отрывая взгляда от огня:
– У нас, и особенно у моей любимой женушки, – свое представление о романтике! У нее есть такая длинная фланелевая рубашка. Фланелевая рубашка и шлепанцы – это девяносто процентов нашей семейной романтики!
Гонсалесы и Альтамирано заулыбались. Они и не думали, что Фернандо издевается над женой. Им казалось, он просто шутит.
Чтобы не дать повода думать иначе, Вероника была вынуждена улыбаться вместе со всеми, хотя внутри у нее все горело от возмущения.
– Так вот, – продолжал Фернандо. – Она берет это… Как это называется… – Монтейро сделал вид, будто листает указательным пальцем страницы книги в поисках забытого слова, – миску с жареным маисом… Так, надевает шлепанцы и фланелевую рубашку, залезает в постель утром в понедельник, обкладывается журналами, ставит рядом миску с маисом и грызет его до вечера… Вот такая у нас романтика! – Фернандо победно посмотрел вокруг, избегая лишь встретиться взглядом с женой.
– Ну что ж, по-моему, прекрасно! – воскликнул Михель. – Это так похоже на нас! – Гонсалес с любовью посмотрел на свою супругу.
– И на нас! – пискнула Мерседес, мельком посмотрев на бесстрастное лицо Вероники. – Правда, Роман?
– Правда! – отозвался Альтамирано. – Только ты, на всякий случай, уточни, кто именно из нас любит лежать и читать журналы…
Мерседес рассмеялась, запрокинув голову.
– Ну вот, а ты, Роман, говоришь – романтика! – подвел итог своему рассказу Фернандо. – Романтика – это другое. Это Европа, Венеция, каналы, гондолы…
Вероника вздохнула и закрыла глаза.
– Я лично предпочитаю свою фланелевую рубашку! – воскликнула она.
Это замечание было расценено как шутка. Всем стало весело.
– И я просто счастлива! – с вызовом добавила Вероника.
Только маленькая Валентина заметила, что маме совсем не так хорошо, как всем кажется. Девочка подбежала к креслу, положила руки матери на колени, укрытые пледом, и прошептала:
– Все хорошо, мама! Я тебя очень люблю!
Вероника с благодарностью посмотрела на дочь.
– Спасибо, моя дорогая! – тихо ответила она и погладила девочку по волосам. Потом Вероника, чувствуя, что не может сдержать наболевшее, повысила голос: – А мой муж также имеет свое представление о романтике! И оно не совсем такое, как он только что говорил! Это вовсе не Венеция и гондолы с каналами.
Леона прыснула.
– Отлично, Вероника! – поддержала она. – Дай ему сдачи, он заслужил!
– Изо дня в день у нас одно и то же, – начала сеньора Монтейро. – Вся романтика моего мужа заключена в его работе. Он уходит утром и приходит поздно вечером. Кто знает, где он пропадает! Я несколько раз звонила ему на работу, но его там не было…
– Вот как? – Мерседес сделала удивленные глаза. – Интересно, где же он бывает?
Вопрос прозвучал так, словно Фернандо не было рядом. То есть, сеньора Альтамирано обратилась за ответом исключительно к Веронике.
– Не знаю! – Вероника пожала плечами. – Хотя он говорит, что у него появилось новое увлечение, я этому не верю…
– Что же он придумал в свое оправдание? – на этот раз Мерседес посмотрела на напряженно замершего и даже побледневшего Монтейро.
– Фернандо говорит, что ходит по магазинам! – спокойно ответила Вероника.
– Да, именно по магазинам я и хожу! – воскликнул журналист. – Ищу для себя носки!
Леона и Мерседес фыркнули. Обе одновременно подумали, что это неудачная шутка.
– Кстати, вот вам загадка! – нимало не смущаясь, сказал Фернандо. – В Мексике живут более шестидесяти миллионов человек. Я так понимаю, что почти тридцать миллионов из них – мужчины. Каждый из них в среднем теряет по четыре носка в год. Я лично теряю по десять! Итого, получается, пропадают сто двадцать миллионов носков, пропадает навсегда! – Фернандо сделал паузу, картинно оглядел слушателей и под общий смех продолжил: – Где эти носки? Никто их больше никогда не видит! – Монтейро развел руками. – Та же история – с носовыми платками…
– Все эти носки – на небесах, – принялся фантазировать Михель. – Когда ты умираешь и попадаешь в рай, тебе дают большую коробку с пропавшими носками и носовыми платками и ты их разбираешь целую вечность!
Леона принесла и поставила на одеяло корзинку со съестными припасами.
– Отлично! – воскликнул Монтейро и опустился на колени у корзины. – Я так проголодался!
– Фернандо! – воскликнула Вероника.
– Что такое? – невозмутимо отозвался он.
– Мы еще не сели обедать, а ты уже принялся за куриную ногу! – с укором пояснила Вероника.
Фернандо спокойно продолжал жевать.
– А ты что, собиралась сфотографировать исторический момент начала трапезы? – насмешливо спросил он.
Вероника покачала головой.
– Но ты же не любишь темное мясо!
Фернандо глубоко вздохнул.
– Оставь меня в покое, – сказал он. – Я сам знаю, что люблю, а что нет.
Вероника начала терять терпение.
– Между прочим, ты не дома у своей мамы, где все, что ты делаешь, считается забавным и милым.
– Если я не в доме у мамы, почему же ты тогда разговариваешь со мной так, словно ты – моя мать, а я – твой маленький сын?
Михель Гонсалес возился с шейкером.
– Я не твоя мать, – сказала Вероника. – Я мать нашей дочери, Фернандо, и у нее скоро появится сестренка или братик. Потому что я снова беременна, Фернандо!
Михель производил шейкером столько шума, что заглушил ответные слова Монтейро.
– Прошу внимания, – сказал Михель. – Коктейль готов!
Его супруга захлопала в ладоши.
– Ура! – воскликнула она. – Постой, постой… Вероника, что ты сказала?
– Подставляйте бокалы! – воскликнул Михель.
– Я снова беременна, – повторила Вероника.
Леона встретила ее слова с энтузиазмом.
– За это следует выпить! – объявила она.
Вероника вздохнула.
– К сожалению, беременность относится к тем событиям, которые сама виновница торжества не может отметить таким образом…
– И тем не менее, – подозвала участников пикника Леона. – Роман, Мерседес, идите сюда!
– Охотно! – подойдя и наполняя бокал коктейлем, отозвалась Мерседес. – Что у вас слышно?
– У нас сейчас будет тост… – торжественно провозгласила Леона.
– Тост? – спросила Мерседес. – Какой?
Фернандо поднял бокал, глядя Веронике в глаза.
– За семейную жизнь! – торжественно сказал он. – За дружбу. За детей…
– Эй, приятель, так не полагается, – с шутливым укором проговорил Роман. – Ты сказал сразу три тоста, так не годится. Оставь на потом…
– Не мелочись! – ответил Фернандо. – Потом мы выпьем за наших прекрасных женщин!
* * *
В следующее воскресенье решили сходить в ресторан. Заняли столик на шестерых.
После того, как официант принес заказ, Мерседес сказала:
– Друзья, я предлагаю провести что-то вроде психологической игры. Это напоминает тесты… анкеты…
– Ты что, решила открыть новую фирму и проверяешь, подойдем ли мы в качестве компаньонов? – пошутил ее муж.
– Нет, – Мерседес погладила его по руке. – Просто я подумала, что мы мало знаем друг друга.
– И много там вопросов? – поинтересовался Фернандо и зевнул, прикрыв рот ладонью.
Ему вовсе не хотелось проводить этот вечер в компании Гонсалесов и четы Альтамирано, но на походе в ресторан настояла Вероника, которая не хотела оставаться наедине с мужем.
– Вот увидите, как это интересно, – продолжала уговаривать Мерседес, не ответив на вопрос Фернандо. – В результате получится характеристика, которую сам себе даст каждый из нас.
– И с кого начнем? – поинтересовался Михель.
– Все могут отвечать одновременно, – объяснила Мерседес. – Достаточно на листке бумаги написать пять-шесть слов, определяющих ваши основные качества. Именно они будут характеризовать каждого из нас. Потом прочитаем друг другу.
– Хорошо, – Фернандо встал. – Интересная идея! Сейчас дам вам бумагу…
Он начал рыться в карманах. Через несколько минут каждый получил по листку и по ручке.
– Слава богу, в силу моей профессии в этом пиджаке нашлось достаточно письменных принадлежностей, – сказал он. – Не то, что носков у меня дома… – последовал косой взгляд на жену.
Вероника ничего не ответила. «Посмотрим, что ты напишешь! – подумала она. – И тогда, быть может, я дополню тебя парой эпитетов…»
– Готовы? – спросила Мерседес. – Тогда начали!
Все взялись за ручки и принялись писать: кто с улыбкой, кто нахмурившись.
– С кого начнем? – осведомилась Мерседес спустя пять минут.
– Я согласен быть первым! – предложил Роман.
Жена вопросительно посмотрела на него.
– Почему ты? – спросила она.
– Потому что, как я понял, в роли основного экзаменатора выступаешь ты, любовь моя. И кому, как не мне, быть первым? Я ведь не боюсь тебя!
Мерседес засмеялась и махнула рукой.
– Идет, начинай!
Роман вытянул руку с бумагой и стал читать:
– Мексиканец… – он сделал паузу и посмотрел на слушателей.
– Почему ты написал первым это слово? – удивилась Мерседес.
Роман пожал плечами.
– Ну, потому, что я живу здесь. Потому, что это отличная страна. Я горжусь тем, кто я есть.
– Как патриотично! – похвалила Леона. – Я и не знала, Роман, что ты так красиво умеешь говорить…
– Да, надо уговорить моего ненаглядного, чтобы он дал согласие избираться на должность мэра Мехико, – пошутила Мерседес под общий смех. – Хорошо, читай дальше, Роман….
– Продолжаю! – кивнул Роман. – Итак, слушайте: мексиканец, женат, адвокат, отец, голодный…
Мерседес подвинула к мужу тарелку с салатом.
– Спасибо, – кивнул с улыбкой Альтамирано. – Сейчас зачеркну последнее определение…
Он с улыбкой принялся исправлять написанное.
– Так лучше? – спросил Роман, показывая жене новый вариант.
– Гораздо! – одобрила та.
– А теперь я, – нарушила наступившую тишину Вероника. – Безработная, мать, хороший характер…
– А как насчет того, что ты замужем? – Фернандо прищурился.
– Это входит в понятие «мать», – нашлась Вероника.
– Хорошо, – сказала Мерседес. – А теперь посмотрим, что написал Михель. Или ты, Леона, предпочитаешь прочитать первой?
– Нет, спасибо, – ответила сеньора Гонсалес. – Уступаю очередь мужу.
Михель принял серьезный вид, откашлялся и начал:
– Капиталист, лицо вытянутое, высокий, вес – сто шестьдесят фунтов…
– Милый, – поморщилась Леона. – Ты должен был написать о себе…
– О себе? – удивленно Михель поднял брови. – А о ком же я написал?
Он осмотрел присутствующих.
– Ну ладно, – сказал Гонсалес. – Замечу честно. Я бабник…
– Это, пожалуй, слишком честно! – воскликнула Леона.
– Слишком честно – не бывает! – возразил ей муж.
– Ну, хорошо, – Леона подняла руку. – Интересно послушать тебя, Мерседес.
Сеньора Альтамирано посмотрела на колени, где лежал листок с написанными ею словами.
– Блондинка, журналист, живу в настоящее время с сеньором Романом Альтамирано…
– Ничего себе! – прервал супругу муж. – Разве ты не моя жена?
– Я эту мысль выразила другими словами! – с улыбкой парировала Мерседес. – По-моему, вышло неплохо… – она снова посмотрела на листок.
– Она же не написала, что собирается покинуть тебя, – вставил Фернандо.
– Не понимаю! – повысил голос Роман. – Какие могут быть другие слова? Для тебя, Мерседес, существует емкое определение – жена!
Вероника поморщилась.
– Пожалуйста, тише, Роман, – попросила она. – На нас оглядываются…
И правда, многие посетители ресторана заинтересовались происходящим за их столиком.
Альтамирано послушно понизил голос:
– Меня огорчило твое определение семейного положения, Мерседес, – проговорил он.
– Как и меня – тот факт, что ты бабник, – парировала жена.
– Умоляю, не выясняйте свои отношения в таком многолюдном месте, – попросила Вероника. – Неужели мы для этого собрались сегодня?
Мерседес кашлянула.
– У нас остались Леона и Фернандо. Кто из вас следующий?
– Я, – отозвалась Леона. – Я красивая, мать, домработница, счастлива…
– Какая же ты домработница? – удивился Михель. – Ты домохозяйка…
– Это одно и то же! – ответила сеньора Гонсалес.
В очередной раз скользнув взглядом по посетителям ресторана, Вероника обратила внимание на высокую красивую девушку с огненно-рыжими волосами, появившуюся в зале в сопровождении светловолосого мужчины. «Я ее где-то видела», – подумала Вероника.
Леона проследила за ее взглядом.
– Это Роса Флорес, – шепотом сказала она. – Она работает вместе с твоим мужем, Вероника.
– О ком речь? – заинтересовался Фернандо. – Кто это работает вместе со мной?
Он вытянул шею, стремясь разглядеть особу, о которой зашла речь.
– Действительно, это Роса, – кивнул Фернандо. – Но ее спутника я не знаю…
– Ничего странного, Фернандо, – сказала Леона. – Ведь Роса меняет мужчин, как перчатки.
Тем временем Роса Флорес заметила компанию и со своим спутником подошла к столу.
– Привет! – поздоровалась Роса высоким голосом и томно улыбнулась.
Фернандо показалось, что приветствие адресовано в первую очередь ему, и хотел подняться.
– Не надо, не вставай! – не переставая улыбаться, остановила его Роса.
– Позволь тебе представить сеньора Антонио Велардеса.
– Очень приятно, – ответил Фернандо.
Вероника пристально разглядывала высокую, стройную девушку, которая демонстративно поздоровалась только со своим коллегой, хотя за столом сидели еще пять человек.
– Фернандо, может быть, ты объяснишь своей приятельнице, что следует здороваться не только с тобой?
– Конечно, Роса, – сказал он. – Как видишь, я не один. Это моя супруга, сеньора Вероника Монтейро, это – сеньор и сеньора Альтамирано…
– А Михеля и Леону Гонсалесов я знаю и сама, – с очаровательной улыбкой остановила его Роса. – Спасибо, Фернандо, ты очень любезен. Чего не скажешь о твоей супруге. Правда, как я замечаю, она у тебя в положении…. Что же, тогда ей многое прощается… Ну, извините, мы вас покидаем…
Последовал взмах рукой, и Роса вместе со своим кавалером отошла от столика.
– Не очень-то она воспитанна, – заметила Вероника с горечью и обидой. – И мне не нравится, Фернандо, что ты с ней так разговаривал.
– А по-моему, я нормально с ней разговаривал, – ответил Монтейро. – Ведь я начал с того, что представил ей всех вас…
– Какая честь для нас! – язвительно произнесла Вероника.
– Дорогая, успокойся, – сказал Фернандо. – Роса Флора пишет довольно беззубые репортажи. Если ее и терпят в редакции, то лишь потому, что эта девушка обладает фантастической способностью заводить шашни с денежными мешками.
– С теми, кто финансирует или может профинансировать газету, – пояснила Леона. – Вероника, ты напрасно волнуешься. Я тоже не в восторге от этой Флорес, но твой муж все сказал правильно.
Но Вероника заметила, с каким выражением Фернандо смотрел на эту нахальную красавицу! «Ох, если бы я не была беременна!» – вздохнула про себя Вероника.
Мерседес посмотрела вслед удаляющейся паре.
– У этой Росы Флорес высокий любовник, – отметила она.
– Естественно, – кивнул сеньор Альтамирано. – Ведь она и сама высокая, как пожарная каланча…
– Интересно, – задумчиво произнесла Вероника. – Мехико, казалось бы, такой большой город. Между тем, здесь известно все и про всех.
– Это и хорошо, – хмыкнул супруг. – Живем, как в одной большой семье.
– Если хочешь, Вероника, – сказала Леона. – Твой муж поговорит с редактором газеты, и Росу Флорес пошлют корреспонденткой в какую-нибудь далекую страну…
– На Мадагаскар! – предложил Роман.
Вероника серьезно посмотрела на Леону, перевела взгляд на мужа.
– Знаете, я ничего не имела бы против, – ответила она.
– К сожалению, это невозможно, – со вздохом сказал Фернандо. – Просто невозможно…
– Почему? – в один голос воскликнули Леона и Вероника.
– Как почему? – удивленно переспросил Монтейро. – Неужели сами не понимаете? Без нее наша газета если и не обанкротится, то уже, во всяком случае, не будет давать такого дохода владельцу. Как следствие, у меня понизится зарплата…
Вероника напомнила мужу:
– Фернандо, пришел твой черед, ты остался один, прочитай, что ты о себе написал…
Монтейро глубоко вздохнул, нащупал рукой листок бумаги и положил рядом со своей тарелкой.
– Откровенно говоря, я уже и забыл, чем мы тут занимались… – Вот как много значит в его жизни Роса Флорес! – неловко пошутила Мерседес, обожающая всякие сплетни и пикантные истории.
Монтейро выслушал ее с каменным лицом и ничего не ответил.
– Итак, слушайте, – хрипло начал он и, откашлявшись, продолжил: – Журналист-фельетонист, влюблен, – при этом Фернандо быстро посмотрел на жену. – Женат, отец, всегда без носков…
– Что? – воскликнула Вероника. – Неужели ты не можешь оставить эту тему о носках в покое? Всем это уже надоело!
Фернандо пожал плечами, в то время как остальные принялись переглядываться и хихикать.
– Но это правда, Вероника, дорогая, – сказал он. – Как правда и то, что я женат, что я люблю тебя…
Молодая женщина не нашлась, что ответить, хотя ей в глубине души все-таки были неприятны бесконечные насмешки мужа.
* * *
Вероника припарковала машину и поздоровалась с дежурным по стоянке.
– Привет! – улыбнувшись, отозвался тот.
Молодой человек восхищался красотой Вероники и считал ее мужа счастливчиком, обладающим настоящим сокровищем.
Вероника чувствовала, что молодой человек испытывает к ней симпатию.
Вероника с улыбкой протянула ему ключи от машины, молодой человек дал ей взамен номерок. Вероника вышла из автомобиля.
В это время рядом с ней затормозила другая машина, за рулем которой была Леона Гонсалес.
– Роса Флорес побрила ноги, – сообщила Леона.
Вероника вздрогнула от неожиданности и с недоумением уставилась на нее.
– Не понимаю, почему ты об этом мне сообщаешь? – раздраженно заметила она.
Леона Гонсалес усмехнулась.
– Я все гадаю, с кем роман у Росы на этот раз. Что-то я не заметила, чтобы эта шлюха стелилась перед тем своим спутником, которого мы видели вместе с ней в ресторане, – попыталась пояснить Леона.
– Извини, дорогая, – сказала Вероника. – Мне это совершенно неинтересно…
– Жаль! – воскликнула Леона и добавила: – А вот меня занимает. Судя по той перемене, что произошла с ее ногами, у Росы роман с очень высокопоставленным человеком… Не высоким, а высокопоставленным! Вероника подумала: «Меня волнует только, чтобы у моего Фернандо не было ни с кем романа!»
– Тебя подвезти? – спросила Леона.
– Нет, спасибо, – покрутила головой Вероника. – Я ведь только что поставила машину. Пройдусь пешком, это полезно в моем положении…
* * *
Вероника направилась в парикмахерскую.
Сидя в кресле, она слушала болтовню двух парикмахерш. Одна из них обслуживала ее, а другая пока была свободна в ожидании клиента.
– Знаешь, я убедилась, что мой Диего – подлец! – со вздохом сообщила парикмахерша, подстригающая Веронику.
– Почему? – спросила подруга.
– Очень просто, он любит другую.
– Он сам об этом сказал?
– Да! Вчера он пришел ко мне и сказал, что любит другую, но хочет сохранить со мной хорошие отношения.
Ее подруга стояла перед Вероникой, у зеркала, и сочувственно кивала.
– А я ему сказала, что не хочу никакой дружбы, – продолжала рассказчица. – «Иди к той, кого ты любишь! – сказала я. – Потому что ты – дерьмо!»
Вероника прислушивалась к разговору, но не забывала следить за работой парикмахерши.
– По-моему, вы очень много оставляете спереди, – сказала Вероника.
Молодая женщина внимательно посмотрела в зеркало на отражение клиентки и наклонилась к ее уху:
– Если вам не понравится, я потом уберу! Сначала попробуем с одной стороны… – сказала девушка и продолжила рассказ: – Ты знаешь, что он мне после этого сказал?
– Что? – округлив глаза, спросила подруга.
– Он мне сказал: неужели ты меня больше не будешь стричь?
Подруга фыркнула. Слова неверного Диего были такими неожиданными, что улыбнулась и Вероника.
– Извините, пожалуйста, сеньора Монтейро, – наклонилась парикмахерша к Веронике. – Но я попрошу вас сидеть спокойно, иначе я все испорчу…
– Хорошо, хорошо, – ответила Вероника. – Он, видите ли, будет бегать к этой своей вертихвостке на свидания, – продолжала девушка, – а я буду заботиться о том, чтобы он ей нравился…
– И что ты ответила? – спросила подруга.
Вероника увидела в зеркале, как парикмахерша пожала плечами.
– А что я могла ответить? Я просто послала его подальше, сказала, что не дотронусь до его грязной головы и пальцем!
– Ну и зря! Надо было согласиться и испоганить его прическу настолько, чтобы он не мог и носа на улицу высунуть!
– Как это я не додумалась? – горестно вздохнула парикмахерша.
– Еще не поздно передумать! – сказала подруга. – Или насовсем ты его выгнала?
– Вроде как! – сказала парикмахерша, прекратив на минуту работу и замерев с ножницами в руке. – Нет, ты только подумай! Я давно заметила перемены в его поведении. То он мне говорит, что у него много работы. Ладно, в будние дни это понятно. А в выходные он внезапно решил бегать по магазинам! Я сперва обрадовалась, но потом стала думать, что дело нечисто. У него на это уходило гораздо больше времени, чем у любого нормального человека!
Подруга кивала. На ее лице было написано сочувствие и осуждение действий негодяя-мужчины.
– Потом стало еще хуже, – сказала девушка, которая обслуживала Веронику. – Он исчезал на целый день. В десять вечера он мне звонил и говорил, что хочет мне пожелать спокойной ночи! Я спрашиваю: «Ты не собираешься прийти домой?» – «Нет, у меня много работы! Я отключу телефон, чтобы он мне не мешал, так что не удивляйся, если никто не будет снимать трубку…» И так изо дня в день, представляешь?
– А ты знала, что у него роман с другой?
– Я была единственной идиоткой у нас в стране, которая не знала, что у него роман! – повысила голос парикмахерша. – Остальные знали. Его друзья знали и втихомолку посмеивались надо мной, его мама знала, его сослуживцы знали… А фразу насчет клопов я сказала потому, что он встречался со своей любовницей в различных гостиницах, мотелях и так далее. Там только и место для таких, как он и эта его подруга. И еще для клопов!
Вероника переменилась в лице. Ей вдруг пришло в голову то, о чем она раньше не могла подумать: ее муж, ее Фернандо, именно так или примерно так говорил ей в последнее время! Он утверждал, что у него много работы… И хотя он каждую ночь возвращался домой, сил и желания на близость с Вероникой у него уже не было.
Эти неприятные мысли заставили Веронику внезапно подняться с кресла.
– Что такое? – забеспокоилась парикмахерша. – Я слишком много сняла спереди?
– Нет, все нормально! – торопливо проговорила Вероника. – Просто мне… Я должна покинуть вас… – девушка изобразила на лице тревогу и непонимание, и Вероника пояснила: – Я вспомнила одну вещь, и мне необходимо поехать домой…
Женщина сорвала с себя белое покрывало, накинула его на спинку кресла, в котором только что сидела, и выбежала на улицу.
Волосы Вероники были в беспорядке, но она не беспокоилась об этом. Гораздо более важная мысль занимала ее. «Я должна прямо сейчас разобраться с Фернандо! – думала женщина. – Сейчас или никогда! Не хватало, чтобы со мной произошло такое, как рассказывала эта девушка! Чтобы все вокруг знали о его неверности, кроме меня самой!»
Вероника торопливо вошла в гараж и протянула служащему номерок. Парень в недоумении посмотрел на растрепанные волосы Вероники, обычно безукоризненно уложенные, но ничего не сказал.
Он взял номерок, отдал ключи от машины.
– Прошу вас, будьте осторожны за рулем, сеньора! – напомнил молодой человек.
Вероника кивнула и завела мотор.
Автомобиль на большой скорости покинул стоянку.
* * *
Потом Вероника не могла понять, как это ей удалось на такой скорости целой и невредимой доехать до дому. Прохожие шарахались в стороны, другие водители уступали дорогу, все словно понимали, что у женщины, которая сидит за рулем, в самом деле есть причина так гнать автомобиль.
… Вероника затормозила перед входом в особняк и подбежала к двери. Лихорадочно выхватила из сумочки ключ и отперла дверь.
На кухне сеньора Рамина кормила Валентину.
– Ложечку – за маму, – говорила пожилая няня. – Ложечку – за папу… Сеньора Монтейро, это вы? – спросила Рамина, услышав шум в передней.
– Я! – отозвалась Вероника.
– Что же вы так скоро? – поинтересовалась служанка. – У нас все хорошо, правда, Валентина?
Дочь что-то сказала, Вероника не расслышала – что.
– Я кое-что вспомнила, и мне пришлось вернуться! – ответила хозяйка дома. – Прошу вас, сеньора Рамина, не обращайте на меня внимания.
Вероника искала ключ от кабинета мужа. Свой ключ Фернандо носил с собой, но в доме оставался запасной, о котором муж просто забыл. Вероника положила его в один из ящиков платяного шкафа.
Наконец, ключ был найден.
– Сеньора Рамина, Фернандо не звонил? – спросила Вероника, подходя к двери кабинета.
– Звонил! – ответила из кухни Рамина.
– И что сказал? – Вероника вставила ключ в замочную скважину и два раза повернула его.
– Сеньор Монтейро сказал, что приедет на обед! – донеслось из кухни.
Вероника распахнула дверь кабинета.
– Хорошо! – ответила она служанке. – Видите, как хорошо, он меня застанет дома! А теперь не беспокойте меня, пожалуйста! Мне надо несколько минут тишины, чтобы сосредоточиться!
Из кухни ответа не последовало, и Вероника принялась за дело.
Она бегло осмотрела кабинет. На рукоятках тренажера висел один из пиджаков Фернандо. Вероника после некоторого колебания стала осматривать его карманы.
Каждую бумажку, каждый предмет, что нащупывали ее пальцы, женщина доставала и рассматривала. Ничего подозрительного в карманах не оказалось.
Тогда Вероника подошла к письменному столу. Дернула один ящик, второй.
Все они были заперты!
– Черт побери! – не сдержалась Вероника.
Ее всю трясло. Вероника чувствовала, что находится близко от разрешения своих сомнений. Но это ощущение не успокаивало, а только вызывало тревогу.
Вероника вернулась к тренажеру и достала из внутреннего кармана пиджака связку ключей, вернулась к письменному столу мужа и стала пробовать все ключи поочередно.
Третий ключ подошел. Вероника рывком выдвинула верхний ящик стола.
В это время раздался телефонный звонок.
В доме было несколько телефонных аппаратов, один из них стоял на столе в полуметре от женщины. Вероника могла бы протянуть руку и снять трубку, но уверенность, что это звонит Фернандо, остановила ее. Рука замерла на полпути. «Пусть лучше Рамина с ним поговорит», – решила Вероника.
Один из аппаратов был установлен на кухне.
– Сеньора Монтейро! – донесся голос служанки. – Вы снимете трубку?
– Не могу! – ответила Вероника в открытую дверь. – Подойди, пожалуйста, ты!
– Алло! – услышала она через секунду. – Сеньора Монтейро, это ваш муж!
– Скажи, я не могу подойти! – попросила Вероника, перебирая бумаги в ящике стола.
– Сеньор Монтейро, – услышала она. – Ваша жена дома, но говорит, что подойти не сможет. Вы перезвоните? Будете здесь?
Поиски в верхнем ящике ничего не дали: там были только наброски очередных статей. Но Вероника, словно в детской игре «горячо-холодно», чувствовала, что становится все «горячее».
Она задвинула первый ящик, отперла и выдвинула второй…
У нее перехватило дыхание и потемнело в глазах.
– Сеньора Монтейро! – в это время воскликнула Рамина. – Ваш муж сказал, что больше звонить не будет! Он находится на пути домой, он сейчас приедет…
Весь второй ящик был завален счетами из магазинов и квитанциями об уплате за номера в гостиницах, которые были сняты на один день. Она узнала почерк мужа, но фамилия стояла вымышленная. «Хосе Диас» – разобрала Вероника, когда к ней вернулась способность читать. «Этот негодяй назвался Хосе Диасом!»
Вероника стала перебирать счета. Покупки были одна ценнее другой. Драгоценности, духи, женский костюм… Нет никаких сомнений!
«Не станет же он уверять, что втайне от меня открыл бизнес по купле и перепродаже дамских вещей! – подумала Вероника. – Нет, эти документы красноречивее любых слов! И говорят они о том, что я попала в самую тривиальную и грязную историю, которая только может случиться с замужней женщиной…»
За окном взвизгнули тормоза. Вероника выглянула на улицу. Фернандо, помахивая портфелем, направлялся от автомобиля к входной двери.
«У меня еще есть время, чтобы покинуть его кабинет! – подумала Вероника. – Только зачем? Разве я должна его бояться и скрывать, что обнаружила его вторую жизнь? Я его любила, а он меня обманывал! Значит, бояться должен он!»
Хлопнула входная дверь. Вероника сидела, не шевелясь.
– Привет! – раздался на весь дом веселый и жизнерадостный голос мужа. – Вероника, ты где? Я-то знаю, что ты дома! Почему же не встречаешь меня?
Минутой позже на пороге кабинета появился Фернандо. Он недоуменным взглядом окинул комнату, внимательно посмотрел на Веронику.
– Дорогая? – спросил он. – Ты у меня в кабинете? Решила прибрать в этой комнате?
Вероника смерила его гневным и презрительным взглядом, но промолчала.
– Но, уверяю тебя, что этого делать не надо! Здесь полный порядок! – воскликнул Фернандо. – Я удивлен! Оказывается, у тебя был второй ключ? Но где же ты его отко…
Муж замолк на полуслове, потому что заметил, что второй ящик стола выдвинут, счета за покупки и квитанции об оплате гостиничных номеров разбросаны по полу.
– Черт побери, Вероника, ты рылась в моем столе! – закричал Монтейро.
Жена продолжала смотреть на него. Ее глаза внезапно сузились.
– Не скажешь мне, где ты был только что? – спросила Вероника.
Фернандо растерялся.
– Как где? – переспросил он. – На работе!
– Но сегодня суббота! – язвительно усмехнувшись, напомнила Вероника. – Я помню, ты иногда работал и по субботам, но что-то мне подсказывает, что сегодня ты не был в редакции!
– Почему ты так решила?
– Мне так кажется! – уверенно произнесла Вероника.
Фернандо глубоко вздохнул.
– А тебе не кажется, что лазить по чужим столам – неприлично?
– По чужим – да! – с металлом в голосе ответила Вероника.
Она выдержала паузу.
– Так где ты был? – повторила свой вопрос жена. – По твоему виду заметно, что не на работе!
Фернандо вздохнул.
– Или ты хочешь, чтобы я туда позвонила и спросила, был ли ты там?
Вероника встала и протянула руку к телефонному аппарату. Монтейро быстро сделал шаг вперед и перехватил руку жены.
– Не надо звонить, – сказал он. – Меня там не было…
Со стороны Вероники это был блеф. Ведь могло оказаться и так, что в редакции никого бы не оказалось. Но и сам Фернандо не был уверен в этом.
И это явилось для Вероники еще одним доказательством того, что в редакции муж не был. Ведь если бы он туда заезжал, он бы, по крайней мере, знал, мог бы кто-то поднять трубку или нет.
– Меня не было в редакции, – повторил Монтейро. – Я ездил по магазинам…
«Как он неоригинален! Мог бы придумать что-нибудь новенькое!» – с тоской подумала Вероника.
– По магазинам! – повторила она с иронией. – Ты, конечно, искал носки?
– Конечно! – воскликнул Фернандо.
Неожиданно он полез в портфель и вытащил оттуда пару шерстяных носок в полиэтиленовой упаковке.
– Вот, что я искал! – муж помахал покупкой в воздухе.
Фернандо ожидал, что такое «доказательство» его невиновности произведет благоприятное впечатление на жену. Но он ошибся. Вероника нахмурила брови.
– Наконец ты купил их! – воскликнула Вероника. – Столько времени ты путешествовал по магазинам – не один день! – чтобы найти то, что тебе по душе!
– Вот именно! – медленно проговорил Монтейро. – Ты ведь мне их до сих пор не купила!
– Зато ты, как я успела убедиться, в поисках носков приобрел массу самых разнообразных вещей! – закричала Вероника.
Она стала перебирать счета.
– Отличные шелковые чулочки! – женщина выбрала одну из бумажек и сунула под нос мужу. – Ты решил перейти на женские чулки?
Фернандо хотел что-то ответить, но так и застыл с открытым ртом.
Вероника внезапно почувствовала, как ей стало все равно. Она бросила счет на пол и присела на краешек стула. Руки ее опустились.
– Кто она, Фернандо? – глухо произнесла Вероника.
– Кого ты имеешь в виду? – попробовал протянуть время Фернандо.
На пороге кабинета появилась Рамина, которая держала за руку Валентину.
– Сеньора Рамина, прошу вас, займитесь Валентиной! – попросила Вероника. – У нас серьезный разговор…
– Пожалуйста! – легко согласилась няня. – Я просто хотела сказать, что мы с Валентиной пообедали.
– Было очень вкусно, мама! – сказала дочь, блестя глазенками.
У Вероники выступили слезы. Она быстро смахнула их ладонью.
Рамина взяла девочку за руку, сказала при этом:
– Тогда я уложу ее спать…
– Хорошо, сеньора Рамина, – ответила Вероника.
– Я не хочу спать! – стала протестовать Валентина.
– Пойдем, Валентина, я почитаю тебе перед сном! – спокойно возразила няня и увела девочку.
Вероника встала и прикрыла за ними дверь.
– Итак, Фернандо, я хочу знать, кто она! – повторила Вероника. – Тебе придется это сказать!
Монтейро опустил голову и ответил:
– Не понимаю, что это изменит…
– Как что? – воскликнула Вероника. – Мне просто любопытно, кто занял мое место! Какая потаскушка оказалась такой красивой, что вскружила тебе голову!
Фернандо упрямо молчал.
– Хорошо, – сказала Вероника. – Можешь не говорить. Потому что я и сама знаю, что это не кто иная, как Роса Флорес.
Молчание мужа подтвердило, что она права в своем предположении.
– Что, Фернандо, решил выступить в роли финансиста своей газеты? – с горькой иронией произнесла Вероника.
Не в силах больше выносить присутствие мужа, она прошла мимо него и покинула кабинет, сильно хлопнув дверью.
«Пропади все пропадом! – думала женщина. – Будь проклята та минута, когда я увидела его в первый раз у церкви! Будь проклята та минута, когда я решила выйти за него замуж!»
Вероника заперлась в ванной и включила воду. От горячей воды на холодную поверхность ванны поднимались клубы пара.
Она принялась пристально разглядывать себя в зеркало. «Неужели я стала такой уродиной, что Фернандо перестал любить меня? – подумала она. – Всему виной то, что я снова беременна. Кто это мне говорил, что мужчины не выносят, когда их жены беременны?»
Она с отвращением покосилась на выпирающий живот.
Ванная заполнялась паром. Запотевшее зеркало скрыло от Вероники ее отражение.
«А не утопиться ли мне? – подумала Вероника. – Или нет, лучше я наполню ванну водой, залезу туда и вскрою вены. Мне не будет больно в воде, я будто засну…» Она вспомнила, что именно так поступали некоторые персонажи телефильмов.
Но она была беременна! Эта мысль остановила Веронику. Ведь она несет ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь еще не родившегося ребенка.
Да и Валентина! Как она проживет без матери?
Вероника заплакала. Она почувствовала, что у нее просто нет выхода…
В дверь ванной настойчиво постучали.
– Вероника, – раздался встревоженный голос мужа. – Не делай глупостей, Вероника!
Женщина присела на край ванны, не в силах больше сдерживать рыдания.
– Ты даже не догадался уничтожить эти счета! – закричала она. – Мерзавец! Подлец!
Фернандо выдержал паузу. Да и что он мог ответить? «Говорить просто не о чем, вот он и молчит!» – решила Вероника.
Но муж постучал снова.
– Вероника, Вероника, – донесся голос Фернандо. – Сейчас же открой. Я боюсь за тебя, Вероника! Открой! Я не сделаю тебе ничего плохого!
В дверь ударили кулаком.
– Вероника, если ты сейчас же не откроешь, я выломаю дверь! – воскликнул муж.
Она сделала над собой усилие и, протянув руку, щелкнула задвижкой.
Дверь ванной комнаты распахнулась.
На пороге стоял бледный Фернандо. Он первым делом бросился к крану и закрутил его.
Когда шум воды утих, Вероника почувствовала, что просто не в силах вынести наступившую тишину.
Тишина буквально оглушала, сводила с ума. И до слез был омерзителен обманувший ее муж.
– Слава богу, Вероника, – пробормотал Фернандо, опуская руки ей на плечи. – С тобой все в порядке…
Вероника отбросила его руки и вскочила.
– Не прикасайся ко мне! – закричала она, сжимая кулаки. – Меня просто тошнит от твоего вида! От тебя еще разит духами этой мерзавки Росы Флорес!
Вероника выбежала из ванной.
– Сволочь! – кричала женщина. – Скотина! Как ты мог, как ты только мог! У нас есть дочь, и мы ждем второго ребенка! И в это время ты мне изменяешь!
Вероника замерла посреди гостиной и оглянулась. Из ванной вышел муж.
– Тебе что, наплевать на семью, на детей? – с презрением бросила Вероника.
Фернандо медленно покачал головой.
– Нет, – тихо ответил он. – Мне не наплевать…
– Ты что, ее любишь? – поинтересовалась она.
«Если он ответит утвердительно, то мне, по крайней мере, станет понятно, почему он изменил мне, – решила Вероника. – Может быть, у него вспыхнуло такое сильное чувство, что он не смог совладать с собой. Я смогу понять его, хотя это и не изменит моего к нему отношения…»
Но Фернандо отрицательно покачал головой.
– Нет, Вероника, – проговорил он. – Клянусь тебе, что не люблю ее!
Он надеялся, что такой ответ успокоит доверчивую жену. Если бы только Фернандо знал, как он ошибся!
Вероника почувствовала, внутри нее что-то оборвалось.
– Почему же ты тогда мне изменял с ней, подлец?! – закричала она.
– Я не могу об этом говорить, – отозвался муж. – По крайней мере, сейчас…
Он отвернулся и отошел к окну.
Вероника некоторое время стояла неподвижно, глядя в одну точку. Потом бросила взгляд на супруга. Она смотрела на него с таким выражением, словно перед ней был не Фернандо, а заклятый и злейший враг.
Вероника перевела дух и попыталась взять себя в руки.
– Господи, неужели это все происходит со мной? – прошептала она, зажмурив глаза. – Господи, пусть это все окажется только сном! Господи, почему я веду себя, как последняя дура?
Она открыла глаза и еще раз вздохнула.
Конечно, это был не сон. Муж все так же стоял – спиной к ней и смотрел в окно.
Вероника молча прошла в спальню, закрыв дверь, прислонилась к ней спиной и пробормотала:
– Что же мне делать?
Она открыла шкаф и, глотая слезы, стала укладывать вещи в чемоданы.
«Вернусь к отцу в Гвадалахару, – решила Вероника. – Он же говорил, что двери его дома всегда для меня открыты… Валентину заберу с собой…»
Удивительно, но как только Вероника решила, что ей следует делать, ей стало легче и слезы сразу высохли.
Она вытаскивала вещи из ящиков шкафа и складывала на кровать. Закрыв дверь шкафа, Вероника посмотрела на свое отражение в зеркале. В ее настроении произошла резкая перемена. Она без всякого огорчения разглядывала свою расплывшуюся фигуру, выпирающий живот. «Я дура, как я могла сожалеть о том, что беременна! – подумала Вероника. – У меня есть дочь, у меня будет второй ребенок. Это само по себе счастье. А то, что произошло… Что же, не повезло. Но пусть расстраивается Фернандо. Правильно, пусть он страдает, но не я! Он сам виноват, и если ему так была дорога наша семья, так дорога его дочь – пусть ему будет хуже теперь, когда он обманул нас – меня и Валентину…»
Вероника достала щетку и как могла привела незаконченную прическу в более или менее пристойный вид. Некоторые пряди, которые не успела подстричь парикмахерша, Вероника сама срезала ножницами.
Пустые чемоданы она легко сняла со шкафа. Естественно, вещей за время ее замужней жизни накопилось столько, что поместиться они никак не могли в два чемодана.
Вероника отобрала только самое необходимое. «Я вернусь к отцу, – размышляла она. – Может быть, снова стану работать. Я просто начну новую жизнь! Вещи – ерунда, на первое время хватит, а потом начну покупать новые… Я куплю вещи, которые уже не будут ничем напоминать о моем муже!» Она посмотрела на часы: пора было будить дочь.
Вероника вышла из спальни и направилась в детскую. Она заглянула в гостиную и заметила, что мужа там не было.
Фернандо зашел в кабинет, Вероника слышала, как он возится там. Видимо, муж собирал разбросанные бумаги. «Поздно, Фернандо! – подумала она со злорадством. – Поздно!»
Валентина крутилась с боку на бок. Она уже не спала, но не решалась встать, потому что рядом с журналом в руках сидела сеньора Рамина.
Вероника кивнула Рамине и направилась к детской кроватке.
– Пора вставать, милая доченька! – ласково произнесла мать.
Пожилая няня с тревогой глянула на хозяйку и удивилась, не заметив слез на ее лице.
– Все нормально, сеньора Рамина, – сказала служанке Вероника. – Спасибо вам за все, но случилось так, что ваша работа пришла к концу. Вы очень помогли мне, еще раз вас благодарю.
– Мне так жаль, – начала Рамина, но Вероника махнула рукой:
– Сеньора Рамина, уверяю вас, все нормально. Рассчитает вас мой… – Вероника хотела сказать «супруг», но язык не повернулся.
Но служанка и так поняла. Изобразив на лице сочувствие, Рамина осторожно спросила:
– Вы собираетесь уйти?
– Да, – Вероника улыбнулась. – Я поеду в Гвадалахару… Знаете, мой папа будет рад, я так давно не была у него!
Пожилая женщина кивнула и тихо произнесла:
– Прошу извинить, это, конечно, не мое дело, но… Я только хочу сказать, что поступила бы так же, уважаемая Вероника…
Вероника оценила сочувствие служанки: сеньора Рамина в первый раз назвала госпожу по имени.
– Мама, мы поедем к дедушке? – спросила любопытная Валентина, не пропустившая ни одного слова из разговора взрослых.
– Да, моя радость! – ответила Вероника.
– Ура, ура! – девочка принялась хлопать в ладони и скакать на постели.
– Валентина, не поднимай пыль! – одернула девочку мать. – Хотя… – Вероника задумалась и поправила себя: – Теперь уже все равно! Пусть он хоть раз сделает уборку сам… – Веронике не хватило духу сказать при дочери, кого имеет в виду.
«Бедная малышка, – подумала Рамина, – она не понимает, что происходит вокруг…» – старая служанка украдкой смахнула слезу.
Девочка быстро оделась.
– Хочу к дедушке, – повторяла Валентина. – Мы его когда увидим? Сегодня?
Вероника с сомнением покачала головой.
– Не думаю, – ответила она. – Если мы и приедем сегодня, то так поздно, что дедушка уже будет спать.
Девочка захныкала.
– Почему? – спрашивала она. – Почему? Я хочу сегодня увидеть дедушку…
Вероника строго нахмурилась.
– Валентина, сейчас же перестань капризничать, – потребовала она.
Попросив служанку проследить за тем, чтобы девочка закончила одеваться, Вероника вызвала по телефону такси. Через десять минут, когда мать и дочь были готовы, Вероника увидела в окно, как такси подъехало к их дому.
Водитель вышел из автомобиля и размашистой походкой направился к входной двери.
Фернандо все это время находился в кабинете. Услышав звонок в дверь, он вышел в переднюю.
– Ты уезжаешь? – спросил он.
Вероника не удостоила мужа даже взглядом. Она отдала распоряжение водителю относительно чемоданов.
Таксист подхватил их и понес к машине, где погрузил в багажник.
– Сеньора Рамина, – сказала Вероника, делая вид, что не замечает Фернандо. – Всего хорошего. Мне, право, жаль расставаться с вами…
Монтейро только хмыкнул и насмешливо посмотрел на жену. Вероника поцеловала сеньору Рамину и покинула дом, ведя за руку дочь.
– А почему папа с нами не поехал? – удивленно спросила Валентина.
Вероника ничего не ответила.
…Такси доставило их на вокзал Вуэнависта. Вероника и Валентина как раз успели на вечерний поезд, который уходил в Гвадалахару.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна

Разделы:
12345678910

Часть вторая

1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Нежность - Монтейро Марианна


Комментарии к роману "Нежность - Монтейро Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100