Читать онлайн Нежность, автора - Монтейро Марианна, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежность - Монтейро Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежность - Монтейро Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтейро Марианна

Нежность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Валентине нравился набросок Ренуара, во всяком случае, гораздо больше, чем физиономия доктора Пабло Альдо, чья голова заслоняла картину во время обхода. Несмотря на то, что доктор появлялся неизменно веселым и бодрым.
«Ему явно не хватает чуткости, – печально размышляла Валентина, – иначе он бы давно понял, что непозволительно появляться перед больными с такой жизнерадостной улыбкой, с такими шуточками, с этими его постоянными подмигиваниями. А его походка… Он ходит быстро, легко, словно юноша, хотя на самом деле ему далеко за пятьдесят. Он просто пышет здоровьем».
Доктор Альдо заходил в палату, шутливым тоном уверял Валентину, что она сегодня прекрасно выглядит, плохо скрывая равнодушие, справлялся о самочувствии. Затем он произносил загадочную фразу: «Дождемся завтрашних результатов» – и удалялся.
Так повторялось изо дня в день, неделя за неделей. И потому Валентина была не столько обеспокоена, сколько изумлена, когда через месяц доктор зашел к ней в палату без привычной улыбки на глуповатом лице. К тому же в отличие от обыкновения Пабло Альдо появился один, без своей свиты, состоящей обычно из врачей пониже рангом и из медсестер.
Сложив руки на животе, подобно одиноким кавалерам, подпирающим стены на танцах, доктор в ответ на немой вопрос, застывший у Валентины в глазах, прокашлявшись, сказал:
– Реакция на препараты, которые мы применяли, к сожалению, не оправдала наших ожиданий.
Валентина не сразу осознала значение сказанного. Доктор Альдо продолжал:
– Не будем отчаиваться, – бодро заявил он. – У нас еще есть экспериментальные препараты, и мы обязательно прибегнем к ним.
Валентина заплакала. Доктор сделал паузу, и женщина хотела что-то сказать, но не смогла.
– Однако… – вновь заговорил врач. И это слово было произнесено с особой весомостью. – На тот случай, если вы станете инвалидом или не сможете дальше управлять своими делами, я думаю, сеньора Карреньо, жизненно важные решения вам следует принять сейчас…
На лице доктора снова появилось беспечное выражение. Было очевидно, что ему больше нечего сказать.
Валентина отвернулась и посмотрела в окно, на синее небо и высоко парящую над городом птицу.
Она вздохнула и перевела взгляд на доктора.
– Отойдите, пожалуйста, – прошептала она.
– Что, что? – не расслышал Пабло Альдо.
– Я прошу вас отойти чуть в сторону, – повторила женщина громче. – Вы заслоняете мне картину.
Доктор машинально обернулся, оценивающе взглянул на Ренуара и сделал шаг в сторону.
– Большое спасибо, – проговорила Валентина.
Снова наступила тишина.
– У вас есть какие-либо вопросы, сеньора Карреньо? – нарушил молчание доктор Альдо.
Она отрицательно покачала головой.
Но доктор медлил, не уходил.
– Я поняла, – Валентина утерла слезы. – Я отлично поняла ваши слова. Я должна подумать, как мне поступить с детьми… Что с ними будет дальше? – Внезапный спазм сжал ей горло и не дал говорить. Невероятным усилием воли Валентине удалось успокоиться и окрепшим голосом произнести: – Будьте добры, позвоните моей матери. Пусть она придет сюда вместе с детьми.
Доктор Альдо молча кивнул и медленно вышел из палаты.
Едва он скрылся за дверью, Валентина разразилась рыданиями.
Очутившись в коридоре, врач перевел дух.
«Я так и знал… – подумал он. – Эта сеньора восприняла все так, словно я сообщил ей, что все безнадежно и она скоро умрет». Доктор Альдо посмотрел на часы и пошел вперед по коридору. «Как бы там ни было, позвонить ее матери я смогу лишь по окончании обхода…»
* * *
Увидев, который час, Вероника вскочила со скамьи в коридоре и устремилась к стойке, за которой дежурили медсестры.
Вероника провела в больнице всю ночь.
Валентину мучили боли, и большую часть ночи ни она, ни Вероника не сомкнули глаз. Лишь под утро Вероника забылась сном.
На посту сидели две медсестры. Одна из них чем-то напоминала подругу Валентины, Марианну, хоть и была жгучей брюнеткой. Другая девушка была посветлее и пополнее.
– Извините, пожалуйста, – подбежав к стойке, быстро заговорила Вероника. – Но моей дочери пора делать укол, уже десять часов.
Девушка, похожая на Марианну, что-то писала. Она подняла голову и вежливо улыбнулась Веронике.
– Сейчас, сейчас! Одну минутку… Подождите, пожалуйста…
Вероника застучала ладонью по стойке:
– Но уже начало одиннадцатого. Вы и так опоздали на несколько минут! Сейчас же сделайте моей дочери укол!! Ее мучают боли! Почему она должна терпеть?..
Девушка застыла, недоуменно глядя на Веронику, и та обратилась ко второй сестре.
– Будьте добры, поймите меня, уже более десяти часов… Почему моя девочка должна мучиться?..
Светловолосая медсестра продолжала сидеть.
– Простите, – сказала она, – ваша дочь – не моя больная…
– Что? – вскричала Вероника. От досады она топнула ногой. – Вы разве не понимаете? Моей дочери больно! – Ее крик разнесся по всему этажу. – Уже десять часов! Даже больше десяти!! Почему вы не делаете укол?! Я спрашиваю, почему вы не делаете укол? Почему моя девочка должна терпеть боль?..
Обе девушки вскочили со своих мест, но остались неподвижно стоять, словно крик посетительницы их загипнотизировал.
Тогда Вероника подлетела к темноволосой медсестре и затрясла кулаками перед ее лицом.
– Вы что, не понимаете?! Не стойте, как истукан!! Мой дочери больно, и от этой боли ее спасают только ваши уколы!.. Немедленно сделайте ей укол, немедленно! – Вероника чувствовала, что еще немного и силы покинут ее, но вот девушка, будто очнувшись, сорвалась с места и кинулась за шприцем.
Вероника посмотрела ей в спину, потом перевела взгляд на светловолосую медсестру.
– Извините, – с трудом прошептала женщина. Грудь ее тяжело вздымалась, внутри все дрожало. – Извините, – повторила она.
Едва держась на ногах, Вероника добралась до скамейки и без сил опустилась на нее. «Так нельзя. Я как выжатый лимон, – мелькнула мысль. – Сражаюсь за свою дочь, а они мучают ее, все в этой больнице мучают ее, начиная с доктора Альдо и кончая этими розовощекими, похожими на кукол медсестрами… Это просто ужасно! Почему я до сих пор не созвонилась с Фрэнком? Чего я еще жду?.. На что надеюсь? Ведь через несколько дней будет поздно…»
Страшно болела голова, но сердце постепенно успокаивалось. Вероника поставила перед собой ясную цель. «В конце концов, Мехико от Нью-Йорка не так уж далеко… Не может же моя дочь умереть только из-за того, что я не знаю английского языка…»
Во всем была виновата ее нерешительность. Некоторые могли утверждать, что это чисто женская черта характера, но Вероника так не считала.
Она относила нерешительность к одной из общечеловеческих черт, которые не украшают ни мужчину, ни женщину.
Приступы нерешительности Вероника испытывала не раз и всегда оправдывала себя тем, что все равно уже ничего изменить нельзя.
В данном случае рассуждения сеньоры Монтейро сводились к следующему:
«Я все-таки вытащила дочь из этой глуши… Я поместила ее в столичную больницу, причем не в какую-нибудь, а в самую лучшую. Стоило только посмотреть на палату, которую отвели моей дочери, чтобы сделать вывод: в этой больнице все должно быть на высшем уровне… Ну допустим, мне не слишком понравился доктор Пабло Альдо. Но кто я такая, чтобы подозревать этого человека в некомпетентности? Он бы не работал в столице, если бы был плохим специалистом. Он обязательно вылечит мою Валентину!»
Считала нецелесообразным беспокоить Фрэнка Ричардсона и сама Валентина. Пожалуй, это было главной причиной того, что за целый месяц Вероника так и не связалась с американцем. Нельзя сказать, что она вообще не звонила. Но и настойчивости не проявляла. К тому же Фрэнк, насколько помнила Вероника, по его собственным рассказам, мало времени проводил дома. Правда, это было двадцать лет назад, но он уже тогда был крупным и весьма уважаемым специалистом в своей области. А теперь взлетел так высоко, что львиную долю времени проводил в разъездах: в знаниях и опыте доктора Ричардсона нуждались во всех уголках земного шара.
Хосе с детьми жил у своей матери, которая после смерти его отца осталась одна. Для матери Хосе внуки были огромным утешением и радостью. К тому же Хосе совсем не хотелось жить под одной крышей с тещей.
Будучи избавленной от хлопот о внуках, Вероника могла все свое время посвятить дочери.
Однажды, вернувшись из больницы, сеньора Монтейро застала в своем доме Хосе с детьми, а также подругу Валентины, Марианну. И, что было совершенно неожиданно, здесь же находился Федерико Сольес.
От гостей не укрылось, что хозяйка дома удивлена, хотя она и постаралась приветливо улыбнуться им.
– Какой приятный сюрприз… – несколько растерянно проговорила Вероника. – Чем обязана столь многочисленным гостям?
Хосе молча отвел взгляд.
– Как хотите, сеньора Монтейро, – решительно произнесла Марианна, – но я считаю, что вы не можете оставаться в одиночестве сейчас, когда вам так тяжело. Отныне я буду каждое утро приходить к вам и мы вместе будем отправляться в больницу к Валентине. Если человеку плохо, окружающие должны помогать ему.
Вероника с изумлением уставилась на подругу дочери. Услышать такие слова от нее было полнейшей неожиданностью. Неужели это та самая Марианна, которую Вероника одно время выносила просто с трудом?
– Бабушка! – закричал Энрико. – И мы говорили папе, что хотим быть вместе с тобой! Поэтому мы здесь.
Вероника перевела взгляд на внука и прослезилась, нисколько не смутившись оттого, что ее назвали бабушкой при Федерико Сольесе.
– А ты что здесь делаешь, дорогой Сольес? – обратилась она к другу покойного мужа.
Федерико Сольес неуверенно смотрел на Веронику, пытаясь разгадать, что означает улыбка на ее лице. «Она в самом деле рада мне или улыбается из вежливости? Скорее всего, это предвещает бурю, которая вынесет меня отсюда, как выносит в открытое море игрушечный кораблик».
– Я пришел извиниться, Вероника… И если ты позволишь, я останусь вместе со всеми… то есть с тобой… Ну и со всеми, конечно! – Сольес окончательно запутался и покраснел.
– Ясно. Ты, конечно же, имеешь в виду мой последний день рождения.
– Да, Вероника. Ты меня прощаешь?
– Ну что ж… – хозяйка дома не торопилась с ответом. – Рауль Сикейрос уже извинился. А теперь вот и ты… Ладно, Федерико, – ее тон смягчился. – Теперь не до обид… Я рада, что ты не забываешь меня. Оставайся с нами…
Вероника обвела взглядом своих гостей, и лицо ее прояснилось.
– Как хорошо, дорогие, что вы пришли поддержать меня в трудную минуту… – заговорила она медленно. – Я знаю, порой я бываю несносной, но вы уж не сердитесь на меня и простите, если что было не так… Хотя, раз вы пришли, значит, уже простили.
Хосе, по-прежнему избегая встретиться с тещей глазами, предпочитал смотреть в пол…
– Сеньора Монтейро, – обратилась к Веронике Марианна, – ведь ваша беда касается и нас. Мы все любим Валентину и переживаем за нее. Скажите, чем и как мы можем помочь? Вам и, конечно же, ей…
Вероника опустилась в кресло и ненадолго задумалась.
– Кто-нибудь из вас говорит по-английски? – неожиданно прозвучал ее вопрос.
Все удивленно переглянулись.
– Почему тебя это интересует? – спросил Федерико.
– Это наша последняя надежда, – тихо сказала Вероника и, видя, что все ждут ее объяснений, продолжала: – Раньше мне казалось, что едва Валентина попадет в столичную клинику, ее сразу вылечат. Но сейчас я начала сомневаться… Я вижу, что мои надежды были неоправданны. Одних белых стен и стерильной чистоты мало, не от этого зависит профессиональный уровень докторов. У нас в стране просто нет хороших специалистов в этой области. Наши врачи даже не могут поставить правильный диагноз, точно определить, чем больна моя дочь… Сначала доктор Хорхес в этом захолустном Монтеррее, потом его коллега Пабло Альдо твердили о том, что обнаруженная у Валентины опухоль является злокачественной. Однако стоило мне задать конкретный вопрос, как они ничего толком сказать не могли, лишь произносили непонятные слова и напускали туман. Послушав их, я уяснила для себя одно: похоже, что за мудреными словами и фразами эти доктора скрывают свое невежество, профессиональную некомпетентность. Если у Валентины рак, это ужасно… Но дело в том, что диагноз может быть и ошибочным… А Валентина тает на глазах, я вижу это… Я только что оттуда…
Вероника замолкла. Молчали и остальные, не находя слов, чтобы ее утешить или ободрить.
– Я думаю, – наконец нарушила Вероника тишину, – что остался один выход: срочно связаться с Фрэнком Ричардсоном, он живет в Нью-Йорке и является крупнейшим специалистом в области онкологии.
– Фрэнк Ричардсон? – перебил Веронику Федерико Сольес. – Кажется, я знаю это имя… А-а, Вероника, это не тот человек, который…
– Да, именно тот. Помните, как-то однажды он приезжал сюда в компании с вами и с моим мужем? Мы ужинали вместе.
– Жаль, что я не знаю ни слова по-английски! – нахмурился Федерико. – Но, Вероника, – тут же оживился он, – зачем нам английский язык? Ведь Ричардсон прекрасно говорит по-испански!
– Все дело в том, друзья, что Ричардсона очень сложно найти. У меня есть только его домашний телефон, а дома его практически невозможно застать.
– Ну что за проблема! – воскликнула Марианна. – Разве во всем Мехико не найдется человека, который бы свободно говорил по-английски? Погодите, сеньора Монтейро, я обзвоню своих друзей… – Она бросилась к телефону.
В этот момент раздался звонок в дверь. «Кто бы это мог быть?» – подумала Вероника.
Она открыла дверь и не смогла удержаться от тихого возгласа. Кровь прилила к ее щекам. На пороге стоял смущенный Габриэль Альварадо.
– Привет, Вероника… Может, разрешишь войти? – за непринужденным тоном Габриэля скрывалось волнение.
Вероника посторонилась, пропуская гостя в дом.
Уже в прихожей Альварадо продолжал:
– Как ты? Я знаю о твоем горе… Не могу ли я чем-нибудь помочь? Может, тебе нужны деньги, так я… – и он сунул руку в карман.
Вероника отвернулась и стала вытирать платком глаза.
– Спасибо, Габриэль! – прошептала она. – Спасибо за то, что пришел, и просто за то, что ты есть на белом свете… А деньги… Не в них дело, деньги пока есть. Сейчас мне нужно связаться с одним американцем. Он живет в Нью-Йорке…
Альварадо с недоумением взглянул на нее.
– И тебе в этом нужна помощь? – осведомился он.
Вероника молча кивнула.
– Что может быть проще! – воскликнул Габриэль. – Давай телефон, я позвоню и попрошу мистера Ричардсона… Да-а, – протянул он несколько озадаченно. – Я слышал, что на свете бывают женщины, которые испытывают робость, когда надо звонить малознакомым людям. Они скорее умрут, чем поднимут трубку и наберут номер… Этакая, понимаете, застенчивость… Но чтобы ты вдруг проявила ее! – Габриэль недоверчиво улыбнулся. – Я просто не ожидал…
– При чем тут застенчивость? – рассердилась Вероника. – Просто я не говорю по-английски!
– А я-то думал… – облегченно вздохнул Альварадо. – Я уж было испугался за тебя, малышка. Вдруг на старости лет в тебе проснулась детская робость. Я помогу тебе! В молодости мне пришлось побывать в разных странах и я в совершенстве изучил английский… Если у тебя в доме есть параллельный аппарат, то я могу послужить в качестве переводчика между тобой и этим мистером, как его…
– Фрэнком Ричардсоном, – подсказала Вероника. – Но сам Ричардсон прекрасно знает испанский.
– Тогда в чем же дело?
– Его никогда не бывает дома. Вполне вероятно, что его придется разыскивать не только в Нью-Йорке, но и по всему земному шару.
Альварадо решительно направился в гостиную, бросив на ходу:
– Не волнуйся, найдем!
Хозяйка дома поспешила за ним.
Увидев в комнате столько гостей, бывший спортсмен в растерянности остановился.
– Знакомьтесь, это Габриэль Альварадо, – представила соседа Вероника. – Вы должны помнить его. В прошлом он был знаменитым спортсменом, а теперь… он мой сосед… и хороший друг.
Альварадо снисходительно поморщился.
– Итак, где ваш телефон? – спросил он, как будто раньше никогда не бывал в этом доме.
Вероника указала на аппарат.
Габриэль обвел взглядом присутствующих и вдруг отрицательно покачал головой.
– Нет, Вероника, мы поступим по-другому. Я возьму номер телефона этого Фрэнка, а звонить буду из дома. Ты оставайся здесь и жди. Мистер Ричардсон позвонит тебе через минуту после того, как созвонюсь с ним я.
Вероника нахмурилась.
– Но могу ли я быть уверена… – начала она.
– Вы можете быть абсолютно уверены, сеньора! – перебил ее Альварадо.
Вероника протянула ему бумажку с номером.
Габриэль взял листок и, прощаясь, помахал хозяйке и ее гостям пальцами:
– Всего хорошего, друзья! До свидания, Вероника! Жди звонка от Ричардсона!
С этими словами он направился к выходу. Вероника последовала за ним. У дверей он неожиданно привлек ее к себе и поцеловал.
– Что это значит? – возмутилась Вероника. – Кажется, мы расстались с тобой? Спасибо, конечно, что ты хочешь мне помочь, но…
Габриэль серьезно посмотрел на нее и, захлопнув приоткрытую дверь, сказал:
– Я много думал, Вероника… И пришел к выводу, что тогда в беседке я был не прав… У меня нет ну совершенно никакого желания расставаться с тобой!
– Ну кто бы мог подумать, что ты окажешься хорошим человеком, – глядя ему в глаза, медленно проговорила Вероника.
Альварадо снова обнял ее.
– А что, если ты немного проводишь меня?
– Но у меня гости!
– Прошу тебя, это же ненадолго!
– Ну, если ненадолго… – Вероника колебалась. Наконец она прошла в гостиную и, извинившись перед гостями, вернулась к Габриэлю.
Ей вдруг очень захотелось никогда больше не расставаться с ним, не отпускать его от себя ни на шаг. Сейчас он наберет номер, свяжется с Фрэнком… И все проблемы будут решены!
К дому Альварадо они шли, обнявшись, чувствуя тепло друг друга.
– И все-таки я тебе позвоню, – сказал неожиданно Габриэль. – После того, как свяжусь с Фрэнком и перед тем, как он тебе позвонит.
– Ты уверен, что он согласится? – забеспокоилась Вероника. – Ведь ему придется ради одного человека лететь из Нью-Йорка или откуда-то там еще… Неизвестно, где мы его застанем…
– По-моему, нет на свете такого врача, который отказался бы помочь больному, если есть в этом необходимость, – убежденным тоном произнес Габриэль.
– Но Ричардсон может сказать, чтобы мы обратились к мексиканским специалистам, – объяснила свои сомнения Вероника.
– А ты непременно хочешь, чтобы он прилетел сам?
– Естественно!
– Значит, прилетит. Обещаю, что употреблю все свое красноречие.
– Скажешь ему, что все расходы мы берем на себя.
– Так и скажу.
Они остановились возле запертой двери. Альварадо положил Веронике руки на плечи:
– Я так рад, что ты меня не прогнала! – прошептал он.
– Нет, это я рада, что ты снова пришел. Мне так не хватало тебя. А теперь… Знаешь, я расскажу о тебе Валентине. Она тоже обрадуется. Положительные эмоции ей необходимы.
Габриэль стал рыться в карманах в поисках ключа.
– Вот чудеса… Выходил всего на пять минут, куда же я мог подевать этот ключ?
Вероника приподнялась на цыпочки и поцеловала мужчину в щеку.
– Подумать только, когда-то я стеснялась тебя! – тихо засмеялась она.
– А теперь? – спросил Габриэль. – Не стесняешься?
– Теперь нет, – Вероника помотала головой и выпалила, не переводя дыхания: – Теперь мне все равно, кто что скажет или подумает… Я очень устала… И я очень люблю тебя.
Она опустила глаза и почувствовала, как Габриэль нежно обнял ее, целуя на прощание. Еще миг – и он отстранился, повернул к двери, бросив:
– Пока!
– Пока! – отозвалась Вероника.
Она не спеша направилась к своему дому, но скоро остановилась и обернулась. Альварадо все еще не мог открыть дверь.
– Габриэль! – окликнула его Вероника. – Габриэль!
Альварадо повернул к ней голову. Веронике показалось, что на его лице мелькнула улыбка.
– Подожди, Габриэль! – она быстрым шагом приблизилась к нему.
Альварадо выглядел растерянным и озадаченным – глаза Вероники смотрели осуждающе.
– Интересно, ты хоть как-то отреагируешь на то, что я тебе сказала?
– А что ты мне сказала? – глупо переспросил он.
– Я сказала, что люблю тебя. Очень люблю.
Альварадо издал шумный вздох, хлопнул себя по коленям.
– А я-то надеялся, мне удастся смыться! – воскликнул он.
– Как видишь, не удалось. Что же теперь ты мне ответишь?
Альварадо потупившись молчал.
– Габриэль, смотри правде в глаза!
Альварадо поднял взгляд.
– Но я не знаю, что тебе сказать, – запинаясь произнес он. – Пожалуй, я дам тебе стандартный ответ.
– Какой же? – грозно поинтересовалась Вероника.
– Я тебя тоже люблю, малышка, – нежно прошептал он.
Вероника устало улыбнулась.
– Я тебя люблю и прошу стать моей женой! – торжественно закончил Габриэль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна

Разделы:
12345678910

Часть вторая

1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Нежность - Монтейро Марианна


Комментарии к роману "Нежность - Монтейро Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100